Одиночка. Охотник за головами (К. Г. Калбазов, 2015)

Оказаться в фантастическом мире межзвездных империй, путешествовать по безграничным просторам галактики, пользоваться достижениями внеземной цивилизации. Что еще нужно человеку для полного счастья? Самая малость: возможность обнять близких людей. И Сергей Пошнагов, прошедший опасные глубины Океании, готов на многое, чтобы иметь подобную возможность. Даже если для этого нужно стать охотником за головами на еще одной далекой планете.

Оглавление

Из серии: Одиночка

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Одиночка. Охотник за головами (К. Г. Калбазов, 2015) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 3

Дела заокеанские

Утро добрым не бывает. Угу. Тот, кто первым это сказал, явно знал, о чем говорил. В России обычно такой характеристики удостаиваются два типа утренних часов. Первый означает начало рабочего дня. Второй – пробуждение с чувством глубокого похмелья. Вообще-то Сергей не одобрял и не поддерживал ни бездельников, шарахающихся от любой работы, как от проказы, ни любителей горячительного. Впрочем, вторых также никак нельзя отнести к трудоголикам.

Однако сегодняшнее утро он и впрямь не мог назвать добрым. Едва он открыл глаза, как голову тут же заполнили тревожные мысли. Причем они настолько быстро пришли на смену весьма красочному сну, что он поначалу даже забыл, что ему, собственно, снилось. Ах да. Он видел Землю, живописную поляну на берегу горной речки и пикник, устроенный им в кругу семьи.

Н-да-а-а. Далековато нынче Земля. Да и повода расслабляться пока нет. Вчера, вскоре после происшествия в глухом заводском квартале, появился Бинг. Причем прибыл он не один, а в сопровождении десятка своих головорезов. Вообще-то многовато по местным меркам, и не только по местным. Но авторитет, как видно, чего-то или кого-то опасался. Причем, судя по до зубов вооруженным парням, серьезно так опасался, без дураков.

А вот удовлетворить свое любопытство Сергею не удалось. Бинг заявил, что беседовать будет с ними отдельно и без посторонних ушей. Пошнагову же сообщит о результатах в части, касающейся его. Для возражений у Сергея недоставало оснований. Не говорить же Бингу, что авторитет и сам в числе подозреваемых в злом умысле против Пошнагова.

Идиот. Ну вот что ему мешало, пока ожидал прибытия Бинга, поспрашивать пленных о том, кто они такие есть. Хм. Вообще-то не такой уж и идиот. Добром говорить они явно отказались бы, а пытать… Сергей не торопился пополнять ряды преступного мира. Ему вполне комфортно и в купеческой среде. А переступи он эту грань…

Ну, может, и не прописался бы среди преступников, но если об этом станет известно СБ, то ему могут и закрыть доступ на Алаянку. Это вам не вывоз незаконных мигрантов, который империя, по сути, не запрещала, а просто сдерживала. Прямое нарушение законодательства аборигенов категорически не одобрялось.

А тут еще и проблема с грузом. Сергей при повторной встрече с Бингом даже закинул было ему удочку, вдруг сможет помочь. Хотя, если признаться, эта идея ему откровенно не нравилась. Ну не по душе ему вся эта воровская романтика. Да и нет ее там. Бандиты – они во все времена и на всех планетах бандиты.

Как выяснилось, надежда оказалась напрасной. Авторитет заявил, что будь у него нужный товар, он бы сразу сбыл его Сергею, лишь бы тот побыстрее убрался восвояси вместе с девушкой. Что же, вполне логично.

Нет, что-то там у него конечно же имелось, его крысы где только не пробавляются. Но только с нужным количеством и ассортиментом дела обстояли куда как неудовлетворительно. Разумеется, при наличии времени он смог бы кое-как решить эту проблему. Но вот времени-то как раз и не было.

Ну и ладно. Признаться, Сергей даже испытал облегчение, когда получил отрицательный ответ. Ну не привык он наживаться на горе других. Нет, если там кого-то, уподобившегося волку, то тут он без колебаний и угрызений совести. Вот только преступники себе подобных лишают имущества крайне редко. Все больше – честных или хотя бы относительно честных граждан.

Поднявшись с койки, Сергей направился в ванную умываться. Ему все же повезло, и свободный номер в гостинице нашелся. Правда, сразу после заселения пришлось отбояриваться от навязчивого интимного сервиса.

Дело в том, что весь персонал консульства набирался из местных. Ну кто из ирианцев захочет ехать на край вселенной, чтобы получить низкооплачиваемую работу? Такого добра с лихвой хватает и в империи. А вот для аборигенов подобная работа – просто находка. Один такой работник в буквальном смысле содержит большую семью.

А еще это возможность дать образование своим детям и самому выучиться. Получать образование в представительствах могли себе позволить только аристократы, да и то далеко не каждый. Все же удовольствие из дорогих. Разумеется, имелись и бесплатные квоты. Но чтобы получить бесплатное место, нужно было сдать экзамены и выдержать жесткий отбор.

Служащие представительств имели весьма серьезные льготы и могли либо выучиться сами, не желая мириться со своим общественным положением, либо определить на учебу одного из своих ближайших родственников. В основном это конечно же были их дети. Обучение не бесплатное, но с существенной скидкой.

Словом, деньги ни в коем случае не будут лишними. Вот и искали служащие самые разные способы приработка, которые бы не вступали в противоречие с их основной работой. Например, те же горничные пробавлялись продажной любовью.

Именно такая жрица любви и заглянула к Сергею на огонек, стараясь предстать перед ним в самом соблазнительном виде. Пилоты считались самым предпочтительным вариантом. Они слишком много времени проводят в космосе в полном одиночестве, а потому не очень-то долго раздумывают над тем, стоит ли согрешить. И Сергей вовсе не был исключением, потому как крутить романы ему некогда, а хранить верность некому. Но в этот раз ему было не до утех, голова была забита совершенно другим.

Душ помог взбодриться. Побрившись, Пошнагов стал выглядеть более бодрым и уверенным в себе. Уже немало. Хотя ни этой самой бодрости, ни уверенности он не испытывал. Устроился на кровати, вооружился искином, вошел в Сеть… Угу. Никаких предпосылок, что хоть что-то изменится к лучшему. Даже тот лот на небольшое количество специй уже исчез.

Взглянул на таймер. Не так уж и рано. Набрал Пакрута. Тот уже давно должен быть на рабочем месте. Это Сергей валяется в койке, отходя от вчерашних треволнений и жалея себя любимого. А остальные в это время работают, между прочим.

– Здравствуйте. Чем могу быть полезен?

Сергей в недоумении посмотрел на ссылку вызова. Все верно, офис «Заза», консульство Ирианской империи в Раппеле. А что это за незнакомый молодой человек? Да и интерьерчик за его спиной совершенно не современный, в смысле, не инопланетный, а очень даже местный, где-то вычурный, но явно дорогой.

– Кхм. Извините, я, кажется, ошибся. Хотя не представляю, как такое возможно, – растерянно ответил Сергей.

– Вам, вероятно, нужен был наш офис в консульстве, – нашелся молодой, лет двадцати пяти, человек весьма представительного вида.

– Верно, – согласился Сергей, уже начиная понимать происходящее.

– Дело в том, что господин Пакрут попросил пару дней выходных. У него возникли трудности личного характера. Поэтому я его подменяю. Просто я еще не добрался до офиса, вынужден был задержаться. Итак, чем могу быть полезен?

Интересно девки пляшут, по четыре штуки в ряд. Это еще что за перец? Персональный искин на Алаянке – дело редкое и дорогое, настолько, что далеко не каждый дворянин или купец может себе его позволить. Пакрут, к примеру, пользовался стационарным, установленным в офисе. А ведь этот мужик был на хорошем счету у хозяина и вообще всячески им ценился.

Так кто же подменяет приказчика, пока тот решает свои проблемы? Да какая, собственно говоря, разница? Выяснение этого не может повлиять на решение вопроса, интересующего Сергея. Или может?

– Извините, господин Пакрут обещал постараться решить мою проблему. Дело в том, что я являюсь постоянным клиентом торгового дома «Заза» и всегда приобретал груз пряностей и специй.

– Да, да, да. Господин Сергей, если не ошибаюсь, – тут же о чем-то вспомнив, произнес молодой человек.

– Да. Это я. Так вот, господин Пакрут обещал постараться решить этот вопрос. Быть может, вы в курсе?

– Я в курсе, что в настоящий момент наш торговый дом не может вам помочь. Поверьте, мы глубоко ценим то, что вы являетесь нашим неизменным клиентом на протяжении последнего полугодия. Мало того, мы крайне заинтересованы в том, чтобы вы оставались нашим клиентом и далее…

– Но в настоящий момент ничем мне помочь не можете, – прерывая словесный поток, произнес Сергей.

– Мне очень жаль.

Н-да, весело. Похоже, ему крупно не повезло. Любой торговый дом заинтересован в таких покупателях, как Сергей. Поэтому, чтобы не терять постоянного клиента, они обязательно нашли бы нужный ему товар. Даже если бы сами на этом не заработали ни единого кредита.

Но не может же быть такого, чтобы не нашлось выхода из этой ситуации? Хотя специи и пряности – товар особый, слишком большими партиями не реализовывается. А потому и найти большую партию весьма трудно. Попробуйте представить себе хотя бы куб молотого черного перца. Вот то-то и оно.

Л-ладно. Здесь он пока ничего поделать не может. Но не терять же теперь еще и неожиданную компенсацию. А раз так, то стоит выяснить, как обстоят дела у Бинга. Правда, есть одно существенное «но». Придется поверить на слово авторитету. Но, с другой стороны, Сергей всегда может подстраховаться. Например, не покидать пределы консульства и космопорта.

– Привет, Бинг.

– Здравствуй, Сергей. – Судя по тому, что видел на экране Сергей, авторитет находился в каком-то то ли подвале, то ли просто темном каменном помещении.

– Что можешь рассказать о вчерашнем?

Вообще-то вот такая болтовня – идея не из лучших. Дело в том, что на Алаянке не такая уж разветвленная Сеть и пользователей – раз-два и обчелся. Относительно освоенного пространства, разумеется. Поэтому и СБ куда как проще отслеживать переговоры пользователей.

Ну прямо как на Океании. Но если там палки в колеса вставляла корпорация (как полагал Сергей, в своих же интересах), то здесь подобными условностями никто себя не обременял. Конечно, это не афишировалось. Но Сергей был просто уверен в том, что СБ отслеживает Сеть, выставив сторожки на определенные фразы или слова.

– Тебе нужны подробности? – вскинул бровь Бинг.

– А как ты думаешь, мне нужны подробности?

– Ладно. Тогда через полчаса встретимся в главном вестибюле консульства, – прекрасно отдавая себе отчет, что они могут оказаться на крючке у безопасников, предложил Бинг.

– Принял.

Это где-то даже смешно. Прямо шпионские страсти. Впрочем, Сергей лучше лишний раз будет выглядеть смешным, чем станет понапрасну рисковать. Ему не хотелось ни терять столь щедрый заработок, ни подвести девушку, что для нее означало смерть.

Поэтому насколько бы ни была маловероятна возможность того, что на него выйдет СБ, он предпочел бы не рисковать. Судя по всему, Бинг был такого же мнения. Впрочем, в его случае цена немного иная. То, чего не купишь ни за какие деньги, и то, что порой стоит дороже жизни. Репутация.

Сергей вышел из номера и направился в ближайший бар, где можно было не только выпить, но и неспешно позавтракать. Время вполне позволяло, а потому голодать не было никакой необходимости. Тем более после питания корабельными пайками в течение продолжительного времени особенно остро начинаешь ценить даже самую обычную кухню.

На выходе его остановила администратор. Оказывается, господин Пакрут вовсе не забыл о Сергее и, какие бы там ни были у него проблемы, сообщал, что готов встретиться с ним в полдень. А вот эта новость вселила в Пошнагова надежду. Признаться, он уже был готов заполнить грузовой отсек любым хламом, схватить в охапку девушку и покинуть Алаянку. Просто все говорило о том, что, погнавшись за двумя зайцами, он рискует не поймать ни одного.

Но похоже, что вместе с неприятностями и треволнениями к нему вернулась и его прежняя удачливость. Хотя… Грех жаловаться. Капризная девица все это время и не думала его оставлять. Просто последние полгода обходилась без экстремальной составляющей. И кстати, Сергею это нравилось куда как больше, чем события последних суток.

Бинг прибыл вовремя, хоть часы сверяй. Это у него уже вошло в привычку. Появиться на встрече минутой раньше – проявить нетерпение, а значит, с нервами непорядок. Минутой позже – дать слабину и показать свою нерешительность. Все это отнюдь не приветствуется в его среде, вот и приходится быть точным. Конечно, Сергей к преступному миру не имеет никакого отношения, но кто сказал, что это повод для того, чтобы расслабиться.

– Ну здравствуй еще раз, – усаживаясь в широкое кожаное кресло, устало произнес Бинг.

– Привет. Что-то выглядишь не очень.

– Угу. Всю ночь работал.

– Парни оказались настолько крепкими?

– Ты о своих «крестничках»? Неужели ты думаешь, что нет других вопросов, требующих моего внимания? А что касается этих, то тут вообще никаких трудностей. Они раскололись еще до того, как мы добрались до места. Пришлось их отпустить, даже не тронув пальцем.

– Интересно девки пляшут, по четыре штуки в ряд.

– Бойцы клана Картрон. Надо заметить, у их главы мозги работают. Они сумели срисовать, как Хорх привел девицу в «Пьяного боцмана». Как именно – они не знают, что и неудивительно, они простые солдаты клана. Дальше установили, что в трактир пожаловал ты, сложили два и два и устроили на тебя засаду.

– Хотели убить?

– Именно что убить. А потом раструбить, будто ты погиб из-за того, что собирался вывезти с планеты некую девицу. Это должно было отбить охоту у других иметь со мной дело. Но, я вижу, ты не удивлен?

– Это была одна из версий, пришедших мне в голову. Но откуда обо всех этих тонкостях могли знать простые солдаты?

– А они и не знали. Это я уже сам додумал, что в общем-то и несложно.

– А почему отпустил их?

– Извини, но воевать с одним из могущественных кланов королевства в мои планы не входит. Им, как я вижу, также не хочется вступать в открытую борьбу со мной. Это просто невыгодно. Поэтому и решили подвести меня к той черте, когда я сам вышвырну девчонку на улицу.

– Ясно.

А чего, собственно говоря, Сергей ожидал? Что авторитет бросится за него мстить? Глупость. К тому же она может обойтись очень дорого. Сейчас существует некое равновесие, и это означает, что клан Картрон считается с силой, которую собой представляет Бинг. Нет, дворяне не боятся авторитета, и им вполне по силам с ним разобраться, просто они не готовы платить слишком большую цену.

Это понимает не только Сергей, но и сам Бинг. А иначе отчего ему отпускать тех, кто мог разрушить его планы? Картроны и без того сейчас на взводе, гибель же их бойцов, пусть и не из благородного сословия, могла оказаться камешком, вызвавшим серьезный камнепад.

– В этом дельце появилась еще одна странность, – дернув себя за нос, продолжил Бинг.

– И какая именно?

– Клан пересмотрел свои условия. Теперь они хотят заполучить девчонку непременно живой. Хоть без рук и ног, но живой.

– И?

– Признаться, муженек сам нарвался на неприятности, совершив бесчестный поступок. Если с этим согласен даже я, то что говорить о благородных. Да, они бросили клич и затребовали ее голову, назначив крупную награду. Целых десять тысяч кредитов. Как понимаешь, это очень серьезные деньги для Алаянки. Но особой прыти клан не проявлял. Я даже полагаю, что они решили позволить ей покинуть планету и изначально следили за девицей, чтобы убедиться в том, что она отбыла с Алаянки.

– То есть серьезных намерений ее убивать ни у кого не было?

– Дворяне. – Бинг произнес это так, словно хотел сказать: мол, пояснения излишни. – Кроме этого, награда увеличилась до пятидесяти тысяч. Подозреваю, что красавица не просто сбежала, но еще и прихватила кое-какие денежки, которые клан хочет вернуть. Не надо так на меня смотреть. Потрошить девицу в мои планы не входит. И потом, я уверен, что денежек на планете уже нет. Или очень скоро не будет. Имперский банк – очень удобная штука. Я бы именно так и поступил.

– И тебя не соблазняет возможность снять с нее все эти денежки? – ухмыльнулся Сергей, не допускавший мысли о благородстве авторитета.

Ерунда это все, вот что. С самого детства он слышал рассказы о преступниках, овеянные романтическим ореолом. О благородстве воровских авторитетов, живущих по понятиям. Но кто они на деле? Воры, грабители, убийцы, вот кто. Изнасиловать женщину – это западло, за это на зоне опустят. А вот если ты эту самую женщину зарезал, чтобы снять с нее сережки, – это уже достойно уважения.

Так что и в благородство Бинга он не верил ни капли. Нет у него ничего подобного. Имеется только целесообразность и выгода. Эта девочка ему выгодна, потому как благодаря ей он сможет поднять свой авторитет. А вот добраться до ее денежек у него вряд ли получится. Она уже могла осуществить перевод, и теперь деньги дожидаются ее в любом уголке освоенного космоса. Каждый уходящий с планеты корабль уносит с собой сжатый пакет информации. И если она это сделала, то для Бинга денежки потеряны. Тут много тонкостей, и все они против авторитета. А вот клан вполне может вернуть эти средства.

Все это было аршинными буквами написано на лице Бинга, когда он взглянул на Сергея, вздернув для разнообразия левую бровь. Все верно. К чему задавать глупые вопросы, тем более если тебе известны ответы.

Итак, для Сергея пока ничего не изменилось. Разве только усилилось желание побыстрее разобраться с этой проблемой и вернуться к обычному ритму жизни, который его вполне устраивал. Вот только придется с этим повременить.

В отличие от авторитета Пакрут оказался не столь пунктуальным и явился в номер Сергея с опозданием на полчаса. Впрочем, причины тому были достаточно извиняющими, чтобы Пошнагов воспринял это нормально. А вот само предложение его серьезно обескуражило.

– Господин Пакрут, вы ничего не путаете? Я подданный Ирианской империи и, как вы верно заметили в прошлую нашу беседу, не имею права на осуществление торговых сделок вне ирианских представительств. Мы ведь об этом уже говорили вчера.

– И вы абсолютно правы. Вы не имеете права на торговые сделки вне представительств империи, а вот я имею.

– То есть?

– То есть я сегодня с утра озаботился тем, чтобы получить торговую лицензию с правом торговых операций за границей.

– Вы решили покинуть службу в торговом доме «Заза»?

– Нет. К этому я еще не готов. Но зато я готов немного заработать.

– Давайте так. Я не буду вам задавать глупых вопросов, а вы постараетесь мне все объяснить. А то, признаться, я никак не могу сообразить, что к чему.

– Хорошо, – устраиваясь поудобнее на стуле перед сидящим на кровати Сергеем, Пакрут начал объяснять суть предприятия: – Итак, все до гениальности просто. Ирианским торговцам запрещено осуществлять торговые операции вне представительств империи. Но нет никакого запрета на то, чтобы пилот мог заключить договор с местным предпринимателем относительно транспортировки товаров в пределах планеты. А что не запрещено…

– То разрешено, – закончил за приказчика Сергей. – Получается, вы как торговец нанимаете меня для того, чтобы я доставил товар из-за океана сюда, в Раппель. А уже здесь мы с вами заключим сделку о покупке, – говоря это, Сергей поспешил сделать запрос в Сеть, некоторое время изучал информацию и, наконец, буквально выдохнул. – Действительно, все до гениальности просто.

– Я когда-то начинал службу за океаном, и у меня там остался один партнер, плантатор. Он и сейчас занимается поставками торговому дому «Заза». Человек достаточно надежный и кое-чем обязан мне лично. До вечера времени более чем достаточно, и за это время мы успеем утрясти все необходимые формальность. Затем вылетаем в Балис, где будем как раз с рассветом. Загружаемся – и назад. Уже завтра к вечеру вы сможете покинуть планету.

– Погодите, вы говорите, он плантатор. Но ведь меня не устроит товар с плантации. Насколько мне известно, пряности и специи сначала проходят переработку. Мой партнер согласен фасовать готовую продукцию, но никак не заниматься переработкой.

– Не переживайте. Господин Лакранука сосредоточил в своих руках весь цикл. У него имеется даже пара судов. Правда, открывать торговые представительства здесь он не желает. Говорит, что всех денег не заработать, а вешать себе на шею предприятия, расположенные за океаном, он не хочет. Привык все контролировать.

– Ясно. Стоп. Но ведь у меня нет местной валюты, – растерянно произнес Сергей, но потом спохватился. – Ну конечно же. Вы сказали – вечер. Времени вполне достаточно, чтобы посетить банк и обменять кредиты на любую валюту. Какие деньги лучше будет взять?

– Никакие, – отрицательно покачав головой, произнес господин Пакрут.

– Не понял.

– А чего тут непонятного. Вы попали в затруднительную ситуацию. Я могу вам помочь. Суть сделки такова. Мы заключаем договор на перевозку, летим за товаром и возвращаемся. Здесь же вы покупаете у меня товар по местным расценкам.

– Ага. А вы потом возвращаете мне часть денег в уплату за перевозку. Что? Не так?

– Нет. Мы конечно же заключим договор о найме, и вы якобы получите от меня плату за транспортировку. Но на деле ничего подобного не будет. Это нужно только для отчетности.

– Нормально. То есть я привезу этот товар, причем бесплатно, а потом я же еще и куплю его у вас со всеми накрутками, включая транспортные расходы. Я ничего не перепутал, господин Пакрут?

– Нет, – совершенно спокойно произнес приказчик.

– Мне кажется или кто-то хочет меня нагреть? – окинув хмурым взглядом своего собеседника, недовольно произнес Сергей.

– Мало того. Вам придется внести предоплату за груз. У меня попросту нет средств для того, чтобы осуществить закупку в Балисе.

– Ну-у вы-ы нагле-э-эц. Я, конечно, тот еще делец, но так нагло меня еще никто не хотел поиметь. Вернее, те, кто хотел, теперь даже не могут пожалеть об этом ввиду безвременной кончины.

– Вот только не надо мне угрожать, господин Сергей. Я и без того рискую. В то время как вы лишь поправите свои дела. В ваших действиях не будет нарушения закона. Разве только больше никто не сможет повторить подобное, так как сразу же появится запрет на подобные сделки. Если же господину Варгу станет известно о моем участии в этом предприятии, для меня это обернется настоящей катастрофой. Меня вышвырнут на улицу с волчьим билетом, и я больше никогда и нигде не смогу найти работу. Даже если я решу стать купцом, мне не подняться выше простого лавочника, да и то не в Кадии.

– Не объясните?

– Я сказал хозяину, что у меня проблемы, и попросил два дня выходных. Сегодня меня подменяет его сын. В этом-то ничего страшного, господин Варг – сторонник того, что настоящий купец должен постичь дело с самого низа. А вот то, что я обманул, да еще и воспользовался сведениями, полученными на службе дому, для собственной выгоды, – уже серьезный проступок. Мы ведь при поступлении на службу клянемся всегда заботиться о выгоде торгового дома как о своей собственной. Получается, что я нарушу клятву, а это не приветствуется в деловых кругах.

Сергей задумался. Итак, что он теряет? По сути, только топливо, затраченное на метание по этой планете. Большая ли это сумма? Не смешите тапочки, они и так смешные. Да, на нем откровенно наживаются. Причем по местным меркам оч-чень даже неплохо. Но в результате-то в выигрыше все. Так чего тогда закипать, как самовар? Да потому что он терпеть не может, когда его… А вот тут стоп. Коль скоро решил, что в выигрыше, то не стоит себя накручивать.

– Добро, господин Пакрут. Но вы получите пока только половину суммы.

– Вся предоплата полностью, господин Сергей.

– А вы уверены, господин Пакрут, что нужны мне после того, как открыли весь механизм предприятия.

– Уверен. Без меня вам не уложиться в срок. Конечно, вам могли бы помочь другие торговые дома, так как у них имеются нужные связи. Но никто из глав домов не станет прибегать к уловкам во взаимоотношениях с консулом. Даже если речь идет о постоянном клиенте. В результате это им может слишком дорого стоить. Или сто процентов предоплаты, или до свидания.

– Вообще-то вы мне назвали имя плантатора.

– Вообще-то без договора со мной вам лучше не лететь туда, потому как это будет прямое нарушение существующих положений. Консулу это оч-чень не понравится. Но даже если вы найдете другого, более покладистого купца, господин Лакранука не станет иметь дело с вами.

– Даже если я компенсирую его транспортные расходы?

– Господин Лакранука не будет иметь с вами дело. Хотя бы по причине консервативного склада характера и предвзятого отношения к инопланетянам.

– Вот так?

– Вы можете проверить, – пожав плечами, предложил Пакрут.

– А ничего, что я рискую? – снова сдаваясь, поинтересовался Сергей.

– Я тоже. Вы ведь можете записать разговор и передать запись господину Варгу.

– Все. Убедили. Что у нас по плану первое?..

С делами разобрались быстро. Даже слишком быстро. Пакрут великолепно ориентировался в торговых и банковских операциях. Так что у них даже осталось время, чтобы пару-тройку часов вздремнуть. Все же в ближайшие сутки поспать им больше не удастся. Сначала перелет на другой материк, потом сделка, погрузка и возвращение. И все это – с поправкой на многочасовую разницу во времени.

Сам перелет не вызвал никаких трудностей. Разве только диспетчер был сильно удивлен при выдаче разрешения на старт. Пришлось даже подождать, пока разобрались, что тут и к чему. И, судя по задержке, Пакрут был абсолютно прав. Уже к их возвращению будет вынесен запрет на фрахт ирианских кораблей в пределах планеты.

Ах да. Еще и сам Пакрут. Он, конечно, уже был знаком с некоторыми достижениями инопланетян. Но одно дело – то, что он видел в здании консульства и на взлетном поле космопорта. И совсем другое – картина, что открылась его взору в ходовой рубке корабля. Когда же Сергей включил ему обзорные экраны, предоставив возможность посмотреть на поверхность планеты с огромной высоты, восторгу торговца не было предела…

Плантация господина Лакранука, с которым Пакрут некогда имел дела, располагалась в тропиках. Посадки были разбиты частью на равнине, а частью на склонах покрытой зеленью горной гряды, протянувшейся с севера на юг. У хозяина плантации имелась даже весьма удобная бухта, где расположился небольшой частный порт, по сути – причал, оборудованный подобием башенного крана.

Благодаря удачному расположению и перепадам высот здесь выращивались самые разные сорта специй и пряностей. Так что если они договорятся и если на складах порта найдется все необходимое, Сергей без труда забьет свой грузовой отсек. Опасения насчет какой-либо недостачи вовсе не лишены основания. Все же у растений различные сроки вызревания, и здесь вывоз вполне мог быть поставлен на поток.

В идеале не помешало бы посадить корабль между складами и причалом. Это облегчило бы погрузку. Но, к сожалению, это было невозможно. Слишком уж небольшое пространство отделяло ряды обширных каменных складов, крытых черепицей, от причальной стенки.

Хм. Это они лихо так подкатили. Впечатлений у народа, как говорится, полные штаны. Несмотря на ранний час, людей у складов было предостаточно. Шла погрузка какого-то парусного судна. А ничего так работники, не ленятся. Вон как с рассвета наяривают. Хотя, наверное, к обеду тут наступит мертвый час. Самое пекло, так что и не продохнешь.

Так вот, когда «Щука» начала снижаться, аборигены в плетеных шляпах, одетые в светлые одежды, сначала замерли, задрав головы. Слышать-то об инопланетянах им явно доводилось. Мало того, они даже наблюдали, как где-то высоко в небе летел этот их корабль. Эдакая точка, оставляющая за собой белесый след. А вот вблизи он не такой уж и маленький. И как только в воздухе держится? Но это ладно. Так ведь он к ним приближается. А уж когда заревели турбины «Щуки», пошедшей на вертикальную посадку, нервы у бедолаг не выдержали окончательно. Вселенская паника, крики ужаса и сверкающие пятки. Картина маслом.

– Господин Пакрут, дайте-ка я догадаюсь. Вы не связывались с господином Лакранука, – с явным недовольством произнес Сергей, наблюдая за паническим бегством работников.

– А как бы я это сделал? – пожал плечами приказчик. – У нас ваши технологии – редкость. Он же, являясь человеком консервативных взглядов, приобретать искин не желает ни в какую, хотя с легкостью может себе его позволить. Можно было бы послать ему телеграмму. Но самая срочная дошла бы сюда минимум через трое суток.

– И как теперь быть?

– Никак. Господин Лакранука, конечно, человек консервативный, но не дремучий. Давайте просто выйдем, – так же, как и Сергей осматривая окрестности посредством обзорных экранов, предложил Пакрут.

– А его люди тоже не дремучие? – и не думал сдаваться Пошнагов.

Не хватало еще, прибыв по делам торговым, устраивать тут войнушку. Нет, у местных не было никаких шансов. Но он-то тут не за этим. Господи, вот связался. И ведь не отыграешь назад. Жаба не позволит. Этот Пакрут раскрутил-таки Сергея на полную предоплату. Куда уж теперь отступать, коли свои кровные вложены.

Взгляд на приказчика. Вот молодец. А что это он делает? Вскрыл весьма объемный саквояж, извлек из него пояс-патронташ с плотным рядом блестящих латунных гильз и кобурой, откуда торчит рукоять револьвера. И главное, прилаживает это хозяйство на себя. Да так проворно, что никаких сомнений – пользоваться оружием он умеет. Ковбой, елки-палки.

– А это зачем? – все же не выдержав, поинтересовался Сергей.

– Эти места долгое время были колонией. А еще – рабовладельческим краем. Но после войны за отмену рабства бывшие невольники получили свободу. Господин Лакранука, кстати, одним из первых дал вольную своим рабам и начал платить жалованье.

– Вот так легко принял новые веяния? – искренне удивился Сергей подобному поведению.

– Не легко. Но довольно быстро. И, как результат, потерял меньше всех. И даже приобрел. Большинство его рабов осталось жить в своих прежних поселениях. Да плюс еще и с других мест подтянулись те, кому нужно было где-то обосноваться. Только теперь это поселения свободных граждан, ну и площадка для наказаний исчезла. А вот тюрьма в господском доме – целехонька. Не все рабы захотели становиться вольными работниками, те, кто всегда был склонен к лени и праздности, ушли в леса.

– Ясно. Разбойничают.

– Именно. Уже лет десять как закончилась война, а им все неймется. С другой стороны, жить-то на что-то нужно. Есть мнение, что те же жители окрестных деревень им и помогают. Кто из страха, кто не может забыть кровных уз. Так что можете не сомневаться, вооружайтесь, как положено. И еще, не надо дышать местным воздухом. Тут и алаянкец не всякий вынесет, а что может статься с вами, даже не знаю. В общем, лишний риск.

– Я понял.

А чего тут не понять. И потом, оно со всех сторон оправданно. Легкий бронекостюм не по зубам ни одному местному образцу стрелкового оружия. Хоть в упор стреляй. Опять же насчет аллергической реакции – тоже в точку. И наконец, температура за бортом сейчас уже тридцать, а в перспективе возрастет еще. В костюме же поддерживается микроклимат, и Сергей будет чувствовать себя вполне комфортно.

Когда они уже были готовы выйти наружу, наконец-то появился хозяин округи. Иначе и не скажешь. Рабство-то отменили, но на собственность никто покушаться не стал. А благодаря тому, что Лакранука вовремя сориентировался, ему удалось свои владения даже расширить.

Как пояснил Пакрут, плантатор не только владел этими территориями, но еще и выполнял здесь роль судьи, имея соответствующие полномочия. В общем, поддержание порядка и законности также лежало на его плечах. Но на них вроде как расположилась довольно мудрая голова, а потому этот край процветал. Во всяком случае, и люди здесь жили получше, и бандиты шалили пореже.

Прибыл господин Лакранука на каком-то допотопном автомобиле, которые, похоже, не успеют тут развиться во что-то по-настоящему стоящее. Ирианцы планомерно ведут внедрение других технологий, поэтому двигателям на углеводородах не выжить. Так вот, авто представляло собой что-то похожее на первые фордовские грузовики.

Хозяин сидел в открытой кабине рядом с водителем. Даже дверей нет, только ветровое стекло и сверху что-то вроде маркизы, защищающей как от постоянных дождей, так и от солнечных лучей. В кузове – еще четверо. Все, включая водителя, вооружены карабинами новейшего образца да еще и револьверами. У каждого из прибывших на оружейном поясе было по два ствола. Интересно, они все такие классные стрелки, что могут палить с двух рук, или это для того, чтобы под рукой было дополнительное заряженное оружие?

Господин Лакранука, может, и был человеком консервативным, но все же далеко не дремучим. Потому как пугаться он никого не собирался. Или просто не мог себе этого позволить. Он и кучка бойцов, скорее всего – из бывших надсмотрщиков, фактически в одиночку поддерживают здесь порядок. Так что авторитет для него имеет большое значение.

В округе наверняка проживает не одна тысяча работников. Сверху были прекрасно видны обширные плантации. Чтобы все это обработать при отсутствии механизации, потребуется немало рук.

Если хозяин округи даст слабину даже перед пришельцем с неба, это отрицательно скажется на его авторитете. Отчего-то Сергей подумал именно об этом, когда рассматривал на обзорном экране, как господин Лакранука, мужчина среднего возраста и крепкого сложения, выскочил из грузовика и подал знак своим людям.

Кстати, парни распределились весьма грамотно. У них явно имеется опыт боев. Может, довелось воевать во время гражданской войны. А может, края здесь настолько развеселые, что поневоле пришлось выучиться из-за частых столкновений с бандитами. Хотя, скорее всего, тут имеют место обе эти причины.

– Господин Пакрут, вы бы не торопились выходить. Мне они не навредят, даже если начнут палить из всех стволов. А вам может не поздоровиться. Даже не представляю, кто тогда будет договариваться о сделке, – делано вздохнув и разведя руками, произнес Сергей.

Надо отдать должное плантатору, у него хватило и духу, и уверенности в себе, чтобы встретить инопланетянина с гордо поднятой головой, уверенно сжимая свой карабин. Впрочем, Сергей очень быстро сообразил, что для этого потребовалось не так уж и много храбрости.

Помнится, даже работорговцы не позволяли себе задевать местную знать, а уж ирианцы и подавно. Так что причины, побудившие инопланетный корабль приземлиться здесь, могли быть какими угодно. Но весьма маловероятно, что это как-то могло угрожать владельцу округи. А вот проявить свою решимость перед людьми очень даже не помешает.

– Кто вы и что вам здесь нужно? – довольно резко произнес плантатор.

Алексей вполне сносно смог передать эмоции, вложенные в слова аборигеном. Сергей не забыл отметить данное обстоятельство. Растет искин. Прямо на глазах растет. А вот что касается господина Лакранука, дать бы ему в ухо, чтобы не вел себя так по-хамски.

Ну нельзя же так, ей-богу, с человеком, который только недавно, да еще и серьезно так переступив через себя, стал употреблять обращение «господин». Сергей прекрасно отдавал себе отчет, что это просто вежливая форма обращения. Но ты поди перекрои себя в одночасье, после того как побывал октябренком, пионером, комсомольцем, да еще кандидатом в коммунистическую партию. Когда все детство точно знал, что всех господ в семнадцатом году извели.

Нет, он не разделял большинство взглядов коммунистов и уж подавно не одобрял их методов, но он вырос с таким мировоззрением. Даже когда россияне кинулись смаковать это самое «господин», в армии оставалось обращение «товарищ».

– Господин Лакранука? – поинтересовался Сергей, замерев на нижней ступени трапа.

Хорошо хоть забрало потемнело из-за лучей светила. Иначе хозяин без труда заметил бы, какая гамма чувств отразилась на лице нежданного гостя, и это, разумеется, не способствовало бы успешным переговорам.

– Да, это я. С кем имею честь?

Вот ведь наскипидаренный! Вроде и вежливые фразы бросает, но при этом тон такой, словно беседует с каким-то грязным оборванцем. Да он, наверное, к своим работникам и то вежливее обращается. Хотя бы потому, что считает себя для них чуть ли не отцом. А хорошие родители должны заботиться о своих чадах.

– Господин Лакранука, у меня есть к вам просьба. Оставьте, пожалуйста, этот пренебрежительный и даже презрительный тон. Или я очень сильно обижусь. Конечно, сомнительно, чтобы я тут все сжег. Мой император не простит мне подобного хамства и наверняка наложит серьезный штраф. Но вот морду я вам набью вдумчиво и качественно. И ни ваши люди, ни вы сами мне в этом помешать не сможете.

– Рукке, что скажешь? – не отводя взгляда от Сергея, бросил через плечо плантатор, как видно обращаясь к своему ближайшему помощнику.

– Мне лично этот инопланетянин симпатичен, господин Лакранука.

– А после одной-другой чарки горлодера вы бы сблизились еще больше. Не так ли?

– Сомнительно, что он захочет посидеть в нашем трактире. Эдак ведь можно и ноги протянуть. Но ваша мысль не может не понравиться, – подтвердил мужчина, который еще недавно сидел на месте водителя.

Сергей невольно присмотрелся к своему заступнику. Невысокий крепыш, живчик, похожий на каплю ртути. Он самодовольно ухмыльнулся, поправляя пышные усы, и закинул ремень своего карабина на плечо. Словно по команде так же поступили и остальные, начав покидать свои укрытия.

– Рукке не проведешь. Он чувствует человека даже через вот эти ваши непроницаемые костюмы, – перемещая карабин за спину, произнес хозяин плантации. – Итак, с кем имею честь разговаривать и чем могу быть полезен?

А ничего так, нормальный мужик. И ведь видно, что не испугался. Скорее, почувствовал родственную душу, которая не привыкла пасовать перед жизнью и уж тем более – перед сильными мира сего. А может, Сергей настолько хорошо держался, что это не могло не вызвать у аборигенов уважения. Во всяком случае, теперь плантатор говорил вполне вежливо.

– Меня зовут Сергей. Как вы понимаете, я ирианец. Сюда прибыл по делу.

– Торговля или что иное?

– Лично я прибыл сюда в качестве перевозчика, а вот мой наниматель планирует приобрести у вас товары. Господин Пакрут, можно выходить. Судя по всему, эти господа не собираются убивать нас прямо сейчас.

– Рукке, отправь людей в лес, пусть соберут всех этих бездельников. Нужно заканчивать погрузку корабля, – говоря это, хозяин махнул рукой в сторону стоявшего у причала парусника, укрытого от взора складскими рядами…

Дом у господина Лакранука просторный, не лишенный изящества, в колониальном стиле. Во всяком случае, Сергею на ум пришло именно такое сравнение. Похоже чем-то на дома из исторических документальных фильмов о Латинской Америке. Строгость и вместе с тем изящество линий, просторная веранда, на которой, собственно, и принимал гостей хозяин.

В кои-то веки Сергей пожалел о том, что не прошел курс акклиматизации. Надо заметить, что уровень наноразработок в цивилизованном космосе шагнул достаточно далеко вперед. Регенерационной капсуле вполне по силам приспособить организм человека к той или иной среде.

Разумеется, это возможно при наличии статистических данных о необходимой местности. Можно даже шагнуть дальше, сразу задав иммунитет против самых распространенных раздражителей, бактерий и вирусов. А еще – ввести готовые антидоты против местных ядов растительного и животного мира.

Вот только стоит подобное удовольствие весьма дорого. Сергей не был готов выбрасывать двести тысяч кредитов на подобную процедуру. Прямо как на Океании. Правда, там столько стоил самый обычный сеанс средней регенерации, за который в освоенном космосе нужно было отдать всего лишь десять тысяч кредитов.

Кстати, с такой уникальной средой, как Океания, не могли разобраться никакие нанотехнологии. Она просто враждебна человеку, и все тут. Хотя в то же время дарит компоненты, которые способны не просто излечивать человеческий организм, но буквально перерождать его.

Так вот, ввиду того что ему не нужно жить на Алаянке, Сергей счел лишним проходить данную процедуру. Ну сколько ему предстояло тут находиться? Сутки, двое? После этого он покидал планету. А дела порешать вполне можно, не покидая консульство. В крайнем случае, есть такие редкие заведения, как «Пьяный боцман», где предусмотрена возможность обслуживания инопланетян.

Вот только глядя на то, как хозяин дома и Пакрут смакуют местное вино, ведя ленивую беседу, Сергей уже не был уверен в том, что в свое время принял верное решение. Нет, он не был любителем спиртного. Но вот эта обстановка: находящийся в шаге густой тропический лес, солнечные лучи, пробивающиеся сквозь листву деревьев, непрекращающийся гомон различных птиц, плетеная мебель на просторной веранде…

Кстати, здесь свободно могут разместиться не меньше двух десятков человек, хватит и места, и мебели. До войны плантаторы любили устраивать пышные приемы, соревнуясь в этом между собой. Похоже, господин Лакранука не видел смысла что-либо менять в этом плане.

Сергей не удивился бы, если бы здесь проводились приемы и сейчас. Правда, до ближайших соседей не меньше пары десятков километров, уж очень расширились владения плантатора, но все же. Словом, идиллия, иначе и не скажешь.

И только Пошнагов сидит в защитном костюме, как дурак. Фильтры настолько хороши, что не пропускают даже намека на запах. А ведь здесь должны быть головокружительные запахи и чистейший воздух. Не стерильный, а чистый, уловите разницу. А он всего этого лишен.

Правда, ему остается еще вид, открывающийся с веранды. Великолепная картина. Слева, за каменной оградой – стена леса. Рядом с домиком – зеленый газон, подстриженные кустарники и дорожки, посыпанные мелкой разноцветной галькой. По центру разместилась легкая беседка со столом посредине и расставленными по кругу плетеными легкими стульями с ажурными спинками.

Справа – флигель, в котором проживает прислуга. Белый домик с четкими синими линиями балок выполнен со вкусом и словно сошел с иллюстрации к какой-то сказке. Рядом разбита песочница, в которой в настоящий момент резвится детвора прислуги вместе с господскими сыновьями.

Перед верандой – обширный стриженый газон, за ним – ограда перед обрывом, а дальше раскинулась небесно-голубая бухта. Ее северный берег утопает в зелени леса. Деревья там подбираются прямо к воде. На востоке заметна широкая полоса песчаного пляжа. В том месте так и просятся бунгало для отдыхающих. По водной глади скользит парусник, похожий на земной клипер, распустив при этом белоснежные паруса. Словом, картинка.

– Пакрут, не передергивай. Когда-то ты спас мне жизнь, и, как видишь, я этого не забыл. Ты сидишь со мной за одним столом, общаешься со мной на равных. И так будет всегда, пока я буду помнить о том, что случилось несколько лет назад. А память у меня очень крепкая. Заметь, несмотря на то, что ты свалился мне как снег на голову, которого тут вообще никогда не бывает, товар уже загружается на корабль. Но что значит та цена, которую ты называешь? Разве я когда-нибудь озвучивал то, что продаю специи и пряности в своей бухте?

Сергей вынужден был отвлечься от созерцания красот и вернуться к реальности. В конце концов, похоже, что господин Лакранука собирается слегка их нагреть. Впрочем, нет, не нагреть. Он просто не хочет упускать свою выгоду. Что в общем-то и неудивительно для делового человека.

Насколько уловил Сергей, плантатор любезно согласился вычесть из цены транспортные издержки. Но все остальные накрутки сохранились. Бедняга Пакрут. Не повезло ему. С Сергея он уже все получил, и больше ему не взять. Выходит, что он теряет больше половины от того, что собирался заработать.

Нужно его выручать. Оно вроде как есть повод позлорадствовать. Но ведь верно говорят: никогда не наживайся на чужой беде. Скромнее нужно быть, тогда и не придется сетовать на закон подлости. И потом, ведь Пакрут реально помог Сергею. И вообще, добрее нужно быть. Глядишь, добром тебе и откликнется.

– Господин Лакранука, я прошу меня простить.

– Слушаю вас, господин Сергей.

Вот ведь. Человека, которому обязан жизнью и усаживает за свой стол, называет на «ты», потому как простолюдин. А Сергея сразу же воспринял на равных. Не иначе как ирианская принадлежность сыграла свою роль. А может, все дело в том, что как ни поднимай простого приказчика, он никогда не сможет встать вровень с благородным. Порода – она и есть порода.

– Я не очень хорошо разбираюсь в торговых делах, хотя именно этим и занимаюсь. Ну да у меня все просто. Принял партию товара подешевле, сдал подороже, минус накладные расходы, разница в карман. При этом я пользуюсь одними и теми же поставщиками и, как результат, страдаю от этого. Но зато я немного разбираюсь в людях, господин Лакранука. И сдается мне, что сегодня мы оказали вам небывалую услугу. Вы, как истинный хозяин этих земель и защитник их обитателей, без тени страха предстали перед прибывшими с неба чужаками. Думаю, народ и раньше относился к вам с неким благоговением, теперь же они и вовсе на вас разве что молиться не станут. И в этой ситуации вы торгуетесь из-за каких-то мелочей?

– Вы уверены, что вы плохой торговец? – с сомнением поинтересовался плантатор.

– Еще как уверен. Не стоит позволять другим относиться к тебе пренебрежительно, но всегда полезно трезво оценивать свои способности. Мне это не раз спасало жизнь и как-то позволило не потерять практически все мое состояние, доставшееся не так чтобы и легко.

– Я так понимаю, что вы не простой перевозчик, а непосредственный покупатель. Пакрут же решил на этом деле немного нагреть руки, как и на моем добром к нему отношении.

– Возможно, это и так. Быть может, его сюда привела обычная жажда наживы. Но даже в этом случае, когда он и не думал о вашей выгоде, все обернулось для вас просто замечательно. Так стоит ли пенять тому, кто, сам того не подозревая, приносит вам удачу?

– Вот интересно, Пакрут, чем в следующий раз обернется наша встреча? – покачав головой, произнес плантатор. – Ты получишь ту скидку, на которую рассчитывал, – наконец решительно подытожил он.

Правда, при этом отчего-то смотрел в глаза Сергея, находящиеся под прозрачным забралом шлема. Может, все же наступить на горло своей жабе и пройти нужную процедуру. А то как-то неуютно вот так общаться с человеком и вообще чувствовать себя как бы не у дел. Спокойно. Это всего лишь разовая сделка. Скорее всего, Сергею больше никогда не доведется увидеть этого плантатора. Так что все нормально. Еще пара часов, погрузку корабля закончат, и можно будет вылетать.

Пули ударили по веранде практически одновременно с донесшимися выстрелами. Причем выпущены они были не только из винтовок старого образца, стреляющих дымным порохом, но и из нового оружия. Это легко понять по звукам выстрелов, а еще по тому, как пули ударяют в дерево.

Современные винтовки имеют меньший калибр и большую скорость полета пули. Поэтому удар получается резким и хлестким и зачастую сопровождается треском пробитой насквозь древесины. Пуля же из более старых образцов калибром побольше, а вот скорость у нее меньше. Оттого и удар получается тупой и несколько тяжеловесный.

Реакция Сергея была практически мгновенной. Приучила жизнь, да и недавние события также поспособствовали. Штурмовой игольник тут же оказался в его руках. Доля секунды – и приклад, выехав, занял боевое положение. Палец отжал предохранитель, переставляя его в режим коротких, на три иглы, очередей. А то эдак увлечешься и в пару секунд израсходуешь весь магазин.

Пока производил манипуляции, активировал тактический шлем. Хорошо, что принцип действия у этого и тех, что были на Океании, один и тот же. Не пришлось переучиваться. А от закрепленных в голубых глубинах рефлексов не так уж и просто отвыкнуть.

Странно как-то все происходит. С одной стороны, вроде как все происходит настолько быстро, что успевай только поворачиваться. Тело действует, повинуясь вбитым рефлексам, а мозг живет своей собственной жизнью, подмечая различные мелочи. Порой самые глупые.

Одна из пуль угодила в пузатую бутылку, сильно смахивающую на графин. Вверх и в стороны взметнулся рубиновый фонтан. Отчего-то подумалось о том, что вино должно быть великолепным. Вряд ли такой человек, как Лакранука, позволит себе пить всякую дрянь или хотя бы нечто среднее.

Успевает Сергей обратить внимание и на хозяина дома. Несмотря на неожиданность, плантатор не растерялся. Тут же упал на пол и, пока Пошнагов изготавливался к бою, начал стрелять. Во всяком случае, он успел пальнуть по разу из каждого револьвера. Как там с результатами – бог его знает, но реакция на высоте, да и, судя по положению оружия, пули ушли в направлении противника, а не в голубой небосвод.

Наконец искин, усиленный возможностями тактического шлема, закончил сканирование окружающей обстановки. Всего восемь целей. Расположились на деревьях. Дистанция от шестидесяти до ста метров. Впрочем, позиции шестерых из них видны и так благодаря белым облачкам порохового дыма. Есть у дымного пороха дурная привычка демаскировать стрелка. А кстати, ничего так вооружены бандиты. Качественно. Наверняка наследие гражданской войны.

Дальнейшие мысли совершенно бесцеремонно прервал кто-то из бандитов, попав Сергею в грудь. Костюм выдержал попадание без труда, существенно погасив и распределив удар. Так, будто кто-то толкнул в грудь и не более, разве что от неожиданности его все же немного повело.

Ла-адно. Как там кричал сержант в фильме Бондарчука «Девятая рота»: «А теперь ваша любимая мелодия AC/DC». Ловите, парни, и не жалуйтесь на то, что мало.

Шлем исправно приблизил картинку. Цель на мушке. Сергей нажал на спуск. Совсем несерьезное на фоне раздающихся вокруг выстрелов пощелкивание, сопровождаемое жужжанием. Словами объяснить трудно, но это точно совершенно не похоже на выстрелы. А вот эффект…

Бандита, оседлавшего ветку, отбросило назад, а затем он съехал набок, оставляя на стволе кровавые разводы. Во что превратилась его спина, лучше не думать. Игла на таком расстоянии, да еще угодившая в незащищенное тело, вырывает просто огромные куски.

Однако думать об этом некогда. Разделавшись с одним, Сергей взял на мушку следующего. Потом еще одного. Потом еще и еще. Трое последних почувствовали, что что-то не так. И поспешили спрыгнуть вниз, уходя из сектора огня.

А может, причина крылась в том, что в районе перестрелки очень быстро появились бойцы плантатора и огонь со стороны обороняющихся усилился в разы. К тому же это были вовсе не револьверы, а карабины, обладавшие куда большей эффективностью.

Да, скорее всего, все именно так и случилось. Вряд ли бандиты могли оценить вклад Сергея в произошедшее. И немудрено. Ну откуда им знать, что такое игольник? Ни огня, ни дыма, ни звука выстрела. Ничего. А погибшие? Ну конечно же это дело рук охранников Лакранука.

– Жив, дружище? – склонившись над Пакрутом, поинтересовался плантатор.

Все случилось слишком уж быстро. От начала и до конца нападения едва ли прошла минута. Но за это время бандиты успели немало. Например, подстрелить приказчика торгового дома «Заза» и потерять пятерых своих товарищей.

А вот Пакрут удивил. Сергей с некоей долей иронии рассматривал приказчика, когда тот вооружался своим револьвером. Он просто посчитал, что оружие в здешних краях – это нечто вроде необходимого атрибута одежды. Ну, к примеру, как на Земле – хождение с непокрытой головой было не принято еще в начале двадцатого века. Но действительность оказалась не такой уж и прозаичной.

Правда, приказчик так и не воспользовался своим револьвером. Вот только это ничуть не умаляло его заслуг, а даже наоборот. Дело в том, что игравшие в песочнице мальчишки, в том числе и дети хозяина дома, оказались на линии огня, и Пакрут поспешил оттащить их в безопасное место. Мало того, он при этом умудрился получить пулю в плечо. А значит, могли ранить и кого-то из детей.

– Жив. Только не знаю, как я такой красивый теперь на службу выйду. – Пакрут, кривясь, сел прямо на песке, поддерживаемый хозяином дома.

– Ничего, в медицинском центре тебя залатают за несколько часов, – успокоил раненого Сергей.

– Что-о-о? Отдать кучу денег только для того, чтобы залечить рану, которая и так заживет?

Похоже, слова Сергея приказчику не понравились.

– Ого. А перспектива потерять деньги его даже взбодрила, – не выдержав, рассмеялся Лакранука.

Тем временем появилась супруга плантатора с саквояжем в руке. К удивлению Сергея, там оказался самый настоящий хирургический набор, а сама госпожа очень неплохо, по местным меркам, разумеется, врачевала различные раны. И что самое удивительное, в свое время она оказывала медицинскую помощь и рабам, да и сейчас не гнушалась помогать бывшим невольникам. Причем делала это совершенно бесплатно. Ну и как это понимать?

А нормально понимать, как же еще. Рабы – они вообще-то весьма дорогой товар. Собственность, так сказать. Это у нерадивого хозяина скотина падает на ноги или дохнет, обожравшись какой-то гадости. Нормальный никогда не оставит без пригляда даже окот у кроликов. Вот хозяйка и заботилась о своем имуществе, не гнушаясь даже роды принимать у рабынь.

Сейчас ситуация изменилась. Они больше не ее собственность. Вот только, как и прежде, готовы любого убить за свою госпожу, которая не боится ездить по округе одна. Даже бандиты, как бы ни были обозлены на ее мужа, предпочитают ее не трогать. Им ведь не выжить без поддержки местных. Если люди ополчатся, то лихим долго не продержаться.

– Пакрут, мне проще тебя убить, чем с тобой рассчитаться, – наблюдая за тем, как супруга заканчивает перевязку, вздохнул плантатор. – Если бы это было возможно в принципе, то я решил бы, что ты все это организовал специально.

– О чем вы говорите, господин Лакранука? – пролепетал растерянный приказчик.

– О том, что ты сегодня спас моего сына.

– Да не было ничего подобного. – Надо же, крови потерял изрядно, а краснеет, как девица.

– Угу. Вот только та пуля, что угодила в тебя, могла и в моего сына попасть. Ну что же, похоже, я опять твой должник. А я долги привык возвращать.

– Что там с нападающими? – наблюдая за этой идиллической картиной, поинтересовался Сергей у хозяина.

Вообще-то тут сейчас было бы далеко не до идиллии, если бы Сергей не распечатал свою походную аптечку. Там нашлись и обезболивающее, и антисептик, которые отлично дополнили арсенал госпожи Лайяны. Иначе раненый не то что стонал бы, а выл от боли. Далеко не каждому дано молча выдержать, когда из тебя выковыривают кусок свинца.

И что-то подсказывало Сергею, что приказчик вовсе не относится к подобным волевым личностям. Хотя и не трус, и в экстремальной ситуации ориентируется быстро. Но это совсем другое, не имеющее ничего общего с уровнем болевого порога.

– Как вы и говорили, пять трупов. И насчет того, что сбежали трое, похоже, вы тоже были правы, – обернувшись к Пошнагову, ответил хозяин.

– Организуете погоню?

– Уже. Да только сомнительно, что из этого выйдет толк. Эти ребята не первый год по лесам шастают и наверняка где-то имеют свое логово. В последний раз мы обнаруживали их стоянку год назад. Так что они умеют прятать свои следы ничуть не хуже, чем мы их – искать.

– И что, это новая банда?

– В прошлый раз мы убили шестерых. Трое сумели уйти. Но, как видите, они восстановили свои силы. Уже ограбили две небольшие плантации, почтовую карету и покуражились в одном поселке. Расхрабрились, поверили в себя и обнаглели. Решили поквитаться. Не вышло. Теперь убрались зализывать раны.

– Но еще вернутся, – закончил за плантатора Сергей.

– Знаете, что самое смешное, господин Сергей?

– Что?

– Стоит нам извести под корень одну банду, как ей на смену тут же появляется другая.

– Ну что же, как говорят у меня на родине, свято место пусто не бывает. А что, разве у вас тут нет охотников за головами?

– Ну, для того чтобы их заинтересовать, нужно сначала назначить за эти самые головы награду. Власти не торопятся этого делать, а господа плантаторы не всегда готовы выкладывать свои деньги, чтобы заботиться об остальных. Да и нет у них уже тех прибылей, что раньше. Это ведь у меня здесь рабочих рук в достатке. А на других плантациях дела обстоят куда хуже. Опять же свои дома владельцы защитить способны, а что творится за пределами их усадеб, им неинтересно. Во всяком случае, до определенного момента.

– И что, у вас всегда так было?

– Нет, что вы. До войны тут не то что бандиты, даже воры не водились. Плантаторы жили одной дружной семьей, и каждый следил за своими угодьями. Все эти банды – результат порушенного порядка, просуществовавшего не один век. Но эти ребятки зарвались. Безнаказанно нападать на мой дом никому не позволено. Так что провожу вас – и на охоту.

– Ясно. Господин Пакрут, вы готовы к обратному путешествию?

– Разумеется. – Раненый даже утвердительно кивнул.

– Ну что же, груз на корабле. Мы готовы. Не вижу причин тянуть. Тем более хозяину еще предстоит охота.

Оглавление

Из серии: Одиночка

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Одиночка. Охотник за головами (К. Г. Калбазов, 2015) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я