Уголовное право России. Особенная часть ( Коллектив авторов, 2014)

Учебник, написанный коллективом кафедры уголовного права юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета, соответствует Государственному образовательному стандарту высшего профессионального образования, включает все темы, предусмотренные программой курса Особенной части уголовного права. Предназначен для студентов, аспирантов, преподавателей, юристов-практиков и всех тех, кто интересуется современным российским уголовным правом. 2-е издание, переработанное.

Оглавление

Глава 4. Преступления против здоровья

§ 1. Общая характеристика преступлений против здоровья

Ответственность за преступные посягательства на здоровье предусмотрена в гл. 16 «Преступления против жизни и здоровья» УК РФ (ст. 111–125).

По вопросу о непосредственном объекте данных преступлений в юридической литературе высказываются различные мнения, но большинство из них сводится к тому, что таким объектом выступает здоровье человека.[85] Однако здоровье человека есть чисто биологическое явление, заключающееся в общем нормальном состоянии и функционировании всего человеческого организма в целом.

Признание здоровья человека в качестве непосредственного объекта указанных выше преступлений противоречит учению об объекте всех преступлений – общественных отношениях. Здоровье человека – предмет преступного посягательства; воздействуя на него, преступник нарушает общественные отношения по охране здоровья человека, и именно эти отношения, защищаемые конкретными нормами уголовного права, и являются непосредственным объектом преступлений против здоровья.[86]

Объективная сторона причинения вреда здоровью может выражаться и в действии, и в бездействии. Так, если причинение вреда здоровью любой тяжести может быть совершено как действиями, так и бездействием, то нанесение побоев – только действиями, а неоказание помощи больному (ст. 124 УК) – только бездействием.

Ряд составов соответствующих преступлений конструируется в статьях УК как материальные, т. е. обязательные признаки объективной стороны – указанные в них последствия и причинная связь между деяниями и последствием (например, ст. 111, ч. 3 ст. 123, ч. 2 ст. 124). Иные случаи будут чисто формальными составами преступлений, когда само деяние уже дает законченный состав преступления (ст. 119–120).

Орудия и предметы причинения вреда здоровью, так же как место и время совершения этих преступлений, не имеют значения для квалификации преступлений. Они лишь могут оказывать влияние на определение вида и размера наказания.

В трех составах такой объективный признак, как способ совершения преступления, выступает в качестве квалифицирующего (п. «б», «в» ч. 2 ст. 111, п. «в» ч. 2 ст. 112, п. «д» ч. 2 ст. 117 УК).

Причинение вреда здоровью лицом самому себе, когда при этом не преследуются социально-вредные цели (уклонение от военной службы, незаконное получение пенсии и др.), не рассматривается как уголовно-правовое деяние.

Согласие лица на причинение вреда его здоровью другим лицом, как правило, не исключает уголовную ответственность. Но если лицо добровольно согласилось на медицинский эксперимент, трансплантацию какого-либо органа или тканей, на поставление в опасность заражения или заражение ВИЧ-инфекцией, причинение легкого вреда здоровью, то уголовная ответственность исключается.

Субъектами умышленного причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью (ст. 111–112 УК) могут быть лица, достигшие ко времени совершения этих преступлений 14 лет (ч. 2 ст. 20 УК). За все иные преступления против здоровья ответственность наступает с 16 лет.

Субъективная сторона посягательств на здоровье может характеризоваться как умышленной, так и неосторожной виной. Ответственность за причинение вреда по неосторожности предусмотрена лишь за тяжкий вред (ст. 118 УК).

Ряд составов характеризуется двумя формами вины: умысел в отношении основного состава и неосторожность в отношении квалифицирующего последствия (ч. 4 ст. 111, ч. 3 ст. 123). Отдельные составы преступления сконструированы так, что обязательными признаками их субъективной стороны являются мотив (п. «д», «е» ч. 2 ст. 111, п. «д», «е» ч. 2 ст. 112, ч. 2 ст. 115, ст. 116, п. «з» ч. 2 ст. 117 УК) или цель (п. «ж» ч. 2 ст. 111, ст. 120 УК).

Рассматривая вопрос о классификации преступлений против здоровья, указанных в гл. 16 УК, можно выделить среди них те, которые:

1) причиняют реальный вред здоровью (ст. 111–115, 118 УК);

2) причиняют лишь физическую боль и психические страдания (ст. 116–117 УК);

3) ставят в опасность здоровье и жизнь человека (ст. 119–125 УК).

Под вредом, причиненным здоровью человека, согласно п. 2 Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утв. Постановлением Правительства РФ от 17 августа 2007 г. № 522,[87] понимается нарушение анатомической целостности и физиологических функций органов и тканей человека в результате воздействия физических, химических, биологических и психических факторов внешней среды.

В зависимости от степени тяжести реального вреда здоровью закон устанавливает ответственность за причинение: тяжкого, средней тяжести и легкого вреда здоровью.

Вред, причиненный здоровью человека, определяется в зависимости от степени его тяжести на основании квалифицирующих признаков, предусмотренных п. 4 вышеназванных Правил, и в соответствии с Медицинскими критериями определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утв. Министерством здравоохранения и социального развития РФ[88] (далее – Медицинские критерии). Степень тяжести вреда, причиненного здоровью человека, определяется врачом – судебно-медицинским экспертом медицинского учреждения либо индивидуальным предпринимателем, обладающим специальными знаниями и имеющим лицензию на осуществление медицинской деятельности, включая работы (услуги) по судебно-медицинской экспертизе.

При определении степени тяжести вреда здоровью используются анатомо-патологический, экономический и эстетический критерии.

Кроме того, выделяются тяжкий или средний тяжести вред здоровью, причиненный: в состоянии аффекта (ст. 113 УК); при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ч. 2 ст. 114 УК); тяжкий вред здоровью, причиненный при превышении пределов необходимой обороны (ч. 1 ст. 114 УК). В связи с тем, что данная группа преступлений отличается от аналогичных преступлений против жизни, описанных в предыдущей главе, только наступившими последствиями, она не рассматривается здесь.

§ 2. Преступления, причиняющие реальный вред здоровью

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111 УК).

Понятие тяжкого вреда здоровью характеризуется наличием признаков, указанных в диспозиции ч. 1 ст. 111 УК. Тяжкий вред здоровью наступает в том случае, если: а) он опасен для жизни; б) произошла потеря зрения, слуха, речи; в) утрачен какой-либо орган либо утрачена функция какого-либо органа; г) произошло прерывание беременности; д) наступило психическое расстройство; е) наступило заболевание наркоманией или токсикоманией; ж) причинено неизгладимое обезображивание лица; з) вред здоровью вызвал значительную утрату общей трудоспособности не менее чем на одну треть; и) вред здоровью повлек заведомо для виновного полную утрату профессиональной трудоспособности.

Наиболее распространенный вид тяжкого вреда здоровью – опасный для жизни вред здоровью. В соответствии с Медицинскими критериями опасным для жизни признается вред, который по своему характеру непосредственно создает угрозу жизни, а также вред здоровью, вызвавший развитие угрожающего жизни состояния. Предотвращение смертельного исхода в результате оказания медицинской помощи не изменяет оценку вреда здоровью как опасного для жизни.

К первой группе повреждений, которые по своему характеру непосредственно создают угрозу для жизни потерпевшего и могут привести к его смерти, относятся, например, проникающие ранения черепа, в том числе и без повреждения головного мозга; открытые и закрытые переломы костей свода и основания черепа, ушиб головного мозга тяжелой и средней степени; проникающие ранения позвоночника, в том числе и без повреждения спинного мозга; ранения грудной клетки, проникающие в грудную полость; ранения живота, проникающие в полость брюшины; разрывы некоторых внутренних органов; открытые переломы длинных трубчатых костей; повреждение крупных кровеносных сосудов; некоторые термические ожоги, в зависимости от их степени и площади поражения, и многие другие.

Ко второй группе опасных для жизни повреждений относятся повреждения, которые повлекли за собой угрожающее жизни состояние, такое как шок, кома, острая сердечная, дыхательная или почечная недостаточность, острое отравление, механическая асфиксия и др. Опасными для жизни считаются также заболевания или патологические состояния, возникшие в результате воздействия различных внешних факторов и закономерно осложняющие угрожающее жизни состояние или сами представляющие угрозу для жизни человека.

Признание причинения вреда здоровью опасным для жизни относится к компетенции судебно-медицинской экспертизы.

Большинство теоретиков уголовного права и судебная практика справедливо считают, что опасность для жизни потерпевшего устанавливается исключительно на момент причинения вреда здоровью независимо от его дальнейших последствий. При этом предотвращение смертельного исхода в результате своевременного оказания медицинской помощи, специфики организма потерпевшего или по иным причинам не изменяет оценку вреда здоровью как опасного для жизни.

Потеря зрения – полная стойкая слепота на оба глаза или такое необратимое состояние, когда в результате травмы, отравления либо иного внешнего воздействия у человека возникло ухудшение зрения, что соответствует остроте зрения, равной 0,04 и ниже. Потеря зрения на один глаз оценивается по признаку стойкой утраты общей трудоспособности и по этому признаку относится к тяжкому вреду здоровья (35 %). Посттравматическое удаление одного глазного яблока, обладавшего зрением до травмы, также оценивается по признаку стойкой утраты общей трудоспособности. Определение степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, в результате потери слепого глаза проводится по признаку длительности расстройства здоровья.

Потеря речи означает утрату способности выражать свои мысли членораздельными звуками, понятными для окружающих (вследствие потери языка, потери голоса).

Под потерей слуха понимается полная глухота или такое необратимое состояние, когда потерпевший не слышит разговорной речи на расстоянии 3–5 см от ушной раковины.

Потеря слуха на одно ухо оценивается по признаку стойкой утраты общей трудоспособности и относится к средней тяжести вреда здоровью (25 %).

При определении тяжести вреда здоровью по признаку потери зрения или слуха не учитывают возможность улучшения зрения или слуха с помощью медико-технических средств (корригирующие очки, слуховые аппараты и т. п.).

В ч. 1 ст. 111 УК не дается определения органа человеческого тела или утраты функций органа человеческого тела, образующей тяжкий вред здоровью. В соответствии с Медицинскими критериями к потере какого-либо органа или утрате органом его функций относятся: потеря руки или ноги, т. е. отделение их от туловища или стойкая утрата ими функций (паралич или иное состояние, исключающее их функции); потеря кисти или стопы приравнивается к потере руки или ноги; потеря производительной способности, выражающаяся у мужчин в способности к совокуплению или оплодотворению, у женщин – в способности к совокуплению, или зачатию, или вынашиванию, или деторождению; потеря одного яичка.

Следовательно, потеря внутренних органов оценивается по признаку стойкой утраты общей трудоспособности. Например, удаление в результате травмы почки относится к тяжкому вреду здоровья (60 %), а удаление селезенки относится к вреду здоровью средней тяжести (30 %).

Прерывание беременности как один из признаков тяжкого вреда здоровью состоит в прекращении течения беременности независимо от срока, вызванном причиненным вредом здоровью, с развитием выкидыша, внутриутробной гибелью плода, преждевременными родами либо обусловившем необходимость медицинского вмешательства.

Прерывание беременности в результате заболеваний матери и плода должно находиться в прямой причинно-следственной связи с причиненным вредом здоровью и не должно быть обусловлено индивидуальными особенностями организма женщины и плода (заболеваниями, патологическими состояниями), которые имелись до причинения вреда здоровью.

Если внешние причины обусловили необходимость прерывания беременности путем медицинского вмешательства (выскабливание матки, кесарево сечение и пр.), то эти повреждения и наступившие последствия приравниваются к прерыванию беременности и оцениваются как тяжкий вред здоровью.

Хотя в ч. 1 ст. 111 УК законодатель не говорит о том, что потерпевшая должна заведомо для виновного находиться в состоянии беременности, но, поскольку речь идет об умышленных действиях, это обстоятельство должно входить в содержание умысла виновного.

УК РФ не дает определения психического расстройства и не указывает, каким по тяжести оно должно быть. Обоснованным и правильным следует признать, что причинение психического расстройства любой тяжести и продолжительности, излечимости или неизлечимости должно оцениваться как нанесение тяжкого вреда здоровью человека. Любое отклонение психической деятельности человека от нормы может иметь серьезные последствия для потерпевшего – осложнения, рецидивы, отрицательное влияние на трудоспособность и различного рода эксцессы.

Лишь в порядке исключения из общего правила и ввиду незначительной общественной опасности к тяжкому вреду здоровью не могут быть отнесены такие скоропроходящие нервные расстройства, как психастения, истерия и ряд других скоропроходящих реактивных заболеваний.

Тяжким вредом здоровью признается и заболевание наркоманией или токсикоманией. Наркомания – болезненное пристрастие к потреблению наркотических средств, токсикомания – злоупотребление веществами, не признанными в качестве наркотических, с целью одурманивания. Данные заболевания возникают в результате применения при совершении преступления наркотических или токсических веществ либо, например, при насильственном введении указанных веществ в организм человека.

Неизгладимое обезображивание лица как признак тяжкого вреда здоровью должно обладать одновременно двумя качествами: повреждение лица должно быть неизгладимым и обезображивать лицо. Степень тяжести вреда, причиненного здоровью человека и выразившегося в неизгладимом обезображивании его лица, определяется судом. Производство судебно-медицинской экспертизы ограничивается лишь установлением неизгладимости данного повреждения, а также его медицинских последствий в соответствии с Медицинскими критериями. Под неизгладимыми изменениями следует понимать такие повреждения лица, которые с течением времени не исчезают самостоятельно (без хирургического устранения рубцов, деформаций, нарушений мимики и пр. либо под влиянием нехирургических методов) и для устранения которых требуется оперативное вмешательство (например, косметическая операция).

Под обезображиванием понимается придание лицу в результате его повреждения неприятного, отталкивающего, уродливого вида. По формам проявления различают следующие виды обезображивания лица: отсечение подбородка, носа, губы, изменение формы век, порезы лица, изменившие форму лица, наложение на лицо какого-либо знака, клейма и т. д. Неизгладимо обезображено должно быть именно лицо, а не иные части тела.

Расстройство здоровья, вызвавшее значительную, стойкую утрату общей трудоспособности либо полную утрату профессиональной трудоспособности, – еще один признак тяжкого вреда здоровью. Под общей трудоспособностью понимается способность человека к любому физическому или умственному труду, не требующему особой квалификации. Профессиональная трудоспособность – это способность заниматься определенным специфическим видом труда, требующим особой квалификации. Утрата трудоспособности признается стойкой либо при определившемся исходе (т. е. когда уже имеются окончательные результаты медицинского лечения), либо при длительности расстройства здоровья свыше 120 дней. Тяжким вредом здоровью будет утрата общей трудоспособности не менее чем на 1/3, т. е. на 35 % и выше (таблица процентов утраты трудоспособности в качестве минимальной единицы измерения содержит 5 %, поэтому не существует утраты трудоспособности на 33 %).

Профессиональная трудоспособность связана с возможностью выполнения определенного объема и качества работы по конкретной профессии (специальности), по которой осуществляется основная трудовая деятельность. Степень утраты профессиональной трудоспособности определяется в соответствии с Правилами установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утв. Постановлением Правительства РФ от 16 октября 2000 г. № 789.[89]

О наличии специальной профессиональной трудоспособности виновный должен быть осведомлен.

Оконченным рассматриваемое преступление признается, если оно создает опасность для жизни в момент причинения вреда здоровью либо при наступлении одного из перечисленных выше последствий. Между последствиями и совершенным деянием должна быть установлена причинная связь.[90]

С субъективной стороны преступление характеризуется умыслом, как прямым, так и косвенным. Виновный сознает, что посягает на здоровье потерпевшего, предвидит опасность причиняемого вреда для жизни либо наступление одного или нескольких последствий, указанных в ч. 1 ст. 111 УК, и желает их наступления либо сознательно допускает его или безразлично относится к нему.

Мотивы и цели, за исключением предусмотренных в качестве квалифицирующих обстоятельств, могут быть любыми и не влияют на ответственность.

Субъект преступления по ст. 111 УК – лицо, достигшее 14 лет.

В ст. 111 УК указаны семь квалифицирующих признаков (ч. 2 ст. 111) и три особо квалифицирующих признака (ч. 3–4 ст. 111).

Квалифицированный состав умышленного причинения тяжкого вреда здоровью образует указанное деяние, если оно совершено: 1) в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга; 2) в отношении малолетнего или иного лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно с особой жестокостью, издевательством или мучениями для потерпевшего; 3) общеопасным способом; 4) по найму; 5) из хулиганских побуждений; 6) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы; 7) в целях использования органов или тканей потерпевшего. Особо квалифицированный состав образует деяние, указанное в ч. 1–2 ст. 111 УК, если оно: а) совершено группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; б) совершено в отношении двух или более лиц; либо деяния, предусмотренные ч. 1–3, повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК).

Характеристика содержания названных квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков ст. 111 УК в целом совпадает с характеристикой этих же признаков, предусмотренных в ч. 2 ст. 105 УК, поэтому анализировать их еще раз нет необходимости. Следует рассмотреть лишь те из них, которые являются специфическими именно для ст. 111 УК, а именно причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное с издевательством или мучениями либо повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего. Издевательства и мучения не представляют собой особый вид причинения вреда здоровью; их происхождение определяется по способу нанесения.

Издевательство – это умышленное причинение потерпевшему не только психических и нравственных, но и физических страданий, унижающих человеческое достоинство, независимо от формы осуществления и длительности по времени.

Под мучениями следует понимать действия, причиняющие потерпевшему страдания; к таким действиям относятся: длительное лишение пищи, питья или тепла, помещение жертвы во вредные для здоровья условия или оставление ее в таких условиях либо другие сходные действия.

В ч. 4 ст. 111 УК предусмотрен особо квалифицированный вид этого преступления: умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего. Данное преступление характеризуется двумя формами вины: умыслом (прямым или косвенным) относительно причинения тяжкого вреда здоровью и неосторожностью (легкомыслием либо небрежностью) относительно причинения смерти потерпевшего. Ответственность за анализируемые преступления наступает только в случаях, когда между причинением тяжкого вреда здоровью и наступившей смертью потерпевшего имеется причинная связь, т. е. когда смерть наступила именно от причинения тяжкого вреда здоровью, а не от других причин. Поскольку умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, убийство (ст. 105 УК) и причинение смерти по неосторожности (ст. 109 УК) имеют одинаковые последствия, то на практике возникают сложности, связанные с их разграничением и квалификацией.

Главным критерием разграничения умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, от убийства и неосторожного причинения смерти теория и практика правильно считают психическое отношение виновного к причинению тяжкого вреда здоровью и к смерти потерпевшего. При нанесении тяжкого вреда здоровью, повлекшего за собой смерть потерпевшего, виновный предвидит возможность или неизбежность причинения тяжкого вреда здоровью и желает либо сознательно допускает его наступление или относится к этому безразлично (прямой или косвенный умысел). Вместе с тем виновный не предвидит, что в результате умышленного причинения тяжкого вреда здоровью может наступить смерть потерпевшего, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть эти последствия, либо предвидит возможность наступления смерти потерпевшего, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывает на предотвращение смерти (небрежность или легкомыслие). В рассматриваемом преступлении причиной смерти является тяжкий вред здоровью потерпевшего.

При убийстве виновный осознает общественную опасность своего деяния, предвидит возможность или неизбежность смерти потерпевшего и желает ее наступления (прямой умысел) либо не желает наступления смерти, но сознательно допускает ее или относится к ней безразлично (косвенный умысел).

При неосторожном лишении жизни потерпевшего у виновного отсутствует умысел на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а равно умысел на причинение ему смерти. При неосторожном причинении смерти не всегда причиняется вред здоровью, совершаются насильственные действия, приводящие к смерти потерпевшего, которую виновный легкомысленно рассчитывал предотвратить или не предвидел, но должен был и мог предусмотреть.

Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью (ст. 112 УК). В отличие от умышленного причинения тяжкого вреда здоровью умышленное причинение вреда средней тяжести характеризуется тем, что оно не опасно для жизни в момент причинения и не повлекло последствий, указанных в ст. 111 УК, но вызвало хотя бы одно из двух последствий: 1) длительное расстройство здоровья или 2) значительную стойкую утрату общей трудоспособности менее чем на 1/3.

Медицинскими критериями квалифицирующих признаков в отношении средней тяжести вреда здоровью являются:

1) длительное расстройство здоровья – временное нарушение функций органов и/или систем (временная нетрудоспособность) продолжительностью свыше трех недель;

2) значительная стойкая утрата общей трудоспособности менее чем на 1/3 – стойкая утрата общей трудоспособности от 10 до 30 % включительно.

К причинению здоровью вреда средней тяжести относят, например, трещины и переломы мелких костей, одного – трех ребер на одной стороне, сотрясение головного мозга средней степени и т. д.

Квалифицированным видом данного преступления (ч. 2 ст. 112 УК) признаются те же деяния, если они совершены: 1) в отношении двух и более лиц; 2) в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга; 3) в отношении малолетнего или иного лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно с особой жестокостью, издевательством или мучениями для потерпевшего; 4) группой лиц, группой по предварительному сговору или организованной группой; 5) из хулиганских побуждений; 6) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

Все эти признаки по своему содержанию совпадают с ранее охарактеризованными признаками применительно к убийству и умышленному причинению тяжкого вреда здоровью.

Субъективная сторона данного преступления характеризуется прямым или косвенным умыслом. Мотив и цель могут быть самыми разнообразными. Некоторые мотивы являются основанием относить причинение здоровью вреда средней тяжести к квалифицированным видам рассматриваемого преступления (п. «д», «е» ч. 2 ст. 112 УК).

Субъект преступления – лицо, достигшее 14 лет.

Умышленное причинение легкого вреда здоровью (ст. 115 УК).

Умышленное причинение легкого вреда здоровью предусмотрено в качестве преступления ст. 115 УК. Данное преступление с объективной стороны характеризуется деянием, повлекшим последствия в виде кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности.

Кратковременным расстройством здоровья считается временная утрата трудоспособности продолжительностью не свыше трех недель (21 дня). Под незначительной стойкой утратой общей трудоспособности понимается утрата ее на 5 %.

К причинению легкого вреда здоровью практика относит, например, конъюнктивит (кератит) одного глаза, понижение слуха одного уха и т. д.

Субъективная сторона данного преступления выражается в прямом или косвенном умысле. Уголовная ответственность за неосторожное причинение легкого вреда здоровью законом не предусмотрена.[91]

Субъект преступления – лицо, достигшее 16 лет.

В качестве квалифицирующих признаков в ч. 2 ст. 115 УК законодатель предусмотрел хулиганские побуждения, а также мотивы политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо мотив ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

Дела о преступлении, предусмотренном ст. 115 УК, возбуждаются по заявлению потерпевшего и прекращаются в случае примирения с обвиняемым.

Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности (ст. 118 УК). Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности, как правило, является следствием грубой недисциплинированности, невнимательности либо непрофессионализма виновного, нарушения общепринятых правил предосторожности в быту и на работе. По своим последствиям неосторожное причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего ничем не отличается от умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, различия лишь в формах вины. Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности происходит в тех случаях, когда виновный совершает действие (бездействие), в результате которого причиняется вред здоровью другого человека, но виновный либо не предвидел наступление тяжкого вреда, хотя мог и должен был предвидеть, либо предвидел, что в подобном случае вред вообще может наступить, но не допускал, что он наступит, ибо самонадеянно рассчитывал на предотвращение этого последствия, а также тогда, когда неосторожным является само действие (бездействие), в результате которого причиняется тяжкий вред здоровью другого человека. Однако на практике встречаются трудности и ошибки в установлении форм вины по конкретным уголовным делам о причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшего.[92]

Субъект преступления – лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Квалифицированный вид данного преступления (ч. 2 ст. 118 УК) предусматривает ответственность за причинение потерпевшему тяжкого вреда здоровью по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения виновным своих профессиональных обязанностей. В данном случае речь идет о специальном субъекте – лице, имеющем определенную профессию (например, о медицинских работниках). Особенностью объективной стороны в данном преступлении является то, что лицо ненадлежащим образом исполняет профессиональные обязанности, возложенные на него законом, иными нормативными актами или вытекающие из специфики профессии.

Причинение вреда здоровью средней или легкой степени тяжести по неосторожности уголовную ответственность не влечет.

Рассматриваемое преступление необходимо отличать от других деяний, связанных с нарушением специальных правил, но повлекших причинение тяжкого вреда здоровью человека (например, от преступлений, предусмотренных ст. 143, 215–216, 219, 248 УК и др.).

§ 3. Преступления, причиняющие физическую боль и физические страдания

Побои (ст. 116 УК). Уголовная ответственность по ст. 116 УК наступает в случаях нанесения лицу побоев или совершения иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но при условии, что указанные действия не повлекли последствий в виде причинения легкого вреда здоровью.

Под побоями понимается многократное нанесение ударов, связанных с резким прикосновением какого-либо предмета (руки, ноги, палки и др.) к телу человека, причиняющим ему физическую боль. Иные насильственные действия, причиняющую физическую боль, могут выражаться в щипании, уколах, в воздействии на тело человека огнем, током, природными, физиологическими факторами. Следовательно, преступление совершается только в форме действия. По поводу количественного признака побоев (числа ударов) в теории уголовного права нет единства мнений. Большинство ученых считают, что семантика термина «побои» исключает возможность квалификации по ст. 116 УК однократных насильственных действий. С этой точки зрения, нанесение одного – двух ударов может рассматриваться как покушение на побои.[93] Однако судебная практика признает в качестве иных насильственных действий нанесение одного удара потерпевшему и квалифицирует действия виновного по ст. 116 УК.[94]

Для признания побоев или иных насильственных действий преступными необходимо установить, что они причинили потерпевшему физическую боль. Следовательно, по конструкции данный состав является материальным. В качестве преступных последствий следует рассматривать физическую боль.

В случае причинения потерпевшему побоями или иными насильственными действиями легкого вреда здоровью, действие виновного квалифицируются по ст. 115 УК.

Субъективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется умышленной формой вины. Вопрос о виде умысла является дискуссионным в теории уголовного права.[95] Поскольку цель не входит в субъективную сторону данного состава, а состав по конструкции материален, то, с нашей точки зрения, умысел может быть как прямым, так и косвенным. Виновный осознает общественно опасный характер своих действий, предвидит возможность или неизбежность причинения потерпевшему физической боли и желает или сознательно допускает ее причинение. Анализ судебной практики показал, что лица, осужденные за побои, действовали с прямым умыслом.

Субъект преступления – лицо, достигшее 16 лет.

Квалифицированный вид данного преступления – совершение его из хулиганских побуждений, по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы (ч. 2 ст. 116 УК).

Дела о преступлении, предусмотренном ст. 116 УК, возбуждаются по заявлению потерпевшего и прекращаются в случае примирения его с обвиняемым.

Истязание (ст. 117 УК). Истязание с объективной стороны характеризуется причинением физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев либо насильственными действиями. При этом здоровью потерпевшего не должно быть причинено тяжкого или средней тяжести вреда. Умышленное причинение в процессе истязания легкого вреда здоровью охватывается ст. 117 УК и дополнительной квалификации по ст. 115 УК не требует. Если же в процессе истязания будет причинен тяжкий или средней тяжести вред здоровью, то действия виновного должны квалифицироваться по ст. 111 или 112 УК. Под систематичностью побоев понимаются многократные (не менее трех раз) действия, сопряженные с нанесением множественных ударов. Многократное нанесение побоев можно признать истязанием, если они причиняются разновременно и между ними существует внутреннее единство, образующее определенную линию поведения виновного в отношении одной и той же жертвы, которой причиняется не просто физическая боль, но и психические страдания, она унижается, над ней глумятся. Из этого исходит и судебная практика.[96]

Иные насильственные действия – это действия, связанные с длительным лишением пищи, питья или тепла, с помещением потерпевшего во вредные для здоровья условия или оставлением его в таких условиях, а равно действия, соединенные с многократным или длительным причинением боли (избиение плетью, розгами, воздействие термических факторов и другие аналогичные действия).

Обязательное последствие истязания, выражающееся в причинении физических или психических страданий, представляет собой оценочный признак и определяется на основе анализа и оценки всех фактических обстоятельств дела в их совокупности.

Субъективная сторона истязания – вина в форме умысла. Поскольку цель не входит в субъективную сторону данного состава, а состав по конструкции материален, то, с нашей точки зрения, умысел может быть как прямым, так и косвенным. Виновный осознает общественно опасный характер своих действий, предвидит возможность или неизбежность причинения потерпевшему физических или психических страданий и желает их причинения или сознательно допускает его. В связи с тем, что в большинстве случаев физические или психические страдания наступают неизбежно от действий виновного и виновный это предвидит, чаще всего данные преступления совершаются с прямым умыслом.

Субъект преступления – лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Часть 2 ст. 117 УК предусматривает восемь квалифицирующих признаков истязания. К их числу отнесены совершение этого деяния: 1) в отношении двух и более лиц; 2) в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга; 3) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности; 4) в отношении заведомо несовершеннолетнего или лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии либо в материальной или иной зависимости от виновного, а равно лица, похищенного либо захваченного в качестве заложника; 5) с применением пытки; 6) группой лиц, группой по предварительному сговору или организованной группой; 7) по найму; 8) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

Характеристики этих признаков, кроме истязания лица, заведомо для виновного находящегося в материальной или иной зависимости от виновного и с применением пытки, даны при анализе состава убийства при отягчающих обстоятельствах.

Под материальной зависимостью жертвы от виновного следует понимать полное или частичное иждивение, зависимость должника от кредитора, детей от родителей, подопечных от опекунов и т. п. Иную зависимость могут образовывать брачные отношения, отношения работника и работодателя и т. д.

Понятие пытки законодатель дает в примечании к ст. 117 УК, где указывает, что «под пыткой понимается причинение физических или нравственных страданий в целях понуждения к даче показаний или иным действиям, противоречащим воле человека, а также в целях наказания либо в иных целях». При истязании с применением пытки используется изощренный способ воздействия на тело и психику жертвы в указанных выше целях (например, пропускание электрического тока, подвешивание за волосы, прижигание тела огнем, кипящей жидкостью).

§ 4. Преступления, ставящие в опасность здоровье и жизнь человека

Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119 УК). Под угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью понимается психическое насилие над сознанием и волей потерпевшего, его устрашение с целью изменения поведения в интересах угрожающего. Способы угрозы могут быть самыми разнообразными, в частности, устными, письменными, с помощью жестов, демонстрации оружия. По смыслу закона (ст. 119 УК) угроза убийством или причинением тяжкого вреда выражается в таких высказываниях и действиях виновного, которые свидетельствуют о ее реальности, заставляют потерпевшего опасаться приведения угрозы в исполнение. Реальность угрозы – оценочный признак, определяемый на основе анализа и оценок всех фактических обстоятельств содеянного, в частности взаимоотношений угрожающего с потерпевшим, личности виновного, его предшествующего поведения, места, времени и обстановки, в которой угроза была проявлена, орудий и предметов, применяемых при угрозе, а также восприятия угрозы самим потерпевшим. Угроза не должна носить абстрактный, двусмысленный характер. Она должна быть очевидной для потерпевшего.

Данное преступление считается оконченным с момента высказывания угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью либо с момента выражения ее в иной форме вовне (формальный состав преступления).

Если высказанная угроза сопровождалась действиями по ее реализации (приобретение оружия и т. д.), то содеянное должно квалифицироваться как приготовление к убийству или к причинению тяжкого вреда здоровью.

Субъективная сторона преступления – вина в форме прямого умысла. Виновный осознает, что он угрожает потерпевшему убийством или причинением тяжкого вреда здоровью и что последний воспринимает ее как реальную, и желает таким образом воздействовать на психику потерпевшего.

Субъект преступления – лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Следует иметь в виду, что в ряде случаев угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью является способом совершения иных более тяжких преступлений (например, ст. 120, 163, 132, 296, 302, 318, 333 УК) и поэтому не требует дополнительной квалификации по ст. 119 УК.

Принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации (ст. 120 УК). Под трансплантацией как методом лечения понимается пересадка органов или тканей одного человека другому.

Статья 47 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»[97] (далее – Закон об основах охраны здоровья) предусматривает, что изъятие органов и тканей для трансплантации (пересадки) допускается у живого донора при наличии его информированного добровольного согласия.

Совершеннолетний дееспособный гражданин может в устной форме в присутствии свидетелей или в письменной форме, заверенной руководителем медицинской организации либо нотариально, выразить свое волеизъявление о согласии или о несогласии на изъятие органов и тканей из своего тела после смерти для трансплантации (пересадки) в порядке, установленном законодательством РФ. В случае отсутствия волеизъявления совершеннолетнего дееспособного умершего право заявить о своем несогласии на изъятие органов и тканей из тела умершего для трансплантации (пересадки) имеют супруг (супруга), а при его (ее) отсутствии – один из близких родственников (дети, родители, усыновленные, усыновители, родные братья и родные сестры, внуки, дедушка, бабушка).

Согласно ст. 3 Закона РФ от 22 декабря 1992 г. № 4180-1 «О трансплантации органов и/или тканей человека»[98] принуждение любым лицом живого донора к согласию на изъятие у него органов и/или тканей влечет уголовную ответственность в соответствии с законодательством РФ. Следовательно, потерпевшими являются прежде всего потенциальные доноры. Однако диспозиция ст. 120 УК не содержит прямого указания на то, к кому применяется принуждение, поэтому нужно согласиться с мнением, существующим в юридической литературе, что ими могут быть и иные лица, принуждая которых виновный может получить искомый результат, например, родители, близкие родственники.[99]

Поскольку в диспозиции ст. 120 УК не конкретизируется, к изъятию каких органов и/или тканей принуждается потерпевшее лицо, то логичным представляется вывод о том, что предмет рассматриваемого преступления – любые органы и ткани человека, пригодные для трансплантации. Совместным Приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ и Российской академии медицинских наук от 25 мая 2007 г. № 357/40[100] в указанный перечень включены: сердце, легкое, печень, почка, селезенка, эндокринные железы, костный мозг и др. Однако в юридической литературе есть точка зрения, согласно которой предмет рассматриваемого преступления – любые органы и ткани.[101]

Объективная сторона рассматриваемого преступления состоит в принуждении потерпевшего к изъятию у него органов или тканей для трансплантации. Под принуждением следует понимать физическое или психическое воздействие на потерпевшего для получения, вопреки его воле, согласия на изъятие органов или тканей. Способами принуждения выступают применение насилия к потерпевшему либо угроза применения насилия. Под применением насилия, которое охватывается данным составом преступления, понимается физическое воздействие на потерпевшего, в частности избиение, ограничение свободы, связывание, пытки, причинение легкого и средней тяжести вреда здоровью (ч. 1 ст. 112 УК). Если насилие будет сопряжено с умышленным причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, то содеянное кроме ст. 120 должно квалифицироваться по п. «ж» ч. 2 ст. 111 УК. Причинение при принуждении умышленного вреда здоровью средней тяжести либо истязание при отягчающих обстоятельствах квалифицируются соответственно по ч. 2 ст. 112 или по ч. 2 ст. 117 и ст. 120 УК.

Под угрозой применения насилия понимаются высказывания или совершение демонстративных действий, свидетельствующих о намерении применить насилие (угроза убийством, причинением вреда здоровью любой тяжести) как к потерпевшему, так и к его близким. Если согласие потерпевшего на изъятие органов или тканей получено иным способом, например уговором, подкупом, обманом, то действия виновного не образуют состав данного преступления.

Преступление считается оконченным с момента принуждения независимо от наступления последствий (формальный состав преступления). Если при этом принуждение реализовано, вследствие чего органы или ткань у потерпевшего изъяты, то содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 120 УК, и, в зависимости от наступивших общественно опасных последствий, по ст. 111 или 112 УК.

Субъективная сторона данного преступления характеризуется прямым умыслом и специальной целью – для трансплантации органов или тканей.

Субъект рассматриваемого преступления общий – физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Им может выступать как сам потенциальный реципиент, так и иное лицо, действующее в его интересах.

В качестве квалифицированных признаков ст. 120 УК предусматриваются: совершение данного преступления в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в 1) беспомощном состоянии либо 2) материальной или иной зависимости. Содержание этих признаков раскрыто в предыдущей главе учебника.

Заражение венерической болезнью (ст. 121 УК). Статья 121 УК устанавливает уголовную ответственность за заражение венерической болезнью. Между тем современная медицина не использует термин «венерическое заболевание». В перечне социально значимых заболеваний, утв. Постановлением Правительства РФ от 1 декабря 2004 г. № 715 «Об утверждении перечня социально значимых заболеваний и перечня заболеваний, представляющих опасность для окружающих»,[102] они именуются «инфекциями, передающимися преимущественно половым путем», а их перечень определен в соответствии с п. А50–А64 Международного статистического классификатора болезней и проблем, связанных со здоровьем, 10-го пересмотра (МКБ-10). Такими болезнями указанные акты признают: врожденный сифилис, ранний сифилис, поздний сифилис, другие и неуточненные формы сифилиса, гонококковую инфекцию, хламидийную лимфогранулему (венерическую), другие хламидийные болезни, передающиеся половым путем, шанкроид, паховую гранулему, трихомоноз, аногенитальную герпетическую вирусную инфекцию (herpes simplex), другие болезни, передающиеся преимущественно половым путем, не квалифицирующиеся в других рубриках МКБ-10, болезни, передающиеся половым путем, неуточненные.

В юридической литературе существует точка зрения, согласно которой уголовная ответственность по ст. 121 УК наступает лишь за заражение сифилисом, гонорей, шанкром мягким и лимфогранулематозом паховым (заболевания, которые относились к венерическим). Заражения иными инфекционными заболеваниями влекут уголовную ответственность по другим статьям против здоровья.[103]

Под заражением понимается передача венерической болезни лицом, знавшим о наличии у него этой болезни, другому лицу. Деяние может выражаться в форме действия или бездействия. Способ заражения может быть различным и для квалификации значения не имеет. Оно может состояться как посредством полового сношения, так и в результате иных деяний лиц, страдающих указанной болезнью (несоблюдение правил личной гигиены в семье, на работе и т. д.). Состав преступления материальный. Преступление считается оконченным, если потерпевший фактически заболел венерической болезнью. Кроме того, должна быть установлена причинная связь между деянием виновного и наступившими последствиями.

В литературе было высказано мнение о том, что согласие потерпевшего на заражение венерическим заболеванием исключает уголовную ответственность виновного. Данная позиция получила еще большее распространение после введения соответствующего примечания к ст. 122 УК.[104] Однако буквальное толкование закона исключает расширительное применение этого примечания к деянию, предусмотренному ст. 121 УК. Пленум Верховного Суда СССР в своем Постановлении от 8 октября 1973 г. № 15 «О судебной практике по делам о заражении венерической болезнью»[105] указал, что согласие потерпевшего на поставление в опасность заражения венерической болезнью или на заражение его не является основанием для освобождения от уголовной ответственности лица, знавшего о наличии у него венерического заболевания и заразившего потерпевшего.

С субъективной стороны рассматриваемое преступление может быть совершено умышленно (с прямым или косвенным умыслом), а также по неосторожности в виде преступного легкомыслия. Лицо осознает, что, являясь венерически больным и нарушая установленные правила, способно заразить другое лицо этой болезнью, и желает этого либо сознательно допускает эти последствия или безразлично относится к ним. Вина в виде легкомыслия возникает тогда, когда виновный, сознавая наличие у него венерического заболевания, предвидел абстрактную возможность заражения другого, однако самонадеянно рассчитывал это последствие предотвратить (использование предохранительных средств).[106]

Мотивы и цель находятся за рамками состава.

Субъектом преступления может быть лицо как мужского, так женского пола, достигшее на момент совершения преступления 16-летнего возраста, страдающее венерическим заболеванием и знающее о своем заболевании. Обычно такая осведомленность является результатом медицинского освидетельствования, постановки диагноза и предупреждения врача об опасности распространения данного венерического заболевания, либо внешние проявления болезни свидетельствуют об осведомленности лица. Если виновный обоснованно считал себя здоровым (например, в силу того, что со времени острого течения болезни прошло несколько лет, он прошел курс лечения и т. д.), ответственность по ст. 121 УК исключается. Действия лиц, не являющихся больными, но умышленно или по неосторожности заражающих иных лиц венерической болезнью, ответственности по ст. 121 УК не влекут, но в зависимости от наступивших последствий могут быть квалифицированы по статьям, предусматривающим ответственность за причинение вреда здоровью.

В ч. 2 ст. 121 УК предусмотрена ответственность за заражение венерической болезнью двух или более лиц либо несовершеннолетнего. Временной интервал между эпизодами заражения значения для квалификации не имеет, за исключением случая, когда в отношении предшествующего деяния истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности. Отсутствие указания в законе на заведомость в отношении возраста потерпевшего не означает, что виновное лицо не должно знать об этом.

Заражение ВИЧ-инфекцией (ст. 122 УК). ВИЧ-инфекция – хроническое заболевание, вызываемое вирусом иммунодефицита человека.[107] Под термином «СПИД» (синдром приобретенного иммунодефицита) подразумеваются некоторые тяжелые оппортунистические заболевания (инфекционной, паразитарной или онкологической природы), развивающиеся у больных ВИЧ-инфекцией. Приказ Минздравсоцразвития России от 17 марта 2006 г. № 166[108] содержит перечень состояний, свидетельствующих о развитии у пациента синдрома приобретенного иммунодефицита.

Статья 122 УК предусматривает ответственность фактически за три самостоятельных преступления: 1) заведомое поставление другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией (ч. 1 ст. 122); 2) заражение другого лица ВИЧ-инфекцией лицом, знавшим о наличии у него этой болезни (ч. 2 ст. 122); 3) заражение другого лица ВИЧ-инфекцией вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей (ч. 4 ст. 122). Кроме того, квалифицированным видом заражения ВИЧ-инфекцией (ч. 3 ст. 122) является деяние, совершенное в отношении двух или более лиц либо в отношении заведомо несовершеннолетнего.

Объективная сторона поставления другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией (ч. 1) выражается деянием в форме действия или бездействия, которые в данных конкретных условиях могут привести к заражению другого лица, и если это заражение не наступает, то только вследствие случайных обстоятельств или мер, принятых потерпевшим или третьими лицами. Возможность совершения преступления путем бездействия объясняется тем, что на ряд лиц нормативными правовыми актами возлагается обязанность не создавать угрозы заражения ВИЧ-инфекцией.[109]

Способы поставления в опасность заражения могут быть различными и зависят от механизма передачи ВИЧ-инфекции. Оконченным преступление будет при установлении самого факта совершения лицом деяния, создавшего реальную опасность заражения потерпевшего ВИЧ-инфекцией (формальный состав).[110]

Субъективная сторона заведомого поставления другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией характеризуется виной в форме прямого умысла. Совершая деяние, субъект осознает общественную опасность поставления другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией. Умышленный характер вины законодатель подчеркивает, указывая на заведомость поставления в опасность заражения. Заведомость означает, что лицо сознательно нарушает правила предосторожности, достоверно зная о возможности заражения потерпевшего. В ситуации, когда субъект соблюдает все меры предосторожности, ответственность по ч. 1 ст. 122 УК исключается.

Вопрос о субъекте преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 122 УК, является дискуссионным в юридической литературе. Одни авторы считают, что субъектом является физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. Им может выступать как инфицированный ВИЧ человек, так и здоровое лицо, например сотрудник медицинских учреждений. Субъект преступления общий.[111] Другие полагают, что субъект преступления – лицо, достигшее 16-летнего возраста, являющееся носителем ВИЧ-инфекции или болеющее этим заболеванием.[112]

Формально следует согласиться с мнением, согласно которому субъект по ч 1. ст. 122 УК общий, однако анализ опубликованной судебной практики показал, что за данное преступление осуждались только носители ВИЧ-инфекции или болеющие этим заболеванием.

Объективная сторона заражения другого лица ВИЧ-инфекцией (ч. 2 ст. 122) характеризуется деянием в форме действия или бездействия, последствием в виде заражения потерпевшего и причинной связью между ними. Этот состав преступления является материальным и окончен с момента наступления последствий в виде заражения другого лица ВИЧ-инфекцией. Заражение в данном случае означает инфицирование потерпевшего независимо от того, как долго продлится инкубационный период заболевания и когда наступит болезнь, вызываемая ВИЧ. Способы заражения могут быть различными и зависят от механизма передачи инфекции; они во многом совпадают со способами поставления в опасность заражения ВИЧ-инфекцией.

Обязательный признак объективной стороны – причинная связь. Если нельзя установить, заразился ли потерпевший именно от действий или бездействия обвиняемого, то последний может быть привлечен к ответственности только по ч. 1 ст. 122 УК за заведомое поставление в опасность заражения ВИЧ-инфекцией.

По вопросу о субъективной стороне в данном составе преступления (ч. 2 ст. 122) в современной юридической литературе высказываются самые разнообразные мнения. Одни авторы считают, что она выражается в неосторожной форме,[113] другие – в умышленной и неосторожной форме вины,[114] третьи – только в прямом или косвенном умысле.[115] Представляется, что вторая точка зрения наиболее обоснованна и правильна. Действительно, если виновный, зная о наличии у него заболевания и сознавая опасность причинения потерпевшему вреда, вступает в запрещенные контакты с другими лицами, он предвидит неизбежность либо реальную возможность заражения их и тем самым желает этого либо хотя и не желает, но тем самым сознательно допускает наступление указанного последствия или безразлично относится к его наступлению. Предпринятые с обеих сторон меры предосторожности не могут оправдывать деяния больного, поскольку все механические или химические средства не исключают возможности попадания вируса в организм здорового партнера, но свидетельствуют о самонадеянном расчете на предотвращение последствий, т. е. о легкомыслии.

Субъектом рассматриваемого преступления может быть лицо, достигшее 16-летнего возраста и знающее об имеющемся у него заболевании.

Для привлечения к уголовной ответственности субъекта по ч. 3 ст. 122 УК необходимо:

а) наличие фактических данных о совершении им конкретных деяний в отношении двух и более лиц либо несовершеннолетнего;

б) обнаружение у жертвы вируса иммунодефицита человека;

в) установление причинной связи между действиями субъекта и заражением ВИЧ-инфекцией.

Часть 4 ст. 122 УК предусматривает, как указывалось выше, ответственность за заражение другого лица ВИЧ-инфекцией вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей. Ненадлежащим исполнением будет нарушение как специальных установленных правил профилактики ВИЧ-инфекции (например, нарушение правил переливания крови и ее препаратов, изъятие у донора органов и тканей), так и общих требований предосторожности (например, использование нестерильных инструментов, шприца). Обязательное последствие – заражение ВИЧ-инфекцией, которое должно находиться в причинной связи с ненадлежащим исполнением виновным своих профессиональных обязанностей.

Субъективная сторона данного преступления характеризуется виной в форме неосторожности, чаще всего в виде небрежности, но возможно и легкомыслие.

Субъект преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 122 УК, специальный – лицо, обязанное в силу профессии или занимаемой должности соблюдать определенные профессиональные стандарты безопасности. Чаще всего это работники медицинских учреждений, обязанные должным образом выполнять свои профессиональные обязанности (врач, средний и младший медицинский персонал, лаборанты, работники станций переливания крови, фармацевты и др.).

В ст. 122 УК есть примечание, которое обязывает освободить от уголовной ответственности виновное лицо. Основные моменты данного примечания таковы:

а) особые характеристики субъекта преступления, которым выступает только ВИЧ-инфицированное лицо; освобождение от ответственности здоровых лиц (сотрудников медицинских учреждений) на основании рассматриваемого примечания невозможно;

б) своевременное, т. е. совершенное до начала действий виновного, предупреждение потерпевшего о наличии у виновного инфекции и об опасности заражения ВИЧ-инфекцией;

в) добровольное (т. е. сознательно и явно выраженное без принуждения, насилия или обмана) согласие потерпевшего на совершение действий, создающих опасность заражения его ВИЧ-инфекцией.

Незаконное проведение искусственного прерывания беременности (ст. 123 УК). Искусственное прерывание беременности может проводиться лишь в соответствии с особыми правилами, допускающими производство этой операции по желанию женщины, только в медицинском учреждении, имеющем лицензию на указанный вид деятельности, и врачами соответствующего профиля.

Под незаконным проведением искусственного прерывания беременности, влекущим уголовную ответственность, закон понимает «проведение искусственного прерывания беременности лицом, не имеющим высшего медицинского образования соответствующего профиля» (ч. 1 ст. 123 УК).

Обязательный признак рассматриваемого преступления – согласие беременной женщины на проведение искусственного прерывания беременности. При отсутствии такого согласия виновные должны отвечать по ст. 111 УК за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью. Женщина, сама сделавшая прерывание беременности, уголовной ответственности не подлежит.

Объективная сторона анализируемого преступления состоит в активных действиях, направленных на искусственное прерывание беременности.

Современной медицине известны несколько основных способов прерывания беременности: медикаментозный, вакуум-аспирация, хирургическая операция с выскабливанием полости матки. На квалификацию преступления способы прерывания беременности не влияют.

Состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 123 УК, является формальным; какие-либо последствия в виде реального вреда здоровью беременной женщины находятся за его рамками. Преступление считается оконченным с момента изгнания плода.

Субъективная сторона – вина в виде прямого умысла. Лицо осознает, что, не обладая необходимым высшим образованием и специальностью, производит искусственное прерывание беременности и желает совершить эти действия. Мотивы и цели преступления могут быть различными (корысть, сострадание и т. д.); на квалификацию они не влияют, но могут учитываться при индивидуализации наказания.

В ч. 3 ст. 123 УК указан квалифицированный вид рассматриваемого преступления, где предусмотрена ответственность за проведение искусственного прерывания беременности, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшей либо причинение тяжкого вреда ее здоровью (материальный состав). Субъективная сторона этого преступления характеризуется двумя формами вины: прямым умыслом по отношению к действию (прерыванию беременности) и неосторожной виной (в форме легкомыслия или небрежности) по отношению к последствиям – смерти или тяжкому вреду здоровью.[116]

Это преступление следует отличать от неосторожного причинения тяжкого вреда здоровью (по признаку прерывания беременности). Отличия состоят: а) в отсутствии согласия потерпевшей; б) в наличии умышленных действий, специально направленных на искусственное прерывание беременности.

Субъектом преступлений, предусмотренных ч. 1 и 3 ст. 123 УК, может быть любое лицо, достигшее 16 лет и не имеющее высшего медицинского образования соответствующего профиля, т. е. гинекологической специальности. Буквальное толкование диспозиции ч. 1 и 3 ст. 123 УК дает основания считать, что лицо, имеющее высшее медицинское образование соответствующего профиля (например, врач-гинеколог), производившее искусственное прерывание беременности в антисанитарных условиях, вне медицинского учреждения или при наличии противопоказаний для производства операции, не подлежит уголовной ответственности по ст. 123 УК. Уголовная ответственность в таких случаях наступает только тогда, когда наступила смерть потерпевшей или причиняется тяжкий вред ее здоровью либо при наличии соответствующих условий по ст. 235 УК.

Неоказание помощи больному (ст. 124 УК). В соответствии со ст. 19 Закона об основах охраны здоровья каждый имеет право на медицинскую помощь в гарантированном объеме, оказываемую без взимания платы в соответствии с программой государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи, а также на получение платных медицинских услуг и иных услуг, в том числе в соответствии с договором добровольного медицинского страхования. Формами оказания медицинской помощи являются:

1) экстренная – медицинская помощь, оказываемая при внезапных острых заболеваниях, состояниях, обострении хронических заболеваний, представляющих угрозу жизни пациента;

2) неотложная – медицинская помощь, оказываемая при внезапных острых заболеваниях, состояниях, обострении хронических заболеваний без явных признаков угрозы жизни пациента;

3) плановая – медицинская помощь, которая оказывается при проведении профилактических мероприятий, при заболеваниях и состояниях, не сопровождающихся угрозой жизни пациента, не требующих экстренной и неотложной медицинской помощи, и отсрочка оказания которой на определенное время не повлечет за собой ухудшения состояния пациента, угрозу его жизни и здоровью.

В соответствии со ст. 124 УК потерпевшим от преступления является «больной». Действующее законодательство не содержит легального определения понятия «больной». Можно определить понятие «больной» как любое лицо, заболевшее болезнью или находящееся в опасном для жизни или здоровья положении, вызванном несчастным случаем, поведением людей, естественными процессами, происходящими в организме, и нуждающееся в оказании медицинской помощи. За неоказание больному, находящемуся в опасном для жизни и здоровья состоянии и лишенному возможности принять меры к самосохранению, иной, не медицинской помощи, если виновный имел возможность оказать помощь этому лицу и был обязан иметь о нем заботу либо сам поставил его в опасное для жизни или здоровья состояние, уголовная ответственность должна наступать по ст. 125 УК.

Объективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется деянием в форме бездействия субъекта (неоказанием помощи), которое находится в причинной связи с наступившим последствием в виде средней тяжести вреда здоровью. Состав материальный; преступление окончено с момента наступления последствий. Неоказание помощи больному может выражаться в следующих формах: неявка медицинского работника по вызову, отказ принять больного в больницу, неоказание стационарной помощи в лечебном учреждении и др.

Для установления причинной связи между неоказанием помощи и вредом здоровью надо учитывать характер болезни, состояние больного и другие обстоятельства (в ряде случаев для их констатации необходимо проведение судебно-медицинской экспертизы). Если оказание помощи не могло объективно предотвратить наступление последствий в виде вреда здоровью, ответственность по ст. 124 УК исключается.

Правовым основанием, порождающим обязанность оказания любого вида медицинской помощи, выступает совокупность таких факторов, как: 1) наличие опасности, угрожающей жизни или здоровью больного; 2) волеизъявление больного, а в случае инициативы оказания помощи со стороны медицинского работника – согласие больного; 3) наличие нормативно-правовой обязанности оказания соответствующей медицинской помощи.

Субъект преступления специальный – лицо, которое обязано оказывать помощь больному в соответствии с законом или со специальным правилом, достигшее 16 лет.

Законодатель в ст. 2 Закона об основах охраны здоровья дает определение понятия «медицинский работник» – физическое лицо, которое имеет медицинское или иное образование, работает в медицинской организации и в трудовые (должностные) обязанности которого входит осуществление медицинской деятельности, либо физическое лицо, которое является индивидуальным предпринимателем, непосредственно осуществляющим медицинскую деятельность. Однако не любой медицинский работник может быть субъектом ст. 124 УК, а только тот, кто допускается к осуществлению медицинской деятельности. Право на осуществление медицинской деятельности в Российской Федерации имеют лица, получившие высшее или среднее медицинское образование в Российской Федерации в соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами и имеющие сертификат специалиста. С 1 января 2016 г. право заниматься медицинской деятельностью будут иметь лица, получившие медицинское или иное образование в Российской Федерации в соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами и имеющие свидетельство об аккредитации специалиста (Закон об основах охраны здоровья).

Младший медицинский персонал не может выполнять функции, связанные с лечением человека, поэтому его нельзя рассматривать в качестве специального субъекта. В обязанности младшего медицинского персонала не входит осуществление функций, связанных с лечением пациентов. В качестве сестер-санитарок могут работать любые лица, не имеющие медицинского образования и соответствующей медицинской подготовки.[117]

Если на лиц, профессионально не занимающихся медицинской практикой, возлагается обязанность оказать первую помощь до оказания медицинской помощи гражданам при несчастных случаях, травмах, отравлениях и других состояниях и заболеваниях, угрожающих их жизни и здоровью, то они должны привлекаться к уголовной ответственности по ст. 125 УК за заведомое оставление без помощи лица, находящегося в опасном для жизни или здоровья состоянии и лишенного возможности принять меры к самосохранению по болезни.

Субъективная сторона данного состава характеризуется неосторожной формой вины. При неоказании помощи больному виновное лицо относится к причинению вреда здоровью или смерти пациента либо легкомысленно (предвидит возможность наступления общест венно опасных последствий, но без достаточных на то оснований самонадеянно рассчитывает их предотвратить), либо небрежно (не предвидит возможности причинения средней тяжести, тяжкого вреда здоровью или смерти пациента, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия).

Часть 2 ст. 124 УК предусматривает в качестве квалифицирующих обстоятельств смерть больного или причинение тяжкого вреда его здоровью.

Оставление в опасности (ст. 125 УК). Объективная сторона данного вида преступления характеризуется бездействием лица, выражающимся в том, что оно оставляет без помощи другое лицо, находящееся в опасном для жизни или здоровья состоянии.

Привлечение к уголовной ответственности за совершение рассматриваемого преступления возможно лишь при наличии ряда объективных и субъективных обстоятельств, указанных в диспозиции ст. 125 УК: 1) потерпевший должен находиться в опасном для жизни или здоровья состоянии; 2) он был лишен возможности принять меры к самосохранению по малолетству, старости, болезни или вследствие своей беспомощности; 3) виновный имел возможность оказать помощь потерпевшему; 4) виновный был обязан заботиться о лице, находящемся в опасном состоянии, либо 5) сам поставил его в опасное для жизни или здоровья состояние. Закон называет два источника, вызывающих опасное для жизни или здоровья потерпевшего состояние: а) источники, не связанные с виновными действиями субъекта преступления (влияние сил природы и т. д.); б) предшествующее состоянию опасности сознательное поведение субъекта преступления. Во втором случае важно установить, что поведение виновного не содержит в себе состав иного умышленного преступления. Судебная практика складывается таким образом, что ответственность за оставление в опасности наступает лишь в случаях неоказания помощи лицу, находящемуся в беспомощном состоянии вследствие неосторожных действий виновного либо в результате иных, не зависящих от него причин. Если опасное для жизни или здоровья состояние потерпевшего явилось результатом умышленных действий (бездействия), за которые уголовным законом установлена самостоятельная ответственность, дополнительная квалификация содеянного по ст. 125 УК исключается. В частности, лицо, умышленно причинившее потерпевшему тяжкий вред здоровью, не может нести ответственность за оставление его в опасности.[118] Исходя из этого, не исключается квалификация по совокупности преступлений ситуации, когда опасное для жизни или здоровья состояние потерпевшего было вызвано неосторожными преступными действиями виновного. Так, в соответствии с п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 9 декабря 2008 г. № 25 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения»[119] действия водителя транспортного средства, поставившего потерпевшего в результате дорожно-транспортного происшествия в опасное для жизни или здоровья состояние и в нарушение требований Правил (п. 2.5) не оказавшего ему необходимую помощь, если он имел возможность это сделать, подлежат квалификации по ст. 125 УК.

Преступление считается оконченным в момент несовершения лицом действий, которые при данных обстоятельствах оно должно было и могло совершить, независимо от наступления реальных вредных последствий (формальный состав).

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом, поскольку закон говорит о заведомом оставлении без помощи лица. Виновный осознает, что может и должен оказать помощь лицу, лишенному возможности принять меры к самосохранению, но бездействует, желая оставить потерпевшего в опасном для здоровья и жизни состоянии. Если лицо добросовестно заблуждалось относительно наличия опасности для жизни, уголовная ответственность исключается.[120] Обязательное условие вменения ст. 125 УК – установление того, что у виновного не было умысла на лишение жизни потерпевшего или причинение вреда его здоровью за счет собственного бездействия; в противном случае оставление в опасности должно квалифицироваться как покушение на убийство или причинение вреда здоровью той или иной степени тяжести.

Субъект преступления – достигшее 16-летнего возраста лицо, обязанное заботиться о другом лице или само поставившее потерпевшего в опасное для жизни или здоровья состояние (специальный субъект).

Наиболее сложным в судебной практике остается вопрос о разграничении данного состава с преступлением, предусмотренным ст. 124 УК. Прежде всего, следует отметить, что данные составы отличаются по конструкции. Неоказание помощи больному – преступление с материальным составом, оставление в опасности – формальный состав. По субъективной стороне оставление в опасности – умышленное преступление, неоказание помощи больному – неосторожное преступление. Субъект в ст. 124 УК – лицо, в соответствии с законом допущенное к осуществлению медицинской деятельности, в ст. 125 УК – лицо, обязанное заботиться о другом лице или само поставившее потерпевшего в опасное для жизни или здоровья состояние. В ст. 124 УК уголовная ответственность наступает за неоказание только медицинской помощи, а в ст. 125 УК – за неоказание любой помощи.

Основная литература

Адельханян Р. А. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью при отягчающих обстоятельствах. М., 2001.

Блинов А. Г. Уголовно-правовая охрана прав пациента. Учеб. пособие. Саратов, 2004.

Зубкова В. И. Ответственность за преступление против личности по законодательству России. М., 2005.

Лозанович Л. А. Незаконное производство аборта: уголовно-правовой и криминологический аспекты. Ставрополь, 2004.

Оганян Р. Э., Кибальник А. Г., Соломоненко И. Г. Преступления против жизни и здоровья: квалификация в правоприменительной деятельности. М., 2002.

Расторопов С. В. Уголовно-правовая охрана здоровья человека от преступных посягательств. СПб., 2006.

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я