О вкусах не спорят, о вкусах кричат (Н. В. Косухина, 2013)

Счастье-то какое! К нам на смотрины невесты пожаловал наследный принц Темной империи! А среди длинного списка кандидаток значится и мое имя: Натаниэлла Хос, магистр черной магии. «Упрямая, злопамятная, мстительная, подозрительная, жесткая, язвительная…» Это из моей характеристики. На собеседовании мне сказали: отличные данные для того, чтобы стать будущей императрицей. Какая тут началась паника! «Не надо так расстраиваться, у вас еще есть шанс выбыть», – обрадовали меня. Если бы вы знали, какие я приложила усилия, чтобы действительно выбыть из этого соревнования! Но история оказалась гораздо длиннее, чем я думала вначале. И гораздо интереснее. Как вы думаете, кто же в конце концов стал императрицей Темной империи?

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги О вкусах не спорят, о вкусах кричат (Н. В. Косухина, 2013) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Часть вторая

Найти и обезвредить

На полигон я пришла намного раньше Кристианы и отправилась проверять заранее подготовленную местность. Идея объединения практических занятий родилась у меня два месяца назад. Сегодня мы проводим испытания у некромантов, мастеров последнего года обучения и активных темных магов. Не так давно я заметила, что в знаниях у обеих групп есть пробелы и слабые стороны, которые при моделировании схватки очень заметны. Подумав, я предложила Кристиане создать совместный полигон для практических занятий, в условиях, максимально приближенных к реальным и разделенным по степени сложности. Несколько уровней, в зависимости от подготовки обучающихся. Конечно, я и сама смогла бы исправить все огрехи обучения, но для этого пришлось бы применить заклинания, которые нельзя использовать без прямой угрозы для жизни. Поэтому благодаря учениям на местности мои лентяи получат новые навыки и ученики Кристианы проверят свои наработки.

Уже заканчивая осмотр, я увидела подругу. Подойдя ко мне, она сказала:

– Что-то ты сегодня рано. Ты же любишь поспать подольше. А уж после пережитого стресса я вообще сомневалась, что ты придешь, – улыбаясь, сказала она.

– Когда это я пропускала практикум? Но в одном ты права: стрессов сегодня было предостаточно.

Мгновенно став серьезной, она спросила:

– Ничего не хочешь мне рассказать?

Передав коротко все, что Кристиане необходимо было знать из моего разговора с принцем, я закончила словами:

– Его высочество считает, что ты тоже можешь быть мне полезна для скорейшего раскрытия заговора.

– И его высочество полагает, что я помогу?

– Перси, помимо всего, еще и начальник службы безопасности императорской семьи в этой поездке.

Ло хмыкнула и спросила:

– Когда планируешь начать?

– Как только, так сразу.

– Но ты же понимаешь, что теперь тебе придется быть гораздо более активной в конкурсах?

– Ради книги Рады я даже буду стараться их выиграть.

– Если Евангелика Арего не убьет тебя раньше.

На моем лице расплылась хищная улыбка.

– Вряд ли.

– Что это мы скрываем?

– Завтра сама узнаешь.

– Зараза ты!

– Знаю, – сказала я, довольная собой.

– Скажи, неужели тебе не хочется запустить лапу в библиотеку принца?

– Мало ли кто чего хочет. Может, и получится, например, в уплату за работу.

– А почему ты не выйдешь за него замуж?

– По мне видно, что на мне любой женится?

– Не прибедняйся. Ты, может, и не идеал женщины, но все-таки магистр черной магии. Много таких, как ты, да еще и незамужних? Тем более твоя профессия в основном мужская. А ведь узы брака держат гораздо лучше контракта. Черный маг твоего ранга – для него просто отличный выбор. Ну и вряд ли Темный принц женится на мужчине. Так что у тебя – все шансы.

– Знаешь, я думала над этим. Еще до того, как он приехал. В идеале – это желательный во всех отношениях для меня брак, даже несмотря на определенные ограничения. Но жизнь будущей императрицы совсем не легкая.

– Натаниэлла, ты же ничего не знаешь об этом. Может, все совсем не так.

И, посмотрев на меня, добавила:

– По крайней мере, для черного мага с твоим характером.

– Есть еще одна проблема.

– Какая?

– Знаешь, Кристиана, черным магам тоже хочется, чтобы их любили. Конечно, можно за него выйти. В итоге он найдет себе любовницу, а я от одиночества и унижения перестану появляться в обществе, буду искать утешение в работе. Может, тоже найду от безысходности любовника. Поэтому нет. Лучше я буду жить надеждой, что встречу человека, который если и не полюбит меня великой любовью, то хотя бы я буду ему дорога. Пусть он не будет принцем или его вообще никогда не будет, но это – мой выбор. Себя я люблю больше, чем книжки.

– Понимаю тебя. Еще месяц назад я бы сказала, что все это – ерунда. Но сегодня я тебя понимаю. Неужели он тебе совсем не нравится?

– Ты его не знаешь, Кристиана. Он сильный и жестокий. Будет отличным императором. И, безусловно, очень интересная, притягательная личность. Но мне сложно судить. Я не знаю его ни как мужчину, ни как друга, ни как врага. Нельзя составить мнение о человеке, не имея представления хоть об одной из этих сторон.

– Ладно, появились наши подопытные. Пошли, пора начинать.


– Добрый вечер, учащиеся! – поприветствовала я мастеров последнего года.

– Добрый вечер, магистр! – нестройным хором ответили они мне.

– Ожидая вашего возвращения с практики, мы с искусницей Ло подготовили вам предэкзаменационный тест. Кто успешно с ним справится, будет допущен к экзамену, а остальные – только на пересдачу, после зачета по данной практике. Все поняли, насколько для вас важно хорошо себя сейчас показать? Отлично. Проходить уровни испытаний будете по одному.

– Почему по одному, магистр?

– Потому что вы не боевые природники, чтобы работать командами, Ларкин! Я каждый год напоминаю вам данный факт. Парные практикумы были, когда вас готовили к возможной работе с учеником или подмастерьем. Так, о чем это я? Данная полоса испытаний тестирует все области знаний и умений, которыми должен обладать некромант, помимо знаний лекций по моим предметам.

Мою речь прервал дружный стон.

– Ставя подпись под вашим листом выпускника, я должна быть уверена, что мне не придется краснеть за вас, если вы по глупости откинете копыта, – продолжила я вещать лекторским голосом. – В конце хочу заметить, что выйти за пределы полосы вы не сможете. Заходить на полосу только после того, как предшественник перейдет на следующий уровень. На все у вас четыре часа. Начали!

Закончив речь, мы с Кристианой направились к ближайшему дереву, с верхушки которого обычно следим за этим занимательным шоу. Взяв по паре яблочек и удобно устроившись на верхней ветке, стали наблюдать.

Первый претендент – кстати говоря, это был Ларкин – начал осторожно заходить на полосу. Испытания начинались с простейших зомби, но очень древних, а чем они древнее, тем труднее с ними справиться.

– Ты смотри, пошел самый любознательный. Он на самом деле такой забывчивый?

– Забывчивый? Скорее наглый. Запомни, Кристиана, плохие некроманты уровня мастеров не достигают. По крайней мере, у меня. А насчет Ларкина не обольщайся, на нем зомби где сядут, там и слезут. Он один из лучших на курсе.

– Да? У меня все проще. Артефактчики – они и на болотах остаются артефактчиками.

– Да, вы на удивление спокойный и уравновешенный народ.

– Это потому, что мы не работаем в таких нервных условиях. Когда мои к этим препятствиям создавали артефакты, сказали, что с теми, кто это пройдет, они в одном трактире пить не станут.

– Жаль, пройдут, скорее всего, все.

А в это время Ларкин достиг середины поля, и до него наконец начало доходить, что на эту местность наложена иллюзия, маскирующая опасность. Сделав пасс рукой и прошептав несколько слов, он нейтрализовал заклинание. И сразу же увидел пятьдесят два зомби, которые находились в нескольких метрах и тянули к нему руки. Настучав по этим рукам и сделав приличный прыжок в сторону, парень начал отступать, пытаясь наслать на них огонь. А сделав это, понял, что перед ним древняя нежить, которую пламя практически не берет. Вот тут-то он и использовал безотказное средство всех некромантов. Ларкин побежал, а горящая нежить, естественно, побежала за ним. Данный уровень паренек прошел, но получил дополнительный вопрос на экзамене с отработкой на полигоне. На втором испытании наше внимание привлекла девушка, которую человеческий зомби первого порядка умудрился схватить за пятую точку. Видимо, здесь сработал рефлекс, приобретенный за годы обучения в мужском коллективе, так как вместо использования заклинания нежить забили на месте. Потом пришла очередь болота, и надо было видеть лицо испытуемого, когда в густой жиже высшая нежить осьминога схватила его за ногу. Поорав немного, пойманный, видимо, включил мозг и попытался начертить пентакль покоя, одновременно пытаясь отпинатьcя от приставучего мертвого чудовища. А смысл в чем: не лезь, куда не надо, предварительно все хорошо не проверив. Не будь на осьминоге подчиняющего заклинания, он бы ему полноги отгрыз, прежде чем парень его упокоил. А значит, получи дополнительный вопрос.

Проклятия мои подопечные сняли с себя успешно и после плавающих ножей всё качественно себе прирастили и залечили. А вот последнее испытание не прошел ни один, что немало меня разочаровало. Я ведь посвящала этой теме отдельный урок. Есть наемные убийцы высшей нежити. Создаются они специально, и справиться с ними могут лишь некроманты, ну и магистры черной магии. Эти убийцы зачаровывают жертву, являясь перед ней в самом желанном виде, притягивая, соблазняя и убивая. Они недурно владеют оружием, и если ты успеешь направить индивидуальное заклинание, то останешься жив. Самый лучший результат был у Ларкина. Он сбросил наваждение, но, увидев нежить в истинном виде, со страху начал лупить ее первой попавшейся дубиной. Может, я зря им ее заранее не показала?

– Ну что, Кристиана, как у тебя?

– Неплохо. Надо, правда, подкорректировать работу нескольких артефактов. В частности, обновляющий препятствия, ограждающий на последнем испытании и подчиняющий на том осьминоге, а то девочку он все-таки укусил. Бедняжка, теперь неделю в карантине проведет.

Ага, эта бедняжка – ростом метр восемьдесят три, крупнее меня в четыре раза и имеющая девяносто четыре килограмма тренированных мышц.

– Шевелиться надо было быстрее.

– Ты злишься, потому что они тебя разочаровали.

– Ничего, до экзаменов они у меня все наверстают. А потом удивляются, почему у нас мало черных магов. Потому что много безответственных тунеядцев.

Подойдя к кучке до смерти уставших некромантов, я улыбнулась, объяснила, в чем были неправы они, в чем была права я и чем им это грозит. И надо же, у них открылось второе дыхание, когда они шустро уползали в сторону общежития. Уползали бы они так от нежити, не пришлось бы мучиться. А теперь они попали! Утешив себя этой мыслью, я пошла домой баиньки.


Отоспавшись после практикума, я сидела в кабинете Верховного Магистра и старалась проникнуться тем, что он вещал.

– Вы понимаете, какой это скандал? А что подумают о нас имперцы?

Но донести до меня истину у него получалось плохо. Лучшая защита – это нападение.

– Магистр, я не понимаю, в чем конкретно вы меня обвиняете? Разве я загнала уважаемого коллегу Рейдинга на дерево? Нет. Разве я захотела оставить у себя дома нечисть первого порядка, не зная, как с ней обращаться? А ведь я оставляла подробные инструкции.

– Тогда, может, объясните, как могло слететь циклически обновляемое проклятие подчинения?

– А нечего было показывать моему песику такие вещи! У него, знаете ли, психика только недавно возрожденная, можно сказать, детская.

– Магистр Хос, прекратите паясничать!

– Знаете, Верховный Магистр, я не понимаю одной вещи. Почему вы считаете, что в данном инциденте виновата я? Да, я была неправа, когда доверила некомпетентному лицу непроверенную, недавно поднятую нечисть, и обещаю, что подобное больше не повторится. Но я же не знала, что ситуацию со своими страхами она соберется исправлять в первую же ночь. Если с ее проблемой собрался работать коллега Рейдинг, то я вообще не понимаю, зачем было брать к себе Пушка?

– Если бы я вас не знал… Ладно, что теперь говорить. Только прошу, пока императорская семья здесь, воздержитесь от актов возмездия.

– Насколько это возможно, не буду создавать дипломатические трудности, – уклончиво ответила я. – Также я настаиваю о наказании для искусницы Арего. Такая халатность не может остаться безнаказанной. Я два часа приводила зомби в порядок. И неизвестно, какие могли быть последствия, если бы меня не оказалось рядом.

Мой начальник молчал, и я сочла нужным добавить:

– Верховный Магистр, если вы замнете ситуацию, я буду вынуждена подать прошение в Совет Магов и настаивать на своей точке зрения.

Это значит, своего я добьюсь.

– Вы настолько обидчивы?

– Если бы я была настолько обидчива, то поинтересовалась бы, почему вы не сообщили его высочеству о том, что я не умею ездить верхом? Этим вы могли избавить меня от необходимости рисковать своим здоровьем.

Глава магов устало вздохнул:

– Ладно, будь по-вашему. Я надеюсь, вас устроит ссылка на десять лет?

– Безусловно, но куда-нибудь в Збруйск.

– Знаете, магистр, вы страшная женщина, – сказал мой начальник на полном серьезе.

– Не надо лести.

– Да, она теперь может быть для меня чревата.

Не поняв сего мудрого высказывания, я уставилась на магистра, а он на меня.

– Вы говорите так, словно у вас были на меня виды.

– Были, – честно признался он.

После этих слов моя челюсть резко упала на пол. Нет, конечно, Верховный Магистр – мужчина видный, в самом расцвете сил и все такое, но, кроме как начальника, я его не воспринимаю. Уж не знаю, почему он отказался от своих матримониальных планов, но оно и к лучшему.

– Что ж, думаю, мне пора.

– Идите. И кстати, я нашел выход, как вам избежать физических тренировок. Вы должны сдать нормативы магистру Валесу.

Как он себе это представляет?

Увидев мое выражение лица, Верховный Магистр заметил:

– Увы, другого выхода нет. И желательно сдать нормативы в ближайшее время.

Развернувшись, я вышла, хлопнув дверью.


Плохо и недолго живет тот черный маг, который не думает головой. Мне хорошо думалось, когда я убиралась. Можно сказать, именно тогда решались все жизненно важные вопросы. А вопрос, как я сдам нормативы магистру Валесу, из разряда именно таковых.

Магистр был хорошо тренированным мужчиной и фанатом своего предмета. Поэтому студентов нашей Академии регулярно поднимали некроманты… с больничных коек. Когда я последний раз сдавала физическую подготовку, у нас преподавал другой мастер. И попасть в руки этого живодера мне совсем не улыбалось. Закончив уборку, я пришла к единственно правильному решению. Нужно искать слабое место магистра и использовать его в своих интересах. Оторвавшись от раздумий, я поняла, что мне уже пора на лекцию по некролечению.

Быстро приведя себя в порядок, я побежала в Академию. Ученики уже стояли в коридоре. Войдя в открытую аудиторию, я увидела, что к уроку все готово. Надо будет выписать завхозу премию. Дав отмашку учащимся, я заняла свое место на кафедре и стала ждать, пока все займут свои места.

– Ну что ж, можем начинать. На прошлом занятии мы закончили изучать управление энергией в человеческом организме. Теперь пора научиться применять эти знания к конкретным органам, а чтобы научиться применять эти знания, нужно хорошо знать, что представляют собой эти конкретные органы. Поэтому прошу вас подойти к своим столам. На каждом лежит тело, которое вам надо препарировать. После того как вырежете и изучите все внутренности, также будет необходимо изучить кости и мышечную массу. Голову надо отрезать и оставить до следующего занятия. О том, как с ней работать и лечить ее, я вам расскажу, а о том, что будет, если у вас потоки энергии не из того места вытекают, расскажет профессор Флоренц на своем уроке о психических отклонениях.

Пока студенты работали, я наблюдала за ними. Этот набор учащихся был сделан осенью, поэтому практически никакого опыта на кладбище они не получили. В свое время я жестко пресекла попытки поставить мои практикумы в зимнее время. Только если парочку, чтобы будущие коллеги год от года не забывали, что работать зимой на кладбище практически невозможно. Видя, как продвигается работа, я сочла нужным заметить:

– Имейте в виду, господа учащиеся, что не успевшие закончить практикум вовремя будут сдавать его мне в свободное время, то есть ночью! Так что прекращаем гипнотизировать рабочий материал и начинаем работать.

Нет, сколько им еще учиться и учиться.

Хлоп!

– За что мне это… Марек, подтащите соседа, пожалуйста, к ведру с водой. Да, вот так, спасибо, а теперь окуните его туда головой. Да-да, отлично. О, Ульрик, вы очнулись, тогда подходите к столу. Я объясню окружающим и вам, в частности, что если у покойного дернется какая-то конечность, то это – остаточный рефлекс, наличие которого совершенно не означает, что труп ожил или его не добили. Так как читаю лекцию о лечении живого организма, я озаботилась, чтобы практический материал у вас был первейшей свежести.

После моих слов двоих стошнило. Я лишь закатила глаза и спросила:

– И это будущие некроманты? Нет, это мой будущий практический материал. В общем, так. За собой уберете. Сейчас! Знаете, я изменила решение, и не сдавшие мне сегодня практику будут целый цикл ходить в городской морг и вскрывать трупы.

Ого, как они зашевелились после моих слов. Вообще-то, если не придираться, группа вполне неплохая. Некоторые, явно имевшие опыт в обращении с трупами, уже переходили к мышцам. Оценивая качество их работы, я пришла к выводу, что они трупы скорее закапывали, нежели потрошили. А вот ученик у дальнего стола явно был мясником до поступления, уж очень споро и профессионально у него шла работа. Еще одна пара привлекала к себе внимание. Парочка в прямом смысле. Некроманты редко заводили отношения друг с другом и еще реже женились. А тут помолвленные молодые люди в одной группе. И делают все и везде вместе. Всегда! Вот и сейчас распотрошили один труп и перешли к другому. В остальном ничего интересного. Вот когда будут получать уровень мастера, их будет уже не узнать. Наша профессия, как никакая другая, меняет людей. Например, один ученик из группы мастеров любит своих зомбиков, как не каждая мать любит ребенка. Наши преподаватели советуют мне отвести его к профессору Флоренцу, дескать, у парня с головой плохо, а по мне, так он просто любит свою работу.

Вот за такими размышлениями неспешно текли часы. Группа уже заканчивала практикум, когда внезапно дверь резко открылась, и на пороге появились два амбала, за спинами которых маячил Темный принц.

От появления данных личностей, да еще поздним вечером, моих учеников чуть кондратий не хватил. А его высочество распихал своих телохранителей и сказал:

– Добрый вечер, магистр Хос.

– Добрый вечер, ваше высочество. Сообщите, пожалуйста, своему сопровождению, что, прежде чем войти в помещение, где я нахожусь, необходимо постучаться в дверь. Или мне придется самой разъяснить им такую простую истину.

Его высочество обернулся, посмотрел на насупленные рожи своей, надо полагать, охраны, усмехнулся и ответил:

– Думаю, они вас услышали. А уж процесс усвоения проконтролируйте сами. С вашим опытом у вас лучше получится.

На что я лишь кивнула и предложила:

– Присаживайтесь.

Принц, воспользовавшись приглашением, подошел ко мне и сел на стол практически напротив стула, на котором я сидела. Я подняла брови. Группа, которая завороженно следила за нами, округлила глаза. Не отрывая взгляда от принца, я сказала:

– До конца практикума осталось десять минут.

Народ резко вздрогнул от моего голоса и начал быстро доделывать работу. Темный принц с любопытством наблюдал за их действиями. Там было на что посмотреть: все в крови, торопятся, от особо ретивых разлетаются брызги крови.

– Что привело вас сюда? – прервала я наблюдение принца негромким голосом.

– Вы же обещали этот вечер мне, и я решил зайти напомнить о вашем обещании, – ответил он, наклоняясь ко мне так, что наши лица разделяло сантиметров десять, не больше.

– Я собиралась зайти к вам после практикума, – ответила я и, скосив глаза вбок, увидела, что вся группа развернула уши в нашу сторону, а ученик, стоявший ближе всех, еще и не сводит с нас глаз. – Марек, если вы, наблюдая за мной, отрежете себе пальцы, лечить их будете сами.

Марек покраснел и уставился на искромсанную тушку. Я повернулась к принцу:

– Вы сегодня с охраной?

– Сегодня не получилось от них избавиться.

Внимательнее на него посмотрев, я поняла причину такого нововведения.

– Тем более не стоило рисковать, приходя сюда.

– Не мог дождаться нашей встречи, чтобы обсудить все волнующие нас вопросы, – сказал его высочество проникновенным голосом.

Заметив, что моя группа уже не работает, а, открыв рот, ловит каждое наше слово, как и его охрана, я лишь неодобрительно покачала принцу головой. Он хмыкнул.

– Ну что ж, раз вы не работаете, значит, закончили? Вовремя.

Встав, я отправилась к столам.

– Так, здесь нормально и выводы неплохие, здесь тоже неплохо… Ага, не успели, не пойдет, неправильно вырезаны мышцы, и кости сильно раздроблены. Вы, Марек, тоже не сдали.

– Почему? – взвыл студент.

– Я просила препарировать подопытный материал, а не порубить его на стейки. У остальных неплохо. Ошибки обсудим перед следующим практикумом. Все свободны.

Студенты собрались и потянулись на выход. Несмотря на фартуки, идти им сегодня до общежития выпачканными в крови. Только при получении приличного опыта они научатся работать аккуратно.

Проводив студентов, я зафиксировала их труды заклинанием и рассеяла тьмой. Повернувшись к Темному принцу, предложила:

– Пройдемте в кабинет. А ваша охрана останется здесь.

– Хотите остаться со мной наедине?

– Все может быть.

И мы двинулись в сторону моего личного помещения. Зайти мы в него смогли, охрана – нет. Посверлив меня хмурыми взглядами, ломиться они не стали. Жаль! Сообразительные попались ребятки, видимо, дураки в охране у принца не работают, а мне так хотелось опробовать новую защиту. Но, разочарованно вздохнув, я закрыла перед их носом дверь.

Повернувшись, я увидела, что Темный принц осматривает мой кабинет.

– Нравится?

– Да. Очень уютно.

– Вы хотели мне что-то рассказать?

– Спрашивайте.

– Хорошо, но имейте в виду, ваше высочество, лгать не нужно. Не можете говорить правду, лучше промолчите.

– Так и сделаю. После искусницы Арего я боюсь впасть в немилость, – сказал принц, улыбаясь.

– Вы полагаете, что это моих рук дело?

– Я полагаю, да. Из-за ревности? Этот искусник, который сидел на дереве, ваш мужчина?

– Лоуренс Рейдинг?

– Да. К тому же вы его прокляли. Это из-за его измен?

– Нет! Я и он – какой кошмар! И хотя вас это не касается…

– Нет, прекраснейшая, вам не стоит забывать, что вы моя невеста и меня касается все, что имеет отношение к вам.

– Не невеста.

– Ну да…

– Так вот, коллега Рейдинг действительно выражал мне свою симпатию, и неоднократно, но взаимности не встретил. И утешился с Арего. А скорее всего, собирался жениться на мне и спать с ней.

Темный принц подошел ко мне и, наклонившись, спросил:

– Он делал вам предложение?

– Нет, но собирался.

– И вы его прокляли.

– Нет, прокляла я его за то, что он приперся ко мне в восьмом часу утра! А наши отношения с коллегой Арего вы видели сами. И если, пока вас не было, она держала себя в руках, то после вашего появления осторожность отказала ей.

– Я тоже заметил этот странный интерес к моей персоне.

– Если вами заинтересовалась женщина, вы считаете это странным?

– Давайте я начну с начала. Думаю, это началось около года назад. По крайней мере, тогда начали происходить несчастные случаи. Все изменилось после приезда сюда. Вернее, после определенного события. Сначала – покушение на меня. Оно произошло сразу, как закончилось ознакомительное собрание. Потом – покушение на сестру. Вы заметили, что на последних мероприятиях она не присутствовала, а мои родители мало общались и быстро уходили?

– Я не придала этому значения. У всех свои порядки в семье.

– Да, так думают многие. А мои братья, которые все разом заболели и были отправлены в империю? Там они ищут зацепки, но ниточки тянутся отсюда.

– Я поняла. С вашей сестрой все в порядке?

– Рана заживает, но теперь она редко будет появляться, и всегда с охраной.

– Расскажите о причинах.

– Прежде чем я о них расскажу, вы, магистр, должны дать клятву о неразглашении.

Подумав немного, я поклялась.

– Многие знают, что вся знать Темной империи имеет боевую трансформацию, но мало кто представляет и мало кому расскажут, что это не только боевая ипостась. В нас живет животное, и при трансформации оно выходит наружу. Кожа приобретает плотность брони и покрывается гибким непробиваемым панцирем. Даже глаза защищены прозрачной пленкой. Наше внутреннее животное постоянно с нами, является неотъемлемой частью нас, во многом определяя нашу жизнь.

– Например?

– Ну, например, чем сильнее в тебе животное, тем более высокое положение ты занимаешь. И я наследник не только потому, что родился первым, а потому, что мое животное сильнее, чем у всех остальных. Даже сильнее, чем у отца. А еще это еда, порывы, запахи, интимная жизнь, особенно интимная жизнь.

– Мм?..

Темный принц улыбнулся.

– Во время близости мы все звери. И если второй половине натуры не нравится женщина, то желания мужчина к ней не испытывает. А если она сама нарушает личное пространство, зверь может и загрызть.

– Получается, что мы все нормально пахнем?

– Нет. Я держу свои инстинкты под контролем и не позволяю моей животной части поступать так, как ей хочется. Есть женщины, которые пахнут более приятно, есть менее, а есть от запаха которых сносит крышу. Тогда мужчина обручается и женится, обмениваясь клятвами. Причем, говоря «клятвами», я именно это и имею в виду. Нарушивший брачные обеты умирает в страшных мучениях.

Ай-яй-яй…

– У вас проблемы.

– Поэтому нужно было так много претенденток.

– Перенюхали бы нас, и дело с концом.

– Как вы помните, я тогда так и сделал, но хотелось бы, чтобы выбор нравился и моей человеческой натуре.

– А бывает по-другому?

– Бывает, редко. Но пары все равно притираются. Животное очень влюбчиво, так что со временем человеческая натура тоже попадает под влияние.

– А если встретится еще одна вкусно пахнущая женщина?

– Вы забываете о клятве. Тем более говорят, что это как вкусно пахнущее блюдо. У свободного темного вызывает постоянный голод, а у женатого – абсолютное спокойствие, он уже сыт. Понюхать приятно, но пробовать уже не хочется. Тем более ценой своей жизни! Но чем сильнее животное, тем проблематичнее найти хоть одну хорошо пахнущую женщину, не говоря уже о двух. Зато и чувства острее.

– Какое это имеет отношение к нашему делу?

– Прямое, талантливейшая. Очень скоро я женюсь. Фактически мне мешает только угроза, которой автоматически подвергается и моя будущая супруга. Следовательно, и наследник, который очень скоро появится.

А он очень уверен в себе.

– В этом заключается проблема. Видимо, претендент на престол, который не в состоянии победить в честном бою, хочет вырезать императорскую семью. Из этого следует, что предатель достаточно сильный и близок к нам. Ведь он практически сразу узнал о моем выборе и перешел к откровенному убийству.

– Сколько у вас очень сильных темных? И когда точно произошло первое покушение?

– Мы думали об этом. Таких наберется шесть человек. А покушение было сразу после вашей практики по некромантии.

– А почему вы думаете, что это одна из претенденток?

– Мы перехватили письмо. Это совершенно точно.

– План?

– Я недостаточно знаю Общину и девушек, предложенных мне для выбора. Мы обдумывали много вариантов, но ничего не выбрали. К тому же наших познаний в магии недостаточно.

– Мы?

– Я и Перси.

– А почему император не вмешивается в расследование?

– Потому что он готовит меня к престолу, наследник все основные проблемы должен решать сам. И я сильнее.

– Кстати, Кристиана согласилась помочь.

– Я и не сомневался, она очень целеустремленная девушка.

– Тогда сделаем по-моему…


А план был прост. Коротенько о том, что мы задумали. Принц объявляет новый конкурс. Так и так, хочу узнать внутренний мир каждой. И будет проводить беседы один на один в гостиной. В это время я, в виде какого-нибудь домашнего животного, осматриваю вещи подозреваемой. А Перси с Кристианой в роли мелкого грызуна обследует место, где претендентка проживает. Плюс ко всему я снова накладываю проклятие на его высочество, чтобы он знал, лгут ему во время беседы или нет. Список задаваемых вопросов я набросала.

Темному принцу понравилась часть плана относительно меня и не понравилась в отношении него. Надо думать! Но какой у него выбор? Приняв решение и договорившись начать осуществление плана с завтрашнего дня, принц проводил меня ночью до дома и ушел, а я завалилась спать.

Утром, вытащив к себе Кристиану, я объяснила план и отправила ее за шерстью кошки и мышки, а сама полезла за заготовками оборотного зелья. Их, очень удачно, оказалось две бутылки. К тому моменту как я их раскупорила и привела в нужный вид, пришел Темный принц с Перси, но без амбалов-охранников.

– Добрый день, талантливейшая.

После этих слов Перси развернулся и попытался сбежать. Оказалось, пришла Кристиана.

Усмехнувшись, Темный принц нас представил, и я сразу приступила к делу. Взмах руки, несколько слов – и его высочество снова проклят. Теперь главное.

– Кристиана, давай волоски. Так, кладем, доводим до тридцати градусов… Все!

Его высочество, внимательно следивший за процессом, восхищенно произнес:

– Вы прекрасный зельевар!

За меня ответила Кристиана.

– В запатентованных рецептах – да. Но помимо этого, она еще сумасшедший экспериментатор. Зато в итоге – шедевр.

– Который ты постоянно клянчишь.

Налив два стаканчика зелья, один протянула ей.

– Ваше высочество, когда первое собеседование?

– Через час.

Повернувшись к Кристиане, сказала:

– Ну-с, будем!

И мы, чокнувшись, выпили.


– А-а-а-а! Кристиана!

– Натаниэлла, я честно думала, что это шерсть кошки.

– Думала она! Дай я вправлю тебе извилины, которыми ты думала!

– Магистр Хос, может, вы сварите еще одну порцию?

– Сварить? Запросто. Только перед закладкой ингредиентов оно должно настаиваться месяц. А точнее, тридцать пять дней. Поэтому я всегда делаю заготовки.

– А разве оборотное зелье не готовится три часа?

– Это простейшее. И, выпив его, превращаешься в обычное неразумное животное. Да и говорить не можешь. То, которое выпили мы, моя разработка.

Его высочество, правильно задавая вопросы, быстро смог отвлечь меня от неприятной ситуации. Проблема заключалась в том, что Кристиана принесла мне шерсть не рыжего кота, а рыжей морской свинки! Толстой, очень толстой морской свинки. И теперь подруга в образе толстой крысы, очень похожей на нашу лабораторную, заняла оборонительную позицию на плече Перси. Тот все еще пребывал в шоке и не сопротивлялся. Все-таки не готовят палачей Темной империи к таким потрясениям.

Из-за всех этих треволнений у меня начал зудеть бок. Попытавшись почесаться, я поняла, что лапки из-за лишнего веса не дотягиваются. Подергавшись, добилась только того, что завалилась на спину.

– Р-р-р, – зарычала я, но вместо грозного рыка раздалось:

– Ш-ш-ш… т-т-т-т… ш-ш-ш… т-т-т-т.

Это я рычу?

– Тсc, – прошептал Темный принц и, взяв меня на руки, слегка почесал бочок.

– Хрю-хрю… – Облегчение-то какое!

Чувствую, мы с его высочеством за эти несколько дней станем очень близки.

– Нам надо идти, – сказал принц.

– Только положите еды для Пушка, его сегодня должны привести после регистрации нежити.

Порывшись в холодильнике, Перси вынул смачный пласт мяса и положил его в гигантскую миску. Толстая крыса на его плече радостно запрыгала.

– Кристиана, держи инстинкты животного под контролем! Нет, ты только посмотри на нас! Куда мы сможем пролезть? Я даже почесаться самостоятельно не в состоянии!

– Я стащила твой волос с плеча Ниа. Кто же знал, что он принадлежит морской свинке. У нее дома, помимо тараканов, еще и кошка. Так как тараканы шерстью не линяют, я подумала…

– У нее сейчас в лаборатории идут испытания каких-то новых кормов. И, судя по моему виду, проходят они успешно. В конце концов, сама виновата, знала ведь, кого посылаю.

За этими разговорами мы не заметили, как мужчины донесли нас до здания Совета, где наши пары разделились. Перси с Кристианой отправились делать обыск, а мы – на собеседование. Посадив меня в карман, принц зашел в здание.

Помимо прочего, меня обуревало любопытство увидеть жизнь и окружение принца, так сказать, изнутри.

– Ваше высочество, – послышался голос, – вас уже ожидают.

– Спасибо, Говард. В гостиной?

– Да, ваше высочество.

Шаги, звук отворяющейся двери.

– Ваше высочество, добрый день, – прощебетал голосочек.

– Добрый день, искусница Арего.

Нет, он специально пригласил ее первой? В этот момент принц вынул меня из кармана, и я, распластавшись толстым брюшком на огромной, сильной руке мужчины, молилась, чтобы он не сжал руку посильнее. Но принц держал крепко и бережно. Посадив меня на диван рядом с сумкой Арего, сам присел напротив искусницы. Я тут же начала карабкаться вверх по сумке, пытаясь в нее залезть.

А руку он ей не поцеловал.

Покосившись на меня, коллега Арего осторожно спросила:

– Вашему высочеству нравятся домашние животные?

– Нет. Но морские свинки – моя страсть. Особенно эта.

Услышав такое, Арего уставилась на принца, а я не удержалась на краю сумки и шлепнулась внутрь. Опять пузом! Господи, что здесь за запах! Вытащите меня обратно! Немного пометавшись, я напомнила себе, что работа есть работа, и, набрав побольше воздуха в легкие, задержала дыхание. Затаившись, я сделала вывод, что меня не слышат, и, осторожно перебирая лапками, начала шарить в сумке.

– Вам, наверное, сообщили цель нашего разговора.

– Конечно. Я рада побеседовать с вами, а то мы все уже потеряли надежду. Вы с магистром Хос стали так близки…

Я зашарила в сумке интенсивней.

– Да, мы с магистром Хос в последнее время действительно стали ближе друг другу.

Я на эти слова внимания не обратила, так как, помимо обычной чуши, в женской сумочке нашла кое-что интересное. Так, что тут у нас? Долговые обязательства! Прочитав сумму, я икнула. Да, коллега Арего в глубокой долговой яме. Пошарив еще и не найдя больше ничего интересного, я начала думать, как мне отсюда выбраться. Решив использовать свой вес и прикинув, в какой стороне можно благополучно приземлиться, я прыгнула на бок сумки и, когда она наклонилась, выбралась на диван. Забравшись с трудом на диванную спинку, я замахала принцу лапками, давая понять, что дело сделано.

– …Конечно, ваше увлечение очень необычно, но в свете последних событий… – Увидев машущую лапками морскую свинку, Темный принц запнулся.

Собеседница, за чьей спиной я расположилась, восприняла заминку иначе.

– Если ваше высочество имеет в виду недавний инцидент, то это ничего не значит. Коллега Рейдинг пришел по моей просьбе, так как мне было страшно одной в доме с этой зверюгой.

Услышав опять о страхах, я не сдержалась и захохотала, издавая булькающие звуки. Искусница покосилась на меня. Лицо принца слегка дернулось.

– Уверяю вас, ваше высочество, эта псина хотела мяса, а у меня столько не было, и я попросила Лоуренса зайти и…

После этих слов, перестав хоть как-то сдерживаться, я завалилась на спину и забулькала, сильнее дергая лапками. Лицо у принца слегка перекосилось, а губы подозрительно поджались.

Арего же, видя, что ее аргументы из-за дурацкой свинки впечатления не производят, решила перейти сразу к действию. Еще бы, первый раз с принцем наедине! Но как только она к нему подошла, глаза у него засветились зеленым. Мой смех как рукой сняло. Она же, ничего не замечая, уже собиралась положить руку на грудь принца. Он в предупреждение оскалил клыки, при виде которых мой Пушок нервно курит в сторонке. Хорошо хоть не зарычал.

Чтобы предотвратить катастрофу, я, кубарем скатившись к краю дивана, сделала то, о чем мечтала с самого начала. Подпрыгнув, вцепилась в ее палец, чтобы принц не вцепился ей в горло.

Взвизгнув, Арего так затрясла рукой, что я, не удержавшись, шмякнулась на пол. Принц, схватив сумочку, открыл дверь и, выставив Евангелику к своим амбалам, приказал проводить до двери. Вернувшись в комнату, он увидел меня, которая лежала на полу, отплевывалась и пыталась отчистить зубы лапками. Осторожно подняв на руки, принц спросил, все ли в порядке.

– А я до сих пор так до конца и не верила в животную сущность!

После моих слов его высочество громко рассмеялся, запрокинув голову. Навеселившись и вытерев выступившие от смеха слезы, он сказал:

– Не знаю, как я сдержался, когда она начала оправдываться, а вы смеяться.

Распластавшись брюшком на его ладони и свесив лапки, я заметила:

– Это да, особенно про свежее мясо.

Еще немного посмеявшись, мы перешли к делу.

– Нашли что-нибудь?

– Это не она.

Темный принц приподнял брови в немом вопросе.

– У нее в сумочке лежат долговые обязательства на очень кругленькую сумму.

– Она транжира?

– Да. Хотите предположение? То внимание, которое вам показалось таким странным, объясняется просто. Она хочет за вас замуж, чтобы уплатить долги и иметь возможность наделать новые. Если Евангелика не решит свои проблемы в ближайшее время, то лишится всего. Конечно, она могла бы взяться за выполнение убийства вашей семьи, но, во-первых, она бы получила аванс и в деньгах на данный момент так не нуждалась, а во-вторых, выйти замуж проще. Тем более что в итоге получаешь постоянную кормушку.

– Скажете, когда вас надо начинать бояться, магистр?

Наш разговор прервал приход Персиваля и Кристианы. Когда палач его высочества уселся в кресло, она свесилась с его плеча. Он легонько поддерживал Ло, но вид у подруги был довольно потрепанный. Мы вопросительно посмотрели на Перси, тот пожал плечами.

– Кристиана? – осторожно спросила я.

Приоткрыв один глаз, она ответила:

– Это было ужасно.

– Рассказывай.

– Проблемы начались сразу, как только я пролезла в дом Евангелики. Ты не представляешь, какой там бардак! Я еле смогла добраться до следующей комнаты. К тому же в комоде я такое нашла! Это для… – Вспомнив, что нас слушают, она запнулась. На лицах мужчин был написан живейший интерес, который сменился разочарованием, когда Кристиана продолжила: – В общем, я тебе потом расскажу. Дальнейший осмотр ничего интересного не принес, за исключением того, что она банкрот и через десять дней ее имущество пойдет с молотка.

– Да. У нас такие же итоги. Но почему у тебя такой вид?

– О! Когда я уже собралась оттуда уходить, в квартиру пробрался кот, скорее всего, в поисках еды. Как ты понимаешь, после этого я выбралась оттуда в кратчайшие сроки. Сколько еще времени осталось до превращения обратно? Я хочу домой, и не помешает проверить, не сломаны ли у меня ребра.

Я с удовольствием отметила тревогу на лице Персиваля после слов Кристианы.

– Да, уже пора. Примерно через двадцать минут мы обернемся, и нам в это время надо находиться дома.

Мужчины синхронно кивнули и, взяв нас на руки, вышли.


Расслабившись вечером на диванчике после непростого дня, я просматривала свое расписание. На следующей неделе экзамены у мастеров и учеников, после них – начало нового учебного года. Если экзамены я еще могу скорректировать, где мне взять время на все лекции, я слабо представляла. Надо искать заместителя. И где моя спокойная, размеренная жизнь?

Вспомнился разговор с Темным принцем, когда он принес меня домой.

Попросив запереть меня в спальне, я получила в ответ хитрую улыбку, но просьбу выполнили. Обернувшись и одеваясь, я услышала за дверью голос:

– Скажите, магистр, как вы наказали искусницу Арего?

– Ваше высочество, не могли бы вы, хоть минимально, соблюдать приличия? Я все-таки одеваюсь.

За дверью раздался смешок, и мне ответили:

– Поверьте, прекраснейшая, мой слух таков, что буду я находиться за дверью или в другой комнате, роли не играет. Слышать я буду одинаково.

Осмыслив полученную информацию, я пришла к выводу, что, раз выхода нет, пусть слушает. Не видит же.

Одевшись и выйдя из спальни, я ответила на его вопрос:

– Ссылка сразу после того, как вы сделаете выбор.

– Значит, надо зайти к Верховному Магистру и ускорить процесс.

– Так хотите от нее избавиться?

– Она еще здесь только потому, что была подозреваемой. Теперь это слабое звено лучше отправить подальше. Из-за своего навязчивого внимания она уже давно по краю ходит и сегодня, если бы не вы, переступила бы его.

– Что ж, вам виднее. Когда следующее собеседование?

– Ближе к вечеру. Я заберу вас после экзамена.

– Хорошо.

И, поцеловав ручку, меня оставили отдыхать. Кажется, я уже привыкла к этим его знакам внимания.

Утро выдалось пасмурным. Первым в расписании стоял экзамен у заклинающих мастеров. Зайдя в аудиторию, я увидела шестьдесят два трясущихся человека. Взойдя на кафедру и разложив билеты, резко сказала:

– Сначала мастера третьего года. Прошу!

Уловив мое настроение, все приуныли. И тонкий, сиротливый ручеек потек к моему столу. Взяв билеты и рассевшись, они начали готовиться, а я думать, где взять черного мага, который станет моим заместителем. Ведь дело не только в расследовании. Мне потом хотелось бы взять отпуск, да и времени на эксперименты будет больше.

Практически не прерывая раздумий, я произнесла:

– Студент Лунгрем, шпаргалка вам не поможет, у вас – практические вопросы.

Прикинув, что остальные списали достаточно, чтобы освежить знания, если они у них есть, я щелкнула пальцами и заклинанием подожгла шпаргалки. Раздались испуганные возгласы.

Надо будет вечером зайти в отдел кадров, заглянуть в личные дела наших выпускников, может, кого и найду.

– Время! Сначала магистры с практическими вопросами. Вперед!

И тишина. Я вздохнула – каждый год одно и то же.

– Хорошо, значит, начнем со снятия проклятий, – сказала я и, выбросив руки вперед, кинула проклинающие заклинания на отдельных студентов. – Даю вам время снять проклятие – до конца экзамена. Не снимете – будете ходить на пересдачу проклятыми. А теперь остальные. Давайте начнем с вас, Лунгрем. Выходите и прокляните меня.

Студент вышел и сел перед столом.

– Инстинкт самосохранения не позволяет мне проклясть вас, магистр, чревато, знаете ли.

– Вы не так поняли свой инстинкт самосохранения. В данный момент он нашептывает вам, чем это для вас будет чревато, если вы не сможете наложить на меня проклятие.

В это время Лунгрем коснулся моей руки, напуская на меня черную плесень. Нет, какой молодец!

– Давайте зачетку.

Расписавшись и поставив высший бал, я отправила его восвояси. Следующий учащийся бился десять минут, но наслать так ничего и не смог. Пересдача. Потом один переволновался, перепутал направления, и отдачей его отбросило к столам. Я бы дала еще одну попытку – не зверь же, но он был без сознания. Пересдача. Еще трое справились удачно, хотя не с первого раза, но все-таки.

Экзамен у остальных двухлеток проходил примерно по такому же сценарию. Но последний ученик меня заинтересовал. Такой тихий и незаметный. Он подошел к моему столу, пристально на меня посмотрел и сказал:

– Я вас люблю и хочу жениться.

Моя челюсть громко ударилась о стол в тишине аудитории. А он, после этих слов, меня проклял. Я тут же поняла, для чего это было затеяно, и на радостях, не глядя, вкатила ему высший бал. Только тогда я увидела Темного принца, который стоял, облокотившись о дверной проем, и смотрел на ученика.

Парнишка обернулся, увидел стоящего в дверях, и его личико стало таким мертвенно-бледным, какими у меня зомби редко бывают. Посмотрев еще раз на принца, я ничего нового для себя не увидела. Принц как принц. Не знаю, что им наболтал прошлый курс некромантов, но не всему же надо верить.

– Ма-ма-магистр, м-м-можно я п-по-йду?

– Идите.

И паренек заковылял к своему столу. Подозрительно на него глянув, я рефлекторно просканировала жизненные показатели. Анализ показал, что организм пережил сильнейший стресс и шок. Осуждающе покачав головой, я подумала, что нельзя доводить себя учебой до такого состояния.

Его высочество спокойно зашел в аудиторию и прошел к моему столу.

– Добрый день. Вы готовы?

– Да. Ведомость сдам завтра.

– Пойдемте.

И подхватив меня под руку, потащил к двери. Ученики смотрели нам вслед.

– Что-то случилось?

– Нет, но мне кажется, сейчас случится. У Кристианы пропали какие-то артефакты.

Почувствовав надвигающуюся беду, я прибавила шагу. За рекордное время мы дошли до лаборатории Ло, увидели мечущуюся от стола к столу расстроенную женщину и троих здоровенных растерянных мужчин. Повернувшись к Перси и охране принца, я спросила:

– Что случилось?

Ответила мне хозяйка лаборатории:

– Они пропали! Натаниэлла, пропали мои последние наработки!

– Стоять! – Я так гаркнула, что застыла не только Кристиана, но и принц с охраной, и Перси.

Подув на руку и выпустив из нее тьму, я стала следить вместе со всеми за ее поисками. Тьма застыла перед одним шкафом и просочилась в него. Раздался визг, и оттуда выскочил низенький, щупленький мужчинка. Все уставились на него, а я на подругу. Увидев выражение ее лица, я быстро потащила принца за дверь. И как раз вовремя. Только мы ее закрыли за собой, как раздался рев, грохот, и дверь насквозь проткнул здоровенный тесак. Теперь уже его высочество оттащил меня подальше. В этот момент дверь открылась, оттуда выскочил мужичонка и дал деру. Следом с двумя тесаками, которым обзавидовался бы любой мясник, вылетела Кристиана. С воплем «Крат!» она кинулась за неудачливым воришкой.

Я же, зайдя обратно, спокойно оглядела частично разгромленную лабораторию и сильно обалдевших мужиков.

Перси очнулся первым.

– Помощь нужна?

– Не стоит, Кристиана сама справится. Нам просто нужно подождать ее здесь.

Охрана принца синхронно закивала, разделяя мое мнение. Вот что значит у мужиков наметанный взгляд! И действительно, не прошло и пятнадцати минут, как вернулась Кристиана с небольшим мешочком.

– Он жив? – сочла нужным озаботиться я.

– Конечно! Только, если захочет завести детей, придется долго лечиться.

– Кристиана, – поморщилась я.

– Что – Кристиана? Я его предупреждала! – сказала она, бережно убирая мешочек под замок.

Мужчины потрясенно молчали. Его высочество повернулся к охране и деревянным голосом произнес:

– Вы можете идти.

В этот раз не пришлось просить дважды. Через мгновение их и след простыл.

– Ах, Кристиана их впечатлила.

– Нет, – не согласился его высочество. – Вот после ваших уроков по некролечению они под впечатлением. А это, ну… назовем мужской солидарностью. Кстати, нам пора.

Мы с Ло дружно вздохнули и вынули заранее припасенные бутылочки с зельем. Сделали по глотку, и через мгновение я уже распласталась на полу на пузе.


Пока я за пазухой принца перемещалась в нужное место, меня мучила новая мысль. Появятся ли у меня блохи? И если да, то останутся ли они на мне, когда я обернусь обратно в человека? Мои размышления были прерваны раздавшимся голосом:

– Ринтар, мне нужно поговорить с тобой.

– Не сейчас, Кириана.

– Но почему? Твоя встреча только через полчаса.

От такой новости мои нижние лапки отцепились от подкладки плаща, и я начала падать вниз, скользя между слоями одежды. Зачем он притащил нас так рано? Я и так тут вишу из последних сил!

Принц непроизвольно схватился за плащ, стараясь подтянуть меня обратно.

– Ринтар, с тобой все хорошо?

– М-да, все нормально.

– А как продвига…

– Не сейчас!

На мгновение повисла тишина, которую снова прервал голос Кирианы:

– Что ж, тебя ждут родители… Ринтар.

Глубокий вздох.

– Пойдем со мной. Перси, подожди меня здесь.

– Ринтар, ты уверен?

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги О вкусах не спорят, о вкусах кричат (Н. В. Косухина, 2013) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я