Хочу страстного мужа

Клара Колибри, 2019

Надо же, как бывает! Упал, очнулся и… жизнь начала преподносить сюрпризы. Фантастические. Неожиданные. Кто готов повстречать в наше время и в центральном парке оборотня? А если он потом еще заявит, что вы ему истинная пара? Инна Соколова оказалась к такому не готова…

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Хочу страстного мужа предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Часть 1. Невероятная встреча и ее последствия

— 1 —

Подруга меня спросила:

— Инка, когда ты, наконец, выйдешь замуж?

Вот что мне было ей ответить? Когда найду своего единственного и неповторимого мужчину? Говорила уже. И тогда моя самая-самая Лялька пожала плечами в ответ.

— Все так говорят. А потом все же выходят замуж за… более-менее пригодный для жизни вариант. Чудес, увы, не бывает. В реальности начинаем взвешивать за и против, кидаем на чаши весов недостатки, достоинства, слова, поступки… И так происходит, пока тикают наши годики, медленно, но верно, приближаясь к тридцатнику. А потом, заметь, как только чашечка «за» хоть чуть перевесит, так и хватаемся за того мужика, который на тот момент подвернулся. У меня перед глазами были лишь такие примеры. Взять хоть наших с тобой знакомых… Данка. Она уцепилась за ум своего Владика, хотя внешние данные у него, прямо скажем, не ах. Марго. Вопила от счастья, когда очередной ее ухажер оказался язвенником. Сказала, что вылечит потом как-нибудь, но, хоть сколько, поживет с ним в спокойствии. И я ее отлично понимала: как она намучилась-то с предыдущим, пил же напропалую. Да взять хотя бы меня? Я со своим сошлась, оценив его любовь к животным. Кто еще станет терпеть моих двух вредных мопсов? То-то же! А ты? Тридцатник уже есть, а все копаешься. Смотри, упустишь момент!.. Станешь никому не нужна, и тогда…

Я ее не дослушала. Да, в общем-то, и ни к чему мне это было, так как подруга повторялась. Подобный вынос моего мозга она проводила и год назад и два. В чем-то могла бы с ней согласиться. Но как подумала бы, что вот пришла домой, а там… дохлый мужичонка встречает на пороге и подает услужливо тапочки, так настроения никакого. Или, к примеру, отъевшийся бугай лежит на моем диване, смотрит телевизор и оттуда мной командует. Брр! Не хочу!

— У тебя же был такой красавец в бойфрендах совсем недавно!.. Все при нем, а еще владелец фирмы, крутой тачки, шикарной квартиры и двух дач: одна в пригороде, другая где-то у теплого моря. Мы, все твои подруги, обзавидовались, а ты… Зачем отшила? У тебя с головой что-то случилось?

Не скажешь же ей, что у него таких, как я, были пачки. Это признание мою гордость задевало. А Олег менял подружек, как перчатки. Модели, актрисы, певицы, бизнес-леди, секретарши… И да, умник, красавчик, и даже говорил про жизнь, ой как красиво. Но как только дело доходило до постели, в общем, набаловали его женщины. А я, наверное, не настолько в него влюбилась или желала его недвижимости и прочего, чтобы из кожи выпрыгивать за-ради поднятия его… э… ладно, забыли. И после этого «крутого мужика» меня вообще стало тянуть к молчунам и одиночеству. Но подруге сказала другое:

— Не заладилось у нас с ним. Уставал сильно на работе, то и се…

— Не поняла?!..

— Хочу страстного мужа. Чтобы я при сексе с ним орала от удовольствия. А когда отдыхала, лежа у него на груди, могла бы пальчиком водить по тугим мышцам, обводя эти… кубики, а не по жирку подкожному.

— Скажешь, чтобы и кофе в постель подавал? — на лице подруги заметила насмешливое выражение.

— Не отказалась бы, но это уж как получится, а то могла бы и сама за ним иногда поухаживать. Но чтобы обязательно был к физическим данным еще умен, предприимчив, ко мне добр…

— На руках носил, цветы дарил…

— Вот! Ты и сама все поняла!

Подруга покрутила пальцем у виска, хмыкнула и со мной простилась. Последнее потому, что объявили ее остановку. Мы с ней тогда случайно в общественном транспорте встретились. Мне выходить надо было на следующей остановке. Когда направилась к дверям, поймала на себе взгляд какого-то бородатого мужика, и тот долго не отпускал. Поняла, что подслушал наш разговор с подругой. И состоялся тот всего неделю назад. А сегодня мне о том отчего-то вспомнилось.

* * *

Я обожаю месяц май. Только в мае листва бывает такой нежной и настолько прозрачно-салатовой. И в воздухе царит запах клейких почек и силен, как никогда больше, цветочный аромат. Этот месяц переменчив по погоде, но как никакой другой дает мне прилив энергии. Это мое время. Я родилась в мае и задалась целью опровергнуть утверждение, что мне на роду написано всю жизнь маяться. Не дождетесь! Эй вы, всезнайки! Про меня не выйдет сделать такой вывод.

Так вот, в тот день у нас был корпоратив. Богатая фирма сняла для сотрудников кораблик, или как там его, речной трамвайчик, что ли, и мы плыли на нем по извилистой реке и веселились. Кажется, я перебрала с вином. Потому что мне вдруг приятно сделалось общество нашего главного айтишника Виктора Тишина. А может, не в спиртном было дело, а в желании насладиться тишиной. Ага, после нескончаемых призывов через микрофон ведущего принять участие в конкурсах, громких аплодисментов, музыки и смеха. Устала от шума, наверное. А молчун Тишин… ха, и фамилия ему очень даже подходила, в общем, Виктор вызвался меня проводить потом до дома, а я согласилась.

От пристани до моей улицы было недалеко, и мы пошли пешком. Я — впереди, Тишин плелся сзади. Шла и крутила в руке веточку цветущей черемухи. Иногда подносила кисточки белых цветов к носу и глубоко вдыхала их запах. Хорошо-то как! Свежий ароматный воздух, звезды над головой, а в городском парке, высокий кованый забор которого находился по левую руку, чарующе заливался соловей. Было, правда, еще слышно и кваканье лягушек от заводи справа, но это ничего — терпимо.

И вот оказались мы с Виктором на половине пути до моего дома, когда и припомнила тот разговор с Лялей. Он всплыл у меня в памяти, и я невольно покосилась себе за спину. Тишин, субтильного сложения очкарик, отчего-то напрягся. Я окинула его взглядом и улыбнулась. Разумеется, посмеялась над тем своим высказыванием про громкий секс. А что подумал Витька, я как-то не брала в расчет. Посмотрела на этого задохлика и дальше пошла.

— Ин? — послышался через минуту его голос за плечами. — Ты ничего не слышала?

И зачем он применил такие встревоженные интонации? Ну да, дорожка здесь и днем была почти нехоженой, но зато до дома самая короткая. А что в ночной час вообще людей там не встретить, так что с того? Да я здесь одна раз двести в похожее время ходила, кстати, не такое и позднее, и ничего. А тут с провожатым… правда, по голосу он явно чего-то испугался. Эх, Тишин, Тишин! Развеял все мои мысли о пробуждении страсти в мужских объятьях в одно мгновение.

— Не-а. Ветерок поднялся, листья зашуршали… А ты чего встрепенулся? — я снова кинула ему короткий совсем взгляд, пытаясь приободрить. — Если хочешь, можешь идти назад. Не обижусь и одна вполне дошагаю. Здесь и осталось-то…

И вдруг почувствовала чужую руку у себя на талии… и дыхание возбужденного мужчины рядом с ухом. О-па! А Тишин-то, оказывается, не промах ситуацию использовать в личных интересах. Нет, я и остальные коллеги догадывались, что неровно дышал в мою сторону, но… не ожидала такой прыти, сознаюсь. И тут же пожалела, что согласилась на его провожание. Получалось, что ввела парня в заблуждение, теперь вот разбирайся с ним…

— Ин? А мне тень в парке мерещится, — он шептал, голос его дрожал и грозил прерваться, а мужская рука уже как-то судорожно принялась мять поясок моего платья.

Вот что тут будешь делать?! Может, мне надо было тут же развернуться и проводить Витьку до оживленного проспекта? Нет, я обиды на него не имела, что от испуга талию мою приобнял, просто решила урок взросления преподать. Мол, не ребенок все же, а вполне зрелая особь, раз ухаживать в стенах офиса принимался. И потом, назвался груздем — полезай… в общем, пусть, решила, доведет дело до конца, а меня до дома. А там я могла бы ему такси вызвать. Хорошо придумала, да тут случилось непредвиденное.

Тишин снова что-то разглядел в темноте за парковой оградой и уже двумя руками вцепился в мою талию. Так, что идти стало невозможно, и чуть меня не завалил в траву у заводи. В то же мгновение раздался грозный рык. Думала, что это чисто литературное выражение про кровь, стынущую в жилах, а и нет, как есть, взаправду случается такое. Но добил нас с Витькой не тот ужасный вой-рык, а вид мощного тела, перемахивающего через высоченные вертикальные прутья-пики забора.

Рывок, бросок, перескок, бесшумное приземление уже с нашей стороны, и вот огромный нагой мужик в два шага оказывается перед нами. Витька хрюкнул и обмяк. Но так неудачно, что повалился прямо на меня. И хоть был невелик особо и не тяжел, но все же под себя умудрился подмять. А у меня голос закончился. Хотела бы закричать, а не вышло. Так в полной тишине и упала и оказалась под Тишиным, почти бездыханным. Витька отключился. И на мне грузом легли его килограммы. Уж сколько бы их не было у нашего худого айтишника, а придавило меня знатно, даже воздух из легких вышибло. Но не успела начать себя спасать от тяжести, как за плечи ухватили сильные руки. Очень ощутимо. И вытянули, и на ноги поставили. Но я как увидала тот мощный мышечный торс, покрытый кое-где темными волосами, так ноги задрожали и стали подкашиваться. И зачем я только возносилась в мечтах вот к таким упругим кубикам! Господи, помоги! Избави! И я приказала глазам не глядеть ниже, туда, куда уходила дорожка темных волос. Но они принялись, будто бы, жить своей жизнью. Раз, и опустились. Господи, сохрани и помилуй! Все, моя нервная система не выдержала такого зрелища, и я стала проваливаться в обморок. А на окраине сознания мелькнуло издевательски воспоминание о желании орать в голос от оргазма от… от вот такого вот… Слава богу, додумать ничего не успела.

* * *

Очнулась я на скамейке перед собственным подъездом. В голове различила тяжесть и гудение чугунины. Тело не сразу начало слушаться хозяйку и никак не хотело усесться на той лавке прямее, а не изображать из себя сваленный куль с чем-то, скажем, с картошкой. Справилась, выпрямилась и, морщась, обвела глазами окрестность. Мать честная, светало, что ли?

Но тут припомнила, что у меня был провожатый, когда я… когда мы… когда на нас прыгнуло то мышечное нечто. И сразу внутри вскипел страх за Виктора, ведь его не оказалось рядом, а еще принялась судорожно себя ощупывать и осматривать. Но досмотр показал, что надо мной не надругались, и вообще все мое было в целости и сохранности. Тогда отважилась подняться со скамейки и сделать несколько шагов в том направлении, где произошло… как бы это назвать… «нападение» не подходило, пока точно, потому что мне урона не нанесли, а про Тишина ничего не знала. Доковыляла до пригорка, с которого хорошо было видно то самое место на дороге вдоль ограды, но ничего и никого не увидала. Пусто! Был момент, достала мобильный, начала припоминать телефон экстренной службы, но потом рука так и опустилась. А что я должна была им сказать? Возвращалась с корпоратива во хмелю, в провожатых был сослуживец, на нас из парка выпрыгнул голый тип, мы с коллегой дружно упали в обморок, очнулась рядом с подъездом и в гордом одиночестве. Пфф! Представляю, что они спросят и потом посоветуют.

— А может, мне все привиделось? УУУ!!! — с таким возгласом и развернулась и поковыляла теперь уже к дому.

И вот я оказалась в квартире. Наконец-то! И снова уверилась в народной мудрости, заключенной теперь в словах «мой дом — моя крепость». Я как в квартиру вошла, так сразу же закрыла дверь на все замки и на цепочку. Последней с роду не пользовалась, как и одним нижним замком, а тут… да чего там, я потом еще в комнате и на кухне даже форточки позакрывала, хоть жила на седьмом этаже. Но мне после этого точно сделалось как-то легче дышать. И воспользовавшись нахлынувшим успокоением, немедленно повалилась в постель, а там и в глубокий сон.

Хорошо, что корпоратив прошел в субботу и впереди был еще выходной, хоть можно было выспаться. И я надеялась, что отоспавшись, окончательно пришла бы в себя, и мандраж после перенесенного стресса прекратился бы. Ничуть не бывало. Меня ломало весь воскресный день. В голову, как проснулась и до следующего сна, лезла всякая чушь. Особенно страшно было думать о Витьке. Чтобы не притянуть неприятности с коллегой в реальность, гнала всякие размышления о несчастье. Но они так и норовили добраться до моего сознания. И не помогала ни уборка, ни чтение книги, ни… да ничто не помогало. В общем, измучилась прямо вся и не могла дождаться понедельника, чтобы уж взять и разрубить, как говорится, одним махом тугой узел страха.

И вот настало утро, я собралась на работу, вышла за дверь на лестничную клетку, а мандраж снова напомнил о себе. Да что за дела! В какую-то неврастеничку превратилась. Будет дело, что пришла бы на работу, а там Виктор живой и невредимый, жизни радуется. В общем, слава богу, чтобы так и было, но я тут вся извелась не по делу. Вот так себя одергивала, но руки все равно подрагивали, что даже ключи выронили.

Я нагнулась, чтобы подобрать связку и вдруг увидела на своем коврике для ног клочок темно-серой, почти черной шерсти. Что за дела? У кого кот линяет? И почему оставил часть себя на моем коврике? Но погодите! Какой кот? Единственное четвероногое животное имелось у жильца напротив, и это белая болонка.

— А, черт! — прошипела с досадой, смахивая приставучую шерсть с поднятых ключей. — Какая гадость!

Кстати подумала, что ну и переходы мысли заимела. Точно полученный стресс плохо сказался на голове. У меня Витька Тишин возможно пропал, а я тут черте, чем занималась: всякую грязь, найденную под ногами, чуть ни к носу поднесла. Одернула себя таким образом, бросила ключи в карман легкого плаща и развернулась к лифту. Но тут открылась соседская дверь, из нее выскочила только упомянутая болонка, кинулась ко мне со всех ног, выволакивая за собой тщедушного соседа, милейшего старичка семидесяти девяти лет. Но нет, эту шумную лохматую блондинку сегодня интересовало не меня облаять, а коврик под моей дверью. Собачонка подлетела, закрутилась волчком и разразилась трескучим гав-гав.

— Здравствуйте, Иван Иванович. На прогулку? Что-то сегодня рано.

— Доброе утро, Инночка. Но для нас с Пифи оно стало настолько долгожданным!.. Представьте, у нас с ней была вчера сорвана ночная прогулка. Как всегда, собрался вывести мою деточку в половине двенадцатого, а на вашем коврике разлегся огромный дворовый пес. И пролежал там всю ночь. А Пифи отказалась из-за него выходить за порог, но и я не рискнул: уж больно огромным был тот бродяга. Прямо весь режим нам сбила та дворняжка! Не знаете, откуда он взялся?

— Вы серьезно? — я нахмурилась и заскрипела мозгами, соображая, что в воскресенье никуда вообще не выходила.

— Совершенно! Кто же его пустил в подъезд? Непорядок! Бежим скорее деточка на улицу. Гулять, Пифи!

Вот такую историю поведал сосед, я ей удивилась, но особого значения не придала. Только еще подумала, мол, у кого и что болит. Потом заскочила в лифт к дедку с собачкой, спустилась, вышла во двор и направилась к своему автомобилю.

* * *

На рабочее место явилась вовремя. Покрутилась среди сослуживцев немного, прислушалась к разговорам, вроде ничего такого не расслышала, а там уже схватила трубку местного телефона и набрала Витьку. Ответил мне сам Тишин. Как услышала его голос, так выдохнула с облегчением. Он же на том конце связи напрягся и потребовал немедленную встречу в курилке.

Так! Это точно был тревожный сигнал. Потому что мы с ним оба не курили. А он вызвал меня… ладно, разберусь. Пообещала себе сохранять спокойствие, но на место встречи шла, будто на ходулях. Черт, еще туфли на каблуках надела зачем-то. А, да, под этот костюм они подходили. Но какого черта вырядилась, когда всю прошлую неделю ходила в джинсах и джемпере, но тут… Нет, нервы ни к черту. В отпуск, что ли, отпроситься?.. А как толкнула дверь с табличкой «место для курения», так на глаза сразу попалась урна и нервно курящий Тишин рядом с ней. Вот дела! Не у одной меня… нервы.

— Привет. Рада тебя видеть. Э… в здравии. Куришь?

— Я здесь уже с полчаса. Весь извелся.

— В смысле? И все это время дымишь? — я помахала рукой, пытаясь разогнать сизое облако вокруг Витьки. Он на движение никак не отреагировал, на слова тоже, а продолжил смотреть в мою сторону с подозрительным прищуром.

— Все ждал, когда вывесят некролог с твоей фамилией.

— Сдурел?!

— Ин, я, правда, рад, что ты выжила, но расскажи, как тебе это удалось, — а сам протянул руку и с опасением коснулся моего плеча. — Уф, живая!

— Нет, с тобой точно не все в порядке, — теперь уже я на него прищурилась. — С чего взял, что концы отдала, а?

— Что еще мог думать? — он с силой притушил окурок и швырнул его в урну. — Я же там, у ограды, пришел в себя, глаза открыл, приподнялся еле-еле на локте… в общем, смотрю, а твое тело на себе огромный волк потащил. Прикинь, руку в зубах зажал, а тебя всю себе на спину взвалил!

— Ты ненормальный? — с опаской сделала от него шаг в сторону, а еще зачем-то на свою руку глянула, но она была абсолютно цела: ни синяков, ни царапин, ни иных следов. — Какие волки чуть ни в центре мегаполиса?

— Я не вру! И там же лес был!..

— Парк, городской парк, — сказала с нажимом и еще отошла от Витьки на шажок, потому что его глаза нездорово поблескивали.

— Ага! Да там сплошные заросли…

— Немного запущенный с того боку, но все же…

— Скажешь, и мужика того не видела? — отчего-то очень рассердился на меня айтишник.

— Голого? — скривилась: не вышло все свалить на алкогольное отравление. Или надежда на глюк еще была? Случались, или нет, они одновременно у двоих корпоративщиков?

— А иначе, отчего бы мне так на него реагировать? — Тишин неожиданно выгнул грудь колесом.

Вояка нашелся, елки-палки. Намекал, что был надежной защитой, если б не конфуз с обнаженкой? Что-то мне в это не верилось. Правда, окинула его тощую нескладную фигуру взглядом без всякого там пренебрежения или осуждения.

— Я тебе так скажу… чистую правду, между прочим, — серьезный вид должен был еще подкрепить мои слова. — Мужика видела, голый торс и прочее тоже, потом моментально потеряла сознание, а очнулась на лавочке у подъезда. Заметь, вся в целости и сохранности. Волков не было, деньги и документы в сумке лежали. И я, как пришла в себя, еще пошла тебя искать, но тропа выглядела пустынной. Хорошо ее рассмотрела, ведь уже рассвет занимался.

— Это во сколько же было? Я очнулся ночью, при луне. В ее свете и наблюдал за зверем…

— А что потом? Ну, тащил, допустим, что-то там какой-то пес…

— Ага! Думаешь, я бы отключился снова, если бы дворнягу увидал? А там такое…

— Так ты снова… того?.. Это, наверное, серьезный случился перегруз для мозга!..

— Издеваешься? — засопел Витька.

— Что ты? Сочувствую!

И тут дверь в курилку распахнулась, и зашли дамы из бухгалтерии. Окинули нас с Тишиным подозрительными взглядами, а потом еще на задымленность носы сморщили.

— Ладно, Вить, пошли по рабочим местам, — сделала я ему знак, что пора разойтись.

Но он уходить к себе в кабинет не спешил, и меня притормозил, схватив за руку. Только сделал это уже в коридоре.

— Ин! Я же тревогу в ту же ночь хотел поднять. Вдруг, подумал, помочь тебе удалось бы. Вот в полицию и позвонил.

— И что? — заинтересованно на него посмотрела, так как, было дело, и мне подобная идея в голову приходила.

— Они меня обозвали и посоветовали меньше пить.

Вот-вот, чего-то подобное я и ждала услышать.

— Ладно, Тишин. Может, что-то такое с нами и случилось, но скорее всего, выпили лишку…

— Я коньяк пил… немного совсем… для храбрости. А ты? Да, видел, что вино. Считаешь, могли отравиться?

— Во всяком случае, так думать много спокойнее. Да, Вить? Согласен? Тогда все в голове укладывается, и нервы успокаиваются…

— Понял тебя. Хорошо. Расходимся по рабочим местам? И тебе нормального дня.

* * *

Кабинет Тишина находился на этом этаже, мне же следовало подняться чуть выше, поэтому вся такая задумчивая пошла к лифту. Нажала кнопку вызова, двери открылись, показалось, что моментально, поэтому я и подумала, что вхожу в пустую кабинку. А и нет, внутри был мужчина. Высокий, холеный, дорого одетый, пахнущий каким-то модным изысканным парфюмом и не наш. В смысле, в нашей фирме не служил. Это я могла сказать на сто процентов, потому что сама работала в отделе кадров.

Но я к нему не присматривалась, так только, мазнула взглядом. Поэтому мысленно обозвала мужика брюнетом, и все: отвернулась к двери. И как иначе, если уже в следующий миг трынкнул сигнал, что приехали на мой этаж. А вот когда собралась выходить из кабины лифта, то повернула голову к настенному зеркалу. По привычке. Все забываю, что теперь у меня короткая спортивная стрижка и не надо было больше следить за выбившимися из прически прядками. Взглянула на свое курносое отражение, а на глаза попался мужской профиль. Этот супермен что, глаза закрыл? А носом он что, чуть не в макушку мне уткнулся?

— Мужчина! Что с вами? Плохо стало, да? — я резко повернулась в его сторону.

Мое сердце отчего-то часто-часто билось в груди. Успела начать думать, что вот ведь, такой крупный, с виду здоровый, а…

— Мне очень-очень хорошо, — сказал он хриплым голосом, и уставился на меня карими глазами.

Как-то довольно бесцеремонно этот тип на меня смотрел. Отчего это его так мои губы заинтересовали? А вырез пиджака, чем привлек? И юбка? Вот ведь… и отчего захотелось одежду поправить, запахнуть, одернуть? И все сразу. Но вот его глаза снова вернулись к моему лицу. Он что, смеялся? В уголках глаз точно заметила смешливые морщинки. Уф! Я еще за него обеспокоилась! Фыркнула, плечом дернула, развернулась на каблуках и вышла в раскрывшиеся двери.

Чувствовала, что этот тип меня чем-то задел. Вроде и не обидел, подумаешь, смерил исконно мужским взглядом, а так-то и не пошевелился в мою сторону, и слов грубых от него не было, но вот знала, что стану про него теперь думать. Хотя, лучше уж о подобных бруталах, чем о нашем с Тишиным злоключении. Решила так, и осознала, что настроение пошло в гору. Вот только не судьба была долго порхать в мыслях, всего-то до дверей кабинета, а там меня в объятья приняли папки, подшивки документов, компьютерные программы с таблицами, в общем, пошла обычная работа.

Но к обеду меня вызвал к себе начальник. Всея фирма. Зачем — не сказал. На всякий случай прихватила отчет, о котором шла речь в последнюю нашу встречу, и пошла. А как снова стала подниматься на лифте, так припомнила «брюнета». Фыркнула, улыбнулась, состроила себе рожицу в зеркале, а потом приняла серьезный вид. Все же на ковер шла. А как в кабинет высокого начальства пришла, так директор огорошил сообщением.

— Соколова! В командировку отправишься.

Видно, совсем он меня из колеи выбил, потому что рот мой открылся как-то сам по себе:

— Куда это? И отчего я? И у нас же Марья Гавриловна в отпуске, а Наташа Румянцева на больничном.

— Так велю. И с начальством не спорят. А еще это в нашем городе — ехать далеко не надо. И я обещал одному очень хорошему другу помочь. Уловила? Тогда держи адрес.

— И когда мне там быть? — спросила довольно уныло.

— А зачем тянуть? — отчего-то подмигнул он мне. — Вот завтра же и отправляйся.

* * *

На следующее утро пришлось встать чуть раньше, так как ехать надо было на другой конец города. Поворчала немного про себя на непредвиденную командировку, но собралась и вышла за порог. И нос к носу встретилась с Иваном Ивановичем. Это что же получалось, сегодня он вышел на прогулку с Пифи еще раньше? И как странно-то вышел! Что старичок, что его болонка, крадучись продвигались к лифту. Дедок, получилось, вздрогнул, как я с ним поздоровалась, а собачонка и так уши и хвост держала поджатыми, а тут вообще дернулась в сторону и натянула поводок.

— Ох, Инночка! — запричитал сосед. — Вот ведь незадача! Совсем жизни не стало в родном подъезде! Тот пес так и повадился ночлег себе здесь у нас устраивать. Вторые сутки, изверг, в напряжении держит.

Я в непонимании осмотрела коврик под собственной дверью — чистый.

— Да, да! Облюбовал почему-то именно вашу дверь, а нам с Пифи жизни не стало. Хотим пойти на прогулку, а там этот волчара глазами светит и зубами лязгает.

— Почему вы теперь его так называете, Иван Иванович. Вчера же просто бездомной дворняжкой окрестили, а сегодня уже…

— Да потому, что порядочные псы так себя не ведут. Они уважение к человеку имеют. А этот как есть дикий совсем. Вы бы видели его горящие углями глаза, Инночка!..

— Прямо монстр из потустороннего мира, получается! — покачала я, не веря, головой и закрыла поскорее замок, чтобы присоединиться к соседу с совсем притихшей Пифи в вызванном лифте.

— Монстр — не монстр, а волк, точно! И главное, всю ночь вашего коврика не покидает. Я за ним в глазок подсматривал. И знаете, он меня через закрытую дверь учуял. Так посмотрел! Так зубы мне показал!

— И во сколько же он у меня под дверью укладывается?

— А вот этого с точностью сказать не могу. Потому что не засек пока. И знаете, я уж думал пораньше со своей деточкой выходить на вечернюю прогулку, да вот страшно, что станем возвращаться, а волчара уже залег. Что тогда делать?!

— Думаете, броситься может?

— Кто же знает? Но рисковать Пифи я не могу. Была мысль вызвать, если что, полицию. Но вы же знаете, как они быстры и вообще реагируют на наши вызовы…

И я задумалась. Что-то часто в моей ранее такой спокойной и размеренной жизни стало всплывать упоминание о полиции и волках. Годами жила, и ничего, а тут второй день подряд какие-то непонятки происходят. К добру ли? Но потом отмахнулась от тех мыслей. Решила, что нечего саму себя накручивать. Вот же, и о Тишине, было дело, волновалась и выдумывала, черте что, но потом все обошлось, жив-здоров оказался. А еще своими глюками меня потом пугал. Вот же немощь! Сам толком до дома девушку проводить не смог, какого-то ненормального нудиста, пляж в ночи потерявшего, испугался, так потом еще про меня целую историю выдумал. Мол, дикий волк куда-то там мое бездыханное тело поволок. Надо же, до чего додумался. А я просто крепче его оказалась, из последних сил и исключительно на силе воли до дома сама добралась. Н-да, вот же нынче мужчина пошел! А Лялька мне: «Когда замуж выйдешь?» Да, похоже, никогда. Те, которые без крутых торсов, с ними чуть стемнеет из дома выйти опасно, а которые все в кубиках… н-да, про них вообще лучше не вспоминать, чтобы самой волком не завыть.

Вот с такими размышлениями в голове я села за руль собственного авто и покатила по проспекту. И очень скоро напряженное городское движение всецело завладело моим вниманием. И как иначе? Станешь отвлекаться от дорожной ситуации и, чего доброго, попадешь еще в какую-нибудь переделку. А мне как-то очень спокойной жизни хотелось, вот и сосредоточилась на вождении.

* * *

По указанному мне адресу обнаружила офисное здание в десять этажей. Нужная фирма отыскалась на пятом. Мимо охранника прошла, объяснив, что прибыла в краткосрочную командировку, и показав ему паспорт. Далее легко нашла приемную их директора, где меня так и сцапала секретарша. Такое слово применила, потому что эта фифа не захотела сразу допустить до «самого», и даже объявить о моем приезде не очень поспешила. Нет, неприятная особа. И как назвать ее, если чуть дыру во мне своим подозрительным взглядом не прокрутила? Я что, по своей воле к ним через весь город тащилась? А она смотрела недобро, губы на меня пожимала и принялась командовать вредным голосом.

— Что за командировка может быть? У нас своих сотрудников хватает. А отдел кадров находится в совсем небольшом помещении, и у них там негде будет даже разместить еще одного сотрудника. Бред какой-то! И сядьте пока вон туда. Нет, на дальний стул. Еще не хватало мне здесь проход загораживать. Я сама знаю, когда надо о вас докладывать… — говорила, выговаривая мне, не понятно за что, а сама еще недовольно окинула взглядом мои ноги, грудь, прическу, весь мой облик в целом. Что за дела?! Так смотрят на соперницу, и то я бы точно подобно вести себя не стала.

И как же расходилась внешность с поведением этой особы. Могла бы назвать ее красавицей, если бы не вот такой прием. Нет, правда, видела перед собой диву как с глянцевой обложки журнала, но поджатые губы и прочее портили впечатление. А когда по громкой связи к ней обратился босс, так вообще, совсем иным голосом с ним заговорила.

— Да, Борис Сергеевич? Конечно, Борис Сергеевич! Приехала Соколова. Сейчас к вам пройдет, — так и залебезила в переговорное устройство. А потом повернулась ко мне и совсем нелюбезным тоном выдала разрешение войти в кабинет директора. — Идите… уже.

Право слово, чудачка. Но если и хотела меня как-то ущемить, то не подействовало. Мое же дело было маленьким: приказали — выполнила, велели — приехала. Надеялась, что на один-два дня.

— Здравствуйте, меня прислал…

— Проходите, проходите! Рад, что согласились нам помочь!..

— Да я собственно… мне же начальник велел…

И вот отчего я не удивилась, когда увидела в том стильном кабинете уже знакомого брюнета? Эх, хорош мужик, но что-то я перестала доверять таким крутым мэнам. А что от этого следовало ждать? Как-то оно у нас не с того началось, если вспомнить нечаянную встречу в лифте. Или, наоборот, с того? И вот отчего в голову снова полез последний разговор с Лялькой? Чертовщина, не иначе.

— А во мне точно надобность есть? — поинтересовалась у него нерешительно, прерывая наш затянувшийся визуальный и абсолютно безмолвный контакт. Пришла в себя и не могла сразу решить, это он меня уже больше двух минут по кругу обходил и рассматривал, что ли? — А то там ваша секретарша сказала, что отдел кадров находится…

— Секретарша? — и брюнет пришел в себя и отчего-то слегка нахмурился, потом подошел к своему столу и нажал на переговорное устройство. — Людмила! Два кофе нам… принесите.

Приказ секретарше озвучил и снова ко мне направился.

— Присядем? — указал на удобное гостевое кресло, а сам сел напротив. — Расскажите о себе.

— Э… а надо? Ладно. Я, Соколова Инна, прибыла по поручению…

— Это мне известно. И да, сам не представился. Извините. Борис Сергеевич Ладаев. Для вас просто, Борис. А что вы любите, Инночка?

Такой поворот событий совсем сбил с толку. И, скорее всего, недоумение ярко проявило себя на моем лице. Разумеется, этот брюнет не мог его не заметить.

— Не удивляйтесь: у меня здесь все просто. Фирма не такая уж и большая… — это он скромничал, я работала в подобной, и считалась она солидной. — Правда, доход приносит неплохой и регулярно, — и заулыбался.

Я тоже… за компанию. Но недоумевать продолжала: мне-то он зачем все это рассказывал?

— А что ты любишь, Ин?

О, как! Все интереснее и интереснее, а еще и на «ты» перешли. До чего же в итоге договоримся? Может, он прямо сейчас мне свидание назначит? Внутри прямо так и зашлась саркастическим смехом. Оказалось, зря заливалась.

— Я бы хотел сразу сознаться, что ты произвела на меня впечатление в лифте, помнишь, и подумал, а что, если сегодня нам вместе пообедать? Вот и спросил о вкусе. В смысле, какой ресторан выберем.

Во как! Но ответить ничего прямо сразу не успела. Потому что в кабинет вошла секретарша, злобно гремя чашками, блюдцами, ложками. Оно и к лучшему. Получилась заминка, пока Людмила расставляла перед нами кофе. Причем, я на всякий случай, отодвинулась от нее чуть в сторону. Показалось, или нет, что моя чашка очень подозрительно накренилась в сторону колен, естественно, моих. А так, хоть сколько, но успела подумать над ответом. Ведь Борис только дождался, что Людмила вышла, как напомнил, что ждал моего согласия.

— Так как? Какую кухню предпочитаешь?

— Японскую, — отчего-то ляпнула я и успела заметить неудовольствие, промелькнувшее на лице мужчины.

На самом деле всякие там суши и роллы любила Лялька, а я только составляла ей компанию в тех сомнительных заведениях.

— Ну, что же… так и решим: обедаем вместе. А сейчас…

— Я уже могу познакомиться со своей задачей? — на всякий случай вот таким образом напомнила брюнету, что вообще-то прибыла к нему в командировку. — Мне бы приступить… Борис. Кто покажет рабочее место и введет в курс дела?

— А зачем далеко ходить? — повел могучими плечами директор, а я, сознаюсь, так и прилипла к ним взглядом. Кстати, сегодня этот супермэн был облачен в другой костюм, но тоже дорогущий по всему. И кстати, смотреть на ту косую сажень было много приятнее, чем на плечики того же Тишина. — Прямо здесь тебя и расположу.

— Как? — заморгала на него глазами, не очень отчего-то понимая слово «расположу». — Здесь?

— Да. За тем столом. Подойдет? Вот сейчас выпьем кофе и приступим. Ммм, и сам объясню, что от тебя требуется.

Ничего особенного, на самом деле, он от меня не потребовал. Все в рамках моих профессиональных знаний и обязанностей. Усадил за компьютер, выдал пароль к программе, поставил задачу рассортировать некоторые данные и занести их в таблицы. Я же спокойно все выслушала и приступила к делу. А в глубине души себе выговорила. Мол, Инка, ты, что творишь, приди в себя, куда тебя в воображении заносит? И правда, куда? Но потом плечами передернула, подбородок вздернула и вся с головой ушла в работу. Уф, перелопатила этому боссу вагон чужих личных дел. Опомнилась, когда массивная мужская фигура скалой надо мной нависла.

— Заработалась, Инуль. Обедать пора.

* * *

С тех пор и стала каждый день обедать с Борисом. Уже почти неделя так прошла. Таким вот странным образом мужик обставил наше знакомство. Лялька же сочла его метод очень оригинальным, когда ей все рассказала. А за ней и Данка с Марго, потому что моя сама-самая подруга немедленно обзвонила общих знакомых и сообщила, что «лед тронулся». Это она так намекала на мое согласие вступить с новым знакомым в отношения. У меня же было свое мнение на происходящее. Ничего себе, соригинальничал брюнет! Сплошную пользу сумел при знакомстве с девушкой заиметь. Ага, неслабо я ему там с таблицами наработала. И потом, что значит вступить в отношения? Обед — это одно, а… ну ладно, через два дня мы и ужинать стали вместе, но и только. Ехать к нему я пока еще отказывалась, вести его к себе домой считала рано.

Лялька на меня за это дула губы. Объясняла тем, что она за меня волнуется, а я вредничаю. Пыталась лекцию прочитать, про то, что «допрыгаюсь», и про мужскую физиологию. Но думаю, подружка просто новости жаждала услышать, а я ей одно и то же каждый раз выдавала: пообедали и отвез на работу, или поужинали и отвез домой. Но если честно, то мне и самой уже стало интересно, как повел бы себя Борис в другой уже ситуации. В ресторанах, а мы их за это время посетили не мало, был внимательным и обходительным. Каждый день цветы дарил, а вчера попытался какой-то подарок преподнести в красивой обертке, но я уперлась, что рано.

Не перегнула ли палку отказом? Борис его принял, но явно сдержал себя, чтобы не затеять дальнейшее объяснение. И правда, чего я артачилась? Видный же мужчина, и ухаживал красиво. Помимо ресторана еще в театр сводил. Один раз. Так и встречались мы пока еще только неделю. Сама себя что-то не понимала. Подружки обзавидовались, какого я себе снова мужика отхватила, а меня будто что-то останавливало дальше с Ладаевым сближаться. Вот и оттягивала тот час, когда… в общем, делала вид, что не понимала намеков про чашечку чая после его провожаний до подъезда дома. Но отговариваться от Бориса с каждым днем становилось все труднее.

— Извини, что-то сегодня устала, как приду, сразу спать упаду.

— Так я же не против и…

— Нет, нет. Да у меня там на коврике еще какая-то дворняжка место себе облюбовала. Еще кинется, испортит нам настроение… Давай, может быть… завтра?

Это я врала. С недавних пор у Ивана Ивановича наладились вечерние прогулки с Пифи. И он мне, было дело, поделился этой радостью. Но мои слова про блохастую псину отчего-то произвели странный эффект на Ладаева. Мужчина сначала как бы в шок от них впал и стоял онемевший с вытаращенными глазами, а потом так сильно закашлялся…

— Дворняга, говоришь!.. Блохастая!.. Вот это да!.. Погоди, а ты сама-то того зверя видела?

— Нет. Мне сосед доложил. А пес поздно ночью приходит и на коврик ложится. Видно, кто-то ему дверь подъездную открывает…

— Сосед? Старик, что ли?

— Ага. С болонкой. А ты… откуда его знаешь?

— Я?! И не знаю совсем. Просто так спросил. А! Вон же, это он идет.

— Он. Добрый вечер, Иван Иванович!

— Добрый ве…

Договорить дедушке не судьба была. Потому что что-то случилось с Пифи. Болонка сначала шла как обычно, гордо вышагивала впереди хозяина, но потом… уж что именно унюхала в паре метров от Бориса, но так дернула в сторону, что и охнувшего старичка за собой утащила.

— Что это с ней? — я недоуменно проводила взглядом продирающегося через бордюрный кустарник Ивана Ивановича.

— Мелкие собачки, они нервные, — со знанием дела проговорил Ладаев. — Не обращай внимания. Так значит… завтра? Ин! Не обмани. Я буду ждать с нетерпением.

И заключил меня в объятия. Страстные. И такой же поцелуй запечатлел на губах. Первый за время знакомства. А я отчего-то растерялась.

— До завтра, дорогая.

Он ушел, а я в задумчивости еще несколько минут постояла на крыльце. И вот что со мной было не так? Ну, всем же хорош мужик. И умом я это отлично понимала. Все же, как заказывала недавно, так и случилось. Отчего же такой каменной тогда оставалась? Нет, на поцелуй ответила, но ничего же внутри не шевельнулось. Как так?! Что со мной случилось? Даже с Олегом, моим предыдущим бойфрендом сердечко, нет-нет да екало. А здесь?.. Чертовщина! И стало как-то боязно от мысли: что же я завтра-то с ним делать буду.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Хочу страстного мужа предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я