Половое воспитание детей. Что и как мы должны объяснить своему ребенку (Лев Кругляк, 2014)

Тема полового воспитания отнюдь не ограничивается ответом на детский вопрос «откуда я появился?». Напротив, она включает в себя так много различных аспектов и тонких нюансов, что со стороны родителей требует особого внимания и подготовки. Осознанно воспитывая своих детей, мы стремимся, прежде всего, подготовить их к взрослой жизни так, чтобы они смогли стать счастливыми. А ведь для каждого из нас счастье начинается с теплых искренних отношений, здоровья и любви в семье. Доктор медицины и специалист в области педиатрии Лев Кругляк предлагает вашему вниманию внимательный и всесторонний подход к решению этой непростой задачи. Вы узнаете, какие ошибки чаще всего допускают родители в половом воспитании детей, к каким последствиям это приводит, как и когда следует говорить с детьми о сексуальности, на какие особенности взросления обратить особое внимание. Книга станет ценным помощником для родителей, педагогов, психологов, социологов и педиатров.

Оглавление

Из серии: Здоровье ребенка (Весь)

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Половое воспитание детей. Что и как мы должны объяснить своему ребенку (Лев Кругляк, 2014) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Часть I

Почему нам это нужно?

Глава 1

Нужно ли половое воспитание нашим детям

Во вступлении были поставлены вопросы, широко и по-разному обсуждаемые в открытой и специальной печати. Половое воспитание или сексуальное просвещение? А стоит ли вообще так противопоставлять эти направления воспитательной работы с подрастающим поколением? К тому же для западных специалистов это совершенно однородные понятия. И все же мы будем оперировать общепринятыми у нас в стране понятиями.

У каждого взрослого свой жизненный опыт, собственный путь взросления и познания окружающего мира. Некоторым кажется, что суть сексуального просвещения сводится к обучению технике секса и практике применения презервативов. Немало и таких, кто против всякого полового воспитания, считая, что так лучше, не принимая во внимание тот факт, что дети получат всю интересующую их информацию на улице, но в искаженном виде. Мир полон насилия и порнографии, ставшей теперь доступной и благодаря интернету. Разве можно взрослым уйти от этой проблемы, оставив все воле случая? Разве мы не должны принять конкретные и серьезные меры по нравственному воспитанию подрастающего поколения? Другое дело, что в этом вопросе никогда не удастся найти компромисс. Так что же делать? Родители должны сами определить, насколько они способны справиться с этой задачей, и, если необходимо, расширить собственные знания.

Что касается школы, то, вероятно, пока сложно выработать адекватную программу, удовлетворяющую все стороны. Но и совсем отлучить школу от полового воспитания детей невозможно. Во всем мире не всегда внедряются удачные программы, для каждой страны необходим свой алгоритм этой работы. Надеемся, что наши специалисты со временем найдут взвешенный путь познания нашими детьми различных аспектов жизни, связанных с взрослением.

А может быть вообще не нужно этим заниматься, как в былые времена, и достаточно улицы, телевидения и интернета? На это вопрос ответить можно лишь отрицательно. Вопрос о половом воспитании детей действительно очень сложный и «неудобный». Не совсем понятно, кто и как должен этим воспитанием заниматься. Пока, несмотря на наличие федеральных законов, в каждом регионе проблему решают по-разному, порой спорными методами.

Если прибегнуть к официальным статистическим данным, то они производят шокирующее действие. Заметим, что в них фигурируют лишь те дети и подростки, которые обращались за медицинской или психологической помощью в государственные учреждения или не побоявшиеся честно и правдиво ответить на вопросы различных анонимных анкетирований.

Известно, что за последние годы в сексуальном поведении и установках российской молодежи, прежде всего подростков и юношей, произошли большие изменения, вызывающие рост социальной озабоченности. Нельзя сказать, что это никого не тревожит, но следует признать, что в российских средствах массовой информации, различных ток-шоу, да и в политических дискуссиях эти проблемы нередко освещаются искаженно и к тому же неверно интерпретируются.

В периодической печати редко пользуются серьезной статистикой, чаще можно встретить недостоверные данные, выводы из которых крайне политизированы. Бытует распространенное мнение, что не следует отечественные данные сравнивать с тем, что происходит в других развитых странах. В результате, закономерные глобальные процессы (например, снижение рождаемости и возраста сексуального дебюта) принимают за чисто российские, вытекающие из специфических российских условий и трудностей.

А почему мы должны изучать зарубежные данные? Потому что процессы, с которыми мы столкнулись в последние десятилетия, имеют глобальный характер, но в западных странах они проявились гораздо раньше и поэтому лучше изучены, что позволяет говорить не только о причинах соответствующих явлений, но и об их долгосрочных последствиях.

Сразу отмечу, что тем, кто ненавидит все американское, вовсе незачем сравнивать наши статистические данные. Заметим, что многие выводы отечественных ученых основываются на результатах европейских исследований, так как традиционная российская культура и ментальность по ряду параметров исторически ближе к европейским, чем к американским образцам. К тому же уже хорошо показали себя несколько совместных проектов.

Между тем, немало людей искренне верят в то, что сложные и противоречивые тенденции общественного развития объясняются «падением нравов» или влиянием «растленного Запада». Впрочем, этот список легко продолжить. Некоторые весьма ответственные люди активно убеждают всех нас в том, что мировой опыт полового воспитания детей неуместен в наших условиях, что он приносит лишь вред. Когда усердно уверяют, что растление молодежи идет с Запада, возникает вопрос: а может нашей культурой, каналами ТВ и различными средствами массовой информации руководят из Европы или США? Ничего подобного! Просто наши чиновники от культуры и другие заинтересованные люди «греют руки», зарабатывая большие деньги на низкопробных материалах. В тех же нелюбимых многими США запрещены на ТВ и радио, скажем мягко, неприличные выражения. У нас же авторы фильмов, идущих далеко не в ночное время, дают возможность героям покурить, высказаться от души, выпить изрядное количество водки, что вместе с насаждаемыми элементами насилия оказывает на молодежь губительное воздействие. Во многих странах уже давно проведены широкомасштабные исследования результатов внедрения различных методик по половому (сексуальному) воспитанию, в том числе в школах. Накопился огромный опыт по их изучению, причем в ряде случаев некоторые программы не дали положительного результата. Не использовать эти выводы было бы, по меньшей мере, нерационально, а если точнее, преступно.

Интересно отметить, что в США, где консервативные силы пытались в конце 1960-х остановить сексуальную революцию с помощью заклинаний и запретов, уверяя, что сексуальное просвещение – «грязный коммунистический заговор для подрыва духовного здоровья американской молодежи», расплачиваются за это неслыханным в западном мире размахом сексуального насилия, подростковых беременностей и абортов. Разумеется, это зависит от множества социальных причин, но сексуальная безграмотность, в сочетании с культом насилия в средствах массовой информации, тоже немало этому способствует.

Не следует забывать, что любая существенная сфера общественной и личной жизни, в том числе и сексуальность, всегда подвергалась социальному контролю и была важным аспектом социализации детей и подростков. Мы не станем здесь анализировать историческое развитие проблемы, ибо это давно сделано, но заметим, что, независимо от степени открытости сексуально-эротической культуры общества, взрослые не считали нужным посвящать в свои тайны детей и подростков, даже если эти тайны были для них уже давно не секретом.

Сочетание недостаточной информированности, научной безграмотности и политической ангажированности создает предпосылки к формированию неправильной социальной политики и стратегии воспитания, влекущей за собой катастрофические социальные, культурные и эпидемиологические последствия.

Заметим, что процесс изучения сексуального поведения и установок населения вообще и подростков в особенности в странах Западной Европы началось уже в самом начале XX века, но и там консервативная общественность встречала его в штыки, обвиняя в подрыве традиционной морали и духовном растлении молодежи. Как оказалось, это было ошибочное мнение, ибо сдвиги в сексуальном поведении и половой морали полностью зависят от макросоциальных процессов в обществе. И происходят они не внезапно, а имеют корни в прошлом. В XX веке произошел глобальный процесс изменения и ломки традиционной системы взаимоотношений полов, когда отношения мужчин и женщин во всех сферах общественной и личной жизни стали более демократическими и равными. Это дает больший простор развитию индивидуальности, которая уже не обязана втискиваться в прокрустово ложе привычных полоролевых стереотипов (сильный, агрессивный мужчина и нежная, пассивная женщина), но одновременно порождает целый ряд социальных и психологических проблем и конфликтов.

Здесь не место анализировать причины сдвигов в брачно-семейных отношениях в последние десятилетия, которые отражают общие закономерности индивидуализации общественной жизни. Заметим лишь, что эти социально-структурные и культурные сдвиги проявляются также и в сфере сексуально-эротических ценностей. Сегодня, к сожалению, заметно отделение сексуального поведения от репродуктивного. Это проявляется в более раннем сексуальном созревании и пробуждении эротических чувств у подростков; более раннем начале сексуальной жизни; социальном и моральном принятии добрачной сексуальности и сожительства; ослаблении «двойного стандарта», разных норм и правил сексуального поведения для мужчин и для женщин; признании сексуальной удовлетворенности одним из главных факторов счастливого брака и его прочности; в сужении сферы запретного в культуре и росте общественного интереса к эротике; росте терпимости по отношению к необычным, нестандартным формам сексуальности, особенно гомосексуальности; увеличении разрыва между поколениями в сексуальных установках, ценностях и поведении (многое из того, что было абсолютно неприемлемо для родителей, дети считают нормальным и естественным).

К сожалению, у нас в стране недостаточно проводится работа по осмыслению этих тенденций, что не позволяет выработать соответствующую конструктивную социальную политику.

Может быть, нет в этом необходимости? Нужны ли книги по данной проблеме? Безусловно. И в первую очередь для родителей. Как-то на одном из круглых столов мы с интересом слушали выступления родителей, обеспокоенных состоянием воспитательной работы с детьми. Особенно страстно говорила одна многодетная мама: «Истинные ценности, такие как любовь, верность, дружба, чистота отношений, должны воспитываться в семье. Но так как родители этим не занимаются или не знают, как рассказать детям о чистоте отношений между мужчиной и женщиной, то, конечно, нужно работать в первую очередь не с детьми, а с их родителями. Просвещение самих родителей должно исправить ситуацию. Если кому-то кажется, что это ерундовый вопрос и что все сегодня живут в грязи, разврате, вседозволенности, то это не так. От вопроса нравственного воспитания молодежи зависит состояние общества – здоровое оно или гнилое. Учителя и другие педагоги (например, дополнительного образования) через свои предметы имеют возможность доносить не просто информацию об этих самых предметах, а использовать их как инструмент для объяснения правил и принципов, которые на самом деле нужны подросткам». Мы не станем обсуждать возможности школы, но помочь родителям мы просто обязаны.

Глава 2

Подростковая и юношеская сексуальность в России

Достоверно ответить на вопросы о долгосрочной динамике сексуальной жизни россиян вообще и подростков в особенности очень трудно, потому что исследований такого рода советская власть не поощряла и не разрешала. Немногочисленные научные исследования, проведенные у нас в стране, по данным ведущих специалистов, являются выборочными и распределены крайне неравномерно, не затрагивая все слои молодежи. Опросы, проводившиеся педагогами и врачами, часто сделаны социологически некорректно, вопросники и тесты составлялись по разным схемам, нередко не подвергались предварительной проверке на достоверность.

Но даже имеющихся данных вполне достаточно, чтобы с уверенностью сказать, что главные долгосрочные тенденции сексуального поведения россиян уже в 1960–1970-х годах были принципиально теми же, что и в странах Запада, и имели те же самые глубинные причины.

Заметим, что мы не рассматриваем проблему сексуальной жизни подростков и молодежи как некое отвлеченное понятие, ибо она очень тесно увязана с состоянием здоровья подрастающего поколения, которое, согласно официальным статистическим данным, с каждым годом катастрофически ухудшается. И что особенно важно, особенно страдает репродуктивная система, а это уже угрожает будущему страны.

Снижение среднего возраста начала сексуальной жизни

Поскольку у нас не научная работа, то нет необходимости проводить корреляцию имеющихся данных, приводить сравнительные таблицы по возрастам и регионам, поэтому ограничимся средними статистическими показателями, представленными разными российскими авторами. Итак, средний возраст начала половой жизни у российских юношей и девушек – 16 лет. По весьма недавним данным, средний возраст сексуального дебюта у подростков Петербурга – 15 лет. Интересно сравнить эти показатели с данными соседних стран. Как оказалось, подростки в Финляндии половую жизнь начинают обычно в 16,5 лет, в Швеции – в 16, в Нидерландах – в 17,5 лет. Как показали социологические исследования, они делают это осознанно и продуманно, находясь в стабильных отношениях с партнером. В этих странах давно осуществляются программы сексуального воспитания детей, что и является серьезным доказательством необходимости проводить эту работу и у нас. Заметим, что часто российские девушки получают первый сексуальный опыт, находясь на эмоциональном подъеме, в основном под воздействием алкоголя, естественно, забывая о мерах предупреждения беременности.

Заметна тенденция снижения возраста начала половой жизни. Результаты опросов ВЦИОМ в 1996 и 1999 годах в трех городах России показывают, что от 50 до 60 % девушек в возрасте 18 лет имели опыт половой жизни.

По данным НИИ им. Н. А. Семашко, 40–50 % девушек-подростков начинают половую жизнь в среднем в 15,5 ± 2,4 года. Они, безусловно, составляют группу риска не только по заболеваниям, передаваемым половым путем, но и по патологии половой системы, которая не позволяет в будущем полноценно реализовать свой репродуктивный потенциал. Среди учащихся средних профессиональных учебных заведений почти 50 %, а среди учащихся 10–11 классов около 10 % ведут регулярную половую жизнь. При этом около 70 % из них не имеют постоянного полового партнера.

В одном из исследований отмечается, что к 18 годам сексуальный опыт имеют приблизительно 70–80 % мужчин и более 50 % женщин.

Согласно современным статистическим данным, отмечено резкое увеличение числа «сексуально активных» подростков во всем мире. Средний возраст первого полового контакта, по ряду данных, среди мальчиков составляет 16,1, среди девочек – 15,0 лет.

Надо отметить, что в 1980-х годах возраст сексуального дебюта в большинстве западноевропейских стран, за исключением Дании и в меньшей мере Нидерландов, стабилизировался и перестал снижаться. Эксперты связывают это не с эпидемией СПИДа и, соответственно, страхом заражения, а с другими, более тонкими социально-психологическими причинами. Это восстановление в правах романтических ценностей любви и верности, которые воинственно отрицали юные анархисты 1960-х годов, повышение сексуальной избирательности молодежи и ценности психологической интимности, принятие молодежной субкультурой факта индивидуальных различий и т. п.

Многие исследователи отмечают более прогрессирующие сдвиги у женщин, что считают закономерным, ибо сексуальная революция XX века – в первую очередь женская революция в ходе которой многие привычные общественные стереотипы исчезают или уменьшаются. Но поскольку в России этот процесс начался позже, а традиционная культура была более патриархальной, чем на Западе, все же эти различия и связанные с ними установки пока сохраняются: мальчики начинают сексуальную жизнь значительно раньше девочек и имеют больше сексуальных партнерш. В этом отношении Россия ближе к странам Южной Европы и Франции, чем к Скандинавским странам, Голландии и Германии.

С какой целью юноши и девушки вступают сегодня в интимные отношения

Любые исследования в этом вопросе имеют относительный характер, так как получены в результате анонимного опроса, тем не менее, они показывают общую тенденцию. В одном из исследований в 60-е годы прошлого века, отвечая на вопрос, считают ли они принципиально возможным для себя вступить в сексуальную связь с «любимым» человеком, в группе молодых ленинградцев (126 человек) положительно ответили 91 % мужчин и 81 % женщин. С просто «знакомым (-ой)» это готовы были сделать около 60 % мужчин и только 14 % женщин. Отвечая на вопрос, почему они до сих пор не вступили в сексуальную связь, мужчины чаще всего (48,5 %) ссылались на «отсутствие случая», тогда как женщины чаще апеллировали к моральным соображениям (34,1 %) или отсутствию сексуальных потребностей (34,1 %).

В конце 80-х в рамках большого опроса студентов 18 вузов страны (3721 человек) был задан вопрос: «Как вы думаете, с какой целью юноши и девушки вступают сегодня в интимные отношения?» Мотивы вступления в интимную связь были различны, на них последовали следующие ответы (мужчины и женщины – в%): взаимная любовь – 28,8 и 46,1; предполагается вступление в брак – 6,6 и 9,4; самоутверждение – 5,5 и 3,6; приятное времяпрепровождение – 20,2 и 11,0; желание эмоционального контакта – 10,6 и 7,7; стремление к получению удовольствия – 18,1 и 9,2; расширение чувства свободы, независимости – 1,8 и 2,2; престижно, модно – 4,1 и 4,8; любопытство – 4,9 и 5,6. Эти данные свидетельствуют о том, что в сознании опрашиваемых ухаживание и сексуальность были резко отделены от серьезных, связанных с браком, намерений и имели самостоятельную ценность.

Решающее значение для сексуальной связи имели, с одной стороны, эмоционально-коммуникативные (любовь, потребность в эмоциональной близости), а с другой – развлекательные (приятное времяпрепровождение, получение удовольствия) мотивы и ценности. Заметим, что женщины значительно чаще ссылаются на любовь, а мужчины – на развлечение и удовольствие, что не является национальной спецификой.

Проведенные в 90-х годах исследования показали, что сексуальный дебют редко бывает осознанным шагом, подготовленным длительным периодом взаимоотношений или пылким чувством. Всего четверть (26 %) опрошенных юношей и менее трети (31 %) девушек предвидели, что «это» произойдет именно с данным человеком. Для многих выбор партнера оказался случайностью. У 30 % девушек до момента сближения вообще не возникало особого желания интимной близости. У юношей такое желание было, но большей частью оно не было связано с конкретной девушкой. Лишь около половины девушек и четверть юношей сказали, что их первым партнером по сексу стал постоянный парень (девушка).

Вопреки распространенным представлениям, что подростки чаще всего сходятся под влиянием алкогольного опьянения, примерно половина сексуальных дебютов (у 56 % девушек и у 45 % юношей) произошли, когда оба партнера были трезвы.

Предметом особой озабоченности стала проблема секс-работы среди молодежи. По неофициальным статистическим данным, в 2000 году количество секс-работников в Москве достигло примерно 400 тысяч. По статистике «Гуманитарного действия» за 2007 год, около 18 % уличных детей в Санкт-Петербурге занимаются сексом на коммерческой основе. Среди задержанных милицией немало девочек, некоторым из них лишь 10 лет.

Рост терпимости к добрачным связям

Этот показатель является одним из факторов либерализации половой морали. Уже в 60-е годы, несмотря на ханжескую нетерпимость официальной советской морали и педагогики, реальное общественное мнение, особенно молодежное, относилось к добрачным отношениям спокойно и равнодушно. Так при опросе 500 ленинградских студентов добрачные связи признали допустимыми 45 %, недопустимыми – 22 %, неопределенную позицию заняли 33 % опрошенных. Спустя 10 лет подобные данные оказались более либеральными. Естественно, опрос в сельских районах показал, что добрачные связи оправдывали значительно меньше людей. Согласно некоторым данным, только 5–12 % подростков по всей стране считают секс до 18 лет неприемлемым для себя.

Заметим, что если с возрастом терпимость к официально неоформленным отношениям снижается, то с образовательным уровнем она, наоборот, растет, что продемонстрировали и позднейшие опросы общественного мнения. Каковы бы ни были публично высказываемые суждения, добрачные связи в России имеют массовый характер. В подавляющем большинстве случаев брачный союз не предшествует сексуальной близости, а закрепляет ее, причем с каждым новым поколением это считается все более нормальным.

Существует немало высказываний, утверждающих о «целомудренном советском прошлом», нравственные устои которого были подорваны за последние десятилетия под влиянием «растленного Запада». Однако сравнительные исследования сексуальной терпимости и двойного стандарта у американских, российских и японских студентов показали, что в целом американские студенты относятся к добрачному сексу терпимее российских и японских, причем в США и в России (но не в Японии) мужчины в этом отношении терпимее женщин. Молодые россияне больше своих американских и японских сверстников придерживаются в этом вопросе двойного стандарта. Однако российские студенты значительно опередили как американцев, так и японцев по степени своей готовности вступить в сексуальную связь на первом же свидании. Иными словами, если американцы и японцы допускают для себя возможность сексуального сближения на более поздних стадиях ухаживания и знакомства, то многие молодые россияне, как мужчины, так и женщины, готовы лечь в постель чуть ли не с первым встречным.

Как быть с романтической любовью

К сожалению, сексуальная активность советской молодежи в 80-х и начале 90-х годов становилась все больше автономной не только от брака, но и от романтической любви. Предпринятые опросы показали, что многие молодые россияне высказали сомнение в существовании так называемой «большой любви», при этом только 33 % сказали, что они сами ее испытали. Наименее романтичными оказались при этом российские юноши. Секс без любви для них не только морально вполне приемлем, но и фактически широко распространен. Заметим, что в то же время они опередили своих зарубежных сверстников по количеству (4,3) сексуальных партнеров.

Нельзя отрицать, что у российских подростков романтический культ любви и дружбы, как и ориентация на семейные ценности (желание в будущем вступить в брак и иметь детей) достаточно сильны, но на характер их сексуально-эротических интересов это мало влияет. К сожалению, начало половой жизни, особенно у юношей, вовсе не означает ни страстной любви, ни начала регулярной половой жизни. Наоборот, ранние сексуальные связи часто не «обременены» любовью и прозаичны, не опираются на опыт дружеских отношений между юношами и девушками. Девушки ценят психологическую интимность выше юношей и, однажды начав половую жизнь, чаще продолжают ее с тем же самым партнером, тем не менее, в раннем юношеском возрасте постоянные партнерские отношения сравнительно редки.

Опросы, проведенные в 90-х годах, показали, что московские и петербургские подростки начинали ухаживать и назначать свидания задолго до завершения полового созревания. Половина из них делает это еще до 12 лет, а к шестнадцати годам трепета уединенных встреч не испытал лишь один из пяти. Однако более или менее устойчивые пары возникают гораздо позже (например, в группе 16–17-летних большинство постоянной пары еще не имели).

Известно, что согласно концепции психосексуального развития у подростков должны быть сначала сформированы навыки ухаживания, влюбленности, которые формируют способность к чувственным отношениям, что создает базу для последующих сексуальных отношений. Естественно, что преждевременное начало половой жизни зачастую не дает возможности ощутить всю прелесть влюбленности, романтической любви.

Интересны данные, уточняющие обстоятельства сексуального дебюта и особенностей первого партнера. Только 35 % 16–19-летних девушек и 15 % юношей сказали, что были влюблены в своего первого партнера. Остальные довольствовались просто симпатией («нравился») или вообще ничего романтического не чувствовали (так ответил почти каждый четвертый юноша). Свою сексуальную жизнь 21 % юношей и 11 % девушек начали с человеком, которого до этого вовсе не знали; 19 % девушек и 9 % юношей были знакомы со своим первым партнером не больше недели, 15 % тех и других – около месяца, 12 % юношей и 16 % девушек – два-три месяца. Только 22 % юношей и 34 % девушек были знакомы со своим избранником год или больше. У многих первая связь была случайной и сразу же прервалась. Более или менее регулярную половую жизнь ведут лишь немногие 16–19-летние.

Нельзя недооценивать важную роль родителей в этот период развития детей, когда половое воспитание тесно связано с понятием «любовь». Подростки должны осознавать важность настоящей любви и знать, что сексуальные отношения существуют не ради секса, а во имя высшего выражения зрелой любви. У ребенка необходимо развивать способность к чистой и красивой любви на примере родительских и семейных взаимоотношений, а также отношений литературных героев. Для подростков 14–16 лет важным является развитие понимания сущности интимных отношений, умения отказывать в случае сексуального принуждения, а также знание о своих правах. Необходимо объяснять подросткам ценность переживания платонических отношений для адекватного формирования зрелой сексуальности, наличие взаимной ответственности двоих влюбленных, важность любви, заботы, уважения и душевной близости в интимных отношениях. В рамках полового воспитания подросткам рекомендуется повременить с началом половой жизни до того момента, когда они достигнут зрелости, получат исчерпывающую информацию о сексуальности и смогут построить безопасные сексуальные отношения.

Как уже отмечалось, здесь совершенно недопустима тактика запугивания, поскольку «запретный плод слишком сладок», а подростки отличаются негативизмом и не терпят давления со стороны взрослых. Правильное половое воспитание подводит подростка и юношу к осознанию того, что сексуальная любовь является своеобразным мерилом развития личности, что она может быть психологически тонкой и глубокой, а может быть пошлой и низменной – все зависит от общей и сексуальной культуры влюбленных.

Согласие или принуждение?

Всегда ли начало половой жизни происходит с полного согласия партнеров? В одном из опросов в середине 90-х гг. выяснилось, что значительная часть сексуальных дебютов у девочек была не совсем добровольной и сопровождалась определенной степенью принуждения.

Примерно 24 % девочек и 11 % мальчиков признались, что испытали какое-то сексуальное принуждение, при этом 29 % девушек сказали, что сопротивлялись этому нажиму, но 22 % «сначала сопротивлялись, а потом согласились», а 7 % «возражали и сопротивлялись до самого конца».

В других исследованиях выявили похожие данные. Последний ответ позволяет признать факт изнасилования, однако практическая интерпретация подобных событий весьма сложна и деликатна. В России, впрочем, как и на Западе, мужское и женское понимание сексуального насилия, особенно при свиданиях, не совпадают. Как правило, многие мальчики не считают свои действия в подобных случаях преступными и не признают, что они причинили ущерб женщине. Каждый четвертый юноша в той или иной степени соглашается с мнением, что если парень займется сексом с девушкой, с которой он долгое время встречался, даже против ее воли, то в этом нет ничего плохого.

Почему так происходит? Это связано с сексуальной и общей невоспитанностью, непониманием женской психологии и неумением разговаривать с женщиной на сексуальные темы. Но следует учитывать весьма распространенный среди женщин обычай притворного сопротивления сексуальным домогательствам, когда говорят «нет», а подразумевают «да». В России, где традиционные полоролевые стереотипы сильнее, чем на Западе, так делают особенно часто. Так студенткам одного вуза страны был задан вопрос: «Случалось ли вам когда-нибудь сказать„нет“, хотя сами намеревались и хотели вступить в сексуальные отношения?» Утвердительно ответили 59 % (по сравнению с 38 % американок и 37 % японок); 30 % этих девушек поступали так дважды или трижды, а 12 % – больше четырех раз.

Заметим, что здесь не идет речь о физическом принуждении мальчиков или сексуальном насилии, о чем речь пойдет в отдельной главе. Скорее всего, многие из них соглашались или шли на сексуальное сближение в силу собственной незрелости, не имея желания, считая для себя, что их к этому вынудили. Как уже отмечалось, в ряде случаев мальчики шли на первый сексуальный контакт под влиянием товарищей.

Низкая контрацептивная культура

Раннее начало половой жизни не всегда совпадает с достаточными знаниями по предупреждению нежелательной беременности. Об этом свидетельствует неуклонный рост как абсолютного числа, так и сравнительного удельного веса (по отношению ко всем перворождениям) добрачных зачатий. Так по данным национальной микропереписи 1995 года, от даты регистрации брака до рождения первого ребенка в России в среднем проходит около 6 месяцев. По официальным данным, в России коэффициент рождаемости в возрасте 15–19 лет за два с половиной десятилетия между 1965 и 2000 годом вырос более чем вдвое – с 23 до 56 рождений на 1000 женщин. Вклад матерей до 20 лет в общую величину суммарной рождаемости составил 18 % в 2000 году. По ряду данных, по количеству беременностей и родов у подростков Россия делит первое место в мире вместе с Америкой.

В конце 80-х – начале 90-х годов омоложение полового опыта сочеталось с омоложением брачности: средний возраст вступления в первый брак, как мужчин, так и женщин, снижался. Но в середине 90-х возникла новая тенденция: средний возраст вступления в первый брак стал повышаться. И хотя он все еще остается довольно низким, россияне, по-видимому, все больше отходят от традиционной модели всеобщей ранней брачности, что соответствует и долговременной исторической тенденции.

Особую тревогу и озабоченность в последнее десятилетие вызывает состояние репродуктивного здоровья девушек-подростков. Ведь в будущем на них возлагается надежда на повышение воспроизводства населения, рождение здорового потомства и сохранение генофонда нации. Раннее начало половой жизни, неосознанное и нерегулируемое сексуальное поведение девушек-подростков оказывает отрицательное влияние на состояние их репродуктивной системы. У них высокий уровень «неожиданных» беременностей, а следовательно, абортов, инфекций, передаваемых половым путем, воспалительных заболеваний половых органов. Так за последние 5 лет распространенность воспалительных гинекологических заболеваний у девушек 15–17 лет увеличилась на 11 %. У девушек, имевших половые контакты, в 3 раза чаще отмечаются гинекологические заболевания, чем у сверстниц, не живущих половой жизнью.

Беременность и аборты в подростковом возрасте стали у нас в последние годы острейшей проблемой. По данным за 2002 год в стране зарегистрировано 2,7 миллиона абортов, из них у несовершеннолетних (до 14 лет включительно) – 211,2 тысячи, в возрасте 15–19 лет – 280,1 тысячи. Обычным для России явлением становятся юные матери. Каждый десятый новорожденный рождается у матери моложе 19 лет, многие из них остаются в родильном доме, пополняя «поколение ни разу не приложенных к материнской груди». По данным ООН на 2004 год Россия находилась на первом месте по количеству абортов (53 аборта на 1000 женщин). В 2006 году в стране было зарегистрировано 1 миллион 582 тысячи абортов, из них около 10 % были произведены девушкам в возрасте до 19 лет (включительно). По данным Росстата, в 2007 году количество абортов немного сократилось до 1 миллиона 479 тысяч (эти цифры включают данные по медицинским учреждениям системы Минздравсоцразвития России, других министерств и ведомств, негосударственным лечебно-профилактическим учреждениям) и стало незначительно меньше по отношению к количеству родов – 92 аборта на 100 родов. В 2008 году данное соотношение еще уменьшилось и составило 81 аборт на 100 родов.

Беспокоит и тот факт, что каждый десятый аборт – это аборт у девушек-подростков. Гинекологические заболевания, аборты, перенесенные в подростковом возрасте, часто становятся причинами бесплодия в браке. В настоящее время в стране около 5 миллиона супружеских пар страдают бесплодием, желают иметь детей, но не получают необходимой помощи вследствие ее недоступности. Ежегодно в стране у несовершеннолетних матерей рождается до пяти тысяч детей, которые чаще всего появляются на свет недоношенными, маловесными, имеющими значительные проблемы со здоровьем, частота осложнений течения беременности и родов у таких матерей почти на 30 % выше, чем у женщин, достигших совершеннолетия. У юных беременных чаще, чем у взрослых женщин, развиваются анемии, гестозы (тяжелые осложнения беременности), невынашивание, аномалии родовой деятельности, кровотечения. Материнская смертность среди девушек – подростков в 5–8 раз выше, чем в целом среди женщин. Отмечается снижение частоты рождения живого ребенка у матери – подростка: у беременных 15-летнего возраста число детей, рожденных живыми, с 1997 года по 2001 год снизилось на 30,5 %, у 16-летних – на 20,4 % и у 17-летних подростков – на 22,0 %. Эти тенденции не имеют склонности к снижению.

Более 30 % девушек в возрасте до 15 лет не имеют никакого представления о контрацепции. Так, 90 % девушек не предохранялись во время первого полового акта, естественным следствием в 15 % случаев стало наступление беременности. Только 60 % девушек, ведущих половую жизнь, задумываются о необходимости контрацепции.

Большинство юношей прекрасно осведомлены о том, что следует пользоваться презервативами как средством защиты, однако далеко не все по разным причинам делают это. Задача отцов – разъяснить своим детям необходимость предохраняться, чтобы предупредить как развитие нежелательной беременности, так и заражение различными инфекциями. Юноша, уважающий свою партнершу, думающий о ее здоровье, должен всегда помнить об этом.

Специалисты отмечают, что число абортов стабильно превышает уровень рождаемости. Например, в 2006 году на 100 новорожденных приходилось 107 абортов, то есть половина беременностей заканчивается абортом. При этом число абортов не снижается. Согласно ряду данных, каждая третья девушка до 17 лет, ведущая половую жизнь, хотя бы один раз беременела. Соотношение родов к абортам среди девушек в возрасте до 17 лет составляет 1: 5. Процент бесплодия тем выше, чем большее количество абортов сделала женщина. К сожалению, не редки случаи, когда до 19 лет девушка успевает прервать две, три, а то и четыре беременности. Среди женщин, госпитализированных в связи с осложнением после аборта, более 50 % составляют девушки до 20 лет.

По статистике, в России на 1000 девушек-подростков приходится 70–90 беременностей, тогда как в известных свободой нравов Нидерландах – 10. При этом из 10 беременностей четыре заканчиваются родами, четыре – абортами искусственными и две – самопроизвольными. Не следует забывать, что аборт является определенным катализатором воспалительных процессов и значительных проблем со здоровьем.

В связи с более широким распространением добрачных сексуальных отношений в последние годы, когда подростки часто не имеют постоянного полового партнера, крайне высок риск заболеваний, вызванных инфекциями, передающихся половым путем (ИППП). В конце 90-х годов доля подростков с несколькими половыми партнерами составляла в сельской местности у девочек 31 %, что в 2 раза больше, чем у городских девочек, а у мальчиков – 61 % (в селе) и 55 % (в городе). При этом 41 % сексуально активных подростков имели регулярные сексуальные контакты, 37 % – спорадические. По данным отечественных ученых, около трети девочек получают первые ИППП в момент сексуального дебюта.

Многие подростки начинают рано половую жизнь и не отличаются разборчивостью в партнерах, объясняя это тем, что сексуальная революция давно совершилась и они имеют право выбора. К сожалению, тот факт, что право выбора беспорядочных связей предполагает и «право» на болезни, многих интересует мало. Расхлебывать последствия приходится позже, лечась от бесплодия, вызванного инфекциями.

Распространенность инфекций, передающихся половым путем, давно уже перешагнула эпидемический барьер. На 2001 год в России зарегистрировано более 63 тысяч случаев ИППП среди подростков в возрасте до 17 лет. Сейчас эти цифры еще больше. Самыми распространенными ИППП у подростков являются трихомониаз, сифилис, хламидиоз и гонорея. По данным научно-исследовательского института эпидемиологии и микробиологии им. Пастера, в 28 % случаев у подростков имеет место микст-инфекция (2 и более возбудителя). В 2002 году удельный уровень больных сифилисом в возрастной группе до 18 лет составил 5,5 %, гонореей – 6,8 %, трихомониазом – 2,3 %, хламидиозом – 3,4 % от числа заболевших. Надо полагать, что эти показатели могут быть занижены в связи с наличием широкой сети коммерческих медицинских учреждений, не проводящих статистического учета заболеваемости, а также с распространенностью самолечения, особенно в популяции подростков. Заметной проблемой является и тенденция к «омоложению» ИППП. При выборочном обследовании (Государственный научный центр дерматовенерологии) более 45 тысяч детей и подростков у каждого пятого обнаружены различные ИППП.

Следствием ИППП являются хронические воспалительные заболевания мочеполовой сферы, спаечный процесс и бесплодие. Вероятность осложнений в подростковом возрасте особенно высока вследствие особенностей их клинического течения: у юных девушек венерические инфекции часто протекают скрыто, без явных симптомов, что в сочетании со страхом перед родителями приводит к тому, что они либо поздно обращаются за медицинской помощью, либо вовсе избегают посещения врача.

В России продолжает устойчиво развиваться эпидемия ВИЧ-инфекции, при этом продолжается активная передача ВИЧ половым путем. Увеличивается число родов у ВИЧ-позитивных женщин. На 31.12.2009 зарегистрировано 529 828 ВИЧ-положительных россиян (0,5 % взрослого населения страны в возрасте 15–49 лет) и 13 072 иностранных граждан. За 2009 год зарегистрировано 58 448 новых случаев ВИЧ-инфекции среди российских граждан, что на 8 % больше, чем в 2008 году. Доминирующим путем передачи ВИЧ является у женщин – половой путь (61,8 % новых случаев в 2009 году, 63 % – в 2007 году), а у мужчин – внутривенное введение наркотиков (76,1 % среди новых случаев в 2009 году). С ростом численности ВИЧ-инфицированных в России значительно возросла доля женщин репродуктивного возраста (в основном от 20 до 30 лет), что обостряет проблему вертикального пути заражения от матери к ребенку во время беременности и родов.

По данным официальной статистики, количество родов у ВИЧ-инфицированных, принятых в акушерских стационарах, в 2002 году составило 4523 (для сравнения: в 2001 году – 1939, в 2000 году – 668). На конец 2003 года в России насчитывалось более 13 000 детей, рожденных ВИЧ-инфицированными женщинами. Из них более 90 % родились только за последние четыре года (2000–2003). В последующем прогнозируется значительное увеличение этой цифры. Анализ принимаемых мер по предупреждению распространения ВИЧ-инфекции показал, что пока они недостаточны для того, чтобы остановить ее распространение.

Недостаточное распространение среди молодых людей информации об инфекциях, передаваемых половым путем, и ВИЧ-инфекции, обусловливает слабое использование ими средств защиты и редкое обращение за медицинской помощью.

В одном из исследований выяснилось, что для большинства опрошенных школьников и их родителей термин «репродуктивное здоровье» мало известен, а 60 % подростков и столько же их родителей не представляют точно, что он включает. Но если знать данный термин не обязательно, то представлять себе средства защиты своего здоровья, в частности защиты от заболеваний, передающихся половым путем, жизненно важно. Подросткам и родителям известны названия и симптомы, в основном, четырех (из 30) заболеваний этой сферы. При ответе на открытый вопрос о том, каким образом можно защититься от заболеваний, передающихся половым путем, только половина из опрошенных родителей высказали свои мнения: из них только 6,9 % родителей полагают, что половое просвещение, сексуальная грамотность помогут избежать венерических заболеваний.

Подростки более активно, чем родители, отвечали на этот вопрос. Почти треть ответов связана с необходимостью использовать различные средства предохранения и прежде всего презервативы. Подростки в данном случае проявили больше информированности и грамотности в вопросах сексуальной жизни, чем взрослые, но эти знания явно недостаточны и неконкретны. Многие из них не знакомы с современными методами контрацепции.

Как отмечают российские специалисты, только широкое распространение и правильное внедрение образовательных программ по половому воспитанию позволит выработать привычку рационально использовать противозачаточные средства.

В докладе Государственного совета РФ за 2010 год «Молодежная политика в Российской Федерации» отмечено, что уровень контрацептивной защищенности сексуальных отношений у молодых россиян с начала 1990-х годов значительно повысился, что привело к двукратному сокращению числа абортов, в том числе у первобеременных до 25 лет. Но пропаганда многими СМИ «свободного» поведения на фоне отсутствия адекватных форм полового воспитания в школе обеспечила увеличение «рисковых» форм сексуальных взаимоотношений и, как следствие, увеличение распространенности заболеваний, передающихся половым путем, и ВИЧ-инфекции. В этом докладе приведено большое число намеченных мероприятий по работе с молодежью, однако нет конкретных мер по половому воспитанию подростков и молодежи.

Еще раз отметим, что проблема воздержания очень важна, и об этом следует говорить, но не в менторском тоне, как о какой-то сверху данной рекомендации, а объясняя подросткам особенности физиологического и психического роста. Необходимо доступно рассказать об опасности ранней беременности, заражении заболеваниями, которые могут привести к хроническим заболеваниям половых органов и в связи с этим возникшим впоследствии бесплодием. Заметим, что, согласно статистике, 53 % девушек до 19 лет меняют от трех до шести партнеров. Желательно направить свои усилия на разъяснение этих вопросов, чтобы убедить девушек отложить сексуальный дебют.

Особенности сексуального поведения подростков и юношей

Сексуальное поведение подростков и юношей, впрочем, как и взрослых, связано с определенными социально-групповыми и индивидуальными особенностями. Не удивительно, что раньше других в секс вовлекаются те ребята, кто любит риск и самопроверку, нуждается в самоутверждении, ведь для подростка это нечто запретное и рискованное. Интересны результаты одного исследования, в котором сравнивались ответы сексуально искушенных и девственных 16-летних подростков.

Так, с утверждением «Я получаю настоящее удовольствие, совершая довольно-таки рискованные поступки» согласились 58 % сексуально активных подростков и только 43 % девственников. Суждение «Мне нравится постоянно испытывать себя, делая что-нибудь немного рискованное» применили к себе 65 % первой и 44 % второй группы. Больше половины сексуально активных и менее трети девственных подростков сказали: «Я часто стараюсь проверить, насколько далеко я могу зайти». А 43 % сексуально искушенных подростков сказали, что они «иногда делают что-то специально, чтобы шокировать родителей или других взрослых, просто для смеха». У девственников таких ответов на 12 % меньше. Согласно ряду исследований, действительно имеется связь уровня сексуальной активности (возраст сексуального дебюта и число партнеров) и общей эмоциональной раскованности, проявляющейся в любви к риску, необычным поступкам и новым переживаниям, которая особенно характерна для юношей. Возможно, что это связано с индивидуальными различиями в уровне секреции мужского полового гормона – тестостерона.

Высокая сексуальная активность сочетается у подростков также с целым рядом других психологических черт. Наиболее активные из них более уверены в себе, порой слишком самоуверенны. Интересно, что психологическая независимость от старших часто оборачивается у них повышенной рабской зависимостью от сверстников, особенно от группового мнения. Как и на Западе, очень важную, решающую роль в формировании поведения подростков, особенно относительно сексуальности, играет общество сверстников, которое часто подталкивает подростков к раннему сексуальному дебюту. Несмотря на то, что подавляющее большинство российских подростков отрицает давление со стороны сверстников к раннему началу сексуальной жизни, такое давление, особенно на мальчиков, реально существует и достаточно сильно, что подтверждают несколько исследований.

Отмечено, что учебная успеваемость и дисциплина у сексуально активных подростков несколько ниже, чем у девственников. Среди них в два с половиной раза больше второгодников и тех, кого учителям приходилось отстранять от занятий, а тех, кто планирует продолжить учебу в вузе, на 10 % меньше.

Более раннее начало половой жизни статистически связано с совершением поступков, которые противоречат нормам социального поведения в обществе. Так, курящих и пьющих среди сексуально активных шестнадцатилетних втрое больше, чем среди девственников, высока доля тех, кто «пробовал» травку или «сел на иглу».

Заметим, что многие подростки, особенно мальчики, склонны преувеличивать сексуальную «продвинутость» своих друзей и однокашников, что толкает их к рискованным сексуальным и прочим экспериментам: не могу же я отставать от других?! Неудивительно, что в подобных случаях мальчики часто забывают о необходимости использования презервативов.

И все-таки, чем вызвана так называемая сексуальная революция? На этот вопрос уже давно дан ответ. На Западе этот процесс начался значительно раньше, поэтому первые исследования провели американские и европейские ученые. Мы не станем оперировать научными понятиями, а остановимся на фактах. Известно, что во второй половине ХХ столетия была зафиксирована тенденция к акселерации физического и полового развития детей и подростков, приводящая к более раннему по сравнению с предыдущими поколениями формированию вторичных половых признаков, снижению возраста наступления менструальной функции и т. д. Особенностью этого периода является то, что в психосексуальном развитии акселерация проявляется увеличением разрыва между формированием половой способности и наступлением психологической и социальной зрелости. Социальный статус нынешних подростков 15–16 лет, соответствующих по физическому и половому развитию 18–19-летним в 20–30-х гг., остается, в лучшем случае, неизменным. Вместе с тем, в последние годы произошло определенное изменение образа жизни подростков, связанное со снижением внимания государства и общества к проблемам общественного здоровья, с неконтролируемой пропагандой СМИ таких атрибутов «нездорового» образа жизни, как табачные изделия, алкоголь и продукция сексуального характера. Результатом этого можно считать определенную деформацию социального портрета современного подростка, для которого стала характерно широкое распространение курения, употребления алкоголя, наркотиков, ранняя сексуальная активность.

Как известно, подростковая сексуальность отличается от зрелой сексуальности, т. к. она находится на стадии формирования, когда внутренние гормональные процессы настойчиво ищут своей реализации. Несколько позже мы подробно остановимся на этом. Важно, чтобы развитие этой пробуждающейся сексуальности проходило в соответствии с требованиями общества.

Мотивы сексуального воздержания подростков

Естественно, многие подростки воздерживаются от раннего вступления в половую жизнь по разным причинам. Опросы показали, что их нравственные убеждения, с которыми подростки сверяют свои поступки, противоречивы, непоследовательны и далеко не всегда реализуются в поведении (как и у взрослых). Установки и взгляды подростков часто радикальней их собственного поведения, и хотя порой этот радикализм носит показной, демонстративный характер, все же он нередко является предвестником грядущих поведенческих сдвигов. Как показывает международный опыт, сдвиги в установках и ценностях большей частью опережают изменения в реальном сексуальном поведении. В отличие от консервативных взрослых, для которых подростковый секс – опасное, отклоняющееся от нормы поведение, сами подростки считают его нормальным и естественным.

Многочисленные опросы показали, что моральные и психологические доводы отступают на второй план перед соображениями практического свойства, особенно у мальчиков. Среди мотивов воздержания: неготовность к сексу, отсутствие желаемого партнера или подходящего случая; непривлекательность половой жизни; собственная застенчивость и нерешительность, особенно у юношей; боязнь заполучить СПИД или какую-нибудь другую болезнь, передающуюся половым путем, так же, как и нежелательным беременности; нежелание быть использованным ради чьего-то удовольствия, характерное больше для девушек; нежелание расстраивать своих родителей; моральные и религиозные убеждения и др.

Социальные факторы подростковой и юношеской сексуальности

Снижение среднего возраста посвящения подростков в «тайны пола» в России объясняется различными факторами, в том числе акселерацией и социальными факторами. В настоящее время биологическое взросление подростков происходит раньше, чем у предыдущих поколений. Личность при этом не достигает еще психосоциальной зрелости и значительно позже достигает экономической независимости.

Первый сексуальный опыт напрямую зависит от благополучия в семье, интеллекта и уровня образования. Чем эти показатели выше, тем позже происходит потеря девственности. Исследования показали, что ранний сексуальный дебют более характерен для выходцев из менее образованных и неполных семей. Доля отцов, не имеющих постоянного места работы, среди них почти втрое выше, а возможность свободного обсуждения с родителями проблем секса в таких семьях значительно ниже. Однако влияние семьи в целом требует специального исследования и не должно заслонять врожденных индивидуальных различий, без учета которых эффективное сексуальное просвещение просто невозможно.

Не удивительно и то, что представители разных поколений часто имеют по вопросам сексуального поведения различные мнения. Опросы показывают, что подростки значительно либеральнее и даже радикальнее взрослых. Это связано с тем, что они воспитывались в других культурных условиях. Имеет место социально-возрастные различия: молодые люди больше склонны к сексуальному либерализму, тогда как воспитатели опасаются его нежелательных последствий.

Приведенная статистика не несет в себе какой-то сенсационности. Как цифры, так и стоящие за ними социальные и психологические проблемы вполне сопоставимы с западными и отражают одни и же общие тенденции. Известно, что 30–40 лет назад в США и в странах Западной Европы раннее начало сексуальной жизни тоже сопровождалось плохой учебой, конфликтами с родителями, вовлечением в преступные группы, кражами, угоном автомашин, вандализмом, насилием, курением, пьянством, употреблением наркотиков и пр.

Сама по себе подростковая сексуальность не была причиной антисоциального поведения. Она является таким типом молодежной субкультуры, когда и взрослое общество, и сами тинейджеры видят в сексуальной жизни, курении, выпивке и баловстве с наркотиками знаки взросления, обретения самостоятельности от старших, прежде всего от родителей. И вот здесь очень важно использовать опыт стран Западной Европы. Когда перестают замалчивать юношескую сексуальность и начинают относиться к ней спокойно, помогая подросткам овладеть необходимыми для жизни знаниями, ее связь с нарушениями общественного поведения ослабевает и даже вовсе исчезает.

Как оценивать процесс подросткового периода развития человека? Нельзя сказать, что существует мало литературы по данному вопросу. Авторы, описывая роль полового созревания для формирования личности подростка, по-разному подходят к этой проблеме, что не облегчает задачи читающих родителей, ищущих ответы на постоянно возникающие вопросы. Мы не станем анализировать все эти работы, но полагаем, что здесь не может быть крайностей. Естественно, следует учитывать физиологические и психологические аспекты полового созревания, но это не значит, что современных подростков вообще ничего не интересует, кроме секса и других способов получения удовольствия. Это далеко не так. Вместе с тем, отсутствие необходимых знаний, как у родителей, так и их детей по таким важнейшим вопросам, как контрацепция, ранний секс, употребление алкоголя и наркотиков, беременность несовершеннолетних, инфекции, передающиеся половым путем, приводит ко многим конфликтам. Эти вопросы перекликаются с аспектами этического, психологического и интеллектуального созревания, происходящего параллельно физиологическому и имеющего также большее значение для взросления человека.

Главное в половом воспитании – помочь вашему мальчику или девочке гармонично превратиться в юношу или девушку, а затем найти свой образ мужественности и женственности. И, как уже ранее отмечалось, предстоит обсудить такие вопросы, как дружба и любовь. А это возможно лишь при наличии доверительных отношений между детьми и родителями.

Глава 3

Половое воспитание или сексуальное просвещение

В образовании нуждается не столько общественное мнение, сколько общественные деятели.

Оскар Уайльд

Мы уже отметили, что на Западе это единое понятие, а у нас роли разделены. Вопрос лишь в том, насколько успешно действуют эти программы. Кстати, в работах многих отечественных авторов эти формулировки часто взаимозаменяемы, ибо осуществляют одинаковые функции. Ведь если половое воспитание, в широком смысле слова, помогает ребенку стать мужчиной или женщиной, воспринять существующую в обществе систему норм и правил в системе взаимоотношений между полами в трудовой, общественной и личной жизни, то половому просвещению отводят более узкую роль в подготовке подростка к сексуальной жизни и осуществлению репродуктивной функции. Трудно себе представить, как можно знакомить детей с необходимой информацией, разделяя эти понятия. Мы не станем заострять внимание на этом вопросе и остановимся на том, что мы говорим о половом воспитании в широком смысле слова. В любом случае оно должно проводиться на всех уровнях (семья, школа, общество).

Не стоит удивляться тому, что отсутствие целенаправленных программ способствует ухудшению ситуации с поведением подростков. Российские подростки «перегоняют» своих западных ровесников в крайне сложных и неблагоприятных социокультурных условиях, а общество и государство не только не помогают им, но усугубляют их трудности. Беседы с подростками подтверждают данные опросов общественного мнения об отсутствии в стране семейного полового и сексуального просвещения.

Мы сегодня не касаемся проблемы участия учителей в половом воспитании. Попытки ввести половое просвещение в школе были лет 15–20 назад, вызвали бурю самых разных мнений, проводились разным спектром специалистов, спровоцировали множество родительских жалоб, и отголоски этой бури не утихают до сих пор. В конечном результате, от этих программ отказались в первую очередь учителя, которым и так хватает проблем.

Важнейшим аспектом проблемы информированности подростков является вопрос об источниках информации. Главным источником информации в подростковой среде, как правило, называют сверстников и друзей, которые играют решающую роль в формировании нормативных установок в сфере сексуального поведения. Поскольку секс в подростковом возрасте – рискованное и запретное действо, сексуальный опыт получает обычно завышенную оценку окружающих и толкает подростка к сексуальным экспериментам. При этом установки и взгляды многих подростков значительно радикальней их собственного поведения. Зачастую лишь запреты общества заставляют подростков акцентировать собственную сексуальность. Что же касается такого важного канала информации, как родители подростков, то здесь мнения подростков и самих родителей резко расходятся.

Из немногочисленных исследований, проведенных в стране, видно, что с большинством опрошенных родители никогда не говорили о сексе, а те, кто этих тем касался, делали это один-два раза. Сами ребята спрашивать родителей стесняются или не хотят. Заметим, что особенно обделены родительским вниманием мальчики, вероятно, из-за неспособности отцов адекватно подойти к этой теме. Естественно и то, что городские родители говорят на эти темы чаще, чем сельские. Заметно и то, что больше положительных ответов в группе молодежи 20–24 лет.

Согласно ряду опросов, главным источником информации по вопросам пола и контрацепции были друзья и знакомые. Доля родителей составила меньше 10 %, а медицинских работников и учителей – и того меньше. Подавляющее большинство подростков и молодежи не задавали родителям таких вопросов. Многие из них или не знают, насколько совпадают их взгляды и принципы, или убеждены, что их взгляды решительно расходятся с родительскими. Как оказалось, лишь ничтожная доля родителей (чаще матерей) говорят с подростками на эти темы, да и то, как правило, в самой общей форме.

Кто должен заботиться о половом просвещении подростков? В одном исследовании ведущим среди детей был ответ – сами школьники (60,8 %), далее – родители (45,6 %) и, наконец, врачи-специалисты (43,0 %). Только 25 % опрошенных подростков связывают свои надежды с соответствующей школьной программой и в самую последнюю очередь ожидают подобного просвещения от педагогов (10,4 %). Мнения родителей кардинально отличаются от мнений подростков. Родители считают, что заниматься половым просвещением подростков должны, прежде всего, именно они (80,3 % ответов), затем врачи-специалисты (62,9 %) и школа (41,7 %). На самостоятельность школьника в этом вопросе родители надеются меньше всего – 4,5 % ответов. Таким образом, родители отводят себе главную роль в сексуальном воспитании, а подростки – себе.

И вот здесь проявляется слабое место в подготовке родителей, которые не чувствуют себя уверенно в качестве источника подобной информации. В аналогичном исследовании, проводившемся в одном академическом городе, 98 % опрошенных родителей выразили желание получить помощь специалиста для бесед со своим ребенком; 44 % ответили, что нуждаются в специальной литературе; 19 % – в консультации психолога. Такая неподготовленность родителей к беседам о половом воспитании объясняет реальную ситуацию: только 10 % опрошенных подростков ответили, что первую информацию по этим вопросам они получили от родителей.

Исследования в Москве и Санкт-Петербурге показывают, что значение родителей как информационного канала по вопросам секса невелико. Так более 2/3 родителей (а по данным ВЦИОМ – 87 %) никогда не говорили со своими детьми о сексе или делали это эпизодически. Подростки стесняются обращаться к родителям с подобными вопросами: 67 % девочек и 77 % мальчиков ни разу не общались с родителями на темы секса. Интересно, что опросы свидетельствуют о завышенных представлениях родителей об их роли в половом просвещении своих детей или о непонимании подростками сути подобных разговоров, ибо большинство подростков не смогли вспомнить периодичность таких бесед.

Заметим, что в России семья остается краеугольным камнем национальных ценностей, на котором основаны супружество, воспитание детей, уважение к старшим и забота о них. Однако чистая констатация фактов без соответствующей воспитательной работы приводит к обратным результатам. В России по-прежнему непросто открыто обсуждать темы секса, сексуального поведения, деторождения, репродуктивности и родительства. Впрочем, в последние десятилетия о необходимости сексуального просвещения заговорили средства массовой информации, социологи провели ряд опросов, в которых подавляющее большинство взрослого населения высказывалось в пользу систематического сексуального просвещения.

Обсуждение этого вопроса выходит за рамки данной книги. Заметим лишь, что до сегодняшнего дня имеется немало проблем, требующих серьезного изучения. Самое сложное, вероятно, отработать программу сексуального просвещения, удовлетворяющую все стороны, что очень трудно. Немало споров по поводу того, кто должен этим заниматься (учителя, врачи, родители). Многие учителя считают целесообразным, чтобы занятия в школе по сексуальному просвещению проводили «люди со стороны», в чем есть, на наш взгляд, рациональное зерно. Естественно, важно наличие специальной литературы, рассчитанной на подростков.

В реальности половым просвещением занимаются все, кто может: и родители, и школа, и медицинские учреждения, и средства массовой информации, и ровесники, в определенной степени дополняя друг друга. Как уже было отмечено, попытки начать половое просвещение в середине 90-х годов с помощью сырых, не обсужденных в среде специалистов и не одобренных соответствующими инстанциями программ закончились полным провалом.

Организация сексуального воспитания – очень сложный процесс, связанный не только со стоящими перед исполнителями сложными задачами, но и существующими в каждой стране национальными, религиозными и общественными и прочими особенностями. Между тем, нынче немало международных организаций, изучающих общие тенденции развития сексуальности детей и подростков и разрабатывающих основные направления этой работы. Естественно, что стратегия сексуального воспитания имеет свои особенности в каждой стране. Как оказалось, создать систему сексуального образования, которая смогла бы успешно функционировать в стране, сложно. Но ведь нельзя сказать, что это приходится делать на пустом месте.

Разработкой соответствующих социально-педагогических стратегий и программ занимаются такие авторитетные международные организации, как Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ), Международная федерация планирования семьи (МФПС) и Всемирная сексологическая ассоциация, переименованная в 2005 году во Всемирную ассоциацию сексуального здоровья (ВАСЗ). Эту работу в определенной степени поддерживает ЮНИСЭФ – детский фонд ООН.

Принятая на XVII конгрессе ВАС Монреальская декларация сексуального здоровья (2005) провозглашает, что «поддержание сексуального здоровья является центральным звеном достижения счастья и благополучия, обеспечения стабильного развития и, более конкретно, реализации задач развития в текущем тысячелетии. Благополучные индивиды и сообщества лучше приспособлены к тому, чтобы способствовать искоренению индивидуальной и общественной бедности. Питая индивидуальную и социальную ответственность и равное социальное взаимодействие, сексуальное здоровье улучшает качество жизни и способствует достижению мира». Предложена широкая программа мер, обеспечивающих признание и поддержание сексуальных прав для всех, развитие равенства мужчин и женщин, устранение всех форм сексуального насилия и злоупотребления, всеобщий доступ к всеобъемлющей сексуальной информации и образованию, принятие мер к тому, чтобы программы репродуктивного здоровья признавали центральное место сексуального здоровья. Ставится задача остановить и повернуть вспять распространение ВИЧ/СПИДа и других заболеваний, передаваемых половым путем, идентифицировать, определять и лечить сексуальные проблемы и дисфункции, добиваться признания сексуального удовольствия как компонента благополучия.

Проблема охраны репродуктивного здоровья подростков является актуальной не только для России. Фонд ООН по народонаселению, Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) уделяют этой проблеме большое внимание. В качестве основных направлений работы в сфере охраны репродуктивного здоровья подростков признаны: предупреждение подростковой беременности и инфекций, передаваемых половым путем; оказание комплекса медико-санитарных услуг в специальных медицинских учреждениях; распространение информации о репродуктивном здоровье; усиление роли семьи в охране репродуктивного здоровья молодежи посредством повышения информированности родителей в вопросах здоровья и полового созревания детей; улучшение просветительской работы в учебных заведениях и вне их; увеличение числа исследований репродуктивного здоровья подростков.

Формально все эти вопросы внесены в соответствующие государственные документы по охране здоровья детей, однако на практике выполнение этих программ тормозится отсутствием конкретных механизмов их решения.

Специалисты, занимающиеся молодежными вопросами, уже давно вносят рациональные предложения, большинство из которых уже прошло успешную апробацию в других странах. Разработаны методики, соответствующие российским особенностям. Осталось лишь осуществить их широкое внедрение в практику.

Одним из наболевших вопросов является подготовка специалистов. Возможно, что вузам разного профиля следует как можно быстрее ввести факультативный курс сексологии для своих студентов, что будет иметь для них большое общекультурное и практическое значение, ведь более образованные молодые родители будут лучше понимать и воспитывать собственных детей. Для будущих учителей, психологов и врачей этот курс должен стать обязательным. Необходимо подготовить соответствующие учебные пособия. Учитывая большую значимость для подростков интернета, есть смысл открыть для них специальный просветительский сайт, а на ведущих телеканалах вместо некоторых развлекательно-эротических ток-шоу ввести просветительские каналы по проблемам пола и сексуальности. Уже давно обсуждается вопрос улучшения профилактики ВИЧ-инфекции и ИППП, но пока эта проблема в стране остается не решенной. Для того чтобы предпринять конкретные меры по половому воспитанию и сексуальному просвещению, необходимо также провести научно обоснованный национальный сексологический опрос, который даст адекватную картину сексуального поведения россиян и поможет выработке дальнейшей социальной политики в связанных с ней вопросах.

Судя по всему, пока все эти вопросы не могут быть решены. Так в докладе Государственного Совета Российской Федерации от 26 февраля 2010 года представлены приоритетные направления молодежной политики на ближайшие годы. Констатируя ряд серьезных недостатков в воспитании молодежи и связанных с этим отрицательных тенденций в поведении подростков и юношества, ГС предлагает ряд мер по преодолению создавшейся ситуации, обращая особое внимание на развитие спорта и обеспечение финансовой устойчивости семьи. В то же время в докладе вообще не освещен вопрос о половом воспитании, без которого решение поставленных задач невозможно добиться.

Можно ли сказать, что в стране ничего не делается по сексуальному воспитанию подростков? Конечно же, нет. Одной из полезных и эффективных форм работы является создание клиник, дружественных молодежи (КДМ), уже работающих во многих городах России (Санкт-Петербург, Псков, Татарстан, Башкирия, Иркутск, Улан-Удэ, Чита и т. д.). Удивительно, что наша столица пока не отмечена созданием таких центров. Деятельность по развитию КДМ органично вписалась в требования Минздравсозразвития РФ по созданию медико-социальных отделений детских поликлиник.

В настоящее время создано около 120 служб (центров, кабинетов), дружественных подросткам, в 32 городах РФ. Они на практике показали свою востребованность, гибкость, способность адаптироваться к мастным условиям, не требуют значительного дополнительного финансирования и могут вводиться в работу уже действующих учреждений разного профиля. Это государственные учреждения, сотрудники которых с большим энтузиазмом работают с подростковой средой. Здесь предоставляется возможность подросткам задавать вопросы специалистам (гинекологам, урологам, психологам) и получать четкую информацию. К сожалению, у них не слишком большое финансирование, но в свете принимаемых государством решений есть надежда на помощь КДМ. Интересной формой работы является создание волонтерских групп, сформированных из подростков, которые могут доносить информацию сверстникам по принципу «равный – равному».

В Санкт-Петербурге на базе бывшей кафедры подростковой медицины Медицинской академии последипломного образования и городского консультативно-диагностического центра «Ювента» действует учебно-методический кабинет по развитию КДМ, где проводится анализ и обобщение опыта работы российских организаций, оказывающих помощь подросткам и молодежи на основе принципов КДМ, создаются учебные пособия, оказывается помощь по подготовке специалистов. Остается надеяться, что к этому направлению работы с молодежью будет обращено внимание чиновников, что даст возможность улучшения финансирования и расширения сети таких центров.

Было бы разумно использовать уже имеющийся опыт стран, давно осуществляющих сексуальное воспитание по разным программам. Не все и у них проходило гладко, но ряд выводов уже сделан и изучен отечественными учеными. Интересны результаты работы с использованием шведской и финской структуры КДМ.

В этом аспекте российские специалисты не только знакомились с опытом, но и уже адаптировали его к своим условиям. Завершился российско-шведско-белорусский проект, в котором Россия вместе со Швецией работала в Белоруссии по организации системы полового просвещения. Результаты этой работы показали, что необходимо продолжить внедрение подобных программ в практику, однако эту работу тормозит недостаточное текущее финансирование.

С одной стороны, непонятно, почему воспитание своих детей надо отдать в чужие руки, с другой – всем известно, что некоторые родители просто не подготовлены вести со своим ребенком разговор на интимные темы. Следовательно, скорее следует вести разговор о сексуальном воспитании родителей, до которых нам хотелось бы донести определенные знания, чтобы они могли активно и достойно воспитывать своих детей, спокойно и грамотно отвечать на их вопросы.

«Когда нужно начинать половое воспитание?» – спрашиваем мы у родителей 9-летнего сына. В ответ слышим: «Когда сын начнет задавать „трудные“ вопросы», «Когда заметим, что у него появится повышенный интерес к девочкам и он станет больше обращать внимания на себя и свою внешность…»

«Поздно! – говорим мы ошарашенным родителям. – Половое воспитание должно начинаться с первых дней жизни ребенка, иначе многое может быть упущено».

Оглавление

Из серии: Здоровье ребенка (Весь)

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Половое воспитание детей. Что и как мы должны объяснить своему ребенку (Лев Кругляк, 2014) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я