Невменяемый дракон (Юрий Иванович, 2008)

Весь Мир Тройной Радуги знает, кто такой Кремон по прозвищу Невменяемый Колдун! Правда, самому Кремону от этого не легче. Ведь он Герой с большой буквы. А кто сказал, что Героем быть легко? Да, все восхищаются. Да, женщины сходят с ума. Да, чуть что – зовут на помощь! Но эти «чуть что» случаются едва ли не каждый день. Так и озвереть недолго. В чудовище превратиться. В Дракона с большой буквы! А уж когда дракон не один, а, скажем, двести… Представьте, ровно две сотни самых лучших, непревзойденных в боях Эль-Митоланов! И столько же порций смертоносной огненной смеси, готовой излиться на врагов. И столько же готовых к бою литанр – самого страшного оружия, которое сохранилось в Мире с эпохи древних…

Оглавление

Из серии: Невменяемый колдун

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Невменяемый дракон (Юрий Иванович, 2008) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Часть вторая

Неожиданный вызов

Отрешиться от мыслей о собственном величии помогло пересечение взглядов с наследной принцессой. И больших талантов не потребовалось, чтобы различить в ее ауре разочарование и смятение. Видимо, Элиза Майве никак не ожидала, что молодой Эль-Митолан не воспользуется таким уникальным случаем, чтобы практически единовременно стать третьей по важности фигурой в королевстве. Мало того, в ее душе все больше вскипало раздражение, а обида заставила глаза прищуриться. Хоть косвенно и неоткрыто, но получалось так, что ее, самую роковую женщину в мире, только что проигнорировали. Сопоставив женитьбу на ней с каким-то несчастным, посеревшим от древности орденом. Причем проигнорировал именно тот мужчина, близость с которым уже давно перешла все здравые границы и который на данный момент был единственным, за кого бы принцесса действительно согласилась выйти замуж.

Подобное отношение к себе не прощает ни одна женщина. А уж тем более такая, как Элиза Майве. Но к своей беде Невменяемый уже не смотрел на наследницу престола, а давно перевел взгляд на ее мать. По всем признакам наступило время прояснить ситуацию и получить должные объяснения по поводу такой спешки с награждением и объявления права «Великого выбора». В голове у молодого колдуна, конечно, мелькали сотни догадок и предположений по этому поводу, но сейчас лучше дождаться слов королевы Спегото и уже от нее понять истинное положение вещей. И та не заставила себя долго ждать:

– Вы все тому свидетели, что я постаралась из всех своих сил оставить молодого героя в нашем королевстве. И доставшейся мне властью я обещала ему здесь самое лучшее проживание. Ни в коей мере мне не хотелось проверить его на преданность моему кузену, королю Энормии Рихарду Огромному. Но так оказалось, что господин Кремон Невменяемый доказал свою лояльность Энормии самым надлежащим образом. И надеюсь, мои подданные будут брать с него пример. Сейчас настало время объяснить такую поспешную церемонию награждения. Дело в том, что Эль-Митолан Невменяемый как истинный исследователь и талантливый ученый практически не хотел покидать недра из-за невероятного объема работы, который ему там предстояло провести. Только мой строгий приказ заставил его бросить все свои дела и выйти в большой мир. Но дальше задерживать его я не имею права, поэтому, дорогой Кремон, я удовлетворяю вашу просьбу и разрешаю вернуться в подземное царство немедленно.

В речи королевы было столько недомолвок и намеков для искушенного в положении вещей человека, что молодой колдун сразу понял, что ему предстоит очень скоро нечто важное и экстраординарное. Поэтому не стал переспрашивать и удивляться, а просто во второй раз преклонил колено и поблагодарил Дарину Вторую от всего сердца:

– Спасибо, ваше Величество! Ваша щедрость и доброта ко мне воистину безграничны. И я прощаюсь с вами совсем не надолго.

– Я тоже в это верю. Поэтому говорю: «До свидания. Ваши друзья вас ждут».

Затем королева проводила царственным жестом уходящего героя, полуобернулась ко всему залу и вторично воскликнула:

– Слава Кремону Невменяемому!

На этот раз стекла от криков не полопались, но загромыхало тоже с порядочной силой. Так и выбрался молодой колдун из пиршественного зала под приветственные и восхваляющие возгласы в темнеющие, прохладные дворцовые коридоры. А уже там его сразу окружили взволнованные телохранители и оба королевских посланника. Как более старший по воинскому званию, полковник Такос Однорукий сразу сжато стал пересказывать суть последних событий:

– Дело в том, что два дня назад пришла срочная депеша от Рихарда Огромного, в которой он приказывает срочно нам всем явиться в Пладу. Естественно, что нам всем пятерым делать в Энормии нечего. Мы обязаны передвигаться скрытно, не привлекая к себе особого внимания и собственными телами охранять твою драгоценную персону.

– Да уж, – решил пошутить Невменяемый, намекая на количество висящих на нем наград, – стоимость моего тельца возросла многократно.

– Тут не до шуток, – обеспокоенно отозвался с другой стороны Шеслан Тулич. – Такие приказы означают только одно: случилось нечто важное настолько, что Рихард пошел на такой неблаговидный в отношении к Дарине Второй поступок. Она, правда, тоже получила депешу, может, ей известны некие подробности, но сути послания к ней мы не знаем. Зато она очень правильно тебе подыграла, якобы отправляя прямо из дворца в подземное царство. Думаю, и с Лилламелем она договорится о молчании и должном твоем прикрытии.

– Ох! – застонал Кремон, припомнив, сколько интересного и уникального материала накопилось в его жилище, выделенном вьюдорашами. – Там ведь работы столько осталось!

Они всей группой быстро передвигались по дворцовым переходам к своим апартаментам, и Такос полуобнял молодого коллегу за плечо прямо на ходу:

– Не расстраивайся! Мне кажется, в Энормии просто возникла слишком сложная проблема и там по обычной инерции мышления сразу вспомнили о тебе. Поэтому есть два простейших варианта развития событий. Первый: пока мы доберемся до Плады, там все и так решится без твоего участия. И второй: ты прибываешь на место, немножко думаешь, знакомишься с обстоятельствами и быстренько находишь правильный выход из любой ситуации. А потом, соответственно, мы вновь быстренько возвращаемся в Спегото.

Заметив, что Кремон морщит лоб в явном сомнении, он добавил:

– Если, конечно, тебе удастся с таким грузом медалей и орденов перемещаться «быстренько».

– Вот именно…

– Потому как король Энормии довольно ревнивый в этом отношении правитель и вряд ли позволит своему подданному разгуливать с бульшим количеством наград чужого королевства, чем хранятся у него в сокровищнице. Обязательно он захочет перещеголять Дарину Вторую, несмотря на близкие родственные отношения.

– Ха! Тогда мне стен в Каменной Радуге не хватит для развешивания этих украшений.

Они как раз вошли в приемную апартаментов Невменяемого, и тот сразу же замер, расставив руки в стороны. А брат и сестра Шиловски принялись быстро снимать с него ворох наград. Бабу вместе с Шесланом Туличем тут же аккуратно складывали сверкающие предметы в специальные футляры и паковали в жесткий дорожный кофр. Оказывается, распорядители празднества сразу же передавали эти футляры телохранителям еще до награждения.

С досадой рассматривая приготовленные баулы, Невменяемый с горечью осознавал ту прорву не сделанных дел и не выполненных обещаний. Как ни странно, даже Сильвия ему припомнилась, племянница Брига Лазана, и страшно захотелось с ней увидеться и попрощаться. Да и с самим асдижоном хотелось перед дальней дорогой хоть несколькими словами перекинуться. Много недоговоренностей осталось у него и с наследной принцессой. Ведь они так и не обговорили свои линии поведения при повествованиях о плене, и неопределенность о сути их интимных отношений была довольно неясна. Оставалось только надеяться, что Элиза не затаила на него какой-нибудь обиды и в дальнейшем не возведет в ранг недоброжелателей или чего еще похуже.

Да и с многими друзьями, соратниками хотелось просто по-человечески попрощаться. А тут приходится съезжать тайно, словно в бега какие подался.

Только вот раздумывать было некогда, и Кремон со всей присущей ему интенсивностью подключился к сборам вещей и экипировке оружия.

– Что с лошадьми?

– Должны уже быть готовы. Выедем через служебные ворота.

– Как там мой Торнадо?

– Сам я его не видел, – ответил Бабу, – но конюхи сказали, что все так же безобразничает и резвится.

– Это он от безделья. Кстати, как будем передвигаться после озера? Или так и продолжим плавание по Гранде?

Обычно путешественники так и делали, добирались на суднах до самого Бонати, торгового центра восточнее Себерецких гор, и уже оттуда добирались до столицы по ровному, как стрела, тракту. Только в данном случае приходилось спешить изо всех сил, и полковник Однорукий сразу же возразил:

– Нет, это слишком долго. Нам приготовят подменных лошадей через каждые два часа пути. А за своего Торнадо не переживай, его потом спокойно приведут в столицу.

– Кстати! Где мои волшебные плоды?

– Вот в этой сумке, – ткнула Мирта пальчиком. – А мне жаль, что так и не успели посмотреть на твое дерево. Вдруг оно уже тоже плодоносит?

– Вряд ли, – почесал за ухом Невменяемый. – Слишком мало времени прошло. А еще бы несколько плодов для посещения и исследования Сонного Мира не повредили бы.

– Когда это ты собрался спать? – на мгновение замер полковник. – У нас уже каждый час дороги расписан. Только когда будем пересекать озеро – сможем спать все время.

– Думаешь, удастся?

– Он, может, и думает, а я – знаю! – строго поджал губы профессор медицины. – Ты вон и так последние несколько суток не спал, а это тоже мое упущение.

– Может, не надо со мной обращаться как с больным? – возмутился Кремон и тут же пожалел об этом. Потому что тотчас на него набросились все пятеро и принялись наперебой высказывать свои замечания о его непослушании, самолюбовании, авторитарности и полному игнорированию элементарных норм отдыха и трудового цикла.

Пришлось поднять руки верх и запричитать:

– Может, хватит? А еще друзья называются! Создается впечатление, что для выслуживания перед королем Энормии вы готовы меня спеленать как младенца.

На что Мирта тут же радостно закивала:

– Ой! Какая отличная идея! Я бы тогда хоть спокойно выспалась.


На заднем дворе их встретил Аллан, первый помощник герцога Каррангаррского. Да и за время боевых приключений в Великом Походе он стал для всех энормиан самым настоящим другом. Поэтому, когда узнали, что ему приказано сопровождать отряд до самой границы, все обрадовались.

Больше никто попрощаться с уезжающими не вышел. Да оно и понятно было, не до того: практически уже сегодня, поздно ночью, было намечено подписание договора и основных соглашений о сотрудничестве и взаимопомощи. И в интересах государства никто и помыслить не мог покинуть Дарину Вторую хоть на несколько минут.

А многие друзья и приятели пребывали в полной уверенности, что Кремон со своей группой вновь возвращается в подземное царство. И они там встретятся в самое ближайшее время.

Семь всадников довольно быстро добрались до порта и там уселись на самое быстроходное судно в королевстве, которое принадлежало непосредственно владычице и ее семье. Да и само название «Волшебная чайка» говорило о неординарности небольшого с виду кораблика. Снасти для парусов на нем тоже наличествовали, только вот ни ветра, ни весел для движения не понадобилось. Когда лошадей разместили в трюме, а люди разложили свои баулы в кормовой надстройке, то только тогда Алехандро заметил, выглянув в иллюминатор:

– А ведь мы уже довольно далеко от берега!

Все поспешили на внешнюю палубу, посматривая на проносящиеся мимо бортов барашки волн. Невменяемый тут же потребовал от помощника герцога:

– Признавайся, Аллан, какая сила нас подталкивает?

Его чуть старший коллега с невероятной гордостью, словно корабль принадлежал ему лично, стал давать пояснения:

– «Волшебная чайка» – единственный корабль в мире. Подобных больше нет. Так что нам выпала великая честь проехаться на таком чуде древней магии. Для движения здесь используются два водомета в кормовой части судна. Силы для водометов накапливают сразу двумя способами: небольшую часть сбрасывают на древнее приспособление в трюме Эль-Митоланы, а большую часть дает само озеро. Насколько я знаю, для скоростного путешествия на тот берег и обратно достаточно простоять в порту несколько суток и «обобрать» силенки у парочки наших коллег.

Полковник Однорукий пытался заглянуть в каждую щель корабля.

– Сколько же человек команды на борту?

– В данный момент справляются четыре человека. Конечно, когда королева желает прокатиться по озеру под парусами, на борту работает еще двадцать опытных матросов. Но делается это только во время водных парадов и больших государственных праздников.

– Удивительное судно! – не сдержался Кремон от восклицания. – И сколько же ему лет?

– Сам бы хотел знать, – признался Аллан. – Да только герцог так на меня посмотрел при моем подобном вопросе, что я больше не спрашивал.

Стоящий рябом Бабу глубокомысленно кивнул:

– Наверняка это страшная тайна.

На что Мирта весьма бездумно возразила:

– Скорей всего, никто возраста «Волшебной чайки» не знает, поэтому создают видимость великого секрета.

Гигант собрался что-то возразить своей коллеге, но та тут же перешла на строгий тон и приструнила:

– И не смей со мной спорить! Понял?

Бабу, прежде чем ответить, тяжело вздохнул и выдавил из себя:

– Так точно, госпожа командир…

Никто не смог сдержать непроизвольной улыбки. Теперь ближайшее будущее громадного телохранителя обещало быть полным подобных одергиваний и строгостей. Ведь он проспорил баронессе Шиловски в том, что отряд отыщет Утерянный Путь ровно за неделю. Потому что именно в конце седьмого дня Великого Похода три Эль-Митолана увидели величественное сооружение древних отделенными сознаниями. А значит, по условиям спора, Бабу теперь должен был при малейшем желании со стороны Мирты обращаться к ней только с почтением и добавлять при этом унизительное для себя словосочетание «Госпожа командир». В перипетиях окружения и последующих действий отряда очаровательной телохранительнице было не до выигранного спора, но зато теперь, когда дышалось легко, а жилось привольно, она не собиралась прощать деревенскому увальню его незаконно захваченное лидерство, заносчивость и высокомерие. А зная ее въедливый характер, все в отряде только и ждали того часа, когда баронесса начнет издеваться над своим коллегой. Заодно пытаясь предугадать, каким образом Бабу выберется из неприятной ситуации.

Только Кремону как командиру отряда было позволено приостановить издевательство над другом, но он пока делать этого не собирался. Потому как ничего страшного не происходило, в личные споры вмешиваться не с руки, делу они не мешали, да и вообще посмеяться в веселой компании всегда полезно. Заодно и проверить можно товарища на психическую выносливость. Пока Бабу вроде со своими эмоциями справлялся и воспринимал проигранный спор, как нечто от него не зависящее и ниспосланное небесами за прежние жизненные прегрешения. Да и сам он себя убеждал, что сказать два слова совершенно не трудно.

От ожидания дальнейших пикировок телохранителей всех оторвал барон Тулич:

– Очень смешно, но двигаемся мы быстро. В полночь уже будем на берегу, откуда начнется бешеная скачка до самой Плады. Поэтому требую от вас сразу ложиться и спать. Тех, кто отстанет в пути, ждать не будем. Хотя и так вполне естественно, что до столицы мы доберемся только втроем, но постарайтесь и вы протянуть как можно большую дистанцию.

Все три телохранителя явно обиделись. Они хоть и понимали огромную разницу в выносливости между собой и Эль-Митоланами, но в открытую признавать ее не собирались.

– Это мы еще посмотрим! – высказалась Мирта от имени своих коллег. И они все дружно первыми поспешили в кормовую надстройку, где в тесных каютах находились трехъярусные койки. Эль-Митоланы хоть со снисходительными улыбками, но тоже поспешили дать надлежащий отдых своим бренным телам. Все-таки скачка в главный город Энормии предстояла весьма изматывающая, а почти целую неделю такого передвижения и колдунам вынести предстояло со всем напряжением своих и позаимствованных сил. Что уж тут было говорить о людях без умений призывать себе на помощь сами основы великого мироздания.

Невероятное задание

Сама скачка для всех ее участников осталась в памяти одним сплошным и серым кошмаром. Практически каждый из них понимал, что так передвигаться не стоит, можно вообще привить себе отвращение не только к прекрасным и красивым животным, но и вообще к самой дороге. Растоптать в себе тягу к путешествиям и навсегда получить комплекс истинного домоседа.

Но делать было нечего, да и срочность в приказе короля оговаривалась самая что ни на есть наивысшая. Что еще раз подчеркивало то отношение, которое оказывалось путникам на любой остановке для смены лошадей или минимального отдыха для приема пищи. Сменные животные предоставлялись великолепной породы и невероятной выдержки, а некоторые блюда умудрились врезаться в память даже при таком изнурительном, отупляющем путешествии.

Силы тоже им вливали, сколько и когда надо. Но телохранители все равно не смогли достичь Плады вместе со всеми. Первым в начале четвертого дня свалился с ног и провалился в глубокий сон Алехандро. К вечеру того же дня свалилась и его сестра Мирта. Да и Бабу сумел добраться после этого лишь до следующей смены лошадей. Зато остался горд собой невероятно, что оказался хоть на два часа выносливее своей несносной «госпожи командира». Скорей всего, он себе просто поставил цель: умереть, но проехать чуток дальше. И эту цель удалось достичь только на остатках собственной силы воли.

Дальше трех Эль-Митоланов сопровождали их коллеги, по двое сменяясь через каждые полдня. Опять создавая при этом впечатление, что доставляют в столицу самое великое, срочное и важное. Потому что Кремону постоянно вспоминалась подобная скачка, когда он добирался таким же образом на окраину королевства, в поселок Агван, который, кстати, уже давно считается городком. Но тогда предстояло невероятное по сложности задание проникнуть в Ледонию. А вот что случилось сейчас? Какой помощи от молодого колдуна ожидает первый человек в Энормии? Неужели в таком огромном королевстве не нашлось Эль-Митолана для выполнения возникшей задачи? Или действительно произошло нечто ужасное?

Все эти вопросы кружились в голове у Невменяемого все время движения к Пладе. Разве что, оставляя с правой стороны от себя Себерецкие Горы, молодой колдун вспомнил о великом отшельнике и мимолетно пожалел о своих невыполненных намерениях побывать там в гостях. После этого он с еще большей скорбью в тысячный раз припомнил, сколько нераскрытых тайн осталось в подземном царстве вьюдорашей, и заскрежетал зубами от досады.

«Теперь я припомню королю все его обещания! И как только справлюсь с новым заданием, вообще потребую отпустить меня на досрочную пенсию. Столько важных и нераскрытых тайн оставлять за своими плечами! Да я теперь спать спокойно не смогу! Ведь все самое интересное и великое на пространствах Великого Пути отыщут и откроют без меня, уже не говоря о тех чудесах, которые есть у самой королевы Спегото. Повезло исследователям, повезло, они будут заниматься настоящим делом… а обо мне останется только дурацкое прозвище «Смерчегрох». Или «Грохосмерч»? Не все ли равно! Остается только надежда, что дело действительно окажется пустяковым или к моменту нашего приезда решится само по себе…»

Как оказалось к концу седьмого дня – сами по себе дела решаются только с другими героями. А к Невменяемому у Судьбы было особенное, трепетное отношение, и она не скупилась на невероятные повороты в его жизни.

И очередной поворот можно было предчувствовать уже по тому факту, что молодому герою после прибытия в королевский дворец Плады разрешили только освежиться, сменить одежду и сразу же явиться на прием к монарху, которого побежали будить. Что уже само по себе тоже являлось событием экстраординарным. Мало того, когда Кремон вошел в личный кабинет его величества, то там кроме хозяина находился еще и Первый Светоч магического Совета, министр иностранных дел, один из старейших Эль-Митоланов Энормии Тормен Звездный. Создавалось впечатление, что первые люди королевства и спать-то не ложились, а терпеливо дожидались одного из самых молодых своих подданных. А значит, случилось что-то страшное, не иначе. Поэтому Невменяемый вежливо поприветствовал монарха и министра и с достоинством присел на указанное кресло. И сразу Рихард Огромный перешел к делу:

– Не спрашиваю тебя, как добрался, потому что дорога каждая минута. Практически мы чуть ли не сами хотели мчаться тебе навстречу, чтобы изменить маршрут и сразу отправить тебя в Агван. Чуть позже ты узнаешь причину нашего ожидания в столице.

– Ваше величество, что там случилось? – не смог сдержаться от переживаний Кремон.

– Никто из наших не погиб, если тебя волнует это, и не пострадал, – тут же успокаивающе поднял король ладошку. – Мы сами только две недели как вернулись оттуда с торжественной церемонии подписания договора с Сорфитовыми Долинами. Хотя сотрудничество между нашими государствами уже давно идет полным ходом, но полный официоз состоялся только недавно. Зато несколько грандиозных сооружений практически сразу выведет Энормию на совершенно новый уровень технического развития. Например, сейчас неимоверными темпами идет строительство специальной железной дороги, которая соединит Пладу с Агваном. По ней, с двух сторон, уже проложено две трети пути, и мы добирались туда и обратно именно в предоставленных сорфитами и тагами каретах с магическими движителями. Отстроенными участками пока пользуются только в экстренных случаях. Ты тоже о железной дороге знаешь, видел лично в Сорфитовых Долинах, и должен через полчаса отправиться по ней в Агван. Только срединную часть пути тебе надо будет преодолеть верхом на лошади.

Повисла пауза, которую скорей можно было обозначить невысказанным со стороны молодого колдуна вопросом: «Зачем?» Но теперь стал рассказывать Тормен Звездный:

– Вот как раз после нашего отъезда из Агвана там и произошло невероятное событие. С нашей стороны произошла «элементарная» утечка информации, и драконы предприняли беспрецедентную попытку сорвать официальную встречу возле границы коварным нападением с воздуха. Только с датой они были введены преднамеренно в заблуждение, мы закончили встречу на высшем уровне раньше и разъехались. А на следующее утро на подступах к Агвану, в районе Клаковской гущи, и состоялось особо не разглашаемое для остального мира сражение. Наши силы были наготове, противника заметили заблаговременно, и практически враг был уничтожен в лучшем стиле подобных военных операций. Но вот именно при этом удалось впервые в истории захватить полностью жизнеспособное тело одного из нападавших пиратов. Как ты знаешь, дракона практически нельзя пленить, даже лишив его сознания. Как только он приходит в себя – сразу умерщвляет себя. Именно поэтому никто тысячелетиями не знает – что творится во внутренних районах Альтурских Гор, допросить никогда и никого не удавалось.

Молодой колдун вспомнил о предателе, который жил долгое время в государстве драконов и который был уничтожен ураганом в Гиблых Топях:

– Жаль, что Самсона Градобоя не удалось пленить и допросить как следует.

– Да, – скривился Тормен как от лимона. – А заодно узнать, каким образом его уговорили на предательство и службу этим крылатым бестиям.

– Тем не менее, – остановил своего министра король, – на данный момент появилась уникальная возможность впервые в нашей истории забросить лазутчика в Альтурские Горы.

– Вы мечтаете завербовать дракона в союзники?

– К сожалению, это неосуществимо, даже в том случае, если бы он остался самим собой.

– То есть пленный повредился рассудком?

– Можно и так сказать. Но скорей всего, после страшного удара о скалы он полностью умер в умственном отношении. Хотя мозг, по утверждениям специалистов, цел и может без труда управлять всем телом.

– Интересно… – протянул Невменяемый, хотя в подтексте слышалось однозначное: «А я-то тут при чем?»

Поэтому Первый Светоч продолжил с нажимом:

– Расшифровка Трактата и еще нескольких найденных книг древности позволила нам приготовиться к уникальной операции в истории нашего магического бытия. Теперь можно пересадить полное сознание человека в подобное, лишенное сознания тело. Несколько из обязательных условий: равный возраст. Тому дракону около двадцати пяти – двадцати шести лет. Одинаковый пол – в данном случае мужской. Магическое умение. Он тоже – Эль-Митолан. Ну и еще по мелочам. В остальном – дело только за нашими учеными… и за тобой.

Кремон с некоторым недоумением переводил глаза с его Величества на Первого Светоча и обратно и затем хмыкнул неожиданно даже для себя:

– Хорошо хоть пол сходится.

– Как ты понимаешь, дело невероятной важности, – Рихард Огромный был не намерен шутить. – И ты не единственный кандидат. Уже отобрано несколько добровольцев твоего возраста. Только вот сам мне скажи: ты доверишь такое задание Эль-Митолану, который проходит курс молодого колдуна и еще находится под гнетом своего наставника?

– Да нет, конечно! – вырвалось у Невменяемого с некоторым возмущением. – Куда такому… хм, как бы это выразиться… ну… в общем…

Он так и не довел свою мысль до конца, вовремя сообразив, что хотел сам себя обозвать желторотым птенцом и ничего не смыслящим в жизни неучем. Только помотал в воздухе кистью руки, словно отмахиваясь от точного определения. Потому что себя он уже давно и вполне заслуженно считал чуть ли не ровесником если не Хлеби Избавляющего, то уж Давида Сонного точно.

– Вот видишь, дружище, – как с равным заоткровенничал с ним Тормен Звездный. – Теперь ты нас поймешь, основные надежды только на тебя. Практически никто во всем королевстве не сможет действовать так самостоятельно, активно и умело. И нам просто жизненно необходимо воспользоваться представившейся возможностью. Ты понимаешь?

Молодой колдун задумчиво кивнул в ответ, но продолжал молчать. И тогда король тяжело вздохнул и признался:

– Память у меня хорошая и я прекрасно помню все данные тебе обещания об отпуске и прочих льготах. Могу добавить, они все остаются в силе. И более того, ты вообще можешь от меня потребовать чего угодно…

– Да что вы, ваше Величество!

– Хоть у нас и нет «Права выбора», но для тебя мы его введем.

Оказывается, подробные новости из Спегото уже достигли столицы Энормии. У Невменяемого опять неожиданно промелькнула мысль о государственной пенсии, он улыбнулся, но спросил совершенно о другом:

– А что будет с моим телом, пока я буду отсутствовать?

– Будет храниться и подкармливаться в самых тепличных условиях, – стал заверять Первый Светоч.

– И рассудок мой не повредится?

– Ни в коей мере!

– И мои магические умения не пропадут?

– Скорей наоборот, увеличатся.

– Ну, если так… – наморщил лоб Кремон. – Да и вряд ли это займет много времени…

– Конечно. После адаптации и перелета в государство драконов ты уже будешь сам на месте решать, что делать и как долго там находиться. И о стоящих задачах тебе объяснять не надо.

– Для чего мне адаптация?

– Хм! А ты как думал? Очнулся в теле дракона и сразу полетел? И сразу разбился? Нет, дорогой. Тебе придется практически заново учиться ходить, а уж летать ты сможешь, хорошо, если к концу первого месяца.

– Шутите?!

– Так, по крайней мере, утверждают наши специалисты. И вот только после полной адаптации к новому организму ты сможешь лететь на все четыре стороны.

– Однако…

– Не капризничай. – Рихард Огромный встал с места и в нетерпении заходил по кабинету. – Кремон! Если тебе чего надо еще, говори. Решу в одночасье. Но время очень поджимает, пересадку сознания надо проводить в ближайшие дни. Решай немедленно!

Внутренне Невменяемый согласился с предстоящим заданием уже давно, только вот никак не мог успокоиться по поводу собственного тела.

– Да я решился. Просто не хочется долго в теле самого лютого врага оставаться. Я-то думал вначале, что дел всего на несколько дней, а тут… Вдруг моя оболочка испортится?

– Да что ты как маленький? Во время адаптации сам будешь за ней присматривать. К тому же обидеть твою тушку твои друзья не позволят. Ведь отдыхать тело будет в замке Давида Сонного. Присматривать будут и Хлеби Избавляющий, и Коперрульф и тетушка Анна. Кстати, и эта твоя подружка, как ее… маркиза Баризо тоже сейчас в Агване.

– Мальвика? Она туда как попала?

– Решила на встречу с сорфитами полюбоваться. Ну и помимо того вбила себе в голову одного человека там отыскать. Мы уехали, а она осталась в замке почему-то. Не увозить же ее силой.

– Ваше Величество должно быть построже с такими подданными, – расстроился молодой колдун неизвестно отчего. – Теперь получается, что Каменная Радуга осталась совсем без присмотра.

Рихард Огромный впервые за время беседы улыбнулся:

– Вот ты Мальвику и отправишь домой в Пладу. Между предварительными обследованиями и подготовкой у тебя на месте будет несколько дней. Хотя господин Огюст, наш патриарх всех Эль-Митоланов, нарадоваться не может отсутствию любимейшей прапрапракакой-то-там внучки.

Пока молодой колдун соображал, что ответить, его старший коллега, Тормен Звездный, поднялся из-за стола, подошел к нему и похлопал своими ручищами по плечам.

– Рад, что ты все правильно понял и согласился, – тем самым как бы подчеркивая невозможность к отступлению. – Мы с его Величеством теперь хоть немного успокоимся: с такими талантами, как у тебя, успех практически гарантирован.

Кремон попытался привстать, но так и остался сидеть, придавленный растроганным от прилива чувств Первым Светочем. Только и умудрился, что сыронизировать:

– А теоретически?

– Ерунда! Теоретически сейчас может произойти всемирное землетрясение, и Плада провалится под землю. Так что нам теперь, сидеть и плакаться о возможной смерти? Вот и тебе надо просто сделать вполне несложную для тебя работу: доставить сведения об этих неприступных Альтурских Горах. Все новые детали о нашей современной жизни узнаешь уже в Агване. Тулич и Однорукий переходят в твое подчинение. Телохранители тоже догонят через сутки-полтора. Так что… давай прощаться!

Те же руки выдернули молодого колдуна из кресла и от души прижали к огромному телу. Потом и его Величество с чувством похлопал своего подданного по плечу и отдавил несколько пальцев руки при пожатии.

А еще через час, налюбовавшись непроглядным ночным пейзажем за окном и обсудив немыслимое по скорости транспортное средство, Невменяемый вместе с Такосом Одноруким и Шесланом Туличем стал укладываться на удобных полках дребезжащей на стыках рельс кареты. Сомнения, конечно, заедали, смогут ли они уснуть в таком грохоте, и не перевернутся ли они на повороте. Но заедали недолго. Все-таки семь суток беспрерывной скачки могли утомить даже Эль-Митоланов.


Проснулись от ярких лучей Занваля, бивших прямо в лицо, от резких подергиваний стальной кареты и от дикого визга тормозящих железных колес. Похоже, что карета прибыла к конечной точке своего пути, и следовало пересаживаться вновь на коней. Правда, в седла вскочили не сразу, прямо возле кончающихся полосок стали стояли столики с горячим обедом, и троица колдунов с удовольствием присела на раскладные стулья. При этом они с нескрываемым интересом рассматривали сам процесс работы, которая шла по подготовке и укладке полотна для железной дороги. Тысячи подвод, которые тащили похасы, подвозили грунт, песок, щебень, а тысячи людей с лопатами формировали ровную и прямую насыпь. Причем магически в формировании интенсивно помогали и сотни Эль-Митоланов из числа людей, тагов и сорфитов. Затем сверху прокатывали тяжеленные катки, а уже за ними укладывали на подготовленную поверхность просмоленные шпалы. По мере укладки шпал на них прикрепляли рельсы и подсыпали щебнем. Практически дорога строилась на глазах, и обедающие колдуны не могли те самые глаза оторвать от завораживающей картины. Причем поражало их особенно то, что разные по внешнему виду разумные трудятся так слаженно и единодушно.

Уже вскакивая в седло, Кремон констатировал:

– Если так и дальше пойдет, то мы скоро все Арки откроем!


Во время скачки тоже удалось рассмотреть много интересного. Оказывается, по всей протяженности строящейся дороги шли подготовительные работы. Особенно в тех местах, где приходилось перекидывать мосты через реки или делать вырубку горных склонов для «полок».

Обменяться мнениями об увиденном удалось лишь под утро следующего дня, когда тройка Эль-Митоланов вновь уселась в карету железной дороги. И по единодушному суждению увиденное строительство произвело на всех неизгладимое впечатление. Стоило вспомнить и о том, что в самом ближайшем времени начинают строительство еще двух очень важных веток железных дорог. Первую проложат от Плады к Энтору, второму по величине городу Энормии, а вторая соединит столицу с городом, торговым центром Бонати на реке Гранда, а потом и потянется дальше, прямо к городу Гунотар, расположенному на реке Лакона.

Вытянувшись на удобных и мягких лежанках, путешественники мечтали о том дне, когда им не придется уже трястись неделями в седлах, а передвигаться по стране вот так, с комфортом и возможностью спокойно общаться. Хотя при разговоре никто не отводил взгляд от большого окна, где под утренними лучами Занваля проносились пейзажи родного королевства. Тем более что вначале проскочили по окраинам города Лиода, пронзая при этом огромное здание, которое по созвучию с морской терминологией называлось Каретным Портом, и именно здесь планировалось в будущем делать остановки для высадки пассажиров и их посадки.

И уже подъезжая к конечному месту назначения, Невменяемый вполне справедливо решил, что пока, в окружении друзей и защитников, пользоваться своей магической энергией ему не придется. А раз так, то он вполне выверенными и привычными движениями влил свою силу в верхнюю жемчужину первого ордена. Поработать со вторым он пока не имел времени, а вот силы накапливать хоть когда-то, да следовало начинать. Вдобавок, если понадобится, то он в любой момент может вернуть силу в собственное тело.

Агван

Знакомые околицы показались в окне в конце дня. Хотя таких изменений Кремон увидеть не ожидал. В том месте, где он когда-то ехал с Мальвикой по пыльной и почти пустынной дороге в Лиод, теперь стояли ровными рядами сотни недавно выстроенных домов. Причем отличались они между собой только высотой, конфигурацией крыш, цветом отделочного камня, да расстановкой приземистых печных труб. Яркая зеленая черепица, изготовленная из местной глины, вполне мило гармонировала с серым, каштановым и сиреневым мрамором, который тоже не надо было возить издалека, а добывать сразу же в ближайшей горной гряде.

Железная дорога не прошла разросшийся город насквозь, а обошла гораздо севернее, словно оставляя еще место для последующих построек в северном направлении. Именно там, километрах в пяти от памятного для молодого колдуна трактира, и построили великолепное здание Каретного Порта. Причем оно, в отличие от строящегося в Пладе и в Лиоде, уже было завершено, и путешественники смогли воочию полюбоваться на место, где в скором времени будет роиться такое же количество разумных, как это происходит в больших морских портах на побережье великих океанов.

Каменное возвышение располагалось возле самой кареты, и на этом возвышении прибывших пассажиров встречала целая делегация. С каким-то щемящим чувством Кремон рассмотрел в группе людей и прочих разумных протектора Агвана и своего первого наставника Хлеби Избавляющего. Давнего друга и одного из первых учителей Давида Сонного. Как всегда, блистающего в своем рыцарском облачении маршала Ганби Коперрульфа. Кряжистого и седого старосту, вернее мэра города Берки Смилги.

Прямо перед мэром стояла тщедушная и хрупкая фигурка тетушки Анны, которая почему-то строго поджимала губы, словно с кем-то только недавно спорила. Но рядом возвышающаяся красавица Лирна, невеста отставшего в бешеной скачке Бабу, улыбалась так счастливо, что было понятно, кого она ожидает увидеть в первую очередь.

В толпе стояли еще с пяток женщин, десяток мужчин, но больше всего внимания на переднем плане к себе привлекал огромный и солидный сорфит, в котором Невменяемый с некоторым колебанием узнал Рафу Зелая. Но вот в сидящем на загривке у своего друга таги, ошибиться было трудно: Татил Астек – собственной персоной. Чуть сзади группы встречающих находилось еще несколько сорфитов, на спине каждого из которых для лучшего обозрения стояло сразу по двое, а то и по трое маленьких таги. Наверняка здесь собрались и те, кто руководил строительством как Каретного Порта, так и всех вспомогательных коммуникаций. Потому что дальше железная дорога не обрывалась, а, тускло поблескивая металлом сразу четырех полосок, ныряла в темный зев рукотворного тоннеля. Видимо, дальше тоннель пронзал всю скальную гряду и выныривал уже на технически совершенной территории Сорфитовых Долин.

Все встречающие с неослабным вниманием всматривались в запыленные окна тормозящей со страшным визгом кареты и, похоже, набрали как можно больше воздуха для приветственных криков.

– Вот это я понимаю, – подхватывая свои вещи, воскликнул полковник. – Настоящая встреча героя!

– Я вас умоляю! – вскинулся Кремон. – Не героя, а «героев»! Заслуги у нас одинаковые, просто мне повезло чуть больше. Поэтому не надо меня подталкивать впереди себя и потакать незнанию всех моих знакомых. Выходим дружно, вы впереди меня… Такос! Имей совесть: иди первым, тем более что ты там всех знаешь.

– Если бы… – буркнул полковник. Но больше спорить не стал, а выйдя к торцевой подножке кареты, картинно поднял свободную руку в приветствии.

Тут же раздались приветственные крики, перемежающиеся радостным женским визгом. Такос Однорукий шагнул на возвышение, и вслед за ним показался профессор медицины. Барона Тулича тоже встретили как положено, хотя по интенсивности снижающегося шума было понятно, что публика немного разочарована. Поэтому Кремон постарался выскочить из кареты без всякого лишнего позерства. Он на хорошей скорости соскочил на каменное возвышение и сразу же бросился здороваться с встречающими:

– Кого я вижу! Давид! Господин Хлеби! Ганби! Как я рад вас всех видеть! Господин мэр, приветствую вас и сразу передаю привет от внука. Он скоро за нами подтянется. О, Рафа! И ты здесь?! Татил! – он потрепал сорфита по гриве и протянул руку маленькому таги. И тот, прыгнув, вцепился в нее своими ручками. Как и положено было в таких случаях между ними, Кремон пару раз прокрутил висящего почти параллельно земле человечка вокруг себя, и тот мычал при этом от удовольствия.

Потом настала очередь женщин:

– Тетушка Анна! Вы прекрасно выглядите, даже наоборот, словно помолодели!

Как и прежде, домоправительница замка относилась к молодому парню, словно к собственному внуку и текущие по щекам слезы, когда они прекратили обниматься, лишний раз служили тому доказательством.

– И ты здесь, Лирна?! Мне кажется, что немного отставший Бабу тебя просто не узнает, потому что ты стала еще большей красавицей!

Невменяемый уже сделал шаг назад после братского поцелуя с Лирной и намеревался ждать, пока Хлеби не представит ему всех остальных, как вдруг стоящая с другой стороны тетушки Анны девушка сама прыгнула ему на грудь и крепко прижалась с ним щеками.

– Почему со мной не здороваешься?! – послышалось в ухе обиженное пыхтение.

Кремону пришлось с недоверием отстраниться от незнакомой ему очаровашки и только тогда его словно током ударило:

– Мальвика! Это ты?! Да ты же стала настоящей принцессой! Вот это да… А я ведь тебя и не узнал! Даже представить не мог, насколько ты выросла и стала обворожительной красоткой. Однако!

Действительно, перед ним, смущаясь от таких комплиментов, стояла юная маркиза Баризо, которую когда-то он же и спас при отражении атаки на замок протектора Агвана. Но теперь девушка совсем не напоминала то лысое и косоглазое существо, которое вообще поначалу приняли за мальчика. Теперь Мальвика выглядела словно бутон только что начавшей распускаться прекрасной розы. И столько в ней было очарования, таинственности и грации, что Невменяемый никак не мог поверить в такие чудесные изменения. Нельзя было, конечно, назвать маркизу истинной красавицей, но нечто роковое, присущее, например, той же наследной принцессе Спегото, в ней просматривалось сразу.

От созерцания Мальвики пришлось, конечно, быстро оторваться, Хлеби Избавляющий сразу же стал знакомить со всеми остальными встречающими. Первым делом он представил тучного мужчину, Эль-Митолана Каменного, который, по сути, и руководил всем проектом переселения сознания в тело дракона. Представил также других профессоров медицины, которые оказались на короткой ноге с бароном Туличем. И сразу группа врачей образовала свой кружок интересов, прямо с ходу став обсуждать особенности тела и характера пациента. То есть самого Невменяемого. Судя по их репликам и взглядам, они бы уже сразу не постеснялись разложить молодого героя на столе прямо в Порту и провести над ним первые исследования.

Хорошо хоть того быстро окружили несколько весьма симпатичных женщин, которые все оказались Эль-Митоланами и работали в новом замке Давида Сонного над проблемой раскрытия Малой Арки. Именно так теперь назывался найденный артефакт, после того, как Спегото рассекретило сведения о своей Большой Арке.

Прежде чем женщины-коллеги подхватили Кремона под руки и весьма настойчиво повели к выходу из Каретного Порта, протектор Агвана успел сообщить:

– Ну и, естественно, тебя еще один старый друг ожидает. Только вот Спин наотрез отказался прилететь в это крытое здание.

Захотелось поскорей увидеть своего боевого товарища, лидера в стае боларов. И молодой герой, сразу же поддавшись игривым подталкиваниям веселых колдуний, включился в общий разговор:

– А как вам работается с таким весельчаком, как Давид?

– Кто весельчак? Ни за что не поверим! Самый скучный руководитель, которого нам довелось видеть!

– Не может быть! – он с недоумением оглянулся на чуть отставшего Сонного. – Да мой друг всегда был гвоздем любого мероприятия.

– О! Вот это точно, что «был»! – хихикали женщины наперебой. – Сейчас он уже давно не гвоздь… И даже не «гвоздик»! Неужели он тебе и в самом деле друг?

– Конечно…

– Тогда тебе придется его заменить во многих очень важных вопросах. Он совсем не работает с подчиненными, – стали громко жаловаться Эль-Митоланы-женщины. – Не заботится о нуждах нашего быта! Практически забросил работу! Даже в дуросовую пещеру перестал с нами спускаться! И к любым мелочам придирается!

На площади перед Портом стояло несколько больших карет, и при посадке Давид Сонный постарался оттереть своего друга от подчиненных ему по службе женщин.

– Как вам не стыдно такие глупости выдумывать? Вот видишь, Кремон, как получается: заботишься о них, переживаешь…

Самая шустрая колдунья все-таки втиснулась с ними на одно сиденье, хоть ей и пришлось для этого с помощью левитации приостановить спешащую на то же место Мальвику.

– Не верь ему, Кремон! Заботился он о нас только в первые дни. А потом, если говорить по секрету…

Договорить ей не дал осудительным взглядом усевшийся напротив Хлеби Избавляющий. Следом за ним уселась со своим племянником и тетушка Анна. За их спинами расположились мэр Берки Смилги и маршал Агвана Коперрульф. И лишь только тронулись в путь, домоправительница стала отчитываться:

– Кремон, они сразу хотели тебя тащить в замок Давида, но я им не дала. У меня такой роскошный ужин на столы накрывают, а они хотели тебя голодным оставить. Ты только можешь себе такое представить?

– В голове не укладывается! – поддержал старушку Невменяемый, незаметно перемаргиваясь со вздыхающим Хлеби.

– Сколько помню, он никогда тебе как следует наесться не давал, – продолжала читать нотации домоправительница. – Вечно куда-то гонял и мучил тренировками.

– Тетушка, ну зачем ты так? – попытался успокоить ее протектор Агвана. – Ведь все согласились поужинать, несмотря на катастрофическую нехватку времени.

– Вечно вам времени не хватает…

Чтобы прекратить озабоченное ворчание, Кремон вытянул руку в сторону и спросил:

– Что это такое строится? Да и вообще, здесь столько всего изменилось.

Теперь уже Давид и Хлеби принялись наперебой и с хвастовством показывать гостю все изменения, которые произошли за последний год. Даже в старой части городка выросло несколько домов в четыре этажа. Да и на центральной площади прибавилось несколько новых, пока еще непонятных Кремону аттракционов. Именно на них и указал Давид Сонный:

– Завтра мы тебя прокатим с ветерком! – Правда, тут же спохватившись добавил: – Если успеем.

При тетушке говорить о предстоящем переселении сознания не следовало. Поэтому внимание вновь было обращено на окружающие дома.

Пожалуй, единственный местом, где никаких изменений не произошло, остался замок протектора и прилегающие к нему территории. Все так же делила надвое долину убегающая вдаль дорога, зеленели посадки кустов свала слева, а направо расстилалась голубизна огромного озера, края которого скрывались за многочисленными скалистыми островами.

Хотя некоторые изменения были: гладь озера в разных направлениях бороздило несколько рыбацких баркасов, а на коньке крыши замка беспечно устроилось до десятка взрослых боларов. Тогда как молодые летающие растения целой стайкой носились над хозяйственными постройками.

Как только передняя карета подъехала к главному входу, ее сразу окружил целый лес свисающих по сторонам кореньев. Загодя присматривающийся Кремон моментально уцепился за нескольких из них и закричал:

– Спин! Дружище! Как я рад тебя видеть!

На что болар ответил совершенно правильной, без единого акцента речью:

– Здравствуй, Кремон! Ты бы только знал, как мы все по тебе соскучились.

Корни других зеленых шаров тоже тянулись к Невменяемому с приветствиями. Он пожимал и подергивал каждый из них, потому что и сам давно мечтал о такой встрече.

– Как вы тут поживаете?

– Мы теперь весь свой уклад поменяли, – стал хвастаться Спин. – В лесу практически остались жить только старики, да несколько особо недоверчивых. Остальные все переселились на опушки леса и крыши обоих замков. Здесь намного лучше и сытней. Вот только до сих пор нас стараются от всего и всех охранять и практически запрещают разговаривать со всеми остальными людьми. Все еще делают вид, что мы друг друга приручаем.

Получилось так многозначительно, что даже Хлеби засмеялся. Но тут же стал серьезным:

– Пока мы стараемся не открывать всему миру правды о вас, и сам знаешь почему.

– Да знаю… Кстати, Кремон, завтра с утра я тебе хочу показать нечто очень интересное. Никто из людей еще этого не видел.

– Заинтриговал! Сразу соглашаюсь.

Протектор Агвана опять подхватил парня под локоток и стал поторапливать:

– Время поджимает, поэтому поспешим все к столу. Спин, влетай со своими друзьями в окна.

Болар решительно возразил:

– Да нет, вон вас сколько. И не любим мы в тесных помещениях долго находиться. Лучше здесь, на просторе, подождем.

Никто больше с ним спорить не стал, хотя непосредственно в гостевом зале замка Хлеби пояснил Кремону:

– Мы с ним иногда тоже здесь обедаем. Когда народу мало. Научили его играть в несколько настольных игр, так он теперь азартным стал до невозможности. И соплеменников своих научил: на крыше болары установили несколько столов в гнездах и там играют порой целыми сутками.

Кремон восхищенно покачал головой:

– Надо же! И кто научил? Наверняка Давид?

– Не угадал! Хотя и он потом одну игру им тоже показал. В основном это заслуга Мальвики. Она уже две недели только этим с боларами и занимается. Говорит, что это очень им помогает развивать логическое мышление.

Вошедшие как раз рассаживались на свои законные и привычные места, и молодая маркиза услышала последние слова хозяина замка. Промолчать она никак не могла:

– Конечно! В последние дни тот же Спин решает задачки по арифметике раза в три быстрей, чем к моему приезду.

Похоже, Хлеби Избавляющий ей не слишком то и поверил, хотя согласно и одобрительно покивал. Незаметным жестом попросил девушку помолчать, встал, поднял наполненный гремвином бокал и осмотрел всех собравшихся за столом. И только затем произнес речь:

– Помнится, еще совсем недавно к этому замку прибыл никому не известный молодой человек, который к той минуте и не ведал, что ему уготовано стать Эль-Митоланом. И не просто колдуном, познавшим основы мироздания, а, пожалуй, одним из самых лучших Эль-Митоланов в мире. Подумать только, что я не хотел его пускать в дом и побаивался коварства с его стороны… Даже искупал в озере ненароком. – За столом послышались сдержанные смешки, и только тетушка Анна посмотрела на своего племянника с нескрываемым укором. – И вот теперь я несказанно горжусь тем, что именно мне довелось стать первым магическим наставником для всемирно известного героя. И хочу подчеркнуть: все, чего добился в этой жизни Кремон Невменяемый – его личная заслуга. Такой настойчивости, воли и стойкости духа можно только по-хорошему завидовать. Мы рады, Кремон, что ты вновь вернулся в эти стены, и поднимаем бокалы за твое здоровье!

Оглавление

Из серии: Невменяемый колдун

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Невменяемый дракон (Юрий Иванович, 2008) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я