Убежать и все забыть

Клара Колибри, 2020

Любимый посчитал, что ради высокой цели можно разбить мне сердце. А еще бывший жених верил, что те осколки можно будет потом склеить. И все станет как прежде. Вот только не учел, что я не прощаю предательства. Прощай, самый лучший мужчина! Твоя половинка больше не замрет под гипнозом самых красивых глаз, не выполнит твоей воли, она нашла в себе силы перечеркнуть прошлое и устремилась в будущее.

Оглавление

Пролог

Некоторые знакомые говорили, что мы части одного целого, что я точно создана из ребра этого мужчины, а, глядя на нас, они начинают верить в истинные пары и прочие поверья. Слова, слова, слова! А на деле? Кто он, и кто я! Разве же можно было сравнивать фамилию Голантау с… да что там, я при таком сравнении просто безродная шавка. Да, мои родители принадлежали к роду Сортекс, а значит и я. В стародавние времена нас назвали бы мещанами, а вот предки моего мужчины в большинстве правители и занимали самые ответственные посты на нашей планете Вартекс, и к их голосу прислушивались даже в галактическом союзе. А сам Радемус? Заместитель главнокомандующего космического флота Вартекса! Звучит? Еще бы. А я, пусть и имела собственную аптеку почти в самом центре столицы, но, тем не менее, какая-то фармацевт.

Как могло состояться наше знакомство? Случайность. Компания солидных мужчин отмечала мальчишник. Вышли из ресторана поздно ночью, нечаянно разбили бутылку дорогущего вина, что прихватили «на дорожку». Один из них порезался. На глаза попалась моя аптека. И именно в ту ночь я подменяла на дежурстве сотрудницу…

Нашлись люди, которые уверяли, что это был перст судьба, или воля богов. Наверное, потому, что Рад очень красиво за мной ухаживал. Каждый день цветы, все больше редкие, иногда даже доставленные из другой галактики. Сладости в красивых упаковках не знала уже куда складывать. Приглашения в самые лучшие рестораны и в театры на нашумевшие спектакли. И да, дарил мне и украшения, дорогущие, было такое, а пару раз летали отдыхать на далекую планету Непторас, славившуюся непревзойденными курортами.

Я еще думала, что его род воспротивится развитию наших отношений. Все ждала, что от него в ультимативной форме потребуют разрыва. Но шло время, а этого не происходило. Рад еще в шутку или всерьез рассказывал, что его мать очень довольна сыном. Мол, остепенился, обещает быть преданным мужем и заботливым семьянином.

И да, он клялся в любви. А я продолжала сомневаться. Нет, не в своем отношении к нему. Мне мужчина понравился сразу, а потом вспыхнувшее чувство только крепло. И как иначе: умен, красив, физически силен, воспитан, образован… Его положительные качества можно было перечислять до бесконечности, это мои заканчивались на каких-то двух-трех позициях. И что же тогда получалось? Этакий эталон мужественности… и я, обыкновенная, при нем. И как было связывать судьбу с настолько ярким мужчиной? Он же такой… он фейерверк, он праздник, а праздники имеют обыкновение заканчиваться…

А еще Рад был магнитом… для женщин. Это я быстро поняла. Куда бы ни пошли, везде подмечала к его персоне повышенное внимание с их стороны. Некоторые самоуверенные особы демонстративно не замечали моего присутствия рядом с ним. Следовало не обращать на это внимания? Что-то не очень получалось. Надо было бороться за своего мужчину, не спускать всяким выскочкам? Сомневалась, что это выход, да и не в моем характере заниматься подобным. А потом, этот идеальный мужчина ни на кого больше, кроме меня, и не смотрел. Мне так казалось…

И я сдалась. Когда Рад организовал романтический ужин при свечах, причем сам готовил некоторые блюда, вот так старался произвести впечатление, и в конце попросил выйти за него замуж, ответила согласием. Дальше все закрутилось и завертелось. Подготовка свадьбы — это же много забот. Но он был счастлив, я была счастлива, мы были счастливы. Хотелось обнять весь мир, но оказалось, что счастье — это нечто хрупкое. Осталась неделя до свадьбы, когда произошел вот такой разговор:

– — Я еще раз повторяю, что люблю только тебя, Ортаис! — говоря это, Радемус нервничал. Нет, он даже сердился.

– — Ты себя слышишь? — а я так просто кусала губы, чтобы позорно не разреветься. — Только что… Рад, ты сообщил мне, что свадьбы не будет. Нет. Даже не так! Ты сказал, что вынужден жениться на другой. Вынужден!.. — прорвавшийся сдавленный смешок был похож на начинавшуюся истерику.

– — И досконально объяснил, почему должен так сделать! Но ты меня не слушаешь, а твердишь…

– — Да, я не верю в такую любовь! Так не бывает, Рад. Если дорожишь человеком, то оберегаешь его от…

– — Пойми! — чуть ни взревел он, прерывая меня на полуслове. — Совсем не ожидал, что так случится! Кто мог предвидеть, что командующий разобьется на аэрокаре? Габриэл!.. Первостатейный пилот!.. И какой-то простейший кар!..

Ох, еще кто-нибудь скажет при мне про судьбу и случайность, и я разъярюсь, клянусь! Вот и сейчас очень хотелось заткнуть уши. Я даже уже поднесла ладони к голове, но Рад ухватил за запястья и развел мои руки в стороны.

– — Ортаис! Таис! Любимая! Моя! Никому не отдам!

Радемус принялся неистово целовать мои глаза, приговаривая, что они его голубое небо, зарывался лицом в волосы и шумно вдыхал их запах, при этом шептал, что золотистые локоны напоминают ему лучи солнца. Нашел губами губы и надолго пленил их, а потом отпустил лишь для того, чтобы зацеловать шею и ключицы.

– — Ты слышишь! Таис! Никому! Только я… только моя!

Я слабая? Я безвольная? Я тряпка? Только я такая? Вот позволила же страсти вспыхнуть снова. И ощущала ведь, что она начала вытеснять из сознания все прочие чувства, да пошла у нее на поводу. А может, во мне жила еще надежда, что все сказанное ранее злой розыгрыш? Что вот она, правда: жаркие объятия, откровенные ласки, неистовые поцелуи. А прочее мне почудилось или приснилось!.. Вот сольемся в единое целое, вспомним, насколько не можем обходиться друг без друга, так подобравшаяся к сердцу тьма и рассеется…

– — Люблю! Всегда буду любить только тебя!

Меня целовали, а я отвечала. Рад быстро и ловко принялся освобождать нас от одежды, а мои руки, что только что были плетьми, вдруг окрепли и потянулись к застежке его кителя.

– — Рад!

Сама запрокинула голову, чтобы ему было удобно жарко целовать шею. И чуть выгнулась, подставляя под захват налившуюся грудь. А мужчина еще и подтянул к себе и надавил на ягодицы, чтобы совсем почувствовала, все такое же, его желание обладать моим телом.

– — Рад!

И снова эта слабость. Она нахлынула, и тогда уже руки перестали гладить его крепкие плечи, а начали искать опору. Как же он чувствовал меня! Именно в нужный момент подхватил и опустил на шелк простыней. А я лишь в первый момент вздрогнула. Когда он накрыл меня своим телом. Потом полностью расслабилась и отдалась без остатка.

– — Таис!

Спустя некоторое время удовлетворенный мужчина целовал мои руки, поигрывая пальчиками, прошелся губами, подарив легкие поцелуи подбородку, обвел линию скул, увлекся местечком за ушком.

– — Рад? — я поежилась и устало улыбнулась.

О, да. Вот оно настоящее: наши чувства, наша близость… Ведь он же сейчас…

– — Любимый, ты превзошел себя…

– — Я такой, — почувствовала шеей, что он улыбался. — А рядом с тобой, любимая, нет предела совершенству.

– — Но, Рад?.. — с показной серьезностью накрыла ладонью его шаловливую руку, попытавшуюся проскользнуть у меня между бедер. — И ты же сейчас что сотворил?..

– — Намекаешь, что мы занимались любовью без предохранения?

Это так. Инъекции у него и у меня, предотвращающие возможность зачать ребенка, на днях закончили действие. А мы их не продлили, посчитав, что наша семья практически уже состоялась. Жених же постоянно твердил, что будет только рад моей беременности, и как только заключим брак… Вот! Еще одно доказательство, что свадьбе быть! Это же Радемус. У него всегда все под контролем. И если сейчас он… ах, я уже дала полную свободу той самой надежде.

– — Да. И у меня сейчас такие дни, что…

– — Моя Ортаис!

Меня сгребли в охапку сильные мужские руки, а потом получила самый пьянящий на свете поцелуй. И все же вот оно, счастье. Оно окрыляло. Я снова начинала верить, что меня любят.

– — Ты же знаешь. Я хочу нашего ребенка. И он будет. Если сейчас его тебе не сделал, то потом…

– — Рад! — сжала плотнее колени, предотвращая его настойчивую попытку их развести. — Разве тебе не надо спешить на то важное совещание?

– — Права, любимая. Но… тогда, может, в душ пойдем вместе?

– — Чтобы там остаться на полчаса? — изогнула бровь иронично, напоминая наши прошлые «водные процедуры».

И вот мы уже вышли из душа. Я присела перед туалетным столиком, Радемус накинул рубашку и принялся застегивать пуговицы.

– — Так странно, что скоро будут называться госпожой Ортаис Голантау… — провела увлажняющей бесцветной помадой по опухшим после поцелуев губам. — И да, Рад, я все же надеюсь, что жить после свадьбы стану в этой своей квартире, в крайнем случае, у тебя в апартаментах, но не в вашем фамильном особняке на острове Брют.

Взяла в руки кисточку с тушью и так и застыла, не донеся ее до ресниц. Потому что в отражении в зеркале заметила, как замер жених. Он собирался застегнуть манжет, но как окаменел. Правда, лишь на мгновение. И нет, мне это не показалось.

– — Мы это еще обсудим… позже. А сейчас, Таис, мне действительно надо спешить.

– — Конечно! Совещание. Успеха, дорогой! И, Радемус, я верю в тебя…

Получив свой прощальный поцелуй, снова занялась макияжем. Далее день пошел, как обычно: работа, посещение магазина, покупка продуктов, дом, приготовление ужина. Я же говорила, что самый обычный человек. Рядовая гражданка Галактического Союза. Среднестатистическая. Но мне, не знала, за какие заслуги, творцы послали совершенно необыкновенного мужчину. Я им была очень благодарна. Но в душе все же имелся маленький совсем, но очаг страха. Он ощущался противным холодком, будто крошечная льдинка не хотела никак истаивать где-то глубоко под ребрами. От нее порой было трудно дышать, а иногда я ее почти и не замечала. Вот как этим вечером. И то, что Радемус ни разу не позвонил, нисколько не насторожило.

– — Он занят, — говорила себе, если мысли обращались к любимому. — У него очень ответственный день.

Так и было. Трагическая и нелепая кончина главнокомандующего космического флота Вартекса повлекла за собой переполох в высших военных кругах. Не успели упокоить с почестями прах адмирала, как за освободившееся кресло развернулось целое сражение. Нешуточное. Радемус уверял, что если к власти прорвется Гадемир Болантай, то начнутся недопустимые кадровые перестановки. А он, к сожалению, оказался ближе всех к тому самому освободившемуся креслу. Еще бы, советник Галактического Союза, потомственный военный, выходец из значимого рода.

Правда, семья Голантау по статусу находилась на одном уровне с Болантай. И Радемус имел высокий чин, и пользовался уважением у вояк. Отчего же он усомнился в своей силе, и что наберет большее число голосов на совещании? Зачем начал говорить про подковерные интриги? Про какое-то странное предложение от рода Болантай? Немыслимо! Как мог Гадемир подсовывать Раду свою дочь в обмен на утверждение в должности? Фу! Гадость какая! Долой такие мысли. Не мог Радемус говорить о том всерьез.

И вот подошло время, когда жених должен был освободиться от всяких дел. Я тогда уже разжала пальчики, которые не забывала держать за него. Все. Этот день подошел к концу, а значит, и испытания. Вон, уже небо потемнело. Сегодня оно было каким-то странно сиренево-фиолетовым. И почему-то снова напомнила о себе льдинка в груди…

– — Прочь сомнения! — сказала сама себе.

Произнесла и села на диван в гостиной, лицом к прихожей. Замерла и принялась остановившимся взглядом гипнотизировать входную дверь.

– — Приди скорее! Ну, приди же и развей все мои страхи и сомнения!

И вот раздался щелчок замка.

– — Не спишь? — темный силуэт Рада застыл в проеме, а потом привалился к косяку плечом.

– — Жду. Тебя.

– — А почему в темноте?

Не нравился мне его голос. Было в нем что-то… трагическое. Его не утвердили? Творцы, как же ему трудно сейчас…

– — Рад! Я… Ты же голоден…

– — Не суетись, Таис.

Сказал и двинулся ко мне. Но не сел рядом, а прошел мимо. К окну. Я тоже не осталась на месте — поднялась и встала рядом с любимым.

– — Все обойдется, Рад, — дотронуться до него отчего-то не поднялась рука. Было в Радемусе нечто такое… пугающее. Как ни странно.

– — Так считаешь? — спросил глухо, не глядя на меня, а только на огни ночного города.

– — Да. Время оно ведь все лечит и все расставляет по своим местам.

– — Я тоже очень на это надеюсь, Ортаис.

– — А у меня ужин готов, любимый. Накрывать на стол?

– — Погоди. Сначала ночной выпуск новостей посмотрим.

– — Может, не надо… бередить сейчас душу? — попыталась поймать его взгляд, но не получилось, потому что он резко развернулся и направился к столику, где лежал пульт от головизора.

– — А когда еще?! По мне так уж лучше сразу расставить все по своим местам, Таис.

И вот вспыхнуло изображение. Известная диктор в дизайнерской одежде восседала в студии и важно вещала главную новость Вартекса. Как и ожидалось, она касалась назначения нового лица на пост главнокомандующего космической армией. От яркой девушки шло свечение и волны оптимизма, а мы с Радом темными тенями застыли напротив и слушали, как впитывали сообщение.

– — Вот он наш новый лидер, который обеспечит планете безопасность, нашему народу спокойную жизнь! Им стал всем известный Радемус Голантау!

От произнесенного имени я вздрогнула. И взглядом так и метнулась к Раду. Но натолкнулась лишь на чеканный профиль с плотно сжатыми губами.

– — Ничего не понимаю. Отчего же ты… почему выглядишь, словно тебя убили?

Мне не ответили. Жених, как стоял, так и остался стоять… безмолвной глыбой. А я снова перевела взгляд к головизуру. Там уже демонстрировали празднование в стенах военного министерства.

– — А почему в банкетном зале присутствуют штатские? Это жена и дочь Гадемира Болантая? Да? А почему эта девушка так виснет на тебе? В чем дело, Рад? Это… это то, о чем… думаю?..

У меня перехватило дыхание. Но я нашла в себе силы и схватила руку жениха. Она у него была на удивление холодной. Он не дернулся, не отобрал у меня ладонь, а вместе со мной, но как-то отчужденно, смотрел на свой безымянный палец. Там было обручальное кольцо. Не то. Не такое, как носил еще сегодня утром, не наше с ним… другое. А то, что было на моем пальце сейчас, вдруг обожгло. Я откинула от себя мужскую руку и схватилась за узкий ободок, причиняющий мне боль.

– — Что ты делаешь? — Радемус пошевелился и как навис надо мной.

– — Не видишь? Снимаю!

– — Я же сказал тебе утром!.. — он зарычал на меня. Впервые. Но очень грозно.

– — Это предательство, Рад! — я ответила ему не менее горящим взглядом.

– — Я разведусь с ней… потом.

– — Не имеет уже значения.

– — Без глупостей, Таис! Если усомнюсь в твоем благоразумии, то посажу под замок.

– — Как интересно! В подвал, да? В родовом замке!.. В спальне на втором этаже станешь исполнять супружеский долг, а в подвале…

Кольцо все же удалось стащить с пальца, хоть оно и сопротивлялось. И я его с силой швырнула в этого предателя. Раздался негромкий звук металла о металл, наверное попала в пуговицу с гербом, и колечко отлетело-отрикошетило, а потом с жалобным стуком поскакало куда-то в темный угол гостиной.

– — Убирайся!

– — Так понял, тебе надо время, чтобы успокоиться. Я тебе его дам, но потом…

– — Убирайся! Пошел вон! Видеть тебя не хочу больше!..

– — Уйду. Но ты должна быть на связи. Если выключишь коммуникатор или не ответишь, то я немедленно приду и исполню обещание заключить тебя под стражу. От тебя же самой, Таис…

И он ушел.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Убежать и все забыть предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я