Чародей друидов (Георгий Казаков, 2014)

Колдун Мордок, поклоняющийся Арше – владычице самой смерти, завоевывает одно королевство за другим. Покровительствующая ему богиня одарила Мордока огромной магической мощью. И теперь ни одна армия не в силах остановить черного колдуна. Но если Мордок победит, на мир людей опустится тьма. Единственным, кто осмелился бросить вызов зловещему слуге Арши, стал чародей Лин. Но так ли уж предрешен исход схватки, когда против отважного друида поднимается темная рать? Лин не мучил себя этим вопросом, он предпочел сражаться…

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Чародей друидов (Георгий Казаков, 2014) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Сражение!

– Мой король, северная стена… Нам ее не удержать, – еле дыша от усталости, прохрипел лорд Прест. – Да и городские ворота долго не выдержат. Они вот-вот рухнут. Нужно отвести войска в цитадель. Здесь мы еще какое-то время продержимся, а там, глядишь, и подкрепление поспеет.

– Ты прав, Прест, – отозвался король Сорша Радорс Победоносный.

Ни разу до сегодняшнего дня король Радорс не терпел поражения на поле брани, за что и получил свое прозвище, но сегодня удача, сопутствующая ему в былых битвах, видно, отвернулась от него. Тысячи кочевников внезапно напали на жемчужину королевства, на его столицу – город Торос. И Радорс как никто другой понимал, что в этот раз ему не победить. Наблюдая с высокой башни цитадели за ходом сражения, Радорс видел, как гибнут его воины. Лучшие из лучших! Элита его армии! Великолепно обученные, опытные, прошедшие не одно сражение вместе с ним рыцари Сорша погибали сейчас на стенах Тороса. Погибали, но остановить врага не могли. Отвага, опыт, самоотверженность его воинов разбивались об тупую злобу и огромное численное превосходство врага. Это был конец, конец Тороса, конец величию Сорша.

– Видно, дни моих славных побед прошли, – решил он. – Что ж, пусть, но и смерть может быть славной, если встретить ее достойно с мечом в руке. Только вот Торос… Нет, я еще жив, живы и мои рыцари, и каждый из них скорее падет от клинка врага, чем сдастся на милость победителя. Прочь, отчаянье, мы еще живы!!!

Радорс обернулся. Тень отчаяния, еще мгновение назад накрывшая его открытое благородное лицо, слетела бесследно, словно и не было ее. Первые рыцари королевства ожидали его решения. Их всегда было трое: лорд Кайем Седовласый, или Белый лорд, он служил верой и правдой еще отцу Радорса и уже тогда был абсолютно седым; лорд Карш, бессменный победитель всех турниров как в Сорше, так и за пределами его; и самый молодой из них лорд Прест, во всем подражающий своим кумирам Радорсу и Каршу. Радорс смотрел в их суровые, усталые, но решительные лица и вдруг вспомнил слова отца: «Сорша можно убить, но нельзя сломить, Сорш можно захватить, но нельзя завоевать. А значит, пока жив хотя бы один из нас – Сорш непобедим!»

– Итак, други мои, другого выхода у нас и впрямь нет, – задумчиво произнес Радорс. – Что ж, так тому и быть… Лорд Кайем, прикажи трубить отступление. Хотя нет, подожди… Пусть сначала отойдут лучники. Лорд Прест, ты возьмешь на себя оборону цитадели. Прикажи откатить в цитадель все катапульты и установи их, где сочтешь нужным. Как только расставишь лучников, пусть тотчас же трубят общее отступление. Делай, что хочешь, но враг не должен ворваться в цитадель вслед за отступающими войсками. Отсеки их! Пусть каждая пущенная стрела пронзит вражеское сердце. Лорд Кайем, королевский рог. Отдай его Престу.

Лорд Прест бросил полный тоски взгляд в сторону северной стены. Именно там, из последних сил сдерживая атаку за атакой, бились его рыцари. Четыре дюжины – все, что осталось от отряда в три сотни латников.

«Успеют ли они отойти? Продержатся ли? Или все, как один, падут в неравной битве? – в отчаянии подумал он. – И главное, должен ли я, лорд Прест, выполнять такой приказ? Оставить свой отряд, а самому спрятаться за стены цитадели? Этому ли я учил своих воинов? Но ослушаться государя все равно, что изменить ему! Нет… Нужно объяснить королю, он поймет, обязательно поймет. Я должен быть со своим отрядом…»

Радорс, словно почувствовав, что творится в душе его верного вассала, угрюмо добавил:

– Ты все еще здесь, Прест? Я что же, и тебе должен дважды отдавать приказ?

– Нет, ваше величество, я все сделаю, – эхом откликнулся лорд и, отвесив поклон, удалился быстрым шагом.

– Лорд Карш? – провожая взглядом Преста, рявкнул он.

– Я здесь, мой король.

– Возьми сотню гвардейцев и помоги рыцарям Преста. Они славно бьются. Не зря Прест так дорожит ими. Но как услышишь звук королевского горна, сразу же отступай к цитадели. Ты меня понял? Чтоб никакого геройства мне.

– Как прикажете, мой король.

– И вот еще что…

– Я слушаю, ваше величество, – откликнулся Карш.

– Это хорошо, что слушаешь, – пробормотал Радорс. – А потому, я надеюсь, ты не дашь этим тварям убить себя.

Карш скупо улыбнулся.

– Ни в коем случае, мой король. Во всяком случае, не сегодня.

– Ну, вот и отлично. Значит, мне не придется искать нового командующего конницей. Все, иди, да пребудет с тобой Великий и Всемогущий Орин!

Проводив взглядом лорда Карша, Радорс обернулся к Кайему и заговорщицки подмигнул ему.

– Ну, что, старый вояка, теперь дело за нами. Что у нас осталось в резерве?

– Сотня вашей личной гвардии да три сотни солдат ополчения.

– Ну, что ж, и этого немало. А гвардейцами командует, если я не ошибаюсь, твой племянник? Э-э… Эврис, лорд Эврис, кажется. Не так ли?

– Совершенно верно, ваше величество, – кивнув седой головой, ответил рыцарь.

– Ну, вот и отлично. Бери всех и пошли за мной. Нам с тобой тоже предстоит кое-что сделать, старый друг. Мы встретим врага у городских ворот, когда… Если они все же падут.

– Но, мой король…

– И хватит об этом. Я уже все решил. Или ты думал, я весь бой так и простою здесь? С меня хватит! Нет у меня больше сил смотреть, как гибнут мои воины. Я король Сорша и должен быть с моими рыцарями, а не трусливо прятаться за стенами.

– И все же, если бы лорд Карш был здесь, он бы не позволил вам так рисковать своей жизнью…

– Вот потому-то он сейчас на северной стене, вместе с рыцарями лорда Преста. Все, хватит болтать, пошли. Достаточно с меня и одной няньки.

– Как прикажете, мой король, – тяжко вздохнув, согласился Кайем.

– Вперед, друзья, покажем этим дикарям, как умеют сражаться соршцы!

Радорс, Кайем и Эврис в сопровождении гвардейцев короля и ополченцев покинули цитадель и направились к вратам города. И вовремя. Вражеский таран все же сделал свое дело, но, на счастье защитников города, пробив врата, он намертво застрял в них. Тщетно варвары пытались выдернуть застрявший таран, дергая его то в одну, то в другую сторону, тот не поддавался. И вот уже на головы им полетели камни со стен Тороса, а затем кипящее масло и факелы. Варвары и их союзники-кочевники падали с расколотыми черепами, заживо горели, умирали под градом стрел, но не отступали. Ослепленные, обваренные, обожженные, они, обезумев от боли, метались под стенми Тороса, пока тень богини смерти не накрывала их, спасая от боли и страданий, но убитых тут же сменяли живые.

– К бою, соршцы, – крикнул Радорс во все горло, обнажая свой клинок. – Бей врага, сыны Сорша, бей, пока сердце бьется и рука способна держать меч.

Казалось, в пылу сражения, лязга мечей, криков одних и стонов других голос Радорса должен был утонуть, потеряться в безумной какофонии сражения. Но нет, рыцари Тороса все же услышали призыв своего короля. Услышали и ответили на него.

Король!!! Король у ворот. Король с нами! Защитить короля!!! Не дать врагу прорваться за ворота города!!!

Защитники Тороса лишь на мгновение обернулись, посмотрели на короля и вдруг все как один отсалютовали ему, и вот уже вновь падают камни на головы врагов, льется масло, и летят стрелы. Торос все еще держался.

– Я с вами, сыны Сорша, я с вами, герои. Я горжусь народом, которым правил. Я горжусь страной, которая вырастила таких воинов!!! – пытаясь проглотить комок, внезапно подступивший к горлу, тихо произнес Радорс. – Эврис, приготовиться к бою!

– Гвардейцы короля, к бою! – выкрикнул лорд Эврис. – Боевое построение!

– Так, Эврис, ты бери на себя правый фланг. Лорд Кайем возьмет левый. Ну, а мне достанется центр. Как и подобает королю. Возьмем их в клещи. Что ж, их стратегия ясна. Сейчас они вытянут застрявший таран и полезут в пролом. Вот тут-то мы их и встретим. Если нам повезет и кочевники не смогут сразу свалить ворота, у нас появится неплохой шанс задержать их здесь. А значит, остальные войска смогут без больших потерь отойти к цитадели… Конечно, таран они рано или поздно выдернут, тут много ума не нужно. Но вот что они станут делать потом? Во всяком случае, всей толпой сразу не попрут, не пролезут. Чего уж легче, встречай их да руби.

Сам Радорс слабо верил в то, что говорил. Но главное сейчас, чтоб в это поверили остальные. Нет, он нисколько не сомневался в отваге и преданности своей гвардии. Это испытанные, умелые и бывалые воины, многих он знал по имени. Но большую часть его маленькой армии все же составляли ополченцы. Впрочем, по их хмурым сосредоточенным лицам можно было с уверенностью сказать: они скорее умрут, но не отступят. Радорс понимал, им не устоять, ни в этот раз, ни сегодня, ни в этом бою. Для них, для каждого из защитников Тороса, завтра уже не наступит никогда. Как, впрочем, и для него!

– Мой король, дозвольте спросить? – осторожно произнес лорд.

– Валяй. Пока у нас еще есть время на разговоры, – бросил в ответ Радорс, напряженно наблюдая за воротами.

– Я вот чего не понимаю, аргаши и гурны заклятые враги, и так было всегда. Как могло случиться, чтоб кочевники объединились с варварами для того, чтоб пойти войной на нас? К тому же, Сорш (насколько я знаю) никогда не предъявлял свои права на ничейные земли. В отличие от аргашей. Ну, с аргашами понятно, на то они и кочевники. Но гурны? Чего им-то здесь понадобилось? Чего им не сиделось на своих горных пастбищах?

– Хороший вопрос, – задумчиво протянул Радорс.

Совсем недавно он и сам спрашивал об этом у мага Эверлинга, своего первого советника и друга. И то, что ответил ему верховный маг Сорша, ввергло его в уныние. Но Радорс все же смог взять себя в руки и не поддасться отчаянию.

– Страх, мой король! Первобытный, всепоглощающий ужас! Именно он заставил их забыть вековую вражду и объединиться. Все тот же страх повел их и на Торос.

– Страх? Но перед чем?

– Вот этого я как раз в точности и не знаю, – устало, качая головой, ответил старый маг. – Хотя их страх имеет вполне человеческое лицо. И определенно, этот некто – маг, и маг сильный. Во всяком случае, его магия гораздо сильнее моей. И вот еще что: Радорс, ты должен знать, помощи не будет! Я не смог дать знать лордам городов о постигшей нас беде. А значит, лорды Джурм, Гарнон и Бранс не приведут свои войска. Впрочем, если б и мог, то при нынешнем положении дел все равно не стал бы это делать.

– Что значит, ты не стал бы? Ты что же, совсем из ума выжил, старик? Там, на стенах города, сейчас погибают, защищая Торос, мои воины. Да разве только они? Все жители Тороса пришли на стены. А ты говоришь, что помощи не будет? Не испытывай моего терпения, Эверлинг! Если это измена, то у тебя еще есть шанс все исправить, иначе…

– Неужто ты решил, что я предал тебя? – с укором взглянув на короля, тихо произнес маг. – Пойми, Радорс, он только того и ждет. Ты думаешь, я не пытался вам помочь? Пытался и едва не поплатился за это. Он чуть было не пленил меня. Я с большим трудом смог вырваться. В противном случае ты бы сейчас не говорил со мной, поскольку был бы мертв. Как я уже говорил тебе, их ведет очень сильный маг. Кочевники и варвары подчинены его воле и теперь готовы ценою своей жизни выполнить любой его приказ. Но все же кое-что мне удалось понять. Ему нужен не ты и даже не твое королевство. Ему нужно вот это.

И Эверлинг протянул Радорсу два свитка.

– Что это?

– Это древние манускрипты. И он хочет, нет, пожалуй, так: он жаждет заполучить их, во что бы то ни стало.

– Что же в них такого ценного? Неужели два клочка папируса могут стоить стольких жизней?

– О-о, эти, король, стоят много больше! Я знаю магов, готовых ради этих свитков ввергнуть весь наш мир в пучину безумия. Но впрочем, о них после. Хм, если, конечно, это после наступит для нас, в чем лично я очень сомневаюсь. Итак, вернемся к свиткам. В этих манускриптах говорится о загадочной, легендарной и очень могущественной расе. Крахты, так они себя называли, они населяли этот мир задолго до появления человека, как, впрочем, и любой другой расы, включая даже самых древних из них, друидов. По сути, только благодаря им этот мир и стал колыбелью для многих рас, в том числе и для человечества. До недавнего времени мне доподлинно было известно только о существовании еще трех таких манускриптов, и в каждом из них говорится о крахтах. Я потратил многие годы, пытаясь понять язык крахтов и перевести эти манускрипты. И в конце концов мне это все же удалось. И то, что я узнал о них, полностью перевернуло мое мировоззрение. Крахты, что означает «первородные, первые и последние создания Великого Жнеца», наидревнейшая раса сверхсуществ, просто поразили меня своей силой и мудростью. Я…

– Крахты? Великий Жнец? О ком ты говоришь, Эверлинг? – перебил мага король. – Дикари вот-вот захватят Торос, а ты мне талдычишь о каких-то древних письменах.

– Ах да. Я, я сейчас, – забормотал Эверлинг, перебирая манускрипты. – Вот! Здесь упоминается о некой наивысшей силе, я бы даже сказал об абсолютной силе, создавшей небесные тела, Солнце, Луну, а заодно и наш мир. Ее, или, если угодно, его крахты величали не иначе как Великим Жнецом. Впрочем, за точность перевода я не поручусь, наш язык слишком скуден в сравнении с языком крахтов. Но, думаю, суть это вряд ли меняет. Я сейчас прочту тебе небольшой отрывок, это не займет много времени. Во всяком случае, ты поймешь, о ком идет речь. А заодно тебе станет ясно, почему эти свитки так важны. Так вот здесь сказано следующее: «ОН воплощение зла и добра, милосердия и жестокости, созидания и разрушения. ОН многолик и всемогущ, ОН первый и последний, ОН мрак и свет, ОН жизнь и смерть, и имя ему Великий Жнец». И вот еще: «Во времена, когда в великом и необъятном космосе еще не мерцали звезды. Когда Луна и Солнце не возвещали о приходе дня или ночи. Когда космос был покрыт беспросветным мраком, пробудился Великий Жнец, и содрогнулась вселенная от его поступи. Но всюду, куда бы ни кидал ОН свой взор, видел Великий Жнец лишь мрак, отступающий перед его горящим взором. И тогда создал Он звезды, что мерцают сейчас в небе, и стало светлее в бескрайнем космосе. Вновь окинул ОН взглядом космос и создал Солнце и Луну, чтоб ночь сменила день, а день ночь. Оглядел Он свое творение и решил создать мир. Создал ОН землю, на которой стали расти деревья и возвышались, упираясь в небо, горы, создал моря-океаны, а затем озера и реки, создал множество разных существ, чтоб смогли они жить и размножаться как на земле, так и в воде. И вновь оглядел ОН свое творение и остался доволен тем, что сделал. Но перед тем как вновь заснуть, возможно, на многие и многие тысячелетия, создал ОН существ разумных и бессмертных, одарил ОН их мудростью своей и указал им путь к совершенству. Дабы хранили они то, что сотворил ОН, и жили в благоденствии и мире». Как ты понимаешь, речь идет именно о крахтах. Но создания его, постигнув знаний, для разума смертных непостижимых, возгордились и сами решили стать равными своему создателю. К сожалению, остальной части древнего манускрипта у меня нет. Я так и не смог узнать, что именно произошло. И теперь, видимо, уже никогда и не узнаю. Но одно могу сказать с уверенностью. Крахты были очень могущественной и непостижимо мудрой расой. Настолько, что даже если половина из сказанного в этих манускриптах соответствует истине, то… – Эверлинг неопределенно взмахнул руками. – Одним словом, эти существа были не просто бессмертными и даже не богами. Нет! Крахты, или первородные, это уж как тебе будет угодно, и есть истинные создатели! Именно они посеяли в мирах, созданных Великим Жнецом, зерно разумной жизни и дали возможность многим расам появиться на этот свет. И они же создали хранителей этих миров! Как сказано здесь – могущественных, высших существ! Догадываешься, о ком идет речь? Ну, а затем по только одним им известным причинам ушли! Вот так вот просто ушли, как говорится, в никуда! Выходит (если конечно, верить этому манускрипту), наши боги не что иное, как создание крахтов. Но это еще не все. Покидая наш мир, они построили храм, в котором и по сей день хранится мудрость древних. Величайшее хранилище великих знаний и силы. Любой, кто получит даже часть этой силы, станет почти всемогущим. Ну, вот, собственно, и все, что я хотел тебе поведать. Теперь ты понимаешь, зачем ему нужны эти свитки. Уверяю тебя, он не остановится ни перед чем и сделает все, чтобы добыть их. Ясно одно, он рвется к силе, которая скрыта в этом храме. К силе, сути которой он, возможно, и сам до конца не понимает. Впрочем, я могу и ошибаться. Все может быть как раз наоборот. Тогда все намного хуже, гораздо хуже, чем я мог бы предположить. Эх, мне бы еще немного времени, хотя бы год, полгода. Ну да чего уж теперь.

– Так. Значит, если он сможет заполучить эти свитки, то сможет узнать, и где находится этот храм? А если так, то, значит, и тебе известно его местонахождение, верно?

– Не совсем. В этих свитках нет прямого указания о месторасположении хранилища древних знаний. Для этого нужна карта. Шестой и последний свиток. Лишь тогда, получив власть над магией, что хранят древние манускрипты, можно будет узнать, где находится храм крахтов, и главное, суметь войти в него.

– Шесть? Помнится, ты упоминал о пяти, включая эти два.

– Так и есть. До того как в руки мне попали эти свитки, я был уверен, что их всего пять. Но, судя по тому, что я узнал, прочтя манускрипты, их вполне может быть и шесть. Видимо, шестой свиток – это свиток, соединяющий все остальные, и он в руках того, кто напал на Торос. Получается, что у него есть ключ, а у меня замок, который можно открыть этим самым ключом. Радорс, если ему удастся соединить все свитки… – Эверлинг многозначительно покачал головой.

– Да-а, ясно. Ясно, что дела мои обстоят не лучшим образом. Но почему ты не хочешь, чтоб мои лорды узнали о постигшей нас беде? Они бы привели свои войска. И кто знает, может, все же нам бы удалось отстоять Торос?

– Нет, не удалось бы. Прости, Радорс, но участь Тороса предрешена. Как, впрочем, и всего Сорша! Ни тебе, ни твоим лордам с их воинами не остановить нашествия. Во всяком случае, не сегодня. Сорш ждут тяжелые времена! И все же это не конец, Радорс! Нет, не конец! У меня было видение. Да, я видел падение Сорша. Но я видел и его возрождение. Спустя годы, возможно, десятилетия Сорш все же восстанет из пепла поражения. И враг, ужасный и жестокий враг будет повержен и изгнан навсегда!

– Повержен, говоришь? Это, конечно, хорошо. Но сейчас там, на стенах моего города, погибают все те же соршцы. Гибнут от клинков варваров, умирают под копытами их коней, здесь, сегодня, сейчас. И все ради чего? Ради призрачного будущего, которого у них, возможно, никогда не будет. А если учесть то, что сейчас происходит под стенами Тороса, то больше половины торовцев так и не увидят этого самого будущего. Почему бы тебе просто не отдать ему эти свитки? Если неведомый маг пришел за ними, так пусть забирает их и убирается прочь. А еще лучше просто уничтожь манускрипты. Нет свитков, значит, нет причины осаждать Торос.

– Уничтожить? – хмыкнул Эверлинг. – Да ты взгляни на них. Время не властно над ними, прошли тысячелетия с того дня, как они были написаны, а они даже не пожелтели от времени. Разве не ясно, что их хранит древнейшая магия, магия самих крахтов. Нет, их нельзя уничтожить, просто невозможно. Во всяком случае, мне это не по силам. Что бы ты с ними ни делал, они вновь восстановятся. В них заключена огромная сила, способная либо низвергнуть наш мир в пучину безумия, либо одарить этот самый мир великой благодатью. Все будет зависеть от того, в чьих руках окажутся сии манускрипты. Что же касается того, чтоб просто отдать их… Хм, а что, собственно, это изменит? – вновь невесело ухмыльнулся Эверлинг. – Торос все равно уже не спасти. А вот последствия… Ты представляешь, что будет, когда он соединит воедино все манускрипты? Думаю, нет! Король Радорс, соединив все части, он получит силу древних свитков, станет могущественнейшим магом на земле. Но, тем не менее, останется смертным, а значит, его все же можно будет победить. Сколь ни огромна сила, заключенная в манускриптах, она все же ничтожна по сравнению с теми силами и знаниями, что хранятся в храме первородных. И зная это, он сделает все, чтоб попасть туда. И тогда уже ничто и никто не сможет его остановить. Он сможет по собственному усмотрению менять законы мироздания. Ему будет подчинено само время, а это значит, и прошлое, и будущее, не говоря уж о настоящем. Все народы без исключения станут его рабами. Лишь он один будет решать, жить им или умереть. Даже боги не в силах будут остановить его. Знания, знания крахтов опасны для нас, мы не готовы к ним. Обладание такой силой, таким могуществом может привести к гибели всего и вся в нашем мире. Неужто ты этого хочешь?

– Да нет, не хочу, – вздохнув, устало бросил Радорс. – Но если в этих свитках скрыта такая сила, почему ты сам не воспользуешься ими? Сокруши наших врагов, уничтожь мага, а потом спрячь их, да так, чтоб никто не смог найти манускрипты крахтов.

– Ты невнимательно слушал, – покачал головой Эверлинг. – Лишь соединив все манускрипты, можно использовать их силу. А как я уже сказал, их у меня нет. Теперь ты знаешь все, что я хотел тебе поведать. Прости, мой король, но на этот раз я ничем не смогу тебе помочь.

– Что ж, мне все ясно. Только вот, что мне сейчас сказать моим воинам? Впрочем, им-то как раз объяснять ничего не нужно. Есть враг, и они будут драться. Что мне сказать простым жителям, тем, что бьются сейчас там, на стенах города? И верят, верят, что мы победим! Ведь их король всегда побеждал! Как сказать им, что помощи не будет? Что нам всем сегодня придется умереть! И за что? За два измятых листка пусть даже очень древнего, но всего лишь манускрипта?

– Нет! Не за манускрипты, о них как раз им лучше будет не знать вовсе! Они сложат головы, защищая Торос, а значит, защищая весь Сорш. Впрочем, ты король, тебе лучше знать, что нужно сказать своему народу в такой день. А я верховный маг Сорша, и только мне известно, как я должен сегодня поступить. Иди, мой король, твои воины ждут тебя, твой народ ждет тебя. Да и мне многое еще нужно сделать.

– Эверлинг, а как же мой сын? Что будет с принцем?

– О его судьбе не переживай, я уже позаботился о нем. Все, что я могу сейчас тебе сказать, так это то, что он останется цел и невредим. И, что главное, не попадет в руки врага. С ним все будет хорошо, мой король, я клянусь тебе в том. И хотя будущее его скрыто от меня, возможно, он единственная и последняя надежда Сорша!

– Мой король, ваше высочество, с вами все в порядке?

– Что? Ах да! Все хорошо, я просто задумался, – встрепенулся Радорс. – Так ты спрашиваешь, чего этим кочевникам и варварам не сиделось на своих пастбищах? Ну, тут как раз все просто. Как ты сам только что вполне справедливо заметил, они кочевники, думаю, этим все и сказано. Вот то-то им и не сидится на пастбищах. Что же касается варваров и того, что им здесь понадобилось, да и всего остального… Так это вопрос не ко мне. А скорее к ним. Да ты и сам вот-вот сможешь задать им его, – кивнув на пробитые ворота, напряженно ответил Радорс.

К королю подбежал гонец от лорда Карша.

– Ваше величество, лорд Карш велел мне передать вам, что атака на северную стену отбита.

– Хорошая весть, молодец, Карш. А как вообще обстоят дела у командующего? Много ли убитых?

– Много, мой король, почти половина, не считая раненых.

В этот момент воздух прорезал протяжный гул королевского горна. Лорд Прест подавал знак, что готов прикрыть отступление короля и его войска.

– Вовремя, – не скрывая облегчения, выдохнул Радорс. – Беги и передай лорду Каршу, что он может отступать к цитадели. А мы с лордом Кайемом и лордом Эврисом прикроем общее отступление, здесь у ворот города.

Отсалютовав королю, гонец стремглав помчался назад.

– Да, и передай ему, пусть не медлит, нечего ему более торчать на стене. Скажи, чтоб поспешил, – крикнул вдогонку Радорс.

А затем тихо, почти шепотом добавил:

– Долго, боюсь, нам не продержаться.

Застрявший в воротах таран дал пусть небольшую, но все же передышку защитникам города. А кочевники после ряда безуспешных попыток выдернуть застрявший намертво в городских воротах таран изменили тактику. Они не пытались больше выдернуть его. Наоборот, используя длину и вес тарана, они пытались сорвать с крепежей пробитые так неудачно врата города. А те все стояли, скрипели, содрогались от могучих ударов варваров, но стояли. Но, в конце концов под яростным напором осаждающих ворота вздрогнули и медленно, словно нехотя, с глухим и стонущим скрипом рухнули на землю.

– Ну, теперь держитесь, – крикнул Радорс, вскинув меч.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Чародей друидов (Георгий Казаков, 2014) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я