В тисках мирового заговора (Этьен Кассе, 2008)

Не будет преувеличением сказать, что руководитель агентства журналистских расследований «СофиТ» вернулся с того света. По крайней мере, все друзья, знакомые и даже недруги его давно уже похоронили, после того, как во Франции его тело было найдено на дне озера. Но скандалист и бунтовщик Кассе снова выбрался невредимым из ловушки, которую ему подстроили … кто? Об этом вы узнаете, прочитав новый труд Этьена Кассе, обобщающий итоги его многолетних поисков истины. В нем он не только переосмысливает свою жизнь, но и приоткрывает дверь в совершенно другой мир, где ему пришлось побывать… Итак, на страницах его новой книги ответы на загадочные вопросы: Действительно ли атланты правят миром? Что происходит в секретных базах в Тибете и в Шамбале? Каково оно – современное единое мировое правительство, ведущее свою историю от первых христианских общин, ордена иллюминатов и масонов? В самом ли деле человечество – лишь результат биологического эксперимента? Этьен Кассе рассказывает обо всем по порядку!

Оглавление

Из серии: Лабиринты истины

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги В тисках мирового заговора (Этьен Кассе, 2008) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

ГЛАВА 2. ЗАТОНУВШИЙ ОСТРОВ

По следу Рихтера

В Париже я первым делом позвонил тому человеку, ради которого и проделал долгий путь через Атлантику. Ральф Клеменц, мой хороший приятель, бывший сотрудник спецслужб ГДР, ныне скрывающийся от своих западногерманских коллег, – вот кто мог помочь нам в поисках наследников Рихтера. Дело в том, что после поражения нацистской Германии они, как выяснил Жерар, оказались в Восточной зоне оккупации.

Меня ждало разочарование: телефон Клеменца был выключен. Это могло означать все что угодно: от того, что его схватила германская разведка, до простого желания отоспаться. Хорошо, что на этот случай мы заранее предусмотрели альтернативные каналы связи, о которых, по понятной причине, распространяться не буду. В общем, уже через несколько часов я услышал в трубке телефона знакомый хриплый смешок моего немецкого друга.

– Что у тебя случилось? Я прилетел из Перу для того чтобы задать тебе парочку вопросов, а ты пропадаешь неизвестно где! – Я очень натурально изобразил возмущение.

– А-а-а… – протянул Ральф, – то-то я смотрю на небо и гадаю: ты летишь или не ты. Мог бы и не мотаться в такие концы – я сейчас все равно в Сантьяго-де-Куба.

– Ну надо же! – отозвался я. – И что тебя носит по всему миру? Но, надеюсь, помочь старому другу ты не откажешься?

– Это у вас, у буржуев, все продается и покупается, в том числе и дружба. Мы, старые марксисты, друзей в беде не бросаем. Валяй, говори, что у тебя за дело.

Выслушав мою просьбу, Ральф хмыкнул и пообещал перезвонить, как только что-нибудь добудет. Честно говоря, я не особо надеялся на успех, но предпринимать что-то еще у меня не было сил – смена часовых поясов действовала изматывающе, а в самолете я не сомкнул глаз. Впрочем, я явно недооценил «Штази»: спустя несколько часов меня вырвал из сладкого забытья звонок все того же Ральфа.

– Дрыхнешь, пока я работаю? – не слишком вежливо осведомился он. – Узнаю привычки проклятых капиталистов-эксплуататоров.

– Ты решил провести со мной политзанятие или хочешь сообщить что-то ценное? – в тон ему ответил я.

– А ты как думаешь? Сейчас я тебе кое-что расскажу, а ты, если дашь себе труд взять огрызок карандаша, оставшийся после журналистской трапезы, может быть, даже это запишешь. Впрочем, если хочешь, можешь запомнить: мне все равно.

И Ральф обрушил на меня целый поток имен, адресов и телефонов, которые я еле успевал записывать. Информация была настолько исчерпывающей, что в какой-то момент мне показалось: Клеменц просто разыгрывает меня. Но я знал, что мой друг никогда не позволяет себе шутить там, где дело касается серьезных вещей. Болтать и зубоскалить по всяким пустякам – это да, это во вкусе Ральфа. А вот дать ложные данные исключительно шутки ради – это совершенно не его стиль.

В общем, теперь у меня в распоряжении были аж четыре ниточки. Это были потомки сводного брата Рихтера, его родной сестры, а также более дальних родственников. Больше Клеменц копать не стал, справедливо полагая, что это не нужно. Но я не сомневаюсь, что если бы это было нужно, он мог бы составить генеалогическое древо Рихтера вплоть до конкретной обезьяны, от которой тот произошел, да еще и найти всех потомков этой самой обезьяны. И потребовалось бы на это всего-то еще пара-тройка часов. Умею я выбирать друзей, что ни говори!

Сперва я хотел переслать все эти данные Жерару, но потом понял, что надо ехать самому. Так вероятность успеха будет гораздо выше; что ни говори, а я – личность довольно известная. Купив билет на поезд до Дрездена, я засел за изучение всего, что было известно о загадочной Атлантиде.

Рассказы старика Платона

Название «Атлантида» впервые прозвучало, по общепринятой версии, благодаря древнегреческому философу Платону. В двух диалогах – «Тимей» и «Критий» – он описал некое государство, расположенное на острове. С тех пор не утихают споры о том, выдумал Платон Атлантиду или все-таки нет. Разумеется, все серьезные ученые склоняются к первой версии: мол, философ просто хотел создать модель идеального общества и придумал для нее отдельную страну. В таком случае, правда, не совсем ясно: почему бы Платону не обойтись без аллегорий или не поместить свое «идеальное общество» в одну из уже известных дальних стран?

Но давайте сначала обратимся к фактам и процитируем труды классика. Об Атлантиде сообщается следующее:

Записи говорят, какую город ваш обуздал некогда силу, дерзостно направлявшуюся разом на всю Европу и на Азию со стороны Атлантического моря. Тогда ведь море это было судоходно, потому что пред устьем его, которое вы по-своему называете Геракловыми столпами, находился остров. Остров тот был больше Ливии и Азии, взятых вместе, и от него открывался плавателям доступ к прочим островам, а от тех островов – ко всему противолежащему материку, которым ограничивался тот истинный Понт. Ведь с внутренней стороны устья, о котором говорим, море представляется (только) бухтой, чем-то вроде узкого входа, а то (что с внешней стороны) можно назвать уже настоящим морем: равно как окружающую его землю, по всей справедливости, – истинным и совершенным материком. На этом Атлантическом острове сложилась великая и грозная держава царей, власть которых простиралась на весь остров, на многие иные острова и на некоторые части материка. Кроме того, они и на здешней стороне владели Ливией до Египта и Европой до Тиррении. Вся эта держава, собравшись в одно, вознамерилась и вашу страну, и нашу, и все по сю сторону устья пространство земли поработить одним ударом. Тогда-то, Солон, воинство вашего города доблестью и твердостью прославилось перед всеми людьми. Превосходя всех мужеством и хитростью военных приемов, город ваш то воевал во главе эллинов, то, когда другие отступали, противостоял по необходимости один и подвергал себя крайним опасностям. Но, наконец, одолев наступающих врагов, торжествовал победу над ними, воспрепятствовал им поработить еще не порабощенных и нам всем вообще, живущим по эту сторону Геракловых пределов, безусловно, отвоевал свободу.

Впоследствии же времени, когда происходили страшные землетрясения и потопы, в один день и бедственную ночь вся ваша воинская сила разом провалилась в землю, да и остров Атлантида исчез, погрузившись в море. Потому и тамошнее море оказывается теперь несудоходным и неисследуемым: плаванию препятствует множество окаменелой грязи, которую оставил за собой осевший остров.


Итак, к западу от Гибралтарского пролива (Геракловых столпов, как говорили древние греки) находился остров, достаточно большой по размерам – «больше Ливии и Азии, взятых вместе». Ну, разумеется, речь идет не о современных Ливии и Азии, а об участке Северной Африки (западный Египет, Ливия, Тунис) и Малой Азии (Турция). Так или иначе, остров получается весьма внушительным по размеру и напоминает скорее материк.

А теперь самое интересное, чего почему-то не замечали (или не хотели замечать) исследователи: через Атлантиду «открывался доступ ко всему противолежащему материку»! Очевидно, речь идет об Америке. Откуда древний грек мог знать об этом континенте, если все его рассказы – выдумка? «Не мог, – отвечают историки, – значит, не будем замечать этих слов!»

Как писал Платон, столицей Атлантиды был многолюдный город – Посейдония, соединенный с морем каналом. В самой середине острова, на «внутреннем круге», был возведен гигантский храм Посейдона, поражавший современников своей роскошью. Город был исключительно многолюдным; помимо роли столицы он выполнял еще и функцию важного торгового центра. Греческий философ особо отмечал наличие у атлантов водопровода, крытых бассейнов, школ и больниц.

Атлантида, если верить Платону, была исключительно богата полезными ископаемыми, а ее почвы отличались завидным плодородием. Атланты располагали весьма мощной армией, состоявшей из 70 000 колесниц, – неимоверное, по тем временам, число, ведь даже в крупнейших древних армиях колесниц было, как правило, не больше 1000! Столь же огромна и цифра в 1200 кораблей, если вспомнить, что в знаменитом сражении при Саламине – одном из крупнейших в античности – с обеих сторон участвовали около 300 судов.

Конечно, может статься, что Платон нахально врет, пытаясь произвести впечатление на неискушенного читателя. Но спешить с выводами – последнее дело. Ведь нередко бывает так, что самые фантастические вещи в конце концов оказываются правдой. В тексте Платона то и дело встречаются описания животных и растений, которые растут только в Америке, природных явлений, не соответствующих мировоззрению древних греков, знания по географии и астрономии, которых у Платона просто не могло быть!

К сожалению, часть произведения Платона, а именно концовка, где он рассказывает о гибели Атлантиды, утеряна. Текст обрывается на фразе, в которой говорится, что на несчастный остров обрушился гнев богов. Кроме того, в самом начале текста упоминается, что Атлантида ушла под воду и поэтому океан за Геракловыми столпами несудоходен – корабли просто вязнут в иле на обширном мелководье.

Откуда же Платон почерпнул эти сведения? И вот здесь меня ждал главный сюрприз. Информаторами философа были египетские жрецы, служители Амона из города Саис в дельте Нила. Случайное совпадение? Нет, не похоже.

С такими мыслями я прибывал на вокзал Дрездена, где жили большинство родственников Рихтера.

Визит в Дрезден

По законам драматического жанра, успех должен был ждать меня по последнему из четырех имевшихся у меня адресов. Или, наоборот, по первому же, чтобы подчеркнуть мою везучесть. Но не буду врать: он ждал меня по второму адресу.

Сначала я, конечно же, отправился в дом, где жили дети родной сестры Рихтера. Да, от покойного археолога там осталось много вещей, но ничего такого, что могло бы поразить мое воображение. Меня приняли радушно, напоили чаем, даже сфотографировались на память – мои книги довольно популярны и в Германии. Прокляв свою Фортуну за бездарно прожитый день, я улегся спать в гостиничном номере.

Впрочем, как показал следующий день, на свою удачу я грешил совершенно зря. В это утро я направил свои стопы в пригород Дрездена, где в небольшом домике жил внук сводного брата Рихтера, носивший ту же фамилию, что и его двоюродный дедушка. Он жил замкнуто, практически не поддерживал контактов с родственниками и мою фамилию, похоже, слышал впервые. По крайней мере, восторженной улыбки, какая бывает у людей при встрече со знаменитостями, у него на лице не наблюдалось. Но вскоре выяснилось, что я ошибался.

– Да-да, месье Кассе, проходите, подполковник предупредил меня о вашем визите.

– Какой подполковник? – Я изумился и насторожился одновременно.

– Товарищ подполковник Клеменц, – понизив голос и посмотрев на меня так, как будто разговаривал с дебилом, произнес мой собеседник. – Я служил под его началом.

Вот тут-то мне стало понятно, как Ральфу удалось так быстро разжиться информацией. Старый пройдоха! Поистине, пути господни неисповедимы. Впрочем, это только облегчало мою задачу.

Не успел я изложить Рихтеру цель своего визита, как он уверенно кивнул головой:

– Да-да, конечно. Мой отец очень увлекался Египтом, дядя был для него просто кумиром. Соответственно, и дедушка отвечал ему взаимностью, давал читать книги, а главное – позволял посмотреть и потрогать все свои находки. Папирусы, которые дедушка привез из Сахары, мой отец даже скопировал – сидел над этим, как мне рассказывала бабушка, целыми вечерами. Эти копии хранятся у меня до сих пор. Кстати, несколько оригинальных папирусов среди них тоже есть.

Несколько часов спустя я уже ехал в Париж, крепко вцепившись в сумку с наследством давно погибшего археолога. Его внучатому племяннику я заплатил неплохую сумму. Что-то подсказывало мне, что, вооружившись именем Клеменца, я получил бы все бесплатно, но совсем уж наглеть не хотелось. И еще я знал, что подарю Ральфу на следующий день: наверное, золотую статую Ленина с алмазными глазами. Потому что черта с два этот старый агент «Штази» сказал бы мне про папирусы, если бы его бывший начальник не позвонил ему, рискуя собственной шкурой.

Приехав в Париж, я бережно открыл сумку. В нескольких толстых папках лежали листы бумаги, изрисованные египетскими иероглифами, – явно детской рукой. Кроме них в сумке лежали три контейнера: видимо, там хранились оригинальные папирусы. Что ж, их мы трогать пока не будем.

Теперь мне срочно требовался специалист со знанием древнеегипетского. Человек, который будет хранить тайну и которому я мог бы полностью доверять. И так за мной что-то слишком долго не чувствовалось слежки. Даже своему приятелю-египтологу я не смог бы передать эти тексты. Впрочем, решение, как всегда, нашлось быстро. Я снял трубку и набрал номер мадам Федак.

Факты и мифы

Пока тексты были в переводе, я снова вернулся к теме Атлантиды. О существовании этого континента спорят до хрипоты и по сегодняшний день. Спорят историки, биологи, геологи, астрономы… К каким же выводам они пришли?

По сути – ни к каким. Продолжаются бесконечные дискуссии, как и по многим другим тайнам истории. Но кое-что интересное мне все же удалось раскопать.

Начал я с главного: мог ли находиться в Атлантике огромный остров примерно 5000 лет назад? Именно об этом спорят многие ученые. Они указывают на то, что илистые мели в Атлантике, о которых говорит Платон, – не более чем выдумка финикийских купцов с целью отпугнуть конкурентов. Возможно, отчасти это так. Но дно Атлантического океана, как показывают геологические исследования, очень молодо. Некоторые его участки – причем в самой середине океана – напоминают по своей структуре шельф (тип дна у побережья материков). Да и глубины бывают совсем не океанские: всего 200–250 метров. На такую глубину почва могла опуститься в результате одного-единственного землетрясения. Последнее крупное подводное землетрясение на Атлантике было зафиксировано, кстати, сравнительно недавно – в 1755 году. А уж об извержениях подводных вулканов и говорить не приходится. В 1957 году неподалеку от Азорских островов в результате извержения на поверхности появился небольшой остров, который размыло волнами лишь несколько месяцев спустя! Понятно, что на поверхность он поднялся отнюдь не с глубины в пару-тройку километров.

К слову сказать, с XVI по XVIII век в Атлантическом океане были открыты несколько десятков островов, которые затем исчезли с географических карт. Эти так называемые «блуждающие острова» сначала считались ошибками мореходов, которые якобы неверно определили координаты или вообще заплутали в штормовой Атлантике. И только потом оказалось, что некоторые острова то появляются над волнами, то исчезают в них; это происходит в результате подземных толчков.

Исследователи морского дна обнаружили и еще одну интересную вещь: на глубинах в 250 метров на дне океана они нашли останки кораллов. Это очень странно, потому что, в принципе, кораллы на глубинах свыше 40 метров не растут. Значит, совсем недавно обширные территории Атлантики были мелководьем. Причем опускание дна более чем на 200 метров произошло внезапно – иначе как объяснить тот факт, что кораллы просто умерли, а не стали расти вверх, как на обычных коралловых рифах?

Через весь Атлантический океан, с севера на юг, тянется одноименный подводный хребет. Так вот: на его вершинах обнаружили остатки флоры и фауны, которые характерны для суши, а никак не для моря. Значит, когда-то эти вершины были на поверхности. Одним словом, доказательств существования суши в центре Атлантики предостаточно – нужно только уметь к ним прислушаться.

Часто историки ссылаются на то, что миф об Атлантиде встречается только у Платона и не подтверждается никем больше. На самом деле это не более чем довольно низкопробная ложь. Во-первых, сто с лишним лет спустя после Платона грек Крантор, побывавший в Египте, видел там в храме Амона записи об Атлантиде. Детали нам неизвестны, но в самом факте сомневаться не приходится.

Во-вторых, где же господа критики хотели бы увидеть подтверждение сведений Платона? Можно подумать, каждый греческий и римский автор обязательно должен был делать приписку к каждому своему труду: «А еще существовала Атлантида». Общеизвестно, что до наших дней уцелел лишь малый процент тех текстов, которые были созданы в античности, и ничтожная доля египетских папирусов. В таких условиях надо удивляться не тому, что история материка, сгинувшего (предположительно) 5000–7000 лет назад, на заре египетской цивилизации и за много веков до рождения греческой, не находит подтверждения в десятках документов, а тому, что она дошла до нас хотя бы в рассказе Платона! О многих культурах – таких, как протошумерская, эламитская, культура Мохенджо-Даро в Индии – у нас нет и таких сведений, хотя в их существовании никто не сомневается. Почему? Да потому, что их обнаружили археологи. Согласитесь, вести раскопки на глубине в 300 метров гораздо труднее, чем в мягком песочке. Ведь даже Древний Вавилон, покрытый всего-навсего слоем болотистой почвы, по-прежнему недоступен для исследователей!

С египетскими источниками вообще беда: как известно, подавляющее большинство из них погибли. Вспомним хотя бы историю знаменитой Александрийской библиотеки, которая, как повествует официальная история, горела аж 3 раза. Первый раз это было, когда город осаждали войска Юлия Цезаря. Цезарь, конечно, щедро компенсировал египтянам их потери, передав в полном составе знаменитую Пергамскую библиотеку. Но это было возмещение количественное, а не качественное. Во второй раз библиотека была сожжена христианскими фанатиками, подстрекаемыми епископом Кириллом, в 415 году. А в начале VII века ее остатки были уничтожены по приказу халифа Омара. Ну, а храмовые библиотеки жрецов Амона спрятаны так хорошо, что простому смертному их не найти. Так в каких же египетских источниках можно найти подтверждение рассказу Платона – в «Книге мертвых», что ли? Или в «Сказке о правде и кривде»?

Читатель может спросить: а были ли найдены на дне Атлантического океана какие-то свидетельства существования человеческой цивилизации? Однозначно ответить на этот вопрос трудно. Но даже если нет, что с того? Такие находки редко бывают случайными, а дно океана, разумеется, никто из археологов не копал. За редким исключением, о котором я еще упомяну.

Впрочем, все эти размышления оказались ненужными, когда я получил первые результаты перевода папирусов Рихтера. Они оказались настолько ошеломляющими, что я сначала сам не мог поверить в их достоверность. А когда поверил – понял: тайна Атлантиды, по сути, больше не существует!

От Шаккаб до Лиагора

Тексты, которые перевела мадам Федак (с большим трудом, поскольку язык все-таки несколько отличался от древнеегипетского: примерно так, как норвежский от немецкого или украинский – от русского), оказались посвящены истории и географии страны Карх (так называли свою родину сами атланты). Читались они как фантастический роман. Естественно, у меня тут же возникло предположение, что это он и есть. Мадам Федак, разумеется, была вне подозрений; но вот племянник покойного Рихтера, судя по всему, знавший древнеегипетский, вполне мог выдумать историю Атлантиды и записать ее – проделка совершенно в мальчишеском духе. Поэтому, чтобы не остаться в дураках, я вынужден был постоянно проверять и перепроверять полученные сведения, насколько это было возможно.

Если верить папирусу, Атлантида была не слишком велика, но сильно вытянута с запада на восток. Она находилась между 25 и 40° с. ш. – на уровне Средиземного моря, Египта и юга США. Точнее сказать не могу: как вы понимаете, в древнем папирусе нет современной системы координат. Запад был по преимуществу гористым, самыми высокими считались горы Шаккаб. По моим прикидкам, их высота составляла не менее 3000 метров над уровнем моря. От современного Атлантического побережья США западный берег Атлантиды отстоял примерно на 1000 километров. Два горных массива – правда, сравнительно небольших – находились и на востоке острова: горы Махаш и Арвад. На юго-востоке Атлантиды находился длинный полуостров, приближавшийся к африканскому материку всего лишь на 250 километров. Всю центральную и большую часть восточной половины острова занимала, как и писал Платон, плодородная равнина. Исключительно благоприятный климат и прекрасные почвы давали жителям Карха возможность собирать по два урожая в год. Была здесь и своя крупная река – Шастра; свое начало она брала в горах Шаккаб, пересекала центральную часть острова с запада на восток, после чего поворачивала на юг и впадала в Атлантический океан. В самой низменной точке острова, практически в его середине, Шастра широко разливалась, образуя одноименное озеро. На этом озере находился крупный остров, где была расположена столица Карха – город Лиагор, который в общем и целом соответствует описанной Платоном Посейдонии. Это была не только административная столица, но и крупный порт. Сюда вверх по Шастре могли подниматься морские корабли. По обоим берегам озера находились два меньших по размеру города – Алаш и Маганарт.

В центре Лиагора действительно находился храм – только не Посейдона, как писал Платон, а Амона. Жители Карха поклонялись солнцу, и гигантская ступенчатая пирамида, окруженная каналом, была, по сути дела, центром всего государства. Карх был теократией в чистом виде: светского правителя как такового не было, и бал правили верховные жрецы Амона. Династия верховных жрецов, каждый из которых считал себя сыном Амона (вспоминаете фараона?), формально не прерывалась никогда. В папирусе имелся и подробный поименный список всех первосвященников, довольно достоверный (по крайней мере, никому из них не приписывалось сто– или двухсотлетнее правление, как в Библии). Первым жрецом был некто Согар, при котором, собственно говоря, и образовалась империя атлантов. Как сообщает папирус, именно при нем


…боги сошли на землю, научили нас пахать землю и писать иероглифы, научили добывать металлы и строить корабли, научили поклоняться Амону и чтить власть его служителя. После этого боги поднялись вверх на небеса.


С тех пор, если верить списку первосвященников, и до момента создания рукописи цивилизация атлантов просуществовала примерно 3000 лет. Если предположить, что папирус был создан незадолго до исчезновения загадочного города в Западной Сахаре, а это произошло 5000 лет назад, то получается, что цивилизация атлантов существует уже 8000 лет, то есть она древнее всех известных нам культур!

Это было потрясающее открытие. Жадно проглатывая строчки перевода, я даже не успевал их толком осмысливать. К сожалению, там было очень мало подробностей, которые так важны для любого историка. Было абсолютно неизвестно, как атланты одевались, как обрабатывали землю, кто владел землей – государство, жрецы или крестьяне, и многое-многое другое. Например, о системе законов у атлантов я мог судить только по произведениям Платона, который писал:

В продолжение многих поколений, пока природы божьей было в них (людях тех мест) еще достаточно, они оставались покорны законам и относились дружелюбно к родственному божеству. Ибо они держались образа мыслей истинного и действительно высокого, выказывая смирение и благоразумие в отношении к обычным случайностям жизни, как и в отношениях друг к другу. Оттого, взирая на все, кроме добродетели, с пренебрежением, они мало дорожили тем, что имели, массу золота и иных стяжаний выносили равнодушно, как бремя, а не падали наземь в опьянении роскоши, теряя от богатства власть над самими собою; нет, трезвым умом они ясно постигали, что все это вырастает из общего дружелюбия и добродетели, а если посвящать богатству много забот и придавать большую цену, рушится и само оно. Благодаря такому взгляду и сохранявшейся в них божественной природе у них преуспевало все, на что мы раньше подробно указывали.

Впрочем, это был только первый перевод; остальные пока находились в работе.

Куда девались войны?

Первое, что насторожило меня: образование государства произошло без всяких войн и конфликтов. Да, в большинстве мифов народов Земли боги дают им знания и культуру, а также сажают на трон монарха. Но затем этот монарх – как правило, глава небольшой области – начинает воевать со своими соседями и образует единое государство. Так было в Египте, у шумеров, в Китае и в Индии. Обычно победившая династия не забывает хвастаться своими победами. Здесь же – абсолютно ничего, никаких упоминаний о борьбе! Весь остров будто в одночасье стал одним государством.

«Позвольте, – продолжил я свои размышления, – если не было никаких войн и смут, если все было чинно и мирно, то зачем размещать Лиагор на острове? Несколько странное расположение для столицы, не правда ли? В мирной стране главный город строят так, чтобы до него легко было добраться и по суше, и по воде: то есть логично было бы расположить Лиагор на берегу Шастры. Так нет же – он находится на острове!»

Может, автор папируса что-то недоговаривает и междоусобные войны все-таки были? Тогда расположение Лиагора сразу становится логичным. В конечном счете, ацтеки на острове посреди озера расположили свою столицу Теночтитлан.

А может, кто-то просто водит меня за нос – дурит, как ребенка? Тайные силы, которые раньше считали своим долгом на каждом шагу вставлять мне палки в колеса, теперь почему-то успокоились и перестали тревожить вашего покорного слугу. Нет ли в этом какого-нибудь малопонятного мне подвоха?

Впрочем, проверить эти данные я пока все равно не смогу. Вздохнув, я продолжил чтение документа.

Спустя примерно тысячу лет после начала своей истории атланты начали совершать довольно продолжительные плавания и расширять для себя границы мира. В первую очередь они устремились на восток, к Африке, до которой ближе всего. Здесь была основана колония Аменемф – судя по всему, речь шла о том самом городе, который пытались раскапывать Рихтер и Венчетти. В течение следующего тысячелетия цепочка поселений атлантов протянулась от устья реки Сенегал до Британии на восточном берегу Атлантики и от устья реки Ориноко до Флориды на западе. Практически везде они встречались с варварами, у которых не было собственного государства. С ними иногда воевали, но чаще налаживали торговлю. Покорять чужие земли атланты не рвались – их родина, Карх, была очень богата, и завоевывать более бедные территории, по большому счету, не имело смысла.

Вот в таком состоянии находилось государство атлантов к тому моменту, когда жил автор папируса. Парень имел все основания гордиться своей родиной: как же, единственное цивилизованное государство в море варварских народов! Тем более что, похоже, так оно и было. А вот что случилось потом? Разумеется, заглянуть в будущее автор папируса не мог и гибель Атлантиды описать, соответственно, тоже был не в состоянии. Остается только судить по косвенным признакам.

Концовка произведения Платона, как я уже говорил, не сохранилась. Но где-то в тексте он упоминает о том, что Атлантида скрылась под водой. Произошла катастрофа буквально планетарного масштаба. Такое событие не могло не оставить свой след в мифах народов мира! Оно и оставило, причем по всей планете.

Догадываетесь, о чем я? Разумеется, о Всемирном потопе!

Когда случился потоп?

Первое, что мы вспоминаем, когда говорим о Всемирном потопе, – это, конечно же, библейская история. На страницах Библии воспроизводится рассказ о Всемирном потопе, заимствованный из более ранних мифов. В библейской версии, потоп – это наказание бога за грехи, от которого смог спастись только праведник Ной со своими домочадцами.

Не буду останавливаться на этой истории: ее и так знают все от мала до велика. Отмечу лишь необычайное злорадство, с которым автор Библии пишет о гибели грешников. Оно не похоже на религиозное рвение, нет, – скорее на чувства представителя более слабой, менее развитой цивилизации, который видит падение более сильной и высокомерной.

Библейский рассказ почти целиком скопирован с шумерского эпоса о Гильгамеше. Этот Гильгамеш, равный богам герой, встречается со своим предком Утнапишти: единственным, кто спасся после огромного потопа, уничтожившего весь род людской. Текст эпоса был обнаружен только в 1872 году, и сначала его сочли подделкой – настолько похож он был на библейский рассказ. Однако тщательная экспертиза подтвердила, что вторична в данном случае именно Библия.

В Египте тоже был свой Ной – его звали Атму. Впрочем, он же одновременно был и виновником катаклизма. Атму (или Атум), бог заходящего солнца, однажды сел в лодку с немногими своими приближенными и повелел морским волнам залить всю землю. Итогом божественного развлечения и стал потоп. Любопытно, что в мифе не упоминается ни одно египетское географическое название, а по другим источникам известно, что жрецы напрочь отрицали наличие в Египте потопов (разливы Нила – не в счет). Случайность?

Еще более любопытен египетский рассказ об Острове Змея, записанный примерно 4000 лет назад. Герой мифа – капитан корабля, который попал в шторм и спасся один из всего экипажа. Волны вынесли его на необитаемый остров. Придя в себя, потерпевший кораблекрушение начал потихоньку обустраиваться: искать пищу, строить жилище. Но вдруг:

…я услышал гул, подобный раскатам грома. Я подумал, что это Великое Зеленое море снова обрушило свои волны на остров, и в страхе закрыл лицо руками. Деревья вокруг трещали, и земля тряслась подо мной.

Когда же я снова открыл лицо, то увидел, что это был змей длиною в тридцать локтей и с бородой длиною в два локтя. Кольца его тела были покрыты золотом, брови его были из чистого лазурита. Он шел ко мне, и тело его извивалось.

Я простерся перед ним на животе своем, а он отверз уста свои и сказал мне:

– Кто принес тебя сюда? Кто принес тебя сюда, ничтожество? Кто принес тебя? Если ты замедлишь с ответом и не скажешь, кто принес тебя на этот остров, я обращу тебя в пепел, и ты это изведаешь, прежде чем превратиться в ничто.


Впрочем, довольно быстро змей смилостивился и рассказал египтянину свою историю.

И будешь ты счастлив, когда станешь рассказывать о том, что случилось с тобой, когда все тяжелое останется позади. Слушай, я расскажу тебе нечто о несчастье, которое приключилось на этом острове. Здесь я жил со своими собратьями и детьми, и всего нас было 75 змеев. Еще была среди нас одна девочка, дочь простой смертной, но я ее не считаю. И вот однажды упала с неба звезда – и пламя охватило всех. Случилось это, когда меня с ними не было. Они все сгорели, и лишь я один спасся. Но когда я увидел эту гору мертвых тел, я сам едва не умер от скорби…

Простершись перед змеем на животе своем, я коснулся лбом земли и сказал ему:

– О твоем могуществе я поведаю фараону, о твоем величии я расскажу ему. Я прикажу доставить тебе благовония… и будут славить тебя в моем городе перед советом вельмож всей страны…

Змей отправил незадачливого морехода домой, сказав ему на прощание: «…Покинув мой остров, ты уже не найдешь его, ибо место это скроется под волнами».


Любопытная история, не правда ли? Во-первых, тем, что египтянин плыл к Острову Змея два месяца. Это значит, что остров ни в коем случае не мог находиться в Средиземном море, где-нибудь у берегов Египта или Италии. Только в Атлантику, только за Геракловы столпы плавание могло продолжаться так долго! Следовательно, Остров Змея надо искать именно там.

Но еще более интересная мысль пришла мне в голову чуть позже. А почему египтяне избрали для своего рассказа именно образ змея? Ведь в мифах индейцев Центральной Америки божественные пришельцы из-за моря тоже выступали в виде змеев! К примеру, Кецалькоатль, имя которого переводится как «Змей с перьями птицы», но и не он один. Если бы Кецалькоатль был первым, неизбежно возник бы вопрос о том, почему его отождествили со змеем, да еще и уточнили, что он с перьями. Ведь не был же посланец масонов пернатым змееподобным существом? Очевидно, «змеями» называли каких-то других, более ранних пришельцев – возможно, из Атлантиды.

В мифах ацтеков потоп описывается так:

Наступил день, в который смерть овладела человечеством. Тогда взрослые должны были удалиться в страну Мистлан, а самые младшие из детей заняли место у чудотворного дерева. Это дерево вскормило детей своим молоком, как мать. Так образовалась новая раса великанов, которая существовала 4008 лет. Потом боги, недовольные ими, ниспослали на землю потоп. Все люди превратились в рыб, за исключением одной пары, спрятавшейся в ветвях дерева ахуэхуэте. Катастрофа произошла на десятый день атль.

Давайте задумаемся: что бы это могло значить? Легенды рассказывают по всему миру не о пожаре, не об урагане, не о вечном мраке, а именно о наводнении. Наиболее смелые историки считают, что в легендах есть доля истины. Я тоже хочу быть наиболее смелым и тоже поверю мифам. Пока поверю, а там поглядим.

Тайны страны Сириат

Первый из них, собственно говоря, мифом не является. Это отрывок из произведения египетского жреца Манефона, который жил незадолго до начала новой эры. Его перу принадлежит история Египта с незапамятных времен до походов Александра Македонского. Эта замечательная книга до наших дней не дожила, но древние авторы обладали чудесным свойством переписывать друг у друга целые страницы текстов без всякого смущения (впрочем, некоторые современные авторы тоже этим грешат). В общем, благодаря ряду римских историков до нас дошли довольно обширные отрывки из произведения Манефона.

В частности, они рассказывают о двух колоннах, якобы привезенных в Египет из таинственной «страны Сириат». Иосиф Флавий пишет о них так:

Большое внимание эти люди обращали на науку о небесных телах и их взаимных расположениях. Опасаясь, чтобы в будущем люди не забыли об этом и их достижения не пропали даром, они воздвигли две колонны, одну из кирпича, а другую каменную, и записали на них свои открытия. Так, в случае, если бы колонна из кирпича была разрушена водой, сохранилась бы каменная колонна, дабы спасти написанный на ней текст, одновременно сообщая, что и ту, первую, с той же целью построили. Стоят они по сей день в стране Сириат.

Что же это за страна – Сириат? Манефон говорил о ней как о родине египетских богов, где они появились на свет и пришли в Египет. Страна эта находится к западу от Египта. В ней, как утверждал Манефон, был большой город, расположенный над морем или большим озером, по соседству с которым находились два действующих вулкана. Потом эта страна практически в одночасье погибла, скрытая морской пучиной. По словам римских авторов, Манефон время от времени ссылается на обширные тексты, посвященные стране Сириат. Но ни книга Манефона, ни сами эти тексты до нас не дошли. И я взялся за следующий миф (или, если угодно, свидетельство).

Его мне удалось почерпнуть из книг народа майя. В отличие от ацтеков, майя располагали иероглифической письменностью, которая по сей день расшифрована лишь частично. Единственным ключом к ней стали… древнеегипетские иероглифы, на которые письменность майя поразительно похожа. Майя находились на весьма высокой стадии развития: имели великолепный календарь; им были известны движения небесных тел; они создали интересную двадцатеричную систему счисления за много столетий до индусов и арабов; умели пользоваться цифрами и нулем. Естественно, христианское духовенство, которое прибыло вместе с испанцами, немедленно приступило к систематическому уничтожению культуры майя. Погибли почти все рукописи и большинство надписей на камне. Исследователям доступны лишь несколько рукописей на языке майя, записанных латинским шрифтом. Долгие века они хранились в пыльных архивах, и лишь в конце XIХ века о них вспомнили. В 1900 году мой соотечественник Огюстос Плонжон перевел фрагменты одной из рукописей на французский язык. Приведу любопытный отрывок:


Шестого года К'ан, в одиннадцатый день Мулук месяца Сак начались ужасные землетрясения, которые продолжались беспрерывно до тринадцатого дня Чуэн. Их жертвой пала страна болотистых холмов, страна My. Дважды поднявшаяся, она исчезла в течение одной ночи. В результате непрерывного действия подводных вулканов материк многократно поднимался и исчезал. В конце земля расступилась – и десять стран, разорванных на части, были уничтожены. Они погибли вместе с населением, которое насчитывало 64 миллиона человек, за 8060 лет до написания этой книги.


В другой рукописи, так называемой «Чилам Балам», говорится нечто похожее:

…это произошло тогда, когда земля начала возрождаться. Никто не знал, что может случиться дальше. Шел огненный дождь, земля покрылась пеплом, камни и деревья клонились к земле. Камни и деревья были раздроблены… С неба сорвался Великий Змей… и на землю упали его кожа и куски его костей… а стрелы попадали в сирот и стариков, во вдовцов и вдов, которые еще жили, хотя сил для жизни у них уже не хватало. И они нашли себе могилу на песчаном берегу моря. Тогда нахлынули ужасные волны. Небо вместе с Великим Змеем рухнуло на землю и затопило ее…

Это – описания внезапной и чудовищной гибели огромного материка, которые встречаются у народов, живших по разные стороны Атлантики. И после этого кто-нибудь осмелится утверждать, что свидетельств существования Атлантиды нет? Я склонен был все больше и больше доверять папирусу Рихтера.

Когда и почему?

Если мы предположим, что виновником гибели Атлантиды был потоп, то нам нужно ответить в первую очередь на два вопроса, указанных выше: когда и почему этот потоп произошел?

Легче всего ответить на вопрос «когда». Иудеи, шумеры и египтяне, славящиеся своей дотошностью, а также некоторые археологические исследования (типа описанных раскопок Вулли) дают достаточно четкую дату: вторая половина IV тысячелетия до нашей эры, то есть примерно 5000–5500 лет назад. Именно тогда был покинут город на побережье Западной Сахары, что косвенно подтверждает датировку. Разумеется, есть и другие даты – 6500, 8500 и даже 100 000–200 000 лет назад, но нам не стоит принимать их всерьез. В конечном счете, древние были склонны к преувеличению.

Хотя почему обязательно видеть в этом преувеличение? Возможно, Атлантида уходила под воду не сразу, а постепенно, в результате каких-то длительных геологических процессов. Огромный остров мог тонуть хоть тысячу лет. Я понял, что в одиночку мне не справиться, и обратился за консультацией к известному геологу, профессору Крезо. К моей радости, профессор ответил на мой вопрос по электронной почте на следующий же день после того как я его задал. Ответ гласил:

Уважаемый месье Кассе! Поставленная вами задача очень любопытна. Разумеется, любой остров, и даже материк, может погрузиться на дно морское за тысячу и даже сотню лет, но это все равно будет крупная геологическая катастрофа. Обычно такие процессы длятся сотни тысяч, миллионы, десятки миллионов лет. Поэтому нет большой разницы между погружением за тысячу лет и за два дня – и то и другое станет итогом глобального катаклизма. Правда, я сильно сомневаюсь в том, что второй вариант вообще возможен в принципе.

К этому моменту, впрочем, я и сам додумался, что тысячелетним погружением здесь и не пахнет. Что сделали бы атланты, увидев, что их земля медленно тонет? Тихо и спокойно, собрав пожитки и со слезами на глазах, перебрались бы на окружающие материки, где на базе существующих колоний основали бы новое могущественное государство (или даже несколько). И цивилизация атлантов существовала бы рядом с египетской, греческой, вавилонской и вошла бы во все учебники истории. Нет, гибель Атлантиды была мгновенной и страшной, о чем косвенно свидетельствуют все пересказанные мной мифы.

Что могло стать причиной такой гибели? Сильное наводнение? Вполне вероятно. Но откуда взялось столько воды? Ведь если вся вода, которая есть в атмосфере, прольется на Землю, сушу покроет тонкая пленка высотой в пять сантиметров. Смешно! Если вдруг растают ледяные шапки полюсов, уровень воды в Мировом океане вырастет на 60 метров. Много, но не смертельно. К тому же ледовые шапки ни с того ни с сего не тают… Извержение подземных вулканов? Но вулканы – не симфонический оркестр, все вместе «зазвучать» они не могут, похоронить целый континент в одночасье – тоже. Уж на что могучим вулканом была Этна – и то смогла уничтожить только два маленьких римских городка. В поисках ответа я заглянул даже в книги так называемых «атлантологов», которые еще до этого проштудировал от корки до корки. Моему расследованию они, впрочем, скорее мешали, чем помогали. Там утверждались совершенно невероятные вещи – например, что у атлантов были самолеты и телевизоры, и вообще их наука значительно превосходила современную. Я думаю, все это – не более чем попытка заработать деньги на популярной теме. Атлантологи полагают, что гибель Атлантиды стала результатом испытаний нового мощного орудия, стократ более разрушительного, чем водородная бомба. Бред собачий!

На верную мысль меня навел один известный древнегреческий миф о Фаэтоне. Звучит он следующим образом:

В результате любовной связи солнечного бога Гелиоса с одной из океанид, дочерей титана Океана, родился мальчик Фаэтон. Фаэтон знал, что он – сын Гелиоса. С отцом он не встречался, так как Гелиос не принимал личного участия в воспитании сына, хотя и заботился о нем. Ежедневные обязанности лишали его этой возможности: ведь он должен был каждый день проезжать по небу в колеснице, запряженной четырьмя огненными скакунами. Утром он выезжал на небосвод с восточной стороны и, достигнув зенита, спускался к океану на другом конце Земли – в стране Гесперид, дочерей Атласа, где у них был роскошный дворец.

Фаэтон слышал от матери, что Гелиос согласен выполнить его самое заветное желание, и попросил отца разрешить хотя бы однажды управлять его колесницей на небесном пути. Нельзя сказать, чтобы это была разумная мысль, вернее всего, виновато было самолюбие: Фаэтону хотелось похвастаться перед своими сверстниками, которые сомневались в его божественном происхождении. Напрасно Гелиос возражал, указывая на всю опасность такой прогулки. Фаэтон просил и настаивал, ссылаясь на обещание отца, до тех пор пока бог солнца не уступил. Прежде чем передать сыну вожжи, отец долго объяснял Фаэтону, как править упряжкой. К сожалению, то ли Фаэтон невнимательно слушал наставления, то ли лошади перестали повиноваться, чувствуя неумелую руку возницы, но юноша не сумел проехать по обычному маршруту и сбился с пути, что привело к роковому нарушению порядка, существовавшего в природе. На поднебесных вершинах растаяли снега, пожар охватил леса; там же, где раньше неслись бурные реки, теперь белел ледяной панцирь, а жители далекого севера, закутанные в свои шубы, почувствовали неожиданно необычайную жару. Над Землей нависла угроза гибели. Тревожные возгласы достигли обители богов. И Зевс вынужден был вмешаться, чтобы предотвратить катастрофу. Он убил несчастного Фаэтона молнией, изрядный запас которых у него всегда был под рукой. Мертвый юноша упал в реку Эридан.

«А какое это отношение имеет к Атлантиде?» – спросите вы. Вот-вот, я тоже сначала не увидел. Давайте подумаем, какие реальные события могли лечь в основу мифа о Фаэтоне. Правильно: падение крупного небесного тела, астероида, горящего в результате соприкосновения с плотными слоями атмосферы и выглядящего как обломок Солнца. Случайно ли все это – солнечный (а не какой-то другой) бог; мать, связанная с водной стихией?

Я быстро начертил родословную олимпийских богов и героев и поразился: а ведь Фаэтон, по сути дела, жил одновременно с Девкалионом! То есть его падение с неба и Всемирный потоп произошли одновременно! Свое подтверждение такая версия находит, опять же, в мифах майя – о падении Великого Змея. Оставалось понять: могло ли падение крупного астероида вызвать катастрофу такого масштаба?

Мне снова пришлось обратиться за консультацией к специалистам. Оказывается, сравнительно небольшое небесное тело может причинить страшные разрушения – так же, как маленькая пуля в состоянии убить слона. Так, астероид диаметром 65 метров полностью разрушит территорию в 20 квадратных километров. Если радиус астероида равен километру, то он способен стереть с лица земли четверть Франции, если два километра – то весь Пиренейский полуостров, если четыре километра – то половину Европы, восемь километров – половину Азии. Астероид диаметром в семнадцать километров (меньше, чем от центра Парижа до Версаля) уничтожит половину нашей планеты. Впрочем, такие размеры меня уже не интересовали, поскольку подобный астероид гарантированно уничтожил бы всю земную цивилизацию.

А вот небесное тело диаметром километров шесть-семь мне вполне могло подойти. Если такой астероид 5000 лет назад упал в самое сердце Атлантиды, от нее остались только рожки да ножки. Вернее, и их бы не осталось. А колонии атлантов через некоторое время прекратили бы свое существование, дав мощный импульс развитию местных культур.

Впрочем, первая же консультация с профессиональными астрономами развеяла мой энтузиазм. Все оказалось далеко не так просто, как мне того хотелось бы. Дело в том, что крупные астероиды падали на Землю крайне редко. Вероятность встречи с астероидом диаметром 65 метров – один раз в 22 000 лет, а с облюбованным мной семикилометровым – примерно раз в миллиард. Мои умозаключения таяли, как вечный лед Гербигера под солнцем здравого смысла. Но одно из писем, пришедших мне в те дни по электронной почте от знакомых астрономов, пробудило новые надежды:

Дорогой месье Кассе! Конечно, вероятность того, что на Землю 5000 лет назад упал астероид семикилометрового диаметра, ничтожно мала. Прямо говоря, это невозможно. Правда, приблизительно в это время наша планета могла столкнуться с одним небесным телом, диаметр которого не превышает полутора километров (по самым смелым оценкам). Дело в том, что именно тогда орбита Земли приблизилась к орбите группы астероидов, один из которых она вполне могла притянуть.

Замечательно! Полтора километра? Что же, мне хватило бы и километра. Ведь не зря Манефон пишет о действующих вулканах, имевшихся в Атлантиде. Раз они там были – значит, достаточно попадания сравнительно небольшого астероида, чтобы привести их в действие. Образно говоря, это как пуля, которая попадает в ящик с динамитом.

Искал Трою – нашел Атлантиду

От дальнейших умозаключений меня отвлекла Софи. Разыскивая материалы по Атлантиде, она обнаружила любопытнейшую статью, написанную Паулем Шлиманом, внуком знаменитого Генриха Шлимана – человека, раскопавшего Трою. Пауль Шлиман в этой статье делает сенсационное заявление: по его словам, его деду удалось отыскать легендарную Атлантиду!

Поскольку в тексте статьи много непроверенных и откровенно ложных фактов, ученые всего мира считают ее мистификацией. Может быть, так же подумал бы и я, если бы не несколько любопытных обстоятельств. Во-первых, Пауль умер загадочной смертью вскоре после публикации статьи. Обычно так умирают те, кто слишком много знал и слишком о многом проболтался. Во-вторых, не совсем понятно, зачем молодому ученому предпринимать столь грубую мистификацию. Слава? Но он только испортил бы свою репутацию в научном мире, в чем не заинтересован ни один исследователь, да к тому же опорочил имя деда. Деньги? Но Пауль был обладателем весьма приличного состояния. Тогда что же? Еще одна загадка…

Что же заставляет меня верить Шлиману-младшему? Несколько строчек в папирусе Рихтера – только и всего.

Мы знаем, кто и когда разрушил Трою. Это сделали греки-ахейцы около 1200 года до нашей эры. А вот кто построил ее? Об этом историки спорят до сих пор. Достоверно известно, что это были не греки. В конечном счете, после жарких споров все согласились считать Трою городом-государством, основанным какими-то малоазийскими племенами. Основанным, к слову сказать, весьма удачно – прямо у проливов Босфор и Дарданеллы, соединяющих Средиземное море с Черным. Троя контролировала важнейший торговый путь, и причины неприязни к ней греков вполне понятны.

Странно, что аналогичные Трое малоазийские города никто и никогда не находил. Так что же, Троя – уникальное явление? Не совсем. Папирус Рихтера содержит весьма интересный отрывок в той части, где он рассказывает о колониях Атлантиды. Приведу его дословно:

В восточной части Узкого моря при правлении сына Амона Мехерна были основаны несколько городов. Кнес на острове и Троа у проливов стали главными из них. И распростерлась власть детей Амона на эти земли, и пошли в те края купеческие корабли во множестве.

Узким морем атланты называли Средиземное море. Остров в восточной части моря – это либо Кипр, либо Крит. Я склоняюсь ко второй версии, поскольку название «Кнес» очень созвучно названию столицы древнего критского государства: городу Кносс. Что касается Троа, то тут сомнений вообще никаких – других проливов, кроме Босфора и Дарданелл, в том районе просто не существует. Следовательно, Троя была одной из колоний атлантов.

А значит, Шлиман при раскопках вполне мог найти какие-то доказательства существования Атлантиды. Возможно, он по каким-то причинам не стал их обнародовать, предоставив своим потомкам завершить исследование. В надежде стяжать себе славу за это взялся Пауль. Мы не знаем, что толкнуло его на публикацию статьи со множеством ошибок и неточностей. Думаю, за всем этим есть чьи-то невидимые руки; у Шлимана-младшего мог появиться «сподвижник», который сунул ему явную утку и торопил с публикаций (а то опередят). Статью могли изуродовать уже на верстке в самой газете… В любом случае, Пауль был дискредитирован, а затем убит, что лучше всяких слов доказывает: в его статье все-таки имелось какое-то зерно истины. Но какими конкретно подлинными документами и артефактами располагал Шлиман-младший – этого мы, скорее всего, не узнаем никогда.

Итак, остатки цивилизации атлантов продолжали существовать и после гибели Атлантиды. Как это произошло? На сей счет у меня была своя, вполне правдоподобная версия.

Колонисты

Итак, вернемся к нашей катастрофе. Примерно 5000–5500 лет назад (над точной датировкой я еще подумаю позже) сравнительно небольшой астероид упал на Атлантиду. И даже не так важно, куда он угодил – снайперски попал в середину и накрыл одну из оконечностей острова или вообще плюхнулся в море у берега забытой страны, – его падение вызвало мощные тектонические сдвиги, сопровождавшиеся землетрясением и извержением вулканов. Последствия падения астероида почувствовали народы практически всей планеты – ведь даже ударная волна Хиросимы обошла земной шар несколько раз. Что уж говорить о куда более масштабной катастрофе!

Атлантида погибла, но уцелели ее колонии. Конечно, многие из них в первый же день захлестнуло гигантское цунами – результат падения астероида и землетрясения. Но вода схлынула, и колонисты начали понемногу приходить в себя. На их глазах с их родиной произошло нечто ужасное. Возможно, некоторые из колонистов послали корабли, но те, если и осмелились приблизиться к обреченному острову или к его останкам, не нашли там ничего особенно радостного.

Цивилизация атлантов была, разумеется, далеко не уничтожена, но ослаблена радикально. Представьте себе, что на Францию упадет астероид, а потом ее накроет потоп. Уцелеют только Пиренеи, предгорья Альп да Арденны. Ну, и Французская Гвиана на другом конце земного шара. Допустим, что вокруг нет других цивилизованных государств, которые могли бы прийти на помощь. Что случится? Большинство знаний у французов, скорее всего, останутся – даже о том, как строить сверхзвуковые истребители и микропроцессоры, пожалуй, даже сами эти истребители в некотором количестве уцелеют. А вот строить новые французы не смогут еще долго: в первую очередь придется позаботиться об элементарном выживании резко сократившегося населения. В каменный век, разумеется, страна отброшена не будет, но лет на сто назад – вполне вероятно.

С колониями атлантов была еще одна беда. Судя по всему, жрецы Амона создали централизованное государство, каждая колония управлялась непосредственно из Лиагора. А значит, после гибели Атлантиды ее заморские территории уже не составляли единого целого: каждому приходилось выживать самостоятельно. Почему я пришел к такому выводу? Все очень просто. Во-первых, если бы колонии поддерживали контакты между собой, цивилизация атлантов, скорее всего, устояла бы. Во-вторых, никогда не случились бы события вроде падения Трои – другие города обязательно пришли бы ей на помощь, и греки, которые по сути просто задавили троянцев числом, «остались бы с носом».

А так каждая колония оказалась в одночасье предоставленной самой себе. Можно представить степень ужаса и паники, охватившей атлантов. Их покровитель, бог Амон, разгневался и решил покарать их неизвестно за что. Бежать, бежать во что бы то ни стало как можно дальше от этого ужасного моря, которое поглотило их родину, – вот самое простое, логичное и единственно верное решение уцелевших атлантов. И они покидают города, разбросанные по берегам океана, и уходят в глубь материков. Жители Аменемфа в Западной Сахаре упрямо движутся на восток – по земле, которая тогда еще не была такой пустынной, как сейчас, но все равно непригодна для жилья. Идут, бросив свои дома, теряя по пути людей и скарб, терпя всевозможные лишения. Но это не может их остановить – лишь бы уйти как можно дальше от места катастрофы. В конце концов они натыкаются на плодородную долину Нила (впрочем, вполне возможно, что они шли сюда вполне сознательно) и основывают свой город – Фивы. У египтян уже существуют свои маленькие государства, и ослабленной популяции одной колонии атлантов не справиться со всеми сразу. Но на их стороне – знания и многовековой опыт, и правители Фив силой и хитростью за несколько поколений объединяют вокруг себя весь Египет. Они – прекрасные дипломаты: своего бога Амона отождествляют с местными Ра и Хорахти, а чтобы не вызывать раздражение у жрецов местных божеств, ставят во главе государства светского владыку – фараона. Но все знания, а также реальная власть концентрируются в руках жрецов Амона. Это прекрасно показывает история с Эхнатоном – фараоном-мятежником, который пытался перетянуть одеяло на себя и потерпел поражение. Постепенно жрецы Амона превратились в замкнутую касту…

Стоп! Замкнутую касту! Где-то я об этом уже читал… Снимаю с полки первую же книгу по египтологии и открываю главу, посвященную религии. Черным по белому написано:

Постепенно жреческие корпорации (в частности, служители Амона) превратились в совершенно замкнутые сообщества. Браки совершались только внутри касты, и только тот, чьи предки были членами жреческих семей, мог рассчитывать на то, чтобы занять высокие должности в этой иерархии. Человек «со стороны» мог в лучшем случае занимать место младшего жреца.

Значит, атланты не смешались с местным населением; по крайней мере, целиком. Жрецы Амона заботились о собственной расовой чистоте, и в долине Нила жили, судя по всему, две нации – египтяне и атланты. Любопытно, что даже египетская живопись изображает жрецов Амона несколько иными, чем все остальные египтяне. Исследователи считают это простым желанием жрецов выделиться среди себе подобных, но я думаю, что причина здесь лежит гораздо глубже.

После объединения Египта в нем происходит невиданный культурный взлет. Еще бы, ведь атланты принесли с собой все свои знания! И строятся Великие пирамиды – «тройной храм Амона», и египетские армии покоряют территории современных нам Ливии, Нубии, Палестины и Сирии…

Примерно то же самое происходило и с шумерской цивилизацией. Еще раз напомню о глубоком сходстве, которое существует между культурой ранних египтян и ранних шумеров: они росли явно из одного корня, но затем развивались изолированно. Это явственно указывает на то, что основали их две различные, никак не связанные между собой группы колонистов-атлантов.

Что ж, с атлантами вопрос более или менее прояснился. В тайны седой старины я, можно сказать, проник. Но меня интересовало немного другое. Живут ли сейчас на Земле потомки атлантов? И если да, то какое отношение они имеют к тем, кто правит миром сегодня?

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги В тисках мирового заговора (Этьен Кассе, 2008) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я