Механический ангел (Кассандра Клэр, 2010)

Получив письмо от пропавшего брата, Тесс Грей приезжает в Англию. Оказавшись в Лондоне, она обнаруживает Нижний Мир, по улицам которого бродят вампиры, могущественные чародеи и оборотни. Письмо брата оказывается ловушкой, и Тесс похищают Темные Сестры, которые используют ее способность превращаться в любого человека и читать чужие мысли. Спасенная из плена Сумеречным охотником, Тесс попадает в сети интриг и с ужасом понимает, что над ним и всеми нефилимами нависла смертельная опасность. Ей предстоит принять непростое решение – освободить брата или вместе с Сумеречными охотниками вступить в битву за спасение мира. Любовь бывает опаснее и страшнее любой магии.

Оглавление

Из серии: Адские механизмы

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Механический ангел (Кассандра Клэр, 2010) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

4

Мы – тени

Мы – прах и тень.

Гораций, Оды

Как только Тесс вернула собственный облик, на нее набросились с вопросами. Если уж нефилимы, обитающие в мире магии постоянно, были так испуганы ее даром, то следовало предположить, что он и впрямь весьма необычен. Даже Шарлотту, знавшую обо всем заранее, эта демонстрация явно потрясла.

– Значит, вам надо держать в руке какую-то вещь, принадлежащую человеку, в которого вы превращаетесь? – спросила Шарлотта во второй раз. Софи и пожилая служанка, вероятно, повариха, уже убрали тарелки и подали изысканный пирог и чай, но никто из присутствующих не обратил на это внимания. – Вы не можете просто посмотреть на кого-то и…

– Я уже объясняла. – У Тесс внезапно разболелась голова. – Нужно держать в руке какую-то вещь, принадлежащую человеку. Или несколько волосков, или ресницу. Иначе ничего не получится.

– А с пузырьком крови такое проделать можно? – спросил Уилл с оттенком академического интереса.

– Может быть. Не знаю. Никогда не пробовала этого. – Тесс отхлебнула глоток уже остывшего чая.

– Так вы говорите, Темные Сестры знали, что в этом заключается ваш дар? Знали раньше, чем вы узнали об этом сами? – спросила Шарлотта.

– Да. Именно поэтому они меня и схватили.

Генри покачал головой.

– Но откуда они узнали? Я не совсем понимаю…

– Я не знаю, – уже не в первый раз повторила Тесс. – Они мне этого не обьясняли. Такое впечатление, что они точно знали, на что я способна и как меня этому обучить. Они занимались со мной часами, каждый день… – Тесс сглотнула, избавляясь от горечи во рту. В памяти снова всплыли часы, проведенные в подвале Темного Дома. Сестры кричали ей что Нат умрет, если она не сможет превратиться… А потом – мука первого превращения… – Поначалу это было очень больно, – прошептала она. – Как будто плавятся все кости. Но Сестры заставляли меня превращаться по два, по три, а то и по десять раз в день, пока я, в конце концов, не теряла сознание. А на следующий день все начиналось сначала. И они держали меня под замком, так что сбежать не было никакой возможности. – Тесс с трудом перевела дыхание. – В последний день они потребовали, чтобы я приняла облик девушки, которая уже умерла. Она помнила, что на нее напали и ударили кинжалом. Какое-то существо преследовало ее и загнало в переулке…

– Возможно, это и есть та девушка, которую нашли мы с Джемом. – Уилл выпрямился, глаза его загорелись. – Мы с Джемом предположили, что она бежала от нападавшего. За ней вдогонку, вероятно, послали демона-шакса, но я убил его. И те, кто его послал, наверняка хотели выяснить, что же случилось.

– Девушку, в которую я превратилась, звали Эмма Бейлис, – тихо сказала Тесс. – Совсем еще молоденькая… У нее были светлые волосы, завязанные розовыми бантиками.

Уилл кивнул, будто описание было ему знакомо.

– Затем Сестры спросили меня, что с ней произошло. Именно для этого они и заставили меня принять ее облик. Когда я сказала им, что эта девочка умерла, они, похоже, успокоились.

– Бедняжка, – пробормотала Шарлотта. – Так вы способны обращаться и в мертвых? Не только в живых?

Тесс кивнула.

– Когда я превращаюсь в кого-то, его голоса звучат у меня в голове. Разница только в том, что умерший обычно помнит, как он умер.

– Уф. – Джессамина содрогнулась. – Какой ужас.

Тесс посмотрела на Уилла… точнее, мистера Эрондейла, поправила она себя, но думать о нем так было трудно. Как ни странно, ей казалось, что на самом деле она знает его давно и очень хорошо. Но это, конечно, глупости.

– Итак, вы нашли меня потому, что искали убийцу Эммы Бейлис, – сказала она. – Но ведь Эмма была обычным человеком. Или как вы там говорите… простецом? Зачем тратить столько времени и сил, чтобы узнать, что с ней произошло?

На мгновение Тесс встретилась взглядом с Уиллом и в очередной раз поразилась, какие у него яркие синие глаза. Потом выражение его лица изменилось – совсем чуть-чуть, и Тесс не смогла бы объяснить, как именно.

– Я бы и не стал этим заниматься, но Шарлотта настояла. Она чувствовала, что за этим стоит что-то большее. И когда мы с Джемом добрались до «Клуба Пандемониум» и узнали, что ходят слухи о других убийствах, стало ясно, что смертью одной девушки дело не ограничивается. Нравятся нам простецы или нет, но мы не можем допустить, чтобы их убивали. Мы должны защищать их.

Шарлотта наклонилась через стол.

– Темные Сестры не упоминали, как именно они собираются использовать ваш дар?

– Я уже говорила о Магистре, – ответила Тесс. – Они сказали, что готовили меня для него.

– Для него, но зачем? – спросил Уилл. – Чтобы подать вас ему на ужин?

Тесс покачала головой.

– Они сказали, он хочет жениться на мне.

– Жениться на вас? – Джессамина даже не трудилась скрывать свое презрение. – Это просто смешно. Наверное, они собирались принести вас в жертву и не хотели, чтобы вы испугались раньше времени.

– Ну, не знаю… – протянул Уилл. – Я успел осмотреть несколько комнат, прежде чем нашел Тесс. И одна из них была очень похожа на спальню новобрачных: огромная кровать под белым балдахином, белое платье в шкафу… Кстати, вашего размера, Тесс. – Он внимательно посмотрел на девушку, словно пытался проникнуть ей в душу.

– Узы брака, заключенного по определенным правилам, могут держать очень крепко, – заметила Шарлотта. – Если бы Сестры провели особый обряд, жениху передалась бы часть способностей невесты. Может быть, он даже обрел бы над вами такую власть, которой вы уже не смогли бы противиться. – Она задумчиво побарабанила пальцами по столу. – Я поискала в архиве информацию об этом Магистре. Выяснилось, что так называют председателя ведьмовского шабаша или главу группы чародеев. А члены «Клуба Пандемониум» считают себя чародеями. По-моему, все это как-то связано друг с другом.

– Мы и раньше наблюдали за Темными Сестрами, но так и не могли поймать их с поличным, – сказал Генри. – Но что до членов Клуба, то Закон не запрещает делать глупости.

– Значит, мисс Грей очень повезло, – вставила Джессамина.

Генри явно обиделся, но промолчал. Шарлотта смерила Джессамину ледяным взглядом.

– Генри прав, – вмешался Уилл. – Мы с Джемом следили за ними днем и ночью. Надеялись, что рано или поздно они забудут об осторожности и нарушат Закон. Но до определенного момента все их преступления сводились к питью абсента с добавкой демонических порошков. Так они вредили только самим себе, и нас это не касалось. Но потом они начали вредить другим…

– И кто же эти другие? – полюбопытствовал Генри.

– Простецам они не вредили, а прочее нас не интересовало, – отмахнулся Уилл. – К тому же все посетители Клуба носили маски. Но нескольких обитателей Нижнего Мира я все-таки узнал. Это Магнус Бейн, леди Белькур, Рагнор Фелл, де Куинси…

– Де Куинси? – с раздражением переспросила Шарлотта. – Надеюсь, хотя бы он не нарушал никаких законов. Знаете, как трудно было в свое время отыскать главного вампира, чтобы поговорить с ним с глазу на глаз?

Уилл опустил голову, скрывая улыбку:

– При мне он вел себя как сущий ангел.

Шарлотта повернулась к Тесс:

– А у Миранды – горничной, которая вам прислуживала, – были такие же способности, как у вас? Или, может быть, у этой девушки, Эммы?

– Вряд ли. Иначе Сестры не стали бы связываться со мной – просто обучили бы Миранду. А Эмма ничего такого о себе не помнила.

– А о «Клубе Пандемониум» они при вас не упоминали? Или, может быть, о какой-то главной цели, ради которой они все это делают?

Тесс попыталась вспомнить, о чем говорили Темные Сестры, когда считали, что она их не слушает.

– По-моему, название Клуба они не произносили при мне ни разу. Но иногда они говорили о каких-то собраниях, которые намереваются посетить, и о том, как поразятся мне остальные. Однажды они назвали имя… – Тесс наморщила лоб, стараясь припомнить. – Назвали имя какого-то человека. Я так понимаю, тоже состоящего в этом Клубе. Я тогда еще подумала – какое странное имя. Я думала, что запомню его на всю жизнь, но сейчас оно вылетело у меня из головы…

Шарлотта подалась вперед:

– Все-таки попытайтесь вспомнить!

Тесс сознавала, что Шарлотта не желает ей зла, но эта просьба живо напомнила о других голосах, тоже убеждавших ее попытаться, погрузиться в себя, явить свою силу. О голосах, которые поначалу звучали ласково, но потом – все грубее. О голосах, которые льстили, угрожали и лгали.

Тесс резко выпрямилась:

– Сначала скажите: что с моим братом?

Шарлотта моргнула:

– С вашим братом?

– Вы обещали помочь мне разыскать моего брата, если я расскажу вам о Темных Сестрах. Я рассказала все, что знала. Но я до сих понятия не имею, где Нат.

– О… – протянула Шарлотта, с удивлением посмотрев на девушку. – Разумеется. Завтра же мы приступим к поискам! Для начала поговорим с его нанимателем – может быть, ему что-то известно. Поверьте, у нас очень обширные связи, а в Нижнем Мире сплетни распространяются также быстро, как и в мире людей. Рано или поздно мы отыщем кого-нибудь, кто знает о судьбе вашего брата. И скорее рано, чем поздно.

* * *

Ужин подошел к концу, и Тесс с облегчением поднялась из-за стола. Наконец-то! Шарлотта предложила проводить ее до комнаты, но Тесс отказалась: ей хотелось остаться одной и все как следует обдумать.

Шагая по освещенному факелами коридору, она вспоминала тот день, когда сошла с парохода в Саутгемптоне. Какая она была наивная! Потому-то она и поддалась на обман Темных Сестер. Теперь она вырвалась из плена, но кто знает, как будут обращаться с ней эти Сумеречные охотники? Тесс не сомневалась, что они тоже хотят ее использовать, выяснить с ее помощью что-то важное. Теперь они все знают о ее способностях – и сколько времени пройдет, прежде чем они решат поставить ее дар на службу своим целям?

Задумавшись, Тесс не заметила, как повернула не в тот коридор и едва не уткнулась носом в стену. Она остановилась, помотала головой и начала осматриваться по сторонам. Ну конечно, она заблудилась! Перед ней открывался ярко освещенный факелами зал, стены которого были сплошь увешаны гобеленами. Тесс попыталась вспомнить дорогу, которой шла: освещенные коридоры, темные коридоры, а еще – такие, где факелы гасли, стоило ей лишь приблизиться. Тесс прошла через зал и очутилась в очередном коридоре, почти совсем темном. Дойдя до конца, она обнаружила развилку: два совершенно одинаковых прохода.

– Заблудились? – вдруг послышался за спиной высокомерный – и отлично знакомый – голос.

Уилл сидел на стуле, привалившись спиной к стене и перегородив проход своими длинными ногами в стоптанных, нечищеных ботинках. В руке он держал колдовской огонь, но под испытующим взглядом Тесс медленно убрал камень в карман.

– Позвольте показать вам Институт, мисс Грей, – предложил он. – После нашей экскурсии вы уже никогда здесь не заблудитесь.

Тесс с подозрением посмотрела на него.

– Впрочем, если вам угодно, можете и дальше блуждать по нашим коридорам, – добавил Уилл с легкой усмешкой. – Но как джентльмен я обязан вас предупредить: здесь есть по меньшей мере три, а то и четыре двери, которые открывать не стоит. Например, одна из них ведет в комнату, где мы держим пойманные души демонов. А другая – в оружейную. Казалось бы, ничего страшного, но дело в том, что кое-какое оружие у нас живет собственной жизнью – и обладает не самым приятным нравом. Еще есть комнаты без пола: когда смотришь на них из дверного проема, на вид они ничем не отличаются от обычных. Но стоит только сделать шаг, как понимаешь, что висишь над пропастью на высоте церковного шпиля…

– Я вам не верю, – перебила Тесс. – Вы, мистер Эрондейл, все время лжете. До сих пор… – Тут она прикусила губу. – Но, по правде говоря, мне надоело бродить по коридорам. Можете показать мне дом, только пообещайте, что на этот раз обойдетесь без фокусов.

Уилл тотчас пообещал – и, к удивлению Тесс, сдержал свое слово. Не умолкая ни на минуту, он провел ее по лабиринту неотличимых на вид коридоров. Он рассказал Тесс, сколько на самом деле комнат в Институте, и добавил, что здание способно разместить со всеми удобствами сотни Сумеречных охотников одновременно. Он показал Тесс прекрасный бальный зал, где устраивали ежегодный рождественский праздник для Конклава – так называли себя Сумеречные охотники, живущие в Лондоне. Нью-йоркские братья, добавил он для сравнения, именовали себя Конклавом, да и вообще использовали совсем другую терминологию.

Затем Тесс с Уиллом заглянули на кухню, где познакомилась с кухаркой – симпатичной женщиной средних лет, которая прислуживала им за ужином. Звали ее Агатой. Когда молодые люди вошли на кухню, она что-то шила, сидя перед массивной кухонной плитой. В зубах у нее дымилась огромная трубка. Агата лишь снисходительно улыбнулась, когда Уилл схватил с большого блюда на столе несколько шоколадных пирожных.

Одно пирожное Уилл предложил Тесс, но она покачала головой:

– Спасибо, но я ненавижу шоколад.

Уилл отшатнулся в притворном испуге и вскрикнул:

– Каким же нужно быть чудовищем, чтобы ненавидеть шоколад?!

– Наш Уилл ест все подряд, – заметила Агата. – С тех пор как ему стукнуло двенадцать. Если не тренировался, давным-давно превратился бы в толстяка.

Тесс усмехнулась при мысли о Уилле-толстяке и стала оглядываться по сторонам. Потрясающая кухня – здесь, наверное, можно готовить на сотню едоков разом. И все эти бесчисленные банки с вареньями и соленьями, пакетики со специями, ряды мешков с овощами… непонятно, как один человек может со всем этим управиться! В огромном очаге жарился, подвешенный на толстом металлическом крюке, говяжий бок.

Тесс от души похвалила кухарку за хозяйственность и была вознаграждена очередной улыбкой.

– Верно подмечено, – шепнул Уилл, когда они покинули кухню. – Почаще делайте Агате комплименты, и она полюбит вас всем сердцем. С ней лучше не ссориться, а не то подложит камней вам в овсянку.

– Боже мой, – с деланым ужасом ахнула Тесс, но так и не смогла скрыть, что ее это повеселило. Из кухни они направились в музыкальный салон, где пылилось несколько арф и большое старое фортепьяно. Этажом ниже перед ними открылась элегантная гостиная, каменные стены которой скрывались за обоями с узором из листвы и лилий. Перед камином, прикрытым кованой решеткой, стояло несколько уютных кресел, а у окна – большой деревянный стол, за которым, как объяснил Уилл, Шарлотта занималась делами Института. Тесс молча задалась вопросом: чем же тогда занимается Генри Бранвелл и где он находится сейчас?

Затем пришел черед оружейной, которая на деле оказалась похожей на музей. По стенам были развешаны сотни палиц, сабель, боевых топоров, кинжалов, мечей и ножей; имелось даже несколько пистолетов. Тесс с интересом разглядывала коллекцию брони – самой разнообразной, от наголенников и шлемов до полных латных и кольчужных доспехов. За высоким столом сидел темноволосый молодой человек. Когда Тесс с Уиллом подошли, он приветствовал их улыбкой:

– Добрый вечер, мастер Уилл.

– Добрый вечер, Томас. Познакомься, это мисс Грей. – Уилл указал на Тесс.

– Вы тоже были в Темном Доме! – воскликнула Тесс, приглядевшись к Томасу. – Вы пришли в подвал вместе с мистером Бранвеллом. Я думала…

– Вы думали, что я тоже Сумеречный охотник? – Томас снова усмехнулся. У него оказалось приятное, открытое лицо, обрамленное черными кудрями. Высокий, мускулистый, подтянутый, издали он казался намного старше, но, подойдя ближе, Тесс поняла, насколько же он на самом деле молод. Верхние пуговицы его рубашки были расстегнуты, открывая крепкую красивую шею. – Нет, мисс. Просто в свое время я много тренировался.

– Слушай, Томас, – вмешался Уилл, – а нам уже прислали мизерикорды? На днях я столкнулся с демонами-шаксами, а против их панцирей годятся только очень тонкие кинжалы.

Томас начал рассказывать Уиллу о каком-то корабле, который задержался в Идрисе из-за штормов, но Тесс уже не слушала: ее внимание привлек высокий ящик из золотистого дерева, покрытый лаком. На передней стенке его красовался причудливый рисунок: змея, глотающая собственный хвост.

– Разве это не символ Темных Сестер? – спросила она.

– Не совсем, – ответил Уилл. – Это не просто ящик, это пиксида. У демонов нет души, но сознание все же есть. Оно заключено в самой их энергии, и эту энергию можно вытянуть из демона и заключить в ловушку. Такие ловушки мы и называем пиксидами. А этот символ называется уроборос, то есть «пожиратель хвоста». Это древняя алхимическая эмблема, обозначающая единство измерений: наш мир заключен внутри змея, а все остальное – снаружи – Уилл пожал плечами. – Что до символа Сестер… У них я впервые увидел, чтобы уроборос изображали состоящим из двух змей… Нет, стойте! – воскликнул он, когда Тесс потянулась к ящику, и поспешно преградил ей путь. – Пиксиду трогать нельзя… если ты, конечно, не Сумеречный охотник. Иначе произойдет кое-что очень нехорошее. Ну ладно, нам пора. Мы и так отняли у Томаса много времени.

– Ну что вы, – попытался возразить Томас, но Уилл уже направился к двери.

Покидая оружейную, Тесс оглянулась – Томас снова полировал свои клинки и выглядел при этом совершенно невозмутимо, но почему-то ей показалось, что этот человек очень одинок.

– Я и не знала, что вы допускаете в свой мир простецов, – заметила она, шагая вслед за Уиллом по коридору. – Томас – ваш слуга? Или…

– Томас почти всю жизнь провел в Институте, – пояснил Уилл, в очередной раз сворачивая за угол. – На свете есть целые семьи простецов, у которых в роду передается особый дар. Мы называем его Зрением. И эти семьи всегда служили Сумеречным охотникам. Родители Томаса служили родителям Шарлотты, и вот теперь Томас служит Шарлотте и Генри. А его дети будут служить их детям. Томас изобретает всевозможные хитроумные механизмы, которые вы здесь увидите, заботится о Балдиосе и Ксанфосе – это наши лошади, – следит за оружием. Со всем остальным управляются Софи и Агата, но он и им помогает от случая к случаю. Мне кажется, он неравнодушен к Софи. Во всяком случае, следит за тем, чтобы она не слишком уставала.

Тесс было приятно это услышать. Ей до сих пор было стыдно, что она не сдержала испуга при виде шрама на лице горничной, но известие о том, что у Софи есть поклонник, да еще и такой красивый, сняло у нее камень с души.

– А может, он влюблен в Агату? – на всякий случай предположила Тесс.

– Надеюсь, что нет. На Агате я собираюсь жениться сам. Будь ей хоть тысяча лет, но таких пирогов с джемом, как она, никто не умеет печь. Красота увядает, а поварское искусство вечно. – Уилл остановился перед большой дубовой дверью на толстых медных петлях. – Вот мы и пришли, – объявил он, дверь легко распахнулась от его прикосновения.

Это помещение оказалось даже больше бального зала. В середине стояли прямоугольные дубовые столы, а на дальней стене, напротив двери, был нарисован ангел. Столы заливал белый мерцающий свет, исходящий от ламп в стеклянных абажурах. Вверху по всему периметру зала тянулась галерея с деревянными перилами, а вдоль стен на одинаковых расстояниях друг от друга высились, подобно часовым, книжные шкафы. Книжными полками были увешаны и стены галереи, на которую вели две спиральные лестницы. Каждую полку закрывала резная металлическая решетка, украшенная узором из четырех крестов. Между высокими, почти под потолок, витражными окнами стояли тяжелые каменные скамьи.

На отдельной подставке лежала раскрытая толстая книга. Тесс подошла к ней, предполагая, что это словарь, но с разочарованием обнаружила, что страницы покрыты неизвестными символами вперемешку с географическими картами совершенно незнакомых мест.

– Это Большая библиотека, – сообщил Уилл. – В каждом Институте есть своя библиотека, но наша – самая большая в Западном полушарии. – Он прислонился спиной к двери и скрестил руки на груди. – Я же обещал, что книг у вас будет предостаточно.

Тесс так удивилась его памятливости, что ответила не сразу.

– Но вы только посмотрите на все эти решетки! – наконец воскликнула она. – Это не библиотека, а какая-то тюрьма для книг!

Уилл усмехнулся:

– Просто некоторые из них опасны. Так что осторожность не помешает.

– Да, пожалуй. С книгами надо обращаться осторожно, а особенно – с тем, что в них написано, – согласилась Тесс. – Слова могут многое изменить.

– Не думаю, что какая-то книга способна изменить меня, – вздохнул Уилл. – Правда, в одной книге рассказывается, как превратиться в целое стадо овец…

– Надо быть совсем слабодушным, чтобы бояться влияния, которое могут оказать на нас романы и стихи! – заявила Тесс, не позволяя ему отклониться от темы.

– Разумеется. Кем надо быть, чтобы захотеть превратиться в стадо овец? Что именно вы хотите почитать, мисс Грей? Назовите любую книгу, и я освобожу ее из тюрьмы.

– Как вы думаете, здесь найдутся «Этот большой, большой мир» или «Маленькие женщины»?

– Впервые слышу эти названия, – пожал плечами Уилл. – Честно говоря, романов здесь не так уж много.

– Ну а я хочу читать роман! – заупрямилась Тесс. – Или стихи. В общем, что-нибудь интересное, а не руководства по превращению в овец.

Глаза Уилла заблестели.

– Пожалуй, «Алиса в Стране чудес» у нас найдется.

Тесс поморщилась.

– Эта книга – для маленьких детей, – проворчала она. – И я никогда ее не любила… сплошная бессмыслица, бред.

Уилл смотрел на нее с улыбкой.

– Иногда и в бессмыслице смысла хоть отбавляй. Надо только как следует поискать.

Но Тесс уже заметила на одной из полок знакомый томик и бросилась к книге, словно к старому другу.

– «Оливер Твист»! – воскликнула она. – А другие романы Диккенса тут есть? О! А вот и «Повесть о двух городах».

– Что?! Эта дурацкая книжонка, в которой людям рубят головы из-за любви? Какая чушь! – Уилл подошел к Тесс и выразительно обвел рукой библиотеку. – Здесь найдутся и более полезные книги. Например, о том, как правильно рубить головы, а не просто о тех бедолагах, которые их лишились.

– Я не собираюсь никому рубить головы! – возмутилась Тесс. – И какой смысл держать в доме столько книг, которые даже почитать невозможно? Неужели тут больше нет ни одного романа?

– Ну, разве что «Тайна леди Одли». Героиня там на досуге убивает демонов. – Уилл взбежал по одной из спиральных лестниц и выхватил книгу с полки. – Лучше возьмите вот это – вам наверняка будет интересно. Ловите! – И с этими словами он не глядя бросил книгу вниз, так что Тесс пришлось поторопиться, чтобы подхватить ее на лету.

Большой, почти квадратный фолиант был обтянут темно-синим бархатом, а на обложке красовался причудливый символ, похожий на татуировку Уилла, а под серебром было отпечатано название: «Кодекс Сумеречных охотников». Тесс подняла голову и посмотрела на Уилла:

– Что это такое?

– А разве по названию не понятно? – усмехнулся Уилл. – Поскольку вы поселились в нашей святая святых, у вас непременно возникнут вопросы о Сумеречных охотниках. И в этой книге вы найдете ответы. Не только о нас и о нашей истории, но и об обитателях Нижнего Мира… О таких, как вы. – Лицо Уилла внезапно стало очень серьезным. – Только будьте осторожнее с этой книгой, ведь ей шестьсот лет. И это единственный экземпляр. По нашим законам того, кто испортит или потеряет эту книгу, могут приговорить к смерти.

– Вы это серьезно? – вздрогнула Тесс.

– Конечно, нет! – Уилл спрыгнул с лестницы прямо перед Тесс. – Вы что, верите каждому моему слову? Это потому, что у меня лицо, заслуживающее доверия? Или вы просто настолько наивны?

Тесс нахмурилась, молча прошла через зал, уселась на одну из каменных скамей и раскрыла «Кодекс», пытаясь не обращать внимания на Уилла, который тут же устроился рядом. Сосредоточиться было сложно.

Первую страницу книги украшало то же изображение, которое Тесс видела на гобеленах в коридорах: ангел, поднимающийся из озера, с мечом в одной руке и чашей – в другой. Внизу стояла подпись: «Ангел Разиэль и Орудия Смерти».

– Вот так все и начинается, – прокомментировал Уилл. – Правильное заклинание, капелька крови – и человек превращается в непобедимого воина… Вы, конечно, не поймете нас только по книгам, но для начала и это неплохо.

– Человек, говорите? Скорее уж ангел мщения, – пробормотала Тесс, переворачивая страницы.

В книге то и дело попадались изображения ангелов, падающих с небес: перья сыпались с их крыльев, словно искры – от падучей звезды. На некоторых картинках снова был изображен ангел Разиэль с открытой книгой в руках; знаки на ее страницах пылали ярким пламенем. Вокруг ангела на коленях стояли люди с уже знакомыми Тесс татуировками. А на других картинках – люди без глаз и с зашитыми ртами, точь-в-точь как тот, которого она увидела, очнувшись в доме Шарлотты. И, конечно, Сумеречные охотники, размахивающие пылающими мечами, словно ангелы из небесного воинства. Наконец Тесс оторвала взгляд от книги и посмотрела Уиллу в глаза:

– Значит, вы – ангелы? Или их потомки?

Уилл промолчал. Он рассеянно смотрел в окно на круглый внутренний двор Института, со всех сторон окруженный высокими стенами. Напротив высилась арка, забранная железной решеткой, а за решеткой виднелся кусочек улицы, залитой тусклым желтым светом газовых фонарей. Венчали ворота большие кованые буквы; из окна надпись было видно задом наперед, и Тесс не сразу ее разобрала.

– Pulvis и umbra sumus. Это из Горация, – пояснил Уилл. – Мы – прах и тень. Очень уместно, правда? Охотники на демонов живут недолго. Почти все мы умираем молодыми, а оставшиеся в живых сжигают тела убитых: прах к праху, в буквальном смысле слова. Очень скоро память о нас теряется в густой тени истории, и в книге мира не находится для нас и строчки.

Тесс посмотрела на юношу: сейчас он выглядел очень странно и в то же время притягательно. Казалось, вся жизнь представляется ему одновременно и забавной до невозможности, и бесконечно трагичной. Что же с ним произошло, отчего он стал таким? Почему его забавляют тьма и смерть? Другие Сумеречные охотники, похоже, смотрели на вещи иначе. Может, родители его так воспитали? Но кто его родители?

– Неужели вам никогда не бывает страшно? – тихо спросила она. – Вы не боитесь, что все это может сюда проникнуть?

– Демоны и прочая нечисть? – спросил Уилл, и Тесс замялась: она, скорее, имела в виду зло вообще. Но Уилл заговорил, не дожидаясь ответа: – Раствор, скрепляющий эти камни, был замешан на крови Сумеречных охотников. Все балки сделаны из рябины. Каждый гвоздь отлит из серебра, железа или электрума. Парадную дверь может открыть лишь тот, у кого в жилах течет наша кровь. Так что этот дом – настоящая крепость. Поэтому я не боюсь.

– Но почему вы живете в этой в крепости? – спросила Тесс и, поймав на себе удивленный взгляд юноши, пояснила: – Насколько я поняла, вы не в родстве с Шарлоттой и Генри. И вряд ли они вас усыновили – они еще слишком молоды. К тому же мне показалось, что далеко не все дети Сумеречных охотников живут в Институте. Только вы и Джессамина…

– И Джем, – напомнил Уилл.

– Да, но не в этом суть. Я хочу сказать, почему вы не живете со своими семьями?

– У нас нет семей. Родители Джессамины погибли в огне. Родители Джема… Джем родом из дальних краев. Его родителей убили демоны. Согласно Договору, Конклав несет ответственность за всех детей Сумеречных охотников, пока те не достигнут восемнадцати лет.

– Значит, вы стали друг для друга семьей?

– Если вы предпочитаете смотреть на это с романтической точки зрения, то да, мы друг другу как братья и сестры. Да и вы тоже, мисс Грей, пусть и на время.

– В таком случае называйте меня по имени, как мисс Лавлейс, – потребовала Тесс и отчаянно покраснела.

Уилл широко улыбнулся, и его синие глаза ярко сверкнули.

– Тогда и вы обращайтесь ко мне по имени… Тесс.

Раньше Тесс никогда не задумывалась о своем имени, но в устах Уилла оно вдруг показалось ей особенным – твердое, решительное «Т» и нежное двойное «С», произнесенное на выдохе. Едва не задохнувшись от нахлынувших на нее странных чувств, она тихо произнесла, чуть растягивая слово:

– Уилл.

– Да? – В его глазах блеснули озорные огоньки, и Тесс вдруг стало ужасно неловко.

– А как вы учитесь? – поспешно спросила она. – То есть, как вы становитесь Сумеречными охотниками? Кто учит вас сражаться и рисовать магические символы?

Уилл улыбнулся:

– У нас был наставник, который тренировал нас долгое время. Но не так давно он уехал в Идрис, и сейчас Шарлотта ищет ему замену. Сама она учит нас истории и древним языкам.

– Выходит, миссис Бранвелл – что-то вроде вашей гувернантки?

Уилл ухмыльнулся.

– Можно сказать и так. Но на вашем месте я бы не стал говорить ей это в лицо, если хотите сохранить руки-ноги в целости. По виду не скажешь, но она неплохо управляется с оружием.

Тесс изумленно моргнула:

– Вы хотите сказать… Неужели Шарлотта тоже сражается с демонами? Как вы и Генри?

– Конечно. А почему нет?

– Но она ведь женщина!

– Боудикка тоже была женщиной.

– Кто?

– «Так королева Боудикка на колеснице горделивой / С копьем в руке и взором львиным…» – Уилл заглянул Тесс в лицо и усмехнулся: – Не знаете? Будь вы англичанкой, вы бы знали. Напомните как-нибудь, чтобы я нашел вам книгу о ней. Одним словом, это была могущественная королева-воительница. Когда ее наконец разгромили, она приняла яд, чтобы не попасть в плен к римлянам. Так что Боудикка была храбрее любого мужчины. И Шарлотта, по-моему, из того же теста, хотя и ростом не вышла.

– Но что же в этом хорошего? Я имею в виду, женщинам это несвойственно!

– Что именно?

– Ну, кровожадность, – немного подумав, ответила Тесс. – Свирепость. Воинственность.

– Я видел, как свирепо вы отбивались от Темных Сестер, – заметил Уилл. – И если я ничего не путаю, леди Одли тоже была убийцей…

– Значит, вы читали эту книгу! – воскликнула Тесс с восторгом.

Уилл приподнял бровь.

– Я предпочитаю «След змеи». Больше приключений, меньше доморощенных драм. Впрочем, лучше «Лунного камня» книги нет. Вы читали Коллинза?

– Я обожаю Уилки Коллинза! – воскликнула Тесс. – «Армадель»! «Женщина в белом»… Вы что, смеетесь надо мной!

– Нет-нет, не над вами, – отсмеявшись, выговорил наконец Уилл. – Просто я еще никогда не встречал человека, которого бы так воодушевляли книги. Такое впечатление, что они для вас как бриллианты.

– Ну и что? Неужели у вас нет ничего, что бы вы любили всем сердцем? Только не говорите мне об устрицах, лаун-теннисе и прочих глупостях.

– Боже, вы видите меня насквозь! – в деланом ужасе воскликнул Уилл.

– У каждого есть что-то, без чего он просто жить не может. И я непременно выясню, без чего не можете жить вы… – Тесс хотела добавить что-то еще, но, взглянув на юношу, смущенно замолчала. Уилл пристально смотрел на нее, и глаза его были такого же темно-синего цвета, как и бархатный переплет книги, которую Тесс держала в руках. Его взгляд медленно скользнул по лицу девушки, спустился на шею, потом еще ниже, до самого пояса, и наконец Уилл снова посмотрел ей в глаза. Сердце Тесс затрепетало, во рту пересохло. Ее охватило какое-то странное желание, суть которого она не могла понять.

– Уже поздно, – внезапно заявил Уилл, отводя взгляд. – Пойдемте, я провожу вас в вашу комнату.

– Я… – хотела было возразить Тесс, но тут же поняла, что спорить не о чем. Уилл был прав – сквозь оконное стекло она видела, как на черном ночном небе сверкают булавочные головки звезд. Тесс встала и, прижимая книгу к груди, вышла за Уиллом в коридор.

– Есть несколько правил. Будете следовать им – и никогда не заблудитесь в Институте. Сейчас я вас научу. – Уилл по-прежнему не сводил с нее внимательного взгляда, но что-то в его поведении странным образом изменилось, как будто Тесс его обидела. Но что такого она могла сделать? – Чтобы понять, куда ведет та или иная дверь или коридор… – Внезапно он умолк, и Тесс увидела, что навстречу им идет Софи. В руках она несла огромную корзину с чистым бельем.

Увидев Уилла и Тесс, горничная остановилась.

– Софи! – Стеснение Уилла как рукой сняло. – Вы уже прибрались в моей комнате?

– Все готово. – Софи даже не улыбнулась в ответ. – Там было очень грязно. Надеюсь, вы больше не станете таскать в Институт останки демонов.

Тесс даже рот разинула от удивления. Какое право имеет эта Софи делать замечания Уиллу?! Она же служанка, а Уилл – джентльмен, пусть он даже гораздо моложе нее.

Но Уиллу, очевидно, было не привыкать к подобным выходкам:

– Это часть моей работы, милая Софи.

– Между прочим, мистер Бранвелл и мистер Карстерс чистят свою обувь сами, – заявила Софи и перевела мрачный взгляд с Уилла на Тесс. – Возможно, вам стоило бы брать пример с них.

– Возможно, – легко согласился Уилл. – Но сомневаюсь, что у меня получится.

Софи нахмурилась и двинулась дальше по коридору, высоко вскинув голову.

Тесс с изумлением посмотрела на Уилла:

– Что это было?

Уилл лениво пожал плечами:

– Софи нравится делать вид, что она меня не любит.

– Не любит? Да она вас ненавидит! – В другой ситуации Тесс могла бы спросить, не поссорились ли Уилл и Софи, но как можно поссориться со служанкой? Если слуги плохо выполняют свои обязанности, их попросту увольняют.

– Что… Что между вами произошло?

– Довольно, Тесс, – с преувеличенным терпением проговорил Уилл. – Кое-что вам понять не дано.

Больше всего на свете Тесс ненавидела, когда ей говорили, что она чего-то не может понять. Потому что она слишком молода, потому что она – девушка… Находились тысячи причин, но ни в одной из них не было смысла. Она упрямо вздернула подбородок:

– Не хотите – не говорите. Но такое впечатление, что вы ее очень обидели.

Уилл внезапно помрачнел.

– Думайте что угодно. Все равно вы ничего обо мне не знаете.

– Я знаю, что вы не любите отвечать на вопросы прямо. Знаю, что вам лет семнадцать. Знаю, что вы любите Теннисона – вы уже дважды его цитировали: в Темном Доме и здесь, в библиотеке. Знаю, что вы сирота, как и я…

– Я никогда не говорил, что я сирота! – Лицо Уилла неожиданно исказила ярость. – И я терпеть не могу поэзию. Так что получается, вы и в самом деле ничего обо мне не знаете!

На этом он резко развернулся и зашагал прочь по коридору.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Механический ангел (Кассандра Клэр, 2010) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я