Найдёныш

Ирина Грачиковна Горбачева, 2020

Щенок Найдёныш был ещё почти слепым щенком, когда в осеннем парке его спас мальчик Миша, который поселил щенка в тёплом подвале, где они вместе с друзьями ухаживали за ним и не раз спасали от злого домоуправа. Котёнок Пушок давно хотел узнать, что такое счастье. Он расспрашивал всех своих друзей, но каждый отвечал ему на этот вопрос по-разному. И только когда Пушок обрёл свой дом и друзей, он понял, что такое настоящее счастье. Собачку Ласку купили на рынке для того, чтобы одному мальчику не было скучно на даче. А когда лето закончилось, маленькую домашнюю собачку не взяли с собой только потому, что она беспородная. Ласка могла замёрзнуть зимой и погибнуть от голода, но ей на помощь вовремя пришли новые друзья. Паучок Тиша давно мечтал взлететь в небо, как птицы, и вместе с ними побывать в далёких странах. Стремясь к своей мечте, он понял, что только усердие и труд, доброе отношение к окружающим помогут добиться цели.

Оглавление

НАЙДЁНЫШ

Зима, покидая город, последний раз одарила его пушистым снегом. Он падал на землю крупными тяжёлыми хлопьями и почти сразу таял, растворяясь на уже тёплой земле.

Я сижу рядом с маленьким окошком, которое находится в подвале дома. В этом доме я живу. Конечно, не в самом доме, а в тёмном подвале, где много разных тёплых труб. Сижу, наблюдаю за играми ребят на детской площадке.

— Зачем вы бегаете под липким снегопадом? Лучше придите и посидите со мной. И сами согреетесь, и варежки посушите, — кричу я ребятам.

Но они меня не слышат. А может, просто не обращают внимания. Я смотрю на них и с грустью думаю, что вот ребята сейчас набегаются, потом придут домой, и родители будут ругать их за мокрые одежды и обувь, как меня и Машу ругает новый старший по дому, когда мы не успеваем спрятаться от него.

— Ох! Дождётесь, забью я окно. И не будет вам сюда входа! Нашли, понимаешь, пристанище на моём участке! — так сердито кричит он и выгоняет нас с Машей на улицу.

Этого дядю все называют домоуправ и он такой злой! Однажды, когда на улице был крепкий мороз, и разыгралась сильная метель, он выгнал нас на улицу. Если бы не Маша, я бы замёрз, превратился бы в настоящую ледяшку и сегодня не сидел бы у окошка. Но тогда, в ту ночь был праздник. Пока мы с Машей замерзали на улице, во всех домах нашего двора окна светились ярким светом. Потом, почему-то все жители стали громко кричать «Ура»! А потом такое началось! Некоторые жители вместе со своими детьми вышли на улицу и стали запускать в тёмное небо красивые и яркие цветы, которые почему-то сильно шипели и взрывались в небе яркими разноцветными шарами и звёздами.

Вышел на улицу и мой друг Миша со своим папой. Но прежде чем запускать шары, они подошли к нам с Машей.

— Так это твои друзья? — спросил Мишу папа.

— Да, смотри домоуправ, опять забил окно фанеркой и мои друзья могут замёрзнуть.

— Не дадим вам пропасть, — сказал Мишин папа и освободил окно от фанеры.

Потом Миша угостил нас разными вкусностями.

— Сегодня праздник у всех. Пусть он и у вас будет с вкусным обедом.

Мы с Машей наелись досыта, и друзья помогли нам вернуться на своё место.

Миша, это вот тот мальчик, который сейчас упал, прямо в скользкую лужу, он очень хороший. Это он нашёл меня на улице прошлой осенью в парке. Тогда я был совсем маленький.

Я лежал под кустиком, дрожал от холода и плакал. Тогда я ничего не понимал. Как я очутился здесь, на холодной, мокрой земле? Мне хотелось тёплого молока, и я горько плакал и звал маму. Я не успел даже разглядеть её. Это так грустно жить без мамы и её заботы. Но люди, которые пробегали мимо, совсем не замечали меня. Конечно, они такие большие, а я тогда был такой малюсенький, что поместился под упавшим кленовым листиком. Наверное, листик хотел хоть как-то спрятать меня от дождя, но я всё равно намок и дрожал от холода, от голода и страха.

Вот так я лежал долго, долго. Вскоре я замёрз так, что не мог даже позвать никого на помощь. Но вот кто-то остановился рядом со мной. Я увидел, чьи-то ноги в ботинках. Потом, подбежала ещё пара ног, но в других ботинках и их хозяин зло выкрикнув: — Что это за дохляк! — с силой отшвырнул меня ногой так, что я, пролетев в воздухе, упал на подстилку из опавших листьев.

Как мне было больно и обидно! Немного придя в себя, я увидел, как дерутся двое мальчиков. Потом, когда один из них, показывая кулак другому, убежал, ко мне подошёл защищавший меня незнакомец. Это и был Миша. Он поднял меня с мокрых листьев, погладил и положил к себе за пазуху. Как я обрадовался теплу! Прильнув к груди мальчика, я ещё долго скулил. Но от его добрых слов и нежного поглаживания, я немного успокоился и уснул.

Во дворе, куда принёс меня Миша, вокруг нас собрались ребята. Они шумно решали, что со мной делать дальше. Одни не могли меня взять к себе домой, потому, что в их семье недавно кто-то родился. У других уже были свои собаки. Но вскоре, Миша предложил, где можно найти укромное местечко для меня. Девочки разбежались по домам, чтобы принести блюдце, тёплую подстилку и молочко. А ребята, чтобы их никто не заметил, пробрались в этот подвал. С этого дня я здесь и живу. И кличка теперь у меня есть, как у домашней собаки. Теперь все дети нашего двора называют меня Найдёнышем. Они все мои друзья.

— Мяу! А я для тебя, кто? Мяу! — я услышал тихое мяуканье Маши.

— Я только когда подрос, понял, что вы добрая кошка. А когда вы согревали меня своим теплом и вылизывали мою шёрстку, я думал, что вы моя мама.

В тот день, когда ребята, соорудив для меня уютное местечко, разошлись по своим домам я, напившись молока, крепко заснул и мне приснился очень страшный сон. Мне приснилось, что я опять в тёмном парке лежу на мокрой холодной земле. От страха я проснулся, встал на слабые ещё лапы и побежал. Но вскоре я понял, что это был только сон, но вернуться на свою тёплую подстилку я уже не смог. Я заблудился в тёмном, ещё не знакомом мне подвале и тихо заскулил. Но вдруг, в темноте засверкали два зелёных огонька. Я испугался ещё больше и заскулил ещё громче.

— Это кто тут так плачет? Мяу! — ко мне подошла кошка Маша, — да ты совсем малыш, бедняга, — ласково промяукала она и лизнула меня в нос.

Маша совсем не больно подняла меня зубами за шёрстку и отнесла на мою подстилку. Она сама легла на неё, положила меня рядом и накрыла своей мягкой и тёплой шерстью. Как мне было тогда тепло и хорошо рядом с доброй кошкой!

Так я смотрел на ребят, которые вскоре разбежались по домам, потому, что снег перестал идти и полил колкий, холодный дождь. Ну, и правильно. В такую погоду лучше находиться дома рядом со своими родителями. Миша сейчас, наверное, сидит на мягком диване рядом с любимой мамой, а она гладит его по голове и поит тёплым молочком. Я тоже хочу тёплого молочка. Гав, Гав…

— Это, что такое! Безобразие! Они опять устроили здесь пристанище для бездомных собак! — послышался возмущённый крик домоуправа.

— Найдёныш, и чего ты растявкался? Мяу-мяу! — недовольно промяукала Маша, — опять нас выгонит, а я не хочу мокнуть под холодным дождём. Беги за мной. Мяу! Мяу!

— Здесь ещё кошки! Целый зоопарк устроили на моей территории! Вон на улицу, выгоняй их! — кричал домоуправ своему помощнику и топал от злости ногами.

Но мы с Машей быстро проскочили мимо них и спрятались в укромном местечке.

— Сиди здесь тихо и не вздумай тявкнуть. Здесь они нас не найдут.

— Всё, моё терпение иссякло! — возмущался домоуправ, — они убежали, а ты возьми металлический щит, и завари это окно. И чтобы никаких кошек и собак я в подвале не видел.

Вскоре послышался какой-то странный звук, потом лязг ключей, закрывающих подвал. Маша выглянула из нашего убежища и сказала мне, чтобы я шёл рядом с ней, потому, что в подвале стало очень темно.

— Теперь у нас нет окошка. Дверь закрыта, а как теперь нам выходить на улицу?

Как Миша и ребята будут приносить нам еду? — я заплакал.

— Мяу, мяу, не плачь. Когда-то этот домоуправ вернётся в наш подвал? Тогда мы сможем выскочить на улицу, — успокаивала меня добрая кошка.

Но мне всё равно было грустно. Я хотел есть. Мне очень хотелось пить. А в темноте было страшно, и я громко заскулил от обиды.

— Не бойся, ты же пёс! А собака ничего не должна бояться. Мяу, мяу!

Оставив меня на подстилке, Маша куда-то убежала. И оттого, что её не было рядом, мне стало совсем страшно. Почему-то я задрожал от холода, а в животе у меня так забурчало, что казалось, эти звуки слышны на улице. Я громко заскулил. Но Маши не долго было. Тогда я громко залаял, думая, что она услышит меня и вернётся. И она вернулась.

— Я же просила тебя сидеть тихо, всех мышей распугал и меня и себя чуть без обеда не оставил, — недовольно промяукала она, что-то положив рядом с подстилкой, — ешь!

Я кинулся к тому, что принесла мне Маша, но понюхав, отвернулся.

— Маша, собаки мышей не едят, — грустно произнёс я.

— Он ещё выбирать будет, — недовольно промяукала Маша, — я старалась, караулила мышку пожирнее для него поймала, а он даже спасибо не сказал.

— Спасибо, Маша, — протявкал я и опять заскулил от горя.

— Ну и жди, когда к тебе домоуправ колбаски принесёт, — Маша взяла свой трофей и с обидой ушла в дальний закуток, где мы с ней прятались от злого домоправителя.

Мне было стыдно, за то, что я обидел Машу. Она ушла, а мне без неё страшно и холодно. Я громко залаял и долго скулил, прося кошку вернуться. Вдруг я услышал странный шорох, я думал, что это вернулась Маша. Но рядом со мной оказалось какое-то чудище с длинными усами и длинным хвостом.

— Ты почему тишину нарушаешь? Живёшь в нашем подвале, так уважай наши порядки. Где Маша, вот я её сейчас поругаю.

— Я не нарушаю. Мне просто страшно одному. Я есть хочу.

— Не ругайтесь, тётя крыса, это мой воспитанник, — ласково промяукала Маша, оказавшаяся рядом с нами, — он ещё маленький щенок и ничего не понимает. И вообще, это же собака, а они даже мышей не едят.

— Ну, это не проблема. Пошли со мной. У меня в норке есть ещё не совсем сухая хлебная горбушка и кусочек сыра. А недалеко труба протекает. И появилась целая лужа с водой. Напиться можно. Побежали.

На радостях вильнув хвостом, я побежал за своими друзьями. В эту ночь, мы с Машей уснули сытыми. Но потом настали тяжёлые временя. Одной водой не наешься. Тётя крыса не всегда могла принести нам гостинец, мыши куда-то убежали, и Маша больше не ходила на охоту на них. Погрустнела и она. Домоуправ не приходил. И Маша больше не останавливала меня, когда я скулил и горько лаял.

Но однажды, когда наши силы были совсем на исходе, к заваренному металлом окошку подошёл Миша. Я сразу узнал его. На радости я стал громко лаять.

— Найдёныш, ты живой? Я не мог прийти раньше, потому, что простыл и лежал дома с температурой. Я думал, ты куда-то пропал!

Мы с Машей услышали голоса других детей и взрослых.

— А я слышу, он лает и лает. Думаю, наверное, это бедный щенок, которого вы подкармливали, — говорила одна женщина.

— Там ещё кошечка жалобно мяукала, — переживала пожилая женщина.

— Это, что за безобразие живых существ замуровывать? — возмущались жители дома.

— Я ходила в домоуправление, жаловалась. Так мне сказали, что наш домоуправ куда-то уехал, а ключи от подвала забрал с собой.

— Ничего, мы сейчас решим эту проблему, — сказал папа Миши, которого он позвал на помощь.

Мужчина ломиком поддел железку, и она упала, освободив нас с Машей из плена.

— Ура!!! — радостно закричали жильцы.

— Найдёныш, Найдёныш, иди ко мне, — громче всех звал меня Миша.

А меня и не надо было долго звать, я выскочил из подвала, и Миша сразу взял меня на руки. От радости, я лизал его нос и щёки. Я так был благодарен нашему освобождению.

— Кис-кис, Маша иди ко мне, — пожилая женщина нагнулась к окошку и тоже взяла на руки слабую, исхудавшую Машу, — бедная кошечка, пойдёшь ко мне жить? — спросила она её, гладя по шёрстке.

— Но кто же откажется от доброй хозяйки и своего дома, мяу-мяу, — ответила ей Маша и лизнула руку старушки.

— Знаешь, сынок, бери, и ты своего щенка домой. Малышей нельзя оставлять в беде. Подрастёт и будет тебе верным другом, — сказал Мишин папа.

— Правильно, у всех должен быть свой дом и верные друзья, — согласились все жители нашего дружного двора.

И теперь я самый счастливый щенок! У меня есть верные друзья и дом, где меня любят.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я