Повелительница каменных монстров

Илия Телес, 2020

Оказаться в другом мире с возложенной на тебя важнейшей миссией, и потерять память?! Это про меня. Я ведьма и на меня объявлена охота. Я не знаю, кто друг, а кто враг, а самое главное – я не знаю себя. Зачем меня прислали сюда, и что я должна успеть сделать, пока охотники не добрались до меня? Мне предстоит найти ответы на все эти вопросы, расследовать загадочные происшествия в академии драконов, куда меня притащил самовлюблённый крылатый, и выжить… Потому что охотники идут по пятам и достанут меня даже там, где стоит мощная защита.

Оглавление

Глава 1. Эйвери

Ветви кустарников царапали кожу, впивались в плоть и разрывали её острыми шипами, отчего приходилось стискивать зубы, чтобы не взвыть. От полуденного знойного солнца во рту всё пересохло. Губы потрескались и болели.

Я допустила большую ошибку, решив бежать через густой лес, но теперь уже дороги назад не было. Следовало замести следы, не позволить охотникам найти дорогу к лачуге бедной старушки, которая приютила меня, поэтому приходилось вилять, путать…

Они бежали по следу моей крови, по запаху магии, и в конечном итоге должны были вернуться к точке, с которой начали…

Сделав несколько кругов по одной местности, я осторожно двинулась в сторону озера, чтобы как можно скорее смыть с себя кровь. Только после этого я смогу вернуться в безопасное место.

Я ужасно устала, выбилась из сил, поэтому, когда добралась до озера и окунулась в воду, прямо в одежде, чтобы смыть кровь и с неё, готова была раствориться в воде, обволакивающей нежным целебным коконом. Пренебрегая всеми правилами, я зачерпнула немного воды в ладони и сделала жадный глоток. Живительная влага помогла немного прийти в себя.

Кто я? Почему нужна им?

Ответа на этот вопрос я не знала, но была уверена в одном — я должна бежать. Постоянно сбегать от них, пока не обрету себя, пока не верну память и не пойму, зачем меня отправили в этот мир. Какая миссия возложена на мои плечи? Почему меня так боятся?

Смыв грязь и кровь настолько, насколько это было возможно сделать, я вышла на берег и передёрнула плечами, потому что даже от тёплого ветерка становилось холодно. Длинная рыжая коса намокла и била по спине, как самая настоящая плётка.

Я склонилась над рюкзаком, оставленным мной на берегу. Внутри лежал маленький незнакомый зверёк. Его ранили охотники. Когда я путала следы, обнаружила малыша и не смогла пройти мимо него. Осторожно уложив его на дно рюкзака, куда должна была складывать травы, я забрала малыша с собой, надеясь, что удастся вылечить его.

— Потерпи немного, маленький. Хельга быстро приведёт тебя в порядок. Она целительница, только тсс! Мы никому об этом не расскажем, — прошептала я, почесав зверька за его длинным оттопыренным ушком.

Я чуть не подпрыгнула на месте, когда услышала звук трескающихся веток. Кто-то был совсем близко. Неужели охотники? Они стали умнее и поняли, что я пыталась всё это время водить их за нос? Тогда мне следует снова бежать… Но куда? Я не могла вернуться домой, пока охота не прекратилась.

Осторожно спрятав малыша в рюкзак, я повесила его на плечо и приняла оборонительную позицию, а сама начала рыскать глазами по местности в поисках укрытия. Бежать снова в лес нельзя, потому что он кишит охотниками. Если кто-то из них чудом вышел оттуда, то он один… Его можно попытаться задержать и выиграть для себя хотя бы немного времени.

На поляне показался молодой парень. Он совсем не походил на охотников. Тёмные густые волосы, торчащие ёжиком, чёрная куртка из кожи, брюки… Возможно, он кто-то из представителей элиты драконов, но точно не из рядов бритоголовых.

— Какая удача! А я думал, что буду куда дольше мотаться по свету, пока не найду тебя. Дикарка, верно?

Он закричал слишком громко, так громко, что его могли услышать охотники. Я приложила палец к губам, давая знак, чтобы молчал, и осмотрелась по сторонам. Прислушавшись к звукам, я поняла, что пока топота десятка ног в нашу сторону нет, и с облегчением выдохнула.

— Ты имеешь честь познакомиться с самым неотразимым, лучшим послом Его Высочества.

Корона…

Он пришёл за мной…

Вытянув правую ладонь вперёд, я направила в сторону Неотразимого ударную магическую волну, которая тут же сбила его с ног.

— Твою ведьминскую мать! — негромко зарычал королевский посол. — Терпеть не могу ваш род! От ведьм одни неприятности. — Он приподнялся на локте и посмотрел на меня. — Стой! Я везде искал тебя! Я хочу помочь! — закричал Неотразимый, пытаясь прийти в себя, но я уже улепётывала от него, сверкая пятками.

Охотники тоже говорят, что хотят помочь, но на самом деле это не так. Они выжидают момент, чтобы ударить побольнее… Я уже выучила этот урок за год нахождения в этом мире.

Я не могу доверять кому-то кроме Хельги, да и к ней порой отношусь с опаской — вдруг она решит продать меня этим бритоголовым в алых плащах?

Добравшись по тайным тропкам до хижины Хельги, я смогла перевести дух. Коснувшись ладонью прозрачного купола, который скрывал убежище старушки от посторонних глаз, я негромко позвала её.

— Хельга, это я… Эйвери.

Следовало отдать должное ведьме, придумавшей такую защиту. Её двор невозможно обнаружить. Если бы я не знала о куполе, ни за что бы не догадалась, что на топком болоте, коим она замаскировала свой двор, может находиться уютный уголок с настоящим домом и садом.

— Входи, дитя, — ответила ведьма.

Я сделала шаг вперёд и оказалась в аккуратном уютном дворике.

— Ты пришла не одна, — покачала головой Хельга, почувствовав присутствие ещё одной жизни, бьющейся за возможность существования, где-то на дне моего рюкзака.

Волосы Хельги блёклого рыжего оттенка, больше похожего на ржавчину, были собраны в гулю на макушке, а на носу с небольшой горбинкой ярко выделялась бородавка, размером с горошину — привет от древней жабы, которую ведьма пыталась поймать для своего зелья. Узкие глаза Хельги смотрели на меня с озорным прищуром. Я отвела взгляд в сторону, сняла с плеча рюкзак и подошла к столику, стоящему под тенистыми ветвями деревьев. Хельга любила сидеть на улице и читать, вот и сейчас она держала в руках раскрытую книгу и медленно покачивалась в плетёном кресле, которого коснулась своей цепкой лапкой магия, именуемая временем… Осторожно поставив рюкзак на столешницу, я достала из него раненого малыша и показала его ведьме.

— Шейод! — воскликнула она. — Я думала, что всех их уничтожили во времена гонений.

Хельга поднялась на ноги и почесала горб, который вырос на её спине от того, что предпочитала много времени проводить, сидя в своём излюбленном кресле. Она не рассказывала, почему решила вести затворнический образ жизни, а я никогда не спрашивала, так как не считала правильным лезть в чужую душу, тем более, когда своя остаётся потёмками.

— Шейод? — переспросила я.

Впервые слышала такое слово. Кем был этот малыш? Какой-то зверёк?

— Самый настоящий шейод! Ты только посмотри на него: уши растопыренные… глазёнки… Они очень умные существа, обладающие сильнейшей магией, а этот ещё совсем маленький детёныш. Но сколько же силы сокрыто внутри него… У Алых Плащей совсем не осталось ни капли стыда. Это они его ранили?

Я кивнула и обхватила себя руками, но тут же негромко шикнула, потому что палец попал прямо на рану.

— Ты снова не жалела себя, милая. Сколько раз я тебе говорить, что они не найдут мою лачугу? Не нужно так стараться путать их следы… Сюда не сможет попасть никто с тёмными намерениями.

— Я не могу подвергать опасности вашу жизнь, — прошептала я. — Вы ведь знаете, что тёмная магия может разрушить даже вашу защиту, поэтому осторожность никогда не помешает.

— Я видела свою смерть, милая, и она будет совсем не от рук Алых Плащей…

Я ничего не решилась сказать в ответ. Наверное, я бы никогда не хотела обладать даром провидения, потому что заглядывать в своё будущее страшно. Не хочу видеть собственную смерть и знать, что ждёт меня по ту сторону…

Хельга перевернула тушку шейода и внимательно посмотрела на кровоточащую рану. Она покачала головой и ушла в дом, а я окинула взглядом малыша, который теперь уже даже не открывал глазки, и сердце сжалось от сострадания. Мне стало безумно больно из-за того, что я не подоспела раньше… Возможно, он пострадал из-за меня, ведь если бы они не искали меня в этом лесу, то не наткнулись бы на него…

Ведьма быстро вышла из дома, болтая в правой руке бутылёк с жидкостью зелёного, приближенного к болотному, цвета. Она медленно полила рану малыша, и вокруг той всё зашипело, а шейод стал дышать чаще и дёргать лапками.

— Эдьетта*, ему больно… Его бьёт в конвульсиях. Быть может, следует остановить это?

— Тогда он умрёт. Ему будет больно сейчас, не скрою, но потом наступит облегчение. Он придёт в себя, вот только беда… У меня закончились листы сонмного куста… Они помогают быстрее залечивать раны. Этот малыш может прийти в себя уже завтра, если найти листы…

— Я могла бы достать их, только скажите, куда идти… — предложила я, тяжело вздохнув и подумав, сколько ещё смогу удерживаться на ногах. Впрочем, сейчас в первую очередь следовало думать об этом малыше, и уже потом о себе…

— Ты тоже ранена и выбилась из сил. Если ты снова столкнёшься с противниками, то не выживешь в этой схватке… Я пойду за листами сама. А ты следи, чтобы у него не пересыхала слизистая рта, смачивай ключевой водицей.

— Как далеко нужно идти? Вы ведь тоже можете выбиться из сил… А если встретитесь с бритоголовыми…

— О! Обо мне следует переживать в последнюю очередь. За свою долгую, испещрённую различными событиями, жизнь я прекрасно научилась маскироваться, поэтому со мной ничего не случится. Я неинтересна Алым Плащам, поэтому они не сделают мне ничего дурного.

Я кивнула и ещё раз посмотрела на измученного малыша, а всё тело заныло от мысли, что я могла оказаться на его месте, если бы попалась бритоголовым. По коже пробежали мурашки. Хельга взяла свой тёмно-зелёный плащ с капюшоном, накинула его на плечи, подняла корзину, стоявшую на крыльце, и кивнула.

— Я скоро вернусь, Эйвери. Не забудь обработать и свои раны. Целебный бальзам стоит на верхней полочке в шкафу. Впрочем, ты и без моих напоминаний помнишь это…

— Спасибо, — кивнула я и намочила ватку прохладной водой, чтобы приложить к губам шейода.

Малыш негромко простонал, словно плакал от боли, и у меня самой навернулись на глаза слёзы, застилая своей пеленой.

— Всё будет хорошо. Ты обязательно выкарабкаешься, — прошептала я.

Шейод что-то пробормотал, и мне показалось, словно он может говорить на нашем, человеческом, наречии, но он снова впал в беспамятство, а я присела в кресло, согретое Хельгой, и ощутила, как всё тело завибрировало: оно нуждалось в отдыхе. Я устала… Ужасно устала… И я понятия не имела, сколько ещё я смогу бегать от охотников.

И что будет, если однажды я попадусь в их лапы?

_______________________

*эдьетта — авторское уважительное обращение к ведьме.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я