Что нужно знать о Северном Кавказе ( Коллектив авторов, 2006)

О Северном Кавказе как в отечественных, так и в мировых СМИ, публицистической и научной литературе уже воздвигнут целый Монблан сведений. Но именно сведений. На самом же деле о регионе, его истории, национальных традициях, менталитете северо-кавказских народов мы знаем ничтожно мало. Особой «терра инкогнито» он остается для Запада, хотя Северный Кавказ постоянно присутствует в его политической жизни. В какой-то мере этот пробел решили восполнить авторы предлагаемого издания. Значительное внимание они уделяют этноэтикету. Авторы сознательно ушли от анализа социально-экономических и политических процессов. Это – тема особого разговора.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Что нужно знать о Северном Кавказе ( Коллектив авторов, 2006) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Социально-политическая история Северо-Восточного Кавказа

Общая историко-географическая характеристика

Северо-Восточный Кавказ образует единый историко-культурный субрегион. Его северной границей считается Кумо-Манычская впадина, южной – долина р. Самур, юго-западной – Главный хребет Большого Кавказа, отделяющий Северный Кавказ от Закавказья. С востока он омывается Каспийским морем. Регион издавна обладал немалым геополитическим значением. Он привлекал внимание великих держав древности, Средневековья и современности как важный стратегический рубеж и перекресток международных торговых путей. Западное побережье Каспия и само Каспийское море были связующим звеном между Восточной Европой, Поволжьем, Доном, Средней Азией, Ближним Востоком. Через перешеек между Большим Кавказом и Каспием (т. н. “Каспийские ворота”) в Малую и Переднюю Азию проникали кочевые народы, начиная со скифов и сарматов и кончая кипчаками и тюрками-огузами. Северо-Восточный Кавказ часто служил предметом столкновений разных государств и народов.

Занимая менее 2 % территории Российской Федерации, Северо-Восточный Кавказ отличается крайне разнообразным рельефом, климатом, растительностью, хозяйством и народонаселением. Он делится на три основные природно-хозяйственные и историко-географические зоны: горы (с подзоной высокогорье), предгорья и плоскость (включая подзону Ногайская степь). Хотя большинство жителей региона принято объединять под названием “горцы”, основная масса населения сосредоточена ныне на плоскости и в предгорьях. По данным переписи 1989 г, в плоскостных промышленно развитых районах плотность населения достигала более 400 человек на 1 кв. км, а в горной и полупустынной скотоводческой полосе она не превышала шести-семи человек на 1 кв. км.

Уже поздние античные авторы отмечали этнолингвистическую дробность региона. Арабский географ X в. Масуди назвал Северо-Восточный Кавказ “горой языков”. Этническая пестрота населения значительно возросла вследствие переселения в регион ряда тюркских и иранских народов в IV–XIV вв., а затем российской колонизации Кавказа во второй половине XIX–XX вв. Сейчас тут живет более 50 коренных народов. Их языки относятся к трем большим языковым семьям: северокавказской (нахско-дагестанская ветвь), алтайской (тюркская группа) и индоевропейской (иранская, славянская и армянская группы). По официальной статистике 1998 г, 82,5 % местных жителей причисляют себя к мусульманам (почти все сунниты шафиитского религиозно-правового толка; к шиитам относятся азербайджанцы, персы и часть лезгин; в 90-е гг. по всему региону распространились реформистские общины т. н. “ваххабитов”), 15,9 % – к православным христианам, около 0,7 % – к иудаистам. Менее 1 % составляют общины армяно-григориан, старообрядцев (среди терских казаков), католиков (в основном потомки ссыльных поляков XIX в.) и протестантов (баптисты, адвентисты, пятидесятники, квакеры).

В административном отношении Северо-Восточный Кавказ делится на Республику Дагестан, Чеченскую Республику (в январе 1994 г. односторонним указом президента Дж. Дудаева переименована в Чеченскую Республику Ичкерию), Республику Ингушетию и восточную часть Ставропольского края. Согласно российской Конституции 1993 г., все это субъекты Российской Федерации (ст. 5, 65). Статус Чеченской Республики также временно регулируется российско-чеченскими соглашениями 1996 г., заключенными после завершения первого российско-чеченского вооруженного конфликта 1994–1996 гг.

Наряду с официальными наименованиями частей региона есть ряд названий, употребимых в местных и в русском языках. Наиболее известны следующие: Авария (Аваристан) – занятое аварцами высокогорное плато в Дагестане между долинами рек Аварское и Андийское Койсу; Галгай (ингуш. Гъалгъайче) – предгорья Большого Кавказа за р. Сунжой, населенные ингушами; Лезгистан – долина Самура и окружающие ее горные хребты Южного Дагестана, где живут лезгины и другие народы лезгинской языковой подгруппы; Ногайская степь – низменность между р. Терек и р. Кура, где традиционно происходили перекочевки ногайцев.

Все эти названия появились в XV–XVII вв., намного позднее понятия «Кавказ», встречавшегося уже у античных авторов (например, у Эсхила, Геродота, Страбона). Понятие «Дагестан» впервые употребляет историк XIV в. Мухаммед-Рафи (мулла Мухаммад Рафи’). Термин «Чечня» (в иранск. транскрипции “Область Сасан” или “Симсим”) появляется в персидских источниках XIII в. (в частности, у Рашид ад-Дина), откуда в XVI в. оно вошло в русские документы. Но вплоть до середины XIX в. область между р. Сунжа и предгорьями Большого Кавказа чаще называлась Малой Кабардой. В свою очередь, Чечня делилась на Большую и Малую. Современные названия народов, краев и республик окончательно утвердились при Советской власти. До середины XX в. наряду с ними бытовали другие названия местностей и народов, принятые в кавказских и тюркских языках.

Первые раннесредневековые государства

Для античных авторов весь Кавказ был еще далекой полусказочной страной, куда они помещали скалу, на которую Зевс приковал Прометея, златоструйную реку Фасис, племя амазонок-воительниц. Первые достоверные сведения по истории Северо-Восточного Кавказа дают раннесредневековые христианские и мусульманские историки и географы из Закавказья, Ирана, стран Ближнего Востока. Они описали государственные объединения, существовавшие в IV–XI вв. на территории Нагорного Дагестана. Некоторые из древних наименований сохранились в названиях местностей и селений республики. Крупнейшим государством был Серир (иначе Бет-Даду, известен с VI в.) на территории Аварии. Согласно преданию, его основал последний правитель сасанидского Ирана Йезигерд III (прав, в 632–651, убит), укрывшийся в горах вместе со своим золотым троном (иранск. сарир). Отсюда пошло и название царства. Правители Серира носили титул филан-шахов или “владетелей трона”. Их столицей был город, стоящий на месте с. Хунзах.

Крупным горным царством на землях современных даргинских районов был Кайтаг (Хайдак) со столицей на месте с. Калакорейш. К XII в. из него выделились город-государство Зирихгеран (Зерехгиран), а также ряд других более мелких горных княжеств – Шандан, Филан, Зуклан, Карах на землях Центрального и Южного Дагестана. Другими государствами в Нагорном Дагестане были Гумик (или Туман, известен с VI в.) в долине р. Казикумухское Койсу со столицей на месте современного с. Кумух; Табасаран (Табарсаран) в предгорьях Юждага; Лакз в верховьях р. Самур (известны с вв.). Гумик не имел единого царя и управлялся выборными старшинами. В других государствах власть принадлежала наследным царям. Более слабые селения и царства платили дань своим сильным соседям. Во время войн и внешних нашествий горные царства часто заключали между собой военно-политические союзы.

Переселение на Северо-Восточный Кавказ кочевых племен и племенных союзов (главным образом тюркского происхождения) почти непрерывно шло с IV до XIV в. С IV в. до середины V в. регион находился под властью гуннов, захвативших “Каспийские ворота” и совершивших через них ряд опустошительных походов в Закавказье и Переднюю Азию. Наиболее известен их поход 395 г. через Дагестан в Армению и Сирию. Равнина и предгорья Чечни и Ингушетии входили в VIII–XII вв. в Аланское царство, созданное ираноязычными племенами, бежавшими в Кавказские горы на территорию современной Северной Осетии после того, как ок. 370 г. гунны разбили их на Дону. После разгрома гуннов римским полководцем Аэцием в битве на Каталаунских полях в 451 г. и смерти их царя Атиллы (прав, с 433) в 453 г. их держава распалась, но еще до VII в. племена гуннов (савиров) играли важную роль в социально-политической истории региона.

Раннесредневековые государства Нагорного Дагестана испытывали сильное влияние великих держав того времени (сасанидского Ирана и Кавказской Албании) то попадая в полную зависимость от них, то вновь освобождаясь. Первое из этих государств активно распространяло на Северо-Восточном Кавказе зороастризм, второе – христианство армяно-григорианского толка. Сасаниды (224–651) организовывали тут военные поселения. В IV–VI вв. для защиты от нападений кочевников и горцев с севера они построили в Юждаге грандиозную 40-километровую систему оборонительных сооружений, расширенную арабами и сельджуками в VIII–XIII вв. и получившую название Горной стены. Центром ее был Дербент – древнейший город Северо-Восточного Кавказа, уже в V–VII вв. ставший важным торговым и культурным центром региона. Город с крепостью на его месте существовал еще в скифский и албано-сарматский период (III в. до н. э. – V в. н. э.). Персы дали ему имя Дербент (иранск. Дарбанд, т. е. “узел ворот”). Развалины Горной стены сохранились до настоящего времени.

Крупными торгово-ремесленными и политическими центрами того времени были города Зирихгеран (на месте горного дагестанского с. Кубачи), основанный персами Семендер (возможно, на месте с. Тарки возле современной столицы Дагестана Махачкалы) и Варачан (Вараджан, который отождествляют с городищами Шах-Сенгер или Урцеки в Дагестане), в начале VIII в. служивший ставкой князя гуннов Алп-Илитвера. Зирихгеран в переводе с персидского означает “мастера кольчуг”. Зирихгеранцы прославились как искусные оружейники и ювелиры; искусство металлообработки унаследовали от них современные кубачинцы. Семендер сначала входил в состав царства гуннов, а затем стал столицей Хазарского каганата, возникшего в степях Северо-Восточного Кавказа во 2-й трети VII в. Кроме них на территории региона существовало еще около десятка городов – Беленджер (Баланджар), Атиль (ал-Байда) и др., ныне известные по проведенным в 1940-1990-х гг. археологическим раскопкам их городищ.

В течение почти трех веков Хазарский каганат был самой могущественной державой региона. В конце VIII в. верхушка хазар приняла иудаизм. Высшая духовная и законодательная власть стала принадлежать кагану (хакану). Внешней политикой, армией и судами руководил выборный пех (бег). Правители каганата отличались веротерпимостью. Язычники уживались в нем с иудаистами, христианами и мусульманами. У каждой религиозной общины были свои суды.

Арабские завоевания и распространение ислама

VII-Х вв. прошли под знаком арабо-хазарских войн с участием горцев Северо-Восточного Кавказа. Начало мусульманского периода в истории региона положил поход 642–643 гг. Сураки ибн Амра на Дербент, предпринятый по приказу второго “праведного халифа” Омара (Умар, прав. в 634–644 гг.). Вскоре после этого другой арабский полководец, Салман ибн Рабиа, совершил поход из Закавказья против хазар и горцев Южного Дагестана. В первой половине VIII в. арабы завоевали Дербент и оттеснили хазар на север. Используя город как свой опорный пункт, они продолжали бороться с хазарами, обращая в ислам жителей Дагестана и облагая их данью (джизья, харадж). Вдоль Горной стены были построены “исламские центры” – крепости, населенные гази – бойцами за веру, происходившими из городских низов. С VIII в. на территорию Дагестана началось переселение арабов из Сирии и Ирака, основавших тут ряд селений, некоторые из которых (ал-Мухаммадия/Гемейди, Баб-Вак/Дарваг и др.) сохранились до XX в.

Наибольших успехов добились Маслама, сын халифа Абд ал-Малика (из династии Омейядов (661–750), прав, в 685–714 гг), и халиф Мерван (Марван, жил в 688750 гг, прав. с 745 г.). Маслама завоевал в 707–708 гг. Юждаг, совершил в 713–714 гг. поход под Семендер, а в 728–729 гг и 733–735 гг. нанес ряд поражений хазарам. Будущий халиф Мерван, выступив в 737 г. из Сирии, разбил войска Серира и Гумика, глубоко проник в земли Хазарии и в 739 г. вышел к Дону, где захватил в плен 20 тыс. славян. Разбитый им хакан обязался принять ислам, но так и не выполнил своего обещания. Арабские завоевания на Кавказе прекратились при халифе ал-Мансуре (прав. в 754–755 гг.). В IX-Х вв. Арабский халифат распался на ряд самостоятельных государств. Хазарский каганат оказался долговечнее своего противника. Он просуществовал до второй половины XI в. и перестал функционировать как политическая единица после поражения от хорезмийских войск.

Эпоха арабских завоеваний и арабо-хазарских войн на Северо-Восточном Кавказе составляет важный рубеж, с которого средневековые мусульманские авторы начинали историю Кавказа. “История Дагестана” (Тарих Дагистан, XIV в.) Мухаммед- Рафи, Хроника Махмуда Хиналугского (1456), “История Абу-Муслима” (Тарих Аби Муслим, не ранее XVI в.), “Дербент-наме” (Дарбанд-нама, XVIII в.) и другие дагестанские хроники утверждают, что все коренные народы Северо-Восточного Кавказа добровольно приняли ислам при арабах. Исламизация Дагестана (а порой и Чечни) приписывается в них известному политическому и религиозному деятелю Абу Муслиму (Абд ар-Рахман ибн Муслим (уб. в 755 г.). Это один из любимых народных героев мусульман Кавказа, Ирана и Средней Азии. Восстание, поднятое им в Иране в 748 г, помогло свергнуть династию Омейядов и посадить на престол Аббасидов (750-1258 гг), прямых потомков ал-Аббаса, дяди пророка Мухаммеда. Аббасиды же и убили Абу-Муслима, увидев в нем своего соперника.

Ученые XX в. развенчали легенду об исламизации Северного Кавказа Абу-Муслимом. Известно, что он никогда не был на Кавказе. К тому же, ему приписывают религиозные войны, которые велись без малого 500 лет, с конца VII до середины XIII вв. Большую часть походов на Дагестан, приписанных ему, на самом деле совершил его старший современник Маслама. В хрониках же имена их слились. Из перса Абу-Муслим превратился в араба из рода Пророка. В то же время нельзя утверждать, что никакого Абу-Муслима на Кавказе не существовало. В средневековом Дагестане это имя носили несколько миссионеров. Один из них проповедовал в X в в Дербенте, другой (родом из Аравии) был похоронен в XI в в Хунзахе, где сохранился его мавзолей. Скорее всего, сегодня под именем Абу-Муслима скрывается обобщенный образ героя-исламизатора, возникший благодаря слиянию биографий нескольких исламских миссионеров арабского, иранского и местного происхождения, действовавших на Северо-Восточном Кавказе в VIII–XVI вв.

Изыскания дореволюционных и современных российских историков показали, что в действительности исламизация края затянулась почти на тысячелетие. К X в. ислам утвердился только в Юждаге (вокруг Дербента). На втором этапе (конец X–XVI вв.) ислам распространяли местные миссионеры. К XIII–XIV вв. мусульманами стали большинство горцев Дагестана. Ислам утвердился на всей территории региона, вытеснив прежние религиозные верования, включая христианство и иудаизм. Предки андо-цезских народов и чеченцы были обращены в ислам только в XV–XVI вв. Но только на третьем этапе (XVII – начало XIX вв.) все современные мусульманские народы региона постепенно отошли от домусульманских обычаев. Еще в 1-й половине XIX в. Шамиль долго боролся с противоречащими шариату правовыми нормами и обычаями (адат).

Государственные образования после походов монголов и Тимура

Общественное устройство средневекового Кавказа окончательно сложилось после нашествия монголо-татар и завоеваний Тимура. Монголы совершили на Северный Кавказ два похода. В 1220–1223 гг. они разорили мусульманские и христианские страны Закавказья, обошли Дербент, который так и не смогли взять, и, пройдя через предгорья Дагестана, разбили алан, а вскоре и объединенные силы куманов (половцев), кипчаков и русских князей. Второй поход состоялся в 1238–1240 гг. Покорив Русь и разбив Аланское царство, монголы приступили к планомерному завоеванию местных владений в горах и на плоскости. В 1239 г. монгольское войско под командованием Джебе и Субудая после ожесточенной осады захватило Дербент и разрушило укрепления Горной стены. Сделав Дербент своим форпостом, монголы захватили к середине XIII в. весь Северо-Восточный Кавказ, обложив местное население данью. В Дербенте, на берегах Терека и в крупнейших селениях на плоскости и в предгорьях были поставлены монгольские гарнизоны.

Вскоре монгольская держава распалась на несколько независимых государств (улусов), в которых правили Чингизиды – сыновья и внуки Чингисхана (Чингиз-хан, Темучин, около 1155–1227 гг). Северо-Восточный Кавказ вместе с Поволжьем и Русью вошли в состав Золотой Орды со столицей в Сарай-Берке на Волге. Ее первым ханом был Батый (ум. 1255), внук Чингисхана от его старшего сына Джучи (ум. в 1226). Закавказье оказалось в составе государства Хулагидов-Ильханов – улуса другого внука Чингисхана Хулагу-хана (прав, в 1256–1265 гг.). Если внутренние районы гор вскоре оправились от разрушений, причиненных им монгольским нашествием, то Семендер и другие раннесредневековые города на плоскости и в предгорьях так и не смогли возродиться. Продолжавшиеся переселения кочевников, а также частые столкновения Золотой Орды и государства Хулагидов на много веков вперед предопределили царившие тут экономический упадок и политическую нестабильность.

Золотоордынские ханы, заинтересованные в развитии торговых связей с мусульманскими странами Передней Азии и Ближнего Востока, уделяли большое внимание Северо-Восточному Кавказу. Во главе региона стояли ближайшие советники или родственники ханов: при Батые его брат Берке (прав, в 1255–1266 гг), а при Берке-хане – Ногай (Нагай, уб. между 1294 и 1296 гг), выдающийся полководец, при котором на Северном Кавказе сформировалось ядро будущей Ногайской Орды. Они щедро раздавали земли монгольским воинам и местным правителям на правах условного владения (икта) за охрану южных границ Орды. Золотоордынские ханы вскоре стали поддерживать и мусульман на Северном Кавказе. Уже хан Берке принял ислам и воевал с Хулагуидами и Алогоидами. При хане Узбеке (прав, в 1312–1342 гг.) ислам стал государственной религией Золотой Орды. Исторические предания ногайцев и других народов плоскости называют Узбека одним из главных распространителей ислама в регионе.

Под предлогом дальнейшей исламизации горцев на Кавказ нагрянули войска Тимура (или Тамерлана, от иранск. Тимурленг – “Хромой Тимур”, 1336–1495 гг.). Это нашествие оказало сильное влияние на последующее развитие народов Северного Кавказа и их государственностей. Великий завоеватель, в 1370 г. ставший эмиром огромного государства с центром в Самарканде, поставил себе целью завоевание всего мира. Северо-Восточный Кавказ стал ареной борьбы Тимура с золотоордынским ханом Тохтамышем (прав. в 1380–1395 гг.). В отместку за поход Тохтамыша в 1386 г. через Дербент в Восточное Закавказье Тимур совершил в 1395–1396 гг. набег на Прикаспийские области Золотой Орды. В апреле 1395 г. он уничтожил на Тереке войска Тохтамыша, а затем начал планомерный захват региона. Разорив земли современной Чечни и Ингушетии, он дошел до Дербента, взял и укрепил его, а затем разграбил и захватил территории Кайтага, Зирихгерана, Гумика, Аварии, кумыкские земли в междуречье Терека и Сулака. Северной границей созданной им державы стал Главный Кавказский хребет.

Отношение к Тимуру на Северном Кавказе было двойственным. Почти повсюду его встречало ожесточенное сопротивление. Местные хроники и устные предания, до сих пор распространенные среди горцев, с возмущением рассказывают о совершенных им жестокостях и грабежах. С другой стороны, в мусульманской историографии Тимур нередко предстает в образе благочестивого мусульманина, завершившего исламизацию ряда горских народов, таких, как кумыки, андийцы и аварцы. Последний образ, вероятно, создан местной мусульманской знатью. Дело в том, что Тимур нигде не смещал прежних правителей, добровольно покорившихся ему. Эмир широко поддерживал восточную форму ленных пожалований – союргал. Согласно ей местные правители получали от Тимура в наследное владение земли с правом взимания государственных налогов с местных жителей.

Вскоре после смерти Тимура его держава распалась, и Северо-Восточный Кавказ вышел из-под власти его наследников Тимуридов. Но Золотая Орда уже не смогла оправиться от нанесенного ей поражения. В начале XV в. она разделилась на Казанское, Ногайское и Крымское ханства. На Северном Кавказе образовалось несколько мелких мусульманских государственных образований. Их развитие шло крайне разнообразно и неравномерно. Если одни из них слабели и распадались на части, то другие все более расширялись и крепли. Большинство раннесредневековых государств региона перестали существовать еще в начале послемонгольской эпохи. В XII в. Лакз, Серир и Аланское царство распались и окончательно исчезли с политической карты региона. К XV в. потеряли самостоятельность Карах, Филан, Шандан и Зирихгеран, поглощенные Кайтагом.

Вместе с тем к XV в. постепенно восстанавливает силы Табасаран, разделившийся на северное майсумство и южный казият. В Нагорном Дагестане появляются новые крепкие мусульманские государства – Аварское нуцальство, Кайтагское уцмийство, Казикумухское шамхальство, Дербентский эмират. Первое возникло на развалинах Серира и охватывало земли современной Аварии. Кайтаг и Казикумух (на месте Гумика) поделили между собой не только горы, но и плоскость Центрального и Северного Дагестана. Дербент контролировал равнину Юждага. Наиболее сильным государством стало Казикумухское шамхальство, заставлявшее остальные владения платить себе дань. Правившие в Казикумухе, Кайтаге и Аварии наследные князья возводили свои роды к потомкам пророка Мухаммеда, пришедшим на Кавказ с легендарным арабским полководцем Абу-Муслимом. Арабские генеалогии этих владык в большинстве своем фиктивные. О них нет известий в раннесредневековых источниках, а сами титулы – уцмий, нуцал, кроме шамхала, майсум – появились только в послемонгольское время.

Во внутренних районах Нагорного Дагестана и Чечни началось усиление сельской общины или джамаата. К XV–XVI вв. тут появилось несколько десятков союзов сельских общин, такие, как Акуша-Дарго, Цудахар, Салатавия, Ункратль (аварск. ункъ ракь – “Четырехмиземье”), Нохчмахчкой, Галгай и др. По традиции, идущей от дореволюционных ученых, в литературе такие союзы обычно называют “вольными обществами”. Не все из них были самостоятельны. Большинство дагестанских “вольных обществ” зависело от казикумухских шамхалов, другие – от кайтагских уцмиев или аварских нуцалов. Они выплачивали им ежегодный поземельный налог (харадж) и выставляли ополчение из всех взрослых мужчин в войско своих сюзеренов на случай войны. Укрепление общины и некоторая стабилизация политической обстановки происходили на фоне подъема экономики региона. В эту эпоху восстанавливается волго-каспийская торговля. Растут старые и появляются десятки новых селений в горах и на плоскости.

Организация позднесредневекового общества

Начиная с XIV–XV вв. внутреннее устройство местного мусульманского общества хорошо известно по источникам. В позднее Средневековье оно делилось на ряд сословий. Основное население региона было представлено сословием узденей. Как и на Северо-Западном Кавказе, в Дагестане, Чечне и Ингушетии этим тюркским словом называли не только горских дворян, но и свободных общинников. Они делились на богатых, средних и бедных; родовую знать и менее родовитых; коренных и пришлых и т. д. Все уздени участвовали в народном собрании общины, служили в ополчении своих джамаатов. В районах, зависевших от шамхалов, нуцалов или более мелких князей (беков), предводителями ополчений выступали ханы. Последние стояли на самом верху сословной иерархии. Беки и потомки от браков беков с узденями, носившие имя чанков, считались ниже их по положению. В период наибольшего могущества Казикумухского шамхальства беки и чанки из Казикумуха проникли в ряд высокогорных джамаатов. Только в Северо-Западном Дагестане, Чечне и Ингушетии так и не сложилось ханско-бекского сословия.

В положении крепостных пребывали райяты, прикрепленные к землям, находившимся в частной собственности (мульк) или пожалованным на условии несения военной службы бекам и служилым узденям (икта). На плоскости на землях ханов находились целые райятские поселения. В приморском Дагестане весь тюркский народ терекеме считался райатами кумыкских беков. В горах Чечни и Северного Дагестана райатов было немного. Низшую ступень сословной иерархии занимали рабы (лаги, кули, караваши). Они принадлежали отдельным кланам (тухумам, тейпам). Источниками формирования лагского сословия были военные походы и работорговля на невольничьих рынках. В высокогорной части региона рабов было немного. Зато в центральной, предгорной Аварии, в Лакии, у даргинцев и кумыков лагское сословие занимало видное место и играло большую роль в хозяйственной жизни общины. Описанное выше социально-политическое устройство региона с незначительными изменениями просуществовало до присоединения региона к России.

Северо-Восточный Кавказ и великие державы в XVI–XVII вв.

В XVI–XVII вв. Северо-Восточный Кавказ стал предметом ожесточенной борьбы между Османской империей и Ираном, оспаривавших друг у друга господство в Передней Азии и на Ближнем Востоке. Эпоха иранских завоеваний в Закавказье и на Северо-Восточном Кавказе связана с деятельностью иранских шахов из династии Сефевидов (1502–1723). Их главной опорой были воинственные тюркские кочевники Закавказья, принадлежавшие к военно-религиозному братству сефевийя, созданному предком Сефевидов шиитским шейхом Сефи аддином Исхаком Ардебили (1252-1334). Члены братства носили остроконечные шапки с нашитыми на них двенадцатью пурпурными полосами в память 12 шиитских имамов, за что получили название кызылбаши (тюркск. “красноголовые”). Походы на Северный Кавказ проходили под лозунгом распространения шиизма. Потомки насильно обращенных в шиизм дагестанцев до сих пор живут в Дербенте и горных селениях Мискинджа и Лгар.

В свою очередь, турецкие султаны вели завоевания на Кавказе под предлогом обращения в ислам еще не ставших мусульманами горцев Кабарды, Чечни и Северо-Западного Дагестана, а также борьбы с шиитской “ересью”. Они использовали войска крымских ханов из династии Гиреев, еще в 1475 г. признавших себя вассалами Османской империи.

Борьба турок с иранцами шла с переменным успехом. Основатель династии Сефевидов Исмаил I (прав, в 1502–1554) совершил в 1510 г. поход на Азербайджан, во время которого покорил Дербент. Турецкий султан Селим I Явуз (прав, в 1512–1520) разбил Исмаила в Азербайджане в 1515 г., но вскоре вынужден был отступить в Малую Азию. При султане Сулеймане II Кануни (прав, в 1520–1566) турки несколько раз вторгались в иранский Азербайджан, опираясь на поддержку шамхала казикумухского и других дагестанских правителей. В свою очередь, Аббас I Великий (прав, в 15861628) смог отвоевать у турок не только захваченные ими у Ирана западные области, но и большую часть Грузии и Армении.

Правители и “вольные общества” Северо-Восточного Кавказа вынуждены были лавировать между двумя державами. Кайтаг традиционно придерживался проиранской ориентации. При поддержке уцмия Ахмед-хана (прав. в 1698–1735) Аббас I занял в 1607 г. Дербент. Чеченские и ингушские тейпы, аварский хан и кумыкские беки признавали над собой власть крымских Гиреев. Казикумухское шамхальство обычно поддерживало турок и крымцев. Так, во время очередной ирано-турецкой войны 1549 г. одновременно с походом против Ирана турецких войск из Малой Азии, в Закавказье из Дагестана двинулась армия шамхала. К концу XVI в. шамхалы все больше отходят от союза с Османской империей и Крымским ханством. Когда брат крымского хана Адиль-Гирей в 1578 г. попал в плен к иранцам, шамхал позволил своим подданным ограбить его мать, ехавшую к иранскому шаху для выкупа сына. Позднее шамхальство отказалось выступить вместе с крымцами на войну с Ираном, за что Кази-Кумух был разрушен турками. В конце XVI в. шамхал Сурхай (Суркай) признал себя вассалом Аббаса I. В 1642 г. шамхальство распалось на Казикумухское ханство и Тарковское шамхальство. Шамхалы перенесли свою столицу в кумыкское с. Тарки.

Со 2-й половины XVI в. на политической арене Северного Кавказа появилась еще одна сила – Московское царство. После захвата Иваном IV Грозным (прав. в 1533–1584) Казанского (1552) и Астраханского ханств (1556) южная граница России стала проходить по Северному Кавказу. В 1556 г. хан Большой Ногайской орды Исмаил (Измаил) принял русское подданство вместе с большинством ногайцев. Ногайцы, не пожелавшие оказаться под русским владычеством, ушли в Приазовье с ханом Казыем, образовав тут Малую Ногайскую орду (Казыев Улус, присоединен к России в конце XVIII в.). Иван IV попытался передвинуть русскую границу за Терек, построив в 1567–1568 гг. при впадении в Терек р. Сунжи крепость Терки. В 1571 г. из-за противодействия турецкого султана Селима II (прав. в 1556–1574), дагестанских и кабардинских князей ее пришлось срыть. Но уже в правление Бориса Федоровича Годунова (1584–1605, царь с 1598) были построены крепость на притоке Терека Тюменке (1588), Койсынский острог в устье р. Койсу-Сулака и Сунженский острог (1589).

Начались частые столкновения России с шамхальством. В 1593 г. воевода А. Хворостин выбил шамхала Андия из Тарков, но был разбит и отступил за Терек.

Следующий поход в Дагестан совершил в 1604–1605 гг. воевода И. М. Бутурлин. Он захватил у шамхала Али-султана кумыкские селения Эндирей и Тарки, но вскоре был разбит соединенными силами турок, дагестанских и кабардинских князей. Русские крепости на Тереке и Сулаке были сожжены, а гарнизоны их частью выведены в Россию, а частью погибли. Несмотря на военные неудачи России, местные властители все чаще стали посылать посольства в Москву за посредничеством и поддержкой в случае военных столкновений и споров с соседями. В XVII в. многие государственные объединения региона не раз вступали в союз или вассальную зависимость от православных правителей России, видя в ней противовес частым нашествиям на Дагестан турок и персов. Так поступали шамхалы Тарковские, Аварские нуцалы, некоторые и южнодагестанские ханы и чеченские, ингушские “вольные общества”.

Складывание терского и гребенского казачества

В XVI в. на Северном Кавказе появилась новая социальная и политическая сила – казачество. Еще в XIV–XV вв. казаками (из тюркск., в знач. “вольный, независимый человек”) стали называть отряды или “ватаги”, служившие разведчиками или охранявшие границы Ногайской степи, Руси, Литвы. Их создавали “беглые люди” из Московского царства и с Волги, недавно присоединенной к нему. В XV–XVII вв. войны, голод, постепенное закрепощение русского крестьянства вызвали целый ряд волн беженцев из Центральной России на Северный Кавказ. Пик переселения пришелся на полное внутриполитических неурядиц правление Ивана IV и на Смутное время конца XVI- начала XVII вв. После религиозной реформы Никона (1605–1681) резко усилился поток старообрядцев, бежавших от религиозных преследований на казачьи земли.

Нестабильность организации казачьих отрядов, частые смены мест обитания не позволяют точно установить время складывания терских и гребенских казаков. Первые сведения о них относятся ко 2-й половине XVI в.; чуть раньше они появились на Дону. Как уже отмечалось выше, в 1567–1568 гг. при впадении в Терек р. Сунжи была построена русская крепость Терки. В ней были поселены казаки, получившие с этого времени название терских. В XVI–XVIII вв. казачье население на левобережье Сунжи и правобережье Терека неуклонно росло. В 1582 г. 300 донских казаков под предводительством атамана Андрея перешли Терек и поселились в предгорьях Чечни на р. Акташи (“на Гребнях”), отчего их потомки стали называться гребенскими казаками. Здесь они жили до 1685 г., когда бежали от нападений чеченцев и ингушей на Терек. На Тереке они основали станицы Павлово и Кошлаковское. Влившиеся в состав гребенских казаков переселенцы с Дона и Кумы поселились в с Кажоровцы в Большой Кабарде и с. Татартул в Малой Кабарде (Чечне) Позднее гребенские казаки основали станицы Новогладкую и Червленую.

Казачьи станицы одновременно были и военными поселениями, и самоуправляющимися сельскими общинами. Они жили по преимуществу за счет рыбной ловли на Тереке и в Каспии. Меньшее значение у них играло земледелие и скотоводство. Ядро терских казаков составляли беглые крепостные крестьяне с Волги и из Центральной России, гребенских – беженцы с Дона и Украины. Большинство из них исповедовало православие. Реже встречались старообрядцы и представители нехристианских конфессий: ногайцы и кумыки – мусульмане, изредка – калмыки – буддисты. В состав терского казачества вошли также выходцы из аварцев и кумыков, а гребенского – чеченцы, ингуши и кабардинцы. Они укрывались в казачьих станицах от кровной мести или преследований горских князей. Большая часть из них приняла крещение. Крещеные горцы образовали под Терком Черкасскую и Новокрещенскую казачьи слободы.

В XVII в. завершилось складывание самоуправляющейся хозяйственной и военно-политической организации терских и гребенских казаков. Все взрослые мужчины общины или станицы выбирали на сходах (станичных сборах) станичного атамана, его помощников (есаула и хорунжего), писаря и совет старшин. Старшины также играли роль суда, разбиравшего тяжбы между жителями станицы. Как в городе-крепости Терки, так и в казачьем войске, представлявшем собой совокупность всех станиц, управление копировало станичное. Высшим органом казачьего самоуправления был войсковой круг, избиравший наказного атамана. Избранным считались те кандидаты, за кого было подано больше голосов.

Отношения казаков с их соседями из мусульманских горных и предгорных селений чаще всего были враждебными. Обе стороны при этом применяли одни и те же методы ведения войны. Они совершали набеги, угоняя у своих соседей скот и сжигая их поселения. Чаще всего эти столкновения происходили между гребенскими казаками и большими кланами (тейпами) чеченцев (Парчхой, Цечой, Беной, Цонтарой и др.). Дело в том, что наряду с образованием казачьих станиц происходило одновременное заселение плоскости чеченцами, спускавшимися с Аккинских и Ичкерийских Гор. В долинах Сунжи и Терека бок о бок друг с другом возникли казачьи и горские селения. Но наряду с ожесточенными столкновениями известно и о мирных торговых и культурных связях казаков и горцев-переселенцев.

С расширением Российского государства на Кавказ власти начали все чаще использовать терское и гребенское казачьи войска как иррегулярное войско для охраны южных границ и в войнах с горцами. В 1618 г. в Москве был основан казачий приказ, заведовавший атаманами и казачьим войском. Он просуществовал до 1646 г. Договоры с казаками заключались через наказных атаманов. Взамен правительство обещало признавать их самоуправление и безвозмездно даровать им занятые их предками на Кавказе земли. Однако вплоть до начала XVIII в. связи казаков с российскими властями не были прочны. В периоды ослабления Московского царства казацкие шайки вместе с горцами грабили южные пределы Руси, совершая набеги до Астрахани и Кубани. Затем выборные от них являлись с повинной в Москву. Иной раз казачьи круги отказывались помогать российским властям в походах на своих соседей-мусульман. Например, в 1631 г. гребенские казаки отказались участвовать в военной операции против ногайцев. Но в 1633 г. они пошли с князьями Турениным и Волконским на Малую Ногайскую Орду. Отряды терских и гребенских казаков участвовали в “смутах” начала XVII в. и Крестьянской войне под предводительством Степана Разина (казн. в 1671) на Волге.

Российские завоевания и реформы XVIII в.

Если в эпоху Московского царства Россия только укрепляла свои южные границы на Северном Кавказе, то с созданием Российской империи началось быстрое завоевание региона и его русская колонизация. После Петровских реформ Российское государство приобретает все больший вес в международных делах. Влияние России на Кавказе постепенно перевешивает турецкое и иранское. Однако еще более века продолжается военная и дипломатическая борьба за Кавказ между Россией, Ираном и Турцией. Завершив Северную войну, Петр I (прав. в 1682–1725) совершил в 1722–1723 гг. свой знаменитый персидский поход. Русские войска прошли берегом Каспийского моря от Астрахани через весь Дагестан, без боя вступили в Тарки, затем в Дербент и нанесли иранскому шаху Тахмаспу II (прав. в 1722–1732) ряд сокрушительных поражений в Азербайджане. По Петербургскому договору 1723 г. к России отходило все западное и южное побережье Каспия. Шамхал Тарковский Адиль Гирей-хан принял российское подданство.

Однако вскоре почти все петровские завоевания на Восточном Кавказе были потеряны. Шамхальство отложилось от России. Анна Иоанновна (прав. в 17301740) возвратила Ирану прикаспийские области. По русско-иранскому договору 1732 г. граница между двумя государствами была проведена по р. Куре, а в 1735 г. – по р. Сулаку. Согласно Белградскому миру, завершившему русско-турецкую войну 1735–1739 гг., затеречные земли (Малая Кабарда) перешли от России к Османской империи. “Барьером” между Россией и Турцией была признана Кабарда, под которой тогда понималась и территория современных Чечни и Ингушетии. В 1736–1743 гг. на Дагестан напал иранский завоеватель Надир-шах (прав. в 17361747). Этот незаурядный полководец, вышедший из низов и в начале своей карьеры возглавлявший шайку разбойников, ненадолго смог вернуть Ирану былое могущество, пошатнувшееся при последних Сефевидах. Он завоевал Афганистан, Грузию и Армению. Однако в Дагестане Надир-шах был разбит соединенными силами дагестанских князей и “вольных обществ”, отступил в Иран и вскоре был убит (1747).

Новое укрепление позиций России на Северном Кавказе произошло в правление Екатерины II (1762–1796). При ней русские войска совершили ряд походов в горные районы Кавказа, заняли Кабарду, Чеченю, Ингушетию и все левобережье Терека. Новые территориальные приобретения были закреплены по Кючук-Кайнарджийскому миру с Турцией (1774). Ясский мир (1791), завершивший русско-турецкую войну 1787–1791 гг., признал за Российской империей почти весь Северный Кавказ, за исключением еще не завоеванных ею горных районов Чечни и Дагестана. В самом конце царствования Екатерины II, в 1796 г., русские войска под командованием ген. В. А. Зубова, захватили приморский Дагестан. Заселение присоединенных земель выходцами из Центральной России, начатое с появления в XVI в. казаков на берегах Терека, приобрело во 2-й половине XVIII в. массовый характер. Было начато формирование гражданской администрации региона. В 1785 г. Астраханская область была преобразована в Кавказское наместничество. В том же году была учреждена Кавказская губерния из шести уездов с центром в Екатеринограде (ныне Екатериноградская ст. в Кабардино-Балкарии).

Сильно изменилось в XVIII в. казачество. Терские и гребенские казаки были лишены былых вольностей и начали превращаться в служилое военное сословие Российской империи. Петр I подчинил их созданной в 1721 г. Военной коллегии. С 1754 г. последняя получила право утверждать атаманов (войсковых старшин), избранных войсковым кругом. Казачьи старшины были приравнены к офицерам (майорам) и переведены на государственное жалованье. Значительная часть завоеванных на Северо-Восточном Кавказе земель была закреплена за Терским казачьим войском. В 1722 г. терские казаки были переведены из Терков в новую крепость Св. Креста, построенную на Сулаке возле отхода от него р. Аграхани. Терское войско было переименовано в Аграханское. В помощь ему в 1724 г. было переселено 1000 казацких семей с Дона, образовавших отдельное Терско-семейное войско. Гребенские казаки были переведены в новые крепости – Кизляр (осн. в 1735) и Моздок (осн. в 1763). В 1736 г. в Кизляр были переселены аграханские казаки, ставшие называться Кизлярским отделом Терского казачьего войска.

В 1777 г. российские военные власти начали строительство Кавказской линии – цепи крепостей, кордонных линий и казачьих станиц, пересекавших весь Северный Кавказ. Линия выполняла три основные цели окончательное покорение принявших российское подданство “мирных горцев”; охрану южных губерний от участившихся в XVIII в. набегов независимых (“немирных”) горцев; обеспечение безопасного дорожного сообщения с Закавказьем. Она управлялась особым начальником и делилась на Черноморскую кордонную линию, Правый фланг, центр и Левый фланг. Северо-Восточный Кавказ был включен в состав Левого фланга. В свою очередь, он состоял из Терской и Нижне-Сунженской линий, Кумыкской плоскости и Чечни с передовой линией. Центр линии располагался во Владикавказе (осн. в 1784) и должен был охранять Военно-Грузинскую дорогу. Начальник каждой части был подчинен непосредственно командующему войсками на Кавказской линии. Он управлял не только регулярными войсками, но и приписанными к линии (линейными) казаками и местным мусульманским населением.

Чтобы контролировать перемещения горцев по Кавказу, с конца XVIII в. тут была введена “билетная” система. Въезд в Кавказскую линию, а также выезд за ее пределы производился по “билетам” – письменному разрешению, своего рода паспорту, выданному российскими военными властями. В 1-й половине XIX в. билетный режим лишь укреплялся. По мере завоевания строгая билетно-паспортная система распространялась на все новые районы Северо-Восточного Кавказа. Паспортный режим для горцев смягчился только к самому концу XIX в. Одной из мер борьбы с нарушением билетной системы стало переселение виновных в ее нарушении в контролировавшиеся регулярными войсками и казаками земли современной Ростовской области и Ставрополья. Участники набегов на российские владения ссылались либо на каторгу, либо в расквартированные вдали от Кавказа арестантские роты.

Кавказская война и окончательное присоединение региона к России

В 1-й половине XIX в. было завершено подчинение России Северного Кавказа. Назвать точную дату присоединения того или иного государственного, или полугосударственного образования этого региона к Российской империи не всегда легко. Это связано с тем, что те или иные правители, заявив о принятии российского подданства, в действительности поступаться своей властью не хотели и нередко вели антироссийскую политику, объединяясь с противниками России, а иногда и прямо вступали с ней в борьбу. Потерпев поражение, они каялись, снова приносили клятву верности России, и это могло повторяться много раз. Все приходилось начинать сначала.

Раньше были покорены плоскость и предгорья Дагестана. В 1799 г. вступил в подданство России кайтагский уцмий Рустем-хан (прав. в 1796–1800, 1801–1804). Уже в самом начале XIX в. шамхал Тарковский Мухамммед (Магомед) имел звание тайного советника и получал от российского правительства немалое жалованье. Его сын – Мехти, став шамхалом, в 1806 г. был возведен в чин ген. – лейт. российской армии. В 1802 г. в российское подданство вступил хан Аварский, в 1803 г- султан Елисуйский в Южном Дагестане. Общественный строй управлявшихся ими ханств первоначально не претерпел каких-либо изменений. В 1806 г. было завоевано Дербентское ханство. В самом Дербенте была установлена российская власть, а значительная часть ханства была передана под управление шамхала Тарковского. Все эти территориальные приобретения в Дагестане были подтверждены по Гюлистанскому договору России с Ираном (1813).

Нагорный Дагестан и Чечня были покорены позже, в ходе затяжной Кавказской войны (1817–1864). Сопротивление “вольных обществ” горцев российскому проникновению на Кавказ было возглавлено суфийскими шейхами братства накшбандия-халидия. В российской историографии это движение получило название “мюридизм”, так как по суфийской традиции повстанцы именовали себя учениками (мюридами) вождей-имамов. Крупнейшее выступление горцев против российского владычества накануне Кавказской войны связано с именем шейха Мансура (Ушурма, Учерман, 1760(?)—1794(?)). Это был чеченец из с. Алды, сначала мюрид, а затем руководитель (шейх) одного из отделений (вирдов) суфийского братства накшбандия. В начале 1785 г. он стал проповедовать в чеченских селениях по Сунже, что вызвало опасения российских военных властей. В июле 1785 г. арестовать Мансура был послан русский отряд под командованием полковника Пиери. Но последователи шейха разбили русские войска в горах.

С этого момента шейх Мансур выступает как глава стихийного повстанческого движения горцев Чечни и Кабарды. Перед началом русско-турецкой войны 17871791 гг. Большая и Малая Кабарда отложились от России. Приверженцы шейха осадили крепости Кизляр и Наур. Деятельность Мансура была недолгой и малоуспешной. Уже в июле 1787 г., потерпев военные неудачи, шейх во главе нескольких тысяч человек перебрался за Кубань, а после поражения при реках Уруп и Лаба – в сопровождении четырех спутников в Анапу, где оставался до взятия ее русскими войсками. При взятии города 22 июня 1791 г. он был пленен, привезен в Петербург и в соответствии с распоряжением Екатерины II осужден на пожизненное заключение. Согласно одной версии, он был помещен в Соловецкий монастырь, по другим источникам, – в Шлиссельбургскую крепость, где вскоре заболел и скончался в апреле 1794 г. В постсоветское время именем шейха Мансура был назван аэропорт Грозного в Чеченской Республике Ичкерия.

После этого на Северо-Восточном Кавказе до начала XIX в. царило относительное затишье. Начало Кавказской войны связано с деятельностью нового русского главнокомандующего ген. А. П. Ермолова (1816–1827). При Ермолове была сильно расширена Кавказская линия. В 1818 г. была усилена Нижне-Сунженская линия, укреплен редут Назрановский (современная Назрань) в Ингушетии и построена крепость Грозная (современный Грозный/Джохар) в Чечне. В Северном Дагестане в 1819 г. была заложена крепость Внезапная, а в 1821 г. – Бурная. Согласно плану Ермолова, русские войска продвигались в глубь Горной Чечни от Сунжи, выжигая “немирные” аулы и вырубая покрывавшие ее дремучие леса. При нем были завоеваны кумыкские земли в междуречье Сулака и Терека. Действия Ермолова вызвали общее восстание горцев Чечни в 1825 г. Генерал был смещен, а на его место назначен ген. – адьют И. Ф. Паскевич (1827–1831). Русские позиции в Дагестане были укреплены в 1830-е гг. Лезгинской кордонной линией. В 1832 г. была построена крепость Темир-Хан-Шура.

Однако быстро подавить повстанческое движение в горах Дагестана и Чечни так и не удалось. Во главе повстанцев встал Гази-Магомед (Гази-Мухаммед, Кази-Мулла, Мулла-Магомед, прав. в 1828–1832, род. в 1794), аварец из с. Гимры, ученик накшбандийского шейха Магомеда Ярагского (Мухаммеда ал-Яраги, Мухаммед-эфенди, ум. в 1837–1838) из Южного Дагестана. Чуть ли не ежедневно Гази-Магомед выступал с проповедями о необходимости подняться на “священную войну” (арабск. газават) против русских захватчиков. В 1828 г. он был провозглашен первым имамом Дагестана и Чечни. Его мюриды составили основные военные силы повстанцев. В 1830 г. Гази- Магомед попытался захватить с. Хунзах, столицу принявших российское подданство ханов аварских, но был отбит. Затем он поднял против русских жителей Закатал, но и там потерпел поражение от регулярных русских войск. Имам лично предводительствовал смелыми и неожиданными рейдами на подвластную российским властям территорию. В 1831 г. Гази-Магомед взял Кизляр, а в 1832 г. осадил Дербент. Новый начальник Кавказского корпуса ген. – адьют. барон Г. В. Розен (1831–1837) разбил войско Гази-Магомеда и занял его родное с. Гимры. В бою имам был убит.

Преемником Гази-Магомеда был избран его соотечественник Гамзат-бек (прав. в 1833–1834) из с. Гоцатль. Первоначально его признали только несколько аварских селений, но вскоре под властью Гамзат-бека оказалась значительная часть Нагорного Дагестана и Чечни. Отец его был беком и играл важную роль в Аварском ханстве. Однако сам Гамзат-бек, как и два других имама, опирался на свободных общинников-узденей. Он истребил немало бекских и ханских родов, признавших власть России, обратив их земли и прочее имущество в казну (арабск. бейт ал-мал) имамата. В 1834 г. он осадил Хунзах, овладел им и перебил почти всю ханскую семью, включая престарелую ханшу Паху-Бике. После этого Гамзат-бек приступил к организации государственного устройства имамата на землях Аварского ханства и “вольных обществ” Нагорного Дагестана и Чечни. Деятельность его была непродолжительна. В том же году он пал жертвой кровной мести от рук Османа и Хаджи-Мурата, молочных братьев убитых им аварских ханов.

Третьим имамом был избран Шамиль (прав. в 1834–1859), аварец из с. Гимры (ок. 1798–1871). Он создал в Дагестане и Чечне военно-теократическое государство – имамат. Превращение имама в правителя началось еще при Гази-Магомеде. В присоединившихся к нему селениях он нередко оставлял своих наибов – заместителей. У Гамзат-бека были уже постоянные наибы, каждый из которых возглавлял определенный район. После уничтожения аварских ханов (1832) Гамзат-бек открыто начал играть роль правителя. Процесс оформления имамата завершился при Шамиле. К середине 50-х гг. третий имам стал суверенным правителем, использовав сложный аппарат. Во главе пирамиды стоял имам Шамиль. Ему принадлежала верховная светская и религиозная (амир ал-муминин – арабск. “предводитель правоверных”) власть. Имам являлся также верховным судьей. Два дня в неделю (субботу и воскресенье) он посвящал приему жалобщиков. Решение обычно выносилось на месте. Чтобы помочь имаму в его политических, административных, религиозных и судебных обязанностях, в 1842 г. был создан совет (диван) из приближенных Шамиля.

Наибы были опорой административно-военного аппарата. Они назначались имамом. Наибства обычно включали в себя одно “вольное общество”, но в некоторых случаях несколько. Число наибов было различным в разное время: от 4 – в 1840 г. до 33 – в 1856 г. Одним из знаменитых наибов Шамиля стал убийца Гамзат-бека Хаджи- Мурат. Наиб отвечал за порядок на своей территории, должен был собирать налоги, приводить в исполнение приговоры шариатских судей и судить своих подчиненных по военно-административным законам Шамиля. Ниже стояли дибиры или мазумы, которые руководили подразделениями наибства. Им подчинялись старейшины деревень. Для того чтобы контролировать наибов и мудиров и собирать информацию, независимую от их отчетов, у имама были мухтасибы, которые путешествовали инкогнито и сообщали Шамилю о деятельности его заместителей. По этим донесениям многие наибы, в том числе Хаджи-Мурат, были смещены имамом.

Основой своего государства Шамиль сделал мусульманское право (шариат). Это было действенное оружие в борьбе с “неверными” русскими завоевателями. Он провел ряд судебно-административных реформ. Их целью было, во-первых, укрепление шариата и, во-вторых, искоренение местных норм обычного права (адата) и некоторых нововведений (арабск. бида’), появившихся на Кавказе в результате контактов с русскими. Инструкции и постановления Шамиля, принятые в 1842–1847 гг. по разным общественным вопросам, известные под именем Низама, были равносильны законодательству.

В социальной области Шамиль продолжал начатую первыми двумя имамами борьбу с ханско-бекским сословием. При нем большинство семей беков и чанков Нагорного Дагестана были физически истреблены. Последний представитель рода аварских ханов мальчик Булач-хан был сброшен в пропасть (1834), а большинство кланов беков и чанков в горах и предгорьях вырезаны. Их владения составили основу государственного имущества имамата (арабск. бейт ал-мал). После разгрома имамата они перешли в российскую казну. Социальной опорой имама была сельская община (джамаат). Благодаря своим реформам Шамилю удавалось почти четверть века сопротивляться хорошо оснащенной военной машине Российского государства.

За несколько лет Шамиль подчинил себе значительную часть Нагорного Дагестана и Чечни. Применяя тактику партизанской войны, он тревожил гарнизоны русских крепостей левого фланга и центра Кавказской линии. К 1835 г он усилился настолько, что осадил в Хунзахе правителя Аварии Аслан-хана Казикумухского. Новый начальник Кавказского корпуса ген. Головин (1837–1842) послал в 1837 г. против Шамиля ген. – майора К. К. Фези, который захватил аварские селения Хунзах, Ашильта, укрепление Ахульго и осадил имама в Телетле, но не смог взять его и вынужден был заключить с ним перемирие. Экспедиция против Шамиля, посланная в 1839 г. под руководством ген. – адъют. П. Х. Граббе, осадила его в крепости на горе Ахульго, но имам с небольшим отрядом мюридов пробился сквозь кольцо осаждавших и скрылся в горах Аварии.

Уже в 1840 г. Шамиль возобновил военные действия против русских в Чечне. Из множества стычек, произошедших в этом году, особенно кровопролитно было сражение под Валериком 11 июля. Чеченцы совершили набег на русское военное поселение Александровское по Военно-Грузинской дороге, а войско под командованием самого имама безуспешно пыталось взять Назрань. Наиб Шамиля Кибит-Магома подчинил его власти ряд селений в долине р. Андийское Койсу и “вольное общество” аварцев Салатавии. Весной 1842 г. ген. Головин отправился из Ичкерии в поход против резиденции Шамиля, находившейся тогда в с. Дарго, но был разбит горцами и вынужден был с большими потерями отступить. В том же году наибы Шамиля пытались понять против российских властей сельские общества Южного Дагестана. Поражения русских войск в 1842 г. послужили причиной замены ген. Головина ген. – адъют. Нейдгартом (1842–1844). Продолжалось укрепление Левого фланга Кавказской линии. В 1844 г. было возведено укрепление Петровск (современная Махачкала).

Российские главнокомандующие на Кавказе часто менялись. Нейдгарта вскоре заменил М. С. Воронцов (1844–1854). В июне 1845 г. он проник в глубь Северного Дагестана, захватил и уничтожил с. Дарго, долго служившее резиденцией Шамилю. Этот поход доставил ему княжеский титул, но стоил России огромных потерь. С 1846 г. на Левом фланге Кавказской линии было возведено несколько новых укреплений и казачьих станиц. В Чечне русские войска продвигались вперед, производя вырубку лесов в предгорьях. Кн. Воронцов предпринял несколько решительных, но малозначащих походов на территорию имамата. В 1847 г. он осадил аварское с. Гергебиль, но отступил из-за распространения в русских войсках эпидемии холеры. Этот важный опорный пункт имамата был взят в июле 1848 г. ген. – адъют. кн. З. М. Аргутинским. Несмотря на это поражение, отряды Шамиля вскоре возобновили свои действия на юге Лезгинской линии и в 1848 г. безуспешно пытались противостоять русским укреплениям в лезгинском с. Ахты. В 1852 г. новый начальник Левого фланга ген. – адъют. кн. А. И. Барятинский смог выбить “немирных” горцев из ряда стратегически важных селений Чечни.

С началом Крымской войны (1853–1856) действия Шамиля на Кавказе активизировались. В 1854 г. имам заручился поддержкой начальника турецкой анатолийской армии и начал совместные с Турцией военные действия против России на Северном Кавказе и в Закавказье. В июне 1854 г. отряд под предводительством самого Шамиля перешел через Главный Кавказский хребет и разорил грузинское с. Цинандали. Узнав о приближении русских войск, армия имама отступила в Дагестан, унося с собой большую добычу и несколько заложников. На Северо-Западном Кавказе русские войска оставили Кубань и укрепления Черноморской кордонной линии. В 1854 г кн. Воронцов не смог поправить положение и покинул Кавказ, передав управление корпусом ген. – майору Реаду. Положение изменилось только после вступления на престол нового императора Александра II (прав. в 1855–1881) и окончания Крымской войны. Сменив нескольких главнокомандующих, правительство назначило руководителем русских войск на Кавказе кн. Барятинского (1856–1862). Русский корпус был усилен войсками, вернувшимися из Анатолии. К этому времени силы Шамиля начали иссякать. Разоренные войной сельские общины горцев стали сдаваться российским военным властям.

Война вступила в свой заключительный этап. В 1856–1857 гг. отряд ген. Н. И. Евдокимова выбил Шамиля из Чечни и добился покорения всех “немирных” селений. В Дагестане русскими войсками была взята Салатавия, составлявшая один из главных оплотов Шамиля. Шамиль пытался было отвлечь внимание противника диверсией против Назрани, но был отбит и отступил в чеченское с. Ведено, сделав ее своей новой резиденцией. В апреле 1859 г. Ведено было взято. Шамиль отступил в свое последнее убежище аварское с. Гуниб, которое было осаждено и взято 25 августа 1859 г. Шамиль сдался кн. Барятинскому. После капитуляции имама отправили с семьей в ссылку в г. Калугу. Тут он жил с 1859 по 1870 гг. Калужскую ссылку разделили с Шамилем и некоторые его приближенные. В 1870 г. Шамиль получил от Александра II дозволение совершить хадж, выехал из России и поселился в г. Медине, где скончался и похоронен в 1871 г. Кавказская война на Северо-Восточном Кавказе была завершена. На СевероЗападном Кавказе сопротивление горцев продолжалось до мая 1864 г.

Вооруженное сопротивление горцев-мусульман против российского завоевания продолжалось еще несколько лет после окончания Кавказской войны. Периодически в Нагорном Дагестане и Чечне вспыхивали восстания. Крупнейшими из них в Дагестане были восстания андийского “вольного общества” в 1860 и 1861 гг., движение сельских общин Ункратля под предводительством Каракул-Магомы из с. Хварши в 1860–1862 гг., восстание 1863 г. в Закатальском округе, волнения в Кайтаго-Табасаранском и Аварском округах в 1865–1867 гг., повторное восстание ункратлинцев в 1871 г.

Повстанческое движение в Чечне связано с именем шейха братства кадирия Кунта-хаджи (рубеж XVIII–XIX вв. – 1867) из с. Киши. В последний период движения Шамиля он подвергся гонениям со стороны имама за осуждение вооруженного газавата и всякого насилия. 1858–1863 гг. Кунта-хаджи провел на Ближнем Востоке. Вернувшись на родину после пленения Шамиля, он быстро приобрел себе учеников- мюридов, число которых доходило до 5 тыс. чел. Подобно членам других суфийских братств, последователи Кунта-хаджи часто совершали зикр – коллективную молитву с поминанием имени Аллаха, за что в русских источниках стали называться зикристами. Несмотря на мирный характер движения, оно вызывало опасения российских властей, которые арестовали Кунта-хаджи в начале 1863 г. и под конвоем отправили в Новочеркасск. С требованием освободить шейха в январе 1863 г. с. Шали собралось несколько тысяч его приверженцев, которые были разогнаны войсками ген. Туманова. В чеченской историографии это столкновение известно как “кинжальный бой”. Кунта-хаджи умер в ссылке в г. Устюжна Новгородской области.

Последней вспышкой мусульманского повстанчества в регионе было восстание 1877 г Поводом к выступлению послужило ухудшение положения крестьян, а возможно и начало русско-турецкой войны 1877–1878 гг. Восставшие надеялись на поддержку со стороны своих единоверцев из Турции. Движение охватило почти все округа, созданные русскими в Чечне и Дагестане. Центром его стал аварский аул Согратль. Во главе восставших встал накшбандийский шейх Магомед Согратлинский (Мухаммед ас-Сугури). Для подавления восстания России пришлось стянуть на Северный Кавказ войска из Закавказья и Средней Азии. Восстание было жестоко подавлено. Магомед Согратлинский и другие руководители его были повешены по приговору военно-полевого суда. Некоторые участники восстания бежали в Турцию. Многие тысячи дагестанцев и чеченцев были сосланы в губернии Центральной России. Они смогли вернуться на родину только после амнистии, объявленной в 1883 г. участникам восстания правительством Александра III (прав. в 1881–1894).

Реформы конца XIX – начала XX в.

Через несколько лет после окончания Кавказской войны на Северном Кавказе были проведены широкие реформы, определившие ход развития местного общества и его государственное устройство почти на полвека, вплоть до революции 1917 г. Но какое-то время в Дагестане сохранялся ряд мусульманских государств под российским протекторатом. Наряду с полуавтономными мусульманскими ханствами на Северо-Восточном Кавказе были территории под российским управлением. Еще во время Кавказской войны, в 1822 г. Кавказская губерния была преобразована в Кавказскую область с центром в г. Ставрополе (с 1847 – Ставропольская губерния). В 1839 г. в Южном Дагестане был создан Самурский округ. Все российские владения на Кавказе были включены в 1844 г. в состав Кавказского наместничества. Первым наместником стал кн. М. С. Воронцов. Он представлял высшую гражданскую и военную власть, как на Северном Кавказе, так и в Закавказье. В наместничество, просуществовавшее до 1882 г. (последний наместник – вел. кн. Михаил Николаевич), входили Дербентская губерния, созданная в 1846 г., и Каспийская область, образованная из земель Южного Дагестана и Северного Азербайджана, закрепленных за Россией в 1813 г. по Гюлистанскому миру с Ираном. Самый юг Лезгистана с 1846 г. входил в Тифлисскую губернию.

В 1860 г. Кавказская линия была упразднена. Из частей Дербентской и Тифлисской губерний была образована Дагестанская область с центром в г. Темир-Хан- Шура (современный Буйнакск) и Закатальский округ Елисаветпольской губернии с центром в с. Закаталы. Южной границей Дагестанской области служила р. Самур. Ее западная граница проходила по Главному Кавказскому хребту; северная – по Сулаку ниже впадения в него Андийского Койсу. Северная часть Северо-Восточного Кавказа была поделена между Ставропольской губернией и Терской областью с центром в г. Владикавказе, созданной в 1861 г. Терская область была разделена на 8 округов. Из них Ингушевский, Чеченский, Нагорный, Аргунский и Ичкерийский находились на территории современных Чечни и Ингушетии; Кумыкский занимал земли современного Хасавюртовского района Дагестана. Кроме того, в состав области входили Северная Осетия и Кабарда. Округа делились на участки. Примерно половина Терской области с городами Кизляр, Грозный, Моздок, Георгиевск и Пятигорск была закреплена за Терским казачьим войском.

Административное устройство Дагестанской области формировалось в течение нескольких лет. В 1860-е гг. тут были упразднены последние мусульманские ханства – Казикумухское (1858), Аварское (1863), Кюринское (1865), владения Кайтага и Табасарана (1866), шамхальство Тарковское и Мехтулинское ханство (1867). Все бывшие правители получили вознаграждение и пожизненные пенсии. Территория области была поделена на 9 округов – Самурский и Даргинский (1854); Андийский (1859); Гунибский, Казикумухский и Кайтаго-Табасаранский (1860); Аварский (1862); Кюринский (1865) и Темир-Хан-Шуринский (1867). В 1860 г. был создан еще один округ, Бежитский, но уже в 1865 г. он был упразднен, а земли его поделены между Гунибским и Андийским округами. Округа делились на наибства и участки. Новое административное деление в целом следовало сложившимся в позднесредневековом Дагестане границам между ханствами и “вольными обществами”.

Одновременно с новым административным делением проводилась полная реформа судопроизводства и административного устройства на Северном Кавказе. Решено было не вводить для горцев-мусульман большей части российских законов, но позволить им временно управляться и судиться по нормам адата и шариата. Только некоторые нормы адата, несовместимые с российским законодательством, такие, как кровная месть, трехдневный грабеж имущества родных убийцы, захват имущества должника, отказывающегося уплатить долг (ишкиль, барамта) и др., были поставлены вне закона. Из уголовных норм шариата (ал-худуд) были запрещены побиение камнями за прелюбодеяние, отсечение рук и ног у воров. Во главе бывших ханств или “вольных обществ”, превращенных в округа и участки, ставился комендант из числа русских обер-офицеров, который должен был править по прежним законам и народным обычаям при помощи прежнего же административного аппарата.

Такая система управления получила название военно-народной. На Северо-Восточном Кавказе она была установлена в 1860–1868 гг. наместниками Кавказскими кн. Барятинским и вел. кн. Михаилом Николаевичем на всей территории Дагестанской области, в Закатальском округе Елисаветпольской губернии и в восьми округах Терской области, не относящихся к землям Терского казачьего войска. Центр военно-народного управления располагался в Тифлисе. Впервые военно-народное управление было применено еще в 1810 г. в Кубинском ханстве на территории современного Азербайджана, а в 1839 г. – в Самурском округе Дагестана. Вариант военно-народного управления в середине XIX в. был учрежден в Закавказье (Карсской области, Сухумском, Батумском и Артвинском округах Кутаисской губернии). Здесь оно называлось военно-адатным, поскольку у местных горцев главенствовало не мусульманское, а местное обычное право – адат. Военно-народное управление просуществовало на Кавказе до весны 1917 г.

Низовыми органами судебной и законодательной власти для горцев-мусульман стали сельские словесные суды, в состав которых, как и прежде, входили судьи по шариату (казии, дибиры), муэдзин, выполнявший роль секретаря, и знатоки местного адата. Во главе суда были поставлены сельские старосты (бегавулы, юзбаши). После подавления восстания 1877 г. председатели судов стали назначаться местной русской администрацией округов. Эти суды могли разбирать по адату мелкие уголовные преступления против личности (семейные ссоры, сельские драки, публичные оскорбления женщин) и уголовные преступления против собственности (обман, утайку денег, воровство), если сумма иска не превышала 50 руб. Им были подсудны также уголовно-хозяйственные преступления, совершенные на землях общины (потравы, нарушения единого сельскохозяйственного оборота). Кроме того, они могли разбирать по шариату гражданско-семейные тяжбы, сумма иска которых не превышала 100 руб. Делопроизводство судов, как и в дореформенный период, велось по-арабски.

В отличие от дореформенной эпохи решения словесных сельских судов не были окончательными. Они могли обжаловаться в месячный срок в окружных народных судах, созданных при начальниках округов. Им же были переданы адатные иски, изъятые из ведения сельских словесных судов, включая тяжелые уголовные преступления против личности (поранения, убийства, изнасилования, похищения и увоз женщин) и крупные уголовные преступления против собственности (обман, утайка денег, воровство на сумму более 50 руб., случаи разбоя и грабежа). В юрисдикцию окружных судов также вошли поземельные тяжбы за владение и пользование по адату пастбищами, лесами, дорогами и водными ресурсами. По шариату они разбирали серьезные гражданско-семейные тяжбы, сумма иска которых не превышала 100 руб.

Апелляционной инстанцией для окружных судов стали областные народные суды. Они были сформированы при ген. – губ. Дагестанской и Терской областей в г. Темир-Хан-Шуре и Владикавказе. В окружные и народные суды входили начальник округа/области, кадий, секретарь и по одному знатоку адата от каждого наибства/ округа. В месячный срок они разбирали жалобы на решения окружных народных судов. Все случаи измены, бунтов, нападений на сельское и окружное начальство, скрытого или явного неповиновения властям, приравненные на пореформенном Северном Кавказе к тяжелым уголовным преступлениям, рассматривались российскими военными судами.

Уголовные и поземельные тяжбы между горцами-мусульманами и русскими переселенцами решались в мировых судах, созданных в 1875 г. в г. Владикавказе, Темир-Хан-Шуре, Петровске и Дербенте. Кроме того, в Терской области в 1860–1917 гг. работали третейские суды. В 1911 г. они были слегка реформированы и превращены в примирительные суды. Эти судебные органы не существовали постоянно. Их создавали только в случаях кровной мести или опасности столкновений между соседними сельскими общинами. Члены третейских судов избирались из знатоков местного адата и авторитетных членов сельских общин. В него входили и пострадавшая и виновная сторона, причем первая могла избирать на одного судью больше. Обычно в третейские суды входило 3 члена, по одному от каждой из тяжущихся сторон, и один из нейтрального клана или селения. Решения этих судов должны были быть утверждены российскими властями участка или округа. Они были окончательными и обжалованию не подлежали.

Одновременно с судебно-административной реформой на Северо-Восточном Кавказе была проведена крестьянская и поземельная реформы. Продолжая линию на освобождение крепостных в России, правительство Александра II провело в 1866–1868 гг. полное освобождение рабов (лаги, кули, караваши) в Дагестанской и Терской областях. Количество рабов и крепостных крестьян на Северо-Восточном Кавказе было незначительно (около 300 чел. в Чечне и Ингушетии и 598 в Дагестане). Часть рабов была освобождена бывшими владельцами, большинство – за выкуп с обязательством прослужить у бывших хозяев от четырех до шести лет. Беднейшим из освобожденных рабов правительство ассигновало на обзаведение хозяйством крупную ссуду, только в Терской области доходящую до 152 тыс. руб. Бывшие рабы были приравнены в правах к свободным крестьянам-общинникам (узденям). Бывшие привилегии беков перед узденями, уничтоженные при Шамиле, так и не были восстановлены.

Земельная реформа предусматривала значительное сокращение размеров общинных владений и расширение частнособственнических земель. На территории Чечени и Ингушетии она началась в 1865 г. Из числа общинных земель тут были исключены земли Горной зоны, ставшие казенной собственностью Российского государства. При этом правила пользования общинными и казенными землями учитывали ряд старых адатных норм. Так, горцы сохранили право использовать их как пастбища без права распашки и образования новых селений. В надтеречной Чечне более 20 тыс. десятин было роздано семьям горских князей кумыкского и кабардинского происхождения – Алхасовым, Эльдаровым, Таймазовым, Турловым, Бековичам- Черкасским. В 1866 г. 13 400 десятин чеченских земель, сопредельных с Кумыкским округом Терской области, были закреплены в частной собственности кумыкских князей и узденей на условии, что половина этих угодий безвозмездно будет передана во временное пользование чеченским горцам.

В Дагестанской области и Закатальском округе Елисаветпольской губернии для урегулирования поземельных отношений и споров было создано три Сословно-поземельные комиссии. Одна из них работала в 1860–1869 гг. в Засулакской Кумыкии, две другие – в 1869–1876 гг. в Южном Дагестане и Закатальском округе. Здесь не произошло таких значительных переделов земельных угодий, как в Терской области. Комиссии узаконили прежнее общинно-частное землевладение по обычному и мусульманскому праву. Права частных владельцев земель были несколько расширены в ущерб общинной собственности. Серьезное значение для развития поземельных отношений в области имели конфискации в казну более 16 212,21 десятин, принадлежавших участникам движения Шамиля и восстания 1877 г. В основном они касались общинных пастбищ. С этого времени страдавшие от малоземелья сельские общины высокогорья вынуждены были арендовать их у государства.

В меньшей степени, чем Северо-Западный Кавказ, регион затронуло массовое переселение (мухаджирство, от арабск. мухаджир – “переселенец, эмигрант”) горцев-мусульман в Османскую империю. Дело в том, что здесь не было проведено массового принудительного переселения “замиренных” горцев из труднодоступных районов высокогорья на плоскость, организованного на Западном Кавказе в 1868 г. командующим войсками Кубанской области ген. Евдокимовым. В Дагестане, Чечне и Ингушетии переселение в Турцию началось после поражения восстания 1877 г. и начала репрессий против его участников. С перерывами мухаджирское движение продолжалось до 1922 г. По официальным данным, за это время Кавказ покинуло около 40 тыс. чеченцев и ингушей, 39 660 ногайцев (включая ногайцев Кубанской области), 8-10 тыс. осетин и 20–25 тыс. дагестанцев. Кроме официально зарегистрированной была еще и нелегальная эмиграция в Османскую империю, шедшая в основном через Главный Кавказский хребет и Закавказье.

Число официально отмеченных мухаджиров с Северо-Западного Кавказа составляло 440 350 из общего числа переселившихся 493 194 чел (т. е. 82 %) (Российский государственный военно-исторический архив – РГВИА. Ф. ВУА. Д. 6696. Л. 259; ср.: Берже А. Л. Выселение горцев с Кавказа в 1858–1865 гг // Русская старина. 1882. Т 33. С. 167). Цифра эта не учитывает значительного потока нелегальных переселенцев. По предположительным (и вероятно, сильно завышенным) данным, количество выходцев из черкесской диаспоры в странах Ближнего Востока превышало 1,5 млн чел.

Большая часть земель, освободившихся от переселения горцев, была закреплена за Терским казачьим войском. Накануне революции 1917 г. из 6,6 млн десятин общей площади области терским казакам принадлежало 1,9 млн десятин. В XIX в. казачество было сильно преобразовано. В 1832 г. терские и гребенские казаки были включены в состав Кавказского линейного казачьего войска. При упразднении Кавказской линии они были заново разделены на 3 отдела Терского казачьего войска – Кизлярский, Сунженский и Моздокский. Во главе каждого из них стояли назначаемые российскими военными властями атаманы. Роль войскового наказного атамана, управляющего войском, стал играть глав-ноначальствующий российскими войсками на Кавказе. Как и 10 других казачьих войск Российской империи, терские казаки находились в ведении военного министерства.

Уже в начале XIX в. терское и гребенское казачество фактически разделилось на два сословия – дворянство (офицеры) и простых казаков. Наряду с общинным землевладелием казачьих станиц, в котором накануне революции находилось 1 745 248 десятин, существовало частное землевладение (271 785 десятин), из которых 117 795 десятин находилось в руках войсковых офицеров и чиновников. Немалый доход войско получало от находившихся в его совладении соляных промыслов, каменоломней и нефтяных участков. Они были в “вечном пользовании” казачества и не облагались государственными налогами и повинностями. Ежегодно аренда этих земель давала войсковой казне около 2 млн руб.

Революции и Гражданская война

В годы Русско-японской войны (1904–1905) и первой русской революции (19051907) владычество Российской империи на Кавказе было серьезно поколеблено. Значительная часть русских войск, расквартированных в регионе, была отправлена в Маньчжурию, на войну с Японией. Из горцев-мусульман, на которых всеобщая воинская повинность не была распространена, на войну было отправлено в мае 1904 г. 1200 добровольцев. Они образовали два конных полка – Дагестанский под командованием полк. Хан-Нахичеванского и Терско-Кубанский под командованием полк. Плужина. В январе 1906 г. оба полка были возвращены с Дальнего Востока на Кавказ и в августе того же года расформированы.

Годы первой русской революции прошли на Северном Кавказе относительно спокойно. Здесь еще не сложились крупные промышленные города, охваченные политическим революционным движением. Хотя при российском управлении с 1863 по 1897 гг. численность горожан на Кавказе и возросла более чем в 2,5 раза, но произошло это в основном за счет Закавказья, Грузии и Азербайджана, где революция проходила более бурно. В 1905 г. в Дагестане городское население составляло всего 6,6 % (43 тыс. чел.). Отдельные митинги и стачки проходили летом 1905 г. на Владикавказской железной дороге. Летом 1906 г. была проведена всеобщая забастовка на Грозненских нефтяных промыслах.

Крестьянские волнения были незначительны и охватили в основном Южный Дагестан и равнинные районы Чечни и Ингушетии. В подавлении революционного движения в городах Центральной России наряду с полицией и казаками участвовали и добровольцы из горцев, из которых формировались в 1905–1907 гг. отряды конной стражи. Только перед самым началом Первой мировой войны (1914–1918), в 1913-1914 гг. Дагестан всколыхнуло т. н. “антиписарское движение”. Поводом к нему послужил принятый в апреле того года указ Николая II (прав, в 1894–1917) о передаче по всей Дагестанской области делопроизводства в судах из рук местных кадиев русским писарям и о переводе его с арабского на русский язык. Волнения горцев вынудили власти вскоре отменить этот указ.

1905–1913 гг. отмечены подъемом абреческого движения в горных и предгорных районах. На это время приходится деятельность наиболее известных на Кавказе разбойников-абреков (от др. – перс. апараг – “бродяга, разбойник”). В Терской области оперировал Зелимхан Гушмазукаев. Одним из наиболее известных его “дел” было ограбление Кизлярского казначейства 27 марта 1910 г… В 1905–1913 гг. абрек Буба из лезгинского с. Икра в Южном Дагестане с шайкой из 20 чел. терроризировал все побережье Каспия от Баку до Петровска. Он обложил данью владельцев рыбных промыслов, крупных садовладельцев и богатых купцов г. Дербента. Благодаря поддержке местных жителей он мог за считанные дни довести свой отряд до 200 чел. Из городов он получал оружие и амуницию. В 1908–1913 гг. власти Дагестанской и Терской областей вынуждены были держать в районах действия абреков, особенно в Кайтаго-Табасаранском и Темир-Хан-Шуринском округах, значительные отряды регулярных войск, конной стражи и горской милиции. В 1913 г. наиболее видные абреки были истреблены физически: Зелимхан Гушмазукаев погиб в бою с конной стражей, Буба Икринский и Саламбек Гараводжев из Сагойша сдались властям и по приговору военно-полевого суда были повешены.

Февральская революция в Петрограде и особенно отречение Николая II 2 марта 1917 г. вызвали на Северном Кавказе продолжительную анархию. Как мыльные пузыри возникали и лопались партии и правительства. 1—10 мая 1917 г. на I Съезде горских народов Кавказа во Владикавказе был создан Союз объединенных горцев Северного Кавказа и Дагестана (1917–1918). Он отменил военно-народное управление и решил создать для горцев-мусульман шариатские суды. Решения съезда были подтверждены I Съездом народов Терека 18–20 мая 1917 г. в Мозгдоке. 20 августа 1917 г. во Владикавказе был создан Юго-Восточный Союз – объединение донских, кубанских, терских и астраханских казаков с целью предотвращения распространения большевизма на Северном Кавказе, куда вошел также Союз объединенных горцев. Конституции обоих объединений предусматривали создание на Северном Кавказе федерации горцев-мусульман и казачества. В декабре 1917 г. во Владикавказе начало работать Временное Терско-Дагестанское правительство (до марта 1918) под председательством М. А. Караулова (1878–1917), избранного в марте 1917 г. атаманом Терского казачьего войска.

11 мая 1918 г. на Батумской мирной конференции в Грузии было объявлено о создании Горской республики (1918–1920). В ее правительство вошли в основном члены Союза объединенных горцев, председателем его стал А. Чермоев (1882-?). Военным министром был назначен кн Н. Тарковский, министром внутренних дел – кн. Р. Капланов, министром иностранных дел – Г. Бамматов (1890–1965). Республика пыталась отделить Кавказ от Советской России и создать конфедерацию всех кавказских народов по типу Швейцарии. Была намечена программа широких демократических реформ в политическом устройстве, образовании, здравоохранении. Горская республика была признана Германской и Османской империями, но оба этих государства вскоре перестали существовать. Советское правительство и страны Антанты отказались признать независимость республики. По просьбе Чермоева на территорию Дагестана в июне-июле 1918 г. были введены турецкие войска. Военную и финансовую помощь Горской республике оказало мусаватистское правительство Азербайджана. Однако, несмотря на эти меры, ее правительство не имело почти никакого влияния в регионе. Кабинет Чермоева в декабре 1918 г. ушел в отставку и был заменен коалиционным правительством с участием представителей терских казаков. Его главой стал П. Т. Коцев.

В сентябре 1919 г. в Нагорной Чечне был образован Северо-кавказский эмират (1919–1920) накшбандийского шейха Узун-Хаджи из аварского с. Салта (ум. в 1920). Правительство эмирата возглавил Нажмутдин Гоцинский (из аварского с. Гоцо в Дагестане) (1859–1925), избранный имамом Чечни и Дагестана в августе 1917 г. на съезде духовенства в с. Ведено. Министром внутренних дел и главнокомандующим стал ротм. кн. М. Дышинский-Арсанукаев. Эмират выступал против засилья на Кавказе большевиков и белогвардейцев. Узун-Хаджи обратился за помощью к правительствам Турции, Азербайджана и Грузии. Он поддерживал связи с командующим турецкой “Мусульманской армией на Кавказе” Нури-Пашой, со штабом в г. Елисаветполе (совр. Гянджа) в Азербайджане.

В мае 1918 г. в Темир-Хан-Шуре возник Военно-революционный комитет под руководством дагестанских большевиков Дж. Коркмасова (1877–1938), М. Дахадаева (1882–1918), А Тахо-Годи (1892–1937) и др. В июле он был преобразован в Совет. Летом 1918 г. Советы были созданы почти во всех городах – Дербенте, Петровске, Владикавказе, Грозном. Однако ни один из вышеупомянутых и прочих многочисленных проектов государственного строительства не был реализован. С мая 1918 г. регион охватила Гражданская война, Власть сосредоточилась в руках военных предводителей “красных” и “белых” отрядов, а также турецких оккупационных войск под командованием ген. Энвер-паши (1881–1922). Территория Горской республики была занята Добровольческой армией ген. А. И. Деникина, отказавшейся признать правительство республики.

С конца 1917 по 1921 г. Северо-Восточный Кавказ поочередно испытывал то “белый”, то “красный” террор. В декабре 1917 г. в ст. Прохладная был убит солдатами М. А. Караулов. В феврале 1918 г. на Военно-Грузинской дороге погиб его заместитель есаул М. А. Медяник. В декабре 1918 г. белогвардейцы расстреляли около 1000 терских казаков, служивших в Красной Армии. Тысячи попавших в плен и раненых расстреливались без суда. Сменявшие друг друга военные режимы использовали шариатские суды как военно-полевые трибуналы для сведения счетов с противниками. С их помощью турецкие оккупационные войска, отряды казачьего полка Л. Ф. Бичерахова и Добровольческая армия ген. Деникина расправлялись с большевиками. Так, в июле 1919 г. военно-шариатский суд Темир-Хан-Шуры приговорил к смертной казни У. Буйнакского и других советских работников Дагестана, арестованных деникинцами. Члены этого суда, в свою очередь, были расстреляны большевиками в марте 1920 г. по приговору революционного шариатского суда.

Массовый характер носили большевистские репрессии против северокавказского казачества, известные в литературе как “расказачивание”. Основные принципы этих репрессий сформулированы в знаменитой Директиве (точнее – “Циркулярном письме”) Оргбюро ЦК РКП (б), принятой в январе 1919 г. Было решено “провести массовый террор против богатых казаков, исстребив их поголовно, провести полное разоружение, расстреливая каждого, у кого будет обнаружено оружие после срока сдачи. Вооруженные отряды оставлять в казачьих станицах вплоть до установления полного порядка”. К 1921 г. были арестованы и расстреляны все активные участники “белого” движения, оказавшие вооруженное сопротивление Красной Армии. Белоказаки, эмигрировавшие за границу, а затем вернувшиеся на родину по советской амнистии в начале 1920-х гг., были почти все осуждены на длительные сроки лагерей и ссылки. Многие из них отбывали свой срок в лагере на Соловках.

К осени 1919 г. Добровольческая армия была разбита. Правительство Горской республики в сентябре 1919 г. эмигрировало в Тифлис, где образовало Союзный меджлис горских народов Кавказа во главе с А. Т. Цаликовым (1882–1928). Накануне установления Советской власти в Грузии оно выехало в Турцию. Полк. Бичерахов и созданное им в августе 1918 г. Союзное Кавказско-Каспийское правительство перебазировалось в Баку, а оттуда бежало в 1919 г. за границу. В конце 1920 г. по всему Северо-Восточному Кавказу была установлена Советская власть. Однако в продолжение нескольких лет большевики не могли справиться с разрухой и бандитизмом, оставшимися со времен Гражданской войны. На плоскости в Дагестане из 249 селений и станиц к 1921 г. осталось 178. Из дореволюционных городов Хасавюрт был разрушен дотла, Дербент – на 3/4, Кизляр – наполовину, Темир-Хан-Шура и Петровск – на 35–40 %.

По всей плоскости и в горах действовали банды. Для борьбы с бандитизмом в 1922 г. Дагестан и некоторые районы Чечни были объявлены на военном положении. Было начато формирование отрядов сельской милиции и частей особого назначения (ЧОН). Чтобы подорвать корни бандитизма, власти провели в сентябре 1926 г. разоружение горцев. Но банды объявлялись в горах еще в 1930-х гг.

В сентябре 1920 г. Н. Гоцинский поднял в Нагорном Дагестане восстание против Советской власти. Он собрал горское ополчение до 3 тыс. чел. и заручился поддержкой правительства Грузии. Номинальным руководителем восстания был объявлен внук Шамиля Саид-бей, офицер турецкой Армии. Среди предводителей восстания были офицеры царской армии ротм. К. Алиханов-Аварский и полк. Пиралов. К декабрю 1920 г. отряды Гоцинского заняли почти весь Нагорный Дагестан от Гуниба и Кумуха до Главного Кавказского хребта. Были осаждены построенные в 1860-е гг. крепости Гуниб, Хунзах и Ботлих, занятые гарнизонами Красной Армии. Но восставшие не смогли развить свои военные успехи. К концу 1920 г 32-я стрелковая дивизия Красной Армии под руководством А. Тодорского при поддержке красных партизан сняли осаду с крепостей. В марте 1921 г. главные силы восставших были разбиты. Саид-бей бежал в Турцию, а Гоцинский скрылся в горах Чечни. Остатки его отрядов были истреблены в 1921–1922 гг. В 1925 г. имам был схвачен и расстрелян.

Реформы советской эпохи (20-30-е гг. XX в.)

После окончания Гражданской войны произошло новое территориальное разграничение советских автономий на Кавказе. 13 ноября 1920 г. на Съезде народов Дагестана в Темир-Хан-Шуре была провозглашена советская автономия Дагестана. Съезд народов Терека, собравшийся во Владикавказе, 17 ноября 1920 г. объявил о создании Горской Автономной Советской Социалистической Республики (ГАССР). 20 января 1921 г. ВЦИК РСФСР признал обе республики частью РСФСР. Часть дореволюционных границ какое-то время оставалась в силе. Дагестанская АССР создавалась в границах Дагестанской области. Она делилась на 9 дореволюционных округов. На севере к республике был присоединен Хасавюртовский округ, прежде входивший в Терскую область. Закатальский округ, населенный дагестанскими горцами, остался в составе Азербайджанской ССР. Горская АССР включала почти все горские и казачьи земли бывшей Терской и Кубанской областей. Она состояла из пяти округов: Чеченского, Владикавказского на Северо-Восточном Кавказе; Кабардинского, Балкарского и Карачаевского – на северо-западе края.

Идея создания автономной Горской республики, выдвинутая видными советскими и партийными деятелями СМ. Кировым (1886–1934) и Г.К. Орджоникидзе (1886–1937) в противовес независимой антисоветской Горской республике, существовавшей на Северном Кавказе до 1920 г., оказалась нежизнеспособной. Уже через несколько месяцев после образования Горской АССР она начала распадаться на национальные автономии. 1 сентября 1921 г. из нее выделилась Кабардинская автономная область (АО), 12 января 1922 г. – земли карачаевцев, 16 января 1922 г. – балкарцев. 1 декабря 1922 г. из Горской АССР вышла Чеченская АО. В 1922–1923 гг. к Дагестану отошли Кизлярский округ, Караногайская и Ачикулакская степи, благодаря чему территория республики выросла почти вдвое. Наконец, декретом ВЦИК 7 июля 1924 г. Горская АССР была окончательно упразднена, а входившие в республику осетины и ингуши образовали две отдельные АО – Северо-Осетинскую и Ингушскую с единым административным центром – г. Владикавказом.

Особенностью нового государственного устройства на Северо-Восточном Кавказе было отсутствие тут выборных Советов. Их задачи выполняли назначаемые из центра ревкомы. Высшим органом исполнительной власти стал Северо-Кавказский ревком под председательством Орджоникидзе, учрежденный 31 марта 1920 г. Ему подчинялись республиканские, окружные, городские и участковые ревкомы. Политическое руководство регионом осуществляло Северо-Кавказское бюро РКП (б). Местные Советы в Дагестане, Чечне, Ингушетии и Северной Осетии были созданы только к концу 1921–1922 гг. 1 декабря 1921 г. на I Вседагестанском Учредительном съезде Советов была принята первая Конституция ДАССР. По ней высшим органом законодательной власти в Дагестане стал Вседагестанский съезд Советов. Между съездами высшей законодательной властью являлся Центральный исполнительный комитет (ЦИК); исполнительной – Совет народных коммиссаров (СНК). Первым председателем ЦИК стал Н. Самурский (расстр. в 1938), СНК возглавил Дж. Коркмасов. Были организованы низовые сельские и городские Советы, Советы в участках и округах. Такая же система управления была создана и в других советских автономиях региона.

Другой особенностью начального периода советского строительства в регионе было сохранение ряда местных, в первую очередь мусульманских, учреждений. В Дагестане, Чечне, Ингушетии, Северной Осетии были узаконены шариатские суды, созданные здесь после революции 1917 г. Пока Советская власть в регионе была слаба, большевики пытались привлечь на свою сторону мусульманские народы, поддерживая шариат. Расчет этот оказался верен. Так, в Дагестане и Чечне Советская власть была установлена только благодаря поддержке Советов со стороны партизанских отрядов, контролировавшихся известным накшбандийским шейхом Али-Гаджи (Али-Хаджи) Акушинским (ум. в 1930), занимавшим с 1918 г. должность шейх уль-ислама – своего рода муфтия Северного Кавказа. В благодарность за помощь по постановлению ЦИК и СНК ДАССР Али-Гаджи был назначен главой Шариатского подотдела Наркомюста республики с полномочиями заместителя народного комиссара юстиции.

При установлении Советской власти в каждой автономии Северного Кавказа была создана своя иерархия шариатских судов, или шарсудов, как их стали называть в то время. Наиболее сложная трехступенчатая организация шариатского правосудия сложилась в Дагестанской АССР. Дагестанский ревком еще до официального образования ДАССР утвердил 24 июня 1920 г. “Положение о шариатских судах”. Полномочия этих судов были определены Положением Дагестанского ЦИК 30 июля 1922 г. В самом низу ее стояли “шариатские тройки” из двух членов и председателя (дибир, мулла) в отдельных селениях и городах. Они разбирали мелкие гражданские, наследные, уголовные и поземельные иски. В целом эти суды унаследовали функции дореволюционных сельских словесных судов. Они рассматривали апелляции на решения сельских судов, а также гражданские и наследные споры, дела о разделе имущества на сумму до 1 тыс. руб., поземельные тяжбы между селениями, убийства и другие тяжкие преступления. Контроль за работой сельских и окружных шарсудов был поручен окружным следственным комиссиям. Кассационной инстанцией для шариатских судов всех уровней служил Шариатский подотдел при Наркомюсте ДАССР.

В Горской АССР организация шариатского правосудия была проще. 12 апреля 1921 г. постановление “О введении шариатского судопроизводства” утвердило его основным звеном окружные “шариатские тройки” под председательством эфенди. Они разбирали гражданские и наследственные споры на сумму до 200 руб., кражи и другие мелкие уголовные правонарушения, а также составляли “списки порочных лиц”, т. е. преступников-рецидивистов, подлежавших высылке с Кавказа или заключению в лагерь. После распада Горской АССР полномочия шарсудов в Северо-Осетинской АО, где мусульмане были в меньшинстве, были сильно ограничены. Наоборот, в Чеченской и Ингушской АО окружные шарсуды стали пользоваться еще более широкими правами. Здесь их решения мог обжаловать только Верховный суд РСФСР.

Согласно официальной советской статистике, в Дагестане и Чечне шарсуды ежегодно разбирали до 70–80 % всех судебных дел. Популярность шариатских судов объяснялась рядом причин. Судоговорение тут проходило на понятном им родном языке. Немалую роль играл авторитет имамов, участвовавших в работе шарсудов. Среди их председателей были такие популярные на Северном Кавказе казии (мусульманские судьи), как Али-Гаджи Акушинский, Абу-Суфьян Акаев (1870(?)-1931), Замир-Али (Дамир-Али, Али Каяев, 1878–1943) и многие др. Кроме того, шарсуды не страдали от бумажной волокиты, столь характерной для советских учреждений. Наряду с мусульманским правом при решении уголовных и поземельных дел шарсуды продолжали руководствоваться нормами распространенного у кавказских горцев обычного права (такими, как очистительная присяга, штрафы, примирение-маслихат, высылка кровника-канлы и проч.).

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Что нужно знать о Северном Кавказе ( Коллектив авторов, 2006) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я