Игра в доминирование, или Куклы плачут ночью
Крисия Ковальски

Содержит сцены откровенного секса!Лера живёт обычной жизнью в небольшом посёлке, она верная жена и заботливая мать. В суете повседневных забот Лера забывает, что она молодая и красивая женщина, что может быть желанной. Но всё меняется, когда она встречает Тимура. Он предлагает женщине чувственную игру, в которой она будет его игрушкой. Мир Леры взрывается ярким чувственным калейдоскопом и рушится, оставляя после себя пепел выжженной дотла души… Книга содержит нецензурную брань.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Игра в доминирование, или Куклы плачут ночью предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Первая часть «Бегство от повседневности»

«Есть женщины, которые считают, что вставать на колени перед мужчиной — унизительно. В общем-то они правы, но тем не менее это не мешает мне им сочувствовать — они не понимают, какую власть над мужчиной приобретают, стоя перед ним на коленях.»

Меган Харт — «Грязная любовь»

Пролог. Предсказание синеглазой цыганки

«Гадание — всего лишь способ открыть то,

что тебе уже известно».

Джоанн Харрис «Шоколад»

Вокзальная площадь. Юная красивая цыганка Зара очень внимательным взглядом синих глаз рассматривает толпу приезжих. Из поезда дальнего следования, только что прибывшего на перрон, высыпала разноцветная толпа пассажиров. Зара насторожилась, подобралась, мысленно вычисляя в этой толпе незнакомых людей. Тех, кто пойдёт на контакт. Несмотря на юный возраст, всего семнадцать лет, Зара обладала безошибочным чутьём, которое к другим людям приходит только с жизненным опытом.

Вот, пожалуй, эта женщина средних лет, идёт одна, немного растеряна. Сразу ясно, что приехала из деревни, городская площадь для неё место непривычное. Поэтому женщина внутренне и неспокойна, тревожится. Но одета прилично, даже не бедно. Значит, и деньги есть.

Зара равнодушно пропускает группку молоденьких девушек, юных, наивных и беспечных. Такие девушки легко, с охотой идут на контакт, да и внушить им можно, что угодно. Нужно только на миг завладеть вниманием жертвы, на пару секунд привлечь, а дальше уже навязчиво удержать внимание, монотонным движением-покачиванием яркого браслета на руке ввести человека в транс. И тогда его воля принадлежит Заре. Но Зара не подходит к девушкам в весёлой компании, энергичных и шумных людей вводить в транс тяжелее. А вот эта женщину за несколько минут цыганка заставит добровольно достать кошелёк и отдать из него все деньги. Зара уже направляется к своей будущей жертве, как что-то останавливает её, требует внимания.

Зара чувствует тревогу, вздрагивает. Так бывает, только когда она встречает чью-то волю, которая сильнее её собственной. Юная цыганка оборачивается и видит, как по перрону навстречу ей идёт молодой парень, не больше двадцати лет. И на первый поверхностный взгляд в нём нет ничего особенного — в солдатской гимнастёрке, с десантским рюкзаком за плечом, в армейских штанах и ботинках. Сразу видно, даже не проницательной цыганке, что парень вернулся из армии, отслужил. Он идёт неспеша, по сторонам не смотрит, но замечает всё. Зара чувствует, что денег у него сейчас нет, но неведомая сила тянет её к нему. « Зара, зачем? Он опасен. Я чувствую, что он опасен», — девушка слышит голос внутри себя. Но уже знает, что за таким вот мужчиной она пошла бы, куда он скажет…

Зара встаёт на его пути, призывно окрикивает:

— Хочешь, погадаю, красавчик? Всю правду расскажу. Всё как есть, не сомневайся!

Парень поднимает взгляд. Чёрные цыганские, как южная ночь, глаза серьёзно и внимательно смотрят на неё. Но одновременно где-то в их тёмной порочной и опасной глубине зарождается насмешка. Вдруг Зара теряется. Она чувствует притягательную силу этих глаз, волю их обладателя.

— Женщины от тебя без ума, — нахально произносит Зара, пытаясь скрыть охватившую её непривычную, несвойственную ей робость.

Уголки его губ растягиваются в насмешке, когда он отвечает:

— Меня такие предсказания не интересуют, синеглазка.

— А зря… — глаза цыганки вспыхивают синим огнём, — Женщина у тебя отнимет всё, чего ты с трудом добьёшься.

— Да разве? Жена, что — ли, мою получку всю растратит? — он смотрит на неё снисходительно, как на ребёнка.

— Добьёшься ты всего, чего захочешь. И денег, и власти, и уважения. Люди тебя бояться будут. Бояться и угождать. Карьера у тебя быстро вверх пойдёт. Вижу, ты из бедной семьи. Но всего-всего сам добьёшься в скором времени. И от всего этого добровольно сам откажешься из-за женщины. Она отнимет у тебя всё, чего ты достигнешь. Остерегайся женщины.

— Бред какой-то, — не поверил парень, — Синеглазая, ты всем тут это говоришь? Ты точно цыганка? У тебя глазищи-то синие, не цыганские, — уже в открытую засмеялся парень, не сдерживаясь, — А хочешь, пойдём со мной, синеглазка? Не обижу.

Зара вздрогнула.

— Нельзя мне с тобой. Хочу, но нельзя! Погубишь. Не для меня ты. У той, кто в тебя влюбится, ты душу на изнанку всю вымешь, безвольной куклой сделаешь. А я не могу, не хочу стать куклой! Я свою волю иметь хочу.

— Если не хочешь идти, так и скажи, ерунду не придумывай, — снисходительно посмотрел на неё парень, улыбнулся. И в этой его улыбке тоже было снисхождение. А потом повернулся и направился дальше. Зара крикнула ему:

— А глаза у неё будут такие же синие, как у меня! Остерегайся синеглазую женщину!

Но парень даже не оглянулся. Цыганка задумчиво смотрела ему вослед. Но недолго. Она быстро спохватилась и устремилась дальше навстречу молодой женщине, которая катила большую дорожную сумку на колёсиках, а второй рукой держала за руку маленького ребёнка.

Пролог. Тремя месяцами позже…

Предательство — это удар, которого не ждёшь.

Пауло Коэльо

Дверь хлопнула, и Яна отскочила от окна. В комнату ворвался бывший парень её сестры. И как она могла забыть, что у него до сих пор ключи от их квартиры. Квартиры, которую они с сестрой делили на двоих пока Вероника не уехала.

— Где эта сука? — первое, чем поинтересовался Тимур, войдя в комнату, — Где эта грёбаная сука твоя сестра?

— Ники здесь нет… — растерянно произнесла Яна.

— Знаю, что нет. Я тебя спрашиваю, где она!

— Она уехала, ты же знаешь… — девушка отходит от окна, сторонится, стараясь увернуться от захвата его рук. Но Тимур хватает Яну за запястье и крепко сжимает. Его тёмные глаза горят злобой, от него отдаёт запахом алкоголя. «Да он пьян!» — догадывается девушка в бессмысленной попытке вырваться из его захвата.

— Куда? Говори, куда она уехала, или я с тебя всю душу вытрясу!

— Она… Она не одна уехала. С Максимом… — в страхе лепечет девушка.

Тимур резко отбрасывает её руку, смотрит застывшим взглядом в её лицо, а затем поднимает руку, замахиваясь на девушку. Яна в ужасе закрывает глаза, вжимается в стену, но парень ударил не её, а стену, возле которой девушка стояла.

— Потаскуха! — кричит он не в себе, — Все вы дешёвые потаскухи!

— Успокойся… Ну пожалуйста! — умоляет Яна, забившись в угол. Парень нависает над ней, опирается руками о стену, смотрит в её лицо горящим ненавистью взглядом.

— Если её нет, ты будешь вместо неё, — вдруг неожиданно говорит он, подхватывает девушку на руки и несёт в спальню. Она кричит и отбивается, но он сильный, намного сильнее её. Тимур бросает девушку на кровать лицом вниз, придавливает её своим телом, какое-то время они просто лежат без движения — Яна, напуганная и прижатая его тяжёлым телом и Тимур, тяжело дыша. Вдруг он проводит ладонью по её растрепавшимся волосам, и прикосновение его нежное. Яна чувствует его горячие губы на своей шее, тихо вздыхает и всхлипывает. Она, затаив дыхание, следит за движением его сильной горячей ладони, которая проникает под подол её платья, поглаживает ажурные трусики. Девушке становится душно, сердце её стучит в испуге, и вместе с тем она напряжена от предвкушения того, что сейчас между ними произойдёт. Она ещё раз жалобно всхлипывает, но уже не сопротивляется. Наоборот, расслабленно ждёт его ласк.

Тимур слышит жалобный всхлип девушки, рука его замирает на нежной бархатистой коже. Он вдруг ясно понимает, что не хочет так. Да, ему нравится брать девушку жёстко, но не силой! Парень убирает ладонь с её ягодицы и отстраняется, переворачивается спиной на диван, закрывает глаза и произносит:

— Яна, прости. Прости, что хотел выместить свою злость на тебе.

Девушка удивлённо смотрит на Тимура, в глазах её недоумение. Она не понимает, почему он вдруг остановился.

— Почему она уехала? — парень открывает глаза и смотрит в потолок, — Она любит его?

— Он богатый и влиятельный, — безжалостно отвечает Яна, — Он может дать ей многое.

— Да, наверное… — тихо соглашается Тимур, про себя добавляя, что сам он не богатый и не влиятельный. Кто он по сравнению с Максимом Давыдовым? Деревенский мальчишка, который пару месяцев назад пришёл из армии, и перебивается случайными заработками в большом городе. Тимур медленно поднимается с дивана, роется в карманах брюк, находит бумажник, достаёт несколько денежных купюр и кладёт на прикроватный столик.

— Прости, Яна, — ещё раз повторяет он и направляется к выходу. Но голос девушки внезапно останавливает его.

— Тимур! Не уходи! Останься, — зовёт она его. Он поворачивается, пару долгих минут смотрит на красивую соблазнительную девушку, лежащую на кровати, затем качает головой и произносит:

— Как мучительно быть бедным и любить женщину.

— Тимур, что ты такое говоришь? — мягко протестует Яна.

— Это не я, это Ремарк. И он прав. В следующий раз моя девушка не уйдёт от меня по этой причине. Потому что я избавлюсь от этой причины, — Тимур достаёт из кармана брюк ключ от квартиры, кладёт его рядом с деньгами, бросает прощальный взгляд на девушку и выходит из комнаты. А когда за ним хлопает дверь, Яна вскакивает с кровати, хватает смартфон и набирает номер сестры.

— Ника! Только что у меня был твой бывший парень. Да успокойся ты! Я ему не сказала, куда ты с Максом уехала. Но он был очень зол. Он захотел тебе отомстить и изнасиловал меня. Что? Да что слышала! Твой бывший только что взял меня силой, и я требую от тебя денежной компенсации. Почему за твой поступок должна страдать я?! Ты за это заплатишь, Ника! Откуда мне знать, где ты возьмёшь деньги? У Максима, конечно же. Иначе я скажу Тимуру, где вы.

Шесть лет спустя. Друг детства

«Двух вещей хочет настоящий мужчина: опасности и игры.

Поэтому хочет он женщины как самой опасной игрушки»

Фридрих Ницше

Зазвенел будильник, его монотонное пиликанье вырывало насильно из сладких объятий сна. Лера протянула руку и нажала на кнопку, раздражающий звук исчез. На часах без пяти шесть. Нужно вставать. Лера с неохотой поднялась с постели, быстро взглянув на спящего рядом мужа. Андрей лежал, развалившись почти поперёк кровати, оставив Лере совсем немного места у самого края. Прошлёпав босыми ногами по холодному деревянному полу, молодая женщина остановилась возле зеркала, пригладила длинные пряди волос, одним ловким и привычным движением собрала их в узел и закрепила заколкой, а затем накинула лёгкий халатик и поспешила на кухню.

Когда проснулся Андрей, на столе уже стояла широкая тарелка, на которой горкой возвышались ажурные тонкие блинчики. Сама Лера уже давно позавтракала, накормила кашей Ванечку и теперь собирала его в садик.

— Панамку не забудь, — говорит она четырёхлетнему сыну, — Когда пойдёте гулять, обязательно надень панамку, хорошо?

— Хорошо, — соглашается Ванечка, сжимая в руках игрушечную машинку.

— Андрюш, ты тут сам чай пей, завтракай, а мы пошли, — Лера хватает на бегу сумочку, берёт сына за руку, и они уходят.

В садике Ванечка направляется к своей кабинке, сам переобувает обувь, присев на скамеечку, а Лера тем временем успевает чуть подкрасить губы неяркой розовой помадой и нанести тушь на ресницы, пристроившись напротив зеркала над детскими кабинками. Она быстро целует сына в тёплую пухлую щеку и бежит дальше на почту. Вот — вот придёт машина, и её нужно принять. Заведующая уехала сегодня в город и поручила Лере принять почту. В небольшом сквере на скамеечке под высокими тополями уже пристроились старушки, пришли рано и ждут. Лера вспоминает, что сегодня ещё и пенсию выдавать. Пожилые женщины с оживлением здороваются с Лерой, а она роется в сумочке и ищет ключ. Наконец, находит его, открывает тяжёлую железную дверь и заходит внутрь.

Дальше день идёт по обычному расписанию. Приняв почту с машины, Лера отправляет почтальонку разносить квитанции, газеты и пенсию тем пожилым людям, которым самим уже трудно ходить на почту. Лера отчитывает деньги и сверяет сумму с ведомостью сосредоточенно и внимательно, не обращая внимания на громкие разговоры в очереди пожилых людей.

Наконец, когда наступает время обеда, и пенсия выдана, Лера закрывает дверь и бежит в пекарню за хлебом. Нужно успеть взять хлеб, пока его не разобрали. Продавщица Рита Смагина всегда оставляет ей булку хлеба, а сегодня ещё и горячие аппетитные булочки.

— Возьмёшь? Специально тебе отложила, — говорит Рита.

— Возьму, — соглашается молодая женщина, — Сама бы постряпала, да в огороде сейчас много работы.

Лера благодарит Риту, берёт пакет с выпечкой и уходит. За время обеденного перерыва нужно успеть натаскать воду из колодца, чтобы она за день успела прогреться для вечерней поливки. Наспех выпив чай с молоком и булочкой, Лера спешит обратно на работу.

Уже ближе к пяти вечера, когда Лера закрывает рабочий день на компьютере, к ней забегает Олеся Петрова, работающая секретаршей на прииске, который расположен неподалёку от посёлка.

— Лерка! Документы срочно нужно отправить, — выкрикивает она с порога.

— Так машина уже ушла, теперь только послезавтра, — отвечает Лера, выключив компьютер.

— Да? Что ж делать-то? Семён Борисыч сказал, чтобы срочно… — теряется девушка, — Может, в город успею съездить и там отправить?

— А смысл? — пожимает плечами Лера, — И в городе машина только послезавтра, не раньше. Оставь их здесь, я завтра оформлю их ценной бандеролью, а послезавтра отправлю.

— Да? Ну хорошо, — Олеся отдаёт папки с документами, но не уходит, а прислонившись к стойке, начинает делиться новостями с прииска, — У нас в пятницу заседание акционеров, все ждут решения Семёна Борисыча. Он назначит нового зама. И ты знаешь, кого он хочет назначить замом?

— Наверно, одного из своих родственников, — не раздумывая, отвечает Лера.

— А вот и нет. Семён Борисыч на это не смотрит. Он своего племянника снял с начальников участка, когда тот напился. И перевёл его в простые рабочие, а ещё предупредил, что в следующий раз вообще уволит. Семён Борисыч вообще не любит брать на работу родственников. А своим замом тем более не будет назначать ни зятя, ни брата.

— А кого же тогда? — спросила Лера, чтобы только поддержать вежливый разговор. Ни прииск, ни его руководство её совершенно не интересовали. Напротив, она выразительно поглядывала на большие настенные часы, висящие над входной дверью. Нужно забирать Ванечку из садика.

— Ты не поверишь. Новый зам — Тимур Крушинский, — произносит Олеся и следит за реакцией Леры. Но молодая женщина остаётся спокойной.

— Не знаю его, — отвечает она.

— Как? Не помнишь? Твой муж Андрюшка в школе с ним дружил. Из соседней деревни, из Петровки, мальчишка приехал к нам в школу, у него ещё и отец, и брат — оба по пьянки погибли.

— Нет. Не помню, Олеся. А сколько ему лет?

— Мы в десятом учились, он в шестом. Сейчас ему лет двадцать шесть, не больше.

— И ты хочешь сказать, Андрей с ним дружил, когда был десятиклассником?! — удивляется Лера.

— Да, потому что они были соседями. Его отец пил и сильно буянил, бил жену, выгонял детей из дома, а потом замёрз пьяный в тайге, а год спустя старшего брата, тоже в пьяном состоянии, сбила машина. Так, говорят, мать на похоронах не плакала, ни у сына, ни у мужа.

— Олеся, какая-то жуткая история, но я об этом действительно ничего не знаю. Я не дружила в школе с Андреем, поэтому ничего не знаю о его соседях.

— Спроси о нём у Андрея, он тебе расскажет, — Олеся что-то ещё хотела сказать, но в это время шофёр, ожидающий её в служебной машине во дворе, громко и протяжно просигналил, — Ну всё! Пора! На выходных забегу, поговорим.

И когда за Олесей закрылась дверь, Лера вздохнула с облегчением, теперь можно, наконец-то, возвращаться домой.

Дома первым делом нужно искупать Ванечку и переодеть. Лера наливает в большой эмалированный таз воду из старого глиняного кувшина. Вода нагрелась за день на солнцепёке и сейчас тёплая как парное молоко. Ванечка протягивает руку к тяжёлым головкам шафрана, растущим вдоль изгороди.

— Ванечка, осторожно! В цветочках могут быть осы, — предупреждает молодая женщина, подхватывает сынишку на руки и ставит его ножками в таз. Ванечка плещется и смеётся, капли воды брызгами летят на дощатый настил. После купания Лера стирает одежду сына и вешает её сушить на верёвку над грядкой с луком. Ей нравится стирать в огороде, в тени черёмух и пряных цветочных запахов. Лера босиком возвращается в дом. Деревянные доски горячие, приятно согревают ступни. Во дворе тишина, лишь только слабое дуновение ветерка колышет на верёвке только что постиранное бельё, но не приносит прохлады. Лера смотрит на безоблачное голубое-голубое небо, где на горизонте виднеется совсем маленькое облачко-барашек. Наверно, к ночи, всё-таки, напарит грозу.

В доме прохладно и свежо, в открытые окна влетает запах свежескошенной травы, где-то поблизости у соседей косят сено. Лера подогревает молоко и булочку в микроволновке, кормит Ванечку и разрешает ему немного посмотреть мультики, пока его друзья не позвали его играть на улицу.

После восьми вечера возвращается с работы Андрей, и Лера накрывает на стол. Она уже успела нажарить котлет и сделать картофельное пюре. Муж ест и рассказывает новости.

— Ты не поверишь, Лерка, кто будет теперь моим начальством. Тимка Крушинский. Теперь он Тимур Алексеевич, по имени-отчеству. А я так и остался Андрюхой, хоть он и младше меня на пять лет.

— Мне сегодня об этом говорила Олеся, когда заходила на почту. Расскажи мне о нём. Вы были друзья? — молодая женщина садится напротив мужа и смотрит, как он ест.

— И друзья, и соседи. Голь перекатная. За домом у них даже изгороди не имелось, а одежду им люди отдавали донашивать. Всегда в обносках ходил, после армии в городе остался, а потом всё-таки вернулся, устроился к Семёну Борисовичу шофёром. Год проработал его личным водителем, выслужился, его на учёбу отправили, а потом на «Сосенское», перспективный участок, где золото килограммами намывали. Он там поработал, опыта понабрался и попросил перевести его на дальние участки, которые возле Хайлаги. А там с начальником беда, мужик бестолковый и пьющий, золото не идёт. Когда сезон закончился, оказалось, что участки рядом с Хайлагой больше других намыли, даже больше «Сосенского». Ну, Борисыч его на радостях начальником Хайлаги поставил, потом — больше. Крушинский уже и «Сосенское» курирует. Вот так, выслужился, и за пять лет дошёл до зама. Так и Борисыча подсидит.

Лера слушала очень внимательно, а потом задала вопрос:

— Андрюш, ты же говорил, вы друзья?

— Ну да…

— А почему за эти пять лет ты ничего о нём не рассказывал?

— Да он же на дальних участках всё время, а я здесь, на базе. Да и резона пересекаться с ним не было. После армии мы и не общались почти. А теперь, вот значит, надо с ним опять дружбу заводить.

Лера ничего не ответила. Ей, по большому счёту, всё равно, кто у мужа начальник. Её мужские дела не касаются.

Но оказалось, что к делам мужа она всё-таки волей-неволей причастна. В пятницу Андрей вернулся с работы и сообщил, что Крушинский официально назначен замом. Андрей просит жену приготовить праздничный обед на следующий день.

— Вот и повод будет снова с ним сблизиться. Я первым его поздравлю с назначением. Готовь, Лера, обед, да постарайся, не подведи.

— А что он любит? — интересуется молодая женщина.

— Вот сейчас — не знаю. А раньше всё трескал, что соседи давали, ничем не брезговал. Ни он, ни его брат с мамашей, — последовал ответ.

И Лера решила запечь курицу в соевом соусе с приправами, а на гарнир сделать салаты и отварной свежий картофель, как раз первый картофель — скороспелку уже вчера Лера накопала с полведра. С укропчиком и маслом будет самое то. Андрей заранее купил две бутылки дорогой водки и поставил в холодильник охлаждать.

Чтобы как-то приготовиться самой к приходу гостя Лера не успела подумать. С утра — готовка у плиты, после быстро отвела Ванечку к маме, вернулась, помыла полы в доме и накрыла на стол. И только когда к околице подъехал тёмно-серый внедорожник и посигналил, Лера встрепенулась и побежала в комнату переодевать старый домашний халат на новое ситцевое летнее платье. Хоть и простое, платье было пёстрым и очень ей шло — рукава-фонарики, имитация корсажа на груди, чуть расклешённая юбка, легкомысленно-девчачий стиль очень шёл Лере. Молодая женщина переоделась, наспех причесалась и подобрала волосы в пучок на затылке, но когда вышла навстречу гостю, вдруг спохватилась, что не обулась. Так и стояла босая на крыльце, смущённо посматривая на нового начальника мужа. И его давнего друга…

Мужчины встретились шумно, со смехом переговариваясь, зашли во двор, и тут Тимур Крушинский повернулся в сторону Леры. Его тёмные, почти чёрные глаза, немного по-восточному раскосые, внимательно посмотрели на неё.

— Знакомься, Тимур Алексеевич, моя жена Лера, — представил Андрей.

— Я помню вас ещё со школы, — вдруг неожиданно произнёс парень, — Вы учились в десятом классе вместе с Андреем. И уже тогда были нереально красивой.

Лера вспыхнула от смущения, а Андрей рассмеялся:

— Если тебе так нравилась Лерка, то почему ты к ней ни разу не подошёл?

— Андрей, ты забываешь, я был младше вас почти на пять лет. Для Леры я тогда был ребёнок, — ответил Тимур, ни капли не смутившись.

— А сейчас, значит нет? — продолжал в шутливом тоне Андрей.

— А сейчас — нет. Я для Леры уж точно не ребёнок, — сказал Тимур и оглядел Леру внимательно. Лере вдруг стало неловко за то, что стоит босая. Но Андрей позвал друга в дом, приглашая к столу, на ходу крикнув:

— Лера, подогрей курицу и подавай на стол.

— Подожди, Андрей, чуть не забыл, — остановился Тимур, — Сходи к моей машине, возьми в багажнике пакет. Там вино и шампанское.

— Да зачем? У нас всё есть, — возразил Андрей.

— Это для твоей жены. Она же не будет с нами пить водку, — объяснил парень.

Лера смутилась ещё больше. Никто раньше из друзей мужа, приходя к ним в дом, не вспоминал, что Лера тоже может сесть за стол и захотеть выпить. Она метнулась в сторону кухни подогревать курицу, а когда вернулась с подносом, мужчины уже сидели за столом и выпивали. Охлаждённая запатевшая бутылка водки была открыта. Лера поставила поднос на стол и хотела опять выйти, как Тимур остановил её:

— Лера, что вам налить, шампанское или вино? И куда вы опять убегаете?

— Мне нужно обуться, — созналась Лера.

— Но зачем? — удивился парень, — Вы у себя дома и можете ходить, как вам удобно.

— Я дома, да… Но вы мой гость, — смущённо возразила женщина, — И налейте то, что сами захотите.

Она быстро скрылась в комнате, Андрей довольно заметил:

— Моя жена никогда не мешает мне выпивать с друзьями, всё приготовит и исчезнет, а потом всё уберёт и всё. Она не вмешивается в мои дела.

— Мне бы хотелось, чтобы Лера посидела немного с нами, — возразил Тимур, — Я хочу познакомиться с твоей семьёй.

Через пару минут вернулась Лера. Она осторожно прошла к столу в туфлях на высоком каблуке и села ближе к краю стола.

— Что-то я раньше не видел, чтобы ты на каблуках ходила, Лерка, — усмехнулся Андрей. Его жена ничего не ответила, взяла протянутый Тимуром бокал белого вина и чуть отпила. Рядом с Тимуром она чувствовала себя неловко и уже миллион раз пожалела, что не сделала причёску, макияж и маникюр. Ей стало стыдно своих неухоженных рук, простого платья, наспех прибранных волос и отсутствия косметики на лице. Парень сидел напротив и не сводил с неё чёрных внимательных глаз. Андрей налил в стопки ещё водки, а потом сразу перешёл к делу:

— Кого будешь ставить начальником на участки вместо себя?

— У меня есть проверенная надёжная команда людей. На Хайлагу определю Влада Горина, мы с них с первых дней там работаем.

— А на «Сосенское»?

Тимур минуту думал, прежде чем ответить, а Лера настороженно наблюдала за обоими мужчинами.

— На Хайлаге трудно, Андрей, — наконец, произнёс парень, — С одной стороны хорошо — начальства нет. А с другой стороны — плохо. Это расслабляет. Там чаще всего происходят нарушения трудовой дисциплины и воровство. Поэтому там нужен человек опытный, не первый год там работающий. И это Горин. С «Сосенским» немного проще. Там всё давно организованно и стабильно, но нужно поддерживать порядок. На этот участок я могу назначить тебя.

— Правда, что ли? — не поверил в удачу Андрей, — Да я справлюсь! Ты не пожалеешь, Тимур. Я тебя не подведу.

Парень снова обратил своё внимание на женщину напротив.

— Почему вы ничего не едите, Лера? Всё очень вкусно, вы великолепно готовите.

— Спасибо… — тихо произнесла женщина, чувствуя, как её щёки вспыхнули, — Я старалась… Для вас…

— У вас это получилось, — в тон ей тихо и почти интимно отвечает Тимур.

Лера бросает быстрый испуганный взгляд на мужа и встаёт из-за стола.

— Извините, мне нужно забрать Ванечку. И маме обещала принести из магазина продукты. А уже семь часов, я могу не успеть.

— Давайте я вас подвезу, Лера, — неожиданно предлагает парень, — Я на машине, да и вам сумки из магазина не нужно будет нести.

— Ну… хорошо. Если Андрей не против… — женщина смотрит на мужа, который руками разделывает курицу и кладёт себе в тарелку мясо грудинки.

— Идите, я вас подожду, — соглашается он.

Лера садится в машину, Тимур закрывает за ней дверцу, которую до этого предупредительно открыл перед ней, садится за руль, включает кондиционер. В машине приятно пахнет морской свежестью, становится прохладно.

— Лера, вы не против музыки? — интересуется Тимур, — И возле какого магазина остановиться?

— Возле пекарни. И музыка… Да, я не против, — смущённо отвечает Лера, всё так же чувствуя на себе его взгляд.

В магазин Тимур зашёл вместе с ней, перед этим предупредительно открыв перед женщиной двери. Лера взяла молока, бутылку масла, пшеничную крупу, в хозяйственном отделе — отбеливатель и стиральный порошок, всё, что заказывала мама. Тимур протягивает продавцу свою пластиковую карту, оплачивая покупки, забирает из её рук сумку и несёт её в машину, Лера следует за ним.

— Зачем вы заплатили? Мне так неудобно… — начинает Лера, но Тимур неожиданно прислоняет палец к её губам и внимательно смотрит в её большие голубые глаза, растерянные и очень красивые. Лера замолкает, а его взгляд красноречиво говорит ей о том, что поймёт любая, даже самая неуверенная в себе женщина — она ему нравится!

Лера отстраняется, садится в машину и больше не возражает.

— Нам нужно сейчас повернуть вон туда… — произносит она, но Тимур спокойно говорит:

— Я помню, Лера, где живёт ваша мама.

Ночью всё-таки началась гроза. Крупные капли падали и стучали по стеклу, над крышей раздавались гулкие раскаты грома. Обычно Лера, просыпаясь среди ночи во время грозы, прижималась к тёплому боку мужа и накрывалась с головой одеялом. Трусиха. Но сейчас она даже не замечала разбушевавшейся стихии. Лера лежала на краю кровати и не мигающим взглядом смотрела на ветки черёмухи, чёрные и зловещие от ярких вспышек молнии, они покачивались на ветру и шуршали по стеклу. Молодая женщина не видела сейчас ни тёмных веток, ни всполохов молнии, она видела чёрные глаза Тимура, обращённые прямо на неё. Он глаз с неё не сводил весь вечер, а когда уходил, как бы невзначай прикоснулся ладонью к её руке. Она сразу же отпрянула, а он сделал вид, что ничего не случилось. Андрей напился и сейчас громко храпел, выделяя алкогольные испарения. Лера тихо встала и вышла из спальни. Она легла на кроватку к Ванечке, прижалась к его тёплому тельцу и обвила его руками. Если утром муж потеряет её, она может сказать, что Ванечка проснулся ночью, испугался грозы и позвал её.

После того как Тимур ушёл, Лера прибирала со стола, мыла посуду, а потом долго стояла и рассматривала себя в зеркале. Она старше Тимура на четыре года. Ей уже тридцать лет. И она не девушка, она женщина. В зеркале отражаются её уставшие поблекшие глаза, чуть расплывшаяся после родов талия и бёдра. Она выглядит на свой возраст или даже старше. Лера тяжело вздыхает и отходит от зеркала.

Тимур тоже не спит этой ночью. Он стоит на веранде, тяжёлые капли бьют его по лицу, ветер треплет его рубашку, но парень не замечает этого и не чувствует дискомфорта. Если бы он курил, он бы сейчас достал сигарету. Но Тимур не курит. Поэтому остаётся только нервно сжимать пальцами деревянные мокрые перила. Перед глазами Лера. Он помнил её совсем юной девочкой, за которой наблюдал украдкой, а потом она уехала в город учиться и исчезла из его жизни. Сегодня он увидел её вновь. Она стояла на крыльце босая, в простом платьице и так мило смущалась. Уже не та девочка, но такая же трепетная, уже по-женски аппетитная фигурка, и глаза… такие же распахнутые и наивные. А её муж… Не изменился, всё тот же самоуверенный сноб. Тимур помнит, с каким презрением Андрей отзывался о его семье, и о нём самом. Теперь вот решил приблизить его к себе, сделать одолжение. Ладно, чуть позже он решит, что делать с так называемым другом детства. У Тимура только один друг, других нет — Влад Горин. Именно он помог Тимуру в первый год на Хайлаге, научил всему, что знал и умел сам. Если бы не Влад, Тимур не достиг того, чего достиг за эти пять лет работы на участках. А его жена Милена… Тимур не раз слышал презрительные отзывы о ней. Мол, женился на умственно отсталой. От таких разговоров Тимур всегда приходил в бешенство. Сколько раз ему самому школьные психологи и соцработники ставили клеймо. Мальчик из неблагополучной семьи, пойдёт по стопам своего отца и старшего брата. А вот он не пошёл, не стал ни пьяницей, ни вором, ни неудачником. Хотя кто знает… Если бы Вероника не бросила его тогда шесть лет назад, он бы не добился того, чего добился. Вероника… Опять навязчивые мысли о ней, но уже бесстрастные, без всяких эмоций. Это она раскрыла в нём доминанта. Раньше, до Вероники, он смущался своих сексуальных предпочтений. Ему нравился грубый животный секс, ему нравилось подчинять женщину. Ничего нет более возбуждающего, чем его полная власть над беззащитной беспомощной женщиной. Он стыдился этого и скрывал, пока Вероника сама однажды не попросила его дать ей пощёчину и сжать её горло во время близости. Он не смутился её просьбы, наоборот, возбудился до такой степени, что не смог долго сдерживаться и закончил половой акт быстрее, чем нужно. Потом он научился сдержанности и выдержке и уже сам контролировал ситуацию, в том числе и ощущения партнёрши. Именно Вероника дала ему понять, чего на самом деле он хочет и не бороться больше со своими пристрастиями, не стыдиться их. Она была идеальная нижняя, готовая на все его фантазии. Но как оказалось, всё-таки не идеальная. Только после он понял, что она ловко и умело манипулировала им. А он был слишком молод и неопытен, чтобы разобраться в женских интригах. Она была с ним, удовлетворяла свои природные наклонности, а искала случая устроиться в жизни более удачно и нашла себе более перспективного партнёра на двадцать лет старше её самой и Тимура. Теперь он уже не осуждал Веронику, да и злость на неё давно прошла. Он даже благодарен ей за тот её подлый предательский поступок. Теперь его не сможет предать ни одна женщина, потому что ни одну женщину он больше не допустит до своей души, никогда.

Нежность ночного цветка

«Опасайся любви: если ты сильно полюбишь, станешь игрушкой»

Марио деи Газлини

День опять выдался жарким, мокрая земля быстро высохла после дождя, и влажные испарения поднимались над землёй. Молодая женщина устало провела ладонью по лицу, стирая капли пота, и снова принялась за работу. От влажного душного воздуха становилось тяжело дышать. Осталось чуть меньше половины картофельного поля, но Лера чувствует, что выбилась из сил. Она поднимает тяпку и снова огребает картофельные рядки, когда за спиной слышит мужской голос.

— Добрый день, Лера.

Она распрямляется, чувствуя боль в спине, и поворачивается. Возле калитки стоит Тимур, на нём тёмный костюм, пиджак расстёгнут, галстук чуть приспущен. Выглядит свежо, элегантно, ухоженно. Лера суетливым движением пытается заправить выбившиеся пряди под косынку, поправляет подол старенького хлопкового платья и чувствует себя так неловко, как замарашка на балу.

— Добрый день, Тимур, — отвечает она.

— Что вы делаете, Лера? — вежливо спрашивает он.

— Да вот… грядки пропалываю… уже прополола, огребаю. А вы по делу? Андрея сейчас нет.

— А где он? — спрашивает парень, в чёрных глазах его усмешка. Лера замечает, что он смотрит на её босые ноги, она тоже бросает взгляд на свои ноги, пыльные и искусанные комарами. И от досады чуть не плачет.

— Он… На рыбалке. С утра уехал, — лепечет Лера и чувствует себя ещё больше растерянной.

— Идите сюда, Лера, — вдруг требует он. Говорит тихо, но такой вкрадчиво — уверенной интонацией, привычный к тому, что его слушаются, и Лера проходит вдоль рядков, кладёт тяпку на деревянный настил, подходит к Тимуру.

— Лера, принесите из дома старые вещи вашего мужа, футболку, штаны, обувь не надо, — говорит он. Женщина хоть и удивляется его странному требованию, но кивает, поспешно отвечает:

— Хорошо…

Через пару минут она возвращается, протягивает Тимуру вещи. Он берёт их и спрашивает:

— Там в конце огорода баня, да? Там можно переодеться?

— Да, если хотите…. Но зачем? — ещё больше изумляется Лера.

— Если вам не трудно, Лера, сходите на кухню и заварите зелёный чай, а потом остудите его и принесите сюда. В жару он отлично утоляет жажду, — говорит Тимур.

Она не спорит, хоть и кажется ей ситуация полным абсурдом, она направляется в дом, перед этим сполоснув под краном руки и лицо. Налив в чайник воды и поставив его закипать, Лера стаскивает с головы косынку, наспех причёсывает растрёпанные волосы, заплетает их и улаживает в красивый узел, закрепляет заколкой. Платье тоже надо переодеть! Она распахивает дверцы шкафа и суетливо роется на полках. Чёрт! Да ничего подходящего нет! В панике понимает она. Наконец, достав прямую серую юбочку и голубую кофточку, Лера переодевается. Но отражение в зеркале ей всё равно не нравится. Перед ней запыхавшаяся с раскрасневшимися щеками и лихорадочно блестящими глазами дамочка. Лера бежит во двор обратно к умывальнику, моет ноги, безжалостно трёт их мочалкой, а когда возвращается — чайник уже вскипел. Пока заваривался чай и остывал в кружках, Лера успела прийти в себя, успокоиться и даже вспомнить, что ей нужно продолжить работу в огороде, про которую она напрочь забыла. Она берёт чашки с чаем, ставит их на поднос и аккуратно несёт его.

В огороде она застаёт Тимура, переодетого в домашнюю одежду её мужа. Парень уверенными точными движениями огребает картофельные рядки и уже почти заканчивает. Одежда мужа ему немного велика в размере, Андрей шире в плечах и крупнее в объёме, зато Тимур выше ростом, его руки сильные, мускулистые ловко справляются с тяжёлой работой. На левом пледплечье короткие рукава футболки открывают татуировку. Лера стоит и в растерянности смотрит, как быстро и споро он трудится. Парень замечает Леру, улыбается ей и просит поставить поднос на землю и подождать, пока он закончит. Скоро работа выполнена. То, над чем женщина билась полдня, он сделал за полчаса.

— Даже не знаю, как вас благодарить… — смущённо улыбается Лера, — Но вам совсем не нужно было…

— Я в бане сполоснусь, можно? — перебивает её парень.

— Да, да… Там есть вода и полотенце, но я вам сейчас принесу свежее.

— Не надо, Лера, не суетитесь, — останавливает её Тимур.

В бане прохладно и сумрачно, самое то после зноя и солнца. Тимур наливает в таз холодной воды, скидывает одежду, быстро и энергично растирает гель по телу, споласкивается и среди висящих на вешалке полотенец безошибочно снимает полотенце Леры, подносит его к лицу. Так и есть, не ошибся, оно пахнет женщиной. Тимур вытирается этим полотенцем и вешает его на место, затем одевает уже свою одежду.

Лера ждёт его на тропинке, там же где и стояла. Она наклоняется, берёт с подноса чашку и протягивает ему.

— Спасибо, Лера, — благодарит Тимур, пьёт чай и смотрит на Леру поверх кружки. Женщина смущённо отворачивается, берёт ещё одну кружку и тоже отпивает чаю.

— Может, мы пройдём в дом? — несмело предлагает Лера, — Уже время обеда. Оставайтесь на обед.

— С удовольствием останусь, — отвечает парень и с вызовом смотрит в её глаза.

Лера быстро накрывает на стол. Обед готов ещё с утра, нужно было только подогреть. Она наливает в тарелки суп с клёцками, нарезает в чашку свежие овощи со своего огорода — помидоры и огурцы, разогревает рыбный пирог.

— О, да у нас знатный обед, — смеётся Тимур, — Когда вы всё это успели приготовить, Лера?

— Так… встала в шесть утра, — смущённо отвечает Лера, берёт ложку и опускает её в тарелку с супом. Тимур несколько секунд внимательно наблюдает за ней, а затем начинает с аппетитом есть.

— Вам Андрей был по срочному делу нужен? — наконец, осмеливается нарушить молчание женщина.

— Скорее мне нужны вы, чем Андрей, — отвечает Тимур и смотрит ей в лицо. Лера вспыхивает, его фраза звучит явно двусмысленно. А он, довольный её реакцией, продолжает, — На днях к нам приезжают канадцы, у нас с ними переговоры по продаже и установке оборудования. У них такие технологии, что можно снова добывать золото на уже заброшенных участках из отработанных пород. Не буду вас утомлять подробностями, Лера. Мне вот что от вас нужно… Андрей сказал, что вы по образованию преподаватель иностранных языков. Что вы учили, Лера?

— Английский…

— Пойдёт. Они говорят на французском, но английский тоже знают.

— Тимур, я не переводчик, — возражает Лера, — Я не знаю специальной терминологии.

— У них будет свой переводчик. Переговоры мы проведём с ним. А вот что касается неофициального общения… Мы хотим устроить банкет, пригласить их, и вот там мне нужен свой человек. Вы же можете, Лера, поговорить на непрофессиональные темы?

— На бытовые? Да, могу… О погоде, природе, их впечатлении о поездке и прочее, — улыбается Лера.

— Тогда договорились, — уверенно произносит он и добавляет, — И это будет оплачено, Лера.

— Нет. Зачем? Мне не трудно. Это же не работа, а просто возможность пообщаться. Только я вас сразу предупреждаю, я не работала по специальности несколько лет, а когда нет практики, язык забывается.

— Я уверен, вы справитесь, Лера. А почему вы не работаете по специальности, можно спросить?

— Я работала два года, но когда вышла замуж, то вернулась сюда. И здесь в школе не было вакансии, зато на почту требовался оператор.

— Понятно. Вы не жалеете, Лера?

— О том, что работаю не по специальности? Нет, — мягко улыбнулась Лера.

Тимур допил чай, поблагодарил за обед и на прощание попросил

— Я вам позвоню, Лера. Вы можете дать мне свой номер?

— Да, записывайте… — с готовностью отозвалась Лера, а когда он записал её номер в свой телефон, она осмелилась спросить, — А как нужно одеться на банкет? Офисный стиль?

— Нет, неофициальный. Можете надеть что вам нравится, Лера. А хотите, я вам куплю платье?

— Нет, что вы… — испугалась Лера такого смелого предложения, — Не нужно! У меня есть… Я найду что-нибудь подходящее.

— Чтобы вы не искали, я всё же куплю вам платье, Лера. Считайте это гонораром за переговоры с канадцами, раз деньги брать вы не хотите. Какой у вас размер, сорок восьмой?

— Да, — Лера кивнула, удивившись его точному расчёту её размера.

— А обувь, Лера?

— Тридцать седьмой…

— Я так и решил, у вас маленькая ступня. До вторника, Лера. Я с вами встречусь послезавтра, — он вышел со двора, а Лера осталась стоять на месте, смущённая и растерянная. Она наблюдала, как Тимур сел в машину, как внедорожник развернулся и скрылся за углом. Лера обхватила ладоням щёки, они пылали.

Эти два дня до вторника Лера проживает как в лихорадке. Неделей раньше она решила серьёзно заняться своим внешним видом и выбрала для себя диету. Вот уже несколько дней Лера мало ест и отказывается от ужина, но сегодня аппетит пропал напрочь. Из-за волнения она не может на чём-либо сосредоточиться. Всё время вспоминает взгляд Тимура, каждую фразу, сказанную им, каждое слово. Она моет посуду и ловит себя на том, что улыбается. После того, как ложит спать Ванюшу, Лера перебирает весь свой платяной шкаф, но к её полному разочарованию не находит практически ничего подходящего для себя. « И как только так я жила?» — недоумевает Лера. У неё давно нет обновок, а все её платья тёмных тонов, трикотажные, строгого покроя. Лере хочется чего-то лёгкого, яркого и легкомысленного, совсем девчачьего. Например, джинсовую юбку и розовую футболку с забавным принтом или пёстрый короткий сарафанчик. Молодая женщина вздыхает и аккуратно слаживает все свои вещи обратно в шкаф. У неё нет даже джинсов! Для летнего легкомысленного образа Лера смогла выбрать только белую футболку, соблазнительно обтягивающую её грудь и чудом затерявшуюся и найденную в самом дальнем углу полки расклешённую юбку до колен цыганской расцветки — чёрная с яркими красными маками. Лера гладит вещи утюгом, вешает их на спинку стула и подходит к комоду, над которым стоит зеркало. Женщина открывает верхную дверцу комода, достаёт косметику, и флакончик духов. Духи ей подарила мама на прошлый день рождения. Лера открывает флакончик и вдыхает запах жасмина и розы. Но теперь любимый аромат кажется ей тяжёлым, пряным и старомодным. Хочется лёгкого цветочного запаха. Дешёвая тушь, собирающаяся комками на ресницах, тоже не нравится Лере, как и зелёные и голубые тени для век. Розовая помада, тоже дешёвая, делает губы жирными и слишком яркими. Лере хочется собрать всё в кучу и выкинуть, но она сгребает косметику и снова убирает всё в ящичек комода. Ей срочно нужно поехать в город и купить дорогую косметику, новую одежду, обувь, сделать стрижку… Так, стоп, Лера! Мысленно одёргивает себя женщина. Где она возьмёт деньги на всё это?

Лера отходит от комода, включает ноутбук мужа, открывает интернет и ищет видео с комплексами упражнений. Ей необходимо подобрать упражнения для того, чтобы укрепить мышцы живота, вернуть себе ту талию, которая была у неё до родов. Правда, сделать это надо было ещё четыре года назад. Сейчас будет сложнее убрать всё лишнее. Тимур на глаз определил её размер, но Лера знает, что все её платья уже не свободно лежат по фигуре, а обтягивают её, так скоро и на пятидесятый размер нужно будет переходить. А это тупиковый путь, потому что потом пятидесятый размер потребуется заменить пятидесятивторым, а потом и пятидесятичетвёртым. Лера выбирает ролик, где упражнения не очень сложные, скачивает его и сразу же пытается выполнить и запомнить движения. Зарядка вместо ужина — и спать.

Тимур едет в Петровку, уже темнеет, но он не топорится. Дорогу он знает даже с закрытыми глазами. Когда-то в детстве он там жил, а теперь вот снова переехал. Нужно ещё успеть заехать к Милене, посмотреть, как там она и если что, помочь с огородом. Это он обещал Владу, когда отправил его на Хайлагу. Как только он вспомнил о работе на огороде, сразу представил Леру в длинном нелепом платье, с босыми ножками, раскрасневшуюся и усталую от жары и работы. Он бы предпочёл, чтобы эта девушка была раскрасневшаяся и усталая совсем от других занятий… Да, он бы заставил её умориться, усмехнулся Тимур. Как мило она смущается, отводит глаза, вспыхимает румянцем на щеках. А как почтительно и вежливо с ним разговаривает… Конечно, она так почтительна, потому что каждую секунду помнит, что он начальник её мужа, и от него зависит карьера Андрея, но Тимур подозревал, что не будь он начальником, Лера всё равно так же почтительно бы обращалась к нему. Такая почтительность к мужчине редко встречается в женщинах. Он уже видел её сабой, своей сабой. Тимуру даже стало тяжело дышать от возбуждения. И это не только потому, что у него не было постоянной женщины. Всё дело в самой Лере, в этой нежной, красивой девушке. Да, и кожа у неё такая нежная… На ней будут оставаться отметинами даже самые слабые надавливания. Тимур резко выдохнул и сам себя осёк. Он думает о нереальных вещах. После Вероники у него не было постоянных отношений ни с одной женщиной. Были только шлюшки на пару ночей и всё. С ними всё просто. Они отрабатывают деньги, к тому же привыкшие к грубому жёсткому обращению, их не удивляют требования богатых извращённых клиентов. А сможет ли всё это дать эму Лера?… Этот нежный ночной цветок… Такими нежными могут быть только ночные цветы, которые прячут свои лепестки от обжигающего дневного солнца. Лера… Лерочка… девочка… Он повторял про себя её имя, смакуя его и всё равно на что-то надеясь.

Платье пришлось в пору, как будто она сама выбирала и примеряла его. Лера любила яркие принты и цветы, но редко осмеливалась покупать вещи такой расцветки. Это платье нежно-фиолетовое с розовыми и синими цветами не было ярким, но было пёстрым. Ворот с запахом, подчёркивающим её соблазнительную грудь, тонкий поясок на завышенной талии, подол, едва скрывающий колени. Лера взглянула на своё отражение в зеркале. Она редко открывала ноги, а они у Леры красивые, покатые коленки, стройные лодыжки и узкие щиколотки. Молодой женщине нравилось то, что она видела в зеркале. Завышенный поясок не обтягивал талию, и нежная на ощупь ткань струилась вниз. Такая обманчивая простота стоит дорого. Лере вдруг стало неловко за то, что Тимур потратился на неё. Но сказать ему об этом она не посмеет, его это рассердит. Лера интуитивно чувствовала, какова будет реакция парня на её слова, поэтому говорить ничего и не нужно. Босоножки тоже были чудесные, кремово-белые, со множеством тонких замысловато переплетённых ремешков. Они красиво обвивали тонкие щиколотки, подчёркивая их изящество.

Лера долго приводила себя в порядок. Сначала она нанесла маску на лицо и волосы, потом долго мылась в бане. Она полоскала волосы травяным отваром, расчёсывала их и сушила, эпилятором убирала все волоски на теле, на ногах, под мышками, растирала кремом тело. Потом уже дома пыталась делать себе педикюр, как могла. Она долго распаривала ступни, чтобы огрубевшие пятки стали хоть немного мягче, натирала их кремом, чистила скрабом. Наконец, Лера нанесла на ногти ног бежевый лак и занялась лицом. С бровями тоже пришлось возиться долго, выщипывать их, придавать форму изящной линии, красить ресницы и губы. Она не стала подводить веки карандашом, только немного растушевала светло-серые тени на них, припудрила губы, нанесла на них красно-коричневую помаду. И только когда осталась довольна результатом, приступила к маникюру. Всё это заняло у молодой женщины очень много времени. Лера несколько раз смывала макияж, пробуя разные оттенки помады и теней. Ей не хотелось яркого и броского макияжа, и она решила сделать акцент на губах, а не на глазах. Ей не нравилось, когда и глаза, и губы выделяли ярко. Это был перебор. К концу всех этих процедур Лера так устала, что уже не могла ни на чём сосредоточиться, но зато осталась довольна результатом. Она впервые чувствовала себя красивой и ухоженной женщиной, которая скоро наденет красивое платье и обувь. Когда Лера в очередной раз разглядывала себя в зеркало, она с приятным удивлением заметила, что её домашний халатик стал ей немного свободным в талии. Всё-таки отказ от ужина и гимнастика дали результат.

Андрей сразу заметил перемены в жене.

— Какая ты сегодня красавица! — искренне удивился он, — Лерка, до банкета полтора часа, мы успеем по-быстренькому… — мужчина подошёл сзади и обхватил жену за талию, — Я не понял, Лерка, ты похудела что-ли?

— Не знаю… Наверно… На огороде заработалась, вот и похудела, — Лера не хочет дальше поддерживать эту тему, особенно если муж поймёт, что совсем не он спровоцировал интерес жены к своему внешнему виду. Она отталкивает его руки и категорично отказывает, — Нет, Андрюш. Сейчас не получится. Я очень долго делала макияж и причёску, у меня ушла на это уйма времени! Я не дам тебе всё испортить.

— Хорошо, Лерка, не сейчас. Ночью пошалим. Ничего, я терпеливый, подожду до темноты, — миролюбиво соглашается Андрей.

Прехали они уже когда все собрались за столом.

— Ну вот, — огорчилась Лера, — А я хотела помочь девчонкам накрыть на стол…

Женщин всего двое — Олеся Петренко и кадровичка Клавдия Степановна. Таисия Петровна, повариха, не смогла оставить смену на кухне, кормила ужином рабочих, приехавших с участков. Зато мужчин много, и главный бухгалтер Эдуард Алексеевич, и главный механик Виктор Доронин, завгар Фёдор Лесков и горный инженер Геннадий Примов, приехали даже начальники ближних участков. В центре на почётном месте трое иностранцев и их переводчик.

Лера смущается, она никогда не оказывалась в компании мужчин, но тут видит Тимура, он кивает ей, то есть ей и Андрею, и подходит к ним.

— Великолепно выглядешь, Лера, — говорит он, пожимает руку её мужу, — Андрей, рад видеть. Ты устраивайся за столом, а я познакомлю Леру с моими друзьями. Она же почти никого не знает, в отличие от тебя.

— Да я сам могу… — пытается возразить Андрей, но Тимур бросает на него предупреждающий взгляд. И Андрей понимает — если он хочет повышения, то не должен спорить с тем, кто выше его на служебной лестнице.

Тимур легонько берёт Леру за локоток и подводит к парню примерно его лет, одетому в светлую футболку и тёмные джинсы, с одной стороны аккуратно и модно, с другой — молодёжно и неофициально.

— Лера, это мой друг Влад Горин, ты уже слышала о нём, — представляет Тимур.

Парень, стоящий возле окна и с кем-то говорящий по телефону, приветливо кивает.

— Миленочка, перезвоню позже, как домой соберусь. Да, хорошо, детка, — он убирает телефон в карман джинсов и протягивает руку Тимуру, — Привет, босс! Где ты украл такую красавицу? Как вообще вы пошли с ним, Лера? — шутит Влад.

— Да ладно тебе пугать девушку. Лера сегодня со мной, поможет нам общаться с канадцами. А ты почему не взял Милену?

— Я пытался, Тимур, пытался. Но ты же знаешь её. Она ни в какую, осталась дома. А знаете, что, приезжайте к нам на выходных. Ты давно у нас не был, Тим. И не отпирайся. Лера, я вас приглашаю, познакомлю со своей женой.

— Но… вообще-то я… — Лера смутилась и беспомощно посмотрела на Тимура.

— Мы приедем, Влад, обязательно, — как ни в чём ни бывало, отвечает Тимур, — Мы с Лерой к столу, с утра ничего не ел. Ты как, с нами?

Они подходят к столу, Лера хочет возразить, чтобы он не представлял её так двусмысленно своим друзьям и знакомым, она же пришла не с ним, а с мужем, но смотрит на Тимура и понимает, что не сможет ему этого сказать. Он слишком уверен, слишком властный взгляд, точно знает, чего хочет, к тому же — он начальник. Тимур усаживает девушку за стол (Лера перестала ощущать себя солидной женщиной, почтеной женой и матерью семейства, стоит ему оказаться рядом, и она чувствует себя наивной и глупой, как будто и не старше его на целых четыре года), накладывает ей в тарелку еды — запечёную рыбу, салатов, мясо. Он даже не спрашивает, чего хочет Лера, наливает ей в бокал белого вина, но тут уж она его останавливает.

— Я не могу пить спиртное, — тихо говорит она, — Особенно сейчас в жару, да и вы просили меня познакомиться с партнёрами. Мне будет неудобно подходить к ним в нетрезвом виде.

— Лера, Лера, — смеётся парень, — Уверяю вас, милая Лера, когда вы будете в нетрезвом виде, вас перестанут волновать такие категории бытия, как «удобно-неудобно». Если вы не хотите пить, не пейте, Лера. Сейчас я привезу вам минералки.

— Не нужно, не стоит… — Лере неудобно, что она его затрудняет.

— Лера, я на машине. Для меня это быстро — в магазин и обратно. А пока поешьте, Лера. Таисия Петровна, действительно, очень хорошо готовит.

Тимур оставляет её и уходит. Лера пробует рыбу. Действительно, вкусно! Но как только ушёл Тимур, его место занимает Олеся Петренко.

— Привет, подруга!

— Олеся, привет, почему на выходных не зашла? Обещала же! Я тебя ждала, пирог сладкий, как ты любишь, испекла.

— Не смогла… Витька, гад, опять в запой пошёл. Пришлось с детьми к сестре перебираться. А ты, я смотрю, в очень интересной компании. Только мы с тобой поговорили о назначении Крушинского, как ты уже с ним рядом.

— Меня муж с ним познакомил, — спешит оправдаться Лера и смотрит в противоположный конец стола, где её муж выпивает с маркшейдером из «Сосеного». Что ж, он тоже времени зря не теряет, пользуется случаем завести полезные знакомства.

— У Крушинского нет жены, — зачем-то сообщает Олеся и пристально смотрит на подругу, — И постоянной подруги тоже нет. Мужик всё время в делах, всё время на участках. Пользуйся случаем, Лера, пока он в посёлке.

— Олеся, что ты такое говоришь, я сейчас не поняла… — Лера возмущается и чувствует, как щёки её предательски пылают. Она хватает бокал со стола и выпивает вино залпом, как воду.

— Не нервничай, ты себя этим выдаёшь, — как ни в чем ни бывало, отвечает подруга, — Такой ухоженной и красивой я тебя со своей свадьбы не видела. Но так то — моя свадьба… там положено было пёрышки начистить. Я тебя как облупленную знаю. Нравится тебе этот парень, значит, измени с ним Андрюхе, вот и всё.

— Олеся, давай не будем…

— Не будем, — легко соглашается Олеся, чтобы больше не смущать подругу.

Атмосфера между тем становится более оживлённая и непринуждённая. И когда Тимур возвращается с бутылкой минералки, начальник прииска Семён Борисович, сняв галстук и пиджак, и растегнув рубаху, требует включить ему музыку. Но оказывается, что нет ни музыкального центра и ничего другого для этих целей. Главный экономист Дмитрий Иванович просит молодёжь включить музыку на телефоне, кто-то включает, но Семёну Борисовичу не нравится.

— Это что за звуки? — возмущается он, — Я ничего не понимаю в ваших современных песнях. Это же не песни, а кошмар како-то! Вот в наше время…

— Есть другие песни, не клубные? Не попса? — интересуется Дмитрий Иванович.

Эдуард Алексеевич открывает плейлист в своём телефоне.

— Я вот Родригеса люблю… и «Битлз», — предлагает он, — Может канадцам «Битлз» понравится? Мистер Мак… Мак…

— Маккензи, — подсказывает Семён Борисович, — Блин, где их переводчик? Спросить надо, что они хотят из музыки.

Лера, до этого просто наблюдающая за хмельной компанией мужчин, поворачивается к одному из иностранцев и спрашивает:

— What music do you like? What do you want listening to?

Иностранцы оживают, улыбаются, один из них говорит:

— Katusha! Russian song «Katusha».

Дмитрий Иванович пробует открыть интернет, чтобы найти «Катюшу», но связь, как обычно плохая, ничего не открывается и не загружается. Лера берёт свой телефон и нажимает на трек. Звучит песня, иностранцы оживают, начинают петь, просят подпеть им, и Семён Борисович с удовольствием подпевает. Пока все поют, Тимур подходит к Лере, наливает в её стакан минералки, садится рядом и с интересом наблюдает происходящее. Когда спели «Катюшу», Семён Борисович требует ещё песен, он подсаживается к Лере, выбирает из её плейлиста песни и требует включить. Лера включает русскую народную «Валенки».

— Откуда у тебя эти песни? — интересуется Тимур.

— Это ещё из школы, когда мы ставили концерты. Я их не убирала, и вот видите, пригодились, — смеясь, отвечает Лера, — Если их устраивает мой плейлист, а там в основном музыка для концертов, пусть слушают.

Дальше веселее, Лера выбирает песни, все поют, потому что знают слова или хотя бы припевы народных песен. Семён Борисович обнимает Леру и просит её называть его дядей Сеней.

— Лерушка, ещё ищи, а мы пока выпьем, мужики, почему стаканы пустые?

— Дядь Сеня, уже все песни спели, остались только песни военных лет, — отзывается Лера.

— А включай! — довольно машет рукой Борисович, — Я такие песни завсегда люблю. Что там есть?

— Вот, мне очень нравится, — Лера включает песню, Семён Борисович, опрокидывая в себя рюмку, начинает петь, приглашая к нему присоединиться, но слов почему-то никто из молодёжи не знает, и Лера сама решает поддержать дядю Сеню. Она начинает красивым не очень сильным и звонким, но нежным и переливчатым голосом:

Покуда тучи над землёй ещё теснятся,

Нам нет покою и нет пути назад…

Семён Борисович доволен, что Лера знает его любимую песню, они поют её вдвоём, дуэтом, все слушают, особенно иностранные гости. Канадцы громче всех хлопают и просят ещё. Тогда Лера интересуется у Борисовича:

— Дядь Сеня, а эту знаете? «Эх, путь-дорожка фронтовая»

— Знаю! Включай! — требует Борисович, — Всем петь!

Между песнями в антракте наливается в стопки водка, произносятся тосты и все выпивают. Лера пьёт воду из бокала, не привлекая ничьего внимания к тому, что она непьющая. Дальше Семён Борисович хочет танцев. И тут Лера с готовностью помогает ему.

— Есть танцы, есть! Нужно только колонку к телефону подсоединить, — говорит она.

Влад Горин приносит портативную колонку из общежития, подключает её к смартфону. Борисович идёт в пляс под велёлые народные песни. Канадцы в восторге от «Калинки». Они вживую видят исполнение этого знаменитого танца русскими. Борисыч лихо выполняет присядку, подскоки, Лера срывается с места и поддерживает его. Она резво отбивает дробь с перестуком, кружится возле Борисовича легко и весело.

— Эх! Эх! — кричит Борисович, — Степановна! Иди к нам! Пляши!

Тучная запыхавшаяся Клавдия Степановна спешит выполнить приказ своего начальника, подбегает, пытается выполнять движения, имитирующие танец.

— А теперь «Цыганочка»! — весело предлагает Лера. Ей нравится танцевать и веселиться, девушка уже и не помнит, когда в последний раз веселилась в шумной компании.

— Оп ля! «Цыганочка»! — с энтузиазмом соглашается Борисович, заставляя и Дмитрия Ивановича выйти в круг.

После, чуть отдохнув, переведя дыхание и выпив, Борисович требует от компании участвовать в плясках.

— А теперь гапак! — смеётся Лера, выводя уже покачивающегося дяду Сеню из-за стола, а он тянет за руку мистера Маккензи и его приятеля, которые с готовностью присоединяются к пляске.

— Гапак! — резво отплясывает Борисович, потный, взлохмаченный и шальной.

Уморённые, но весёлые и счастливые, Лера, дядя Сеня и канадцы возвращаются за стол. И только если Семён Борисович терял Леру из виду, сразу же требовал:

— Лера! Лерушка-лапочка! Где ты?

Уже давно стемнело за окном, Семён Борисович начал поклёвывать носом в тарелку, когда Тимур подошёл к нему и сказал:

— Семён Борисович, пора домой. Ваша жена звонила, волнуется.

— Что? А да…

На улицу Борисовича Тимур вывел быстро, усадил в свою машину, Борисович вдруг проснулся, спросил:

— Лера? Где Лера? Без неё никуда не поеду.

Тимур набирает номер девушки, звонит ей.

— Лерочка, выходите, мне нужна ваша помощь, — говорит он.

А когда Лера выходит, то видит, что возле крыльца стоят Влад, Тимур и завгар Фёдор Лесков, парни смеются и что-то обсуждают, а когда замечают Леру, начинают смеяться ещё громче.

— Ой, Лера! — произносит Тимур, — Как же вы уморили Борисыча!

— А он всех нас, — подхватывает Фёдор.

Тимур просит Леру поехать с ним, чтобы отвезти домой начальника.

— Начальника?! — удивляется Лера, смотрит изумлённо на парней.

— Да, Лера, начальника! Семён Борисович — хозяин прииска, а ты не знала? — ухмыляется Фёдор, — А ты его «дядя Сеня»!

И снова хохот.

— Но я, правда, не знала! — оправдывается Лера, — Откуда мне знать ваше начальство? Я с вами не пересекаюсь. Если бы я знала…

Тимур отводит Леру к машине, усаживает её на переднее сидение, Семён Борисович уже спит на заднем сидении.

— Тимур, простите, я вас подвела, — начинает Лера, — Я вам обещала, а сама даже не поговорила с ними… Я не сделала то, что обещала.

— Лерочка, вы сделали больше, чем обещали, — неожиданно отвечает парень, — Я начальника таким довольным уже несколько лет как не видел. Сейчас быстро отвезём его домой, это недалеко. А потом я вас доставлю до вашего дома.

— Нет, нет, я приехала сюда с мужем, с ним и должна назад вернуться, — смущённо возражает Лера.

— Вы на своей машине?

— Нет, Андрей просил знакомых нас подвезти. У нас нет машины…

— Тогда я позвоню Андрюхе, на обратном пути заберём его, — решает Тимур.

На следующий день ближе к вечеру к её дому подъехала серебристая «тайота». Лера готовила ужин, по гостей не ждала, а когда вышла за околицу, увидела, как из машины выходят Тимур и завгар Фёдор.

— Лера, вот ваша машина, — говорит Тимур, — Велено передать вам, что мы и сделали.

— Тимур, я не понимаю вашей шутки… — расстерялась Лера, — Андрей купил машину в кредит?

— Нет, Лера, ваш муж здесь не причём. Это подарок Семёна Борисовича, или как вы его называете «дяди Сени». Сразу с утра он начал требовать вас к себе, но узнав, что вы у нас не работаете, очень огорчился. Вот, заставил Фёдора ехать на авторынок с утра, там у Борисовича знакомый, он ему эту машину и пригнал. Так что берите ключи и документы на неё.

— Я не могу это принять, — Лера уже взяла себя в руки, приготовилась отпираться, как в разговор вмешался Фёдор.

— Лера, просим очень, лучше забери её, а то Борисыч ведь не успокоится, нам выговор влепит за то, что приказ не исполнили, и сам к тебе примчится. А тебе оно надо?

— Лера, машина ваша. Это благодарность Семёна Борисовича, — продолжил Тимур, — Сделка прошла удачнее, чем мы вообще расчитывали, и всё благодаря вам. Канадцы заключили с нами договор на очень выгодных для нас условиях. Примите этот подарок, для Семёна Борисовича подарить вам машину — это пустяки. Но вы очень обидите его своим отказом. Не стоит этого делать, Лера.

— Ну… хорошо… — сдалась девушка, чувствуя себя неловко, — Я отдам её мужу.

— Лера, это машина для вас, а не для вашего мужа, — мягко возразил Тимур.

— Но мне она без надобности. Я всё равно не умею водить.

— Эту проблему мы решим чуть позже, Лера. Я знаю, что у родителей Андрея есть гараж, мы сейчас поставим машину в их гараж. А вы уже потом сами решите, куда её девать.

Лера кивнула в знак согласия. Зато как обрадовался Андрей, когда вернулся с работы! Он сразу же направился к родителям, которые жили через три двора от них, а когда вернулся, был очень доволен.

— Вот подфартило нам с тобой, Лерка! Всё же Тимур хорошо придумал тебя на банкет прихватить. Кто бы знал, что ты так понравишься нашему боссу!

Лера заметила про себя, что она не только их боссу понравилась, но вслух ничего не сказала. С одной стороны ей была приятна радость мужа от приобретения машины, а с другой, ей стало обидно от того, что Андрей видит, конечно же, видит, как оказывает ей знаки внимания Тимур, но не показывает вида и не возражает. Неужели, карьера для него значит больше, чем она, Лера, его жена?

Тимур распахнул дверцу, приглашая мальчика сесть на заднее сидение:

— Сюда, Иван. Поедем на озеро.

— Купаться? — радостно оживился ребёнок.

— Купаться. И повезёт нас твоя мама, — парень бросил взгляд на Леру, стоящую чуть поодаль, и кивнул ей, — Садитесь, Лера, на водительское место.

— Это бесполезно, — вдруг произнесла молодая женщина, — Ничего из этого не получится. Я необучаема.

— Вы уже пробовали водить машину? — поинтересовался Тимур.

— Да, но ничего из этого не вышло.

— Садитесь, Лера. Машину поведёте вы, — невозмутимо произнёс Тимур и устроился на пассажирском месте. Молодой женщене ничего не оставалось, как сесть за руль. Она посмотрела на панель и огорчённо вздохнула. Сейчас Тимур сам убедится, что она необучаема и пересадит её на другое место, а сам будет вести машину.

— Вот сюда, на этот режим, — Тимур показал на панеле стрелку, — А теперь до самого упора на эту педаль.

— На первую? — уточнила Лера.

— Да. Она же и тормоз. Здесь всё просто, автоматика. Вот у меня на джипе немного сложнее. Нажали? А теперь очень плавно на газ.

Машина рывком двинулась и поехала. Лера вцепилась в руль, пытаясь управлять её хаотичным быстрым движением. Машина казалась живой, своенравной, и Лера испугалась, что не сможет управлять этим стремительным резким движением. С заднего сидения Ванечка испуганно произнёс:

— Мама! Я боюсь, когда ты водишь.

— Не бойся, Иван. Твоя мама справится, — спокойно и невозмутимо отозвался Тимур, наблюдая, как машину повело в стороны, как она резко петляет из одной стороны дороги на другую. А потом — раз… и резко налетела на обочину, тряхнуло, дёрнулось и встало, когда Лера судорожно нажала на тормоз. Лера испугано и виновато взглянула на парня, в отчаянии произнесла, сдавливая руль побелевшими пальцами:

— Это бесполезно… Я боюсь. Она мне не подчиняется!

Тимур улыбнулся, накрыл ладонью напряжённые пальцы Леры.

— Расслабьтесь, Лера. Не надо так сдавливать руль, иначе вы быстро устанете. Теперь опять на тормоз, газ и задний ход, — Тимур взял руль, уверенным движением без малейшего усилия вывел машину из кювета и снова предоставил женщине возможность управлять машиной самой.

— Смотрите на дорогу, Лера, и придерживайтесь правой стороны. Видите, на дороге уже есть колея от колёс? Ведите по ней, ровно по ней.

Лера сосредоточенно и напряжённо держит руль, ни на секунду не отвлекаясь от воображаемой ровной полосы на дороге, которую следовало придерживаться. Постепенно напряжение отпускает женщину, и Лера уже почти успокаивается, как видит, что навстречу ей движется огромный КАМАЗ.

— Ой, нет!… — в панике шепчет она.

— Сбавляйте скорость и прижимайтесь к краю. Ничего страшного, не бойтесь встречных машин, — слышит она уверенный голос Тимура, сбавляет скорость, направляет машину к обочине. Огромный КАМАЗ пролетает мимо, подняв облако пыли. Лера снова выводит машину на полосу. Когда добрались до озера, Лера почувствовала себя такой уставшей, словно занималась физической работой. Ванечка выбежал из машины и с восторгом плюхнулся в воду. Он стал разбрызгивать каскады капель, громко визжа и смеясь. Лера последовала за ним к берегу, засмеялась, уворачиваясь от водяных брызг.

— Дождик! Дождик! — смеётся Ванечка, и когда ему удаётся обрызгать Леру, визжит от восторга.

— А если так, — Тимур забегает в озеро и загребает в пригоршни воду, направляет на Ванечку и вмиг обрызгивает его всего. Ребёнок визжит от восторга:

— Ещё! Ещё!

Когда Тимур вибирается из воды и садится на большой камень, то с интересом наблюдает радость мальчика. Волосы Ванечки мокрые, потяжелели, тонкое личико с довольной улыбкой, синие восторженные глаза. «Синие глаза, как у Леры, — замечает Тимур, — Женщина с синими глазами, как у той цыганки. Да ну… бред», — как и тогда на вокзале подумал он, «Как Лера может отнять у меня всё? Она совсем не похожа на хищную стерву, на Веронику… Она даже от этой машины до последнего отказывалась. Лера, скорее, последнее отдаст, чем что-то чужое отнимет».

Назад ехали по старой дороге, которой уже редко кто пользовался. В открытое окно из полей долетали ароматы полевых трав, иван-чая, кашки, колокольчиков. На закате, когда сошёл зной, травы стали пахнуть острее и мягче. Впереди показался старый деревянный мост через реку. Лера испуганно повернулась к Тимуру.

— Нет, Лера, ты сама поведёшь по нему машину. Сама, — произнёс он настойчиво.

— Но я боюсь!

— Сбавь скорость, — посоветовал Тимур, но не уступил, — Сама, Лера. Ты сможешь.

У Леры замерло от страха сердце и перехватило дыхание, когда она вела машину по узкому деревянному мосту. И она облегчённо вздохнула, как только машина миновала опасный участок. Дальше дорога свернула на асфальтированную трассу, ехать стало легче, Лера прибавила скорость, но не расслабилась.

— Вот видите, Лера, у вас всё получилось. Кто вам сказал, что вы необучаемы?

— Андрей… Когда я не понимала с первого раза или ошибалась, он кричал. Я ещё больше терялась и путалась, и тогда у меня получалось ещё хуже, — созналась Лера.

— Вам не надо бояться, Лера. Ведите машину уверенно. Просто нужно чаще практиковаться.

Для Леры и самой оказалось неожиданностью то, что она сама весь путь до озера и обратно управляла машиной. Но рядом был Тимур, и она не боялась. А сможет ли она справиться с управлением самостоятельно, когда окажется в машине одна?

А дальше — больше. У Леры в начале августа день рождения, и Тимур дарит ей золотые серьги с сапфирами. Лера понимает, что они очень дорогие, и пытается отказаться от подарка. Но Андрей настаивает на том, чтобы она их приняла. Лера приняла подарок, но серьги носить не осмелилась. Так и лежали они на полке в подарочной коробочке. А когда в очередной раз к ним приехал Тимур, то поинтересовался у Андрея, почему его жена игнорирует его подарок. И Андрей заставил Леру достать серьги и надеть их. Сделал он это в присутствии Тимура. А Тимур стоял и молча наблюдал, как муж отчитывает Леру, как заставляет её надеть серьги. Лера исполняет требование мужа, но чувствует себя униженно.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Игра в доминирование, или Куклы плачут ночью предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я