Игорь Моисеев – академик и философ танца

Е. Д. Коптелова, 2021

Игорь Александрович Моисеев (1906–2007) – хореограф, балетмейстер, артист балета, художественный руководитель Государственного академического ордена Дружбы народов ансамбля народного танца под руководством Игоря Моисеева, народный артист СССР (1953). В книге «Игорь Моисеев – академик и философ танца» историка танца Е. Д. Коптеловой рассматривается творческая биография хореографа, история становления и развития ансамбля и школы-студии при ансамбле. Создатель и бессменный руководитель уникального коллектива, ставшего выдающимся явлением в истории мировой танцевальной культуры, И. А. Моисеев завораживает не только как творец, но и как мыслитель, воплотивший свои озарения в яркую и убедительную танцевальную форму. Книга будет интересна широкому кругу любителей и поклонников танцевального искусства. В формате PDF A4 сохранён издательский дизайн.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Игорь Моисеев – академик и философ танца предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Всем поколениям Ансамбля имени И. А. Моисеева, составившим его славную историю и моисеевской танцевальной школе. Гюзель Апанаевой, без поддержки которой работа над этой книгой была бы невозможна.

Игорь Александрович Моисеев

1906–2007

Koptelova E.D. Igor Moiseev — an academician and philosopher of dance / E. D. Koptelova. — 4th edition, ster. — Saint-Petersburg: Lan: THE PLANET OF MUSIC, 2021. — 464 pages. — Text: direct.

Igor Alexandrovich Moiseev (1906–2007) was a choreographer, ballet-master, dancer, art director of a National academic Order of People’s Friendship ensemble of folk dance under the direction of Igor Moiseev,USSR people’s artist (1953).

In the book «Igor Moiseev — an academician and philosopher of dance» the historian of dance E. D. Koptelova consideres the artistic biography of the choreographer, the history of formation and developement of the dancing group and the studio school under it. The creator and director of the unique dancing group,wich became an outstading phenomenon in the history of the world dancing culture, I. A. Moiseev fascinates not only as a creator but also as a thinker, who embodied his flashes in a bright and convincing dancing form.

The book is going to be interesting to a wide range of fans and admirer of dancing art.

© «Издательство ПЛАНЕТА МУЗЫКИ», 2021

© Е. Д. Коптелова, 2021

© «Издательство ПЛАНЕТА МУЗЫКИ», художественное оформление, 2021

От автора

Когда я говорю о танце, я говорю о собственном мышлении и о собственном месте в искусстве.

И. А. Моисеев

Неисповедимы пути Господни. Непредсказуема жизнь. В 1988 году я познакомилась с О. А. Золотовой, замечательным мастером русского танца, которая «бросила» меня, всегда занимавшуюся историей драматического театра, на преподавание истории балета. Я попала в Зал Чайковского, где располагается Школа-студия при Хоре имени М. Е. Пятницкого, которая позднее стала училищем и получила имя Т. А. Устиновой.

Изменилось моё настроение и моя судьба. Очень быстро я поняла, что владения Терпсихоры — танец и всё, связанное с ним, — есть область особенная и, может быть, даже мистическая по воздействию на душу и сознание человека.

Танец не случайно упомянут в знаменитом Слове Экклезиаста — проповедника. Уже тогда, в древнейшие времена, танец был противопоставлен суете и разрушению и входил в систему религиозно-философского мировоззрения первых земных мудрецов. Он исцелял и обучал, служил делу самосовершенствования человеческой личности.

Танцевальное искусство всех древнейших цивилизаций начиналось с ритуальных действ. Считалось, что танец высвобождает низшие эмоции, помогает обрести контроль над ними. Сам же танец называли искусством, «которое стимулирует жизненные силы, восстанавливает энергию, пробуждает творческое начало и способность к импровизации». Танцующие уподоблялись священнослужителям.

Балетмейстер и артистка балета Н. Касаткина в предисловии к книге своей матери писательницы А. Кардашовой «Маленькая балерина» не случайно пишет, что «языком танца можно общаться без границ, на уровне подсознания и эмоций».

М. Бежар в своё время справедливо отметил, что танец из всех искусств наиболее приближен к религии. Это идёт от корня «religue», обозначающего связь: танец действительно объединяет огромные массы людей.

Особый ритм танца положительно воздействует на человеческую энергетику. Вспомним множество философских и психологических построений, связанных с хореографией (например, учение А. Волынского и его «Книгу ликований»).

Имеющий самое непосредственное отношение к теме нашего повествования и личности главного героя философ Р. Штайнер пришёл к выводу о том, что определённые движения, подобранные соответственно силам организма, могут его «гармонизировать», укреплять, а следовательно, и исцелять.

К. Голейзовский, в спектаклях которого И. А. Моисеев дебютировал в Большом театре, любил повторять, что «балет — это искусство искусств, это мысль и ритм». И, в сущности, в творчестве И. А. Моисеева и его выдающихся учителей — М. Фокина, которого он особенно отличал, а также А. Горского и К. Голейзовского, в полной мере воплотилась вера в безграничные возможности танца.

Творчество И. А. Моисеева и его ансамбля — это блестящие образцы магической притягательности танцевального искусства, его катартического звучания и воздействия.

В 1992 году Г. Н. Иванова, которая тогда была директором Школы-студии при ансамбле, пригласила меня преподавать историю хореографического искусства, и я получила возможность знакомиться с творчеством великого мастера и его ансамбля.

За это время несколько раз мне разрешали проводить занятия по истории балета в кабинете И. А. Моисеева, и я сидела в его кресле и за его столом, а ребята, ныне артисты ансамбля, вокруг. И представляла себе, что примерно в такой мизансцене происходят его разговоры со своими артистами — строгий разбор увиденной работы или, наоборот, доверительные беседы, которые навсегда остались в сердцах артистов.

К 90-летию И. А. Моисеева я написала статью, название которой перешло в название настоящей книги. Статья понравилась Игорю Александровичу и Ирине Алексеевне, его супруге. Когда они позвонили мне сказать добрые слова, я была безмерно счастлива. Позднее Игорь Александрович поставил на этой статье свою подпись, тем самым одобрив её.

Огромную роль при работе над книгой сыграло и то, что длительное время я нахожусь в стенах моисеевской танцевальной школы, а значит и ансамбля, ибо они едины. День за днём я вживалась в этот колорит, в эту обстановку, в то культурное пространство, в котором жил и творил Игорь Александрович.

Я очень благодарна Ольге Игоревне Моисеевой, дочери Игоря Александровича, общение с которой является для меня невероятно интересным и дорогим… Благодаря ей я оказалась в доме, где долгие годы жили и творили её родители — И. А. Моисеев и Т.А. Зейферт. И всей душой почувствовала атмосферу большой эпохи в жизни выдающегося ансамбля, да и вообще — в жизни нашего Отечества.

Эмоции и чувства обеспечивают человеку жизнь. Любовь — главный эликсир жизни. Большая и счастливая любовь способна спасти жизнь и продлить её надолго. Жизнь и судьба И. А. Моисеева — уникальное тому доказательство. Воплощением любви к своему делу, любви к жизни, энциклопедических знаний во всех видах творчества и любви к путешествиям стало его наследие — триумфальное путешествие вокруг света, «гастроль длиною в жизнь», как сам И. А. Моисеев называл свой путь. Подтверждает это и сам балетмейстер в своих словах по поводу самого первого концерта ГААНТа[1] в далёком 1937-м: «Я знал: мастерство обретётся большим трудом и большой любовью». В его жизни, где, как и в его произведениях, много чувства, радости и любви, — много того, что может быть близко отдельно взятому человеку. И всему миру.

Вместе с тем это не исчерпывающее объяснение того, что происходило в душе художника. Есть, безусловно, большая скрытая часть айсберга, которая остаётся загадкой.

…Вспоминается история из жизни моей семьи. Моя бабушка происходила из многодетной фамилии. Её младшая сводная сестра по возрасту была почти ровесницей её старшей дочери (моей мамы) и поэтому стала её близкой подругой. Наша дорогая тётя Лиза — красавица и большая хохмачка, которая вырастила не только двух прекрасных сыновей, но и трёх замечательных внуков. И надо же было такому случиться, что во время войны она каким-то образом оказалась в одном поезде и в одном купе с Игорем Александровичем. Тогда она плохо себя чувствовала — была на последнем месяце беременности, и Игорь Александрович сперва пытался как-то её развеселить и успокоить и, конечно же, вызвал ей скорую помощь. Сына, которого она родила, назвали Игорем. В дальнейшем она любила рассказывать о том, как ехала в поезде «с самим Игорем Александровичем Моисеевым, а потом родился Игорь». Разве такое забудешь?

Всё это производило очень сильное впечатление и давало необходимые импульсы к продолжению моей работы. Захотелось сделать книгу, достойную истории Ансамбля И. А. Моисеева и его танцевальной школы.

Работа над этой книгой стала для меня настоящим университетом — поистине замечательным периодом погружённости в материал, временем удивительных и радостных встреч с людьми, ставшими героями этой книги, восторженных впечатлений от творчества моисеевцев, — концертов ансамбля, репетиций и уроков Школы-студии.

Мне захотелось показать личность Игоря Моисеева на фоне эпохи XX века, поговорить об эстетике Театра танца И. А. Моисеева в системе театральной культуры XX века.

Создатель и бессменный руководитель уникального коллектива, ставшего выдающимся явлением в истории мировой танцевальной культуры, а позднее уникальной танцевальной школы, которая готовит высокопрофессиональных танцовщиков, он был Академиком с большой буквы и в подлинном смысле этого определения — как средоточие энциклопедических знаний, глубины мышления, как человек, создавший целую науку о танце и погружённый в бесконечный процесс творческого развития, совершенствования себя, своих артистов и учеников.

Всякое искусство покоится на определённом мировоззрении. Безусловно, есть целый комплекс философско-эстетических идей, лежащих в основе творчества и творческого долголетия И. А. Моисеева. Моисеев завораживает не только как творец, но и как мыслитель, воплотивший свои озарения в яркую и убедительную танцевальную форму. Он всегда настаивал на первичности идеи, мысль являлась для него поводом к танцу. Философия и эстетика моисеевского танца органично проистекают из его мировоззрения, взглядов на политику и историю России, историю мировой культуры. Счастье, что все это запечатлено в его книге «Я вспоминаю… Гастроль длиною в жизнь», изданной в 1996 году к его 90-летию. Эти увлекательные повествования великого балетмейстера о своих путешествиях по вселенной под названием «Жизнь», подобные прекрасным сказкам Шехерезады, раскрывают его как блестящего рассказчика. Важны также многочисленные интервью Мастера, ибо в них мы слышим его живое слово.

Имея энциклопедический ум, Моисеев мыслил просто, не любил «измов». Называл себя реалистом, но содержание этого понятия составляет одну из глубочайших его теорий. «Посмотрите, как одно движение органично вытекает из другого. Просто и естественно. Как в природе», — заметил Игорь Александрович, показывая свои танцы Е. Андрониковой и Е. Гинзбургу, авторам документального фильма «Я вспоминаю… Гастроль длиною в жизнь». Картина была снята Фондом Ролана Быкова и каналом «Культура» в 2000 году, она существенно дополнила его одноимённую книгу.

Для нас эти свидетельства крайне важны, ибо сам И. А. Моисеев не случайно начинает финальную главу своей книги «Размышление о профессии» признанием в том, часто сталкивался с непониманием, поэтому ему хотелось зафиксировать свою точку зрения.

Главным же для него было достучаться до наших сердец.

Свои философские и хореографические идеи, и богатейший внутренний мир художник отразил в творчестве своего ансамбля, носящем теперь его имя. Всё это прививалось на многочисленных репетициях и гастролях. Была создана его определённая система воспитания творческой личности. Художественные образы и ассоциативный философский ряд, который выстраивает моисеевская философия танца, поистине уникальны. За свой в прямом смысле творческий век (Моисеев скончался на 102-м году жизни) ему удалось воспитать единомышленников — несколько поколений учеников, которые являются носителями и продолжателями его идей.

Будучи мыслителем, он умел воспитывать артистов-мыслителей. Единство этих компонентов и составляет его наследие.

Из всего написанного о прославленном коллективе я бы выделила трёх авторов — М.А. Чудновского и его книгу «Ансамбль Игоря Моисеева (М., 1959), Е. Луцкую и две её работы — написанную в соавторстве с А. Илупиной вступительную статью «Моисеев и его ансамбль» в книге «Ансамбль народного танца СССР под руководством Игоря Моисеева в фотографиях Евгения Умнова» (М., 1966) и её книгу «Жизнь в танце» (М., 1968). Е. Луцкая в 60-е годы работала в ансамбле методистом. Её замечательные, полные уникального материала работы об ансамбле содержат живое дыхание его истории, помогают нам зримо представить каждодневную работу замечательного коллектива, понять, как развивалось его эстетика, как создавались шедевры И. А. Моисеева, помогают открыть нам некоторые загадки и сложности бытия художника. И третий автор — наша современница Л. Шамина, которая была солисткой ансамбля, а теперь преподаёт в Школе-студии предмет «История ансамбля», является автором статей и текста буклетов о творчестве ГААНТа.

Мне также интересно было читать зарубежную прессу о гастролях коллектива. Особенно американскую, поскольку американцы как никто умеют в нескольких словах дать суть явления в его психологическом и эстетическом аспекте, причём применительно к конкретному произведению.

Неоценимую помощь в этой работе оказали также книги, которые дают чрезвычайно важный культурологический и философско-эстетический аспект изучения эпохи и театрального времени — работы Д. Лихачёва, И. Андроникова, М. Туровской, «Нестёртые строки» А. Глумова (М., 1977), мемуары Асафа и Суламифи Мессерер, бывшей солистки ансамбля и известного историка эстрадного танца Н. Шереметьевской и, конечно же, «Книга расставаний» В. Гаевского (М., 2007), идеально связавшая историю балета и историю драматического театра XX века. Взаимосвязь с эстетикой драматического театра была — одна из главных особенностей И. А. Моисеева — постановщика.

Библиография вокруг этой работы также выстраивалась с помощью собственных пристрастий И. А. Моисеева — поэзии и прозы А. С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, А. К. Толстого, которых любил читать И. А. Моисеев своим артистам, поэтической драматургии Ф. Г. Лорки, прозы А. Бестужева-Марлинского (например, его повесть «Амалат-Бек»), Л. Толстого, И. Бабеля, Ю. Олеши, Г. Флобера — книг, будивших воображение Мастера и помогающих ощутить и понять колорит его танцевальных произведений. Важными источниками также стали несколько документальных фильмов, посвящённых жизни и творчеству великого хореографа.

Мне также было интересно проследить линию его становления, поразмыслить о тайнах творчества и загадках работы над ролью в ГААНТе.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Игорь Моисеев – академик и философ танца предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Примечания

1

Полное название ансамбля сегодня — Государственный академический ансамбль народного танца имени И. А. Моисеева (сокращённо ГААНТ). — Прим, автора.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я