Дама, которой не было (Мария Жукова-Гладкова, 2012)

Многие мечтали увидеть главного редактора известного глянцевого журнала Анжелику Романицкую в гробу. «Железную леди» медиабизнеса ненавидели не только работники «Dolce Life», но и известные светские персонажи. У Романицкой было «милое» хобби собирать компромат на подчиненных и звезд первой величины и шантажировать их. Желающих разделаться с Романицкой оказалось более чем достаточно. Но ее заместитель Наталья сомневается, что похоронили именно «любимую» начальницу. Убийца отстрелил жертве полголовы, но руки-то остались! У шефа были другие пальцы, другая форма кистей рук. Молодой муж и взрослый сын Анжелики опознали тело. Стоит ли Наталье высказывать свои предположения? Ведь на нее уже было совершено два покушения, а третье вполне может оказаться удачным. Кто-то уверен: архив у Натальи, и готов бороться за свое «доброе» имя любыми способами…

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Дама, которой не было (Мария Жукова-Гладкова, 2012) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 3

Когда я вернулась в офис, охранник при входе мне тут же сообщил, что приехали «двое из органов», и уточнил, на самом ли деле Анжелику Львовну убили. Я кивнула и отправилась на наш третий этаж. Сотрудники органов расположились в кабинете Анжелики Львовны и в приемной и там вели беседы с сотрудниками журнала. Но кто что им мог сказать? Наконец один из молодых людей нарисовался у меня в кабинете. Представился Николаем Павловичем, хотя, по-моему, до «Павловича» ему было еще лет десять. Наивное мальчишеское лицо, похоже, даже бреется не каждый день. Но внешность бывает обманчива…

– Вы теперь будете вместо Романицкой? – первым делом уточнил Николай Павлович.

– Скорее всего, нет, – спокойно ответила я и постаралась объяснить структуру холдинга. Потом спросила, что мне сообщать американскому владельцу.

– Сообщите, что Романицкая убита. Кстати, когда этот Демпси приедет в Россию? И кто у вас тут сейчас главный?

Я сказала, что американец собирался появиться на следующей неделе, но в связи с гибелью Анжелики Львовны может изменить планы. Меня попросили сообщить об этих изменениях, как только мне станет о них известно, и вручили визитку с телефонами. Я предложила Николаю Павловичу, если он желает пообщаться с руководством, подняться на пятый этаж, где у нас сидят американские начальники. Но я не смогла вспомнить, кто из них сейчас находится в России!

– У Романицкой были враги? – спросил молодой человек из органов.

Я пожала плечами и заявила, что мы общались исключительно по работе. Я ведь, можно сказать, годилась ей в дочери.

– А что за бомбу у вас тут закладывали на прошлой неделе?

«И про это уже успел выяснить?»

Вслух я пояснила, что телефонной террористкой оказалась юная девушка, которая в точности выполнила все указания по завоеванию понравившегося мужчины, напечатанные в одном из журналов нашего холдинга (по крайней мере, она так утверждала в полиции). Но эти действия возымели прямо противоположный результат. Девушка решила отомстить советчикам. Ее вычислили, присудили штраф, теперь она собирается судиться с журналом, с которого хочет получить и сумму штрафа, и компенсацию за моральный ущерб в двойном размере – и за неудачу в личной жизни, и за общение с органами.

– Купите следующий номер «Желтого города», – посоветовала я Николаю Павловичу. – Это наши конкуренты, и они ей и адвоката нашли. Вероятно, самым подробным образом осветят эту историю. Но к смерти Анжелики Львовны она точно не имеет никакого отношения. А мы не имеем отношения к тому журналу. Мы просто входим в один холдинг.

– А кто, по вашему мнению, может иметь?

Я опять пожала плечами и попросила рассказать, как все-таки погибла Анжелика Львовна.

Мне сообщили, что ее убили в ее квартире, выстрелив в голову с расстояния двух-трех метров. От лица ничего не осталось.

– А… может быть… Кто ее опознал? – наконец выдала я.

– Ее нашла соседка, то есть не нашла, а нас вызвала, – сообщил Николай Павлович. – Когда они с собакой проходили мимо двери Анжелики Львовны, собака садилась на площадке и начинала выть. И с места ее было не сдвинуть. Выть начала вчера. Сегодня утром после очередного собачьего концерта женщина позвонила нам. Она знала, что ваша начальница живет одна, ну и забеспокоилась. Дверь оказалась не заперта, просто прикрыта. Романицкая лежала на ковре перед зеркалом.

«Вроде ковров не было», – подумала я. Хотя могла запамятовать… И Анжелика Львовна вполне могла расстелить ковер после моего ухода.

– Все соседи ее хорошо знали, – спокойно продолжал Николай Павлович. – И та соседка, которая нас вызвала, сразу же ее опознала, и еще одна.

«Все соседи ее хорошо знали?! Какие соседи?!»

– Но если лица не осталось? Я правильно вас поняла? – произнесла я вслух.

– Волосы. Общий вид. Одежда. Она платье мерила, которое покупала недалеко от дома. Одна из опознавших как раз зашла в тот бутик, а ей самой размер не подошел. Ваша-то начальница была стройной женщиной, а соседка… покрупнее, – мягко выразился Николай Павлович. – Она сказала, что Романицкая ее еще просила посмотреть, как сидит. И кулон ее.

– Рубиновое сердце с золотыми прожилками? – вырвалось у меня.

Николай Павлович кивнул. Я знала, что Анжелика Львовна носила его, не снимая, и говорила, что это – романтическое воспоминание о молодости. Правда, Анжелика Львовна и романтизм в зрелые годы стали несовместимыми понятиями. Хотя ведь у всех была первая любовь…

Неужели правда? А мне до сих пор не верилось…

– Мне ваши сотрудники сказали, что она собиралась уезжать, – тем временем продолжал Николай Павлович.

Я кивнула с отсутствующим видом.

– Куда, не подскажете?

– Понятия не имею. Она никому не сказала. Ой, а билеты?

Я посмотрела на собеседника. Ведь если она не успела уехать, должны были остаться проездные документы. Дорожная сумка должна быть собрана.

– Мы не нашли документов, – нейтральным тоном сообщил Николай Павлович. – И никакой упакованной сумки. На первый взгляд квартира не была ограблена. Сейф закрыт.

– Вообще никаких документов?!

– Ну, счета на оплату квартиры и телефона за несколько лет, но ни паспорта, ни документов на квартиру, ни диплома. Ничего серьезного! Ни одной записной книжки. Мобильного телефона тоже не оказалось.

Я моргнула. Какие счета за несколько лет? Или Анжелика Львовна перевезла их со старой квартиры?

– Может, все в сейфе, – высказала предположение я.

Николай Павлович пожал плечами.

– А дамская сумочка? Она любила из крокодиловой кожи.

Собеседник покачал головой.

– Но одежда, безделушки?

– Непохоже, чтобы квартиру грабили, если вы об этом. И непохоже, что она куда-то собиралась. А все ваши говорят, что она уехала на три недели, то есть собралась уезжать.

Я кивнула. А если на самом деле не собиралась? Если собиралась оставаться в городе и решать какие-то проблемы здесь? Может, это решение должно было занимать большую часть дня, и Анжелика Львовна понимала, что не сможет ходить на работу. Может, ей требовалось каждый день ездить за город… Тогда отсутствие дорожной сумки понятно. И документы могут быть в сейфе.

– А вы сейф можете открыть? Или не имеете права? – спросила я.

– Сейчас пытаемся отыскать родственников. Можете кого-то назвать?

Я могла только последнего мужа. Но я даже не знала его фамилию, знала только, что его зовут Глеб и он был на пятнадцать лет моложе Анжелики Львовны, то есть на год старше меня. Но они расстались.

– У меня есть его телефон, – сообщил Николай Павлович.

– Откуда? – вырвалось у меня.

– Секретарша дала. – Уголки губ Николая Павловича тронула улыбка, и лицо стало по-настоящему мальчишеским. – Вы с ним знакомы?

Я неопределенно пожала плечами.

– Если на улице встретите, узнаете?

– Узнаю. Только он не ходит пешком по улице. Он предпочитает дорогие спортивные машины.

– Вы можете ему позвонить? – посмотрел на меня Николай Павлович.

– Могу, – сказала я. – Только он может меня не вспомнить. Хотя объясню, кто я… На похороны-то его, наверное, нужно приглашать.

– Ваша секретарша категорически отказалась ему звонить.

Я удивленно вскинула брови.

– Вот и я не знаю, почему, – Николай Павлович улыбнулся шире.

Я хлопнула глазами. Был женат на начальнице, трахал секретаршу? Или просто приставал?

– Пожалуйста, позвоните и спросите, может ли он прямо сейчас подъехать в квартиру Анжелики Львовны. Кстати, а вы сможете съездить?

– Зачем?

– Вы бывали в квартире вашей начальницы?

– Один раз.

– Сможете заметить, если что-то пропало?

– Ну, если шкаф… – я улыбнулась. – Нет, для этой цели вам нужен кто-то другой. Не смогу. Я даже примерно не представляю, где у нее что лежало.

– Все равно я попрошу вас проехать со мной.

Я пожала плечами, потом спросила насчет похорон.

– Ваша секретарша сказала, что сама ими займется.

Я удивленно посмотрела на Николая Павловича.

– Что вас удивило, Наталья Борисовна? Вы не думали участвовать в их организации?

– Нет, я как раз думала, что этим вопросом придется заниматься холдингу, нашей редакции, кому-то из сотрудников. Меня удивила реакция Леночки.

– Да, мне тут уже высказали мнения о вашей начальнице… Переживает одна Леночка. Почему?

Я этого не знала. Потом мне ударила в голову мысль. А если Анжелика Львовна с Леночкой… В свете того, какой компромат мне отдала Романицкая при последней встрече… Да кто их всех разберет в нашем мире глянца?!

– Я смогу взять вещи для похорон? – вместо ответа спросила я у Николая Павловича.

– Конечно, – сказал он. – Звоните Глебу Гаджиевичу.

– О господи! – воскликнула я. Я не знала, что он еще и Гаджиевич. Хотя, пожалуй, во внешности было что-то восточное…

Судя по звукам, служившим фоном, Глеб куда-то ехал на машине. Я представилась и объяснила, кто я такая. Телефон стоял на громкой связи, чтобы Николай Павлович все слышал.

– А, помню, – произнес Глеб развязным тоном. – Анжелка что, сама не может позвонить? Тебя попросила? Что ей надо? Или ты по собственной инициативе звонишь?

Мы не были на «ты». Мы вообще, наверное, за всю жизнь перекинулись лишь парой слов. И как он мог решить, что я на него претендую?! Я нейтральным тоном сообщила новость и то, что полиция просит Глеба подъехать на квартиру бывшей жены.

В трубке воцарилось молчание.

– Что, правда, что ли, пристрелили? – наконец спросил Глеб совсем другим тоном.

В разговор вступил Николай Павлович и разговаривал совсем не так, как со мной. У него даже выражение лица изменилось! Слушая его, я решила бы, что этому человеку лет сорок. Глеб явно понял, что с ним не шутят.

– Через сколько можете подъехать? Адрес, надеюсь, вам известен?

– Минут через пятьдесят, если в пробке не застряну, – сказал Глеб. – А она… все еще там?

– Нет, тело уже увезли. Нам требуется, чтобы вы осмотрели квартиру.

Глеб выдохнул. Боится покойников?

– Ждите. Буду, – произнес он и отключил связь.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Дама, которой не было (Мария Жукова-Гладкова, 2012) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я