Три желания

Клара Колибри, 2019

Она выловила из реки бутылку. В той оказался клочок древнего пергамента. Прочла и нисколько не поверила содержанию записки. Но капля ее крови попала на истлевший листок, вот и началось волшебство. Заклубился вокруг туман, и невольное желание девушки, о котором задумала сгоряча, оказалось исполнено. Так начались ее опасные приключения.

Оглавление

Глава 1. Гнев до хорошего не доводит

Я сидела на себя непохожая, обнимая колени, в позе Аленушки с известной картины Васнецова. И камушек тоже имелся. И вода. Только это была каменная набережная, я спустилась к самой реке и сидела теперь на последней ступени. А выражение моего лица, подозревала, отражало много больше муки. У живописной девушки, как помнила, все больше читалась отрешенность, болезненное смирение и тоска-печаль, у меня же внутри бушевало негодование. Я еле его сдерживала. Оттого и в колени вцепилась с той еще хваткой. А мимо проходили люди и косо на меня смотрели. Может, думали, что от большого горя решилась бы прыгнуть в воду? И, наверное, рад бы этому был кое-кто, но нет, не дождется от меня этого. Я счеты с жизнью сводить не собиралась, хоть горе действительно имело место быть. Да еще какое!..

Это была пятница. Время рабочее, но я махнула на все рукой и ушла из офиса. Даже убежала. Потому что грудь жгло, сцепленные зубы грозили превратиться в крошево, пальцы в сжатых кулаках побелели и онемели, а глаза, сколько не приказывала себе держаться, все равно подозрительно увлажнились. Чтобы не опозориться, не показать свою слабость от беспомощности, решила спастись бегством. И от того еще больше мучилась, ведь не получилось сразу разобраться с обидчиком… обидчицей. Как уступила, будто признала свое поражение…ей. А ведь я считала ее чуть ли ни родным человеком. А она… подумать только, почти сестра, тринадцать лет прожили одной семьей, теперь вот выяснилось… боже, какая грязь.

Разве я могла подумать, что мать, выйдя замуж тринадцать лет назад за Виктора Петровича, разрушит этим мою жизнь? Сколько мне тогда было? Шестнадцать? Да, заканчивала школу. И отчим привел в наш дом свою дочь. Он — вдовец, мама — вдова, встретились два одиночества. Но семья у них получилась хорошая, душевная и они верили, что двум девочкам одногодкам будет веселее вместе. Так и было, я восприняла Риту, как сестру. И нас стали считать «не разлей вода», ведь везде появлялись вместе: в школе, дворе, в компаниях. Я помогала Рите учиться — не очень у нее было с запоминанием материала. Хм, как видно, даже совсем плохо у нее с памятью оказалось. Подтягивала ее не только в школе, а потом и в техникуме. И, не смотря на то, что сама училась в очень серьезном ВУЗе, и времени свободного порой совсем не хватало, сидела вечерами за ее учебниками. И выучила…на свою голову!

Вот зачем потом и дальше Ритку за собой позвала? Мне посчастливилось найти престижную работу в Москве, обжиться там, купить небольшую квартирку на окраине, так я и эту мнимую сестренку за собой потянула. Дура! Иначе и не скажешь. Так еще, когда замуж удачно вышла, ту самую квартиру ей оставила. Вдвойне безмозглая дура! И что в итоге за все хорошее получила?

А то, что сегодня случайно подслушала телефонный разговор Риты. Нет, извините, теперь она называла себя Марго. И, наверное, права, так как от прежней милой девочки Риты у этой…ничего не осталось. Или я и тогда, тринадцать лет назад, ошибалась на ее счет. Но сейчас…в общем, мне открылось, что она признавалась моему мужу в беременности. От него. И грозилась еще и мне рассказать, не ведая, что я стояла у нее за спиной.

У меня тогда, казалось, сердце остановилось. Дыхание перехватило. Ноги перестали держать. Могла бы и упасть. От того или нет, но попятилась и спешно вышла в коридор. Уже там привалилась спиной к стене и съехала по ней на пол. Очнулась когда, рядом Нина Ивановна, наш главбух, присела. Вся испуганная и мне стакан воды протягивала. Представляю, как мы с ней выглядели: у нее — глаза с блюдца, у меня…про меня и говорить нечего. Напугала я ее, вот она и вызвалась еще проводить до туалета. Добрая душа. А там я в лицо водички поплескала, руки под струей подержала, и набралась сил действовать.

До кабинета, где сидела Марго шла, точно на ходулях, но дошла. А ее не оказалось на месте. Может и к лучшему, потому что телефон ее заметила сразу: она гаджет на столе оставила. Не медля ни секунды, взяла в руки аппарат и открыла последние разговоры его хозяйки. И сразу в глазах все поплыло. Ох, как же трудно было прочитать имя супруга вверху списка. Сомнений не осталось — время разговора тоже все подтвердило. Это конец! Всему! Нашим совместным дням и ночам, общим радостям и горестям, а главное…как он мог… только два дня назад настаивал, чтобы обязательно пошла к врачу! Бог мой, это же и нашим надеждам иметь ребенка теперь полный…конец! Мрак! Конец света! Мрази! И он и она!

А какими же заботливыми выглядели. Дьявол! Со всем вниманием и пониманием к моей проблеме относились! Гады, даже заботу выказывали, а в это время…они же другого ребенка все это время делали. На моей же квартире!.. И такая злость в моей душе тогда закипела! А из-за спины, как змея, ко мне Ритка подкралась и зашипела:

– — Увидела? А может, оно и к лучшему. А то, Леша никак решиться не мог и тебе все рассказать. А что здесь тянуть? Его чувства к тебе истаяли, ты бесплодна, а я его ребенка ношу под сердцем.

Это я когда уже сюда, на набережную, прибежала, то до меня дошло, что Ритка могла нарочно телефон на столе оставить. Спланировала все змея, почувствовав меня за спиной во время разговора с Алексеем. Или она и беседу вела уже с расчетом на мой слух? Ведь отчего-то же я расслышала голос мужа тогда, значит, она специально трубку неплотно к уху прижимала? Стерва! От таких мыслей мне не самой утопиться, а ее утопить в тот момент хотелось. Ух, какая у меня ненависть к этим двоим поднялась! От этого чувства слезы сразу высохли, но лучше чувствовать я себя не стала. А там еще в голову вопросы полезли о дальнейшей жизни. О, тогда мне совсем худо стало!

Вот куда было податься? К мужу? Глаза бы мои его не видели! Что толку теперь с ним выяснять отношения? Если бы и повинился, смогла бы я дальше с ним жить, как ни в чем не бывало? Сохранилось бы к нему доверие? Не напрягалась бы я, при каждом его опоздании с работы? Легко бы провожала в командировки? Да нет, о чем говорить, если у него ребенок теперь будет расти на стороне! Все, это крах! Видеться с отпрыском запретить не могла, а там эта…Марго. Вот о ком не получалось совершенно думать без омерзения. Только имя в голове всплыло, как меня всю передернуло. Даже набрать ей СМС, чтобы освободила квартиру, было противно. Как будто могла даже так вот об нее испачкаться. Мразь! Нет, не чувствовала в себе сил общаться с этими двумя.

Но кто меня спрашивал? Кто заботился о психике? Явно не супруг. Только пришла к решению отсрочить объяснение с гадюшными любовниками, пока немного не пришла бы в себя, как за спиной раздался оклик. Знакомый до боли голос позвал по имени. И я даже еще не обернулась, а уже знала, что увидела бы. Так и было: спешил и весь в волнении. Что бы его черти забрали, существо это двуликое. Как его земля носила? Немыслимое дело, рассчитывал на мою привязанность, раз шел теперь так уверенно? Не мог же не быть в курсе, что его обман вышел наружу. Иначе, зачем бы оказался здесь и сейчас, и кто его просветил? Конечно же, Ритка, кто еще.

– — Вика! Малыш, так и знал, что найду тебя здесь.

Это точно. Это было МОЕ место. Я его для себя открыла, а потом любимого сюда привела. Сколько вечеров мы здесь провели, целовались сладко и, прильнув друг к другу, провожали солнце за крыши низких домиков старого города. Здесь и первое признание в любви прозвучало и предложение выйти замуж. А теперь…боже, как больно было. И будто бы осквернил Алексей сейчас это место.

– — С тобой все в порядке?..

Надо же, на лице озабоченность! Притворщик! Если бы действительно дорожил, разве бы…да ведь он предал меня! Выходит, ни во что не ставил ту ниточку, что протянулась между нашими сердцами. Или только я притянулась, прикипела, жизни без этого человека не мыслила? А он…боже, представить не могла, что после той нежности, что дарил мне ночами, мог запросто днем посещать ту квартиру. И ведь, выходило, часто посещал. То-то Ритка постоянно отпрашивалась с работы: на час пораньше, с обеда несколько раз уходила. Причины разные называла, а я верила. Дурище! А они…ему, значит, огненной любовницы захотелось? Ведь именно такую женщину строила из себя теперешняя Марго. Дьявол, как представляла себе…выходило что-то вроде сплетения змеиных тел. Пакость, прочь из головы!

– — Ты зачем так близко к воде подошла? Викусь, отойди от края…

– — Не беспокойся, топиться не собираюсь!

О, как много в этих словах было горечи. Я сожалела и мучилась, что так все случилось. Я! А он как будто и не понимал, отчего мой голос охрип и срывался. На мужском лице читалась тревога и непонимание. Артист!

– — Вика! В чем дело? Ты была у врача, да? — замер он, не дойдя несколько шагов. — Что он тебе сказал? Снова ничего у нас не получилось? Или…погоди, ничего сейчас более не говори. Давай мы с тобой домой поедем? Там ты мне обо всем и расскажешь, да, милая?

– — Я? Я?!! Не о чем нам с тобой больше говорить!

– — Еще как есть, о чем! Но не здесь. Иди ко мне, малыш.

А вот теперь Алексей предпринял рывок, один шаг, и я уже была им схвачена и прижата к груди. Боги, к той самой!

– — Уйди от меня! Пусти! — стала пытаться вырваться. — Не прикасайся! Противно!

– — Хм! Говорят, это бывает, — с большим напряжением в голосе проговорил муж, но рук не расцепил, а сжал еще крепче, хотя казалось, куда уж более. — Такая реакция на мужа, имею в виду. Гормоны, детка…и нервы оттого у тебя сдают. Но все образуется, это я точно тебе говорю.

– — Ты! Как можешь меня касаться? Своими…вот этими руками! Уйди, Лешка!

– — Вместе с тобой, Вик, хоть сейчас. Да что с тобой? Царапаешься как кошка. Эй! Ты меня укусила? С ума сошла? Да что случилось-то?!

– — А тебе не понятно, скажешь? — лупила я его теперь сжатыми кулаками в грудь и по плечам. — Предатель!

Мне казалось, что, и правда, сошла с ума. Я же сама себя не узнавала.

– — Да в чем же я виноват, Вик? Мне же врач сказал, что все в норме, и более того…

– — Ах, вот оно что! Более того! Понятно!!

– — Малыш, успокойся. У тебя тоже…все не катастрофично. Мы попробуем еще…

– — Ты гаремом решил, значит, обзавестись? Извращенец! За этим сюда пришел? И меня в своей постели держать и…

– — Угомонись, я сказал! — перехватил он мои разошедшиеся руки за запястья и сильно дернул. — Я уже не знаю, что и думать обо всем этом. Ты что творишь! Мне позвонила Нина Ивановна. Сказала, что тебе сделалось плохо…

– — Конспиратор хренов! Нину Ивановну еще приплел. Не трогай чистую женщину! Я знаю теперь, это Ритка тебе еще раз набрала…

– — Да вы обе с ней сегодня с ума сошли! — вот теперь и он повысил голос. — А ну, пошли к машине! У меня там аптечка, и дам тебе успокоительное.

– — Пошел ты! — наконец вырвалась из его хватки. — Урод!

– — Та-ак! — сжал он зубы и кулаки. — Топиться не собираешься, говоришь? Отлично! Поверю. Но даю тебе пять минут на то, чтобы успокоиться самой. Не выйдет, то…в общем, жду тебя в машине, Вика. Не придешь — вернусь, взвалю на плечо… поняла, надеюсь, что уже не шучу?

– — Как и я, Леша. Иди к машине, иди, муж мой заботливый…

Он развернулся и стал подниматься по лестнице, уходя прочь, а я так и заметалась на той самой последней ступени у воды. Эмоции переполняли, а мысли куда-то схлынули. В голове образовалась пугающая пустота. Глаза мои, догадывалась, лихорадочно блестели в тот момент. И вот оно, тогда-то я и увидела в реке нечто. Что это было? Бутылка? И почему она так приковала к себе мой взгляд? Мало ли что волны прибивали к берегу?..

И вот зачем я присела и потянулась выловить ту бутылку? Сознаюсь, даже не думала ни о чем подобном за секунду до того, а теперь уже протягивала руку к виднеющемуся над водой горлышку. Обычно брезгливая и не терпящая всякого мусора, а в тот момент как помутнение на меня нашло, не забоялась ни инфекции, ни руки замочить. И ведь не далась та емкость мутного синеватого стекла так вот сразу, и чтобы ее ухватить, пришлось немного подгрести водичку. А потом я тару схватила, и из реки достала.

Странная такая оказалась бутылка. И цвет синий нечасто встретишь, так она еще и форму имела нестандартную, будто древняя и вручную сделана. И внутри там что-то было. Клочок бумаги, вроде бы, сложенный трубочкой. Но могла сказать, что мне стало любопытно, вот я и принялась ковырять ногтями сургуч поверх пробки. Скорее всего, действовала под влиянием перенесенного недавно стресса, бессознательно и интуитивно, то есть по наитию. И еще отчего-то очень торопилась. Хотя, понятно, зачем воровато оглянулась несколько раз и давай вытаскивать затычку. Чувствовала я, что Алексей не совсем-то меня одну без пригляда на берегу оставил, и что обязательно сейчас вмешался бы. И оказалась права. Я только-только ухватила тот клочок бумаги, а за спиной раздались шаги. Алексей встал на верхней ступени, уперев руки в бока, когда я невольно вскрикнула. Это надо, палец о корявое горлышко слегка порезала. И пискнула-то негромко, а муж услышал.

– — Вика! Что там у тебя? Что за ерунду затеяла? Учти, пять минут истекли, и мое терпение тоже. Сама придешь, или мне спуститься?

А я, тем временем, спешно разбирала строчки с каракулями. Вроде и сухая бумажка, но, похоже, была промасленная. И буквы с витиеватыми завитушками как бы наши, но читать их было трудно, так как перед глазами расплывались отчего-то. Бубнила их себе под нос, слова начали складываться, но смысл не спешил дойти до сознания. Дьявольщина! А там еще Алексей наверху чертыхнулся и начал спускаться. Совсем я из-за этого разнервничалась. Уже не очень разбираясь в послании, как бы наискосок скользила по нему глазами. А последняя строчка повергла меня в шок. Там уже довольно четко все читалось, но только последние несколько слов были замазаны чем-то. Я к ним присмотрелась внимательнее и потерла еще пальцем, убеждаясь, что это сама же и заляпала клочок бумажки…капелькой собственной крови из едва заметного пореза на фаланге. И да, царапнулась, когда это послание вытаскивала через горлышко бутылки. Так что же там, в конце, говорилось?

Все перечитывать времени не было, Алексей уже был совсем рядом, но последняя-то строчка…

«И если так, то за вами три желания. Они будут тут же или со временем исполнены. Согласие следует подтвердить. Кровью.»

Как, как? Кровью? Нахмурилась и еще раз потерла подсыхающие разводы на клочке старинной бумаги. И ничего там больше написано не было? Черт! Заляпала тут все!.. И вдруг до сознания стало доходить. Кровью!.. А я…

– — Надо же! Да что бы мне провалиться!..

Как потом оказалось, вот так бездарно я потратила свое первое желание. И в ту минуту над рекой как стеной и стремительно начал подниматься…туман? Но какой-то странный. И он полез на бережную. Лизнул мои туфли, а по телу мурашки побежали. Поднимался дальше, опутывая ноги, и как вливал в меня холод. Я испугалась, рука разжалась, глаза видели, что тот клочок бумажки закружился, падая на камни набережной, но тоже как потонул в клубах молочной мути. Хотела отступить, убежать, только тело перестало повиноваться. Удалось лишь чуть обернуться…к Алексею. Он кричал что-то. Но звука не было слышно. Мужу оставался до меня шаг, когда вскинул руку. Вот же она, в сантиметре от моего плеча. Нет. Не суждено ему было дотянуться.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я