Железное испытание (Кассандра Клэр, 2014)

Знаменитая школа магов Магистериум находится глубоко под землей. В ней учатся дети, обладающие особой силой и талантами. Благодаря жесткому отбору и крайне суровым испытаниям из школы выходят только победители. Ведь кто еще может сразиться с Врагом Смерти – могущественным магом, олицетворением самого зла. Именно поэтому научиться магии – это почти то же самое, что подписать себе смертный приговор. Впрочем, хотят они того или нет, магия у них в крови. Привет! Меня зовут Коллам Хант, и я отправляюсь на свой первый экзамен в школу магов Магистериум, чтобы… его провалить. Не глупите! Я вовсе не Гарри Поттер и махать волшебной палочкой не собираюсь. Настоящие маги используют силу природных стихий и энергию, бурлящую в них. И между прочим, я совсем не мечтаю попасть в Магистериум. И я далеко не подарок и не положительный герой. Так что вряд ли вам понравлюсь. Но тем не менее моя история уже началась. И мне предстоит пройти одно из самых трудных и опасных испытаний, с которым когда-либо сталкивались подростки, – Железное испытание…

Оглавление

Из серии: Магистериум

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Железное испытание (Кассандра Клэр, 2014) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 3

Мастер Рокмэйпл сердито чеканил шаг, ведя их группу по коридору прочь от зала, где проводился тест.

Все шли так быстро, что Коллу никак было за ними не поспеть. Его нога болела сильнее, чем когда-либо, и от него воняло как от сгоревшего завода по производству шин. Он хромал в хвосте, гадая про себя, помнила ли история набора в Магистериум кого-нибудь еще, кто опозорился бы так же сильно. Может, они разрешат ему отправиться домой пораньше – для его же блага и блага окружающих?

– Ты как? – спросил его Аарон, отстав от основной группы, чтобы пойти рядом с ним. Он улыбался совершенно естественно, как если бы разговор с Коллом был для него обычным делом, хотя все остальные дети избегали его.

– Нормально, – буркнул Колл, стиснув зубы. – Лучше не бывает.

– Не знаю, как ты это сделал, но это было шикарно. У мастера Рокмэйпла было такое лицо!.. – Аарон попытался спародировать его, нахмурив брови, выпучив глаза и раскрыв рот.

Колл было засмеялся, но быстро подавил смех. Ему не хотелось проникаться симпатией ни к кому из ребят, особенно к этому я-все-могу-Аарону.

Они свернули за угол. Вся остальная группа уже ждала их. Мастер Рокмэйпл откашлялся, явно намереваясь обругать Колла, но заметил рядом с ним Аарона. Что бы ни вертелось у него на языке, маг проглотил это и открыл дверь в новую комнату.

Колл зашел внутрь вместе с другими детьми. Это оказался еще один стандартный кабинет, похожий на тот, в котором они писали первый тест, с рядами парт и по одному листу бумаги на столах.

«Сколько еще письменных заданий нам предстоит?» – хотел спросить Коллам, но решил, что едва ли мастер Рокмэйпл в настроении ему отвечать. На этих столах имен не было, поэтому он сел на ближайший стул и скрестил на груди руки.

– Мастер Рокмэйпл! – позвала Кайли, присаживаясь. – Мастер Рокмэйпл, у меня нет ручки.

– Они вам не понадобятся, – ответил маг. – Это тест на ваше умение контролировать свою магию. Вы должны будете воспользоваться стихией воздуха. Сосредоточьтесь на листе бумаги перед собой, пока вы не сможете оторвать его от стола одной лишь силой мысли. Заставьте его повиснуть в воздухе, чтобы он не качался и не падал. Как только вы справитесь, можете подняться со своего места и присоединиться ко мне в передней части комнаты.

Облегчение затопило Колла. От него всего-то требовалось, чтобы его лист бумаги не поднялся в воздух, что было проще простого. За всю свою жизнь ему еще ни разу не приходилось пускать бумагу летать по классу.

Аарон сидел через проход от него, опустив подбородок на руку и прищурив зеленые глаза. Колл покосился на него, и в этот момент лежащий перед Аароном лист поднялся в воздух и замер параллельно столешнице. Секунду он висел так, после чего скользнул назад на стол. Довольно улыбаясь, Аарон встал и направился к мастеру Рокмэйплу.

Колл услышал слева от себя смешок. Он посмотрел в ту сторону и увидел, как Джаспер самой обычной на вид иголкой колет себе палец. На коже выступила капелька крови, и Джаспер сунул палец в рот и пососал его. «Вот же псих», – подумал Колл. Но затем Джаспер расслабленно откинулся на спинку стула с таким видом, будто говорил: «Да я это с закрытыми глазами сделаю». И, похоже, так оно и было: лист бумаги перед ним вдруг начал сам собой складываться и загибаться. Еще несколько сгибов и складок – и со стола Джаспера взлетел бумажный самолетик. Он сделал круг по кабинету и врезался точно в лоб Колла. Тот раздраженно смахнул его, и самолетик упал на пол.

– Джаспер, достаточно, – сказал мастер Рокмэйпл, хотя его голосу явно не хватало сердитых ноток. – Иди сюда.

Пока Джаспер развязной походкой шел к передней части комнаты, Колл переключил внимание на свой лист. Дети вокруг пожирали взглядами листы бумаги на своих столах и что-то шептали им, надеясь, что те сдвинутся. Колл почувствовал неприятное напряжение в животе. Вдруг откуда-нибудь подует сквозняк и подхватит его лист? Вдруг он возьмет и… сам собой поднимется в воздух? Получит ли он в таком случае баллы?

«Лежи! – мысленно приказал он листу перед собой. – Не вздумай шевельнуться!» Колл представил, как прижимает листок к деревянной столешнице растопыренными пальцами, не позволяя ему не то что взлететь, а даже слегка сдвинуться. «Бред какой-то, – застонал он про себя. – Как будто мне больше заняться нечем». Но продолжил свои мысленные упражнения. На этот раз он оказался не единственным, кто не справился с заданием. Было еще несколько ребят, включая Кайли, чьи листы остались неподвижны.

– Коллам? – устало позвал мастер Рокмэйпл.

Колл откинулся на спинку стула:

– Я не могу.

– Раз он не может, значит, он правда не может, – не преминул влезть Джаспер. – Поставьте этому неудачнику ноль, пока он не устроил снежную бурю и мы все не умерли от бумажных порезов.

– Хорошо, – вздохнул маг. – Все, принесите мне свои листы, и я проставлю вам баллы. И поскорее, нам нужно освободить кабинет для следующей группы.

Расслабившись, Колл хотел уже взять со своего стола лист – и застыл. Он отчаянно заскреб ногтями по его краям, пытаясь подцепить, но каким-то необъяснимым образом лист буквально сросся с деревянной столешницей и не желал от нее отрываться.

– Мастер Рокмэйпл, с моим листом бумаги что-то не так, – сказал он.

– Всем залезть под столы! – закричал Джаспер, но никто не обратил на него внимания. Все смотрели на Колла. Мастер Рокмэйпл подошел к его парте и уставился на лист. Не оставалось сомнений, что тот стал неотделимой частью стола.

– Кто это сделал? – спросил мастер Рокмэйпл. Он выглядел изумленным до крайности. – Это что, чья-то глупая шутка?

Все в кабинете молчали.

– Это ты сделал? – Мастер Рокмэйпл посмотрел на Колла.

«Я лишь хотел, чтобы его нельзя было сдвинуть», – с грустью подумал Колл, но сказать этого он не мог.

– Я не знаю.

– Не знаешь?

– Не знаю. Может, что-то не так с бумагой.

– Это просто бумага! – заорал маг, на секунду потеряв над собой контроль. – Ладно. Хорошо.

Ты получишь ноль. Нет, погоди, ты станешь первым претендентом за всю историю Магистериума, кто получит минус по одному из экзаменов Железного испытания! Минус десять! – Он покачал головой. – Полагаю, мы все должны вздохнуть с облегчением, так как финальный тест ты будешь проходить один.

Коллам ощутил прилив радости – вскоре все должно закончиться.



На этот раз претенденты толпились в коридоре перед двойными дверями в ожидании, когда их позовут внутрь. Джаспер разговаривал с Аароном и поглядывал на Колла, будто намекая на то, кто был темой их беседы.

Колл вздохнул. Впереди ждала последняя проверка. От этой мысли напряжение частично отступило. Как бы хорошо он с ней ни справился, один тест мало что изменит в его общем ужасном зачете. Меньше чем через час они с отцом отправятся домой.

– Коллам Хант, – объявила волшебница, так и не представившаяся. Ее шею обвивало искусной работы ожерелье в виде змеи, и она зачитывала имена с пюпитра в руках. – Мастер Руфус ожидает вас внутри.

Он оттолкнулся от стены и последовал за ней через двойные двери, за которыми оказалась просторная слабо освещенная комната с паркетным полом. Кроме большой деревянной чаши и сидящего рядом с ней мага, больше здесь ничего и никого не было. Чаша была заполнена водой, над поверхностью которой в самом центре, без какого-либо фитиля или свечи дрожал язычок пламени.

Колл замер и пораженно уставился на огонь, чувствуя, как зашевелились волосы на затылке. За этот день он успел повидать немало странностей, но впервые после иллюзии пещеры его взору предстало нечто столь явно магическое.

Маг заговорил:

– Ты слышал, что раньше люди вырабатывали походку, удерживая при ходьбе книги на голове? – Его голос был тихим и густым, как далекий рев пламени. Мастер Руфус был крупным темнокожим мужчиной с гладкой, как австралийский орех, головой. Он легко встал на ноги и взял чашу в свои широкие ладони.

Пламя даже не колыхнулось. Наоборот, оно вспыхнуло еще ярче.

– Разве это упражнение не для девочек? – спросил Колл.

– Какое упражнение? – нахмурился мастер Руфус.

– Ходить с книгами на голове.

Маг так посмотрел на него, что у Колла возникло стойкое ощущение, что тот ждал от него совсем иного ответа.

– Возьми чашу, – сказал он.

– Но тогда пламя погаснет, – возразил Колл.

– В этом и заключается задание, – пояснил Руфус. – Посмотрим, сможешь ли ты удержать пламя и как долго. – И он протянул чашу Коллу.

До этого момента все тесты оказывались совершенно не такими, какими их представлял себе Колл. И все же ему удалось завалить их все – либо по его собственному нежеланию их выполнять, либо просто потому, что он действительно не годился в волшебники. Но в этом мастере Руфусе было что-то такое, из-за чего Коллу вдруг захотелось справиться с тестом, хотя это и не имело значения. Шансов, что он попадет в Магистериум, не осталось.

Колл взял чашу.

Практически тут же язык пламени метнулся вверх, как если бы Колл крутанул ручку подачи газа в газовой лампе. Он подпрыгнул от неожиданности и наклонил чашу, пытаясь залить огонь водой. Но пламя лишь испарило попавшие в него капли, ничуть не утратив своей мощи. В панике Колл затряс чашей, направляя на огонь одну волну за другой. Пламя зашипело.

– Коллам Хант. – Скрестив на груди руки, мастер Руфус с невозмутимым выражением на лице смотрел на него сверху вниз. – Ты меня удивляешь.

Колл ничего не ответил, продолжая держать в руках чашу с брызжущей водой и шипящим огнем.

– Я обучал обоих твоих родителей в Магистериуме, – сказал мастер Руфус. Он выглядел серьезным и печальным. Из-за неровного света пламени под его глазами легли глубокие тени. – Они были моими учениками. Лучшие в классе, высшие баллы за Испытание. Твоя мать была бы разочарована, увидев, как ее сын столь очевидным образом пытается завалить тест только потому, что…

Мастеру Руфусу было не суждено закончить фразу, потому что при упоминании о матери Колла деревянная чаша треснула – не пополам, а на дюжину острых щепок, вонзившихся в ладони Колла. Он тут же бросил то, во что превратилась чаша, на пол, и обломки у его ног немедленно вспыхнули маленькими погребальными кострами. Он смотрел на пламя, но ему совсем не было страшно. В тот момент ему казалось, что огонь будто призывает его шагнуть в него, чтобы своим светом выжечь весь его гнев и страх.

Колл стал оглядываться по сторонам, а огонь тем временем начал распространяться по комнате, лишь сильнее разгораясь от разлитой воды, словно это был бензин. Колла затопила страшная всепоглощающая злоба на этого мага, который знал его мать, на стоящего прямо перед ним мужчину, который мог иметь какое-то отношение к ее смерти.

– Прекрати! Прекрати немедленно! – закричал мастер Руфус и, схватив обе ладони Колла, хлопнул ими. От удара свежие порезы пронзило болью.

В тот же миг весь огонь разом погас.

– Отпустите меня! – Колл вырвал руки из пальцев мастера Руфуса и вытер окровавленные ладони о джинсы, добавив на них новый слой пятен. – Я ничего этого не хотел. Я вообще не понимаю, что случилось.

– Случилось то, что ты завалил еще один тест, – сказал мастер Руфус – его гнев сменился чем-то похожим на холодное любопытство. Он смотрел на Колла, как ученый смотрит на пришпиленного булавкой к доске жука. – Ты можешь вернуться на скамейки к своему отцу и вместе с ним ожидать финального результата.

К счастью, в другой части комнаты оказалась еще одна дверь, и Коллу не пришлось вновь сталкиваться с другими претендентами. Ему ничего не стоило представить, какое лицо было бы у Джаспера при виде крови на его одежде.

У него тряслись руки.

На скамейках со скучающим видом сидели родители, младшие сестры и братья претендентов без дела бродили неподалеку. Тихое жужжание разговоров эхом разносилось по ангару, и лишь сейчас Колл понял, какая удивительная тишина царила в коридорах – услышать вновь людские голоса стало для него шоком. Пять дверей периодически выпускали из себя претендентов, спешивших назад к своим семьям. Перед скамейками поставили три белые доски, на которых маги записывали результаты испытаний. Колл, даже не посмотрев туда, направился прямиком к отцу.

На колене Аластера лежала книга, закрытая, словно он думал почитать, да так и не собрался. Подходя к отцу, Колл заметил облегчение на его лице, тотчас сменившееся беспокойством, стоило ему как следует рассмотреть сына.

Аластер вскочил на ноги, и книга упала на пол:

– Коллам! Ты весь в крови и чернилах, и от тебя пахнет горящим пластиком! Что случилось?

– Я не справился. Точнее, я думаю, что полностью провалился. – Колл слышал, как дрожит его голос. Перед его глазами стояли горящие осколки чаши и сердитое лицо мастера Руфуса.

Отец ободряюще опустил ладонь ему на плечо:

– Все хорошо, Колл. Ты и должен был провалиться.

– Я знаю, но я думал… – Он сунул руки в карманы, вспоминая все отцовские наставления о том, что нужно делать, чтобы завалить тесты. Но на деле он не воспользовался ни одним его советом и не справился ни с одним заданием только потому, что понятия не имел, что творит. Только потому, что он на самом деле оказался полным бездарем в магии. – Я думал, все будет по-другому.

Отец понизил голос до шепота:

– Я понимаю, это неприятно, когда что-то не получается, но, Колл, все к лучшему. Ты большой молодец.

– Если под «большим молодцом» ты имеешь в виду «тупица»… – пробормотал Колл.

Отец улыбнулся:

– Я успел испугаться, когда ты получил высшие баллы за первый тест, но затем они их сняли. Никогда не видел, чтобы кто-нибудь раньше терял баллы.

Колл нахмурился. Он понимал, что отец хотел его похвалить, но самому ему это не нравилось.

– Ты на последнем месте. Есть и такие, у кого совсем нет способностей к магии, но кто справился лучше тебя. Думаю, ты заслужил мороженое – самую большую порцию, какую сможем найти, когда поедем домой. Твое любимое – с ирисками, арахисовым маслом и мармеладными мишками. Согласен?

– Ага, – буркнул Колл, опускаясь на скамейку. У него было слишком гадко на душе, чтобы мысль о мороженом с ирисками, арахисовым маслом и мармеладными мишками смогла его развеселить. – Согласен.

Отец тоже сел. Он продолжал кивать своим мыслям и выглядел весьма довольным. По мере того как появлялись все новые оценки, его настроение лишь улучшалось.

Колл решился посмотреть на доски. Аарон и Тамара занимали самую верхнюю строчку с почти равным итоговым результатом. Он раздраженно отметил, что Джаспер сохранил вторую позицию, отстав от них всего на три балла.

«Ну и ладно», – подумал Колл. Чего еще стоило ожидать? Все маги, как и говорил отец, были гадами, а значит, самые распоследние гады просто обязаны были получить высшие баллы. Ничего удивительного.

Хотя не все гады оказались на верхних строчках. В отличие от Аарона Кайли плохо справилась с заданиями. И это хорошо, решил Колл. Похоже, Аарон очень хотел показать себя в лучшем свете. Если, конечно, не принимать в расчет, что это означало поступление в Магистериум, а отец Колла всегда говорил, что подобного он и злейшему врагу не пожелал бы.

Колл не знал, радоваться ему за Аарона, который относился к нему вполне дружелюбно, или расстраиваться из-за него. Определенно эти противоречивые чувства будут стоить ему головной боли.

Мастер Руфус появился в одной из дверей. Он не повышал голоса, но весь ангар тут же погрузился в молчание. Осмотрев помещение, Колл разглядел знакомые лица – Кайли выглядела взволнованной, Аарон кусал губу, Джаспер побледнел и напрягся, тогда как Тамара ничуть не утратила хладнокровия и собранности – казалось, ей просто не о чем было беспокоиться. Она сидела между элегантной темноволосой парой в светлых одеждах, оттенявших их смуглую кожу. Ее мать была в платье и перчатках цвета слоновой кости, а отец – в кремового цвета костюме.

– Претенденты этого года, – заговорил мастер Руфус, и все одновременно подались вперед, – благодарю вас, что вы сегодня здесь, с нами, и спасибо за ваши старания во время Испытания. Магистериум также выражает искреннюю признательность всем семьям, которые привезли своих детей и терпеливо ожидали окончания их тестов.

Он завел руки за спину и заскользил цепким взглядом по скамейкам:

– Здесь присутствуют девять магов, и у каждого из них есть право выбрать себе до шести претендентов. Эти претенденты станут их учениками на следующие пять лет, которые они проведут в Магистериуме, а потому для мастера этот выбор ни в коем случае нельзя назвать легким. Вам следует знать, что прошедших Испытание больше, чем тех, кто в итоге получит место в Магистериуме. Если вас не выберут, это будет означать, что вы не подходите для подобного рода обучения. Вы должны понимать, что причин этому может быть великое множество, а дальнейшее применение ваших сил может иметь летальные последствия. Перед вашим отъездом один из магов в подробностях объяснит вам ваши обязанности по сохранению секретности и расскажет обо всех необходимых средствах защиты вас и ваших семей.

«Пусть все это уже скорее закончится», – подумал Колл, едва слушая Руфуса. Многие претенденты, судя по их ерзанью, тоже испытывали нетерпение. Джаспер, сидящий между мамой-азиаткой и белокожим отцом – у обоих были короткие модные стрижки, – барабанил пальцами по коленям. Колл взглянул на своего отца, смотревшего на Руфуса с таким выражением, которого он у него еще никогда не видел. Можно было подумать, что отец представляет, как давит мага колесами своего переделанного «Роллса», пусть даже после этого ему будет предстоять очередной ремонт коробки передач.

– У кого-нибудь есть вопросы? – спросил Руфус.

Ангар ответил молчанием. Отец шепнул Коллу:

– Все хорошо. – Хотя Колл никак не показал свои ощущения, что все было совсем не хорошо. Пальцы отца впились в плечо Колла. – Тебя не выберут.

– Отлично! – прогремел Руфус. – Да начнется отбор! – Он начал пятиться, пока не остановился перед доской с баллами. – Претенденты, когда назовут ваше имя, прошу вас подняться и подойти к своему новому мастеру. Как самый старший из присутствующих здесь магов после мастера Норта, который не будет брать себе учеников, я начну отбор. – Он окинул взглядом присутствующих. – Аарон Стюарт.

Раздались аплодисменты, но семья Тамары к ним не присоединилась. Сама девочка сидела совершенно неподвижно, с идеально прямой спиной, как будто ее забальзамировали. Родители Тамары выглядели рассерженными. Ее отец наклонился и что-то сказал ей на ухо, и Колл заметил, как Тамара вздрогнула. Может, в ней все же было что-то человеческое.

Аарон встал со скамейки. «Какая неожиданность», – с сарказмом подумал Колл. Аарон напоминал Капитана Америку[2] с его светлыми волосами, спортивным телосложением и повадками «хорошего парня». Коллу очень захотелось швырнуть ему в голову отцовскую книгу, хотя Аарон и был к нему добр. Капитан Америка тоже ничего, но это не значит, что кому-то захочется с ним соревноваться.

И лишь тогда Колл с удивлением заметил, что, хотя люди вокруг хлопали Аарону, рядом с ним не было никого из членов его семьи. Никто не обнимал его и не хлопал по спине. Видимо, он приехал сюда один. Нервно сглотнув, Аарон улыбнулся и бегом пустился по лестнице между скамейками, чтобы встать рядом с мастером Руфусом.

Руфус откашлялся:

– Тамара Раджави.

Тамара поднялась со своего места, и ее темные волосы взметнулись у нее за спиной. Ее родители вежливо захлопали, словно они были в опере. Тамара не остановилась, чтобы обнять их, и сразу ровным шагом направилась вниз и встала рядом с Аароном, который одарил ее поздравительной улыбкой.

Колл задумался: интересно, другие маги сердятся на мастера Руфуса из-за того, что тот стал выбирать первым и забрал себе обладателей верхней строчки результатов? Колла бы это точно разозлило.

Темные глаза мастера Руфуса еще раз окинули помещение. Колл кожей чувствовал, как остальные дети затаили дыхание, надеясь услышать следующим свое имя. Джаспер даже привстал.

– И моим последним учеником будет Коллам Хант, – объявил мастер Руфус, и привычному миру Колла пришел конец.

Несколько претендентов не сдержали удивленных возгласов, да и все сидящие на скамейках озадаченно зашептались, увидев на досках имя Колла в самом низу с отрицательным результатом.

Колл непонимающе уставился на мастера Руфуса. Мастер Руфус без тени эмоций на лице смотрел на него. Стоящий рядом с ним Аарон ободряюще улыбнулся Коллу, тогда как Тамара явно пребывала в состоянии крайнего изумления.

– Я сказал – Коллам Хант, – повторил мастер Руфус. – Коллам Хант, пожалуйста, спускайся.

Колл начал подниматься, но отец рукой надавил ему на плечо, опуская назад на скамейку.

– Я не позволю, – сказал Аластер Хант, вставая. – Это зашло слишком далеко, Руфус. Ты его не получишь.

Мастер Руфус смотрел на них снизу вверх так, будто в ангаре больше никого не было.

– Перестань, Аластер, ты знаешь правила не хуже остальных. Хватит раздувать скандал из-за того, что и так произойдет. Мальчику требуется обучение.

По обе стороны ряда скамеек к тому месту, где сидел удерживаемый отцом Колл, начали пробираться другие маги. В своих черных одеждах они выглядели зловеще, как и описывал их отец. Они явно были готовы к схватке. Поднявшись до скамейки Колла, они замерли, ожидая, что предпримет Аластер.

Отец Коллама забросил магию много лет назад; он не практиковал целую вечность. У него не будет и шанса, если остальные маги захотят подмести им пол.

– Я пойду, – сказал Колл отцу. – Не переживай. Я не ведаю, что творю. Меня обязательно исключат. Они не захотят со мной долго возиться, и тогда я вернусь домой и все станет как прежде…

– Ты не понимаешь, – перебил его отец, больно дернув за плечо и заставляя подняться на ноги. Все находящиеся в ангаре смотрели на них. Аластер казался безумным, его широко раскрытые глаза буквально вылезали из орбит. – Скорее. Придется бежать.

– Я не могу, – напомнил Колл. Но отец его не слушал.

Перепрыгивая скамейку за скамейкой, он тащил его за собой. Люди расступались перед ними, кто-то просто пересаживался на соседнее место, а кто-то отскакивал в сторону. Столпившиеся на лестницах маги бросились им наперерез. Колл, хромая, шел так быстро, как только мог, все его мысли были сосредоточены на том, чтобы не упасть.

Но стоило им спуститься до пола ангара, как на их пути встал сам Руфус.

– Хватит, – сказал он. – Мальчик останется здесь.

Аластер резко затормозил и обхватил Колла со спины, что удивило мальчика – отец почти никогда его не обнимал, хотя сейчас это больше походило на захват в реслинге. Коллам попытался развернуться, чтобы взглянуть на отца, но тот смотрел на мастера Руфуса.

– Разве ты не достаточно убил членов моей семьи? – громко спросил он.

Ответ мастера Руфуса прозвучал так тихо, что сидящие на скамейках люди никак не могли его услышать в отличие от Аарона и Тамары.

– Ты ничему его не научил, – сказал он. – Необученный маг, бродящий по округе без присмотра, все равно что разлом в земле, который только и ждет, чтобы расшириться, а когда это случится, он убьет кучу народа и себя заодно. Так что не смей говорить мне о смерти.

– Ладно, – согласился отец Колла. – Я сам его обучу. Я заберу его домой и обучу его там. Он будет готов к Первым Вратам.

– У тебя было двенадцать лет, чтобы учить его, но ты ими не воспользовался. Мне жаль, Аластер. Все идет так, как должно быть.

– Посмотри на его результат – он не должен поступить! Он не хочет поступать! Правда, Колл? Правда? – Отец так затряс Колла, что тот ничего не смог бы сказать, даже если бы захотел.

– Отпусти его, Аластер, – голос мастера Руфуса был полон печали.

– Нет, – заявил отец Колла. – Он мой сын. У меня есть права. Я буду решать, каким будет его будущее.

– Нет, – возразил мастер Руфус. – Не ты.

Отец Колла бросился назад, но недостаточно быстро. Колл почувствовал на себе чужие руки, и два мага вырвали его из отцовского захвата. Отец что-то кричал, а Колл лягался и пытался высвободиться, но из этого ничего не вышло, и его оттащили к Аарону и Тамаре. На лицах обоих застыл ужас. Колл со всей силы ткнул локтем одного из держащих его магов. Раздался сдавленный вскрик, и ему заломили руки. Колл поморщился и подумал, как теперь все эти родители на скамейках относятся к идее отправить своих детей в аэродинамическую школу.

– Колл! – Аластера держали два мага. – Колл, не верь ничему, что они скажут! Они не понимают, что делают! Они ничего о тебе не знают! – Его тащили к выходу. Коллу до сих пор не верилось, что все это происходит на самом деле.

Вдруг в воздухе что-то блеснуло. Он не заметил, как отец высвободил руку, но, видимо, как-то у него это получилось. В него летел кинжал. По идеально прямой траектории, чего едва ли можно ожидать от обычных кинжалов. Колл не мог оторвать взгляда от вращающегося клинка, направленного точно в него.

Он знал, что должен что-то сделать.

Должен отойти в сторону.

Но по какой-то причине не мог.

Его ноги будто приросли к полу.

Лезвие замерло в каких-то дюймах от Колла: Аарон поймал кинжал прямо в воздухе с такой легкостью, будто сорвал яблоко с нижней ветки.

Все на мгновение застыли, уставившись в их сторону. Маги вытолкали Аластера за дальние двери ангара. Колл остался один.

– Держи, – услышал он голос. Аарон протягивал ему кинжал. Ничего подобного Коллу еще видеть не приходилось. Клинок сверкал чистым серебром, и всю его поверхность покрывали узоры и письмена. Рукоять была в виде птицы с расправленными крыльями. На лезвии витиеватым шрифтом было выгравировано слово «Semiramis».

– Полагаю, он твой, верно? – спросил Аарон.

– Спасибо. – Колл взял кинжал.

– Это был твой отец? – едва слышно выдохнула Тамара, даже не повернувшись к нему. В ее тоне слышалось отстраненное осуждение.

Несколько магов смотрели на Колла так, будто считали его чокнутым и ничуть этому не удивлялись, понимая, кто послужил причиной. С кинжалом в руке Колламу стало спокойнее, пусть даже до этого дня он пользовался ножом, только чтобы намазать на хлеб арахисовое масло или нарезать кусок мяса.

– Да, – ответил он. – Он боится за мою безопасность.

Мастер Руфус кивнул мастеру Милагрос, и она вышла вперед:

– Мы крайне сожалеем о случившемся и будем очень признательны, если вы все останетесь на своих местах и будете сохранять спокойствие. Надеемся, в дальнейшем наша церемония пройдет без задержек. Я буду следующей в выборе учеников.

Присутствующие вновь затихли.

– Я остановилась на пятерых, – объявила мастер Милагрос. – Первым станет Джаспер де Винтер. Джаспер, пожалуйста, спустись и подойди ко мне.

Джаспер поднялся и занял свое место рядом с мастером Милагрос, по пути бросив на Колла взгляд, полный ненависти.


Оглавление

Из серии: Магистериум

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Железное испытание (Кассандра Клэр, 2014) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я