Вершители. Часть 2. Тайна Каменных людей
Евгения Кретова, 2017

Вторая часть тетралогии "Вершители". Аякчаане, семикласснице из далекого эвенкийского поселка, выпадает уникальный шанс – сопроводить деда-шамана на священные острова, где находятся Кигиляхи – Каменные люди. Но оказывается, что у них для нее персональное задание – найти Копье Мары: загадочный древний артефакт, дающий владельцу небывалую силу. Аякчаана сталкивается с незнакомкой, которой оказывается Катя Мирошкина, они попадают в плен к воинственному племени кочевников, Катя получает смертельное ранение… И оказывается, что теперь не только возвращение Аякчааны домой, но и сама жизнь дочери Велеса зависит от древнего артефакта.

Оглавление

Из серии: Вершители

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Вершители. Часть 2. Тайна Каменных людей предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 2. Гости

Как только закончился классный час, и было выдано расписание на певую четверть, Аякчаана выскочила из класса, и бросилась к выходу из здания школы.

— Аякчаана, ты куда мчишься, как ужаленная? — хохотали подружки. Девчонки из параллельного класса уже расположились во дворе школы, заняв удобные скамейки вокруг спортивной площадки. Праздничная линейка позади, поздравлениякто-тоже. Можно и посмотреть, как первоклассники резвятся, да обсудить каникулы. Аякчаане очень хотелось, да что там — смертельно хотелось! — с ними задержаться… Еще бы! Три месяца не виделись! Саргылана к родственникам уезжала, в Якутск, в зоопарк ходила, в Музей мамонта и в театр. А Кюнней вообще — в Москве была! На самолете летала…

Аякчаана уже почти свернула к ним, но перед глазами встали темные глаза деда, и этого было достаточно, чтобы она поспешила выловить вертлявую младшую сестру из стайки первоклассников. Надо бежать домой.

Оюна весь обратный путь без умолку болтала. Первые минуты три Аякчаана еще слушала ее восторженные вопли, но после того, как сестра в третий раз стала рассказывать, как именно их поприветствовала учительница, как она им улыбнулась, ее мысли сами собой принесли к утреннему разговору с дедом.

Что за гости такие? К ним в деревню мало кто приезжает. Дорога плохая, от столицы далеко. Когда-то здесь был большой порт на Лене, но и он уже лет десять как закрыт, а на неухоженном берегу тут и там валяются кверху днищами прогнившие лодки. Так что заглядывают к ним гости не часто — незачем, здесь кругом царит запустение и бедность. Особенно странно звучало то, что даже мама еще ничего с утра не знала. Значит, новость про гостей — не вечерняя, то есть, дедушке ночью видение было. То есть получается вообще круть какая интрига!

Аякчаана даже икнула от любопытства и замерла.

— Смотри, — зачаровано прошептала рядом Оюна. Можно было и не говорить, Аякчаана именно этим и занималась — смотрела, затаив дыхание. Перед их низеньким, давно не беленым домом, на узкой пыльной дороге, припарковалось три роскошных черных внедорожника.

— Это что, «Крузеры»? — прошептала Оюна.

Аякчаана пожала плечами. Собственно, какая разница. Может, и «Крузеры», как выразилась младшая сестра, может, и нет. Но таких машин она здесь еще не видела: огромные, с отполированными боками (пусть сейчас и покрытыми изрядным количеством пыли), украшенными изящными лентами хромированной стали, они мелодично и величественно урчали у ворот их дома.

Девочки спустились с пригорка и подбежали к машинам. Оюна (есть все — таки определенные преимущества в таком юном возрасте!) беззастенчиво пялилась внутрь прекрасных гигантов, восторженно озвучивая все увиденное:

— Ого! Смотри! Там телевизор внутри есть!

— Ну и что? — Аякчаана изо всех сил старалась вести себя как взрослая, одергивая неуемную сестру. — У дяди Эрчима тоже в машине есть телевизор…

— Так этот работает!!! Вон незнакомый дядя на нем кино смотрит!

Аякчаана дернула сестру за рукав:

— Хватит уже в машины заглядывать! Что про нас с тобой подумают? Будто мы дикие совсем, машин не видели…

Оюна покраснела. Она низко опустила голову, но оторвать любопытного взора от урчащих красавцев не могла, так и шла боком, то и дело косясь на них и ахая.

Пройдя по узкой деревянной дорожке к дому, сестры очутились перед лицом другой необычайности, которая уже вывела из равновесия и Аякчаану: на крыльце, перегородив проход внутрь, стояли два огромных амбала[1] в черных костюмах.

— КУДА? — прогрохотали они, лишь только девочки ступили на крыльцо.

— Домой, — пропищали сестры. А Аякчаана добавила для верности, — мы живем здесь.

Один из амбалов сделал останавливающий жест, велев подождать, а второй проскользнул внутрь дома. Вернулся он через пару минут, и молча распахнул перед девочками дверь.

— Ой, что делается, — восторженно ахнула Оюна. Но сестра подтолкнула ее в спину, чтобы та не таращилась на двух великанов: передумают еще и домой пускать не станут… А на улице уже прохладно в тонких колготках и туфельках…

Важные, значит, гости приехали к дедушке. Девочки ожидали услышать гомон голосов, смех, песни, праздничную суету. Но их встретила лишь дрожащая тишина, и… еще один амбал внутри, у входа в гостиную.

Амбал посмотрел на них, и легонько стукнул по матовому стеклу. Дверь тут же со скрипом отворилась, и в образовавшуюся щелочку выглянула встревоженная мамина голова, а затем рука. Рука вытянула вперед указательный палец и приложила его к губам.

— Тшшш, — для верности прошептала мамина голова.

Девочки подобрались, и, стараясь передвигаться, как можно тише, высоко поднимая вытянутые носки, заскользили, наверх, в свою комнату. Аякчаана подтолкнула сестру вперед, вовремя подхватив ее за локоть, — Оюна увлеклась и начала терять равновесие, явно намереваясь с грохотом упасть.

В этот момент мамина рука легко коснулась плеча. Аякчаана оглянулась: мать глазами приказала ей войти в гостиную.

Уже проходя мимо амбала в черном, она услышала завистливый вздох младшей сестры.

Ну и ладно. Пусть завидует. В конце концов, она старшая. И должна же иметь хоть какие-то преимущества!

****

Внутри, в гостиной, было душно и тесно. Окна оказались плотно закрыты (вот откуда такая духота!), и задернуты плотными занавесками. Ей в нос сразу ударил непривычный запах смеси дорогого табака и рпотивно — сладких духов. Помимо мамы, стоявшей у дверей, на диване сидело двое довольно упитанных мужчин: высокий и низенький. Оба весьма уверенные в себе. Их было много не столько физически, сколько морально… Так должны выглядеть большие начальники, подумалось Аякчаане. Рядом с высоким, на стуле, спиной к замеревшей у входа девочке, сидела тощая блондинка с блокнотом — источник слащавого аромата, и что-то быстро-быстро записывала. Напротив мужчин, передвинув кресло с привычного места, тихо сидел еще один мужчина, пожилой, в сильно потертой кожаной куртке. А где же дедушка?

Аякчаана пригляделась.

Дедушка сидел на полу, лицом ко входу, прямо посреди большого ковра. Он курил трубку и молчал. Тонкий дымок вился над его головой, укладываясь в замысловатые узоры.

— Что ж, — наконец сказал он. — А вот и тот, кто будет меня сопровождать, — и он указал… на вошедшую Аякчаану.

Мужчины повернули к ней свои удивленные лица. Бог мой! Аякчаана знала обоих, очень часто их по телевизору видела, большие начальники из столицы! Зачем они здесь?!.

Она оторопела. Но, кажется, присутствующие гости, удивились не меньше нее. Пожилой мужчина разочарованно выдохнул, а блондинка так та даже карандаш выронила.

— Дедушка Учур, — обиженно пробасил тот, что повыше, — зачем ты так? Мы бы тебе дали более надежного провожатого. Вот какие парни у тебя во дворе стоят — выбирай любого! — низенький согласно закивал.

Дедушка медленно покачал головой:

— Нет, уважаемый. Мое слово сказано.

Мужчины не стали спорить, шумно встали с дивана, поклонились дедушке:

— Мы услышали тебя, Учур — хан. Значит, на рассвете?

Дедушка кивнул. Тогда двое, важно двинулись к выходу. Тот, что повыше, остановился перед Аякчааной, внимательно и с явным любопытством на нее посмотрел.

— Да, — задумчиво протянул он тому, который пониже, и, все вместе вышли на крыльцо. Мама суетилась, предлагала дорогим гостям чаю, но мужчины, сердечно ее поблагодарив, отказались:

— В самом деле, нам еще до Якутска ухабы собирать! Вот дело сделаем, тогда и чаи гонять будем! — хохотнул высокий. Мама только руками всплеснула.

И все четверо уселись по машинам: двое мужчин начальственного вида в одну машину, а блондинка с пожилым мужчиной — во вторую. В каждую уселось по амбалу, и кавалькада плавно поплыла по подмороженной к ночи дороге.

Аякчаана не могла сойти с места от удивления.

— Дедушка, — позвала она, — о чем они говорили?

Дедушка Учур поднялся и пересел на диван, туда, где только что сидели два важных господина, и указал ей на место рядом с собой. Аякчаана осторожно присела на край.

— Это из Якутска люди. Очень важные господа…

— Да, я поняла, я узнала одного из них, того, который высокий, — торопливо подхватила девочка.

Дедушка кивнул.

— Да и второго ты тоже видела, тоже очень уважаемый человек… Да не в том дело. Они приехали ко мне с просьбой, — он помолчал, будто подбирая слова. — Видишь, у них выборы этой осенью. Очень им надо победить…

— А ты здесь при чем, дедушка? Они что, хотят, чтобы ты за них свой голос отдал?

Дедушка усмехнулся.

— Они говорят, без помощи предков им не обойтись.

Аякчаана хмыкнула:

— А разве так можно? Это же не честно…

— Нынче, внучка, говорят: «На войне и в политике все средства хороши»! — дедушка задумался. — Я бы, конечно, им лучше отказал, не гоже духов предков по пустякам беспокоить, но, видишь ли, мне сон сегодня ночью был, что им надо помочь. Выходит, хорошее дело они задумали, раз Духи помочь им через меня велели. Как им отказать?

— А зачем ты меня позвал? Я же не умею ничего, да и нельзя мне, маленькая я еще… Ты же мне сам говорил и мне дар не передавал. Чем я тебе помогать стану?

— Ты со мной пойдешь в одно место. В священное место… — Я затаила дыхание. — Пойдем с тобой на поклон к Каменным людям.

Девочка словно окаменела. Дедушка имел ввиду Кигиляхи?[2]

— Да, Кигиляхи…

— Так это же далеко, — развела она руками. Она и представить себе не могла, что туда можно дойти пешком. — Тем более — там же через пролив плыть?

— Поэтому мы не пойдем, а полетим, — поднял вверх указательный палец дедушка. — Завтра рано утром, на рассвете, за нами прилетит вертолет, и доставит на остров Большой Ляховский, на полярную станцию. А оттуда — рукой подать до мыса Кигилях… — дедушка, наконец, улыбнулся.

— Оденься только поудобнее и потеплее.

Сказав так, дедушка, встал, и медленно пошел к двери, уже думая о чем-то своем.

Аякчаана очень хотела расспросить о завтрашней поездке, о том, почему она — почему он выбрал ее, но… не решилась. Больно закусив губу, она схватила пульт от телевизора, повертела его в руках, словно припоминая, к чему вообще эта пластиковая штуковина применима, бросила его обратно на диван, и рванула на крыльцо.

Выбегая из дома, она, кажется, уронила какие-то вещи с вешалки, ну и ладно… Не все ли равно.

На ходу запахивая плотнее куртку, девочка добежала до ворот, едва не растянувшись на покрывавшейся тонкой коркой льда луже, через которую была переброшена почерневшая доска, выскочила на дорогу.

Постояв так несколько минут, Аякчаана побрела в сторону реки. Она любила это место. Мелкий почти белый песок, камни, сухая, посеревшая от первых заморозков (а что вы хотите — Якутия!) трава… Все это кажется мелким и ненужным. Полноправной хозяйкой этих мест всегда была Лена: огромная, тягуче — всесильная, медлительная великанша, которая милостиво позволяет людям ловить рыбу в своих зеленоватых водах, да наслаждаться своей красотой, пока она сама перемигивается с лазурным небом, отражая его свет.

Сейчас, ранней осенью, могучая река словно затаилась, вглядываясь вглубь своих бескрайних вод. Поверхность ее покрылась мелкой рябью, приобрела стальной оттенок. Словно пар от гигантского колдовского котла, поднимался над ней тонкий туман. Кто там обитает, в этих холодных водах и варит свое зелье?

Аякчаана сделала широкий шаг и оказалась на большом плоском камне, утопавшем в серо — зеленых волнах.

Здесь, около валуна, рябь не коверкала прекрасный лик реки, и вода была особенно прозрачной. Чуть наклонившись вперед, Аякчаана разглядывала мелкие полупрозрачные камушки, разбросанные по песчаному дну.

Казалось, они под самой поверхностью. Но девочка знала — глубина здесь не менее полуметра. Близость камней — лишь оптический обман водяной линзы.

Но Лена ее успокоила. Вдыхая безмятежность ее вод, вглядываясь в ее бескрайние просторы, Аякчаана постепенно начала чувствовать себя их частью. Казалось, она сама стала вечностью.

Воды тихо шумят, ветер прогоняет вдаль дым человеческого жилья, голоса и песни. Она осталась одна наедине с Великой рекой.

Легко, как равная ей, Аякчаана обвела взглядом водную гладь. И они раздвинулись, расширились, поглощая очарованную девочку. И вот она стоит уже на синем льду. Прозрачном. Гладком как зеркало. Сделала один шаг, затем второй, третий. Где-то там, под метровой толщей льда важно проплывают чьи-то тени. Под ногами, у самой поверхности, промелькнула и растаяла в глубине блестящая чешуйчатая спина… А на блестящей поверхности, отразились тени битвы. Вот черные тени покрывают толщу льда, сковывая горстку испуганных людей. Тени сгущаются, приобретая чернильную плотность. Но тонкий и ослепительно яркий луч света разрезает мглу, отрывая от нее огромные куски и растапливая словно масло. Прекрасная голубоглазая девочка сжимает в руках длинный серебряный посох. Вместе они — и девочка, и посох — источники этого победоносного сияния.

Аякчаана качнулась и наваждение растаяло. Она стояла на самом краю скользкого камня, почти касаясь носками туфель ледяной ленской воды, а вокруг нее опускались пушистым покрывалом сумерки.

Торопливо ступив на берег и не оглядываясь, девочка поспешила к дому. Она, признаться, продрогла до костей (чем еще объяснить неуемную дрожь в коленях?).

Едва она показалась из-за прибрежных зарослей, дедушка Учур, все это время стоявший на крыльце и всматривавшийся в полумрак, удовлетворенно кивнул и, не дожидаясь внучки, зашел в дом, плотно притворив за собой дверь.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Вершители. Часть 2. Тайна Каменных людей предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Примечания

1

Амбал (разг.) — большой, очень высокий и сильный человек. Есть предание, что слово «амбал» стало нарицательным примерно в 16–17 веках от имени князя остяков (устаревшее название народов северной Сибири) Амбала, человека очень высокого роста и недюженной силы.

2

«Кигиляхи» или «Кисиляхи» — в Якутии «каменные люди», монументы на острове Большой Ляховский, а также в Верхоянском улусе (районе), на материковой части Республики. Представляют собой гранитные горы — останцы природного происхождения, имеющие причудливую форму. Считаются священным местом, в которое раньше допускались только шаманы для проведения различных обрядов.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я