Жемчужный орден (Юрий Иванович, 2008)

Каким-то чудом Кремону Невменяемому удалось выжить в Гиблых Топях. Ну, не совсем чудом – немного колдовства, немного выносливости, немного удачи и… море молока легендарной Топианской коровы! Правда, Кремону не удалось одолеть это море без последствий. Странные изменения стали происходить с ним – появился странный нарост, испускающий загадочные магические сигналы. А тут еще ее величество спеготская королева Дарина Майве Вторая пригласила Кремона для выполнения одного деликатного поручения. И правильно! Кому, как не великому Невменяемому Колдуну, проникнуть в зловещие недра Карраганских гор?..

Оглавление

Глава 7

Неожиданная западня

На этот раз прием проходил в чисто рабочей обстановке, в личном кабинете королевы Дарины Второй. Это, как было известно молодому колдуну, являлось символом необычайного доверия к лицам, удостоенным подобного приглашения. А уж когда Кремон рассмотрел скромно пристроившуюся в самом уголке наследную принцессу, то сразу успокоился и перестал искать огрехи в своем поведении. Зато стал лихорадочно придумывать способ избавиться от ее высочества как можно мягче и на продолжительное время. Ведь, скорее всего, именно высочайшее присутствие своей дочери во всех его делах и попытается навязать королева Спегото.

Но все оказалось совсем иначе, по крайней мере внешне. Ибо Дарина Майве начала разговор с таким видом, словно желала облагодетельствовать молодого колдуна до конца жизни:

– Господин Невменяемый, у меня к вам небольшое, но очень важное личное задание.

– Ваше величество, готов выполнить все, что в моих силах! – последовал твердый, но весьма многозначительный ответ.

Дрогнувшая бровь ясно дала понять, что королева сразу уловила подтекст, поэтому на протяжении всего разговора она оставалась холодной и бесстрастной:

– Для начала хочу обратить ваше внимание, что предстоящее задание является важным и касается самой большой тайны нашего королевства. Об этой тайне знают лишь несколько человек во все мире, и разглашение карается смертной казнью.

Подобное заявление с явной угрозой в будущем весьма обеспокоило Кремона. Одно дело выполнять тяжелое, неразрешимое и тоже секретное задание по поиску Утерянного Пути, а другое дело отягощать себя новыми, пусть даже потрясающе интересными секретами. Молодой колдун хотел было возразить против такого «непосильного» доверия, но обжегся о ледяной взгляд королевы и благоразумно промолчал. Видимо, все уже решено без него и споры ничего не изменят, лишь усугубят положение. Ничего не оставалось, как самым внимательным образом выслушать королеву до конца.

– Так вот, дело касается Источника Жизни, власть над которым имеют лишь правительницы Спегото.

Услышав это, Кремон даже не попытался скрыть заинтересованность на своем лице. Еще бы, самая главная тайна этого неприступного королевства! Чего только не говорили об Источнике, каких только легенд и сказок не сочиняли, но суть была действительно грандиозной: под воздействием воды из этого Источника заживали любые раны и даже отрастали оторванные конечности. Правда, кропить водой должна лично правящая королева или первая наследница, иначе никаких лечебных свойств не проявлялось. К тому же надо было испросить у Источника разрешение и выбрать для этого определенный день и время. В общем, условностей существовало много, но чудо исцеления доказывалось тысячами случаев.

Естественно, что каждый Эль-Митолан с радостью согласился бы на очень многое, лишь бы перед ним хоть на мгновение приоткрылась завеса великой тайны. А тут всего лишь требуется никому о ней не рассказывать! Невменяемый в нетерпении даже подался вперед, боясь пропустить хоть одно слово из объяснений.

– Общеизвестно, что Источник Жизни расположен в двух больших каменных чашах, сообщающихся между собой. В первой чаше источник бьет струей вверх, а во второй исчезает неизвестно где. Куда пропадает живительная влага, никто не ведает. Но зато об этом знаем мы. С помощью второго умения, присущего только нашему королевскому роду, мы раздвигаем волны озера до самого дна или превращаем толщу воды в леденистую взвесь. И нам известно, в каком месте на дне озера находит свое продолжение Источник Жизни. Скорее всего, именно поэтому мы имеем неограниченную власть и над самим озером.

Кремон уже и дышать перестал, не замечая снисходительный и довольный взгляд, которым его ощупывала сидящая в уголке наследная принцесса. Да и заметив его, отмахнулся бы не задумываясь – ведь не каждый день удается соприкоснуться с великой тайной. А если таких тайн вообще целых две, тут не до личных симпатий или антипатий!

– Однако воды Источника некоторые свои свойства проявляют лишь после выхода из донных трещин под озером. Поэтому очень редко, и только когда этого требуют интересы государства, мы отправляемся туда за водой, предварительно раздвинув толщу озерных вод.

Невменяемый не выдержал и бесцеремонно перебил рассказчицу:

– До самой поверхности?

– Конечно. Потому что создание подводных тоннелей полностью обессиливает наш организм.

– А корабли вниз не падают?

– Определенная сила отталкивания удерживает их от приближения к пропасти. К тому же возле того участка берега издавна категорически запрещено любое судоходство и рыбная ловля. – Королева сделала паузу, ожидая новых вопросов, но, увидев лишь частое нетерпеливое кивание, продолжила: – Одна из нас раздвигает волны, а вторая идет к Источнику за водой. Ваше задание заключается в охране наследной принцессы при хождении по дну озера. Уверена, вы справитесь с этим лучше всех.

– Обязательно, не сомневайтесь! – Кремон еле сдержался, чтобы не вскочить на ноги. – Но… разве больше некому, кроме меня?

– Так сложилось, что два человека, которые выполняли эту функцию раньше, сейчас в отъезде, а доставленные мне для оживления экземпляры плодов не должны перейти черту окончательного омертвения.

– Понятно, значит, на дне можно восстановить засохшие растения?

– Правильно, вы сразу ухватили саму суть, с деталями вас познакомит моя дочь. С этого момента вы поступаете в ее распоряжение и выходите к объекту немедленно.

Принцесса встала и горделиво последовала к выходу. Теперь стало отчетливо видно, что наследница престола одета в боевой костюм горных егерей без знаков воинского различия. Но сшит он был явно с учетом особенностей ее прелестной фигурки, чтобы подчеркнуть пикантные выпуклости и таинственные углубления. В таком костюме было одновременно удобно и воевать, и соблазнять.

Молодому колдуну ничего не оставалось, как, кланяясь королеве, попятиться следом за Элизой к двери. Догнав ее в коридоре, он забросал первую наследницу вопросами:

– А почему Бриг Лазан этим не занялся?

– У него другие обязанности и гораздо меньше умений.

– Ну а другие асдижоны?

– Те же причины.

– Ого! Значит, те двое, что сопровождали вас всегда, очень сильные и разносторонне развитые Эль-Митоланы?

– Еще бы! Да они самые лучшие в нашем королевстве.

– Нельзя ли меня с ними познакомить?

Принцесса оглянулась через плечо:

– Зачем?

– Вдруг они смогут оказать нам помощь в походе под Каррангаррами?

– Нет, они уже категорически отказались от этого сомнительного мероприятия. – И, словно предвидя очередные вопросы, Элиза язвительно добавила: – Да и возраст им не позволяет совершать далекие путешествия. А с вами они тоже решили не общаться, не доверяют. Предпочитают наблюдать со стороны.

– Жаль… – озадаченно протянул вслух Кремон. А про себя сразу решил, что принцесса явно что-то выдумала – или старичков колдунов, или мнимую опасность на дне озера. Если первое, то чуть позже правда обязательно выяснится. Если второе, то предстоящая прогулка окажется спокойной и познавательной. Поэтому он расслабился и приготовился смотреть и слушать, боясь пропустить самое интересное.

Вначале они зашли в личные покои принцессы. Правда, только в прихожую, где на большом столе стояли две заранее приготовленные закрытые плетеные корзинки. В одной из них находились пустые фляги из рыбьих пузырей. Легкие, прочные и фактически прозрачные из-за отменной выделки. Во второй корзинке лежали слегка сморщенные, полузасохшие плоды, которые Кремон сразу же узнал благодаря своим уникальным многосторонним знаниям. Поэтому он не удержался от восклицания, когда принцесса приоткрыла крышку корзинки, как бы проверяя, все ли на месте:

– Так ведь это плоды Поднебесного сада!

– Тебе довелось их пробовать? – удивилась принцесса.

– Шутишь? Мне и видеть-то их вживую не доводилось. Только на картинках и на страницах учебников. Говорят, они не по карману даже большинству королей.

– К сожалению! – Элиза непроизвольно сглотнула слюну. – Хотя мне довелось их пробовать. Именно поэтому мама и решила лишить Поднебесный сад монополии и создать свой собственный. Для этого мы и идем оживлять плоды.

– Получится?

– Наш доверенный купец специально отбирал плоды самые сочные и свежие. То есть не совсем высохшие. Так что должно получиться их прорастить.

– А как вы будете ухаживать за деревьями? Ведь менсалонийцы так охраняют свой сад, что никто во всем мире до сих пор не знает, как эти деревья выглядят и что с ними надо делать.

– Почему же? Ходят слухи, что они представляют собой огромные нагромождения острых шпилей-стволов и торчащих во все стороны двухметровых деревянных игл. Когда вырастут, мы в этом убедимся или опровергнем.

– Кошмар любого садовода! Но говорят, удовольствие от поедания этих плодов того стоит. Расскажи хоть в двух словах о своих ощущениях после употребления плода.

Они уже вышли из комнаты и теперь петляли по длинным коридорам, направляясь в дальнее левое крыло королевского замка. Кремон нес корзинки, а Элиза с мечтательным выражением лица описывала свои ощущения:

– Изначально рекомендуется употреблять плоды за несколько часов перед сном. И есть их надо на голодный желудок, лучше очищенный с помощью специальных процедур. После того как плод съедается, часа два идет плавное увеличение работоспособности. Потом в голове наступает резкое просветление. Все проблемы и задачи решаются легко и быстро, причем оригинальными способами, до которых в обычном состоянии ни за что не додумаешься. Но самое главное – это ночной сон. В нем ты совершаешь путешествие в сказочный лес с такими огромными и высокими деревьями, что неба практически не видно. Но тени нет, кругом светло и ясно, как в разгар дня. Затем на полянку вылетают тысячи маленьких созданий с прозрачными крылышками и начинают водить в воздухе хороводы над сказочными цветами. В этот момент можно выбрать любое создание, мысленно устремиться к нему и на несколько часов стать им самим. Участвовать в хороводе, летать, упиваться новыми ощущениями и даже заниматься любовью с себе подобными. Непередаваемые ощущения и воспоминания!..

– И что, всем всегда снится только лишь этот лес и полянка? – оборвал повисшую было паузу Невменяемый.

Элиза задумалась, затем беззаботно махнула ручкой:

– Само собой, сон для всех одинаков. Хотя бабушка пару раз пыталась вылететь из леса.

– И ей это удалось?

– Понятия не имею. Да и какая разница? И зачем лишать себя такого редчайшего удовольствия…

– Лишать себя занятий любовью с эфемерными созданиями? – ехидно уточнил Кремон, но принцесса не обратила внимания на очевидную колкость. А может, просто сделала вид, что не обратила.

– И это тоже. Но самое главное – это ощущение полета. Вернее, само умение летать, порхать и упиваться свободой в воздушном пространстве. Вы, Эль-Митоланы, и так можете левитировать, поэтому вам не понять чувства простых людей, которые лишены подобного удовольствия.

– Так уж и простых! – хмыкнул Невменяемый. – Ваш королевский род обладает такими силами, которые неподвластны и группе колдунов.

– Да ну… Только и можем, что волны раздвигать, – вырвалось у Элизы, и тут же, словно спохватившись, она добавила: – И Источником управлять… А во всем остальном обычные простые люди.

Кремон запомнил эту странную оговорку.

Один из длинных коридоров закончился большой металлической дверью, возле которой стояло два гвардейца из личной охраны королевы Спегото. Честь принцессе они отдали браво, не проронив и звука, но с таким откровенным удивлением посмотрели на входящего в открытую дверь Невменяемого, словно увидели привидение. А когда тот проследил за их взглядами, которые метались от корзинок к пустым рукам ее высочества, то сразу понял: принцесса всегда несла корзинки сама и, скорее всего, проходила в эту дверь в одиночестве.

Но эту странность тоже можно будет обдумать позже. Пока же Кремон приметил, что дверь открывается и закрывается сама, без каких-либо внешних усилий, словно Элиза управляла ею мысленно. Вот тебе и очередное скрытое умение самого «простого человека»! Хотя, возможно, здесь присутствует охранная магия, пропускающая через порог только определенных людей. Такие щиты хоть и были немыслимо сложны в изготовлении и дорогостоящи, но кто из сильных мира сего станет экономить на охране своих тайн?

Еще один небольшой коридорчик, поворот – и Кремон оказался в странно знакомом помещении. Где-то он уже видел подобное… И сразу яркой молнией блеснули воспоминания.

Очень похожее место находилось в подземельях замка Хлеби Избавляющего в Агване. И точно так же, как там, в темный зев тоннеля уводили две тускло поблескивающие полоски стали, а в центре между ними стояло устройство в виде тележки. Только вот это устройство было намного меньше и в нем имелось лишь одно место, что натолкнуло Кремона на мысль: вряд ли сюда ходят парами.

Принцесса ловко уселась на удобное сиденье со спинкой, взяла из рук своего сопровождающего корзинки и поставила на пол у ног. Потом оживила магический светильник трего, висящий чуть впереди, на наклонной рейке, словно наживка на удочке, и повелительно указала на подножку:

– Становись сюда. Руками держись за спинку и вот за этот поручень предо мной.

Устраиваясь в неудобной позе, колдун засомневался в своем предыдущем рассуждении. По всему выходило, что охрана принцессы могла сопровождать ее и таким образом, хотя и слегка неудобным: их головы почти соприкасались и порой ароматные волосы щекотали молодого колдуна по лицу. Но на это он обратил внимание уже позже, во время движения, а сейчас не сдержал удивления:

– Кто же будет двигать тележку?

Он ведь прекрасно помнил, как они с Давидом Сонным с азартом работали рычагами, чтобы разогнать подобное устройство.

– Разве тебе приходилось ездить на таких каретах? – удивилась в свою очередь принцесса.

– Имел счастье передвигать такое чудо своей мускульной силой.

– Ну надеюсь, что толкать карету не придется, – усмехнулась Элиза и слегка качнула торчащий перед корзинками стержень. Под сиденьем что-то еле слышно завибрировало, и устройство плавно тронулось вперед. Еще небольшое движение стержня – и скорость движения тележки возросла до скорости спокойно бегущего человека. По темнеющему пазу у основания стержня Невменяемый догадался, что скорость можно увеличить троекратно, однако, судя по всему, такие гонки были здесь запрещены или магический движитель не имел такой силы.

В этот момент принцесса откинулась спиной на его руку и повернула голову, обжигая своим горячим дыханием и в упор уставившись на сопровождающего. В полумраке глаза ее казались огромными. Сразу стало понятно, что тихую езду она выбрала намеренно. Молодой колдун слегка запаниковал: «Кажется, она начинает подбирать ко мне ключик! Весело… и ведь не спрыгнешь!»

Действительно, своды тоннеля нависали над его головой, заставляя пригибаться к тележке – создавалось впечатление, что именно Кремон желает близости с принцессой. Та облизнула губки, едва не задев языком щеку своего временного телохранителя, и спросила:

– Бриг Лазан тебе уже объяснил?

– Чего он мне только не объяснял… – осторожно протянул колдун. – А конкретнее?

– По поводу моего обязательного присутствия в отряде. – Кремон не сдержал возмущенного выдоха.

– И речи быть не может! – категорически заявил он. – Только командир имеет право решать такие вопросы.

– Значит, ты считаешь себя хорошим командиром?

– Надеюсь…

– Почему же сам не поймешь главную причину моего присутствия в отряде?

– Ох, ваше высочество. – Невменяемый начал закипать. – А государством кто управлять будет? Неужели так охота по всяким подземельям ползать? Коленки и локти обдирать да здоровьем рисковать?

– Вот наконец-то догадался о здоровье вспомнить! Бриг должен был тебе рассказать, что если с кем что случается, так я сразу все раны залечиваю водой из Источника. Неужели сам не догадался, что без меня ты половину отряда угробишь? Если не все там сгинете…

– Зачем ты пророчишь нам неприятности? – возмутился Кремон. – Нет, чтобы помочь по возможности…

– Так я и хочу…

– Но не личным присутствием. Могла бы просто дать нам несколько фляг с целебной водой…

– Сколько можно повторять: не действует вода без нашего с мамой присутствия! – напомнила Элиза, повышая голос.

– Вот и неправда, – тихо, но многозначительно ответил Кремон. – Я знаю, что для нашего монарха вы можете передать с посланником флягу от любых хворей.

– Можем! Но ты бы знал, сколько над этой флягой нам нужно обрядов провести и личной силы потратить! И то не в любое время года это удается сделать. Слишком много у Источника всяких условностей…

– Ну нет так нет. С нами пойдут лучшие Эль-Митоланы. Барон Тулич, и тот обещается. Обойдемся без вашей целебной воды.

Элиза, прекрасно осведомленная обо всех «загадках» организма своего собеседника, ядовито возразила:

– Твой доктор только тебя изучает. К тому же под Каррангаррами его мастерство может не сработать по разным причинам. Например, для этого не всегда хватает времени. А для меня это дело пустяковое, ведь силы Источника всегда при мне.

– Спорный вопрос, – не сдавался Кремон, хотя такая очевидная помощь действительно могла пригодиться отряду. Как ни крути, но в подобных походах несчастных случаев хоть отбавляй, да и смертельный исход не исключается. Надо обязательно иметь в отряде такого человека с целебной водой, но… Молодой колдун с большей радостью предпочел бы видеть в составе своего отряда саму королеву, чем ее дочь. Хотя она и весьма недурна собой, подумал он вдруг, да и запах от нее исходит такой приятный, волнующий и манящий…

Тележка проскочила последний зигзаг и по рукотворному карнизу въехала из тоннеля прямо в узкую вертикальную расщелину. На дне расщелины чернела, словно зеркало, неподвижная вода. Воздух был влажный и затхлый, не вполне пригодный для дыхания – вентиляция здесь явно отсутствовала.

Ловко спрыгнув на ровный, выступающий над водой участок скалы, принцесса скомандовала:

– Бери корзинки! – а сама подошла к сплошной стене и произнесла в небольшое углубление: – Мама, мы уже на месте.

– Как вам удалось провести магическую связь через огромную толщу скальных пород? – озадаченно спросил Невменяемый.

Элиза напустила на себя такой многозначительный и таинственный вид, что сразу стало понятно: ничего она не скажет. Да и вряд ли девушка разбиралась в тонкостях устройства, доставшегося им в наследство от древних. Скорее всего, правительницы Спегото просто пользуются им из поколения в поколение и держат в глубокой тайне именно свое незнание. Но указывать на это не хотелось, и колдун, не дожидаясь расплывчатого ответа, принялся озираться по сторонам, подвесив над своей головой сияющий сгусток яркого света.

В следующее мгновение зеркало воды дрогнуло и пошло рябью, а затем жидкость стала быстро опадать вниз, словно проваливаясь в уходящую к дальней стене гигантскую воронку. Еще через минуту из открывшегося в дне расщелины прохода потянуло свежим, приятным ветерком, который хоть и нес с собой запах водорослей и рыбы, но не шел ни в какое сравнение с прежней затхлой атмосферой подземелья.

На правах властительницы принцесса не стала пропускать своего охранника вперед, а сама быстро и изящно начала спускаться по мокрым и слегка осклизлым от донных отложений ступеням. Судя по всему, этим проходом пользовались весьма часто, поскольку водоросли и мелкие ракушки не успевали обильно усеять подводные участки.

Короткий тоннель, уходящий под углом вниз, закончился, и парочка вышла на открытое, ярко освещенное Занвалем место. Их глазам предстало удивительное зрелище: наклонный участок дна окружали две прозрачные голубые стены. Причем вода в них не оставалась неподвижной, а словно под большим напором поднималась снизу вверх, вскипая на поверхности шипящими бурунами и захватывая с собой мелкую рыбешку и нитки водорослей. Обе стены уходили вдаль и там упирались в темнеющую массу подводной горы, которую раньше над поверхностью почти не было видно. И если в месте выхода на дно озера стены поднимались вокруг всего на пять-шесть метров, то на глубине, возле самой скалы, бурлящая вода за невидимой преградой уносилась вверх не меньше чем метров на тридцать.

– Ух ты! – не сдержал восторга Невменяемый. – Красотища какая! А потрогать стенку можно?

– Нельзя, – строго ответила Элиза. – Изнутри стена ударяет молнией.

– Ага… а снаружи тогда как?

– Ныряльщики практически не могут приблизиться из-за сильного, бурного подъема воды.

– Интересно, интересно… – Молодой колдун торопливо задействовал по очереди все свои магически знания, пытаясь особым зрением рассмотреть и разгадать таинственную преграду. Однако единственное, что он смог уловить, – слабое сходство с гениальной, а в настоящее время невероятно засекреченной Структурой Отката, которую Хлеби Избавляющий создал для защиты от страшных выстрелов из литанры.

Недовольный призывный возглас заставил Кремона прекратить свои исследования и поспешить за наследницей престола. Идти по дну было не так просто из-за нагромождения валунов, торчащих выступов расколотых скал, массы крупных водорослей, а местами путь перегораживали полусгнившие кили кораблей. Последняя деталь весьма удивила Кремона:

– Разве нельзя расчистить дорогу от этих обломков? Да и валуны неплохо бы раскатать по сторонам…

Внимательно глядя себе под ноги, чтобы не поскользнуться, принцесса язвительно хмыкнула:

– Склерозом страдаешь? Матушка ясно ведь сказала: за разглашение этой тайны – смертная казнь. Да и зачем устраивать под водой очевидный указатель прямо к Источнику в виде ровного дна?

Ее сообразительный сопровождающий моментально сделал вывод:

– Получается, драгоценную воду можно набрать и в тот момент, когда она смешивается с озерной?

Остановившись на мгновение, принцесса обернулась и внимательно посмотрела ему в глаза.

– На такую глубину не поныряешь, – объяснила она, отворачиваясь и продолжая путь. – Да и вода, смешиваясь, теряет свои силы. Кроме одного случая, да и то пока до конца не исследованного.

– Какого же?

Такая дотошность Элизе не понравилась.

– К твоему сегодняшнему заданию это отношения не имеет, – резко сказала она.

– Но я ведь должен охранять твое высочество от всех напастей, – напомнил колдун. – Любое незнание – лишний риск для твоего здоровья.

– Значит, ты готов заботиться о моей безопасности и следить за моим здоровьем?

– Готов, – необдуманно брякнул Невменяемый, и принцесса тут же этим воспользовалась:

– Спасибо! Я верила, что ты зачислишь меня в отряд.

Она обворожительно рассмеялась, увидев явное недоумение на лице молодого колдуна, и пояснила:

– Во-первых, тогда я перестану нервничать и переживать, что успокоит мое душевное состояние. Во-вторых, я буду находиться под твоей защитой, а не ходить под Каррангаррами с отдельно созданным мной альтернативным отрядом. Матушку я уже уговорила, и она мне разрешила выбирать людей по своему усмотрению. Но теперь я полностью поступаю в твое распоряжение и даю отбой своему отряду.

Кремон не ожидал такого подвоха от совершенно невинного разговора и теперь лихорадочно пытался найти выход из создавшегося положения, чувствуя себя загнанным в угол:

– Конечно, я обещал заботиться о твоем здоровье, но…

– Никаких «но»! – Элиза игриво топнула сапожком, при этом чуть не поскользнувшись на ветке водорослей. Хорошо, Невменяемый успел подхватить ее под локоток, удержав от падения, за что тут же получил похвалу:

– Молодец! Будешь продолжать в том же духе, получишь необычайно щедрое вознаграждение.

– А оно мне надо? Я ведь и так богат, между прочим.

– Постеснялся бы рассказывать о своем нищенстве!

– А вот и нет…

Но упрямая Элиза не стала его слушать, воскликнув:

– Пришли! Давай корзинки.

Прямо перед ними в углублении била вверх тугая струя воды. Покрутившись волчком в обширном, явно рукотворном бассейне в скале, вода стремительным потоком переливалась через край и широким говорливым ручьем исчезала возле подножия нависшей совсем недалеко скалы.

Принцесса, не мешкая, погрузила корзину с фруктами в воду у самого края углубления, а затем встала на колени и сноровисто принялась наполнять целебной водой фляги из другой корзины, проигнорировав предложенную Кремоном помощь. Тому ничего не оставалось, как расспрашивать дальше:

– Значит, это и есть тот самый знаменитый Источник?

– Нет. Источник наверху, в дворцовом парке. А сюда стекают его «мертвые» воды, как мы их иногда называем. И эти воды могут оживлять засохшие или увядшие растения и плоды, возвращать силу семенам и корнеплодам.

– Зачем же фляги?

– Если растение начнет расти, то в первые недели рекомендуется поливать его этой же водой.

– Логично. Ну а место для будущего сада вы уже определили? Ведь как только молва об этом пройдет по другим государствам, вас непременно попытаются ограбить.

– Само собой, мы об этом уже подумали. Матушка выделила внутренний двор в центре замка, сам потом увидишь. Кроме того, мы решили продать несколько саженцев или свежих плодов вашему королю да и в некоторые другие государства. Тогда ажиотаж наверняка сойдет на нет.

– Правильное решение, – кивнул Невменяемый, с трудом отрывая свой взгляд от соблазнительной фигурки принцессы, занятой делом в такой пикантной позе, и заставляя себя внимательно осмотреться по сторонам. Его взгляд уперся в чернеющий зев громадного тоннеля у подножия скалы, быстро подсыхающей под Занвалем.

– О, а это что такое?!

Элиза покосилась на тоннель и неохотно объяснила:

– Там находится логово Невидимого Сторожа. Он живет там испокон веков, и заходить в логово запрещено.

– Странно! А почему запрещено?! – Кремон явно загорелся какой-то идеей. – Разве ты не видишь однозначного сходства? Тоннель лишь чуть меньше по размеру, чем Утерянный Путь, который мы ищем. Неужели это непонятно? А вдруг отсюда есть выход прямо в него? Давай исследуем!..

Принцесса как раз встала с колен, наполнив последнюю флягу, и рьяно возразила:

– И думать о таком не смей! Там погибло огромное количество народу, пожелавшего исследовать тоннель под водой или на суше. Ни один человек из посланных туда отрядов не вернулся. Ни один! Мало того, в древности там погибла одна из наследниц, а немного позже после этой трагедии сгинула еще одна первая наследница в сопровождении сильного отряда, сплошь состоящего из могущественных Эль-Митоланов. Никто из них никогда не вышел оттуда. Там смерть!

– Надо же, какая категоричность! – засмеялся Кремон. – Мало ли чего боялись в старину! Время на месте не стоит, и уже открыто много разных тайн мироздания…

– Хочешь сказать, что ты сильнее целого отряда своих коллег? – саркастически фыркнула Элиза.

– Конечно, не сильнее, но… гораздо образованней. Если бы у них были мои учителя да еще мой опыт…

– Ну хватит хвастаться! – резко прервала его наследница. Взглянула на плоды, которые теперь выглядели так, словно их только что сорвали, она удовлетворенно кивнула и вручила обе корзинки своему сопровождающему: – Возвращаемся!

Но молодой колдун не двинулся с места. Только добавил в голос просительные нотки:

– Постой! Ну хоть в двух словах расскажи, что видели подводные исследователи? Трудно тебе, что ли?

– Нетрудно, – буркнула Элиза и, вздохнув, продолжила: – Наши асдижоны подводных амфибий здесь ныряли и посменно дежурили в специально созданном для этого колоколе. Как видишь, они тоже люди весьма образованные, пользовались одним из самых современных методов. Так вот, они заметили, что в тоннеле всегда мерцает какой-то свет, привлекающий разнообразную рыбу, которая вечно крутится возле «мертвой» воды. Рыба стремится на это свечение, особенно ночью, и заходит большими косяками. Когда в тоннеле набирается определенное количество рыбы, свет кто-то заслоняет, и на несколько часов там становится полностью темно. Затем мерцающее освещение появляется опять, и Невидимый Сторож снова поджидает доверчивые косяки. Ни одной рыбке не удалось оттуда вернуться. Как, кстати, и всем ныряльщикам, решившим рискнуть.

Реакция Кремона на этот рассказ была самой неожиданной: он решительно зашагал к тоннелю с корзинками в руках. Наследная принцесса в растерянности замерла, но тут же бросилась вдогонку, причитая на ходу:

– Нельзя туда! Маменька нам головы поотрывает! Не смей! Остановись немедленно! Я приказываю!

Но Невменяемый полностью игнорировал эти выкрики и остановился только у самого начала тоннеля. Он зажег еще пару «светляков» у себя над головой и принялся внимательно изучать свод.

– Ну и что здесь страшного? – бормотал он. – Камень как камень… Правда, не совсем похоже на Утерянный Путь, дуросовых плит не видно. Однако сходство есть. Интересно, а что там дальше…

– Стой! – Элиза грудью встала у него на пути. – Ты не понял моих приказов?!

– Ваше высочество! – Молодой колдун напустил на себя простецкий вид. – Вы уж определитесь, пожалуйста: или вы мною командуете и идете со своим отрядом другим маршрутом под Каррангаррами, или сразу признаете мое право распоряжаться. В пути у нас не будет времени для выяснения этого вопроса.

– Но… при чем здесь это? – замялась принцесса, и Кремон сразу уловил ее колебания. Мягко, но решительно он отстранил девушку в сторону и продолжил движение вперед со словами:

– И ничего тут страшного!

Наследница сделала последнюю попытку остановить строптивого колдуна:

– Но туда нельзя? Понимаешь?! Нельзя!

– Может, кому и нельзя, – самонадеянно отозвался Кремон, оглядывая свод и браво перешагивая через кучи водорослей. – А я не желаю упускать такую возможность. А что, если Утерянный Путь опустился именно на глубину? Что, если сейчас нам может открыться вся тайна? А мы так и будем сидеть среди пыльных книжек? Ни за что!

Заметив, что принцесса рванулась за ним, он великодушно предложил:

– Элиза, оставайся на выходе! А лучше вообще вне тоннеля. А то вдруг он захлопнется, словно гигантский рот…

У первой наследницы взыграло уязвленное самолюбие, и она воскликнула:

– Ладно! Раз уж идти, то вместе.

Окинув довольным взглядом пристроившуюся рядом девушку, Невменяемый вновь сосредоточился на осмотре. Почти сразу стало понятно, почему вода здесь светится. В каждой щелочке, на каждой неровности было прилеплено множество ракушек, которые накапливали остатки разлагающейся плоти, и их прозрачные оболочки излучали мерцающий фосфоресцирующий свет, создавая удивительное и неповторимое зрелище.

– Очень, очень красиво! – высказался Кремон, ускоряя шаг и одновременно сожалея, что не догадался оставить корзинки возле родника.

– Но запах здесь просто омерзительный. – Элиза потешно наморщила носик.

– Значит, эти ракушки дополнительно питаются какой-то гадостью. Как ты думаешь?

– Уверена. Ведь подобных им нет в озере.

– Получается, этот ваш Сторож их подкармливает чем-то особым.

Принцесса старалась бодриться, но при упоминании о неизвестном владельце логова сжалась от страха и пробормотала:

– Не вспоминай, а то услышит…

Словно в подтверждение ее слов где-то далеко позади послышался непонятный шум и скрежет, а воздух вокруг словно всколыхнулся. Молодой колдун приостановился:

– Воды не зальют проход?

– Пока я не сообщу маме о нашем выходе, вода и держащие ее стены останутся нерушимы. – Теперь принцесса уже открыто дрожала от ужаса, но видя, что ее сопровождающий остается невозмутимым, попыталась прижаться к нему.

– Прекрасно! Но все равно поспешим.

Вот только спешить больше было некуда. Прямо перед ними тоннель заканчивался округлым углублением, причем явно природного происхождения. То есть ни о каком Утерянном Пути или хотя бы продолжении этого прохода не могло быть и речи. Полный тупик.

– Что ж, зато все проверили и можем возвращаться со спокойной совестью! – озвучил очевидное Кремон, развернулся на каблуках и зашагал обратно, чувствуя, как затихшая наследница цепко держится за его локоть. «Будет что напомнить при случае, – самодовольно усмехнулся он про себя. – А то вся из себя такая горделивая, смелая и отважная. В поход рвется… Ха!»

Тоннель был длиной метров восемьсот. Когда они прошли примерно половину пути, Элиза опомнилась, воспряла духом и решила, что не с руки венценосной особе плестись сзади. Она обогнала колдуна и зашагала впереди, каждое мгновение ожидая увидеть светлое пятно выхода из тоннеля. Неожиданно ее остановило тревожное восклицание:

– Назад! Вернись!

Волна паники вновь накрыла первую наследницу, и она метнулась назад, за спину остановившегося Кремона.

– Смотри, через пятьдесят метров светящихся ракушек уже не видно, – сказал он, внимательно вглядываясь в своды тоннеля. – Их что-то закрывает… и медленно движется в нашу сторону.

Действительно, внутреннее освещение тоннеля постепенно гасло, словно стены заволакивало что-то невидимое.

– Сторож! – сдавленно выдохнула принцесса и затряслась от ужаса. Однако молодой колдун казался совершенно спокойным. Он создал огромный светящийся шар и послал его перед собой со словами:

– Ну что ж, полюбуемся сейчас на вашего Сторожа.

То, что они увидели, не могло быть плодом даже больного воображения. Заняв весь проем тоннеля, на них надвигалась чудовищная раскрытая пасть. Огромные губы терлись о камень свода и пола, подрагивая на каждой неровности. За губами шло нечто в виде сужающейся глотки, по контуру которой вращались скользкие, кровоточащие валики не то языков, не то огромных присосок. Все эти наросты располагались в несколько рядов на всем пространстве между губами, сочились кровавой кашицей и источали такую жуткую вонь, что Невменяемый не потерял сознание только потому, что успел прикрыться щитом, фильтрующим самые тяжелые дымы и запахи. Судя по вцепившимся ему в спину пальцам и еле слышному попискиванию, Элиза тоже оставалась на ногах, но не могла вымолвить ни слова.

Пока они пытались отдышаться, невиданное чудовище придвинулось еще на пару метров, что плачевно закончилось для большого шара освещения. Откуда-то из губ взметнулись два усика, хищно схватили мерцающее сияние и протолкнули его между вращающимися жерновами языков. Шар погас моментально, не раздалось ни треска, ни шипения.

– Ха-ха! – Кремон попытался изобразить беспечный смех, но это получилось у него с трудом. – Наша улиточка проголодалась и хочет кушать? Хорошо! Сейчас мы тебя покормим…

Он быстро отступил метров на десять, закрывая спиной принцессу, сконцентрировался и нанес мощнейший огненный удар прямо в сочащиеся вонючей сукровицей переплетения. Шар еще не достиг своей цели, а в другое место уже летела синяя парализующая молния. Почти одновременно прошелестела ледяная стрела, способная моментально замораживать все живое до смерти.

Каково же было удивление Невменяемого, когда все его огромные по силе удары просто растворились в пространстве! Помотав ошарашенно головой, он в панике воскликнул:

– Заливной щит! – Затем торопливо забормотал, не столько для принцессы, сколько чтобы самому собраться и сконцентрироваться: – Невероятно! Заливной щит! Он отражает атакующую магию. Второй раз в жизни мне доводится видеть такое чудо. Гандарра тоже его имела и тоже отражала все наши магические удары… Да еще и сама выпивала нашу магию. Но ведь Гандарра была во много раз больше! Не может же этот Сторож быть таким же длинным…

Постепенно отступая, Кремон создал еще два больших шара освещения, но на этот раз поместил их чуть дальше от наползающего чудовища, чтобы проворные хищные усики не могли схватить источники света.

Из-за его спины теперь слышался стук зубов, сквозь который донеслось сдавленное рыдание:

– Мы теперь погибнем?

В такой сложной обстановке молодой колдун неожиданно для себя перешел на совершенно недопустимый панибратский стиль общения.

– Ну что ты, красотка! Нас так легко не взять. Смотри, какие у нас сувениры для этой бяки!

С этими словами он повесил обе корзинки на левую руку, достал из внутреннего кармана небольшую коробочку, открыл и продемонстрировал Элизе, робко выглядывающей из-под его руки. Увидев шесть светящихся шариков, выглядевших отнюдь не солидно, девушка недоуменно протянула:

– Такие маленькие…

– Зато какие сильные! Вставай опять за мной и не выглядывай.

Обычно Кремон жалел расходовать заряды для литанры, но сейчас был не тот случай.

Привычные приготовления – и вот уже заряд, обернутый Зажигательной Паутинкой, стремительно летит в глотку приближающегося монстра. Лишь только заряд скрылся во внутренностях, Кремон, мстительно улыбнувшись, послал импульс для зажигания. К его удивлению, рвануло очень слабо и тихо, а огромный рот продолжал неумолимо надвигаться.

– Ах так! – Молодой колдун со злостью обернул Паутинкой все оставшиеся шарики и без раздумий послал вслед за первым, скомандовав Элизе: – Ложись и не бойся, если нас чем-нибудь зальет, щит не пропустит.

Принцесса свернулась калачиком на каменном полу, а молодой колдун прикрыл ее своим телом и только тогда послал импульс. На этот раз тряхнуло ощутимо, словно совсем неподалеку раздался громовой раскат, а почву качнуло небольшое землетрясение.

Так и не дождавшись фонтанов слизи, Кремон поднял голову и окаменел от ужаса: жуткий Сторож продолжал двигаться вперед! Шесть убийственных зарядов литанры не нанесли чудовищу никакого вреда, да и аппетит его ничуть не убавили.

Становиться едой Кремону совсем не хотелось. И надо же так глупо попасть в эту дурацкую ловушку для рыб! Позор!!!

Кремон резко вскочил на ноги и в бессильной ярости выкрикнул несколько ругательств прямо в приближающуюся глотку. Затем запнулся и виновато посмотрел на смертельно побледневшую принцессу. В голову полезли запоздалые сожаления, что не послушался категорических запретов и теперь погибнет не только сам, но своей самонадеянностью погубит и это прекрасное создание. А уж скандал между королевствами подымется…

Последняя мысль не дала покаянным словам сорваться с языка. Вместо него хрипло выдохнула Элиза:

– Все? Нам конец?

В ее взгляде одновременно с безысходностью сквозила такая надежда, что Невменяемый резко отвернулся и принялся лихорадочно осматриваться в поисках выхода, решив сражаться до последнего. Мысли заметались словно ураган, ища выход из положения.

«Можно пробить углубление в своде, сил у меня хватит. Туда губы не достанут! Нет… – он с содроганием взглянул на извивающиеся усики монстра. – Хотя… могу попробовать порубить их своим хостом. Буду сражаться с ними до последнего! Вот только когда этот последний момент наступит? Вряд ли нам повезет и придет помощь извне. Тут и все асдижоны со своими отрядами, и Эль-Митоланы со всего Спегото окажутся бесполезны. Значит… Надо выбивать в своде углубление!»

Кремон решительным движением вознамерился сбросить висящие у него на локте корзинки, и вдруг по всему телу пробежали мурашки от невероятной догадки. Конечно, это могло и не подействовать, но почему бы не попробовать?!

С загоревшимися от радости глазами он повернулся к наследнице:

– Элиза, придется воспользоваться плодами.

Глаза у девушки округлились, но она лишь растерянно кивнула.

– Не сомневался в твоей щедрости! Иди в самый конец тоннеля и жди меня там, – деловито приказал Кремон. – Мне нужно подобраться к пасти как можно ближе.

Поскольку принцесса лишь отчаянно замотала головой, Кремон строго прикрикнул на нее:

– Я кому сказал?! Бегом!

Он развернул парализованную от ужаса красавицу лицом к тупику и ощутимо наподдал ей ладонью ниже спины. Последнее действие оказало наилучший результат. Наследница престола взвизгнула, словно пять истеричных девиц, опалила грубияна многообещающим взглядом и бросилась прочь.

Невменяемый резко выдохнул и сделал несколько шагов вперед, по направлению к и без того уже максимально приблизившемуся чудовищу. Немного присмотревшись, он выбрал самый крупный зазор между вращающимися присосками и зашвырнул корзинки точно в цель, одновременно направляя всю свою магическую энергию вслед недавно оживленным плодам и флягам, предназначенным для поливки. При этом он старался отступать назад, не увеличивая расстояния между собой и монстром, так как именно на короткой дистанции его умение ускорять рост растений действовало лучше всего.

Вначале ничего не происходило. Добрые пятьдесят метров Сторож прополз с той же скоростью, что и после угощения из шести зарядов литанры. Но когда надежда уже покинула отчаянно излучающего свои силы колдуна, внутри монстра вдруг что-то хрустнуло, затем еще и еще. Губы ужасного создания несколько раз попытались захлопнуться, а их движение стало дерганым, неритмичным. Щелчки раздавались все чаще и прекратились лишь тогда, когда монстр полностью остановился. Послышался жуткий утробный стон, и на колдуна, не успевшего отскочить с дороги, обрушилась целая река вонючей жидкости. Хорошо, что Кремон все время продолжал держать вокруг себя минимальный щит и теперь старался скорее выбраться из липкого, пенного потока.

До конца тоннеля оставалось всего пятьдесят метров, поэтому колдун добрался к Элизе очень быстро. Однако теперь перед ними встала другая задача: не утонуть в этой явно ядовитой смеси, ибо хлещущая из пасти река и не думала иссякать. Присмотревшись, можно было заметить, что в некоторых местах между жерновами и присосками торчат изумрудно-белые шипы, очень похожие по структуре на белый мрамор. Кое-где от этих шипов отходили внушительные, до двух метров в длину, такие же «мраморные» иглы.

– Слухи подтвердились! – нервно хихикнул Кремон. – Но этот кошмар садоводов нас все-таки спас. Во всяком случае, пока… Элиза, держись за меня!

И он стремительно потащил наследницу к ближайшей стене. С помощью ногтей и остатков магической энергии они взобрались на стену, а затем не менее часа просидели под самым сводом тоннеля, пока слизь, пенящаяся у их ног, не пошла на убыль. Судя по всему, «иглистые» деревья пробили всю тушу монстра.

Потом перед ними встала задача, как пройти сквозь неподвластные магии внутренности Сторожа, застывшего в вечном покое. Прорубаться через них с помощью одного меча было бессмысленно. Тщательно обследовав все щели, Кремон заметил под самым сводом небольшое пространство. Видимо, извергнув из себя всю слизь и кровь, чудовище немного опало, его кожа провисла, и наверху образовался крохотный проход.

Пробирались по нему ползком, обдирая одежду о бронированную шкуру чудовища и получив многочисленные порезы о колючие шипы игловидных деревьев, которые густо упирались в каменный свод. Напоследок пришлось преодолеть новое препятствие в самом начале тоннеля – там от стенки до стенки чернело круглое озеро, полное вонючей, омерзительной слизи. Сил на левитацию не оставалось, и колодец пришлось элементарно переплыть. Видимо, в нем обычно и поджидал Невидимый Сторож свою пищу, загонял в тупик и…

Получалось, что вначале парочка исследователей банально прошла внутрь по закрытой пасти. Этот явный недосмотр, недостойный Эль-Митолана, вызвал у молодого колдуна новую вспышку раздражения и злости. Столько ругательств в свой адрес Кремон не исторгал за всю свою жизнь, но когда через час ползания и обдирания собственной кожи они оказались наконец под предзакатным светом Занваля, он напоследок разразился еще одной тирадой:

– А чтоб этого Сторожа!..

Наследница престола тем временем дошла до бассейна и рухнула в воды Источника, смывая с себя кровь, грязь и отвратительно вонявшую слизь. Наконец она не выдержала и прикрикнула:

– Кремон, может, хватит выражаться при моем высочестве?!

Колдун тяжело поднялся на ноги, пошатываясь, подошел к Источнику и присел с краю на корточки:

– Извини! Просто сорвался…

– Мойся быстрей, а то весь кровью истечешь!

– Да на мне, как на шейтаре, все заживает. Вот видишь?

Он протянул руки вперед, показывая, что раны уже перестали кровоточить. В этот момент принцесса резко дернула колдуна за руку, и он плашмя рухнул в воду. Элиза безжалостно несколько раз окунула его в воду с головой, и Невменяемый почувствовал такое расслабление и блаженство, что некоторое время лежал не шевелясь, как тряпка, пока обеспокоенная принцесса не подняла его голову над водой с вопросом:

– Ты чего?

– Да вот замер от страха: вдруг твоя матушка меня казнит за осквернение Источника?

– Не говори глупостей и не забывай о сохранении тайны. Может, еще и поживешь… Кстати, а вот за плоды с нас точно шкуру спустят!

Только теперь Невменяемый вспомнил о баснословной цене тех пяти плодов, которые они потратили на свое спасение, и с ужасом схватился за мокрую голову:

– Да уж! Хотя… – Он что-то вспомнил и с некоторым бахвальством ухмыльнулся: – Попробую возместить вам расходы на новые фрукты, раз уж это все по моей вине. Что такое? – заволновался Кремон, услышав горестный вздох Элизы.

– Вряд ли у тебя найдутся деньги даже на кожуру от этих плодов. Конечно, за уничтожение Сторожа маменька, может, и простит нам один плод… И потом… меня ты все-таки спас. А? Не красней, я буду помалкивать, что ты решил поиграть в бравого командира. Глядишь, и слово замолвлю, что на тебя обиды не держу и нам надо вместе готовиться к походу.

– Э-э… – растерянно протянул Невменяемый, сообразив, что теперь уж точно придется ее высочество зачислить в отряд. – Ловко у тебя получилось…

– Что именно? – невинно моргнула мокрыми ресницами Элиза. – Заманить тебя в тоннель к Сторожу?

В ответ Невменяемому ничего не оставалось, как покаянно крякнуть и сделать вид, что отмывает в проточной воде засохшие следы крови. Как ни странно, они действительно смывались просто отлично, а под ними… Не поверив, он поднес ладони к глазам. На них, совсем недавно изрезанных, исколотых и поцарапанных, сейчас не осталось даже шрамов на месте ранений. Кремон недоуменно оглядел выходящую из воды принцессу. Одежда на ней была так измочалена, что прикрывала тело девушки лишь местами. «Лучше бы она совсем сняла свои лохмотья, – подумалось колдуну. – Тогда выглядела бы не так соблазнительно и бесстыже». Но самое главное – и на теле Элизы не было даже малейшего шрамика.

– Что же это, Источник и для людей обладает целебной силой?!

– Только в том случае, если одна из нас разбавит его воды своей кровью. И только в течение десяти минут после этого.

– А-а… – многозначительно протянул Кремон и расслабленно откинулся на спину, еще раз полностью погружаясь в живительную влагу, одновременно лихорадочно разыскивая в одном из дальних карманов брюк небольшую фляжку из кремонита. Гибкие стенки не должны были проломиться, а винтовая резьба могла удержать внутри любую жидкость. Нащупав фляжку, он перевернулся на живот, под водой открутил пробку и быстро наполнил сосуд синей прохладой из Источника. «Как бы то ни было, а проверить ее слова не помешает. А вдруг и через сутки целебные свойства не пропадают?» – думал он, вылезая из воды и устремляясь за деловито шагающей принцессой.

Догнав Элизу, молодой колдун постарался смотреть куда угодно, только не на почти обнаженную девушку. Он с опаской припоминал все рассказы и сплетни об этой роковой красавице и мысленно соглашался, что такая опытная особа может окрутить, соблазнить и заставить потерять голову кого угодно. А если ей еще и времени дать для этого достаточно…

Затем ему в голову пришла веселая и бесшабашная мысль, – вероятно, следствие только что перенесенного стресса:

«А почему бы и нет?! Галиремы меня использовали как хотели, с одной из них даже заставили заниматься любовью… Не иначе скоро в царском роду огов объявятся мои наследники. А тут такое сокровище само в руки просится… Хм! Ну может, и не сильно просится, но очень, очень на то похоже…»

На обратном пути поговорить совсем не удалось – тележка мчалась с такой скоростью, что встречный ветер и шум колес перекрывали все звуки. Кремону только и оставалось, что плотнее прижиматься к местами обнаженному телу принцессы, но не от удовольствия, а из опасения, что первая же неровность свода оторвет его вместе с подножкой.

Обошлось…

Зато с королевой Спегото, Дариной Второй, не обошлось, хотя Элиза применила все свои таланты, чтобы смягчить гнев матушки. Начиная от актерского мастерства и тщательно продуманных оправданий и кончая призывами к достойному владычицы поведению.

Изначально наследница престола вообще схитрила. Войдя в расщелину, она заговорщицки подмигнула Кремону и склонилась над выемкой с устройством связи:

– Мама, с нами все в порядке. Можешь закрывать дно. И хорошо, что я взяла с собой именно Эль-Митолана Невменяемого, нас хотел сожрать Невидимый Сторож! Ты не представляешь, мамуля, до чего он ужасный и мерзкий, брр! Но наш герой и его умудрился убить. Ой, какое было сражение!!! Поэтому наша одежда поистрепалась, и в таком виде пройти по дворцу, сама понимаешь, неудобно. Еще подумают невесть что. Пусть моя камеристка принесет мне второй такой же костюм и что-нибудь приличное для Кремона. Мы выезжаем к тебе, скоро будем. Крепко целую!

Как оказалось впоследствии, обратной связи не было, чем наследница нахально воспользовалась, спокойно высказав все, что хотела, и хоть немного успокоив свою встревоженную мать. Впрочем, «встревоженную» – это еще мягко сказано, Дарина Вторая была почти в истерике и от отчаяния намеревалась послать по следу старшей дочери всех имеющихся в столице воинов и Эль-Митоланов. На всякий случай она объявила общую тревогу для внутридворцового контингента войск, и вся гвардия уже добрых полчаса стояла на дворцовой площади, а со всей столицы съезжались Эль-Митоланы, вызванные особым ударом колокола. Материнское сердце чувствовало беду – еще никто так долго не ходил за водой к нижнему Источнику. Останавливало ее лишь то, что потом придется применять драконовские меры, чтобы сохранить самую главную государственную тайну. Кроме того, королева Спегото обладала способностью в любой момент почувствовать смерть своей наследницы, и, пока смертельное видение не приходило, стоило подождать.

Когда королева, затаив дыхание, выслушала монолог дочери, то сначала поразилась такому стечению обстоятельств, благодаря которому герой оказался в нужное время в нужном месте, и возблагодарила судьбу. Однако командуя и указывая служанкам Элизы, какую одежду взять для принцессы и ее спасителя, королева Спегото вдруг вспомнила интересную деталь: «До сих пор на протяжении многих тысяч лет Невидимый Сторож ни разу не покидал своего логова. Следовательно, скорее всего, дочь вместе с этим выскочкой Эль-Митоланом нарушила запрет и сама вошла в тоннель. Сомнений нет!»

Поэтому ее величество ворвалась в помещение, куда только что прибыла тележка с горе-исследователями, держа в своих божественных руках два пакета с одеждой и явно намереваясь разорвать кого-то этими же руками на мелкие кусочки.

При виде одиноко стоящей дочери в разодранной одежде королева от переживаний лишилась дара речи и смогла лишь гневно выдохнуть:

– Где он?!

Элиза бросилась матери на шею, расцеловала, рассмеялась и быстро стала переодеваться, тараторя с такой скоростью, что мать не могла вставить ни слова:

– Кто? Невменяемый? Я велела ему подождать в глубине тоннеля, чтобы не подсматривал, как я раздеваюсь! Но он действительно герой! Ты себе не представляешь, сколько в нем знаний и магической силы. Если бы не он, первой наследницей теперь стала бы моя младшая сестренка, а ведь она еще такая глупышка. И не смотри так на эти обрывки, не подумай, что мы со Сторожем сражались врукопашную. Это уже потом, когда по шкуре этого монстра ползли, порезались и поцарапались изрядно. У него такая броня шершавая, у-у! Да и эти отростки, которые его убили, торчали, как лезвия ножей. Пришлось даже добавить в Источник немного своей крови, чтобы он и Кремона залечил. Бедный парень, представляешь, раз в пять больше меня крови потерял…

Однако слушая эти сумбурные восклицания, королева Спегото не только отдышалась и набралась сил для предстоящего скандала, но и не потеряла основную нить рассуждений: нарушен самый страшный запрет! А поскольку дочь была жива и невредима – что для матери было самым главным, – пора было и власть применить. Прямо на глазах Дарина Вторая из убитой тревогой матери превращалась в лютую тигрицу. Ее глаза сузились, ноздри затрепетали, а подбородок угрожающе выдвинулся вперед. Хорошо, что Элиза спрятала Кремона как можно дальше в тоннеле, иначе весь гнев обрушился бы на него. А так он мог не бояться разразившейся сцены.

Хотя на самом деле колдун еще как боялся и трепетал! Принцесса совершенно забыла о том, что он Эль-Митолан и может легко присутствовать при скандале отделенным сознанием. Зато благодаря тайному подсматриванию Невменяемый еще больше зауважал наследную принцессу.

Когда королева перешла на истерический крик, любому Эль-Митолану впору было превратиться в дым и раствориться со сквозняком. Потому что выдержать тот страшный поток ругательств, обвинений и угроз было не под силу и каменному изваянию. Но Элиза выстояла. И даже когда мать нависла над ней, словно намереваясь вырвать дочери все волосы и выцарапать глаза, девушка упрямо твердила одно и то же:

– Мне только захотелось глянуть. Я больше так не буду.

В конце концов Дарина Вторая, выплеснув негативные эмоции, сделала вид, что ей плохо. Со словами «Ты хочешь моей смерти?» она схватилась за сердце и пошатнулась.

Элиза поспешно подхватила мать под руки и прислонила к единственному небольшому выступу, на котором можно было хоть как-то сидеть.

– Мамочка, милая, я тебя очень люблю! Прости меня, пожалуйста…

Ну кто говорил, что короли не плачут? Еще как плачут, особенно женщины!

Кремон, наблюдавший эту сцену отделенным сознанием, сразу же вернулся в свое тело, лишь только потоки слез оросили щеки коронованной особы и ее первой наследницы. Во-первых, ему неудобно было подсматривать такие сцены, а во-вторых, пришло осознание, что самое страшное позади: королева уже взяла свой гнев под контроль и может рассуждать ясно и здраво.

Однако, как скоро выяснилось, молодой колдун ошибся в выводах.

Заслышав условный свист, он включил магический движитель тележки и лихо выехал из темного тоннеля. При виде Дарины Второй он сделал удивленное лицо, спрыгнул наземь и раболепно преклонил колено, словно ожидал здесь увидеть простую камеристку.

– Ваше величество?

– Встаньте… Раз уж вы такой герой, – скривилась королева и принялась отчитывать его, постепенно повышая голос: – Однако здравой рассудительности вам еще о-го-го как не хватает! Несмотря на весь ваш боевой и магический опыт, вы остались несмышленым юнцом! Раз уж вам доверили сопровождение в таком важном деле, как…

Тут она неожиданно запнулась и оглядела помещение, выискивая что-то на тележке, в руках Кремона и под сброшенными на пол обрывками одежды. Затем глаза королевы по-детски округлились, и она пролепетала:

– А… где плоды Поднебесного сада?

Два тяжелых вздоха ясно дали понять, что их владельцы осознают приближение очередной бури. Возможно, не менее яростной, чем предыдущая. На этот раз уже Кремон попытался принять удар на себя. Виновато разведя руками, он чистосердечно признался:

– Пришлось скормить плоды этому ненасытному чудовищу…

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я