Дуля с маком (Д. А. Калинина)

Могла ли Инна смириться с изменой своего мужа Бритого? Да никогда! И, собрав свои вещички, она ушла из дома. Навсегда! А для начала решила поселиться в уютном пансионате «Санни». Но тихое на первый взгляд местечко оказалось очень даже горячим! Во время утренней прогулки по берегу залива Инна наткнулась на труп. И стала главной подозреваемой в убийстве. Но, видно, злодейке-судьбе этого показалось мало, и вот уже Инна играет роль невесты некоего Альберта, наследника крутого бизнесмена по кличке Хозяин, которому она... должна родить внука! При всем при этом Инна, рискуя разоблачением, ищет шантажиста и убийцу, который задумал разорить Хозяина. Задача на грани возможного! Особенно если учесть, что на сей раз Инна действует в одиночку, без помощи своих верных подруг Юли и Мариши. А ее муж Бритый, готовый, как всегда, прийти Инне на помощь, никак не может напасть на след исчезнувшей супруги...

Оглавление

Из серии: Сыщицы-любительницы Мариша и Инна

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Дуля с маком (Д. А. Калинина) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

ГЛАВА 2

Утром Инна проснулась от солнечного луча, который подобрался к ее постели и защекотал ее босую пятку. Инна дернула ногой и, к своему удивлению, обнаружила, что ноге что-то мешает. На ощупь это что-то было приятно теплое и гладкое. Открыв один глаз, Инна вздрогнула, и второй глаз открылся уже сам собой. И Инна с недоумением уставилась на темноволосую голову, с удобством устроившуюся рядом с ней на соседней подушке.

– Димитрий! – пораженно выдохнула Инна и попыталась припомнить, что было вчера вечером после того, как она улеглась в постель.

Увы, ничего в голову не приходило. Сплошная пустота. Но одно Инна могла сказать точно – когда она засыпала, в кровати она была одна.

– Димитрий! – повторила Инна уже погромче.

Парень зевнул, потянулся и открыл глаза.

– Привет, – сказал он, дружелюбно улыбаясь Инне.

– Какой к черту привет! – разозлилась Инна. – Ты что делаешь в моей постели?

– А ты как думаешь? – поинтересовался у нее парень. – Ночью ты так стонала, что я решил, что тебе плохо. Пришел к тебе, ты вроде бы не возражала. Вот я и остался. И, кстати, стоило мне тебя обнять, стонать ты сразу перестала.

– Обнять? – прошептала Инна. – А что дальше?

– А что бы ты хотела? – поинтересовался у нее Димитрий, нахально сверля девушку своими глазами.

– Но я ничего не помню! – воскликнула Инна.

– Мне жаль тебя разочаровывать, – сказал Димитрий, вылезая из кровати и натягивая на себя брюки. – Но вспоминать тебе и нечего. Потому что ничего не было.

Сказав это, Димитрий подмигнул Инне и направился к выходу. Инна не стала его провожать. Но как только она услышала, как за Димитрием захлопнулась дверь, она вылетела из кровати, помчалась к двери и заперла ее на замок. Лишь после этого Инна перевела дух и принялась обдумывать свое моральное и физическое состояние. С физическим вроде бы все было в порядке. Если не считать легкой головной боли и сухости во рту, больше никаких неприятных симптомов не наблюдалось.

– Но я же не девственница, в конце концов, – пробормотала Инна, обращаясь к самой себе. – Так что вполне возможно, что этой ночью я изменила Бритому. Какой кошмар! И главное, я ведь ничего, ровным счетом ничего не помню!

Это-то и угнетало Инну сильней всего. И все утро она провела рядом с остатками коньяка, пытаясь вспомнить, что случилось или не случилось прошлой ночью. Прикончив коньяк, Инна так ничего и не вспомнила из событий прошлой ночи.

– Какой-то кошмар! – повторила Инна, почувствовав, что пить ей, несмотря на нравственные муки, больше не хочется, а хочется кушать, причем очень сильно.

Одевшись поскромней, в короткую юбочку и прозрачную кофточку с разрезами, из которых проглядывали соблазнительные кусочки смуглой кожи то на груди, то на плечах и животе, Инна пошла вниз в ресторан. Время завтрака уже давно закончилось, и Инне предложили взять полный обед. От супа Инна решительно отказалась, а на второе взяла салат из свежих овощей и кусок жаренной на углях свинины.

– Я тоже не люблю суп, – неожиданно услышала Инна у себя за спиной знакомый голос.

Она обернулась и увидела, что позади ее столика стоит Вадим – ее вчерашний спаситель. Сегодня он был одет в светлый пиджак, еще более светлые брюки и какую-то умопомрачительную футболку сеточкой.

– Здравствуйте! – просияла Инна, которой коньяк помог увидеть весь мир в более радужном свете, и сейчас Инна почти любила всех людей, и Вадима в том числе.

– Разрешите к вам присоединиться? – спросил у нее мужчина.

– Присаживайтесь, – радушно пригласила его Инна за свой столик. – Буду только рада. Я ведь вас толком и не поблагодарила за то, что вы меня вчера спасли от рук этого пьяного идиота. Разрешите мне вас в благодарность угостить обедом?

Если Вадим и удивился, то вида не подал. И отобедать согласился. Пока Вадим сосредоточенно изучал меню, Инна рассматривала его самого. И пришла к выводу, что Вадим, в общем-то, очень даже ничего. Если бы не длинноватый нос, он мог быть вообще красавцем. Но и так мужчина был хоть куда, особенно когда не показывал свой профиль.

– Я возьму цыпленка в лимонном соусе и к нему картофель на пару, – заказал наконец Вадим. – И салат «Морской». Туда действительно кладут мясо краба?

– Консервированное, – кивнул официант.

– Все равно беру, – кивнул Вадим официанту и повернулся к Инне: – А что мы будем пить?

Услышав слово «пить», Инна необыкновенно оживилась. И приняла самое деятельное участие в выборе напитков. Причем выяснилось, что у них с Вадимом о питье имелось самое разное представление. Вадим настаивал на соке или минеральной воде, а Инна предлагала начать с водки и ею же закончить. В конце концов они пришли к согласию и заказали водку с ананасовым соком. Причем Инна пила водку, а Вадим ананасовый сок.

– Вы надолго приехали в «Санни»? – спросил у Инны Вадим, когда им принесли заказ.

– Не знаю еще, – ответила Инна. – Сколько поживу, столько и поживу. А вы?

– А мне необходимо на следующей неделе вернуться в город, – с сожалением ответил Вадим. – А может быть, и раньше. Что поделаешь, дела.

– И что это за дела? – спросила Инна, чтобы не показаться невежливой. – То есть я хотела спросить, чем вы занимаетесь.

– Я владелец сети магазинов, – скромно ответил Вадим.

– Да?! – с оттенком восхищения протянула Инна.

– О, не надо только думать, что это какие-то огромные супермаркеты, – засмеялся Вадим. – Нет, это скорей магазинчики. Знаете, на рынках есть такие небольшие павильончики?

Вообще-то Инна уже сто лет не была на рынках, предпочитая отовариваться в супермаркете, до которого хоть было и не так близко, как до рынка, но зато всегда можно было не беспокоиться за качество купленного продукта. Но на всякий случай Инна кивнула. Ее собеседнику этого оказалось достаточно. Он просиял и принялся рассказывать о себе и своем бизнесе дальше. Судя по рассказу, у бедняги была с его бизнесом на редкость хлопотливая и неспокойная жизнь.

То на него наезжали бандиты, то налоговая инспекция проявляла повышенный интерес к его кассовым аппаратам, то санитарные врачи устраивали целый налет на его продуктовые павильоны, предрекая во всем городе эпидемию чумы и холеры. Продавцы, как поняла Инна, тоже все как на подбор были нечисты на руку. И тащили абсолютно все, что не успевали прикарманить себе налоговая, санитарные врачи и «крыша». Где-то в середине рассказа Инне стало так его жалко, что она предложила выпить на брудершафт и перейти на «ты», что они и сделали.

– Вот слушаю я тебя, Вадим, и мне даже не понятно, – в приливе пьяной откровенности произнесла Инна, – зачем ты так убиваешься с этими своими магазинами? Плюнул бы на них, если от них тебе сплошной убыток, хлопоты и никакого удовольствия.

– Ты не понимаешь! – сказал Вадим. – Мы, Щелкоперовы, всегда торговали. Мой прадед до революции имел целую сеть лавок и был уважаемым купцом. После революции мои предки, несмотря на возросшие сложности, продолжали заниматься любимым делом. И во время советской власти, и после распада Союза мы, Щелкоперовы, всегда торговали. Это у нас в крови.

– Понятно, – кивнула Инна, хотя ей ровным счетом ничего не было понятно.

Зачем этот странный, но в целом милый человек целыми днями занимается делом, которое не приносит ему почти никакого материального вознаграждения, она понять даже не старалась. Но с другой стороны, у каждого человека, а особенно у мужчины, могут быть свои странности. И если хочешь с этим человеком сохранить хорошие отношения, то следует к его странностям относиться с уважением.

Инна еще несколько раз заказывала коктейль из водки и сока, а Вадим пил исключительно один сок, и, разумеется, ему пришлось тащить порядком набравшуюся Инну к ней в номер.

– Странное дело, – по пути поделилась с Вадимом Инна. – Голова совершенно ясная, а ноги совсем не слушаются. Наверное, все дело в стрессе.

– Это ты из-за вчерашнего все переживаешь? – участливо спросил у Инны Вадим, когда они очутились у нее в номере.

– Ну да, – кивнула Инна, полагая, что разговор идет о выходке Бритого.

– Да забудь ты, – воскликнул Вадим. – Подумаешь, пьяная скотина!

– Эй! – возмутилась Инна. – Ты все-таки поосторожней. Как-никак он мой муж. Конечно, не очень красиво он поступил, что бросил меня, но ругать его могу только я сама.

– Так вчера тут был твой муж?! – ужаснулся Вадим.

– Мой муж вчера был тут? – изумленно воскликнула переставшая что-либо соображать Инна. – Но где? И почему я его не видела?

– Постой-ка! – перебил ее Вадим. – Как же ты его не видела, если он тащил тебя к лифту, а ты сопротивлялась и звала на помощь?

– Что? – очень удивилась Инна. – Да Бритый никогда в жизни не позволил бы себе так обращаться с женщиной. А тем более со мной, как-никак я его жена, хотя теперь и бывшая.

– Но тот пьяный тип… – растерянно произнес Вадим. – С которым я вчера вечером еще подрался.

– Ах тот! – спохватилась Инна. – Боже мой! Нет, тот человек мне никто.

– А-а, – облегченно протянул Вадим и тут же спросил: – Инна, так тебя действительно муж бросил?

– Да, – кивнула Инна. – Отсюда стресс и желание напиться и забыться. Вадим, будь ангелом, принеси мне из бара, он там, в углу, еще бутылочку водки. Я видела, там есть.

Вадим сходил за бутылкой водки, не забыл принести пепси-колы, и Инна налила себе новую порцию спиртного.

– Тебе не хватит? – осторожно поинтересовался Вадим, когда Инна выпила в одиночку граммов двести.

– Не знаю, что со мной, – расстроилась Инна. – Водка меня совершенно не берет.

– Не сказал бы, – пробормотал Вадим.

– Я хочу напиться до беспамятства, – пояснила ему Инна. – А никак не удается. Может быть, стоит добавить пива? Вадим, там в баре есть пиво…

– Принести? – догадался Вадим.

– Угу, – кивнула Инна.

Выпив пару баночек теплого пива, Инна наконец-то почувствовала, что голова начинает уплывать и ее уже ничего ровным счетом не волнует, а просто хочется закрыть глаза и никого не видеть.

– Вадим, будешь уходить, закрой за собой дверь, – сказала Инна.

После этого она устроилась поудобней среди подушек на диване, закрыла глаза и захрапела. Увидев, что девушка мертвецки пьяна, Вадим накрыл ее покрывалом и направился было к двери, но внезапно передумал. Мужчина остановился, оглянулся и двинулся назад по направлению к дивану, где спала Инна.


Пока его супруга пыталась с помощью неумеренных доз алкоголя справиться с депрессией от предполагаемой измены мужа, Бритый мотался по городу в поисках Инны. Ночь он провел прескверно. Ему все время мерещилась жена в объятиях то какого-то пьяного громилы, то в руках черноволосого и смуглого красавца. Каждый раз Бритый просыпался в холодном поту и проклинал свою супругу на чем свет стоит.

В своем взвинченном состоянии Бритый обрел некоторую способность прорицать случившиеся события. Но самому ему это никакой радости не доставило, а напротив, привело в еще более взвинченное состояние. И теперь ему мнилось, что Инна сбежала от него не просто так, а к своему любовнику, а еще более вероятно – любовникам.

– Найду заразу, убью! – рычал Бритый, метаясь по кабинету в офисе своей охранной фирмы. – Инночка, деточка, куда же ты от меня смылась?! Все нервы мне, мерзавка ты этакая, истрепала. Господи, ну за что мне такое наказание – тебя любить?!

– Что, снова с Инной поссорился? – поинтересовался у Бритого его друг и компаньон Крученый. – И чего вы цапаетесь с ней все время? Ведь любите друг друга. Ну и жили бы себе мирно.

– Не могу! – то ли прорычал, то ли прорыдал Бритый. – Она все время свой характер показывает. Не могу я с ней спокойно жить. Все время как на вулкане. А чуть что ей скажи, сразу вещи кидается собирать и уезжает. А я потом бегай за ней по всему городу и мучайся, думая, жива она еще или уже нет.

– Ничего с твоей Инной не случится, – заверил его Крученый. – Бабы, они живучие.

На это Бритый разразился тирадой о том, чтобы Крученый не сравнивал своих грязных шмар с его драгоценной девочкой, с его Инночкой, с его светом в окошке и так далее.

– Ладно, – кивнул Крученый. – Где искать на этот раз будешь? След какой-нибудь есть?

– Пока нет, – закручинился Бритый.

– А что, твоя жена на этот раз одна сбежала? – спросил Крученый у приятеля.

– Что ты имеешь в виду? – взвился Бритый. – Что Инна могла променять меня на какого-то другого мужика и с ним сбежать? Ты думай, что говоришь!

– Ничего такого я не думаю, – сказал Крученый. – Просто когда она от тебя уходила в прошлые разы, то направлялась либо к подругам, либо к родственникам.

– На этот раз – нет, – успокаиваясь, покачал головой Бритый. – Нет ее ни у родственников, ни у подруг. Я уже сегодня все места, где она может прятаться, объехал.

– Ну все равно, – сказал Крученый. – Инна человек компанейский. Ей долго одной быть скучно. Вот увидишь, где бы она ни пряталась, она скоро появится у какой-нибудь из своих подруг.

– И что ты предлагаешь?

– Поставим девчонкам прослушку в квартиры, – сказал Крученый. – И когда Инна позвонит, мы ее вычислим.

– Да, делать нечего, – согласился Бритый. – Скажи ребятам, чтобы сегодня же поставили жучки.

– Сделают все в лучшем виде, – заверил его Крученый. – Как только Инна позвонит кому-нибудь из своих подружек, мы сразу же ее зацепим.


А Инна в это время и не думала звонить кому-либо из своих подруг, потому что она открыла глаза и ей показалось, что кошмар повторяется. Потому что она снова лежала в своей кровати в спальне, а рядом с ней на подушке снова лежала мужская голова. Впрочем, на этот раз в комнате было не утро, а глубокий вечер. И голова была не темноволосая, а со светлыми волосами и короткой стрижкой.

– Вадим? – с тихим ужасом спросила Инна. – Ты что тут делаешь? Я же велела тебе уйти.

Вадим открыл глаза и посмотрел на Инну.

– Я и хотел уйти, – ласково сказал он ей. – Но потом подумал, что нельзя тебя оставить в таком состоянии. Если бы ты наложила на себя руки, я бы вовек себе этого не простил.

Инна обдумала его слова и спросила:

– А почему я должна накладывать на себя руки?

– Как? – удивился Вадим. – А твой муж, который тебя бросил? Ты так нализалась, что на тебя было страшно смотреть.

– Ах это! – нахмурившись, вспомнила Инна. – Но из-за своего бывшего мужа я не стала бы накладывать на себя руки, можешь мне поверить.

– Не знаю, не знаю, – с сомнением покачал головой Вадим. – Ты была очень расстроена. И напилась просто мертвецки. Ты даже не смогла добраться до кровати. Мне пришлось тебя перенести сюда.

– Перенести? – повторила Инна. – Ну, перенес ты меня, а что дальше?

– А дальше ты начала стонать и метаться, и я решил, что тебя нужно как-то успокоить. Прилег рядом, а ты вдруг обняла меня за шею, назвала Бритым и спокойно уснула.

– Хорошо, я уснула, а ты? – спросила Инна.

– И я решил немного поспать, – сказал Вадим. – Кстати, я выходил ненадолго из номера. И видел, что дверь в твой номер уже починили. Можешь перебираться обратно.

– Зачем? – удивилась Инна. – Мне этот номер уже нравится ничуть не меньше, чем прежний. Так чего ради мне снова переносить свои вещи, снова их распаковывать и вообще дергаться? К тому же еще не известно, как плотник починил дверь, может быть, она теперь будет плохо закрываться. И вообще…

– Так ты останешься в этом номере? – уточнил Вадим.

– Угу, – кивнула Инна. – Слушай, а в баре пива не осталось?

– Одна банка, – ответил Вадим.

– Вот и отлично! – обрадовалась Инна. – Сейчас я ее выпью, и мне станет легче. А то чувствую я себя так ужасно, словно по мне полк солдат промаршировал.

– Так я тебе больше не нужен? – спросил у нее Вадим. – Тогда я пойду, а то у меня есть еще одно дело. С тобой точно ничего не случится? А то я мог бы и остаться.

В ответ занявшаяся банкой с пивом «Туборг» Инна молча помотала головой. Вадим вылез из кровати, и Инна с облегчением убедилась, что он, как джентльмен, улегся рядом с ней в брюках, которые, судя по их помятому состоянию, не снимал. В благодарность за его благородство Инна решила проводить Вадима до дверей. Но сразу же раскаялась в своем поступке. Стоило ей встать на ноги, как стены принялись выделывать странные танцевальные па, и Инне пришлось плюхнуться обратно в кровать и отказаться от мысли куда-либо идти. По крайней мере в ближайшее время.

Прикончив пиво, Инна еще немного полежала, а потом почувствовала, что в состоянии подняться и даже пройтись. Она прошлась по номеру, сняла с себя свои шмотки и почувствовала, что сейчас ей хочется глотнуть свежего воздуха. Правда, на улице накрапывал дождик, так что для начала Инна решила выйти на балкончик в своем номере. Балкончик выходил в лесную полосу, поэтому Инна выползла на него в чем мать родила. И принялась усердно дышать свежим воздухом.

Неожиданно ее внимание привлек к себе шум шагов. Инна насторожилась и посмотрела вниз через щель под перилами балкончика. Внизу энергичным шагом в сторону леса направлялся какой-то незнакомый Инне мужчина. Одет он был в кожаную куртку, остроносые сапоги, украшенные блестящими заклепками, и кожаные штаны. Волосы у мужчины были длинные и забраны сзади в хвост. Вообще он был похож на пожилого рокера.

Не успела Инна удивиться, что кому-то, пусть даже рокеру, охота в одиночку таскаться в темноте по хвойному и потому колючему лесу, как мужчина исчез из поля зрения лишь для того, чтобы через несколько минут вынырнуть в свете фонаря неподалеку от Инниного балкончика.

– Странный субъект, – пробормотала Инна, от нечего делать наблюдая за незнакомцем. – Чего он торчит под дождем?

Прошло еще минут десять, дождь припустил изо всех сил, и Инна окончательно убедилась, что у мужчины под фонарем с головой сильно не в порядке. Но только Инна так подумала, как снова раздались шаги, и Инна увидела Вадима, который тоже бодрым шагом двигался в сторону леса. И уж совсем Инна удивилась, когда Вадим прямым ходом направился к стоящему под фонарем Рокеру и о чем-то начал с ним говорить.

– Никогда бы не подумала, что у Вадима могут быть дела с рокерами, – пробормотала Инна себе под нос, когда ей стало совершенно ясно, что беседа Вадима с Рокером носит не случайный характер.

Никто на свете не стал бы просто так торчать под проливным дождем целую четверть часа и о чем-то, возбужденно размахивая руками, разговаривать. Причем во время разговора Вадим страдальчески прижимал руки к животу, словно у него скрутило желудок. Наконец Вадим и Рокер договорились, потому что пожали друг другу руки и разошлись в разные стороны, причем Вадим продолжал прижимать руки к животу, по крайней мере до того, как скрылся за углом гостиницы. Инна облегченно вздохнула. Но с балкончика не ушла. На нее-то не капало, потому что над балкончиком был предусмотрен козырек. Шум дождя приятно успокаивал нервы, и Инна продолжала сидеть на балкончике прямо на полу, подстелив для мягкости покрывало, и смотрела в щель между перилами.

Щель была расположена таким образом, что Инна как раз видела то место под фонарем, где разговаривали Рокер с Вадимом. Прошло уже около получаса, и Инна начала подумывать, что пора бы ей уже и вернуться в номер, как вдруг в свете фонаря мелькнула тень мужчины с хвостом. Инна вздрогнула и непроизвольно проследила глазами за странным Рокером, все еще, оказывается, шастающим по мокрому лесу.

– Что ему там, медом намазано? – удивилась Инна. – Чего он не идет под крышу? Тоже нашел время для прогулок. Нет, определенно у него с головой плохо.

И Инна с жалостью посмотрела на Рокера. Тот, словно приклеенный, мок под своим фонарем. Инне это самоистязание в конце концов надоело, и она ушла с балкона, потому что мокрый насквозь Рокер начал ее раздражать. Вернувшись к себе в номер, Инна натянула джинсы и, позевывая, отправилась в ресторан, чтобы немного перекусить. К тому же у нее кончилось пиво.

Ресторан уже почти закрывался. И народу сегодня тут было совсем мало. Люди все приличные, никаких подвыпивших компаний. Поэтому Инна спокойно устроилась в уголке, заказала себе на ужин жареную форель и с аппетитом принялась уминать рыбу, запивая ее светлым пивом и размышляя о странностях некоторых мужчин, а в частности своего мужа.

– Какого лешего ему еще было нужно? – бормотала Инна, разламывая исходящую паром рыбу на небольшие кусочки.

После ужина Инна вышла на улицу, потому что дождь уже прошел, а Инне хотелось прогуляться. Двигаясь от фонаря к фонарю, Инна отошла на приличное расстояние от гостиницы и неожиданно для самой себя попала на стоянку автомобилей. Она уже хотела повернуть назад, как вдруг услышала два громких мужских голоса. Один показался ей странно знакомым. И поэтому она из любопытства прислушалась. Мужчины ругались, это Инна поняла совершенно точно. Причем знакомый ей голос требовал, чтобы другой убрался, пока цел. И оставил что должен.

– Любопытно, – сказала самой себе Инна и двинулась на звук голосов.

Раздвинув кусты, она увидела знакомого Рокера, который стоял возле своего мотоцикла, а рядом с ним Инна увидела Димитрия. Именно его голос и показался Инне знакомым.

– Убирайся ты, кретин! – возмущенно кричал Димитрий. – Ты что, не понимаешь, чем рискуешь, показываясь тут?

– Не суйся! – довольно резко ответил ему Рокер. – Не маленький. Сам понимаю, что к чему.

– Черта лысого ты понимаешь! – прямо затрясся от злости Димитрий. – Проваливай, тебе сказано!

– Ты мне не командуй, мальчишка! – рявкнул на Димитрия Рокер. – Без командиров обойдусь!

После этого он сел на своего железного коня и со страшно недовольной рожей выехал со стоянки. Димитрий молча посмотрел ему вслед, и выражение его лица здорово напугало Инну. Не хотела бы она, чтобы на нее кто-то смотрел с такой яростью. Поэтому она начала потихоньку отступать обратно и вскоре оказалась возле гостиницы.

– Хватит с меня на сегодня прогулок, – решила Инна и вернулась к себе в номер.

Но напрасно она надеялась, что ее оставят в покое. Не успела она принять душ и расчесать волосы, как в дверь постучали. Инна осторожно открыла дверь и увидела на пороге Димитрия. Парень выглядел мрачно, но при виде Инны постарался изобразить на своем лице улыбку. Впрочем, получилось это у него довольно плохо.

– Привет! – сказал Инне Димитрий. – Маша не появлялась?!

– Нет, – опешила Инна. – Не появлялась. А ты снова тут?

– Как видишь, – кисло отозвался Димитрий. – Если какая-нибудь девушка все-таки появится и будет меня спрашивать, ты ей скажи, что я поселился в соседнем номере. В сто четырнадцатом. Кстати, отличный номер. Портье мне сказал, что раньше в нем жила ты. Не хочешь поменяться со мной?

– Вовсе нет, – поспешно отказалась Инна. – Мне и тут неплохо. Я уже освоилась и совсем не горю желанием переезжать.

– Ну как знаешь, – покладисто согласился Димитрий. – Тогда пока.

– Пока, – ответила Инна и закрыла дверь.

Однако покоя ей не было. Через десять минут в дверь снова постучали. Чертыхнувшись, Инна смазала с лица питательный крем и пошла открывать дверь. На этот раз за дверью стоял Вадим.

– Что случилось? – довольно резко поинтересовалась у него Инна.

– Пришел узнать, все ли у тебя в порядке, – ответил Вадим.

Инна пожала плечами.

– У меня все в порядке, – сказала она. – А ты зачем на улицу в дождь ходил?

– Я не ходил, – быстро ответил Вадим. – С чего ты взяла, что я был на улице?

– У тебя волосы мокрые, – сказала Инна.

– А-а, – протянул Вадим. – Это я в душе был. Не успел высушить.

– Ясненько, – сказала Инна, недоумевая про себя, зачем Вадиму понадобилось врать и скрывать от нее, что он был на улице.

– Если у тебя все в порядке, то я пойду к себе, – сказал наконец Вадим.

Закрыв за Вадимом дверь, Инна еще некоторое время подумала над враньем Вадима и пришла к выводу, что Вадим не сказал ей правды по одной-единственной причине – он хотел скрыть свою встречу с Рокером. Это было странно, но не более странно, чем поступок Бритого. Поэтому Инна выбросила из головы и Вадима, устраивающего таинственные встречи под проливным дождем с престарелым типом, и Димитрия, поджидающего исчезнувшую девушку Машу в гостинице вместо того, чтобы ехать к ней домой и там добиваться примирения. И стала думать только о Бритом и о том, какие все мужики, в сущности, сволочи.


Молодая женщина стояла на песчаном берегу у самой кромки воды. Ее обутые в спортивные ботиночки ноги почти лизали набегающие на прибрежный песок робкие волны. Но женщина не обращала на них внимания. Она к чему-то напряженно прислушивалась. Вокруг царила ночь, и женский силуэт на песчаном пляже бросался в глаза издалека и выглядел очень одиноким и беззащитным. Именно об этом и подумал мужчина, который приближался к женщине справа. Женщина услышала скрип песка и повернулась в сторону мужчины.

– Принес?! – взволнованным шепотом спросила она.

– Конечно, – кивнул мужчина. – Как и договаривались. Все прошло без сучка без задоринки.

– Давай сюда, – распорядилась женщина.

Мужчина передал ей небольшую плоскую коробочку, в которой что-то зашуршало. Девушка быстро перехватила ее и сунула к себе в карман куртки.

– Ты мне скажешь, что там такое? – с любопытством спросил у нее мужчина.

– Зачем тебе? – спросила в ответ девушка.

– Интересно все-таки, – ответил мужчина.

– Не нужно тебе это знать, – с улыбкой ответила девушка. – Я и сама толком не знаю. Спроси у того, кто тебе эту вещицу передал для меня.

Мужчина засмеялся.

– Пойду отолью, – сказал он.

После этого он повернулся и медленно зашагал прочь от девушки. При этом он не видел, что делается за его спиной. И это была его самая большая ошибка, которую он совершил в жизни. Потому что девушка, стоило мужчине повернуться к ней спиной, засунула руку в другой карман своей куртки и вытащила оттуда пистолет. Подняв его, она выстрелила в голову мужчине. И, не проверяя, жив тот или нет, бросила пистолет в воду рядом с убитым, а сама быстрым шагом направилась прочь с пляжа.

На дороге ее ждала машина. Но женщина не пошла к ней. Напротив, она обогнула машину, пробравшись вдоль берега до следующего поворота. Сидящий в машине мужчина не увидел ее. И женщине удалось незаметно скрыться. Через некоторое время мужчина в машине заметно занервничал. Он вышел из машины, закурил и начал нервно оглядываться по сторонам. Увы, долгожданного звука знакомых шагов он так и не услышал.

– Вот сука! – выругался мужчина. – Ну, дрянь, не дай тебе бог меня обмануть! Все равно найду и живой в землю закопаю.

С этими словами он направился в сторону пляжа. На труп убитого девушкой мужчины он наткнулся довольно быстро. Постояв над телом пару минут, мужчина задумчиво поднял из воды пистолет, обыскал карманы убитого, но не найдя для себя ничего интересного, так как карманы были абсолютно пусты, зашагал обратно к своей машине.


Инне же никак не давала уснуть мысль о предательстве мужа. Она совершенно измучилась, пытаясь понять, какого лешего мужикам вообще нужно. По этой причине Инна всю ночь так и не сумела сомкнуть глаз. Утром она встала ни свет ни заря и решила до завтрака пойти побродить по берегу залива.

Погода за ночь улучшилась, облака весело бежали по небу, и время от времени проглядывало солнышко, под лучами которого от влажной земли шел пар. Инна умиротворенно брела по берегу залива, время от времени поднимая камешки и швыряя их в воду. За этим нехитрым занятием она отошла от гостиницы на приличное расстояние.

Выискивая камешки посимпатичней, Инна смотрела лишь себе под ноги. И неожиданно путь ей преградила какая-то мокрая и облепленная водорослями коряга. Инна решила обойти ее, но внезапно в песке что-то блеснуло. Заинтересовавшись, Инна нагнулась пониже. Потом еще ниже, потом ковырнула это самое блестящее и…

– Ой! – внезапно вскрикнула Инна и отпрыгнула в сторону. – Что это?

То самое, что Инна приняла сначала за корягу, оказалось человеческим телом, лежащим ничком. А блестели тем блеском, который привлек к себе внимание Инны, металлические заклепки на куртке лежащего на песке человека. Инна судорожно покрутила головой в разные стороны, выискивая кого-нибудь, к кому она могла бы обратиться за помощью, но побережье было пустынно.

– Черт! – с досадой произнесла Инна. – Вот не повезло! И что же мне теперь делать?

Постояв некоторое время над телом, Инна решила, что, видно, придется ей самой определять, жив человек или мертв. Хотя если честно, то никакой надежды на то, что человек жив, у Инны не было. Глубоко вдохнув в себя побольше воздуха, Инна осторожно попыталась перевернуть тело. Через некоторое время ей это удалось.

– Боже! – прошептала Инна. – Какой кошмар!

Кошмар был в том, что перед ней лежал не просто покойник, а более или менее знакомый покойник. Потому что на пляже лежал мертвым тот самый Рокер, которого Инна видела вчера вечером с балкона своего номера, а потом на автостоянке с Димитрием. Инна тут же вспомнила про ссору между двумя мужчинами, и ей стало здорово не по себе. На всякий случай Инна пощупала пульс на ледяной руке Рокера, но быстро поняла, что человек с такими ледяными руками живым быть уж никак не может.

Отступив на несколько шагов, Инна повернулась назад и кинулась бежать в сторону гостиницы. Ворвавшись в гостиничный холл, Инна первым делом кинулась к стойке портье. Там же стояла и ее знакомая администраторша.

– Девушка, у меня к вам разговор, – едва сдерживаясь, чтобы не завопить во весь голос, прошептала Инна. – Очень важный.

Администраторша взглянула на бледное лицо Инны и мигом приняла решение.

– Пойдемте со мной, – сказала она Инне, поманив ее за собой в заднее помещение.

Ровно через десять минут обе женщины вышли оттуда, причем администраторша теперь была одного цвета с Инной и вся тряслась.

– Умоляю вас об одном, – сказала она Инне, – не говорите никому из остальных постояльцев, что этот человек вчера вечером ходил у нашей гостиницы. А вы уверены, что он не был нашим постояльцем?

Инна пожала плечами.

– Вряд ли вы его не запомнили бы, – сказала она. – Это пожилой рокер с длинным хвостом, одет он в клепаную кожаную куртку, кожаные же штаны и ботинки с загнутыми вверх длинными носами.

– Да, такого экстравагантного господина мы бы точно запомнили, – вздохнула администраторша. – Не постоялец, и то хорошо. Но вообще-то все равно приятного мало. Придется вызывать милицию. Поднимется шум. Эта смерть может здорово повредить репутации нашего комплекса. Инна, мы с вами сделаем вот что. Мы пойдем с вами и встретим ментов уже на заливе. Нет, лучше я пойду одна, а вы, Инна, возьмите двух охранников, отведите их к телу, и пусть они никого не подпускают к тому месту. И предупредите их, чтобы держали язык за зубами.

– Хорошо, – согласилась Инна с показавшимся ей вполне разумным решением.

Администраторша, которую, оказывается, звали Леной, отправилась встречать милицию. Перед этим она выбрала двух охранников посообразительней и отправила их с Инной. Добравшись до знакомого места, Инна указала парням, где лежит тело, а сама осталась поодаль. Парни осмотрели тело и вернулись к Инне.

– Похоже, ему выстрелили в голову, а потом тело выкинули в воду, – сказал один из парней. – Одежда вся насквозь мокрая.

Инна открыла рот, чтобы сказать парням, что одежда Рокера не обязательно намокла в воде залива, что она могла намокнуть и под дождем, который шел вчера весь вечер, но вовремя прикусила язык. Совсем не нужно раньше времени сообщать такие подробности всяким посторонним людям. Достаточно и того, что это она нашла тело и теперь ее первую заподозрят в случившемся.

– Натерпелась страху? – обратился один из парней к Инне.

– Угу, а как ты сам думаешь? – мрачно кивнула она в ответ.

– Мне кажется, что я этого типа уже где-то видел, – задумчиво произнес тем временем второй охранник, который более внимательно, чем первый, осмотрел тело.

– Где? – насторожилась Инна. – В «Санни»?

– Нет, – помотал головой парень. – Где-то в другом месте. Может быть, в клубе или на дискотеке. Словом, в шумном каком-то месте. А ты тут возле трупа долго ходила?

– Да ты что?! – возмутилась Инна. – Что за интерес мне возле него топтаться? Я потрогала его руку, убедилась, что он мертв, и сразу же ушла. Вот мои следы.

И Инна указала на цепочку свежих следов, которые были хорошо видны на мокром песке.

– Но ночью тут, похоже, был еще кто-то, – низко нагнувшись к песку, заметил один из парней. – Конечно, вечером шел дождь… Но похоже, что тело тут появилось уже после дождя.

– И что за следы? – спросила Инна.

– Похоже, что мужские и женские, – ответил охранник. – Во всяком случае, одни примерно сорок пятого размера, а вторые едва ли больше тридцать седьмого.

Но обсудить размер обуви таинственных ночных злодеев охранникам и Инне хорошенько не удалось, потому что вскоре прибыла милиция и врачи.

– Так, все ясно, – сказал пожилой врач, осмотрев тело. – Скорей всего покойный скончался от выстрела в голову. Выстрел, судя по характеру раны, произведен с близкого расстояния. Видимо, покойного сначала застрелили, а потом выкинули в воду. Потому что одежда на нем вся мокрая. И, вероятно, у него еще хватило сил выплыть на берег. И уже тут он умер.

Инна снова открыла рот, чтобы сказать, что врач строит свои предположения, исходя из неверных предпосылок, но опять закрыла его. По личному имеющемуся у Инны опыту она знала, что чем меньше говоришь, тем спокойней живешь. А встревать в эту историю Инне совершенно не хотелось. Ей и так не давала покоя мысль о подслушанных и подсмотренных вчера вечером двух встречах погибшего Рокера.

Тем временем врач немного подумал и добавил:

– Хотя довольно странно, что с такой раной он еще был способен выплыть на берег. Скорей всего убийца сначала пытался утопить труп в воде, но потом почему-то отказался от этой затеи и вытащил тело обратно на песок.

– А может быть, одежда на теле промокла под вчерашним дождем? – не выдержала и все-таки ляпнула Инна.

Врач с интересом посмотрел на Инну и кивнул.

– Очень может быть. Тогда все становится вполне логично. А вы, девушка, кто, собственно, такая?

После того как Инну прямо на пляже допросил довольно приветливый молодой лейтенант по фамилии Жуков, девушка побрела обратно к гостинице. По дороге она задумалась и очень удивилась, когда ее окликнул по имени какой-то знакомый голос. Сперва Инна не отреагировала и очнулась от своих мыслей лишь после того, как вторично услышала свое имя. Она подняла глаза и увидела прямо перед собой Вадима, который удивленно смотрел на нее.

– Привет! – жизнерадостно произнес Вадим. – Ты тут чего? Гуляешь?

– Если бы, – вздохнула Инна. – Если бы так…

– А что такое? – поинтересовался Вадим и тут же, не дожидаясь Инниного ответа, спросил: – Ты не знаешь, что там за скопление людей?

Инна оглянулась в ту сторону, куда указывал Вадим, и мрачно кивнула.

– Знаю.

– И что там? – спросил у Инны Вадим.

– Там нашли тело утопленника, – еще более мрачно произнесла Инна. – По виду рокер.

– Рокер? – слегка побледнел Вадим.

– Пожилой уже человек, волосы редеют, а одет как пацан двадцатилетний, – заметила наблюдательная Инна. – Знаешь, бывают такие дедули, в коже с заклепками, с банкой пива в руке и на классном мотике. Что поделаешь – стиль жизни.

Но Вадим пропустил мимо ушей все рассуждения Инны. Он ее вообще не слушал и выглядел при этом неважно.

– Инна, ты уверена, что тело именно рокера? – наконец выдавил он из себя.

– Уверена, – кивнула Инна. – Я первой наткнулась на труп. Так что у меня, сам понимаешь, потом было время, чтобы хорошенько его рассмотреть. Я и не хотела, а меня все-таки менты попросили.

– Менты? – совсем уже слабым голосом пробормотал Вадим, спадая в лице просто на глазах. – Какие еще менты?

– Обыкновенные, – пожала плечами Инна. – А как ты хотел? Где труп, там и менты.

Судя по телодвижениям, которые проделывал Вадим, он хотел и сам взглянуть на тело рокера. Инна не видела причины, почему бы ему этого не сделать. И они пошли обратно. Сначала менты и слышать не хотели, чтобы пустить к прикрытому простыней телу постороннего, то есть Вадима.

– Поймите меня правильно, я случайно узнал, что погибший человек одет как рокер, – настаивал Вадим.

– Не знаю, откуда у вас вообще взялась такая информация, – недовольно произнес лейтенант Жуков, почему-то глядя прямо в упор на Инну.

– Но это ведь так? – спросил у лейтенанта Вадим. – Не отрицайте, я знаю, что прав.

– Ну даже если и так, то что с того? – спросил Жуков.

– Дело в том, что вчера ко мне приезжал мой старый друг, – сказал Вадим. – Верней, даже не мой друг, а друг моего отца. Так вот этот человек выглядит в точности так, как обнаруженный вами на пляже труп. Он – рокер.

– Вот как? – задумался Жуков. – Это же в корне меняет дело. Пройдите сюда.

И он поманил Вадима к огороженному участку пляжа. Инна осталась в сторонке, ей совсем не хотелось еще раз лицезреть тело Рокера. Ей гораздо интересней было понаблюдать за Вадимом. И Иннины ожидания оправдались сверх меры. Увидев тело Рокера, Вадим побледнел аж до синевы и начал усиленно дышать. Глаза у него при этом стали совсем безумные и шарили по сторонам, явно ничего не видя.

– Хм, – сказала Инна самой себе. – Хм…

Она попыталась подойти к Вадиму, но это оказалось невозможным. Того плотно взяли в обработку менты, ужасно обрадовавшиеся, что нашелся человек, способный опознать тело Рокера. Из обрывков их разговора Инна поняла, что у Рокера при себе не обнаружилось ни единой вещицы, ни единого клочка бумажки, который бы помог опознать его личность, и они уже видели в этом убийстве потенциальный висяк. А теперь после заявления Вадима у ментов словно открылось второе дыхание, и они вовсе не собирались отпускать свидетеля так скоро.

После двух неудачных попыток добраться до Вадима Инна отправилась наконец в гостиницу в свой номер. Ей необходимо было привести свои мысли в порядок. Она уселась в кресло перед выключенным телевизором и принялась думать о погибшем Рокере. С Рокера ее мысли плавно перебрались на тему о том, как непрочно все в этом мире. И не успела Инна оглянуться, как она уже снова думала о Бритом. Вернее, о том, какие все-таки сволочи все мужики и ее муж в частности.

От этих навязчивых мыслей Инну оторвал стук в дверь. Вздохнув в последний раз и утерши нос и глаза, Инна открыла дверь. За дверью стоял Вадим, но сейчас выглядел он очень плохо. К бледности и испуганному выражению лица прибавились еще трясущиеся руки и дрожащие губы.

– Ты как? – участливо спросила у Вадима Инна. – Хочешь воды?

– Лучше чего-нибудь покрепче, – пробормотал Вадим, проходя в номер Инны.

– Осталась водка, – предложила Инна. – Будешь?

– Давай, – кивнул Вадим, даже не съехидничав.

Инна плеснула солидную порцию в стеклянный стакан и протянула гостю. Вадим опрокинул в себя добрые сто пятьдесят граммов не поморщившись. Проглотив такое лекарство, Вадим некоторое время молчал. Инна села напротив и стала ждать, когда водка окажет благотворное действие.

– Инна, – наконец произнес Вадим, – я так понял, что это ты первой обнаружила тело моего друга?

– Если ты о трупе на пляже, то да, его обнаружила я, – кивнула Инна. – Я тебе уже об этом говорила.

Вадим некоторое время задумчиво смотрел на Инну, словно собираясь с мыслями. Инна его не торопила, прекрасно понимая, какой шок пережил парень.

– Инна, – наконец произнес Вадим, – ты должна мне помочь.

– Да? – немного удивилась Инна. – А чем?

– Скажи, когда ты нашла труп, возле него не было еще чего-нибудь? – спросил у девушки Вадим.

– Чего-нибудь? – недоуменно переспросила Инна. – Чего именно? Что ты имеешь в виду?

Но Вадим в ответ лишь мялся, не произнося ничего членораздельного.

– Что ты мямлишь? – не выдержала Инна. – Говори как есть! Что ты имеешь в виду?

– Ну, какой-нибудь рюкзак или пакет, – выдавил из себя наконец Вадим.

– Нет, – покачала головой Инна. – Ничего такого я не заметила. Но вообще-то я особенно по сторонам не смотрела. Как только наткнулась на тело, сразу же помчалась в гостиницу.

– Значит, ничего не было? – прошептал Вадим. – Боже мой, я погиб! Мы все погибли!

– Что такое? – встревожилась Инна, потому что пришедший вроде бы в себя Вадим снова начал у нее на глазах бледнеть, потеть и даже вроде бы худеть. – Что там должно было быть? Скажи мне точно, может быть, я что-нибудь вспомню.

Но на этот раз ей не удалось добиться от Вадима внятного ответа, как она ни старалась. На все ее расспросы Вадим лишь качал головой, погрузившись в какие-то свои мысли. Но внезапно он очнулся и цепко взглянул на Инну.

– Послушай, судя по твоим шмоткам и номеру, в котором ты живешь, у тебя же куча денег, – произнес он.

– Не у меня, – поправила его Инна. – А у моего мужа.

– Ну, это одно и то же, – вздохнул Вадим.

– Не сказала бы, – ответила Инна. – А к чему ты клонишь?

– Ну, если бы ты нашла какой-то предмет, который тебе не принадлежит, ты бы вернула его владельцу?

– Конечно, – решительно кивнула Инна. – Я бы его вернула в любом случае. А что?

Но ответа она не дождалась. Вадим лишь пристально смотрел ей в глаза немигающим взглядом, так что Инне в конце концов стало как-то не по себе.

– Что ты на меня смотришь? – спросила у него Инна. – На мне узоров нет и цветы не растут.

– Так ты точно ничего не находила на пляже? – повторил свой вопрос Вадим.

– Нет, я же тебе уже сказала! – чувствуя, что закипает от раздражения, воскликнула Инна.

– Ну ладно, – пробормотал Вадим и поднялся со своего кресла. – Но смотри, если ты меня обманула, сука, то тебе плохо придется.

– Что?! – возмутилась Инна. – Кто это сука? Знаешь что, Вадим, проваливай-ка ты из моего номера подобру-поздорову. Иначе я не посмотрю, что у тебя душевная травма, а швырну в тебя чем-нибудь увесистым.

И Вадим убрался, бормоча себе под нос что-то о том, что теперь ему Иннины угрозы не страшны и лучше бы ей самой отдать то, что она присвоила, а то ведь с ней могут поговорить и другие люди. И они не будут так снисходительны к ней. В общем, закрыв за Вадимом дверь, Инна почувствовала себя так, словно ее только что облили ведром с помоями.

– И вот за что мне все это? – спросила у самой себя Инна. – Мало мне трупа на пляже, так теперь еще меня обвиняют, что я обокрала покойника. И самое ведь обидное, что я действительно ничего не находила и не брала.

И она с мрачным видом уселась обратно в кресло, чтобы продолжить размышлять о том, какие мужики, в том числе ее собственный муж, скоты и хамы. Очень скоро Иннины мысли плавно приняли привычное русло, и Инна снова начала думать о Бритом. Очнулась она лишь после того, как снова раздался стук в дверь.

– Что за черт! – недовольно пробормотала Инна. – Кто там?

– Это Димитрий, – послышался из-за двери знакомый голос.

С трудом справившись с искушением послать куда подальше еще одного представителя мужской половины человечества, ставшей Инне с недавних пор ненавистной, Инна открыла-таки дверь.

– Привет! – жизнерадостно произнес Димитрий. – Скучала?

– Что? – очень удивилась Инна. – С чего бы это?

– Ну, сидишь тут в одиночестве, – произнес Димитрий. – Я шел в ресторан завтракать и решил пригласить тебя.

Инна кинула косой взгляд на настенные часы и пришла к выводу, что время завтрака уже давно прошло. И что сейчас уж скорее время обеда. Но спорить не стала, так как и сама почувствовала, что от волнений сильно проголодалась.

– Пошли, – кивнула она Димитрию.

Они спустились вниз и сели за угловой столик. Кроме них, в ресторане было полно народу, поэтому вскоре к ним за столик присела пожилая супружеская пара. Дама была высокой и очень худой, а ее супруг, напротив, толстеньким, упитанным кабанчиком. Дама была полна энергии, а муж словно засыпал на ходу. Даму звали Сталина Григорьевна, а ее спутника – Тихон Иванович.

– Какое интересное у вас, Сталина Григорьевна, имя, – заметила Инна, чтобы что-то сказать.

– Да, мои родители назвали меня так в честь товарища Сталина, – с воодушевлением кивнула Сталина Григорьевна и тут же добавила без малейшей связи с предыдущим замечанием: – Кстати, а вы уже слышали, что сегодня утром на пляже нашли тело какого-то мужчины? Не слышали? Представляете, его нашли возле гостиницы. Буквально в двух шагах.

– Не преувеличивай, дорогая, – ласково попытался урезонить ее муж. – Не в двух шагах, а в добрых двухстах метрах.

– В пятистах, – машинально поправила его Инна.

– Вот, и вы уже слышали, милочка! – воскликнула Сталина Григорьевна. – Какой-то рокер! Говорят, уже не молодой человек. Его мотоцикл нашли брошенным на дороге. И совершенно не понятно, как этот человек оказался на пляже так далеко от своего мотоцикла.

– Должно быть, его оттащил туда убийца, – произнес Тихон Иванович.

– Вероятней всего, так оно и было! – решительно кивнула Сталина Григорьевна. – Правда, ужасно?

Инна ничего не ответила, потому что смотрела на Димитрия. Но тот в отличие от Вадима никаких признаков волнения, услышав про труп Рокера, найденный утром на пляже, не проявил. Инна даже решила, что Димитрий просто не понял, о ком именно идет речь. И нарочно попросила Сталину Григорьевну, которая оказалась неплохо осведомленной, описать внешность найденного на пляже человека. Но даже после детального и почти точного, как могла бы подтвердить сама Инна, описания покойного Рокера в лице Димитрия ничего не изменилось.

Недоуменно наморщив лоб, Инна принялась размышлять о том, почему это Димитрий никак не реагирует на информацию о том, что на пляже найден знакомый ему, пусть даже и шапочно, человек. Но внезапно Инна перевела взгляд с лица Димитрия на его руку, держащую ложку. И рот у Инны недоуменно приоткрылся. Димитрий сжимал ложку с такой силой, что даже помял выступающие металлические «крылышки». А ведь ложка была сделана не из мягкого алюминия, а из отличной прочной стали.

– Димитрий! – окликнула Инна своего приятеля. – А что ты думаешь по этому поводу?

– Не знаю, – отлично симулируя равнодушие, произнес Димитрий. – Я не был знаком с этим человеком. Вы говорите, какой-то рокер?..

После этого благодарная Сталина Григорьевна повторила специально для Димитрия свой рассказ сначала. Димитрий выслушал его до конца. Вместе с рассказом подошел к концу и обед. И вся компания двинулась из ресторана. Не успела Инна и глазом моргнуть, как Димитрий словно растворился в воздухе. Попрощавшись со Сталиной Григорьевной и ее мужем, Инна побрела к себе в номер, размышляя, что неплохо было бы после обеда пойти на залив позагорать или как-то иначе развеяться. Раз уж она все равно приехала сюда отдыхать.

Но добропорядочным планам Инны не суждено был осуществиться. Потому что как только она, немного подремав после обеда, принялась собирать вещи, чтобы идти на залив, как в дверь снова постучали.

– Это какой-то злой рок, – пробормотала Инна.

Тем не менее дверь она открыла и даже слегка растерялась, увидев на пороге Вадима.

– Инна, прости меня! – воскликнул он, не дав Инне произнести ни слова. – У меня был шок. Я сам не понимал, что говорю! Да еще эта водка, которой ты меня напоила. У меня в голове совсем все перепуталось! Я пришел к себе в номер и завалился спать. А сейчас проснулся, вспомнил, что я тебе наговорил, и вот пришел мириться.

И Вадим извлек из-за спины слегка помятый букет роз и торт, перевязанный красивой ленточкой.

– Вот, специально в город мотался, – сказал Вадим.

Торт и цветы Инна снизошла принять. Тем более что торт был в прозрачной пластиковой коробке и сквозь нее выглядел соблазнительно вкусным. Определившись с тортом, Инна пригласила Вадима войти. Продолжая бормотать извинения, Вадим прошел, сел за стол, но не замолчал, а продолжал рассыпаться в извинениях.

– Да будет тебе! – не выдержала Инна, когда Вадим в двадцать пятый раз сказал, как ему стыдно за свое поведение. – Забыто уже! Не переживай так.

Вадим на всякий случай еще пару раз извинился и затих. Инна разрезала торт, положила себе и Вадиму по куску и с удовольствием принялась поглощать свою порцию. Торт и в самом деле оказался очень вкусным. С легким кремом, как и любила Инна, с консервированными фруктами, взбитыми сливками и сочным, пропитанным вином бисквитом.

– Вадим, почему ты не ешь? – покончив со своим куском, спросила Инна у гостя. – Не нравится?

– Нет, не в этом дело, – помотал головой Вадим. – Просто никак не могу прийти в себя от мысли, что Кирилл мертв.

– Кирилл – это тот пожилой рокер, тело которого я нашла утром на пляже? – уточнила Инна.

– Да, – кивнул Вадим. – Кирилл был долгие годы другом моего отца. И если можно так сказать, он заменил мне отца, когда тот умер. Так что можно сказать, что мы с Кириллом были очень близки.

– Зачем ты мне это говоришь? – поинтересовалась Инна.

– Затем, что хочу, чтобы ты поняла, как близок и дорог был мне Кирилл, – произнес Вадим. – Я просто не могу смириться с мыслью, что его больше нет.

– Что делать, – вздохнула Инна. – Иногда так случается, что теряешь близких и любимых. Вот, к примеру…

– Да, да, – кивнув головой, перебил ее Вадим. – Но дело еще и в том, что я перед смертью Кирилла дал ему одну очень ценную вещь. И он должен был показать ее в городе своему другу. Я видел, как Кирилл положил эту вещь в свой рюкзак и уехал. А потом вдруг утром я узнаю, что Кирилл мертв, его мотоцикл найден совсем в другом месте, в добром километре от пляжа, а рюкзака вместе с той вещью, которую я доверил Кириллу, и в помине нет.

– Наверное, рюкзак забрал тот преступник, который напал на твоего друга, – предположила Инна. – Если ты говоришь, что вещь была ценной, значит, ее могли украсть.

– Могли, – поник головой Вадим. – И самое скверное, что ее, по всей видимости, украли. А еще хуже то, что вещь эта не моя. И как мне теперь возмещать ее стоимость хозяину, я просто не представляю.

– А она, эта вещь, дорого стоила? – поинтересовалась Инна.

– Почему ты спрашиваешь? – мигом насторожился Вадим.

– Просто так, – пожала Инна плечами. – Я даже не знаю, что это за вещь. А ты меня снова в чем-то подозреваешь.

– Ни в чем я тебя не подозреваю! – поспешно произнес Вадим. – А цену пропавшей вещи я тебе сказать не могу. Потому что и сам ее не знаю. Даже подозреваю, что вообще никто в этом мире не сможет назвать ей цену. Потому что вещь эта в своем роде бесценна.

– Все бесценное в этом мире на проверку чаще всего все же имеет свою цену, – цинично заметила Инна.

– Но не эта вещь! – с жаром воскликнул Вадим. – Можешь мне поверить, эта вещь и в самом деле бесценна.

Инна почувствовала, что уже начинает уставать от этого человека, который зачем-то явился к ней в номер с цветами, тортом и извинениями, но никак не решался приступить к сути своего визита.

– Слушай, Вадим, – сказала Инна. – Я собиралась пойти позагорать. Поэтому ты выкладывай, зачем пришел, пока солнце еще не совсем село.

– Инна, я хочу найти эту вещь! – глухим и каким-то страстным голосом сказал Вадим. – И ты должна мне в этом помочь!

– Я?! – безмерно удивилась Инна, даже перестав от изумления жевать торт. – С какой стати? Почему именно я? Есть милиция, пусть она и ищет пропавшую вещь.

– Инна, ты не поняла, – сказал Вадим. – Я хочу найти не только пропавшую вещь, но и человека, который убил Кирилла.

– Но я-то тут при чем?! – воскликнула Инна.

– А при том, что убийца Кирилла скорей всего и украл эту вещь, – сказал Вадим. – Но мне уже завтра, крайний срок послезавтра необходимо предоставить хозяину этой вещи информацию. И если я скажу ему, что я отдал ее Кириллу, того убили, а вещь пропала, то поневоле мне придется рассказать и о тебе, Инна.

– Что тебе придется обо мне рассказать? – спросила Инна, чувствуя, как у нее по спине бегут предательские мурашки, и уже догадываясь, что сейчас произнесет Вадим.

– Мне придется рассказать им, что это ты нашла труп Кирилла. И что ты, очень может быть, присвоила потерянную вещь себе, – произнес Вадим.

– Так… – произнесла Инна после продолжительной паузы. – И кому это им, а? Как-то раньше ты упоминал, что у этой ценной вещи имеется один хозяин. А теперь он у тебя вдруг размножился и превратился из «него» уже в «они».

– Хозяин у вещи один, а людей, которые на этого хозяина работают, много, – хмуро ответил Вадим.

– И что ты хочешь сказать – что все эти люди во главе с их хозяином сочтут, что их вещь присвоила я?

– Достаточно будет и того, если у них просто зародится такое подозрение, – еще более хмуро произнес Вадим.

– А с чего бы это им заподозрить меня в краже их драгоценной вещи? – спросила Инна.

– А с того, что если они возьмутся за меня всерьез, то я проговорюсь. Скажу, что это ты нашла труп Кирилла. И что, возможно, их вещь находится у тебя.

– Очень красиво, ничего не скажешь! – возмутилась Инна. – Ты хоть понимаешь, что задумал подлость?

– А что делать? – в отчаянии простонал Вадим. – Если я не найду эту вещь, они меня убьют.

Некоторое время Инна переваривала полученную информацию о ситуации, в которую попала. И с каждой минутой ситуация ей не нравилась все больше и больше.

– Ты уверен, что те люди действительно способны тебя убить? – наконец спросила у Вадима Инна.

– Убить? – переспросил Вадим. – Не беспокойся, еще как способны. Поэтому я тебе и говорю, что у нас с тобой есть один-единственный выход выйти живыми из этой передряги.

– Да? – заинтересовалась Инна. – И какой же?

– Мы с тобой должны найти убийцу Кирилла, – как ни в чем не бывало ответил Вадим. – Причем найти его нужно раньше ментов. Плохо, если та вещь, которая была у Кирилла, попадет в руки милиции.

– Значит, ты думаешь, что та драгоценная вещь, потерю которой ты переживаешь больше, чем смерть своего старого друга, находится у убийцы Кирилла?

– Во всяком случае, это наиболее вероятно, – сказал Вадим. – Кирилл вез эту вещь в город, но до города сам не доехал и вещь не довез. Вместо этого он лежит на берегу залива, а его рюкзака, в который он и спрятал посылку, рядом с ним не обнаружилось.

– А ты хорошо смотрел? – спросила Инна.

– Не беспокойся, – грустно кивнул Вадим. – И я, и менты осмотрели. Даже следа от рюкзака не обнаружилось.

– А ты сказал ментам, что у Кирилла с собой была ценная вещь, которая пропала? – спросила у Вадима Инна.

– Ты что, с ума сошла?! – возмутился Вадим. – С какой стати я стану им об этом говорить? Это дело только мое и хозяина той вещи. И Кирилла.

– И еще мое, как я теперь понимаю, – заметила Инна.

– И твое тоже, – покладисто согласился Вадим. – Раз уж тебе не повезло и ты обнаружила тело Кирилла.

– Да уж, не повезло так не повезло, – загрустила Инна. – Но в связи с этим я бы хотела все-таки знать, что это за вещь такая, из-за которой я могу лишиться жизни.

И она выжидательно посмотрела на Вадима.

– Этого я сказать тебе не могу, – не выдержав ее взгляда, смущенно ответил Вадим. – Пойми, это не моя тайна. И я не могу ее тебе рассказать.

– Интересное дело! – возмутилась Инна. – Меня в любой момент могут схватить, пытать и даже убить какие-то люди, требуя, чтобы я вернула им их вещь, а я даже не буду знать, что это за вещь такая. Да за что я страдаю хоть?

– Ну не могу я тебе этого сказать! – в отчаянии воскликнул Вадим. – Пойми, если ты будешь знать, что это за вещь, то волей-неволей можешь как-то дать об этом понять тем людям, если дело дойдет до того, что они на тебя выйдут. И тогда… тогда тебе во сто крат трудней будет доказать, что ты эту вещь не только не трогала, но и даже в глаза не видела.

– Но я ее в самом деле не видела, – простонала Инна. – Сколько раз тебе говорить. Я не воровка. И я в жизни не брала чужих вещей. Ты мне веришь?

– Дело не в том, верю ли тебе я, – ответил Вадим. – Важно, чтобы в это поверили те люди. А если они поймут, что ты знаешь, что это была за вещь, то могут сильно начать подозревать, что ты эту вещь видела, она тебе понравилась и ты ее присвоила. А им мозги паришь, что в глаза ее не видела.

– Ладно, – вздохнула Инна. – Что за вещь, ты мне сказать не хочешь. Но дорогая она?

– Очень, – кивнул Вадим. – Я же тебе уже сказал, что вещь эта бесценная. Но если тебя интересует ее денежный эквивалент, то я могу сказать, что лично знаю человека, который готов выложить за обладание этой вещью сто тысяч.

– Сто тысяч! – презрительно фыркнула Инна. – Да я в месяц иногда больше трачу!

– Ты не поняла, – снова вздохнул Вадим. – Не сто тысяч рублей, а сто тысяч долларов или даже евро.

Услышав сумму, Инна, которая от возбуждения продолжала жевать торт, поперхнулась крошкой и долго не могла откашляться. Когда наконец проклятая крошка отправилась куда следует и Инна обрела способность внятно изъясняться, она вытаращилась на Вадима.

– И ты отдал такую дорогую вещь своему другу? И отправил его в город одного и без охраны? Ты что, совсем дурак?

– Но я же не знал, что за Кириллом следят, – произнес Вадим. – О том, что вещь находится у меня, знал лишь я, хозяин вещи и, может быть, кто-то из его ближайшего окружения. Даже сам Кирилл точно не знал, что именно находится в коробочке.

– Ах, вот как! – воскликнула Инна. – В деле появляется коробочка. Уже интересно. Значит, эта драгоценная вещь не очень большого размера, раз поместилась в коробочку. Так?

– Инна, не провоцируй меня на откровения! – расстроился Вадим. – Я не могу тебе ничего сказать. Но пойми, погиб мой друг. И я хочу найти его убийцу, вернуть хозяину его вещь и остаться в живых.

– И ты хочешь, чтобы я тебе в этом помогла? – спросила Инна. – Но каким образом, если ты мне ничего не рассказываешь об обстоятельствах этого дела? Да что там, ты даже мне, что украли-то, не говоришь! Как я в таком случае могу тебе помочь? И чем?

– Есть у меня кое-какие подозрения на одного человека, – пробормотал Вадим.

– Отлично, у тебя есть подозрения, а я даже не знаю, что украли, – стояла на своем Инна.

– Про то, что было в коробочке, я тебе сказать не могу, – повторил Вадим. – Но все остальное расскажу.

– Да? – задумалась Инна. – Раз уж я, похоже, влипла в эту историю, то интересно будет послушать, что у тебя там за подозрения. Говори!

– В общем, так, – начал рассказывать Вадим. – Среди окружения Хозяина есть один человек, который появился у него недавно. В остальных людях Хозяина я уверен. Они служат у него не первый десяток лет и преданы ему до фанатизма. А вот этот парень появился совсем недавно.

– Расскажи поподробней, – попросила Инна. – Что за парень? Почему ты его подозреваешь?

И Вадим начала рассказывать. Как быстро поняла Инна, рассказчик из него был аховый. Должно быть, сказывалось волнение. Вадим без конца путался, перескакивал с одного на другое, мешал события и времена, но кое-что из его рассказа Инне все-таки удалось почерпнуть. В частности, она узнала, что того парня, которого Вадим подозревал в причастности к смерти Кирилла и краже драгоценной вещи, звали Артуром. Он был сыном Хозяина, но рожденным не в законном браке, а от женщины, которая так и не стала женой Хозяина.

– И до недавнего времени про Артура никто слыхом не слыхивал, – рассказывал Вадим. – А тут вдруг однажды я захожу к Хозяину в офис, в его личный кабинет, а у него там сидит какой-то молокосос и вовсю роется в бумагах Хозяина. Я, конечно, опешил, помчался искать Хозяина. Но он меня успокоил, дескать, это сынок его милый нашелся.

– Да? – удивилась Инна. – А чего это спустя столько лет твой Хозяин вдруг вспомнил о своем внебрачном сыне и приблизил его к себе? С чего это такая горячая любовь?

– Любовь или не любовь, а Хозяин уже не молод. А других наследников у него нет. От законных жен у Хозяина только дочки.

– И много?

– Пять штук, – ответил Вадим. – Или больше, не знаю.

– Ну и чем они в наследницы не годятся, хотела бы я знать? – спросила Инна. – Чем девочка хуже мальчика? У нее что, голова только для красоты приделана?

– Видела бы ты этих девиц! – воскликнул Вадим. – Во-первых, только старшей Кло под тридцатник, и она более или менее уже серьезный человек. А остальным дочкам Хозяина еще и двадцати не исполнилось. И у них в голове, конечно, не бизнес, а сплошные развлечения и танцульки. Младшей вообще еще шести лет не исполнилось.

– Так, – сказала Инна. – И что? А сколько лет Артуру?

– Ему двадцать два, – ответил Вадим.

– И что? Хозяин вот так взял и приблизил к себе своего сына, которого не видел больше двадцати лет?

– Видел или не видел, я не знаю, – сказал Вадим. – А деньги на воспитание сына посылал регулярно. В порядочности в отношении своих близких Хозяину отказать нельзя.

– И как восприняла остальная семья Хозяина появление в их рядах Артура? – спросила Инна.

На какое-то время Вадим задумался.

– Если честно, – наконец сказал он, – то против Артура была лишь нынешняя жена Хозяина – Сара и старшая дочь Хозяина – Кло.

– Кло? – переспросила Инна.

– Ну да, – нетерпеливо кивнул Вадим. – Сокращенное от Клотильды. Мамочка Кло додумалась так назвать дочурку. Хозяин тогда еще надеялся завести себе наследника мужского пола, поэтому насчет имени дочери особенно не спорил. Так девочка и выросла Клотильдой и потихоньку превратилась в Кло.

– Ладно, – сказала Инна. – В конце концов не в имени дело. Лучше скажи – а почему Сара и эта Кло возненавидели Артура? Из-за денег?

– Ну ясное дело, – кивнул Вадим. – Сара моложе Хозяина почти на сорок лет. И замуж вышла не за него, а за его деньги. Это у нее на лице написано и очевидно всякому, но только не Хозяину. Он-то лично уверен, что восемнадцатилетняя Сара взяла и потеряла голову, поглядев разок на его морщины и седину.

– Бывает, – согласилась Инна. – И что дальше?

– Дальше Сара родила Хозяину дочку Аньку – настоящего дьяволенка. И Хозяин окончательно потерял голову от своей молодой жены. Последние годы в доме главной любимицей Хозяина была Сара и ее дочка. А теперь появился Артур и начал теснить Сару с ее позиций.

– В самом деле? – усомнилась Инна. – В народе говорят, что ночную кукушку не перекукуешь. То есть что жена в постели мужу напоет, то он и сделает.

– Не знаю, что там в народе говорят, – покачал головой Вадим, – но только после появления в доме Артура Сара потихоньку начала отходить на задний план.

– А давно Артур появился в семье Хозяина? – спросила Инна.

– Уже почти полгода, – сказал Вадим.

– А почему старшая дочь Хозяина восприняла в штыки появление брата? – спросила Инна.

– Потому что до появления в семье Артура она считалась главной наследницей бизнеса Хозяина, – сказал Вадим. – Кло занималась делами вместе с отцом с тех пор, как закончила колледж. И закончила она, между прочим, тот колледж, который выбрал ей он. Сама Кло хотела пойти в театральный институт. И лишь после жуткого скандала с отцом, когда он пригрозил, что лишит ее наследства и выгонит из дома, она согласилась подчиниться воле отца. Но мне кажется, что до сих пор она не простила ему того, что он разбил ее мечту. И, конечно, она вправе считать, что раз отец не дал ей пойти по тому пути, который она сама для себя хотела избрать, то он перед ней в долгу. Кло много лет и тяжело трудилась в фирме своего отца. Даже тот факт, что она до сих пор не замужем, говорит о многом. Так вот, представь себе, ты много лет трудишься не покладая рук, надеясь, что вкалываешь на саму себя, для своего будущего процветания, а тут вдруг появляется какой-то мальчишка, и все рушится.

– А что, Хозяин пообещал отдать Артуру свой бизнес?

– Вот именно! – воскликнул Вадим. – И Кло оставалась за бортом.

– Очень странно, – заметила Инна. – Ты же говорил, что Хозяин справедлив со своими близкими.

– Справедлив, – кивнул Вадим. – Я от своих слов и не отказываюсь. Но Хозяин считает и всегда считал, что во главе фирмы должен стоять мужчина. Вот он и позвал Артура, намереваясь сделать из него со временем своего преемника.

– И что Кло? – поинтересовалась Инна.

– А что она может? О своем решении Хозяин ей ничего не сказал. Но и дураку ясно, что все идет к тому, чтобы со временем во главе фирмы встал Артур.

– Ловко, – пробормотала Инна. – И как этому парню удалось всего за полгода так потеснить с их позиций жену Хозяина и его старшую дочь?

– Сам не пойму, – ответил Вадим.

– Ну ладно, – вздохнула Инна. – А почему ты подозреваешь, что именно Артур причастен к убийству Кирилла и краже драгоценной вещи?

– Потому что он слышал наш разговор с Хозяином, – сказал Вадим. – Когда Хозяин передавал мне эту вещь, Артур был в соседней комнате. И мог все слышать. Я даже больше чем уверен, что он все слышал.

– И ты думаешь, что Артур мог польститься на какие-то сто тысяч и рискнуть потерять расположение своего отца? – спросила Инна. – Расположение и будущие блага?

– Думаю, что мог, – кивнул Вадим. – Не знаю, прав я или нет, но других подозреваемых у меня все равно нет.

Инна тяжело вздохнула. У нее лично был на примете еще один подозреваемый. Но ей почему-то очень не хотелось говорить о нем Вадиму.

– И что мы будем делать дальше? – спросила она вместо того, чтобы рассказать Вадиму о подслушанном ею вчера вечером на автостоянке разговоре Рокера с Димитрием.

– У меня есть план, – сказал Вадим.

– В самом деле? – спросила Инна. – Что же, план – это уже хорошо. И в чем заключается твой план?

– Видишь ли, Артур еще молод и очень падок до женского пола, – сказал Вадим. – Поэтому если ему попадется какая-нибудь зрелая, умная, красивая и сексуально раскрепощенная женщина, то он обязательно обратит на нее внимание. А обратив внимание, может и влюбиться.

Некоторое время Инна переваривала это сообщение, пытаясь сообразить, в чем же тут заключается план Вадима. И постепенно до нее стало кое-что доходить.

– И такая женщина уже есть у тебя на примете? – спросила она у Вадима.

– Есть, – кивнул тот. – Эта женщина – ты.

– Почему-то я так и подумала, – пожала плечами Инна. – Но ты ошибаешься насчет моей сексуальной раскрепощенности. Даже ради спасения своей жизни я не стану залезать в постель к какому-то мерзкому мальчишке.

– Тебе это и не понадобится! – с горячностью воскликнул Вадим. – Тебе нужно всего лишь, чтобы этот мальчишка в тебя влюбился. Хотя бы на несколько дней. А с твоим обаянием, красотой и умом сделать это проще простого.

– Откуда ты знаешь? – рассердилась Инна. – И вообще, что ты понимаешь в науке обольщения? Ты даже не представляешь, сколько сил иногда уходит на то, чтобы заставить какого-нибудь упертого типа понять, что он в тебя без памяти влюблен. А время! Я уж не говорю о времени. Сколько у меня времени? День, два?

– Максимум два дня, – кивнул Вадим. – Потом Хозяин потребует у меня отчета о своей вещи.

– Вот видишь, два дня на то, чтобы влюбить в себя без памяти Артура, который должен почувствовать во мне родственную душу и довериться мне настолько, чтобы разболтать о том, как он ограбил собственного папашку, убил человека и куда спрятал похищенное. Это что, по-твоему, реальные сроки?

– Но ничего другого я придумать не могу, – развел руками Вадим.

Некоторое время Инна молчала. Если честно, то и она сама тоже ничего другого придумать не могла.

– И как я, по-твоему, проберусь к этому Артуру? – спросила наконец Инна.

– Это другой разговор! – страшно обрадовался Вадим. – Пробраться к Артуру проще простого. Можно подойти к нему на улице. Можно прийти в офис Хозяина. Можно столкнуться с Артуром на парковке или в спортивном зале. Он туда ходит три раза в неделю. И сегодня как раз должен быть там. Думаю, что спортивный зал подойдет идеально. Артур не сможет не обратить на тебя внимания, когда на тебе будет открытый спортивный костюм из какого-нибудь эластичного материала.

– У меня нет спортивного костюма, – с легким оттенком гордости заявила Инна. – Никакого. И никогда не было. Я вообще, если хочешь знать, в жизни своей спортом не занималась. Даже в школе у меня было освобождение от физкультуры.

– И у тебя нет спортивного костюма? – очень удивился Вадим.

– Нет, потому что спортом я не занималась. Так что спортивный костюм мне без надобности, – повторила Инна.

– Но в нем же так удобно, – сказал Вадим. – В нем можно гулять с собакой или ходить в магазин. Или просто ходить по дому.

– Боюсь, у нас с тобой разные понятия о жизни, – высокомерно ответила Вадиму Инна. – А собаки у меня нет. В те магазины, куда я обычно хожу, в спортивных костюмах могут и не пустить. А по дому я хожу в шелковом пеньюаре, а вовсе не в кроссовках от «Адидас».

– Неважно, – махнул рукой Вадим. – Купить спортивный костюм – дело пяти минут. Заедем в первый спортивный магазин и все купим.

– Хорошо, костюм мы купим, – сказала Инна. – А как быть с моей спортивной подготовкой? Не лучше ли для первого контакта с Артуром выбрать что-нибудь более романтичное? Ресторан, например. Или парк. Или… Или можно подстроить несчастный случай. Пусть он меня спасет и потом чувствует себя героем. Обычно люди нежно холят и лелеют тех, кого они однажды спасли от опасности.

На взгляд Инны, все ее предложения были куда лучше какого-то спортивного зала. Но Вадим уперся, что первый контакт Инны с Артуром должен состояться только в спортивном зале.

– После спортзала он может оказаться в компании друзей, – твердил Вадим. – И тебе не удастся подобраться к Артуру так близко, как в спортивном зале. И потом, в спортивном зале царит особая обстановка. По опыту скажу, там очень удобно знакомиться и кадрить себе подружек.

У Инны подобного опыта из-за ее неспортивного прошлого не было. И сейчас она об этом даже пожалела. Вадим с таким жаром расписывал преимущества спортивного зала перед всеми другими подходящими для завязывания знакомств местами, что оставалось только удивляться, как это еще до сих пор существуют брачные конторы и встречи для тех, кому за тридцать.

– Представь, – говорил Инне Вадим, – ты подойдешь к нему вся такая красивая, возбужденная, неровно дышащая и покрытая капельками пота. Он сразу поймет, что ты хочешь его до безумия. И пойдет за тобой хоть на край света.

– Ладно, пусть будет спортивный зал, – сдалась Инна. – В конце концов это твой план. А мне, честно говоря, как профессионалу все равно, где цеплять рыбку на крючок.

– Вот и отлично! – обрадовался Вадим. – Тогда собирайся, и встречаемся внизу в холле через пятнадцать минут. Надеюсь, тебе этого времени хватит, чтобы привести себя в порядок и собраться?

Вообще-то для того, чтобы привести себя в порядок, Инне обычно требовалось часа полтора как минимум. Но тут обстоятельства вынуждали ее поторопиться. Потому что Артур должен был явиться в спортивный зал к пяти часам вечера. А до пяти оставались какие-то жалкие час и пятьдесят минут.

Закрыв за Вадимом дверь, Инна принялась лихорадочно соображать, что ей лучше взять с собой. Потому что Инна ничуть не сомневалась, что ей удастся привлечь к себе внимание Артура, заинтересовать его, и остаток вечера они должны будут провести в обществе друг друга, влюбляясь с каждой минутой все сильней. Во всяком случае, Артур, по мысли Инны, точно должен был бы в нее влюбиться. А для этого романтического вечера следовало выбрать соответствующий туалет.

– Нужно надеть что-то такое, что бы заставило его увидеть во мне соблазнительную женщину, но в то же время не позволяло бы ему распускать руки, – бормотала Инна самой себе указания. – Думай, девочка.

Инна остановилась перед шкафом, в котором висели ее наряды, и в задумчивости оглядела его недра. Тут было целых три платья, два летних брючных костюма и куча сарафанов, топиков, юбочек и блузок. Но все они никак не подходили для той роли, которую выбрала себе Инна. Тут определенно требовалось платье. И Инна вернулась взглядом к трем своим платьям.

Первое было сливочно-белого цвета из тяжелого шелка и прошито золотыми нитями. Но оно подходило скорее для званого вечера. Инна его и купила для раута в гостях у турецкого посла, куда таскал ее Бритый. Там платье вместе со шлейфом, который к нему прилагался, идеально вписалось в интерьер дворца, где проходил прием. Но на улице оно, да еще вместе со шлейфом, смотрелось бы странно. Второе платье было стального цвета и облегало фигуру Инны плотно, словно перчатка. Оно было по-своему изысканно, но настолько откровенно, что Инна решалась его надевать, только выбираясь в люди в обществе своего мужа.

– Выходит, остается красное, – пробормотала Инна.

Красное было замечательным платьем. Когда Инна его надевала, кожа у нее приобретала изумительный цвет розового перламутра. Платье было отделано шелковой вышивкой в виде птиц и при ходьбе переливалось и время от времени приоткрывало то один, то другой волшебно соблазнительный кусочек обнаженного тела.

Это платье Инна надевала вечером в ресторан. Но под это платье требовалось соответствующее белье. И на поиски его у Инны ушло без малого минут десять. Еще десять минут ушло на то, чтобы привести свою прическу в относительный порядок. И еще десять на то, чтобы нанести легкий макияж, который, по мнению Инны, идеально подходил для спортивного зала.

После этого Инна огляделась по сторонам, чтобы проверить, не забыла ли она чего-нибудь. Убедившись, что все в порядке, девушка легким шагом направилась к двери. И как только она взялась за ручку двери, как в дверь раздался стук. Вздрогнув от неожиданности, Инна открыла дверь и увидела перед собой на пороге Димитрия.

– Извини, Дима, я очень тороплюсь, – помня о дожидающемся ее внизу в холле Вадиме, сказала Инна.

– Куда это ты собралась? – с интересом спросил у нее Димитрий. – А я хотел пригласить тебя проехаться со мной в город.

– Хм… – задумалась Инна. – А как же твоя Маша? Ты ее ждать не будешь?

– Маша? – казалось, удивился Димитрий. – Ах, Маша! Никуда она не денется. Приедет когда-нибудь. Так ты едешь со мной?

– Слушай, Димитрий, спасибо тебе, но я уже договорилась с другим человеком. И с ним еду в город, – сказала Инна. – У нас там дела.

– Дела? – переспросил Димитрий. – И что это за человек? Твой муж?

– Боже сохрани! – воскликнула Инна. – Просто сосед.

– Просто сосед, – странным голосом произнес Димитрий. – Не тот ли, который заходил к тебе сегодня утром?

– Да, а что? – спросила Инна.

– Просто сосед, – повторил Димитрий. – И ты едешь с ним в город. Что же, счастливого пути тебе, Инна. Только хочу тебя предостеречь, не стоит доверять первому попавшемуся человеку только потому, что он показался тебе привлекательным.

– Почему ты мне это говоришь? – слегка опешила Инна.

– Потому что ты мне не безразлична, – ответил Димитрий, после чего повернулся и быстро зашагал прочь.

В другое время Инна бы, разумеется, догнала его. И потребовала бы объяснить, что он имел в виду. В другое, но не сейчас. Сейчас она торопилась вниз, где ждал ее изнывающий от нетерпения Вадим. Поэтому Инна схватила пакет со своим платьем, в котором намеревалась сразить Артура наповал, и помчалась вниз. К ее удивлению, Вадима там не было.

Оглавление

Из серии: Сыщицы-любительницы Мариша и Инна

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Дуля с маком (Д. А. Калинина) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я