Демоны Юга (Артем Каменистый, 2016)

Гигран разделен непреодолимой стеной Срединного хребта. Юг оправился после страшнейшей катастрофы, а Север о ней давно забыл. На Юге процветает мир волшебства и древних тайн, там все еще сражаются с темными магами. Север дошел до эпохи индустриализации, по железным дорогам колесят паровозы, небеса бороздят дирижабли, магия неизвестна, религиозность высмеивается. Большинство населения, что на Севере, что на Юге, уверено – за горами жизни нет. В истинное положение дел посвящены немногие, и для того чтобы все оставалось по-прежнему, они не жалеют ни сил, ни жизней. Причем – не только своих. Леону пришлось познакомиться с устройством Гиграна на собственной шкуре, хотя он никого об этом не просил…

Оглавление

Из серии: Гигран

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Демоны Юга (Артем Каменистый, 2016) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 5

– Леон, ты должен пройти со мной.

Я, вообще-то, никому ничего не должен, ну, кроме разве что Кайры, она как-никак меня с того света вытащила. К тому же мне, наверное, все теперь обязаны спасением от ночных гостей, но заявлять это Айшу – лишнее.

Долго шагать не пришлось, мы оказались во все том же складском помещении. Кроме нас здесь были Ойя, Дамус и Кайра, все они на корточках сидели перед телом Вайджа. То, что страж, изменивший свое настоящее имя из уважения к великому магу Дайджу, мертв, было очевидно и без врача. У бедолаги отсутствовали глаза вместе с частью лица, а вокруг тела расползалась отвратительно выглядевшая лужа уже начавшей замерзать крови. Ее было столь много, что никогда бы не поверил, что так много может уместиться в таком тщедушном теле.

Кровососы убили? Может, и так. И зачем меня сюда привели?

Вайдж лежал здесь не в одиночестве. Было еще одно тело. Хотя правильнее было сказать – фрагмент тела. Что-то около половины. Уж не знаю как, но кто-то или что-то разрезало одного из нападавших от макушки и до самого низа, чуть наискосок. Если верхняя часть была относительно полной, то нижняя представлена лишь частью бедра.

Не знаю, каким образом нанесли столь чудовищное ранение, но, похоже, что все произошло очень быстро. Половинка тела, в один миг лишившись опоры, рухнула, безобразно разбросав оставшиеся без поддержки внутренние органы. Они теперь лежали компактной кучкой в луже замерзающей крови и смердели так, что хотелось заткнуть нос.

Очень острое лезвие. Черные одежды рассекло, будто бритвой. То же самое случилось с мягкими тканями и костями.

Куда делась вторая половина – загадка. Если ее унесли, должны остаться кровавые следы, но их нет. Будто эта груда исковерканного мяса появилась здесь внезапно, сама по себе, материализовавшись из воздуха.

Айш, присев рядом с телом Вайджа, потрогал пальцем кровь, задумчиво произнес:

– Он умер до того, как все началось. Так ведь, Кайра?

– Да. Некоторые еще не спали, но никто ничего не видел.

– И никто не насторожился тому, что его нет на своем месте…

– Такое бывает, – сказал Дамус. – Кто-то вышел до ветру, кому-то подышать захотелось перед сном. Мы тут не взаперти живем.

– Кайра, ты больше всех в людях разбираешься. Говори, что, по-твоему, здесь случилось.

– Вайдж пришел в склад и отключил защиту. Это его убило, ведь ставил защиту не он, и знаний таких у него не было. Он вообще не маг, он простой человек.

– Нам это известно. Зачем он это сделал?

– Вайдж не предатель.

– Это мы тоже знаем.

– Я могу только предполагать.

– Кайра, мы ждем именно этого, не тяни.

– Помните, как погиб Дайдж?

– Никто не знает, как он погиб, – буркнул Дамус.

– Да, подробностей мы не знаем. Только рассказы о дыме, который видели издали.

– Ну, так Дайдж не свинья из хлева, помереть, не прихватив кого-нибудь с собой, не мог. Не такой он человек, чтобы тихо уходить.

– Вайджа при этом схватили, но врагов оставалось мало, потом он сумел уйти.

– Ну да, мы всегда знали, что он ловкий парень.

Кайра покачала головой:

– Недостаточно ловкий. Он не ушел, ему позволили уйти. И перед этим что-то с ним сделали и заставили об этом забыть. А я не смогла это определить. Моя вина… моя слабость. Он не сам убрал защиту, его заставили, превратили в инструмент.

– И так понятно, что он бы не стал себя убивать вот так, – сказал Айш. – Значит, ты полагаешь, что именно тогда, после гибели Дайджа, они это проделали?

– Они понимали, что мы не бросим Вайджа. Он все время был среди нас. И у них всегда была возможность до нас добраться. Может, даже следили через него. Не все знали, а, допустим, только эмоции Вайджа. Такое проще скрывать, вот поэтому я и не заподозрила посторонний контроль. Никто не заподозрил. По эмоциям могли судить, что мы попали в западню и вот-вот умрем сами, без постороннего вмешательства. А сейчас, с появлением Леона, появилась какая-то надежда. Вайдж мог поверить, что все обязательно завершится хорошо, они это узнали и приняли меры. Вот, посмотрите.

Кайра указала на ладонь мертвеца. Как по мне, так ничего интересного. Разве что грязная очень, вся в каких-то черных точках, похожих на подпалины. А рядом в крови свернулся тонкий кожаный ремешок.

– Похоже, что это был одноразовый амулет, – заявил Айш. – Разрушился при применении.

– Я тоже так подумала. Вайдж не просто отключил защиту, но еще и активировал его. Амулет разрушился, построив кратковременный портал. По нему и пришла стая. После этого они позаботились о том, чтобы мы не заметили отключение защиты. Ну, и об остальном тоже. Прости, Айш, но я ничего такого не разглядела в Вайдже. Даже предположить не могла, что с ним что-то не так. Ведь знала его до этого, никаких изменений не было.

– Ничего, девочка, в этом точно нет твоей вины. Ты целительница тел, а не защитница душ человеческих. Впредь придется внимательнее присматривать друг за другом, вдруг есть еще кто-нибудь вроде него.

– Вряд ли. Только Вайдж попадал к ним.

– Мы теперь знаем точно, что он попадал, а о других можем не знать всю правду. Наши враги сильны и весьма находчивы, сами видите. Леон, а теперь твоя очередь рассказывать нам свою историю: что случилось ночью?

Застигнутый врасплох неожиданным вопросом, я только и смог что произнести очевидное:

– А вы разве сами не знаете?

– Понимаешь, Леон, те, кто на нас напали, действовали наверняка. И, пользуясь беспечностью, установили полный контроль. Любой маг – прежде всего человек. Он бывает уязвимым, особенно во сне. Они действовали наверняка: усилили естественный сон, кровососы это умеют лучше, чем кто бы то ни было; в итоге одурманили так, что самостоятельно очнуться было непросто; и только после этого начали нас убивать. Их подвело то, что делали они это крайне медленно. Такая уж у них привычка, растягивать удовольствие. – Айш задрал подбородок, продемонстрировав пару аккуратных ранок. – Хотели выпить нас досуха, неспешно, смакуя каждый глоток. Как бы сильны мы ни были, но никак бы не смогли такому противиться. В безвольных кукол превратились. Но тут поднялся ты, и кое-что в их плане пошло не так. Так расскажи: почему мы все лежали, а ты один сумел действовать?

– Не знаю. И я не один был. Вон, Дамус тоже встал и куда больше жару им задал.

– Дамус – другое дело. Даже не знаю, как сказать… Дамус, дружище, разрешишь пару слов?

Оружейник, помедлив, кивнул, и Айш продолжил:

– Понимаешь, Леон, в его жизни был крайне неприятный эпизод, связанный с кровососами. С тех пор он не то чтобы их боится, наш Дамус никого не боится, но такая смерть не для него. Он так давно решил. И с тех пор, во вред всему остальному, не расстается с парой амулетов как раз на такой случай. Но даже они его бы не спасли, не будь рядом тебя. Слишком удачная ситуация для вампиров, магические безделушки при таком ходе событий не очень-то помогают. Дамус тоже был одурманен, но не настолько, как остальные. Тот грохот, что ты устроил, его пробудил, и он не растерялся. Так что началось все именно с тебя. Ну и что случилось? Ничего не хочешь нам рассказать?

Мне оставалось пожать плечами:

– Говорю же: понятия не имею. Спал, сон видел, проснулся, вижу: темные фигуры шастают. Разглядеть их не мог, но понятно, что не наши. Хотя… стоп!..

– Что?! Что, Леон?! Что ты вспомнил?! – наперебой затараторили стражи.

Я достал амулет:

– Вот. С того самого мига, как я… э… нашел эту штуку, меня преследуют разные неприятности. И в основном из-за нее. Но сегодня она вроде как выручила. Первый раз такое случилось. Я проснулся оттого, что от украшения расходилось тепло. И оно вроде как дергалось. Вибрировало неприятно. Открыл глаза, и это быстро затихло. И да, был какой-то дурман, веки стали неподъемными, хотелось плюнуть на все, забыть об этих темных фигурах, но как-то себя сумел пересилить. Потом оружие помогло мое. Вы же его видели, я даже стрелял однажды, показывал на улице.

– Да, мы все помним, было очень громко. Вот это оружие Дамуса и разбудило. Леон, ты не будешь против, если я взгляну на твой амулет?

– Кайра смотрела, да и другие вроде бы тоже.

– И я в том числе. Но сейчас хочется взглянуть еще раз.

– Смотри, конечно, мне не жалко.

Айш покрутил украшение в руках, посмотрел через него на свет, затем повторил то же самое, но глядел уже на обезображенное тело Вайджа. Все молча следили за его манипуляциями, не мешая ни словом, ни жестом.

Наконец, он нарушил тишину:

– Не могу сказать ничего принципиально нового. Работа, без сомнения, очень старая, но видны следы куда более новых вмешательств. Думаю, оправа была повреждена, ее починили без оглядки на исходную форму, отсюда и пара несообразностей. Вот только в этом амулете оправа не играет ни малейшей роли. Главное – камень, все остальное не более чем наносная шелуха.

– Я никогда не видела таких камней, – впервые отозвалась Ойя.

– Я тоже, – кивнул Айш. – Но слухи о том, что есть камни, маскирующиеся под черный, но на деле являющиеся совершенно другими, слышать приходилось.

– Этот камень не черный, – возразил я. – Он скорее зеленый.

– Дело тут не в том цвете, что ты видишь. Есть общепринятая классификация камней-артефактов, и все они делятся на две главные группы: черные и белые. Но это разделение вовсе не по цветам, а по эффектам. Камни черного цвета и белого тоже есть, и они стоят особняком, получив собственные названия: теневик и альбит. Правда, некоторые так и называют по старинке: черные и белые, отчего иногда возникает путаница. Первые честный маг использовать не может, они не дадут прибавку к запасу сил. Вот как этот: при беглом осмотре складывается впечатление, что его можно смело относить к черным как по темно-зеленому, почти черному цвету, так и некоторым другим внешним признакам. Какой-нибудь несведущий некромант мог бы отвалить за него целое состояние. И прогадал бы очень сильно, потому что ничего черного в камне нет, он как бы выдает себя под то, чем не является. Но и белым его не назовешь. Он не черный и не белый, он совершенно другой. Его вообще невозможно ни к чему причислить. Среди нас, к сожалению, нет специалистов в этом вопросе, но даже если бы был, вряд ли сумел сказать больше. Этот камень – та еще загадка. Таких вообще нет в общепринятой классификации. Возможно, он единственный в своем роде. Или даже вообще не относится к нашему миру. Леон, откуда он у тебя? Только не говори опять, что нашел, даже маленькие дети в такое не поверят.

– Ну, как бы не совсем нашел…

– Говори как есть, и, если можно, покороче.

– Если совсем коротко: я его украл.

– Где именно украл?

– В моем мире.

– Там есть другие камни? Похожие на этот?

– Не знаю. Я их не видел. И никогда не слышал о таких. И магов тоже не видел. У нас они только в сказках, ну, и шарлатаны с фокусами выдают себя за них.

– Кайра говорит, что этот камень выбрал тебя своим хозяином.

– Да? А я вот почему-то чувствую себя в этой паре подчиненным. Из-за того что я не ублажал этот темно-зеленый булыжник, он наслал на меня сорок смертельных болезней.

– Не сорок, – мгновенно встрепенулась Кайра.

– Количество тут не принципиально.

– Ты слишком долго держал его при себе. Думаю, дело может быть в этом.

– Прежний владелец хранил его в запертом стальном ящике. Но, думаю, не все же время; возможно, камень бывал и рядом с ним. Но не думаю, что от этого был какой-то вред, не повезло именно мне. Это украшение имеет форму вашего мира, так?

– Не совсем, – поправил Айш. – Таким наш мир был в глубокой древности, до катастрофы. После нее первозданный облик сохранила лишь северная вершина, на юге она сильно пострадала. По крайней мере, об этом сказано в тайных географических записях, что хранились в нашем архиве.

– Кайра уже рассказывала. Вот что хочу сказать: я никогда не слышал про ваш мир, и про то, что в него можно попасть, тем более не слышал. В тот день, когда я первый раз увидел эту штуку, со мной случилась неприятность. Я упал с крыши высокого дома и должен был погибнуть. Но вместо этого оказался в камере Дата, посреди начертанной на полу пентаграммы. На что угодно готов поспорить, что ваш друг здесь ни при чем, или почти ни при чем. В тот раз камень меня спас. И сегодня он опять это сделал. Не знаю, что у этого булыжника на уме, но он не только вредит, но и защищает. Такие вот у меня мысли.

– Похоже, что так, – кивнул Айш. – Нам всем очень повезло, что у тебя есть такой оригинальный охранный амулет. Жаль, что не знаем всех его функций.

– Нам повезло, что у нас есть Ойя. От нее куда больше толку, чем от меня, моего амулета и топора Дамуса. Я вообще бесполезен. Их не берут пули в голову, это крах всех моих представлений о борьбе с темными силами, я просто раздавлен.

– Если голову отсечь, вампир погибнет. Твоя пуля тоже может его убить, но не уверен, что пробьет костяные пластины, защищающие грудь.

– Они умирают, если попасть в сердце?!

– Сердце у них окружено жизненно важными нервными узлами, при удачном попадании смерть почти мгновенная. Но спереди и сзади там защита: крепкая кость, точнее – нечто на ее основе, но более крепкое. По сути – броня. По бокам защита гораздо тоньше, но кровососы не подставляют эти места, да и попасть в подмышку не так просто.

– Буду знать. Тот, кто прислал этих тварей, крупно просчитался. Появись здесь маги вроде Ойи, мы бы сейчас не разговаривали.

Айш улыбнулся, покачал головой:

– Все не так просто, Леон. Они прислали тех, кого не жалко: кровососов. И согласия у тех, разумеется, не спрашивали.

– Мне казалось, что вампиры у вас вне закона. Те же церковники ни за что не станут их использовать.

– Верно. Но это удобный инструмент, а великие Дома любопытны, тайные темные исследования – не такое редкое дело. К тому же некроманты – все еще наши враги, могли сработать и они, или их агенты. По сути от магов не требовалось ничего, кроме внедрения программы в мозг Вайджа, все остальное в нужный момент должен был сделать портальный амулет. Так что могли сработать даже церковники. То есть их могли использовать на первом этапе.

– Неужели могущественную церковь так легко можно привлечь к такому темному делу?

– Влезть в разум Вайджа – не такое уж темное дело. Клирики такое допускают. Обо всех последствиях они могли и не знать, это уже дело хозяев амулета. Именно у них был доступ к кровососам. Голодной стае не надо приказывать убивать, без указаний все сделает. Технология порталов отработана лишь для нескольких частных случаев, и этот к ним вряд ли относится. К тому же существует мнение, что, чем ближе к северу, тем слабее магия, а мы забрались очень далеко. Честно говоря, мнение спорное, лично я считаю, что это не более чем предрассудок, сохранившийся с тех времен, когда юг покрывал пепел, а на севере зеленели леса. Но в это безо всяких доказательств верят почти все. Маги не любят умирать, они попросту не стали рисковать, решили, что кровососы справятся самостоятельно. К тому же ни для кого не секрет, что на крайнем юге адептам некоторых школ работается легче, а Срединный хребет – непредсказуемое в плане магических аномалий место, здесь силу приходится использовать очень аккуратно. Видел работу Ойи ночью?

– А это можно было не заметить?

– Она кинетик, будто дубиной исполинской бьет. Да, руки и ноги при этом может оторвать, но чтобы едва пожар не возник… Не было такого раньше, это непредсказуемый эффект, сказывается то, что мы забрались в сердце Срединного хребта.

– А что случилось с этим? – я указал на изуродованное тело. – Где его вторая половина?

– Я же сказал, что технология порталов не универсальна и применима лишь в отдельных случаях. Здесь явно неотработанный метод. Возможно, часть стаи пропала по пути, а этому вот повезло.

– Первый раз вижу, чтобы кому-то повезло настолько частично…

– Похоже на то, что он неудачно вышел. Наткнулся на кромку портала. Нет в мире оружия страшнее ее. Рассекает любой материал, игнорируя все известные виды защит. Вот уже много веков этот эффект пытаются использовать в военном деле, но пока безуспешно. Так что в порталы надо заходить очень аккуратно… и выходить тоже.

– А где теперь вторая половина тела?

– Кто знает, вселенная не имеет границ, и все ее тайны нам постичь не дано.

– Я бы ни за что не полез туда, где с тобой может произойти такое, – указал на тело.

– Те, кто это устроили, тоже не захотели рисковать, потому и послали кровососов. Сколько бы их ни сгинуло при перемещении – невелика потеря. Главное, чтобы хоть кто-то добрался до цели и выполнил приказ. И ты видишь, что это у них почти получилось. Мы потеряли семь человек, и погибли бы все, не будь у тебя этого камня.

– Слишком расслабились здесь, – буркнул Дамус. – Решили, что заперты здесь от всего мира. А тьма, она такая… всегда лазейку найдет.

– Ты прав, расслабились, – кивнул Айш. – Кайра, что с остальными?

– У Трайеры острая реакция на магию вампиров, но это не страшно. Несколько случаев кровопотери, пострадавшим необходимы покой и усиленное питание.

– Покоя у нас полным-полно, но вот насчет усиленного питания…

– Можно давать меньше еды тем, кто не пострадал.

– У них и без того почти ничего нет.

– И надо убрать все. И отмыть кровь вампиров. Ее засохшие частички токсичны, да и запах отвратительный, надо все хорошенько очистить.

* * *

В жизни все случается в первый раз, и сейчас как раз такой случай, ведь до этого мне никогда не доводилось таскать трупы дурно пахнущих монстров. Мертвого человека – да, было разок, но это совершенно другое дело. В тот раз обходились без повязок на лице, а сейчас пришлось, Кайра настояла. До этого на меня немало крови тварей вылилось, и безо всяких последствий, а теперь целительница боялась, что в мои легкие попадут несколько смехотворных частиц.

Впрочем, здоровье – последняя тема, на которую я буду спорить с Кайрой.

И я не атлет, чтобы заниматься этим в одиночку. Поэтому, пока остальные драили полы и забрызганные стены, мы с Ильконсом выволакивали тела на мороз, оставляя в снегу. Хоть на большинстве не хватало голов и некоторых конечностей, все равно тяжеловато, так что за мрачной работой я даже взмок. Тем более от напарника маловато толку: высокий, но очень тощий, руки будто спички. Скелет, обтянутый кожей.

Бросив очередной труп, Ильконс зачерпнул снег ладонью, протер им вспотевший лоб, сквозь зубы процедил:

– Всего было девять, а мы вытащили только четыре.

– Ну, почти половина работы.

– Ага. А потом еще ноги и руки собирать. И головы.

– Скажи спасибо, что их всего девять, могло быть гораздо больше.

– Их и было больше. Серьезная стая.

– Точно было больше?! И где остальные?!

– Не дошли.

– Это как? Из-за портала?

– Да, Айш сказал, что это был одноразовый портал. Слабо это и не очень надежно, особенно здесь. В одиночку пройти еще куда ни шло, но чтобы целая стая без потерь перенеслась… Нет, все добраться не смогли.

– А где же тогда остальные?

– Да где угодно: в аду, валяются дохлые в горах или вообще не переместились, остались там же. Все что угодно могло быть. Пошли за следующим.

Строители крепости в свое время постарались на славу, пытаясь создать укрытие от холода, так что приходилось немало пройти, прежде чем доберешься до самых глубоких помещений. Спасибо Ильконсу, что не приходилось бродить вслепую или с неказистым факелом, ведь маг подвешивал над головой светящийся шарик, после чего тот послушно сопровождал нас на всем пути.

Здесь, похоже, все, кроме меня, такому фокусу обучены. Даже Кайра, которую я ранее считал «чистой целительницей», зажгла светлячок с легкостью, еще и вампира при этом удерживала невидимой силой.

А почему в то время, когда я плашмя лежал, светильник подзаряжал Местис? На это требуется энергия, которую целительнице следует беречь? Что я вообще знаю о здешней магии? А ничего – стражи не очень-то распространяются о деталях.

Ильконс резко остановился, светящийся шарик описал круг по очередному помещению, вернулся на место.

– Ты чего?

– Да ничего. Теперь мерещится всякое в темных углах.

– Я тебя прекрасно понимаю, самому мерещится.

Ну да, особенно если вспомнить, как из такого вот темного угла на меня прыгнул голодный кровосос.

Кстати, вот еще интересный вопрос:

– Слушай, Ильконс, а что бы они делали потом, после того как выпили бы из нас всю кровь?

– Кровь для них – главный деликатес. Потом бы взялись за мясо.

– А после мяса?

– Кости. Зубы у них любую разгрызут.

– А потом?

– Потом они бы сожрали все, что можно сожрать.

– Тут нечего есть.

– Талашай – тоже еда.

– Он был бы против.

– Он в спячке – легкая добыча.

– Ну хорошо, съедят все, что можно и нельзя. А дальше?

– Здесь есть где спрятаться. Кровососы могут впадать в спячку, как муунты. Многие твари на такое способны. Сто или двести лет будут укрываться где-нибудь в самых темных закоулках. Потом кто-нибудь придет, они почуют теплую кровь, проснутся, и все повторится.

– Интересный у них образ жизни…

– Ага, прям обхохочешься от непрекращающегося веселья. Знать бы еще, что за сволочь их прикормила…

– Ты о тех, кто послал стаю?

– А о ком же еще? Ни за что не поверю, что это церковники постарались. Они, конечно, сволочи те еще, но не настолько, чтобы якшаться с темными силами. А кровососы хоть и мелочь, но тоже к ним относятся. Не станет церковь таким руки марать… наверное.

– Какой-нибудь Дом? У вас и там врагов хватает.

– Ага. Может, и так. Но Дома, вообще-то, тоже с темными делами не связываются. Разве что совсем тайно, где-нибудь у очень серьезных Домов, которые с церковью если не свысока, то хотя бы на равных разговаривают. Такие боятся поменьше.

– Постой! Как ты тогда сказал?! Про муунтов?!

– О чем ты?

– А… неважно. Надо срочно поговорить с Айшем.

– Нам кровососов вытащить сперва надо, потом делай что хочешь.

– Забудь о них, надо срочно к Айшу.

* * *

Надо отдать должное: Айш слушал меня очень внимательно, а вот Ильконс не выдержал, под конец чуть не взорвался:

– Леон, да ты совсем спятил!

– Может, и так, но тем не менее я все еще нормальнее тебя. Ведь ты, похоже, мечтаешь остаться здесь навсегда, а это явный признак сумасшествия.

Айш поднял руку, смешно погрозил пальцем – знакомый по Земле жест, который я здесь никогда не видел:

– Не ссорьтесь, мальчики.

– Я и не ссорюсь, Ильконс просто сказал, не подумав. Муунты, я так понимаю, всеядны, они даже нас могут сожрать, если им дать волю.

– Верно, – кивнул Айш. – Это один из самых страшных хищников южных болот, очень нечасто их удается приручить. Талашай – фамильный муунт семьи Сиссарисов. Там редкий случай, когда вот уже три поколения магов появляются в одном роду. Но на Даатлькраасе линия пресеклась. Впрочем, я отвлекся. Муунты могут питаться даже разложившейся плотью, хотя падаль не любят. Не думаю, что Талашай откажется от мяса кровососов.

– Но их кровь – яд, – возразил Ильконс.

– Верно, для нас – яд. Но муунты не мы, они совсем не такие.

– Если ты и Леон ошибаетесь, мы потеряем Талашая.

– Иначе мы потеряем все, – вмешался я. – Всех наших запасов не хватит для того, чтобы Талашай смог дотянуть до побережья. Сами знаете, сил у него не прибавляется. А там надо не просто лететь, а лететь на высотах, где почти нет воздуха. Он при этом спасается своей магией, ею же защищает ездоков, но все это требует огромных затрат энергии. Во всех остатках наших припасов столько не наберется. Но у нас теперь есть девять тел, размеры их не уступают человеческим. Гора мяса. Этого точно хватит.

Ильконс покачал головой:

– Когда-то они были людьми, а теперь мы их скормим муунту.

– Они превратились в ЭТО из людей?! – скривился я.

– Не совсем так, – Айш покачал головой. – Их далекие предки были людьми. Катастрофа многое изменила, и человека в том числе. Говорят, что до нее кровососов вообще не было. Хотя точно это неизвестно.

– Им и сейчас можно стать, – добавил Ильконс.

– Верно. Но такие случаи единичны, и требуется сочетание сразу нескольких факторов. Для начала надо найти человека с предрасположенностью к вампиризму, а таких немного. Затем он должен получить от кровососов целый набор сосуществующих с ними паразитов и пройти от них же магическую инициацию. Это не такой уж быстрый процесс, к тому же затратный, так что даже самые слабые стаи очень неохотно заполучают новичков таким способом. Поэтому не надо смотреть на эти тела и думать о том, что они человеческие. Леон прав, мы благодаря случаю получили целую кучу мяса, у нас теперь есть шанс, глупо его не использовать.

Или у этих ребят какой-то пунктик насчет людоедства, или я чего-то не понимаю. Мы тут в шаге от смерти, еще немного, и с аппетитом начнем поглядывать друг на дружку. Мне то и дело начинает мерещиться, что мой желудок горько плачет, а такие зануды, как Ильконс, возмущаются, что я нашел отличное применение мясу кровососов. И ведь не сам его слопать размечтался, а зверю скормить, причем ради всеобщего блага.

Да и как его слопаешь, если оно ядовитое?..

Аппетит Талашая – тема отдельная. Его, по-моему, вообще невозможно накормить. Девять тел он, не напрягаясь, оприходует за пару дней, а может, и одного хватит. Сколько потребуется на переваривание? Думаю, с этим делом он тоже затягивать не станет.

Значит, мне скоро придется лететь.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Демоны Юга (Артем Каменистый, 2016) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я