Ларс ЛОЛ

Ибен Акерлие, 2016

Аманда с нетерпением ждёт окончания каникул, чтобы снова пойти в школу. Во-первых, она увидит там Адама. А во-вторых, каждому в классе поручат шефство над очаровательным малышом-первоклассником. Но в первый же день Адам унижает её перед всей школой. А вместо малыша Аманде достаётся новый ученик Ларс, необычный парнишка её возраста. Как стать хорошим другом для такого странного и нелепого со стороны Ларса? Как добиться популярности в классе? И, наконец, что надо сделать, чтобы Адам обратил на неё внимание?

Оглавление

Из серии: Вы и ваш ребёнок (Питер)

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Ларс ЛОЛ предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

© 2016, H. Aschehoug & Co. (W. Nygaard) AS

© ООО Издательство «Питер», 2018

* * *

1. Я люблю его

Адам.

Адам. Адам. Адам. Мы сидим в душной классной комнате, недалеко друг от друга, его парта ближе к доске. Тёплые лучи солнца танцуют на зелёной листве и врываются в широко распахнутые навстречу позднему лету окна[1]. Я сижу, а в голову лезут всякие глупости. Например, как было бы здорово запустить пальцы в его тёмно-каштановые кудри, спадающие сзади на шею. Если хорошенько зажмуриться, то можно представить его тёмные глаза, которые пристально смотрят на меня. Конечно же, в реальности ничего такого нет. Адам просто знает о моём существовании, и только.

Адам и Аманда. Всё лето я витала в облаках, словно шарик в форме сердечка, и с упоением мечтала о том дне, когда «Адам и Аманда» станет правдой.

Я была уверена, что когда вернусь в школу, подросшая и загорелая, то обязательно заговорю с Адамом. И наконец-то отважусь сказать ему «привет» или «как дела?», а может, даже спрошу, как он провёл лето. Вдруг он тоже отдыхал на даче?

Но нет. Как только я пришла в школу и разыскала наш новый классный кабинет и свою лучшую подругу Сари, я вдруг увидела Адама всего в пяти метрах от меня и застыла. Будто солдат Королевской гвардии, я замерла по стойке «смирно» и, не мигая, уставилась прямо перед собой. Сари слегка подтолкнула меня в спину, но мои ноги уже намертво вросли в пол, и поэтому ничтожного толчка хватило, чтобы я потеряла равновесие и рухнула на пол, едва успев выставить перед собой руки.

Какое-то время я лежала, сосредоточенно глядя на линолеум. Вся моя уверенность куда-то улетучилась, словно летний загар осенью.

Наконец, я встала и огляделась: Адам, не оборачиваясь, исчез в классе. Он ничего не видел.

— Всё хорошо? — обеспокоенно спросила меня Сари.

— Да уж, — ответила я не без сарказма. — Но я надеялась, что наша первая после каникул встреча с Адамом пройдёт… несколько лучше.

Сари выглядела растерянной. Трудно сказать почему. Возможно, сбывались её худшие опасения — что я снова стану цепенеть, спотыкаться и робеть при Адаме. Сари знает меня как никто другой. Летом мы постоянно обсуждали, как я заговорю с Адамом, когда вернусь в школу. И я не удивлюсь, если в глубине души Сари думала или даже знала, что я никогда не решусь на подобное. Это так похоже на меня — быть нерешительной.

Я с сожалением вздохнула. Сари ничего не сказала, только взяла меня под руку и повела в класс, где в самом дальнем углу оказалась свободная парта.

Я восхищаюсь своей подругой. Сари самая умная, самая добрая из всех, кого я знаю. Как же сильно отросли её светлые волосы за лето! Они струились по её спине, точь-в-точь как Амазонка, впадающая в Атлантический океан. Её маленький носик порозовел от солнца, а в глазах — как всегда, улыбка.

Я попробовала не думать об Адаме, но это было невозможно, ведь он сидел передо мной, да ещё вдобавок крутил между пальцев шариковую ручку. В нашем классе только он умеет так делать, и за лето он ещё больше в этом поднаторел. Опершись локтем о парту, Адам зажимал ручку большим и указательным пальцами и, толкая средним, начинал её вертеть. Ручка успевала сделать три оборота, прежде чем Адам снова перехватывал её, а потом тут же опять запускал вращение с такой непринуждённостью, словно это была самая простая вещь на свете. Я упорно тренировалась всё лето, но только ручка делала один оборот, как тут же летела на пол.

И теперь эта ручка просто гипнотизировала меня, пока я снова и снова представляла, как запускаю свои пальцы в его мягкие кудри. Если мне когда-нибудь повезёт стоять за ним в очереди в буфете, я непременно попытаюсь незаметно потрогать его волосы.

С небес на землю меня вернула Янне, наша классная руководительница. Она ворвалась в класс и прямо с порога громко сказала: «Всем здравствуйте!» — но никто не обратил на неё внимания.

Все продолжали болтать друг с другом, пока Янне приводила в порядок свой стол. Тетради по естествознанию перекочевали с подоконника на полку, а перед классной доской легли новые цветные маркеры. На голове Янне в такт движениям подпрыгивали рыжие кудряшки, её загорелая кожа была вся усыпана веснушками, особенно возле носа. Янне в честь начала учебного года надела длинную развевающуюся расписную юбку, и та раскачивалась на ней взад-вперёд, словно хвост павлина.

Наконец, Янне развернулась к классу и радостно воскликнула:

— Как же мне всех вас не хватало!

Сари и я с улыбкой переглянулись и по взгляду друг друга поняли, что нам её тоже не хватало.

— Добро пожаловать в пятый класс! — воскликнула Янне. — Боже, я вас почти не узнаю! Как же вы подросли за лето!

Дружелюбно посмеиваясь, она продолжила:

— Как хорошо, что мы снова вместе. Надеюсь, этот год станет для нас ещё интереснее, чем прошлый.

Янне сказала что-то ещё, но я уже её не слушала. Ведь так легко отвлечься и начать думать совсем о другом, когда через две парты от тебя тёмно-каштановые волосы. Адам сидел и крутил свою ручку с таким видом, словно слушал не Янне, а что-то ужасно интересное. Плечи его откинулись назад, и на красной футболке между лопаток мелькнули тёмные пятнышки от пота.

— Я люблю Адама, — едва слышно прошептала я Сари. Та выглянула из-за сумки, в которой рылась в поисках тетрадей и ручек, и уставилась на меня.

— Ты уверена? — спросила она серьёзно.

— Да. Я поняла это, как только сегодня его увидела.

— Люблю — это очень сильное слово, — глубокомысленно изрекла Сари. — Мой папа говорит, что его можно использовать, только если действительно любишь. Это как со словом ненавижу: его можно произносить, только когда чувство настолько сильное, что никакое другое слово не может его описать.

— Вот я и говорю, — заключила я. — Я люблю его. И за лето полюбила ещё больше.

Я глубоко вздохнула, и моё тело обмякло. Сари здесь не поможет.

Внезапно я услышала голос Янне:

–… а ещё в этом году вы получите шефство над первоклассниками.

Энтузиазм нашей учительницы заразителен, и, несмотря на все свои переживания, я не могла не улыбнуться. Стать наставниками и опекунами для малышей — весь класс мечтал об этом уже давно. Быть может, потому что мы сами ещё совсем недавно были в роли под опечных. Мы все дружно предвкушали, как нам поручат прелестных детишек, за которыми мы будем присматривать.

Я села прямо и первый раз за день смогла сконцентрироваться на чём-то, кроме Адама.

Янне тем временем продолжала:

— Ваших подопечных вам представят завтра, а все инструкции вы получите сегодня после обеда.

Вздох нетерпения пронёсся по классу, но Янне сделала вид, что ничего не услышала.

— Ну а время до обеда мы потратим на то, чтобы заново познакомиться друг с другом и подружиться.

Познакомиться и подружиться означало, что мы можем сесть, где хотим, и просто болтать, с кем захотим. Я тут же повернулась к Сари и только собралась сказать ей что-нибудь об Адаме, как меня перебил хриплый голос:

— Привет!

Это был Кай. Я и Сари сразу же заулыбались, увидев его растопыренную ладонь, которой он помахал в знак приветствия. Как здорово, что он снова с нами! Теперь наше трио было в полном составе.

— Что нового? — небрежно бросил он.

— Ничего особенного, — ответила за нас двоих Сари и отодвинулась на краешек стула, чтобы Кай мог сесть вместе с нами.

— Ну да, — сказал Кай посмеиваясь. — Я не видел вас всё лето, а у вас ничего нового. Понимаю.

Кай притворился обиженным, но его лицо излучало симпатию и дружелюбие.

— Ну ты же знаешь, что я имею в виду, — извиняющимся тоном произнесла Сари. — Просто именно сейчас ничего нового не произошло.

И мы заговорщически улыбнулись, а потом Кай принялся рассказывать нам о своих летних каникулах. Его отец родом из Гамбии, поэтому Кай часто ездит в Африку к своей родне. И без того чёрная кожа Кая теперь прямо-таки лоснилась. Глаза у него зелёные, как бутылочное стекло, и блестят, когда он говорит или смеётся. Губы большие и всё время немного покусанные, а за ними прячутся два ряда довольно кривых зубов.

Пока Кай и Сари увлечённо болтали о своих каникулах, я украдкой бросила взгляд в сторону Адама. Ну почему же так чертовски трудно быть влюблённой? Почему всё время словно что-то горит внутри? Я ни секунды не могу думать ни о чём другом, словно в моём сердце поселился крошечный карлик и нетерпеливо скребётся, чтобы выбраться наружу…

Тут прозвенел звонок. Все вскочили со своих мест и помчались на школьный двор, где так заманчиво светило солнце. По дороге Кай рассказывал нам о своих дядюшках, тётушках и многочисленных кошках. Мы слушали его и улыбались.

Внезапно меня отвлёк необычный аромат, напомнивший мне землянику со сливками и шоколадный торт. Я подняла голову и, обнаружив, что стою позади Адама, окаменела. Мне казалось, ещё чуть-чуть, и я упаду в обморок. Сари заметила моё состояние.

— С этим надо что-то делать, Аманда. Ты похожа на зомби, — произнесла она тихо, чтобы Адам ничего не услышал. Зато услышал Кай.

— С чем делать? — спросил он и провёл рукой по коротко стриженным волосам.

— С Адамом, — сказала Сари, убедившись, что тот уже далеко.

— То есть? — Кай выглядел обескураженным. — Я думал, у тебя всё прошло за лето. Разве ты не хотела выкинуть его из головы?

— Хотела, — грустно кивнула я, — но всё стало только хуже. Я люблю его.

— Во дела! Да-а, теперь у нас проблем прибавится, — и Кай покачал головой.

Сари тоже выглядела расстроенной. Ещё бы! Я страдаю по Адаму с конца четвёртого класса, но при этом совершенно ничего не предпринимаю, чтобы с ним подружиться.

Все девчонки влюбились в Адама, как только он появился в нашем классе, но его самого интересовал только футбол. У меня же вначале никаких чувств к нему не было. Я спокойно разговаривала с ним и даже играла на большой перемене в его команде против «Б» класса. Но в один прекрасный день Адам подошёл ко мне на естествознании и спросил, не могла бы я ему помочь. Я думала, он имеет в виду задание, которое дал нам учитель, но когда он усадил меня за парту и начал говорить, оказалось, что он хочет официально пригласить меня в свою команду по футболу. Вместо того чтобы ответить просто «да» или «нет», я уставилась на него во все глаза и почувствовала слабость. Со мной в первый раз было такое. Я была полностью парализована и понятия не имела, что с этим делать. Я так ничего и не ответила.

Думаю, Сари обрадовалась, когда я решила порвать со своим увлечением, но теперь она была жутко разочарована тем, что я влюбилась ещё сильнее.

— Ты должна что-нибудь предпринять, Аманда, — решительно сказал Кай. — И чем скорее, тем лучше.

— Но что я могу? — обречённо спросила я.

— Ты должна подойти к нему.

— Ну-у-у… — медлила я.

— Не выйдет, — вмешалась Сари. — Она снова свалится или впадёт в ступор, как обычно.

— Ну тогда я не знаю, — поднял руки Кай. — Слушайте, неужели всё действительно так серьёзно?

— Бедняжка, — пробормотала, ни к кому не обращаясь, Сари.

— Ладно, — решительно начал Кай. — Пусть так, но ты всё равно должна хотя бы попытаться. Прямо сейчас. Пойди и скажи ему что-нибудь. Старайся вести себя как обычно. Это самый лучший выход.

Мы отворили тяжёлую дверь в школьный двор, и на несколько мгновений палящее солнце ослепило нас.

— Ладно, — ответила я, щуря глаза от яркого света.

Мы двинулись в самый дальний конец школьного двора, где в углу стояла скамейка. Это было наше место. Отсюда было видно весь двор, и уже через несколько минут Кай заметил Адама на футбольной площадке. Я тоже его увидела. Он перекидывался мячом с каким-то парнем из «Б» класса, которого я не знала.

— Ты просто подойди к нему. Скажи «привет» и спроси, что он делал на каникулах.

Проще сказать, чем сделать. Но я решила попытаться. Даже не знаю почему. Может, потому, что за моей спиной, словно два самых надёжных защитника на футбольном поле, были Кай и Сари. А может, всё дело в карлике, поселившемся в моём сердце. Он так царапался, что это становилось невыносимо. В общем, нужно было что-то делать.

Я медленно поднялась со скамейки и глубоко вздохнула. Машинально я провела рукой по волосам, пытаясь хоть немного их пригладить, хотя знала, что это бесполезно. Мои жёсткие волосы всегда стоят торчком, им даже расчёска не поможет.

— Ладно, — выдохнула я и, не оборачиваясь, двинулась к Адаму.

Дорога через школьный двор заняла лет десять, не меньше. Во всяком случае, мне так показалось. Медленно, но верно я приближалась к своей цели, шаг за шагом продвигаясь к футбольной площадке. Нервничала я жутко, но старалась выглядеть уверенно, и чем ближе я подходила, тем больше крепла моя уверенность в себе. Как мне себя повести? Что сказать ему? Какой выбрать план? А вдруг это мой шанс, и я смогу осторожно потрогать его волосы?

Плана всё ещё не было, но я оказалась уже настолько близко, что вполне естественно было поздороваться.

— Привет, — сказала я, останавливаясь в нескольких шагах от Адама. Но он продолжал играть в футбол и ничего не ответил. Даже головы не повернул.

Я почувствовала панику, но изнутри меня что-то останавливало, не давая просто так развернуться и уйти. Я продолжала стоять.

— Привет, — пискнула я снова.

На этот раз Адам меня заметил. На несколько секунд наши глаза встретились, а потом он повернулся к приятелю из «Б» класса и что-то ему прошептал. Тот в ответ кивнул и полез в сумку, валявшуюся на лавке позади него.

И наконец, спустя целую вечность Адам холодно бросил:

— Привет.

— Как лето прошло? — тут же спросила я.

— Нормально, — ответил он, пожав плечами.

Мы так и стояли молча друг против друга. Адам был напряжённым, но старался выглядеть равнодушным: поза расслаблена, руки небрежно засунуты в карманы.

— Э-э-э, ну, в общем… — промямлила я, — ещё увидимся!

— Подожди! — вдруг громко крикнул Адам.

Но я ещё не успела и шага ступить и стояла на том же самом месте, где мы «беседовали».

Тут к нам приблизился его приятель из «Б» класса. Он нёс бутылку минеральной воды и при этом едва сдерживал смех. Отдав ее Адаму, он отступил назад. Внезапно Адам вдруг двинулся ко мне. Моё сердце сделало сальто, словно хотело выпрыгнуть наружу. Я глубоко вздохнула и попыталась успокоиться, но вдруг увидела, что лицо Адама расплывается в нехорошей улыбке, которую он пытается скрыть. Что происходит? Почему он подошел так близко? Что значит эта странная улыбка?

Не говоря ни слова, Адам шагнул ещё ближе. И неожиданно захихикал. Я не могла двинуться с места и слышала только, как приятель Адама фыркает и повизгивает от смеха за его спиной.

— Ну! Давай же! — заорал он между приступами хохота.

Адам открутил крышку, запихал палец в горлышко бутылки и принялся трясти её. Он тряс секунд десять, а я стояла, совершенно не понимая, что происходит.

Внезапно Адам резко повернул бутылку в мою сторону и в ту же секунду выдернул палец. Струя минералки выстрелила в меня и окатила с головы до ног. Казалось, вода лилась на меня целую вечность. Наконец, она закончилась, и сквозь пелену выступивших слёз я увидела лицо Адама.

В его взгляде читалось злорадство. На его лицо будто набежала тень, и оно окаменело, превратившись в маску равнодушия. Резко развернувшись, Адам помчался через двор к туалету для мальчишек. Его приятель убежал следом.

Я услышала за спиной топот бегущих ног и голоса:

— Ты как? — запыхавшимся голосом спросил Кай.

— Вот чёрт! — воскликнула Сари. Лицо у неё сделалось злое.

— Пошли отсюда, — Кай схватил меня за руку и потащил через весь двор в школу.

Мне казалось, что я сгорю от стыда. Все, кто был во дворе, замерли и уставились на меня. Мне не нужно было видеть себя со стороны. Всё и так понятно: голубая юбка, которую я так тщательно выгладила вчера вечером, намокла, стала прозрачной и прилипла к телу так, что я была словно голая.

В школе мы спрятались под лестницей. Я всё ещё не могла прийти в себя и была насквозь мокрая. Из глаз снова брызнули слёзы. Сари смотрела на меня, не зная что сказать.

— Прости, — прошептала она и, стянув с себя кардиган, протянула его мне. — Мы не должны были заставлять тебя идти к нему.

— Вы… же… не могли… знать, — проревела я.

Кай нашел салфетки и принялся промакивать ими моё лицо и волосы.

— Что случилось? — спросил он. — Что же такого ты ему сказала?

— Ничего, — выдавила я. — Я… т-только поздоровалась… спросила… к-как… лето… прошло…

Едва выговорив последнее слово, я разревелась с новой силой, и Кай с удвоенным рвением принялся вытирать моё лицо.

— Ничего не понимаю, — задумчиво произнесла Сари.

— Зато теперь ясно, что ты ему не нравишься, — выдал вдруг Кай.

— Ещё бы, — прошептала я. — Он меня ненавидит.

— Да… — хором протянули Кай и Сари. — Это похоже на правду.

— Зато теперь у меня получится забыть его, — с ноткой оптимизма в голосе призналась я.

— Хорошо бы, — кивнула Сари, — хотя это будет нелегко.

И на этой грустной ноте мы отправились обратно в класс, словно три мушкетёра, которые проиграли сражение, но, несмотря ни на какие невзгоды, остались вместе.

Оглавление

Из серии: Вы и ваш ребёнок (Питер)

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Ларс ЛОЛ предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Примечания

1

Учебный год в Норвегии начинается в середине августа и заканчивается в середине июня. Каникулы длятся восемь недель. — Здесь и далее примеч. пер.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я