Альтернатива
Катерина Витугина, 2020

Начало книги и первые несколько глав об альтернативе нашей жизни и возможности выбора.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Альтернатива предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

1.

Вы когда-нибудь видели холодную, зимнюю Москву? А можете сказать, что Вы её любите? Самое забавное, что любить именно всем сердцем промозглый снегодождь, или ледяной ветер, или дневной туман. Насколько Ваше сердце любвеобильно? Какой критерий отображает Вашу любовь к жизни, людям, природе, погоде. Говорят что каждая погода благодать. Но для кого, чего, зачем. Иногда слишком много вопросов.

Чаще всего вопрос «а что если». Это состояние, к которому мы возвращаемся снова и снова, как бы нас не учили жить настоящим, и какого бы не было наше будущее. Рано или поздно мы задаемся этим вопросом. Это могут быть часы сожаления об упущенном времени, или когда ожидания не подтвердились. Мы всегда чего-то ожидаем. От людей поступков, от природы хорошей погоды. Чаще нам важен результат, а не процесс. Все это видят и понимают, но сделать ничего зачастую не могут.

Ах, как было бы здорово иметь возможность видеть другую параллельность. Что было бы, если мы поступили бы иначе. Большинство реалисты. Или считают себя таковыми. Странно, что вообще остались люди, которые умеют мечтать жить любить максимально искренне. Вы знаете таких людей? Я знаю. Нет, гордо так надо говорить Я знаю таких людей.

Эти люди не говорят правды, с точки зрения того, что может быть вам и не нужна их правда. Но они вас не обманывают. Помните о том, что жизненный путь у всех разный, опыт, приобретенный у всех разный, и каждый человек исходит из полученных знаний и умений. Что происходит с теми людьми, которые не учатся на своих ошибках? Жизнь каждый раз им дает всё те же грабли. Кто-то с выражением рука-лицо и грустным стоном опять это переживает, кто-то прыгает на них со всего размаху, кто-то добросовестно перешагивает, и идет дальше и эти грабли их преследуют до последнего.

Есть такие люди, которых только могила исправит. Знаете, они считают себя удивительно умными и вроде знают все правила, как и что надо делать, и каждый раз коснись всё тех же грабель, с умным видом ступают на них и так же получают шишку.

А помните тех людей, которые как предметы? Ну, вот вроде есть человек, он может быть плохим или хорошим или вообще никаким, но он для вас предмет. Хорошо если это предмет не постоянного использования, вы с ним пересекаетесь просто по факту его существования. А есть такие предметы, об которые вы каждый раз задеваетесь и возможно даже набиваете шишки. Чаще всего это такие угловатые предметы. Страдаете чаще всего вы, а не он, и вроде уже запомни о том, что тут ножка кровати, а нет траектория твоего мизинчика пришлась ровно в ее угловатую ножку. Как изменить траекторию? По логике той же ножки от кровати это вы виноваты сами, что ударились об нее, она-то тут стояла изначально и никого не трогала.

Разные бывают люди. Разные события. Разная погода.

Есть девушки, которые серые мышки, есть великие красавицы, одна на другую похожи, как под копирку. А есть люди, для которых оставаться человеком это ежедневный, ежечасный труд. Вы думаете достаточно родиться и воспитаться таким человеком? Нет, это труд. И видимо для кого-то непосильный.

Я расскажу о том, что такое этот труд каждый день быть человеком.

2.

Она была легка, наивна и светла. Уверенным шагом она зашла в московский метрополитен и, дойдя до конца вагона, прислонилась к поручню. В ее большой сумке видимо не хватало места, и часть ее шарфа безнадежно болталось в полупустом вагоне. Время раннее, народ едет спит. До восхода солнца еще 3 часа. Так его не хватает.

Она прислонилась и прикрыла глаза. В таком положении свет от нее исходил теплый, мягкий. Он не резал глаза, а наоборот приятно приманивал к себе. Так и захотелось подойти максимально близко к ее лицу и поправить прядь светлых волос выбившихся из-под капюшона. Она светилась. Так обычно светятся люди, которые влюблены.

Поезд подъехал на станцию. Теплый и приглушенный свет от люстр под самым потолком, мгновенно проник в вагон поезда, и стоило только переступить черту, как он заволакивал тебя. На станции народу не много, кажется даже тихо для московского метрополитена. Только негромкие голоса пассажиров, жужжание электричества в лампочках, и размеренный шум эскалатора. Она ступила на ступени чудо лестницы и стала поправлять прическу. Издали послышался шум прибывающего поезда. Лестница вверх длинная, есть возможность привести себя в порядок, и приготовиться к выходу на холодный воздух. Свежим такой воздух точно не назвать, рядом с метро находиться одна из самых загруженных шоссейных дорог на востоке Москвы. Транспортный коллапс с годами никуда не делся, только трамвайчики стали более современными и приятно постукивали колесами.

На работе все бегали и суетились, приближая новый год всеми возможными способами. Кто-то наряжал елку размером с пятилитровую канистру воды, кто-то развешивал мишуру, кто-то угрюмо на все это дело смотрел и называл детским садом. В любом случае, когда хочется праздника, все способы хороши. На улице снег почти растаял, шел дождь, а здесь уже пахло мандаринками и праздником. До нового года оставалось две недели.

Девушка поднялась на лифте на 4 этаж и зашла в раздевалку. В раздевалки запах несвежих носков спокойно переплетался с запахом дорогой парфюмерии, и пыли. Запах пыли вообще во всех помещениях это такая фишечка. Вроде ее нет осадком на каких-то предметах, но она постоянно находиться в воздухе попадая в легкие, и оставалась там. Это производственная пыль. От нее нельзя избавиться, даже если снести все цеха. Она повсюду, проникает в любые помещения вместе с воздухом, делая воздух сухим и с запахом мела.

Девушка с улыбкой поздоровалась со всеми присутствующими и быстрым шагом направилась к своему шкафчику. Поставив сумку, надев белый халат и взяв необходимые инструменты, она быстрым шагом спустилась на этаж ниже и вошла непосредственно в производственный цех.

Всё как обычно. Мужчины, поворачивая в ее сторону голову, отдавали сдержанные кивки, женщины без лишних эмоций здоровались и продолжали свои занятия. С улыбкой и кивком поздоровавшись с максимальным количеством людей, она устремилась к своему рабочему месту.

Стол стоял напротив огромного трех метрового окна. Вид за окном был не очень, такие же производственные цеха и слякоть на асфальте, но это окно давало много света. Люди, прибывшие на свои рабочие места, не спеша, начинали свою каждодневную работу, кто-то допивал недопитый кофе, кто-то прям на ходу доедал бутерброды, начинали работать установки, потихоньку разгоняя пыльный воздух над головами. Рядом с рабочими проходили мастера в синих халатах, с кем-то здороваясь за руку, кому сдержанно кивая, о чем-то говорили и иногда взмахивали руками. Шум работающих установок и вытяжек стал уже чем-то привычным, и радостным. Вот он новый день.

— Марина пойдем, кофе выпьем — раздалось где-то в середине помещения. Девушка обернулась и увидела коллегу по работе. Это была Даша. Полная девушка, с ярко рыжими волосами и зелеными глазами. Сейчас глаза не блестели, так как раньше, она недавно развелась с мужем, который предательски переспал с их коллегой. Но настроение было неплохим, судя по бодрому голосу и призыву выпить кофе.

Девушки наполнили чашки приятным напитком, и отправились в комнату отдыха в середине цеха. Это было единственно временно тихое место, где можно было поговорить. Усевшись удобнее на лавочку, рыжая девушка разместила возле себя стакан с кофе, и, достав тонкие сигареты, прикурила. Глубоко затянувшись, она сказала:

— Я ужасно хочу спать… Мы, все выходные провели у моей подружки большой компанией, и поспали всего часов 6… — она выпустила дым и сделала глоток кофе.

— Я, честно говоря, думала ты сегодня не выйдешь на работу — ответила Марина.

— Я тоже не хотела, но сама знаешь работать некому, к тому, же лишние деньги никому не помешали ещё. — Она ехидно улыбнулась и опять затянулась.

Рабочее положение сейчас было такое, что у нее не было напарника. Она работала на двух участках и обеспечивала работу нескольких установок. Самая тяжелая работа приходилась на самые ранние часы, когда установки нужно было загружать и включать. Тогда помимо включения и вывода установок на рабочий режим, требовалась еще заполнение сопроводительной документации. В течение рабочего дня требовался контроль и корректировки в работе установок, а к концу рабочего дня только выключение их.

— Мне уже сказали, что после нового года придет человек на другой участок, вроде парень какой-то из другого города приехал, посмотрим, смышленый ли… — она потушила сигарету, и сделал глоток кофе.

— Да, теперь тебе легче будет, так долго в таком режиме тяжело работать — отозвалась Марина.

Девушки встали и отправились по своим рабочим местам. У Марины специфика работы была несколько иная. Она контролировала сборку и покраску вертолетных лопастей. Вертолетные лопасти были разных размеров, от маленьких чуть больше метра, и до больших которые в длину достигали больше трех метров. Она осматривала их, проводила по каждой лопасти руками, с некоторых вытирала пыль небольшой марлевой тряпицей и отслеживала совпадения по номерам в наличии и документации. До конца нового года необходимо было сдать 24 маленькие лопасти и 12 больших лопастей. Это шесть комплектов для вертолета Ми — 17 и три комплекта лопастей для вертолета Ми-26. Как всегда под новый год, руководство требовало выполнения плана, и рабочие в ощутимом темпе собирали лопасти по кусочкам, и требовалось максимальное внимание к мелочам, которые в спешке могли пропустить, или сделать спустя рукава.

Все лопасти предназначалось сдать военному офицеру лейтенанту Сорокину Владимиру Алексеевичу. Это был высокий, широкоплечий мужчина, с громким голосом и добрыми почти детскими глазами. Он давно работал в военной приемке, и было известно, что в Москве работает по приказу, женат и двое детей. Если ему что-то не нравилось он, спокойно выслушивал доводы контрольных мастеров, самостоятельно пытаясь разобраться в тонкостях устройства вертолетных лопастей. Чаще всего его интересовала сопроводительная документация, для него это было важным критерием подготовки к осмотру. Он наугад выбирал несколько документов, самостоятельно осматривал их, и сверял с наличием.

Это все равно, что торговать помидорами на рынке. Продавец должен выглядеть и вести себя таким образом, что бы покупателю было приятно с ним вести диалог и было желание ещё раз вернуться к нему. Помидоры должны быть максимально блестящими, если есть какие-то изъяны, то они должны быть искусно скрыты, и на каждый помидор должна быть целая папка документации, откуда, зачем, когда и так далее. Вот и с вертолетными лопастями точно так же. Покупатель вправе их трогать, щупать, измерять, на глаз, на вес. Когда покупателя всё устраивает, он машет рукой, и лопасти грузят в несколько специальных ящиков, и увозят в другой цех, для дальнейшей транспортировки. У продавца в данный момент возникает минутное счастье, что ему удалось продать товар. А дальше круг повторяется. Подготовка продукции, документации, танцы с бубном возле покупателя.

— Марина, когда грузить? — басистый, мужской голос грузчика прокричал на половину рекреации.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Альтернатива предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я