Новейшая история стран Европы и Америки. XX век. Часть 2. 1945–2000 ( Коллектив авторов, 2001)

Учебник посвящен истории стран Европы и Америки в 1945–2000 гг. В специальных разделах рассматриваются основные тенденции развития западного общества в первой половине XX в. и история международных отношений. Основное внимание авторы уделили социально-экономической и политической истории отдельных стран и регионов. Учебник является частью учебно-методического комплекта «Новая и новейшая история зарубежных стран».

Оглавление

Из серии: Учебник для вузов (Владос)

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Новейшая история стран Европы и Америки. XX век. Часть 2. 1945–2000 ( Коллектив авторов, 2001) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 2. Международные отношения во второй половине XX в.

В целом историю международных отношений во второй половине XX столетия можно разделить на два крупных периода: формирование двухполюсного мирового порядка в условиях «холодной войны» (вторая половина 40-х – 70-е гг.) и утверждение нового многополюсного миропорядка после окончания «холодной войны» (80-90-е гг.).

§ 1. Начало «холодной войны» и эволюция двухполюсного миропорядка в 50-х – первой половине 70-х гг.

«Холодная война» и новый раскол мира

Вторая мировая война во многом изменила сложившуюся на мировой арене ситуацию. Противостояние двух военно-политических блоков – НАТО и Варшавского Договора, во главе с США и СССР, сформировало двухполюсную структуру международных отношений. Конфликт между двумя блоками был отражением глобального идеологического, политического и военного противостояния противоположных общественных моделей.

Практическим воплощением этого конфликта стала «холодная война» между СССР и США – идеологическая борьба и геополитическое противостояние двух сверхдержав. Противоречия между союзниками по антигитлеровской коалиции – США и Великобританией, с одной стороны, и СССР – с другой, начали расти уже к концу Второй мировой войны, когда на повестку дня встали вопросы о послевоенном урегулировании. О полном разрыве между прежними союзниками и фактическом начале «холодной войны» впервые открыто объявил бывший премьер-министр Великобритании У. Черчилль. В своей речи в г. Фултоне (США) 5 марта 1946 г. он призвал создать англо-американский военный союз для борьбы с СССР и планами экспорта коммунизма в капиталистические страны. Советский Союз, в свою очередь, рассматривал успехи в борьбе с нацизмом и укрепление позиций на международной арене как предпосылку для формирования мировой социалистической системы. Жесткое противостояние держав-победительниц спровоцировало в 1947–1949 гг. образование в оккупированной Германии двух государств – Федеративной Республики Германии (ФРГ) и Германской Демократической Республики (ГДР). Раскол мира приобрел реальные черты.

В последующие годы западные страны во главе с США осуществили целый комплекс мероприятий в русле политики «с позиции силы» в отношении Советского Союза. В их числе прежде всего следует назвать принятие доктрины Трумэна (1947), провозгласившей «крестовый поход против коммунизма» в мировых масштабах, реализацию плана Маршалла (1948–1952) – программы инвестиционной помощи европейским странам, превратившейся в своеобразный тест на лояльность к американской политической линии, создание атлантического военно-политического блока НАТО (1949), а также аналогичных блоков в Азии (СЕАТО, СЕНТО, АНЗЮС). Влияние мирового антикоммунизма базировалось прежде всего на мощи США, вышедших из войны самой могущественной в экономическом и военно-политическом отношении державой. Американские руководители с первых дней после окончания Второй мировой войны предпринимали усилия по закреплению лидирующей роли США в мировом сообществе. Вплоть до 1949 г., когда СССР произвел испытание своей первой атомной бомбы, Америка являлась единственной обладательницей атомного оружия. Вашингтон занял господствующее положение в ряде международных организаций, таких, как Организация американских государств (ОАГ), Всемирный банк и Международный валютный фонд, Генеральное соглашение по тарифам и торговле (ГАТТ), Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) и др. Неоднократно, особенно в конце 40-х – 50-е гг. во время конфликтов на Корейском полуострове, Ближнем Востоке, в Конго, на Кипре, США удавалось использовать Генеральную Ассамблею ООН в своих имперских интересах. Поводом для этого служило их декларативное стремление «предотвратить прямое советское вмешательство». Именно в те годы известный газетный магнат Г. Льюс выступил с идеей о том, что окончание войны увеличит влияние США в такой степени, что наступит Pax Americana, т. е. американский век. Pax Americana стал символом американской политики на мировой арене во второй половине XX в.

Однако при всей своей военной и политической мощи США не стали и не могли стать единоличным лидером послевоенного мира. На международном уровне США приходилось считаться с существованием другой сверхдержавы – СССР, столь же решительно борющейся с любым посторонним вмешательством в зоне своего влияния. Таким образом, Pax Americana по меньшей мере разделял мировое пространство и глобальную власть с Pax Sovietica, т. е. советским веком.

Советский Союз вышел из войны могущественной военно-политической державой, претендующей, как и США, на роль сверхдержавы. Сыграв главную роль в разгроме гитлеровской Германии, Советский Союз добился усиления своего веса и влияния в мире. В результате послевоенного урегулирования целая группа стран Восточной Европы (Болгария, Чехословакия, Румыния, Венгрия, Польша, Албания и Югославия) и Азии (Китай, Вьетнам, КНДР и др.) оказалась в сфере непосредственного влияния СССР. Тем самым сложились предпосылки для образования мировой социалистической системы, к которой в начале 60-х гг. присоединилась также Куба. СССР и другие социалистические страны решительно поддержали национально-освободительное движение колониальных и зависимых стран и народов. В результате значительно возросли их роль и влияние в третьем мире, образовалась целая группа стран так называемой социалистической ориентации.

Завершив послевоенное восстановление разрушенной экономики, руководство Советского Союза все больше внимания уделяло укреплению своего военного могущества. Для преодоления ядерной монополии США СССР разработал и осуществил программу создания собственного ядерного оружия. В 1949 г. в Советском Союзе было проведено первое испытание атомной бомбы. В том же году европейские социалистические страны создали Совет Экономической Взаимопомощи (СЭВ), к которому позже присоединились Монголия, Куба и Вьетнам. Эта организация сыграла большую роль в оказании социалистическими странами друг другу экономической помощи, в координации планов экономического сотрудничества и осуществлении международного разделения труда. Для консолидации социалистического лагеря и блокирования военной угрозы НАТО важнейшее значение имело подписание в мае 1955 г. в Варшаве СССР и другими странами социалистического содружества Восточной Европы – Польшей, Чехословакией, Румынией, Болгарией, Венгрией, ГДР и Албанией (которая в 1968 г. односторонне денонсировала договор) – договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи. Варшавский военно-политический пакт, созданный на основе этого договора, сыграл большую роль в укреплении баланса сил в мировом масштабе.

Характер международных отношений в эпоху «холодной войны»

Итак, к началу 50-х гг. в идейно-политическом и военно-политическом отношении мировое пространство оказалось разделенным на два противоборствующих лагеря. Причем каждая из двух систем именно себя считала выразительницей и защитницей чаяний и интересов народов и, соответственно, обосновывала неизбежность своей победы и обреченности противостоящей стороны. Разработав идеологическое обоснование своих позиций, США объявили себя защитниками свободного мира, а СССР, в свою очередь, – оплотом мира, демократии и социализма.

«Холодная война» характеризовалась усилением недоверия между великими державами, форсированием гонки вооружений, созданием военных блоков, использованием силы или угрозы применения военной силы в международных отношениях, отказом от урегулирования спорных вопросов путем переговоров и т. д. Конфронтационность в отношениях друг с другом составляла как для СССР, так и для США основу глобальной внешнеполитической стратегии. Такая позиция держала в постоянном напряжении весь мир, который был разделен на сферы «жизненных интересов» двух сверхдержав. Сформировалась двухполюсная иерархическая структура мирового сообщества, в которой две сверхдержавы занимали вершину пирамиды, за ними шли великие державы – постоянные члены Совета Безопасности ООН, далее – страны, менее значимые с точки зрения веса и влияния в решении международных проблем.

В этой игре геополитических интересов конфликты в любом регионе земного шара рассматривались как составная часть глобальной борьбы двух сторон друг против друга. В глазах обеих сторон каждая из этих войн (или конфликтов) имела значимость не только и не столько с точки зрения решения той или иной конкретной проблемы, сколько с точки зрения выигрыша или проигрыша Востока или Запада. При этом любой выигрыш одной из сторон в каком-либо регионе планеты или отдельно взятой стране рассматривался как проигрыш другой стороны, и наоборот. Характерно, что главными движущими факторами поведения обеих сверхдержав и их блоков были именно взаимный страх и озабоченность собственной безопасностью. Соответственно, в центре внимания с обеих сторон стояло стремление к наращиванию военной мощи. Развитие международных отношений оказалось связано с ускоряющейся гонкой вооружений, требовавшей все большего напряжения сил ведущих стран мира и создававшей все большую опасность для судеб человечества.

Однако при всем подавляющем господстве двух враждующих блоков весь послевоенный мир не мог поместиться в прокрустово ложе двухполюсности. Более того, двухполюсность в чистом виде существовала лишь в течение сравнительно короткого периода. На протяжении всех послевоенных десятилетий, особенно с 60-х гг., ее постоянно нарушали многие факторы. Важнейшее значение с этой точки зрения имели развернувшиеся после Второй мировой войны процессы распада колониальных империй и образования множества новых независимых государств разной идеологической и политической ориентации. Фактически мир оказался разделенным на три разных мира: первый – капиталистический, второй – социалистический и третий – развивающийся, принципиально отличающихся друг от друга по степени экономического развития, образу жизни, мировоззренческим основам.

Страны третьего мира в системе международных отношений эпохи «холодной войны»

Вторая мировая война вызвала глубокие и неоднозначные изменения во внутреннем развитии стран Азии и Африки. Как и во время Первой мировой войны, народы этих стран вопреки их воле были вынуждены участвовать в противоборстве воюющих держав. Например, индийские дивизии сражались в Бирме, в Северной и Восточной Африке, обслуживая крупнейший плацдарм союзных сил на Ближнем Востоке. В ходе войны колониальные и зависимые страны понесли тяжелые потери. К примеру, за 8 лет войны с Японией потери Китая составили 18 млн погибших и раненых. Голод, поразивший в 1943 г. лишь одну из индийских провинций – Бенгалию, унес 4,5 млн жизней. За годы японской оккупации от истощения и непосильного труда умерло около 4 млн индонезийцев.

Вместе с тем Вторая мировая война способствовала дальнейшему развитию национального капитализма и росту национального самосознания народов соответствующих стран. Она в еще больших масштабах, чем Первая мировая война, стимулировала обострение противоречий между колониями и метрополиями и, соответственно, подъем национально-освободительного движения. Тяготы войны способствовали радикализации настроений широких масс. Большое влияние на общественное сознание оказал опыт участия населения колоний и зависимых стран в военных действиях. Участники войны получили военный, технический и организационный опыт, который оказался весьма полезен в национально-освободительной войне послевоенных лет.

В результате войны Япония, потерпев сокрушительное поражение, не только лишилась своих колоний, но и оказалась под американской оккупацией, временно утратив статус великой державы. Освободившись от японской оккупации, Корея добилась независимости, однако в результате военного конфликта 1950–1953 гг., в котором косвенно участвовали обе сверхдержавы, она была расколота на два враждебных государства – Корейскую Народно-Демократическую Республику на севере и Республику Корею на юге. Отстаивать свою независимость в длительной и кровопролитной войне с французскими и голландскими колонизаторами пришлось народам Индокитая и Индонезии.

Китай между двумя мировыми войнами проделал путь от полуколонии до признания за ним в 1945 г. статуса великой державы и постоянного члена Совета Безопасности ООН. Однако во второй половине 40-х гг. в этой стране разразилась гражданская война, завершившаяся образованием в 1949 г. Китайской Народной Республики. Другая великая азиатская страна – Индия – в конце Второй мировой войны все еще оставалась английской колонией, но напор освободительных устремлений народных масс был настолько велик, что уже в 1947 г. были созданы независимые государства – Индийский Союз и Пакистан.

Заметные трещины в фундаменте двухполюсного миропорядка появились уже в конце 50-х гг. с ухудшения и последующего разрыва советско-китайских отношений. Первоначально КНР всецело ориентировалась на Советский Союз и другие страны социалистического содружества. Однако в силу комплекса политических и идеологических разногласий, обнаружившихся к концу 50-х гг., руководство СССР и Китая постепенно скатывалось к откровенной конфронтации. Этот разрыв внес новый элемент в международные отношения. Руководство Китая во главе с Председателем ЦК Коммунистической партии Китая (КПК) Мао Цзэдуном, порвав с Советским Союзом, стало проводить курс, полностью независимый от Москвы. Постепенно оно стало рассматривать баланс сил между США и СССР как главный фактор, определяющий его внешнюю и оборонную политику.

Одним из важнейших этапов обретения независимости народами Индокитая стала агрессивная война США против Вьетнама, которая была развязана в 1964 г. В результате антиколониальной войны против Франции в 50-х гг. вьетнамские вооруженные отряды у Дьенбенфу нанесли сокрушительное поражение колонизаторам, но страна раскололась на две части. На севере образовалась Демократическая Республика Вьетнам (ДРВ). На юге при поддержке США была создана республика Южный Вьетнам.

Однако вскоре обнаружилась слабость сайгонского режима, который терпел одно за другим поражения от патриотических сил, выступавших за объединение страны. Пытаясь спасти режим, руководители США предприняли военную агрессию против вьетнамского народа. Война стоила США огромных людских и материальных ресурсов. Так, численность американских войск в этой стране была увеличена со 185 тыс. в 1965 г. до 543,4 тыс. человек в 1969 г. Всего за период войны США израсходовали 141 млрд долл., потеряли убитыми 56,5 тыс. и ранеными 303,6 тыс. солдат и офицеров. Однако они потерпели позорное поражение.

В январе 1972 г., осознав этот факт, администрация президента США Р. Никсона вынуждена была пойти на подписание соглашения о прекращении войны и восстановлении мира во Вьетнаме. Это, по сути, означало полную победу вьетнамского народа над агрессорами. Данное соглашение открыло путь к воссоединению страны. В апреле 1975 г. вооруженные силы Вьетнама и южновьетнамских патриотов овладели столицей Южного Вьетнама – Сайгоном. Это событие ознаменовало конец борьбы вьетнамского народа за национальную независимость и единство страны.

Одной из самых значимых проблем в международной системе послевоенного периода стал вопрос ближневосточного урегулирования. В центре конфликта, начавшегося на Ближнем Востоке сразу после окончания Второй мировой войны, стояло возникшее затруднение при создании независимого палестинского государства. Эту проблему предусматривалось разрешить путем организации двух независимых государств – еврейского и палестинского – на ранее подмандатных Британской империи территориях. Если еврейское государство в лице Израиля было создано в 1949 г., то палестинцам в таком праве было отказано. По существу, вся послевоенная история Ближнего Востока прошла под знаком борьбы палестинского народа за свою национально-государственную независимость. Отсутствие прогресса в решении этой проблемы привело к нескольким арабо-израильским войнам.

Значительные последствия имела война 1967 г., в результате которой Израиль захватил обширные территории как самой Палестины (Западный берег реки Иордан и сектор Газа), так и соседних – Сирии и Египта, выступивших на стороне палестинцев. Только в 90-е гг., благодаря мужественной борьбе палестинского народа под руководством Организации освобождения Палестины (ООП), руководство Израиля вынуждено было согласиться предоставить палестинцам автономию. Однако положение на Ближнем Востоке остается напряженным.

Ослабление биполярной мировой системы

Политическая активность стран третьего мира создавала мощный фактор трансформации всей системы международных отношений. Вместе с тем растущее многообразие мира создавало и новый комплекс сложных проблем – опасность не поддающихся контролю конфликтов. Война 1967 г. между Израилем и арабскими странами ослабила роль ООН на Ближнем Востоке. Последовавшие друг за другом кризисы в Доминиканской Республике, на Ближнем Востоке, в Чехословакии, войны во Вьетнаме и Йемене, гражданская война в Нигерии показали, что сдержанность государств в отношениях друг с другом весьма относительная вещь. В этой ситуации большое значение имело усиление влияния движения неприсоединения. Это международное объединение стран, которые провозгласили одним из главных принципов внешней политики неприсоединение к военно-политическим союзам великих держав. Первая конференция 25 неприсоединившихся стран на высшем уровне была созвана в начале сентября 1961 г. в Белграде по инициативе Югославии, Индии, Египта, Индонезии и Ганы. На протяжении последующих двух десятилетий состав и география движения постоянно расширялись. В результате к 1983 г. число его членов достигло 101. Объединив в своих рядах 2/3 стран мира, Движение неприсоединения стало важным фактором мировой политики, вносившим существенный вклад в укрепление мира и добрососедских отношений между государствами.

Немаловажные поправки в двухполюсную схему были также внесены постепенным превращением Японии в могущественную экономическую державу, Китая – в ядерную державу, а также восхождением ОПЕК – организации нефтедобывающих стран, которые поставили своей целью освободиться от экономического диктата индустриально развитых стран. Одновременно стала давать сбои мировая валютная система, что в конечном итоге привело в 1971 г. к отмене бреттон-вудской мировой финансовой системы и золотого стандарта, т. е. системы жесткой привязки курса американского доллара к стоимости золота. Потеря долларом прежнего качества международной расчетной валюты значительно ослабила позиции США на мировых финансовых рынках.

Двухполюсность мира подрывалась с возрождением национализма в развитых странах Запада. Генерал Ш. де Голль, лидер и создатель режима Пятой республики во Франции, провозгласил национальное величие Франции и обеспечение ее геополитической независимости основой французской внешнеполитической стратегии. Последовательная реализация этого курса привела к значительному ухудшению франко-американских отношений и выходу Франции в середине 60-х гг. из военной организации НАТО. В то же время влияние Франции в третьем мире чрезвычайно возросло.

Наконец, еще одним важным фактором, способствовавшим смягчению двухполюсности, можно назвать взаимное «истощение» СССР и США в непрекращающемся военном, экономическом, политическом и идеологическом противостоянии. Непрерывное наращивание военного потенциала сверхдержав вело к замедлению темпов их экономического роста, стагнации научно-технического прогресса в гражданских областях и т. д. Одновременно имела место тенденция к возрастанию удельного веса экономического и военного потенциала, а также международного политического авторитета союзников СССР и США, ряда «нейтральных» стран. В итоге, учитывая реальность достигнутого к 70-м гг. ядерно-стратегического паритета, сверхдержавы вынуждены были отказаться от тотального противоборства и строить отношения, в которых элементы соперничества органически сочетались с элементами сотрудничества, особенно в сфере обеспечения военной безопасности. И хотя основополагающие вопросы мировой политики продолжали решаться в рамках двухполюсного миропорядка, все большее развитие получили интеграционные процессы, консолидирующие мировое сообщество.

§ 2. Центростремительные тенденции в мировой политике

Интеграционные процессы

Для второй половины XX в. была характерна тенденция к росту экономической и политической интеграции. Она проявлялась прежде всего в образовании множества международных межгосударственных и неправительственных организаций. Если до Второй мировой войны в мире их насчитывалось несколько десятков, то в настоящее время число организаций первого типа составляет уже несколько сотен, а второго – около 2,5 тыс. В течение непродолжительного периода после окончания Второй мировой войны были созданы ООН, НАТО, ГАТТ, МВФ, Мировой банк, заложены основы Европейского союза и ОЭСР, ныне прекратившие существование СЭВ и Варшавский пакт.

Важную роль в современном мире играют группы государств, всемирные и региональные организации, Европейский союз (ЕС), Организация американских государств (ОАГ), Организация стран-экспортеров нефти (ОПЕК), Организация африканского единства (ОАЕ), Организация «Исламская конференция» (ОИК) и др. Начался процесс формирования Североамериканской зоны свободной торговли (НАФТА), включающей США, Канаду, Мексику. В 1989 г. организован Азиатско-Тихоокеанский экономический совет (АПЕК). Успешно действуют Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), Азиатский банк развития (АзБР) и другие союзы и объединения.

Число таких организаций постоянно растет, функции существующих организаций расширяются. Все большие масштабы приобретает транснациональное сотрудничество политических партий разных стран. Руководители партий сходной идеологической ориентации предпринимают усилия по их консолидации и координации на международном уровне, придания партиям наднационального характера. Об этом свидетельствует, например, то, что еще в 1961 г. был основан Всемирный христианско-демократический союз, в состав которого вошли центристские партии разных стран. В 1983 г. создан Международный демократический союз, объединяющий консервативные партии Западной Европы, республиканскую партию США, либерально-демократическую партию Японии, а также австралийских консерваторов.

Важным фактором современной мировой политики стали также ежегодные совещания так называемой «Большой семерки» – глав семи наиболее индустриально-развитых стран – США, ФРГ, Франции, Великобритании, Японии, Италии и Канады – по важнейшим экономическим и внешнеполитическим вопросам. Главное внимание на совещаниях «семерки», как правило, уделяется решению таких вопросов, как обеспечение экономического роста, сглаживание несбалансированности внешнеэкономических связей, инфляции, безработицы и т. д. Немаловажное значение имеют также военно-стратегические и внешнеполитические вопросы и т. д.

Наиболее успешно интеграционные процессы шли в Европе. Уже в марте 1948 г. был заключен так называемый Брюссельский пакт Франции, Великобритании, Бельгии, Нидерландов и Люксембурга («Западный союз») – договор о сотрудничестве в военной, экономической, политической и культурной сферах. В мае того же года прошел Гаагский конгресс движений за объединение Европы. В 1949 г. произошло образование Европейского совета, призванного способствовать защите прав человека, парламентской демократии и главенства закона на Европейском континенте, развитию договорных отношений между странами Европы, содействовать становлению «общеевропейского сознания». Впоследствии Великобритания на длительное время отдалилась от процесса европейской интеграции, но в него активно включилась ФРГ. Политическая направленность западноевропейской интеграции сменилась приоритетом экономических связей. В апреле 1951 г. по инициативе французского министра иностранных дел Шумана было создано Европейское объединение угля и стали (ЕОУС), объединившее Францию, ФРГ, Италию и страны Бенилюкса. ЕОУС сформировало общий рынок сырья и продукции этой стратегической отрасли. В рамках этой организации произошла апробация наднационального механизма управления. В 1957 г. «шестерка» заключила Римские соглашения о создании на базе ЕОУС Европейского экономического сообщества, ориентированного на интеграцию всей экономической системы стран-участниц. В рамках ЕЭС сформировались наднациональные институты – Совет (на уровне министров – как высший орган по координации с правом вето любого участника), Комиссия (основной исполнительный орган), Ассамблея (консультативный орган, формируемый на представительной основе и названный впоследствии Европарламентом), Суд (высший арбитражный орган).

Первоначально в рамках ЕЭС полностью сохранялся политический суверенитет стран-участниц, а главным направлением интеграции стало постепенное снятие таможенных пошлин, унификация финансового законодательства, проведение единой аграрной политики. Эти задачи в целом были выполнены к 1968 г. С конца 60-х гг. начинается второй этап западноевропейского интеграционного процесса. По инициативе французского президента Ж. Помпиду Гаагское совещание лидеров «шестерки» выдвинуло в 1969 г. программу «завершения, углубления и расширения» интеграции. В рамках этого решения в 1972 г. было осуществлено расширение ЕЭС. В состав этого сообщества вошли Великобритания, Ирландия, Дания. Впоследствии в ЕЭС вошли Испания, Португалия, Греция. С 1 января 1995 г. к ним присоединились Австрия, Швеция и Финляндия.

С начала 70-х гг. разрабатывались и программы создания валютного союза, тесной политической интеграции стран ЕЭС. Экономический кризис 1974 г. и последовавшая за ним глубокая трансформация всего экономического и технологического механизма стран Запада заставили отказаться от форсирования интеграции. Тем не менее в 70-х гг. удалось добиться укрепления основ сельскохозяйственной политики ЕЭС (программа «Зеленая Европа»), ввести единую европейскую расчетную единицу – ЭКЮ и практику координации колебания курсов национальных валют («валютная змея»). На рубеже 70–80-х гг. значительно расширилось технологическое сотрудничество стран ЕЭС. Реализация программ ФАСТ (в области прогнозирования технического развития), ЭСПРИТ (в области информационных систем), «Эврика» (по комплексной интеграции технологического развития основных отраслей экономики) позволила превратить Западную Европу в один из ведущих мировых центров инновационного развития экономики.

В сфере политической интеграции с конца 70-х гг. также произошли важные изменения. Значительно выросла роль Совета ЕЭС, участие в работе которого чаще стали принимать главы правительств и государств сообщества. С 1978 г. начали проводиться прямые выборы в Европарламент, повысившие статус и этого наднационального института. Эти меры позволили перейти в первой половине 80-х гг. к разработке планов принципиально нового этапа интеграции – создания Европейского союза. Сложность и неоднозначность последствий предстоявшей масштабной перестройки сообщества потребовала большой предварительной работы. Лишь в соответствии с Маастрихтским договором 1992 г. Европейский союз стал реальностью.

Основная цель Маастрихтских соглашений – создание единого экономического, социального, правового, информационного и культурного пространства. Уже с 1 января 1993 г. 350 млн европейцев, проживающих на территории стран ЕС, получили право свободного передвижения. Сформировался единый рынок капиталов, товаров и услуг. Правительства приступили к поэтапной унификации законодательства. Было запланировано полное объединение в будущем валютных систем, создание единого института гражданства Евросоюза, проведение мер по укреплению системы безопасности и дальнейшему военно-политическому сближению европейских стран. Маастрихт определил магистральное направление в развитии европейского общества на последующие годы.

Деятельность Организации Объединенных Наций

Для расширения и укрепления международного сотрудничества большую роль сыграла ООН, ставшая одним из центральных элементов созданной после Второй мировой войны международной системы. Уже в разгар войны возник вопрос о создании международной организации, которая заменила бы Лигу Наций и занималась бы обеспечением мира и международной безопасности в послевоенный период. Этот вопрос получил окончательное решение на конференции в Сан-Франциско, состоявшейся в апреле 1945 г. На ней было принято решение о создании Организации Объединенных Наций (ООН) и ее Устав.

На протяжении всего послевоенного периода создавались все новые специализированные подразделения, которые довольно успешно действовали в различных сферах международной жизни. В 1948 г. была создана специальная организация ООН – ЮНЕСКО, занимающаяся проблемами развития культуры и науки. В 1972 г. создана еще одна специальная организация ООН – ЮНЕП, в задачу которой входит разработка и осуществление мер по сохранению среды обитания.

Важную роль играют международные организации в решении проблем сырья и энергетики. Среди них особое место занимает Международное агентство ООН по атомной энергии (МАГАТЭ), призванное предотвратить распространение ядерного оружия и сохранить развитие атомной энергии в мирных целях.

Благодаря усилиям ООН одним из основополагающих аспектов международной политики в современном мире стала защита прав человека. Разумеется, сама концепция защиты прав человека отнюдь не нова. В той или иной форме ее реализации добивались многие социальные и политические движения и организации на протяжении всего XX столетия. Эта борьба нашла свое логическое воплощение во «Всеобщей декларации прав человека», принятой Генеральной Ассамблеей ООН в 1948 г. Но все же в силу комплекса причин эпицентром политической борьбы проблема прав человека стала в последние десятилетия XX в. Значительное внимание ООН уделяет решению экономических проблем развивающихся стран. В 1974 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла Декларацию и Программу действий по установлению нового международного экономического порядка.

Особенно велика была роль ООН в разрешении и улаживании ряда межгосударственных конфликтов. С 1948 по 1991 г. было проведено 23 операции ООН по поддержанию мира. У генерального секретаря ООН в распоряжении танки, грузовики, спутниковая связь, т. е. такие силы и средства, которым позавидовали бы многие главы государств. Сегодня службы ООН способны развернуть в любом уголке земного шара лагерь в 50 тыс. палаток или накормить 1 млн беженцев. Ее продовольственная программа в состоянии поддержать жизнь населения целых стран.

Однако продовольственная помощь слаборазвитым странам в рамках ООН неизмеримо мала по сравнению с объемами и масштабами проблем, которые эта международная организация должна решать. Одной из главных причин, ограничивающих деятельность ООН в этой сфере, являются финансовые трудности.

В 90-е гг. усиление миротворческой роли ООН особенно отчетливо проявилось при урегулировании конфликтов в Персидском заливе и Намибии. В 1990 г. Совет Безопасности ООН санкционировал применение многонациональных сил против Ирака, который напал на Кувейт. Намибийский конфликт был разрешен с минимальными осложнениями путем привлечения в процесс переговоров всех конфликтующих сторон. ООН успешно справилась со взятой на себя ответственностью за управление страной в переходный период, сохранение мирной обстановки на всей ее территории, контролем за проведением свободных выборов и выводом иностранных войск из Намибии и Анголы.

Но вместе с тем в Либерии, Сомали, Руанде и других конфликтных зонах ООН продемонстрировала свое бессилие. ООН, как правило, может более или менее эффективно действовать, когда руководство берут на себя великие державы. Но если между ними нет согласия, всякое мероприятие, как правило, кончается неудачей. Нередко крупные военные акции, санкционированные ООН, осуществлялись не под ее командой, а под командой Соединенных Штатов: в Корее (1950–1953), Ираке (1990–1991), Сомали (1992–1993), Югославии (1999).

Конец «холодной войны»

Вторая половина 80-х – начало 90-х гг. ознаменовались распадом социалистического лагеря и СССР, что, в свою очередь, привело к окончанию «холодной войны» и двухполюсного миропорядка. Невозможно отрицать, что США и Запад в целом вышли победителями в историческом соревновании с СССР. Но вместе с тем было бы не совсем корректно рассуждать о том, что СССР сдался на милость своего противника в результате его военного устрашения. Запад не столько одержал победу, сколько она пришла к нему вследствие того, что Советский Союз, по сути дела, совершил самоубийство.

По удачному выражению корреспондента французской газеты «Монд», падение Берлинской стены – это «заочная победа капитализма над коммунизмом». Именно заочная, поскольку неизвестно, сколько еще потребовалось бы сил и ресурсов, если бы руководители самого Советского Союза, встав на путь реформирования, не подписали ему смертный приговор. «Холодная война» пришла к своему естественному концу в условиях, когда устарели породившие ее факторы, радикально изменилась геополитическая ситуация в мире.

«Заслугу» в развязывании «холодной войны» разделяли США и СССР. Обе стороны внесли свой вклад и в завершение «холодной войны». Ее окончание превратилось в некотором роде в кульминационный момент тех тенденций в их взаимоотношениях, которые наметились уже с начала 60-х гг. К тому времени со всей очевидностью выявились и те сдвиги в расстановке сил и влияния государств на международной арене, которые неуклонно накапливались в течение 70–80-х гг., в эпоху глубокой трансформации всей экономической и технологической базы общества.

Как и всякая другая историческая эпоха, ядерно-космический век имеет специфические для него закономерности. Их суть состоит в том, что соревнование и противоборство стран и народов сочетаются с объективной тенденцией их растущей взаимозависимости. Научно-технический прогресс привел к качественному изменению самих географических факторов жизни большинства стран и народов планеты. Он внес существенные поправки в традиционное понимание национально-государственной безопасности. Появление наступательных ядерных вооружений и средств их доставки в любую точку земного шара, по сути дела, ликвидировало фактор неуязвимости той или иной страны в силу ее географической удаленности или изолированности горными массивами, акваторией или иными физическими преградами.

Атлантический и Тихий океаны перестали играть роль своеобразных гигантских естественных рвов, ограждающих США, да и все Западное полушарие от опасностей военного вторжения со стороны стран Старого света. Тем самым они утратили геополитическую неуязвимость, которая была характерна для них в прежнюю эпоху. Линия фронта в традиционном понимании потеряла свою значимость. Например, если во время Первой и Второй мировой войн для американцев, непосредственно не вовлеченных в военные действия, она проходила где-то в далекой Европе и Азии, то теперь, уже в первые часы или даже минуты после возможного начала войны, обширные внутренние районы Американского континента могут оказаться объектом поражения ядерными боеголовками.

Ракетно-ядерное оружие как бы выравнивает силу владеющих им государств, независимо от их удаленности друг от друга, географического положения, численности населения, климатических особенностей и т. д. В современном мире воздушное пространство и космос с военно-политической точки зрения играют не меньшую, если не большую роль, чем суша и море. Кардинально изменяется соотношение между центром и периферией, внутренними районами и побережьем, морскими и континентальными народами или странами. Появляются новые транснациональные формы экономического, технологического, информационного контроля. Сила проникновения современных технологий такова, что они делают несостоятельными почти любые барьеры, заграждения, стены, занавесы, границы.

Основополагающие экономические, национальные или иные интересы всех без исключения народов оказались вплетенными в единый узел с общечеловеческими интересами. Страны и народы уже не могут жить и развиваться без многообразных взаимосвязей, которые пронизывают экономическую, общественно-политическую, культурную сферы. Скажем, такие «традиционные» болезни, как холера, тиф и даже чума, при принятии соответствующих мер можно было локализовать национально-государственными границами, а «чуму XX века» СПИД – нельзя. Радиация, убивающая незаметно, не знает национально-государственных границ или иных преград. Эти и другие феномены настоятельно требовали осознания сущностного единства человечества.

Однако характер взаимоотношений между государствами во многом зависит от того, как они видят и воспринимают друг друга. От этого зависят обострение или ослабление международной напряженности, успех или неуспех переговоров об ограничении гонки вооружений и предотвращения войны. В значительной степени гонка вооружений, характерная для послевоенного периода, была обусловлена политическими и идеологическими конфликтами и противоречиями, питающими недоверие и неприязнь народов друг к другу.

Поэтому важнейшим условием преодоления военно-политического противоборства и гонки вооружений, перевода отношений между Востоком и Западом на рельсы конструктивного диалога и сотрудничества стало культивирование взаимного доверия между двумя сторонами, демонтаж образа врага, замена языка угроз конфронтации и конфликтов языком компромисса и диалога.

В течение всей истории человечества военно-политическая стратегия того или иного государства строилась на идее, согласно которой уровень безопасности государства, его авторитет и влияние прямо пропорциональны количеству и качеству вооружений, которыми оно располагает. Более того, существовала тенденция к героизации и обожествлению войны. Ядерное оружие, особенно в условиях военно-стратегического паритета, эти постулаты перечеркнуло. Войны – результат политических решений для достижения политических целей с помощью вооруженной силы. Раньше на войну смотрели как на вполне рациональное средство политики. Как считал знаменитый прусский военный теоретик XIX в. Клаузевиц, война есть продолжение политики другими средствами. Ракетно-ядерное оружие в определенной степени разорвало связь между политикой и войной, поскольку разумная политика, призванная реализовать на международной арене национальные интересы, не может допустить применения ядерного оружия, способного уничтожить все человечество.

В период «холодной войны» ядерное оружие, выполняя роль эффективного инструмента взаимного сдерживания двух сверхдержав, продемонстрировало ограниченность своих возможностей. Так, сразу после Второй мировой войны, обладая монополией на атомное оружие, США не сумели вынудить Советский Союз изменить его политическую стратегию, в том числе и в сфере внешней политики. Более того, в 1945–1949 гг. наблюдалось беспрецедентное расширение влияния СССР и Китая, а США со своей атомной бомбой не смогли помешать этому. Ядерное оружие оказалось не способно внести какие бы то ни было серьезные коррективы в ход и результаты корейской и вьетнамской войн.

В конце 50-х – начале 60-х гг. Франция вынуждена была уйти из Алжира несмотря на то, что к тому времени она уже обладала ядерным оружием. То же самое произошло с США во Вьетнаме. В 1982 г. Аргентина начала войну против Великобритании, игнорируя тот факт, что эта страна обладает ядерным оружием. В афганской войне Советский Союз вел себя так, будто он вообще ничего не знает о ядерном оружии. Оно также не стало гарантией от распада Варшавского пакта и самого Советского Союза.

Все это объясняется утверждением своеобразного ядерного табу в отношениях между двумя сверхдержавами и военно-политическими блоками. Уже в 1961 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию о запрещении применения ядерного оружия на том основании, что оно чревато неоправданными жертвами среди мирного населения и тем самым противоречит международному праву и общепринятым нормам человечности. Постепенно зрело осознание руководителями как западного, так и восточного блоков возможности и необходимости избежать ядерной войны. Не кто иной, как известный своими воинственными заявлениями президент США Р. Рейган, в своем ежегодном послании конгрессу «О положении страны» 25 января 1984 г. заявил, что «войну нельзя выиграть и она никогда не должна быть развязана».

Что касается Советского Союза, то он с самого начала ядерного века, во всяком случае в своих официальных декларациях, выступал за полное его запрещение. Ведь еще Н. С. Хрущев, который предупреждал капиталистов, что «мы вас похороним», был однозначно и категорически против применения ядерного оружия. Он, в частности, заявлял, что, если ядерная война будет развязана, «живые станут завидовать мертвым».

Иначе говоря, стало очевидно, что с созданием ядерного оружия речь уже идет не просто о совершенствовании средств ведения войны, не просто об увеличении военной мощи, а о качественно новом факторе, коренным образом меняющем принципы и нормы военного искусства, факторе, способном сделать реальностью легенду об апокалиптическом конце человечества. Поэтому ни один здравомыслящий политический деятель не может вынашивать замыслы, ради которых можно было бы рисковать самим существованием человечества. В этом контексте соперничающие державы являются одновременно партнерами по выживанию, по спасению жизни на земле, а мирное сосуществование, не означая всеобщей и полной гармонии, диктуется императивами выживания человечества.

Это не означает, что ядерное оружие вообще не пригодно для решения политических проблем. Сохраняется его политическая значимость как очевидного показателя мощи государства. Оно не отменяет сам принцип использования или угрозы использования силы для достижения политических целей. Но ядерное оружие сузило цели, для достижения которых может быть использована стратегическая мощь. Это прежде всего сдерживание угрозы противника жизненным интересам страны. Отчасти в силу того, что стратегическое ядерное оружие служит именно этой и никакой иной цели, мир воцарился в центре международной политики в течение пяти послевоенных десятилетий, в то время как войны часто бушевали на периферии. По-видимому, ракетный кризис, разразившийся осенью 1962 г. между СССР и США, можно считать поворотным пунктом в истории современного мира. Он способствовал осознанию обеими противоборствующими сторонами возможных катастрофических последствий применения ядерного оружия и необходимости предотвращения всемирной катастрофы. Поэтому со значительной долей уверенности можно сказать, что именно этот кризис положил начало тем процессам, которые стали известны под названием разрядки международной напряженности.

Вехой в ходе развития событий в этом направлении стало подписание в августе 1963 г. СССР, США и Великобританией Договора о запрещении ядерных испытаний в трех сферах – в атмосфере, космическом пространстве и под водой. В 1968 г. был подписан Договор о нераспространении ядерных вооружений. К числу 62 государств, первоначально поставивших свои подписи под текстом договора, в дальнейшем присоединились еще несколько десятков стран.

Возникла идея создания безъядерных зон, призванных уменьшить возможности возникновения ядерного конфликта и укрепления безопасности входящих в него стран. Одна из важнейших целей создания безъядерных зон состоит в содействии реализации целей Договора о нераспространении ядерного оружия 1968 г. Такие зоны предусматривают полное и безусловное запрещение ядерного оружия на ее территории. Ядерные государства берут на себя обязательства не передавать странам-участницам зоны ядерного оружия, не помогать им в обзаведении таким оружием и не применять его против этих стран.

Еще до заключения данного договора, в 1959 г., район Антарктики был исключен из сферы распространения ядерного оружия и, по сути дела, стал безъядерной зоной. В соответствии с Договором о запрещении ядерного оружия в Латинской Америке (договор Тлателолко) и I и II протоколами к нему 1967 г. Латинская Америка была объявлена безъядерной зоной.

В конце 60-х гг. начались советско-американские переговоры об ограничении стратегических вооружений, а затем и советско-западно-германские переговоры о нормализации отношений между двумя государствами. С позиции укрепления международной безопасности в Европе и во всем мире большое значение имели сближение мнений СССР и ФРГ. Это нашло практическое воплощение в заключении между двумя странами в 1970 г. межгосударственного договора, согласно которому Западная Германия отказывалась от реваншистских притязаний на изменение послевоенных границ в Европе. В результате этих изменений стало возможным заключение в 1971 г. четырехстороннего соглашения между СССР, США, Великобританией и Францией по Берлину, а также договоров между ФРГ и ГДР. Особо важное значение имело заключение между Советским Союзом и Соединенными Штатами договора о противоракетной обороне в 1972 г. За ним последовали договоры об ограничении стратегических наступательных вооружений, которые привели к разрядке напряженности в отношениях между двумя странами.

Рубежным событием в процессе укрепления международной безопасности стало Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе, которое состоялось 30 июля – 1 августа 1975 г. в Хельсинки. В его работе участвовали 35 государств (33 европейских, США и Канада). Заключительный акт, принятый Совещанием, провозгласил нерушимость послевоенных границ в Европе, мирное урегулирование спорных вопросов, уважение основных прав и свобод человека и другие принципы.

Кардинальные изменения в системе международных отношений произошли со сменой руководства в СССР в 1985 г. Кульминационным пунктом этой трансформации стала встреча М. С. Горбачева и Дж. Буша на Мальте в 1989 г., на которой де-факто был зафиксирован окончательный конец «холодной войны». Далее события развивались буквально с калейдоскопической быстротой: до конца 1991 г. пала Берлинская стена – этот зримый символ «железного занавеса», разделившего мир на два враждебных лагеря, распались Варшавский пакт, социалистическое содружество, СЭВ, перестал существовать сам Советский Союз, в результате так называемых «бархатных революций» восточноевропейские страны покончили с коммунистическими режимами, объединилась Германия, распалась Югославия и т. д.

§ 3. Контуры многополярного мира

Означает ли конец двухполюсности установление единополярного мира во главе с США?

Конец «холодной войны» поставил на повестку дня вопрос о новой конфигурации геополитических сил, призванной заменить биполярную структуру мирового порядка. Поскольку с международно-политической авансцены исчезла одна из двух сверхдержав, то напрашивается вывод о формировании единополярного мирового порядка во главе с другой сверхдержавой – США. Однако нельзя забывать, что в результате происшедших изменений существенно меняются геополитические позиции не только России, но и США. Привычные мерки периода «холодной войны» не подходят к новым условиям. Каждому государству в том числе России и США, также пришлось искать место и роль, соответствующие их новому положению в мировом геополитическом пространстве.

Часть правящих кругов Запада в целом осознают тот факт, что в новых условиях США уже не способны, да им это и не нужно, играть роль единственной сверхдержавы, призванной единолично определять положение вещей в мире. Но для другой части признание этого факта оказалось сопряженным с большими трудностями. Представители этой части политической элиты предпринимают большие усилия по сохранению за США роли единоличного лидера мирового сообщества. В качестве одного из важнейших инструментов реализации подобных устремлений американские руководители избрали НАТО.

НАТО была создана прежде всего как военно-политический союз, образующий один из двух полюсов биполярного мира. С окончанием «холодной войны» и распадом Советского Союза исчезли главные причины создания НАТО. Однако руководители западных стран, прежде всего США, реализуют планы дальнейшего расширения и укрепления этого военно-политического блока, возрастания его роли в обеспечении международной безопасности.

Притязания США на лидирующую роль в мире, увеличение сферы их прямого военно-политического влияния за счет расширения НАТО, жесткая позиция американского руководства в отношениях с международными организациями вызывают большую тревогу правительств тех стран, которые выступают за сбалансированное развитие системы мировой политики и рассматривают подобную позицию как наследие «холодной войны». Однако большое значение «американского фактора» в современной политике определяется еще одним важным обстоятельством. Для многих поколений людей во всех уголках земного шара Америка служила в качестве притягательного маяка, указывающего путь к освобождению от материальных тягот и политической несвободы. Быстрые успехи в освоении громадного Северо-американского континента, стремительное развитие передовой индустрии и сельского хозяйства, невиданное в истории повышение материального благосостояния большинства населения способствовали формированию убеждения в особой ее судьбе, отличной от судеб других стран и народов. Сама мысль о том, что Америка рано или поздно может разделить судьбу прежних великих держав и стать равной среди других наций, для нее была неприемлема.

Как и любая другая идея, американская идея также имеет свои периоды восхождения и апогея (или звездного часа), после прохождения которых она не может не клониться к закату. Таким звездным часом для нее стал период «холодной войны». Поэтому Вашингтону весьма трудно учиться на уроках истории и делать соответствующие выводы, и раздаются голоса, требующие предпринять срочные меры для закрепления за США лидирующих позиций и статуса единственной сверхдержавы в неком единополярном мире. Идеологическую базу под эту позицию подвел известный политолог С. Хантингтон, который писал: «Двадцатый век был американским веком. Двадцать первый век тоже будет американским веком».

Разумеется, для такого соблазна у американцев есть на первый взгляд веские и достаточные основания материального, идеологического, психологического и геополитического характера. Бывший главный противник в лице СССР потерпел крах и пребывает на пепелище истории, а сама Америка, казалось бы, достигла пика своего могущества. Она является самой мощной экономической и военно-политической державой мира, таковой она останется и в обозримом будущем. Однако анализ реального положения показывает, что в современных условиях одна держава, какой бы мощной она ни была, в отдельности не способна руководить сложным, многообразным и наполненным проблемами миром. Существует множество фактов, свидетельствующих о том, что в последние десятилетия уменьшаются возможности США единолично контролировать события в мире. Более того, можно говорить о фактическом исчезновении самого феномена сверхдержавности в традиционном его понимании.

Предпосылки многополярного миропорядка

В сложившихся реальностях альтернативой двухполюсного миропорядка не может стать и предлагаемая некоторыми государственными деятелями и теоретиками треугольная конфигурация геополитических сил, опирающаяся на три центра силы – США, Западную Европу и Японию. Экономические или иные противоречия и конфликты между этими центрами индустриального мира нельзя назвать новым явлением. Но с окончанием «холодной войны» они приобретают новое измерение и новое качество. Это вытекает из самой природы формирующегося многополюсного миропорядка. Намечается тенденция к переходу от традиционной для периода «холодной войны» иерархической структуры государств, группировавшихся вокруг двух полюсов в лице США и СССР, к качественно новой конфигурации. В чем же ее суть?

Произошли качественные изменения в отношениях США с их союзниками. Последние постепенно освобождаются от комплекса «младшего брата» по отношению к Америке, которая на протяжении всего послевоенного периода выступала гарантом от действительной, а порой и воображаемой советской угрозы. В момент, когда идеологический и межсистемный конфликт между Востоком и Западом исчерпал себя, во многом ослабла значимость военно-силового и военно-политического факторов определения реального веса и влияния того или иного государства.

Главными показателями мощи, потенциала и величия государства становятся скорее экономические, научные и технологические, нежели военные возможности. Показательно, что в этих сферах Соединенные Штаты нередко проигрывают состязание с наиболее динамично развивающимися индустриальными странами-членами ЕЭС и Японией. Американской идее все в большей степени бросают вызов европейская идея, которая ныне как бы переживает второе рождение, японская и китайская модели, модель новых индустриальных стран («маленькие драконы» Юго-Восточной Азии) и др.

Основой для усиления роли Европы в мировой политике стали успехи интеграционного процесса в этом регионе, а также уверенное наращивание общего экономического и научно-технологического потенциала. Если в 70-е гг., в интеллектуальных кругах Запада был весьма популярен тезис об упадке и закате Европы, американском вызове и т. д., то уже в 1990 г. Европейское сообщество с населением 344,6 млн человек произвело товаров и услуг на 5,53 трлн долл., т. е. больше, чем США (5,47 трлн долл.). С начала 80-х гг. все увереннее стали говорить о возрождении Европы как особой геополитической и духовной силы, о новой европейской идентичности – общем самосознании европейских народов, о новом европейском динамизме. Это дало основание начать пересмотр прежних отношений с США, перейти от взаимосвязей между «старшим» и «младшими братьями» к отношениям равновеликих партнеров.

Такая «европеизация» политики европейских стран, их стремление к приобретению большей самостоятельности стала очевидной уже с начала 80-х гг., когда наметилось некоторое противостояние стран Европы жесткому курсу американцев в отношении Советского Союза, попытки расширения собственного диалога с ним. С окончанием «холодной войны» эта тенденция усилилась. Европейцы все откровеннее высказывают желание выйти из-под единоначалия Вашингтона. Они выражают готовность нести большую нагрузку и ответственность при урегулировании конфликтов и, соответственно, увеличить свою роль в НАТО и на международной арене. Все более растущая роль в данном контексте отводится Западноевропейскому союзу (ЗЕС), являющемуся военно-политическим альянсом стран Западной Европы. Разрабатываются планы создания автономной командной структуры ЗЕС. При таком развитии событий НАТО может стать не единственной, а одной из двух опор европейской безопасности.

Распад СССР и изменение политической карты Европейского континента привели к превращению Европейского союза в центр тяготения для постсоциалистических стран. Страны Центральной и Восточной Европы в буквальном смысле слова воссоединились с Европой. Сами понятия «Восточная Европа» и «Центральная Европа» снова приобрели свое первоначальное политико-географическое и геополитическое значение. Для народов, переживших крах тоталитарной системы, «единая Европа» стала «градом на холме», на роль которого в течение многих поколений единолично претендовали Соединенные Штаты.

Помимо европейского центра, огромное влияние на судьбы современного мира оказывает Азиатско-Тихоокеанский регион. Еще в конце XIX в. тогдашний государственный секретарь США Дж. Хей сформулировал тезис: «Средиземное море – океан прошлого, Атлантический океан – океан настоящего, Тихий океан – океан будущего».

Восходящая Азия (главным образом Восточная) охватывает громадный треугольник, простирающийся от российского Дальнего Востока и Кореи на северо-востоке до Австралии на юге и Пакистана на западе. В этом треугольнике проживает примерно половина населения планеты и находятся многие страны – Япония, Китай, Австралия, Новая Зеландия, Тайвань, Южная Корея, Гонконг, Сингапур и др., для которых характерны наиболее быстрые темпы развития экономики на протяжении всего XX в. Если в 1960 г. суммарный валовый национальный продукт стран данного региона, за исключением Соединенных Штатов, составлял 7,8 % от мирового ВНП, то к 1982 г. он удвоился, составив 16,4 %. К 2000 г. эта цифра достигла 20 % мирового ВНП, что равняется доле США или Европы. Таким образом, Азиатско-Тихоокеанский регион реально превращается в один из главных центров мировой экономической мощи.

В Азиатско-Тихоокеанском регионе интенсивно разворачивается процесс интеграции. Созданы такие влиятельные организации, как АРЕС – Межправительственная конференция по азиатско-тихоокеанскому экономическому сотрудничеству (форум, организованный в 1989 г. странами Азии и Северной Америки); РЕСС – Тихоокеанский совет экономического сотрудничества; РВЕС – Экономический совет бассейна Тихого океана, АТЭС (Азиатско-Тихоокеанский экономический совет) и др. Все более растущие вес и влияние приобретает Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) – субрегиональная политико-экономическая организация, созданная в 1967 г. В ее состав первоначально входили Индонезия, Малайзия, Сингапур, Таиланд, Филиппины и Бруней. Главными целями этой организации провозглашены развитие экономического, социального, культурного и других видов сотрудничества стран-членов, содействие установлению мира и стабильности в Юго-Восточной Азии. Она сыграла немаловажную роль в социальном и экономическом развитии этих стран, способствовала возрастанию их политического влияния в регионе. В последнее время наметилась тенденция к активизации АСЕАН.

Все отчетливее прослеживается тенденция к оздоровлению политического климата в этом регионе. Имеет место улучшение российско-китайских и китайско-индийских, китайско-вьетнамских отношений, все активнее развертывается диалог между корейскими государствами. Наметилась тенденция к сближению стран АСЕАН с Вьетнамом.

В Азиатско-Тихоокеанском регионе конец «холодной войны» и распад Советского Союза совпали с усилением веса, влияния и роли Японии и Китая, а также восхождением целого ряда новых индустриальных стран, способных оказывать заметное влияние на политическую ситуацию в регионе. К окончанию «холодной войны» Япония превратилась в экономическую супердержаву, превосходящую любую европейскую страну и способную на равных соперничать в сфере экономики с США. Показательно, что ее заграничные капиталы вскоре превысят отметку в 1 трлн долл., т. е. значительно превосходят аналогичные показатели США.

Вслед за Японией на авансцену выступили новые индустриальные страны, которые претендуют на место на мировых рынках и уже добились впечатляющих успехов. Впечатляющие результаты имеют экономические реформы в Китае, которые заставили говорить об этой стране как о серьезной экономической и политической силе. Китай обладает огромными людскими, природными и экономическими ресурсами, а также технологическим и военно-стратегическим потенциалом, чтобы стать самостоятельным центром силы, способным притянуть к себе целый ряд родственных стран и народов Восточной и Юго-Восточной Азии. В этом качестве Китай уже играет важную роль в формировании облика и контуров всего Азиатско-Тихоокеанского региона.

Идет довольно интенсивный процесс образования так называемого «Большого Китая», включающего собственно Китай, Гонконг, Макао, Тайвань, Сингапур. Их совместный экспортный потенциал превышает японский. Согласно прогнозу Мирового банка, в 2002 г. частный импорт Китая вместе с Гонконгом и Тайванем составит 639 млрд долл. против 521 млрд долл. Японии. Предполагается, что в том же году ВНП Китая с Гонконгом и Тайванем достигнет цифры 9,8 трлн долл. по сравнению с 9,7 трлн долл. ВНП США.

Ощутимого прогресса добился Китай также в военной сфере. Вполне вероятно, что Китай в ближайшей перспективе превратится в ядерную сверхдержаву с достаточно мощным экономическим и военным потенциалом, а также практически неограниченными людскими ресурсами. Это позволяет сделать прогноз о том, что Китай может стать не просто еще одним полюсом международного влияния, но и самым крупным полюсом. Сами китайцы отнюдь не скрывают, что они стремятся именно к этой цели, полагая, что XXI в. будет «веком китайской цивилизации».

Перспективы развития системы международных отношений

Все эти факты свидетельствуют о том, что рядом с европейским и северо-американским экономико-политическими центрами встали новые центры, с которыми они призваны разделить власть и влияние. Уже к началу 80-х гг. на смену двухполюсной модели мира пришла пятиугольная его модель, включавшая наряду с СССР и США также Западную Европу, Японию и Китай. Эта тенденция нашла выражение, в частности, во всевозрастающих претензиях Японии и Германии стать постоянными членами Совета Безопасности. Следует учесть и то, что Китай и Индия сохраняют за собой статус демографических гигантов, что не может не повысить их роль в решении мировых проблем. В области стратегических ресурсов сохраняют свои позиции Ближний Восток и Южная Африка.

Вместе с тем ни в коем случае нельзя сбрасывать со счетов Россию, которая оказалась в эпицентре перемен глобальных масштабов и стала крупнейшей зоной нестабильности. При всех трудностях, переживаемых Россией, нельзя сказать, что для нее «уже наступил вечер».

Наличие значительных запасов ресурсов и амбициозные планы их освоения создают предпосылки превращения Центральной Азии в один из важнейших с геополитической точки зрения регионов. Это и некоторые другие регионы (например, Кавказ) будут тяготеть к России, вокруг которой со временем может образоваться самостоятельный центр геоэкономической и геополитической мощи, способный на равных конкурировать и сотрудничать с остальными центрами.

Таким образом, восхождение многополярного миропорядка значительно сузило, если не исключило, возможности сохранения или выдвижения какого-либо одного государства в качестве супердержавы, способной единолично контролировать положение вещей в мире. Мир становится одновременно более единообразным и более разнообразным, одни возможности умножаются, а другие сокращаются, расширяются возможности индивидуального, группового и национального выбора.

Многие из вышеперечисленных центров – каждый в отдельности или совместно с другими центрами – способны отвергать или блокировать диктат со стороны той или иной супердержавы (будь то военной или экономической) в отношении других участников мировой политики. Прослеживается тенденция неуклонного возрастания веса и влияния малых стран, обладающих серьезным научно-техническим и финансовым потенциалом. Все более растущее число стран и регионов перестают выполнять роль простых статистов в геополитической игре традиционного концерта великих держав или роль пассивной арены соперничества между последними за сферы влияния.

Они приобретают способность самостоятельно маневрировать и проводить собственную политику нередко противоречащую стратегии своих бывших патронов. Теряют смысл ставшие привычными разделение мира на так называемые три мира, само понятие «третий мир». Что касается новых индустриальных стран, то ряды их с каждым годом растут, делая первых из них фактическими членами клуба старых индустриальных стран.

При этом становится все менее подвластными возможному диктату и целый ряд государств юга с воинственными руководителями, домогающимися новейших систем оружия. Все более реальной выглядит перспектива получения целым рядом стран третьего мира ядерного оружия. Это вносит существенные поправки в перспективы развития мирового сообщества. При двухполюсном миропорядке границы между двумя блоками, или полюсами, были четкими, жесткими, непроницаемыми. Их противостояние было ясно и просто: вот враг, вот мы, а вот граница между двух миров. Поэтому каждая сторона более или менее точно знала, откуда происходила угроза и какая угроза. Теперь все изменилось. В силу того что жесткость международных структур послевоенных десятилетий сменилась их подвижностью, определенность уступила место неопределенности, источник власти и влияния как бы размывается, становится анонимным. Границы, отделяющие блоки, союзы, регионы, стали более открытыми, гибкими и поэтому более проницаемыми.

Имеет место переход от ситуации, оставляющей жесткий, недвусмысленный выбор одной из двух возможностей по принципу «либо-либо», к ситуации, дающей возможность множества вариантов выбора, поскольку для большинства стран явно увеличился диапазон выбора. Каждая из них может принимать внешнеполитические решения, руководствуясь не соображениями своей принадлежности к тому или иному блоку, а исходя из своих реальных национально-государственных интересов.

Происходит размывание единой оси мирового сообщества: равновеликое значение с точки значимости для мировых процессов приобретают разные, в чем-то самостоятельные и взаимно соперничающие, а в чем-то взаимозависимые центры силы. Новизна ситуации состоит также в том, что внешняя политика почти всех ведущих участников приобретает многовекторную ориентацию во все планетарном масштабе. Оказывается возможным одновременное участие одних и тех же стран в разных коалициях и связках. Например, в Восточно-Азиатском регионе самостоятельное значение приобрели или приобретают парные связки великих держав: США – Япония, США – Китай, США – Россия, Япония – Китай, Япония – Россия, Россия – Китай.

Особенность нынешней ситуации состоит в том, что число ведущих участников мировой политики дополнилось новыми державами, региональными группировками, международными организациями и транснациональными корпорациями, способными оказывать существенное влияние на мировые события. Все это вместе с увеличением проницаемости границ сделает весьма трудным делом достижение необходимой дисциплины и упорядоченности, обеспечение сколько-нибудь стабильного распределения сил между взаимодействующими друг с другом странами, блоками стран, регионами. На смену характерной для биполярного мирового порядка преимущественно вертикальной взаимозависимости стран в рамках двух блоков постепенно придут преимущественно горизонтальная взаимозависимость стран, характеризующаяся открытостью и гибкостью. Региональные объединения перестают быть замкнутыми блоками.

При таком положении вещей весьма проблематично говорить о возможности такого расклада геополитических сил, который на сколько-нибудь длительный период определял бы ситуацию на международной арене. Можно ожидать такое положение, при котором взаимоотношения между странами, регионами, политико-экономическими или иными блоками стран и т. д. будут подвержены постоянным изменениям. Результатом этого может стать перерождение двухполюсного сдерживания в неупорядоченное и не поддающееся контролю взаимное сдерживание, где угроза применения силы может стать хроническим элементом в системе взаимных отношений стран и народов.

Мир, свободный от войн и кровавых конфликтов, был идеалом, проповедовавшимся лучшими умами человечества. Однако, как показывает исторический опыт, человеческие сообщества отнюдь не считали мир высшим благом. Одни стремились подчинить своему господству другие страны и народы, другие жаждали воинской славы, третьи считали, что лучше умереть стоя, чем жить на коленях. Эти идеи живы и в наши дни, несмотря на страшные опустошения двух мировых войн XX в.

Взаимоотношения государств в современном мире нельзя представлять как войну всех против всех. Нельзя изображать положение вещей таким образом, будто насилие или угроза применения насилия всегда витает над странами и народами. Но необходимо признать суровую реальность конфликтов и войн. Ныне мировое сообщество представляет собой единую систему со своими особыми системообразующими характеристиками, структурными составляющими и функциями. В итоге распределение и баланс сил в одном регионе так или иначе отражается на положении вещей в других регионах земного шара. Любое государство, независимо от своего реального веса и влияния, оказывается вовлеченным в дела всего мирового сообщества.

В результате всех этих и связанных с ними других изменений и сдвигов в сфере экономики по-новому предстает весь комплекс геополитических проблем, связанных с обеспечением национальной безопасности. С некоторой долей упрощения можно сказать, что если раньше на международной арене борьба за власть и влияние велась государствами с помощью армий и идеологий, то теперь она перешла в сферы процентных ставок, курсов валют, «эффективности рынка» и т. д. Иначе говоря, в отличие от периода «холодной войны», когда военные реальности определяли глобальную стратегию и контролировали экономические соображения, теперь экономические реальности определяют и формируют мир. Суть этого изменения состоит в переходе от «силовых игр» между государствами, стремившимися расширить свои территории, к «играм благополучия», при которых ставится задача роста экономики.

70–90-е гг. XX в. стали периодом дальнейшего расширения и углубления масштабов и интенсивности экономического, экологического, политического и культурного взаимодействия народов, стран и целых регионов земного шара. Это, в свою очередь, способствовало осознанию того, что данные проблемы не под силу решать ни одному национальному государству в отдельности. Их решение требует конструктивного международного сотрудничества, объединения усилий всех народов.

Оглавление

Из серии: Учебник для вузов (Владос)

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Новейшая история стран Европы и Америки. XX век. Часть 2. 1945–2000 ( Коллектив авторов, 2001) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я