Боги Второго Мира (Артем Каменистый, 2016)

Второй Мир – виртуальное пространство без нерушимых границ и строгих законов. Полная свобода действий в расплывчатых рамках игровых условностей. Плати и наслаждайся, а остальное не твоя забота, за всем проследят искины последнего поколения. Они не способны ошибаться, их нельзя подкупить, они ни на шаг не могут уклониться от главных правил Второго Мира. Так что будь спокоен: твой игровой процесс под надежным присмотром. Вот только так ли уж всесильны искины надсети? Тогда почему они исчезают один за другим и лучшие умы корпорации не могут выявить причину столь глобальных сбоев? И как можно быть спокойным за свой игровой процесс, если владельцы игровой вселенной оставили для себя множество недоступных рядовым игрокам лазеек? В том числе и немыслимую – одной атакой укрытого на технической локации монстра можно уничтожить любого игрока как в виртуальном, так и в реальном мире. Те, кто стоит за кулисами Второго Мира, в игры не играют. Все куда серьезнее.

Оглавление

Из серии: Самый странный нуб

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Боги Второго Мира (Артем Каменистый, 2016) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 2

– Пузырь! Хил! Лечи давай! Не спи! Лечи!

Пузырь – нынешнее игровое имя Роса. Безвкусное, даже скажем прямо – откровенно отстойное, но дело в том, что похожего он до этого ни разу не использовал. Так себе, конечно, маскировка, но не надо пренебрегать даже мелочами, если речь идет о безопасности. Прежде он уже показал себя хитроумным противником, те, кто его ищет, не в самую первую очередь будут подозревать игроков с дебильными надписями над головами.

Внешность он, само собой, тоже изменил радикально. Попытался сварганить что-то похожее на темного мага, но сделал это так, как делают не слишком оригинальные игроки. То есть взял один из стандартных шаблонов, чуть подкорректировал, и теперь он заперт в теле почти двухметрового белобрысого верзилы с выдающимся носом и квадратным подбородком. Получилась та еще пародия на некроманта.

И это хорошо. Заинтересованные игроки знают про таланты Роса и, возможно, не ожидают от него столь наглого поведения. Ведь у некромантов схожие способности, они тоже могут использовать воскрешенных питомцев. Популярный класс, способны без проблем качаться в одиночку.

Враг ищет древесный лист? Так зачем выдавать его за монету или клочок бумаги, если можно легко спрятать в лесу?

В общем, он планировал выдавать себя за боевого мага-некроманта, и потому в его планы не входило демонстрировать то, что при необходимости он может оказывать неслабую поддержку. Оттого некоторых бафов использовать не стал, и сейчас, когда их пара подверглась неожиданному нападению, лечил Мачо-Силача спустя рукава.

Ну не совсем, скажем так, спустя, а лишь в самые критические моменты, отчего полоска жизни игрока держалась на опасно низкой отметке.

Эти тупые твари уже изрядно достали. По одной или по две они нападали каждые минут двадцать. Похожие на серо-зеленых гигантских «тритонов», они мастерски укрывались в высокой траве лесостепи, неожиданно выскакивая в нескольких шагах и с ходу бросаясь в бой. Пару раз Рос находился на волосок от смерти – ведь уровни у них доходили до сто шестьдесят пятого, и в первые моменты монстры кидались на ближайшую цель. Это позже, разозленные Мачо-Силачом, они висели на нем неотрывно, но до этого надо было как-то дотянуть.

Против единичного «тритона» Рос, скорее всего, вышел бы без особого труда. По сумме характеристик он мог дать фору даже некоторым игрокам двухсотого уровня. Да только уровень сам по себе – не просто цифра, а некий коэффициент, в том числе увеличивающий и уменьшающий урон при существенной разнице. Еще менялись вероятности промахов и попаданий, а также прохождений негативных магических эффектов. При таких немаленьких значениях парочка монстров имела высокие шансы победить Роса.

Разумеется, он не спешил демонстрировать свои странности случайному встречному и старательно корчил из себя недалекого нуба, в силу фантастического стечения обстоятельств очутившегося в месте, куда пока что смогли добраться лишь единицы игроков. Спасибо, что Мачо-Силач не проявлял по этому поводу острого любопытства, так что не приходилось высасывать из пальца правдоподобные подробности.

«Степной друнг убит. Получено очков опыта: 343. Вы получили уровень! До следующего уровня осталось: 899912».

Монстр, жалобно квакнув, бессильно распластался по земле. Оставшегося высокоуровневый напарник и без Роса прикончит, но он все равно еще раз его вылечил, пока тот, не обращая ни на что внимания, кривым зазубренным кинжалом полосовал последнего «тритона». Вот у того полоска жизни замигала ядовито-красным, а затем и вовсе погасла. Победа.

Мачо-Силач спрятал кинжал в ножны, устало присел, скрестил ноги, пожаловался:

– В этих квакушках даже есть нечего. Мяса хочется очень сильно. И здоровье от него быстрее поднимается.

– Я могу приготовить.

– Да и я могу. Гадость получится.

– Не думаю. У меня кулинария хорошо прокачана, даже из такого могу что-нибудь приличное сварганить.

– Правда, что ли? Ну давай, подкрепиться мне не мешает, я уже устал с ними драться. На сколько кулинария прокачана?

Кулинария у Роса была прокачана до тринадцатого уровня, что на первый взгляд не так уж много. Но для дополнительной характеристики, которую мало кто серьезно развивает, это очень серьезная цифра. Даже куда более полезные навыки у игрока двухсотого уровня в подавляющем большинстве случаев до нее недотягивают, а уж про шестьдесят шестого нуба и говорить нечего – у него вообще не должно быть подобных показателей.

Рос и так мысленно себя отругал за то, что вообще поднял тему кулинарии, и вынужден был соврать:

– До шести недавно поднял.

– Шесть?! На твоем уровне вообще круто! Поваром решил стать?

– Неплохая профессия. Всегда сыт будешь, в тепле, и копейка кое-какая.

– Для заработка надо не меньше пятнадцати, а лучше двадцать. Мне так говорили, я тоже начинал кулинарию качать.

– Чего не прокачал?

– А… скучно. Бросил. О! А ты ведь шестьдесят седьмым стал! Поздравляю, растешь! Слушай, а почему не в группе?! Принимай, опыта будешь больше получать, а то стороннему лекарю почти ничего не достается.

С группой – вопрос непростой. Росу ведь маскироваться приходится, скрывать свои возможности. Если играешь один, это делать проще. В принципе не так трудно не выдавать себя и в отряде, но приходится использовать некоторые маскирующие навыки, не забывать следить за этим все время. В общем – лишняя головная боль. К тому же Мачо-Силач сможет заметить, что с полосками здоровья и особенно магической энергии у Роса не все так просто. Регенерация просто бешеная, такой позавидуют даже самые прокачанные игроки.

Но отказываться от предложения группы в такой ситуации – это будет не то что подозрительно… это хрен знает что…

Мысленно вздохнув, принял.

– Пузырь, а что это ты за травки все время собираешь?

– На приправы сойдут.

– Круто, небось и правда вкусно будет. А я-то думал, что ты алхимика качаешь.

– И его тоже качать думаю.

– Зачем? Скучно это.

– Надо развивать все, что можно. Вон нагнулся раз – и травник чуть качнулся, поджарил кусок мяса – кулинария подросла. Вот так и растешь непрерывно в разных направлениях.

– Я видел игрока, у которого три дополнительные характеристики до двадцати прокачаны. Ник Тунец-Самец, знаешь такого?

– Нет.

– Скучно он играет. Дольше меня, но такие мобы, – напарник указал на тушки «тритонов», – его победят легко. Много времени на ерунду тратит, дерется плохо, так и не научился.

У Роса пять дополнительных характеристик перевалили за двадцать пунктов, причем некоторые ушли от этой цифры далеко. Еще несколько были к ней очень близки, но рассказывать об этом Мачо-Силачу он, разумеется, не стал.

Как и о том, что при всем при этом Рос пока что не познакомился с игровой скукой. Не давали ему заскучать.

Между тем Мачо-Силач продолжал разглагольствовать, но уже на куда более насущные темы:

– Двух этих ползучих квакуш мы делаем легко, даже если они самые старшие. Но если три появятся, будет плохо, ты слишком слабо лечишь.

– Вообще-то я боевой маг, а не аптечка.

– А жаль. Зря качаешь такого. Магов везде полно, а хороший лекарь всегда нужен. Бывает, соберется народ, вроде бы все есть, а лекаря не найти, вот так и отменяют поход. Жалко очень, столько времени собирались, и все расходятся. И добычу аптечкам всегда хорошую выделяют, и защищают их все, и броню им мобы не колотят, чинить вообще не надо. Классная профессия.

– Так качай ее, кто тебе не дает.

– Да ну, скучно это. О! А запах ничего. Можно попробовать?

– Попробуешь, когда приготовится, а пока не лезь.

– Ну и ладно. Чем дальше идем, тем больше этих квакуш. И уровни у них высокие. Скоро, наверное, к войне подойдем, там вообще все высокими будут, убьют нас там.

– Тогда зачем идешь со мной?

– Так скучно одному ходить. Может, и не будет впереди никого, может, и живыми останемся. А знаешь, пусть на нас сразу три квакуши нападают. Пусть.

– Умереть хочешь?

– Не люблю я умирать. Нет, справимся мы и с тремя.

– Ты же говорил, что плохо будет.

– Ну так и нас трое будет. Справимся.

– Трое? Ты считать разучился?

– Так идет сюда кто-то. Наверное, на запах этого мяса.

– Кто?

– Не знаю. Кто-то. Втроем будет веселее, вот увидишь.


Весело Росу не было. Мачо-Силач и Гвоздь-в-Башке за обе щеки трескали свежеприготовленное приправленное травами мясо, а у него пропал всякий аппетит. И было из-за чего.

В принципе нет ничего удивительного в том, что, бродя по территории, охваченной вторжением новых монстров, они наткнулись на одинокого игрока. Сюда стремятся тысячи искателей приключений, так что ничего невероятного в таком факте на первый взгляд нет. И то, что новичок оказался неагрессивным и не стал демонстрировать свое превосходство в прокачке на первых встречных, – тоже не странно. Люди сами по себе существа в целом покладистые, и хоть риск нарваться на разного рода моральных уродов всегда присутствует, он не настолько уж велик.

Но этот игрок был точной копией Мачо-Силача. И дело тут вовсе не во внешности: новый знакомец немногим выше среднего роста, розовощек, женоподобен, но при этом мышцы гипертрофированы. То есть имеет место то же негармонирующее сочетание.

И ник такой же глуповатый.

Прокачка и у одного и у другого тоже вызывает схожие вопросы. Мачо-Силач при любой возможности использовал лук, причем даже в ближнем бою не всегда от него отказывался. А если и отказывался, работал кинжалом, но при этом иногда бил и магией, опустошая досуха полоску маны. О себе говорил как об отличном дамагере, но урон наносил несерьезный, даже слабого монстра раскладывал непозволительно долго.

Понятно – ведь игроку, как правило, следует развивать какую-то одну сторону, вкладывая в нужные для его класса характеристики все доступные очки. Тот, кто разбрасывается по нескольким направлениям, не поднимается выше скромного середнячка. В таких случаях обычно говорят «перс запорот» и рекомендуют качать нового или сбрасывать очки основных характеристик, что дело непростое и недешевое.

Запоротые персы, как правило, быстро бросаются на низких уровнях, как только игрок всерьез осознает свою ошибку. Времени к тому моменту потеряно не так много, куда проще начать качать нового персонажа, чем пытаться исправить испорченного.

Встретить запоротого перса сто семидесятого уровня – это почти фантастика. Такие если и встречаются, то исключительно среди клановых игроков. Их задача – заниматься каким-либо ремеслом, и ничего более, то есть зажимают себя в рамки узкой мирной специализации. А при этом могут понадобиться самые разные характеристики, и вовсе не обязательно они будут затрагивать какое-либо одно исключительно боевое направление.

Мачо-Силач ходит без значка клана. И всячески подчеркивает, что ему скучно абсолютно все, кроме собственно боевой части игры. Но при этом его перс почти инвалид. Рос не знал подробностей, но сильно подозревал, что этот игрок распределял характеристики по воле сиюминутной прихоти. На одном повышении уровня он хотел быть магом огня, на другом лучником, на третьем воином-мечником. Отсюда разнообразие оружия и малоэффективных навыков, которые он, толком не прокачав, стирал, обзаводясь новыми.

В общем, Мачо-Силач – тот еще феномен.

Один феномен в маленькой компании Рос еще мог бы стерпеть. Но когда их два сразу…

У Гвоздя-в-Башке сто девяносто второй уровень, но толку от него немногим больше, чем от Мачо-Силача. Вот уже три стычки с «тритонами» Рос видит одно и то же – неуклюжую возню пары запоротых персов вокруг монстров, которых грамотный дамагер легко прикончит в десяток рядовых атак. Даже танкующий персонаж будет справляться куда быстрее.

Но эта пара абсолютно безнадежна. Превосходя монстров уровнями, они уступали им во всем остальном. В том числе и в том, что принято называть прямотой рук.

Руки у них росли откуда угодно, но определенно не из плеч. Как эти два смешливых увальня-болтуна доросли до таких уровней – величайшая загадка Второго Мира.

Откуда они свалились на голову Роса – тоже непонятно. Но в то, что это всего лишь совпадение, он не верил.

В такое невозможно поверить. Даже одинокий запоротый перс такого уровня – дичайший нонсенс. Два сразу посреди чуть ли не пустыни – это определенно происки неизвестно кого. И тот и второй с радостью присоединились к какому-то первому встречному нубу, сами по себе решив, что им надо непременно следовать вместе с ним.

Ну да… ни разу не подозрительно, даже без учета всего остального…

Может, им перед этим сбросили характеристики, а затем раскидали по-дурацки и направили в сторону Запертых Земель?

А с какой целью? Схватить Роса? Но к чему такие непонятные сложности?

Скорее, его решили сбить с толку…

Кто, чего, зачем? Ответов у него не было. Он шагал вслед за двумя оболтусами, на вид вполне искренне считающими себя величайшими бойцами современности, смотрел на их жалкие драки с монстрами и все меньше и меньше понимал, во что именно вляпался на этот раз.

Но то, что вляпался, – определенно.

У него это любимое занятие.


– Почему мы развернулись? – насторожился Рос.

Гвоздь-в-Башке пожал плечами:

– Там кто-то есть. Лучше обойти.

Рос посмотрел вперед. Там, километрах в двух, участок степи ограничивается очередной полоской ничем не примечательного леса. А вот за ним поднимаются холмы, и судя по темной зелени, покрыты они привычным сосняком, на который он нагляделся в начале своей игровой жизни. Именно там начинается старая изученная территория, у него даже карта есть, пополнял на платной основе. Туда ему и надо, но эта парочка почему-то отказалась от прямого пути.

– Я никого не вижу.

– Ну и я не вижу, – легко согласился Гвоздь-в-Башке.

– Тогда почему мы развернулись, если ты ничего не увидел?

– Но я как-то знаю, туда нам нельзя. Игроки там. Лучше обойти. Тут злых много, могут убить, зачем нам умирать? Я думаю, что незачем. И ты тоже умирать не хочешь. Уходим, в общем.

Ничего не видит, но что-то знает. Ну да, ага… Они что, решили Роса кругами водить, пока он не начнет скучать так же, как они? Что у этих странных типов вообще на уме? С виду оба добродушные, но Рос им ни капли не доверяет.

Бежать от них надо. Бежать без оглядки. И как можно быстрее, пока этих непонятных запоротых не стало еще больше.


Транснациональные корпорации не возникают из ниоткуда и не уходят в никуда – своего рода закон термодинамики для крупного бизнеса. «Second World» он тоже касался. В свое время, когда проект только задумывался, перед основателями остро встал вопрос нехватки средств. Слишком высокие капиталовложения, своих ресурсов не хватало, требовалось или радикально урезать аппетиты, что в дальнейшем привело бы к потере прибыли (не говоря уже о других, куда более важных причинах), либо искать источники дополнительного финансирования.

В наше непростое время не каждый готов вложить даже рваный доллар в инновационный проект, который, по всеобщему мнению экспертов, уж точно не разорится вскоре после старта. Если же речь идет о чем-то уже хорошо обкатанном на поле, где все давно поделено, и при этом требуются средства в объемах, достаточных для финансирования пилотируемой экспедиции к главным лунам Юпитера, впору задуматься даже над затертым центом. Ну это в том случае, если до сих пор данная сфера не блистала взрывными показателями роста капитала.

Люди, скорее всего, играют в разные игры с тех доисторических времен, когда в общем-то еще не были людьми. Достаточно понаблюдать за животными, чтобы понять, откуда у нас тяга к подобного рода времяпрепровождению. Это немаловажная сфера нашей жизни, и кое-какие ее отрасли могут быть очень даже прибыльными.

В том числе и компьютерные игры, а также игры в виртуальном пространстве Мировой сети. И до Второго Мира там случались очень достойные проекты, озолотившие многих, но этот прямо со старта всех их заткнул за пояс своей масштабностью, сложностью, детализацией и многим другим. Он был лучше всех. Он был другим. Он открыл новую эру – эру Второго Мира.

Второй Мир уникален, больше такого нет, и не факт, что когда-нибудь появится, ведь пока что он устраивает всех, кто к нему всерьез причастен, и у этих людей такая власть, что они могут гарантировать полное отсутствие конкурентов не только в ближайшем, но и в весьма отдаленном будущем. Их положение таково, что жить одним днем не получится, приходится заглядывать на десятилетия вперед. В этом они ничем не отличаются от достойных политиков высшего эшелона.

И дело тут вовсе не в больших деньгах, хотя и они играют немаловажную роль. И даже не то, что проект привлек широкие массы пользователей, которые традиционно были далеки от сетевых развлечений. Всему виной то, о чем рядовая публика не знает и никогда не узнает. Тайна, известная единицам. Тайна, которую надо беречь, не стесняясь никакими средствами.

Михаэль Зильбер, или, когда разговор идет между своими, просто Старик, был не просто одним из тех, кто посвящен в тайну. Он первый, кто открыл ее по-настоящему, и первый, кто начал принимать меры для того, чтобы она так и оставалась неизвестной широким массам. Именно с него начался фееричный старт Второго Мира, и его капитал стал первым кирпичиком фундамента корпорации.

Михаэль Зильбер был стар. Очень стар. Так стар, что все его дети, как законные, так и не очень, уже остались в прошлом. Это же касалось и нескольких его внуков и даже правнуков. Некоторые из оставшихся в один прекрасный день решили, что он слишком зажился на белом свете, пора бы уже Старику на покой. По неписаным семейным законам он был должен смириться с тем, что пришло время уступать дорогу молодым и дерзким. Только у него было другое мнение на этот счет, и спустя недолгий срок семьи у Зильбера вообще не осталось. Кто-то из отдаленных родственников внезапно исчез, с кем-то приключилось неожиданное несчастье, другие резко изменили линию поведения, а кто-то вообще всегда и во всех обстоятельствах вел себя тихо.

Старик отказался от всех без исключения и не поленился закрепить это юридически. Он сделал то, чего не делал никто в его роду: полностью уклонился от своего семейного долга. Видимо, некоторые и впрямь умеют заглядывать в будущее, потому что потом, с появлением тайны, это уберегло его от несвоевременных юридических разбирательств.

К тому моменту он уже был подготовлен.

Не раз и не два тайна подвергалась опасности, но это всегда были стандартные угрозы, к которым мир большого капитала давно привык. Некоторых виновников приходилось устранять радикально, с другими договариваться, посвящая в тайну. Те акулы бизнеса, которые о ней узнавали, впоследствии не жалели ни сил, ни средств ради сохранения секрета.

Это был небольшой и очень тесно спаянный клуб посвященных, бо́льшая часть из которых ненавидела друг дружку до зубовного скрежета, но вынуждена была сосуществовать, оберегая общую тайну, лелея, взращивая в ожидании законной доли от того, чего несведущему не купить за все бриллианты мира.

И сегодня тайне в очередной раз угрожает опасность. Это не пронырливый журналист, каким-то чудом пронюхавший о том, чего никто не должен знать. И не очередной азиатский финансовый магнат, чья собственная разведка нарыла нечто настолько интригующее, что он готов пойти на любое преступление, лишь бы стать одним из посвященных. Или даже единственным.

Все это привычные угрозы, методы борьбы с ними давно отработаны до мелочей, беспокоиться не о чем.

На этот раз удар нанесен оттуда, откуда его никто не ждал. Не было прецедентов и предпосылок. Никогда не было. По той простой причине, что тайны такого рода никогда не прятались в паутине Мировой сети. Они не жили своей жизнью в недрах кремниевых пластин, вырезанных из монокристаллов, не пробегали через океаны по проводам или нитям оптического волокна.

Хотя если говорить начистоту – таких тайн вообще никогда не было.

Но и проектов, подобных «Второму Миру», не существовало тоже. И то и другое уникально, неудивительно, что тайна неотделима от единственной игровой вселенной.

И в этой вселенной не все ладно. Кто-то раз за разом наносит коварные удары, не давая тайне покоя. Она остается недосягаемой, а значит, в ближайшее время нечего даже надеяться на получение своей доли от давно ожидаемых щедрых побегов.

Эрик Коулман был советником президента по вопросам национальной безопасности, а также человеком, посвященным в тайну. Он тоже рассчитывал на свой законный росток – ведь когда-нибудь настанет то неизбежное время, когда это станет необходимым. Сидя перед ортопедической кроватью, на которой лежал Старик, он, не моргая, наблюдал, как тот неспешно пьет из непрозрачной трубочки, протягивающейся от одного из многих медицинских аппаратов, загромождавших добрую половину немаленькой комнаты.

Старик выглядел плохо. Не то чтобы из-за старости. Он явно переходил все отпущенные ему сроки, про таких говорят, что их на том свете давно уже с фонарями ищут.

Хотя какие, к черту, могут быть фонари? Старика там уже не первый год разыскивают с морскими прожекторами, никак не меньше.

Его тело давно увяло, лишь крохотный шаг отделял его от состояния, при котором будет трудно найти какие-либо различия между ним и тысячелетней мумией. Восковая фигура с искрой непонятно как удерживающейся жизни.

Слишком холодно для жалкой искры.

Старик умирал, но он занимался этим уже не первый десяток лет, и пока что костлявая так и не нашла к нему дорожки. Однако одного взгляда достаточно, чтобы понять очевидную вещь: этот миг вовсе не за горами. Человек, каким бы могущественным ни был, не может сопротивляться неизбежному вечно.

Хотя у Старика на этот счет имеются свои соображения. И Коулман не мог не признать, что некоторые из них до этой живой мумии никому даже в голову не приходили.

Старик оторвался от трубочки, пошамкал тонкими неестественно-красными губами закоренелого вампира, уточнил:

– Ошибка исключена?

Коулман покачал головой:

– Люди, которых мы послали в госпиталь, никогда не ошибаются.

– Все ошибаются.

– Эти люди не умеют ошибаться. Ростовцева там нет.

– Как давно?

– Пока что у нас нет достоверной информации. Как оказалось, в его капсуле располагалось устройство-имитатор, с которого выдавалась информация на контрольную аппаратуру. Капсула самостоятельно поддерживает жизнедеятельность больного, доступа персонала не требуется. Сотрудники имеют право вскрывать ее лишь в случае возникновения нештатных ситуаций, когда автоматика не справляется. Но таких случаев ни разу не возникало, мы проверили. То есть тело Ростовцева могло исчезнуть в любой момент между дежурными проверками.

– Проверками?

– Да, они проводятся по строгому графику. Нельзя же совсем оставлять тела без присмотра.

– Тот, кто проверял, не мог не заметить, что вместо тела там подозрительная электроника.

– Согласен.

– В госпитале следят за порядком, уж я-то точно знаю. Не так просто умыкнуть оттуда больного, находящегося в коме.

– Мы теперь даже не можем точно знать, была ли вообще кома. Вся беда в том, что в госпитале слишком много сотрудников, и Ростовцев в свое время прошел через многих, а это значит, что нельзя найти конкретного врача, который занимался исключительно им. Текучка в его случае была запредельной, что наводит на размышления. Кто-то из сотрудников, разумеется, прекрасно знает, каким образом он пропал из капсулы, или вообще в нее не ложился, но если он не будет себя проявлять, мы не сразу сможем его вычислить.

– Но сможете.

– Да, уже пытаемся. Составляем список проверяющих и подозреваемых, проверяем их расходы в последнее время, готовим наблюдение.

Старик едва заметно махнул рукой:

– По мне – пустое разбазаривание сил. Кто-то из персонала попросту подкуплен, и, уверен, даже если вы расколете его от макушки до пяток, оттуда не высыплется ничего оригинального. Человек грешен и падок на деньги – вот и все, что мы узнаем. Для нас это не станет новостью. Нам нужен Ростовцев, а не этот жадный медик. Не уверен, что виновный сможет помочь.

– Согласен. Но с чего-то ведь надо начинать, ведь у нас пока нет других зацепок. Мы понятия не имеем, где сейчас может быть Ростовцев. Возможно, он уже на другой стороне Земли, а может, растворился в кислоте без остатка или давно лежит на дне залива со свинцовой гирей на шее, там хватает тихих и глубоких мест.

– Там много кто лежит, уж я-то знаю… А в игре этот Ростовцев есть?

– Мы не знаем.

– Да что вы вообще знаете?!

– Его персонаж в очередной раз исчез.

– Но перед этим успел показать себя во всей красе.

– Да, успел. Как обычно.

– Он это умеет, этого у него не отнять. И вы все равно не успели ничего сделать. Тоже как обычно.

– К сожалению, игровые законы обходить не так просто, как реальные. У нас не было доступа к той местности, где он действовал.

– Да знаю я все… забудь… просто стариковское раздражение, никак не могу с ним сладить. Сердце, будь оно неладно…

– Беспокоит?

– А разве по мне не видно?! Меня вообще-то все беспокоит, и оно в том числе. А чего ты хотел, если это уже восьмая пересадка? Мне не говорят, но, думаю, донором опять был какой-то черный как уголь нигер, обожавший дешевую наркоту во всех видах. Что-то с этим сердцем не то, уж я всяких навидался – сразу почуял неладное.

– Президент будет обеспокоен. Он постоянно интересуется вашим самочувствием.

– Твой президент не дождется, так ему и передай! И вообще пускай отправляется прямым ходом в черную задницу того нигера, из которого вырезали мое последнее сердце! Не напоминай мне лишний раз об этом слизняке, он самое паршивое вложение капитала, какое я когда-либо делал. Ох! Да это черное сердце, похоже, всерьез решило меня доконать! Этот нигер был явным расистом, он специально подох, чтобы меня достать.

– Вам стоит больше времени проводить в игре, там такие проблемы не побеспокоят.

– Я и без того ломаю голову, как перетащить туда не только личный офис, а и все здание со всеми этими дармоедами, но пока что ничего не получается, слишком много здесь окопалось вредителей. Скажи, Эрик, как по-твоему, Ростовцев еще проявит себя?

Тот убежденно кивнул:

– С этим у него никогда не возникало проблем. Обязательно проявит.

– Черт… Поговорить бы с ним по душам… как следует. Знаю я пару ребят, которые умели прекрасно работать с пассатижами и паяльником. Они уже те еще развалины, но всегда приятно вспомнить молодость.

– У нас есть свои специалисты по допросам.

– Кто? Молодежь? Не смеши, до уровня старой школы этим современным хлюпикам – как до Марса ползком. Вот если нам его как следует расколоть, там много чего посыплется. Как думаешь?

– Согласен. Ростовцев – наша единственная зацепка. Кроме него, мы вообще никого не смогли нащупать.

– Ну сами по себе такие дела не случаются. А как там дела с тем мексикашкой?

– Вы про его приятеля из игры?

– Нет, конечно, я о твоем ленивом садовнике, который по пятницам задирает юбку твоей жирной супруге. Эрик, ну ты же не пустоголовый болван, зачем задаешь такие глупые вопросы?!

– За ним следят в игре и в реале. Но – похоже, очередная пустышка. Ростовцев почти не связывается с ним, при этом интересуется исключительно игровыми делами, к прочему не привлекает. Он у него на положении финансиста, главная тема у них – деньги. Мы следим за всеми, с кем он контактировал в игре, везде ситуации схожие.

– Но этот мексикашка чего-то побаивается…

– Он не знает о главном, он вообще ничего не знает, только намеки, но ему этого хватает, чтобы дрожать осиновым листом.

– Но он остается с Ростовцевым.

– Ростовцев личность известная, он всем интересен. Да и не дурак, не мог не заметить интереса к своей особе. Мы его провоцировали пару раз – знает, вот и побаивается.

– Вы не можете слушать то, о чем они говорят в игре.

– Зато с форумом больших проблем нет, наши аналитики там пропесочили каждую букву. Ничего серьезного не нарыли, как и в других местах. Мексиканец – пустышка, его используют для распыления наших сил. Ростовцеву не нужны деньги, а он финансирует различные рыночные аферы, торгует предметами, заставляет контролировать аукционные лоты. Нам приходится во все это вникать, а с учетом того, что не так много можно привлечь сотрудников, мы впустую тратим ценное рабочее время.

– А что с тем журналистом и его контактом?

– Контакт выявлен, и с ним и с журналистом вопрос решится в ближайшее время.

– Сложности?

– Никаких сложностей не предвидится.

– Знаешь, Эрик, я много прожил, но впервые вижу, чтобы кто-то так долго и целенаправленно трепал мои бедные стариковские нервы, при этом не выдвигая никаких требований. Они вообще ведут себя тише, чем кот, нагадивший в тапки. Метят мои углы по-мелкому и при этом молчат. Смысл? Я не понимаю. А когда я чего-то не понимаю, это всегда плохо. Скажи… если бы ты нашел Ростовцева в том госпитале, он был бы уже мертв?

Коулман кивнул.

– Ну да, вы, инициативная молодежь, больше всего на свете любите простые решения. А как же то, что тот Ростовцев, который засел в наших серверах, останется? Он ведь так и продолжит гадить, и к тому же обидится на то, что вы так скверно поступили с его драгоценным телом.

– Мне до сих пор как-то дико обсуждать явление отрыва души от тела, но в этом случае речь идет не совсем о душе. В крайнем случае у нас есть возможность выключить игровые серверы, и Ростовцев исчезнет окончательно.

– Отключить Второй Мир от электричества?! Да ты, должно быть, совсем рехнулся!

– Ну… это как самый крайний вариант.

– С таким вариантом сходи домой, выпей виски и застрелись на загаженном толчке… вот ведь выискался тупой умник. Скажи мне: в игре вы Ростовцева убить можете?

– Да запросто. Сколько скажете: сто раз, двести, тысячу. Это ничего не решит – в игре, увы, все персонажи бессмертны. Ему плевать на потерю уровней, он вообще не качается, так и ходит новичком. Смерть для него – ерунда.

– В прежних играх администраторы могли вмешиваться в игровой процесс. Золотое было время: если кто-то ставит палки в колеса, нажимаешь кнопку – и он оказывается в бане[2]. И все, игра очищена от хитрого умника.

– Плохо, что во Втором Мире нет такой функции.

– Это потому что ей там не место. Ты видел бан в реале? И я тоже не видел. Второй Мир – калька с реала, там такого не должно быть.

– Но все же очень жаль, что не осталось никаких возможностей влиять на игроков.

– Ну да… ага… все молодые недоумки так думают. Вот что бы вы, тупая молодежь, делали без таких никуда не годных древних развалин, как я. Ну ни в чем на вас нельзя положиться, в мое время таких неудачников даже в мусорщики брать отказывались. Куда катится этот мир…

– Вы хотите сказать?..

– Вот именно, Эрик, вот именно…

– Есть какой-то способ?

– Ты всерьез думаешь, что я не приберег лазейку как раз для таких вот запущенных случаев? С моей-то предусмотрительностью? Эх, Эрик, Эрик…

– Но это невозможно!

– Возможно, Эрик, со мной и не такое возможно.

– И что это за способ?

– Способ хитрый. Стоит мне сильно захотеть – и нужный игрок склеит ласты. Не просто упадет, чтобы тут же подняться на точке воскрешения, а исчезнет навсегда.

– То есть не только в игре?

– И в реале, Эрик, и в реале… Надо его только найти.

– В реале?!

– Можно и в реале. Но вообще-то нам вполне достаточно игры. Тело без сознания – биомусор.

Оглавление

Из серии: Самый странный нуб

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Боги Второго Мира (Артем Каменистый, 2016) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я