Звёздный Волк

Евгений Щепетнов, 2018

Приключения бывшего школьного учителя из России в далёком Космосе продолжаются! Да ещё какие приключения! Обычному человеку их хватило бы на тысячу жизней. Вячеслава ждут просторы Вселенной, Земля, которую нужно прикрыть от врагов, Луна с её скрытыми сокровищами древних цивилизаций. На извилистом, полном невероятных событий пути его ждут радость, горе и любовь. Всё будет. И всё он преодолеет. Потому что он – Слава, Звёздный Волк!

Оглавление

Из серии: Слава

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Звёздный Волк предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 1

Как он его ненавидел! Никогда, никогда в своей долгой, очень долгой жизни он не испытывал такой всеобъемлющей, такой шипучей и страшной ненависти! Боль. Унижение. Страх.

Он обмочился от страха и боли! Его слуги, прилетевшие на место катастрофы, нашли его лежащим в луже мочи… и не только мочи! Увы, как ни печально, пришлось их всех уничтожить, прежде чем они разнесли информацию по другим рабам, а те — по своим хозяевам. Где это видано: великий и ужасный Агарлок обделался, как какой-то раб, с которого снимают кожу! Как медленно идёт выздоровление… Отрастить ноги, руку, восстановить кишечник нелегко! Даже с теми деньгами, что у него есть. Организму наплевать, сколько у хозяина денег — миллиарды или сотня кредитов. Он восстанавливается как может. Модификаторы сказали, что правильное восстановление займёт несколько месяцев. Иначе могут быть какие-нибудь последствия. Какие? Неинтересно какие. Если хоть какие-нибудь будут, значит, надо терпеть. Ничего, ничего, он скоро встанет и займётся этим тупым рабом! Это каким надо быть идиотом или дикарём, чтобы не знать, что у каждого обеспеченного человека под кожей встроен медицинский робот, поддерживающий его жизнь до тех пор, пока не придёт помощь, если цела голова! Он думал, что родовитые люди умирают так же, как и дикари? Через пять минут? Идиот!

Скоро, скоро…

— Ну ты и натащил железок! Мне кажется, что эти бобики сейчас протопчут во мне колеи! Аж трясётся всё, когда они топают! — Наташа на экране выразительно сплюнула и упёрла руки в боки. — Похоже, что все свалки городские обобрал!

— Не говори ерунды, — лениво ответила Сильмара, пощёлкивая древними клавишами визора и морщась от неудовольствия. — Эти роботы современным сто очков вперёд дадут! Правильно командир сделал, что их привёз! В случае чего такая поддержка нам всегда сгодится. Считай, он загнал в корабль четыре армейских полка! И вообще, лучше бы занялась чем-нибудь, вместо нытья и злопыхания! Например, проштудировала карту звёздных путей или поиграла бы во что-нибудь, если совсем скучно! Доставать своих товарищей болтовнёй, отвлекая от работы, не есть хорошо!

— Тебе хорошо! Ходишь, бродишь, зад чешешь! А я даже почесать не могу! Слава, когда ты мне тело купишь?! Я так вечно и должна плавать в дурацкой колбе? И вообще, вы все эгоисты! Все меня не любите! — мозг звёздного крейсера «Соргам» отключился, а Слава недоумённо посмотрел на свою жену Леру и спросил:

— Что это с ней такое? Такое впечатление, как будто ПМС начался! Когда я работал в школе учителем, в женском коллективе, всегда было ясно, у кого ПМС: хоть беги из учительской! Чуть до мордобоя не доходило! Я как-то прочитал, что в какой-то стране, если женщина совершила преступление против личности во время ПМС, её чуть ли не оправдывали!

— Тогда бы города лежали в руинах и везде были трупы, — парировала Лера, усмехнувшись. — Разъярённые пээмэсные женщины снесли бы цивилизацию! Кто как реагирует… Впрочем, с чего бы это? Пока Наташа лишь мозг, плавающий в колбе с питательным раствором, тебе не кажется, что на полном серьёзе обсуждать её ПМС немного глупо? Знаешь что, пойду я с ней поболтаю, без вас. Тоскует девчонка… Вспомни, как мы шесть лет лежали в купели в виде таких же овощей! Только мы-то могли летать в виде «душ». А она и этого не может! Вы бы поискали в Сети — сколько там стоит новое тело.

— Во-во! Поискали бы! — выскочила на экран Наташа. — А то сами-то вон целыми днями кувыркаетесь, а я тут в банке плаваю, как килька!

— Кто кувыркается-то? — меланхолично парировала Сильмара, рассматривая какие-то колонки цифр на экране. — Я вот не кувыркаюсь… не с кем… а то бы и покувыркалась…

— Ага! То-то ты там под одеялом возишься, стонешь! — злорадно хихикнула Наташка. — Чего там ты делаешь?

— Ну, гадина! Погоди! Купит тебе командир тело, я тебе, сучка, все глаза выцарапаю! Жду не дождусь! — Слегка порозовевшая Сильмара поглядела вслед уходящей Лере, на Славу, сделавшего вид, что ничего не заметил, и показала кулак ехидной Наташе. — Убью, сволочь!

— Всё, всё, девочки! Хватит скандалить! Натах, твою бы энергию да в мирное русло! Ты бы реки отводила мановением руки! Моря бы осушала!

— Я не могу в мирное русло! Я мозг боевого звездолёта! Кстати, вы решили, где будете переоборудовать корабль? И что с позитронным мозгом делать? Новый стоит миллионов десять! А без него я не могу запустить маршевые двигатели!

— Это пусть командир думает, — заметила Сильмара. — Если он смог перепрограммировать этих монстров, значит, сможет и корабельный мозг одолеть. Правда, он посложнее будет, ох как посложнее! За пятьсот лет технологии ушли далековато… Впрочем, основа-то та же! В крайнем случае купим бэушный. За полцены. С разбитого корабля.

— Что нашла? Есть бластеры, которые нам подойдут? — Слава посмотрел на экран, на котором Сильмара вчитывалась в строчки.

— В общем, так: два бластера класса «Заргус», которые подойдут к установке на наш корабль, стоят всего три миллиона кредитов! Дополнительные накопители на серию из двадцати выстрелов — ещё два миллиона. Классы тебе мало что говорят, но в общем их мощность меньше, чем у этой вашей Большой Берты — кстати, непонятно, почему вы её так называете, — но зато они выигрывают по скорострельности. Большая Берта вообще уникальная штука: такие больше на корабли не ставят — велика вероятность, что после промаха она снесёт пару звездолётов сопровождения. Мощность огромная, а точность зависит от мозга звездолёта, но если у него ПМС… Хороший мозг наведёт как следует, а вот не очень быстрый промажет. «Заргусы» следят за целью с помощью своих мозгов плюс подруливает основной, позитронный. Они сразу с ним связываются и устанавливают тесный контакт. Фактически это орудия думающие, вцепляются как грукас в свою добычу и не отпускают, пока та не сдохнет. Цена небольшая, вообще даром, считай, на самом деле она выше на порядки, на бластеры подобного типа цена очень велика. Но суть в том, что кораблей, подобных «Соргаму», практически не осталось, а если и остались, то вооружаться не спешат. Нам отдают фактически по цене лома. Берём?

— Само собой, берём! — усмехнулся Слава. — А сколько времени займёт установка?

— Неделю от силы. Гарантируют. Похоже, им самим хочется избавиться от этих штук. Они лежат на складе лет сто небось, не меньше. Сняты с линейного корабля.

— Посмотри ещё вот что — пора установить на корабль нормальную систему обеспечения! Ну как на современных базах! Я хочу нормально питаться, нормально пить, даже если это и иллюзия. Далее установить нормальные экраны связи, купить ремонтных роботов. Кто нам будет восстанавливать систему, если она накроется? Мне не хочется застрять где-нибудь на заштатной планетке с разбитым двигателем!

— Кстати, насчёт двигателей. — Сильмара снова щёлкнула кнопками. — Наши двигатели подходят к границе ресурса. Замена маршевого и замена планетарного — сто миллионов кредитов, даже на бэушные! А кто даст гарантию, что они проходят столько, сколько мы планируем? Новые триста миллионов. Плюс обшивка. Та, что у него была раньше, стоит сто пятьдесят миллионов с установкой. Уроды содрали обшивку и сдали её в переплавку, небось миллиона за два или три. Там редкоземельные элементы, вот она и стоит хороших денег. А новую теперь поставить жуткие деньги стоит!

— Я одного не понимаю. А почему бы тогда не купить новый корабль? — пожал плечами Слава. — Может, лучше сразу и купить новый звездолёт, чего мы это старьё реанимируем?

— Новый крейсер такого класса стоит от полутора миллиардов кредитов, — усмехнулась Сильмара, — и это не самый большой. Меньше «Соргама». Раза в два. Их могут себе позволить только государства или очень, очень богатые люди. Только зачем они им, частникам? Проще нанять со стороны. Круизный корабль стоит миллиард, а крейсер — сложнейшая техника, рассчитанная с невероятным запасом прочности, десятикратным, с многократно дублированными связями, с энергетическим запасом, способным питать энергетическую систему целой планеты, такой как ваша Земля! Если оборудовать «Соргам» как следует, он сделает любого, кто на него покусится, или же сбежит, прежде чем его расстреляют из сверхбластеров. Одни только генераторы защитных полей чего стоят! Каждый по сто миллионов, а их три! Порадуемся, что они замкнуты на системы «Соргама» и строго индивидуальны. Их нельзя было продать, снять с корабля — макуины знают, что делают, — это как паз, в который можно вставить только эту деталь! На другие корабли генераторы не пойдут. Итак, считаем: бластеры — три миллиона, система обеспечения — восемьдесят миллионов, забыла накопители для бластеров — ещё два миллиона. Сделать нормальную систему связи — двадцать миллионов. Придётся весь корабль вычищать, выкидывать это старьё! Что ещё? Запасы активного вещества для системы обеспечения — ну, миллиона два. Оружие ручное, броня у нас есть, но лучше иметь запас, да и старьё тут списанное — ещё пару миллионов. Два флайера бэушных, но крепких по сорок миллионов плюс к ним запас боеприпасов и ракет на два миллиона. Итого получается… сто девяносто один миллион! Перебор… М-дя… Что выкинем? Ладно, лучше пока возьмём один тяжёлый флайер с вооружением помощнее — пятьдесят пять миллионов. И добавим станнер-захват, чтобы втягивать объекты в корабль, как охотники за рабами делают, — десять миллионов. Считаем снова: сто семьдесят шесть миллионов. Это уже приемлемо. Если, конечно, ты запустишь позитронный мозг. Если нет, плюс ещё десять миллионов, тогда придётся снова от чего-то отказываться. Но мы и так уже по минимуму взяли, оставили четыре на непосредственные нужды. Опа! Забыла! А кто налог платить-то будет? Нам в течение сорока дней после того, как совершится сделка, надо будет заплатить кругленькую сумму, почти двадцать миллионов! Иначе худо будет. Карточку заблокируют, а тебя внесут в списки уклоняющихся от уплаты налогов и хлопнут в первом же городе. Вычистят мозг, узнают всё о твоём имуществе и пустят с молотка. И имущество, и тебя. Не шути с этим. Тут можно убить, расчленить, украсть, это всё ерунда, но не заплатить налоги — это страшные кары. Тем более что они не такие уж и большие, налоги-то. Думай. Теперь снова вернёмся к максимальному обеспечению: нам нужно триста миллионов на двигатели, и лучше усовершенствованные, с многократной защитой, новые, и сто пятьдесят на обшивку. Она залог того, что если по нам шарахнут чем-то вроде Большой Берты, то мы не изжаримся, а быстро смоемся, до тех пор пока они не приготовятся к следующему выстрелу. Генераторы защитного поля удар такой мощи не выдержат, учти. Ещё штуки три боевых флайера — около ста семидесяти миллионов. И ракет у нас не так много. Ракетный арсенал практически пуст, на два залпа, и всё. Чтобы его наполнить — десять миллионов, это на простые самонаводящиеся ракеты. А на умные — двадцать. Итого ещё шестьсот сорок миллионов. Неслабо, да? Я бы с такими деньгами спокойно сидела в деревеньке на окраине Галактики и пила сок. На всю жизнь хватит. Можно тела менять каждые сто лет!

— Кстати, насчёт тел, глянь, чего там стоит сделать тело? Женское, конечно…

Сильмара снова пощёлкала кнопками, подумала и сказала:

— Есть много вариантов. Например, искусственное тело с встроенными боевыми механизмами, бластерами и вибромечом. Годность тысяча лет, только меняй раз в сто лет батарею. Но, как я понимаю, вам это не подходит! Хотя и мне тоже. Засунь эту мегеру в такое тело — она башку и отрубит! Там убойная сила, как у твоих «танков». Но вообще — мечта воителя! И всего двадцать миллионов! А вот тело, выращенное из клетки индивидуума, стоит в несколько раз больше. Выращивается оно год, ускоренными темпами, до возраста, нужного реципиенту. Потом туда вставляется мозг. Процесс проращивания, даже ускоренный, — месяц. Делается на планете Нитуль, в тридцати парсеках отсюда. Они специализируются на производстве новых тел. Желательно не покупать готовое тело тут, иначе по времени затягивается. Пока клетку, взятую от объекта, отвезут, пока прорастят, пока привезут обратно готовое тело… Да и модификаторы тут другой специализации. Изготовители могут это самое тело вырастить по заданным параметрам, например вырастить ей хрен на лбу! Тогда будет видна вся её суть! Сколько раз я желала, чтобы у неё хрен на лбу вырос!

— А сколько раз я желала, чтобы ты вообще никогда хрена не увидела! — крикнула с экрана Наташа. — Говори, сколько стоит тело, вакса ты обувная!

— Хмм… что-то новенькое. Что такое вакса? Впрочем, неважно. Явно ничего хорошего. А стоит, девонька, неслабо! Я даже не знаю, стоишь ли ты столько! Сто миллионов! С нужными модификациями и запасом жизни в тысячу лет! Гарантируют тысячу лет, может, брешут? Более того, типа, она не будет стареть, болеть и сможет даже размножаться, таких же, как она, змеюк рожать.

— Ты моих детишек не тронь! На своих посмотри, грязюка черномазая!

— Эй, эй, вы чего? У вас нет детишек-то! — попытался урезонить Слава. — Чего вы сцепились-то?

— Нет, так будут! А она их уже оскорбляет! Пусть сама попробует чего-нибудь родить, а я на эту гадину погляжу!

— Тьфу! И никому не показалось странным, что простое тело стоит как два флайера? — пожал плечами Слава.

— А чего? Красота требует жертв, — пожала плечами Наташка на экране, и ей автоматически вторила Сильмара, сидя в кресле: — Бесплатно ничего не бывает!

— Никогда не мог понять таких трат, — покачал головой командир. — Как можно за причёску отдавать триста баксов! Я бы или удавился, или удавил бы этого парикмахера!

— Вы, мужчины, не понимаете! — снисходительно сказала Наташа. — И слава богу! Я бы не хотела спать с теми мужиками, которые понимают. Впрочем, они бы и не захотели спать с бабой, им мужиков подавай. Так что радуйся, что ты не понимаешь! А цена… М-да… Надеюсь, когда ты додумаешься, как срубить миллиард бабла, первое, что сделаешь, закажешь мне красивенькую попку! Ребята, мне так плохо тут… Так хочется ощущать, нюхать, трогать, пробовать, спать с мужиком, наконец! — Натаха на экране грустно потупилась и ушла в созданную ею даль, размахивая сорванной с зелёного луга розочкой. (Представления о луге, похоже, у неё были весьма поверхностные, что даже странно для сельской девушки. Видимо, родители так и не смогли привлечь её к общественно-полезному труду на ниве крестьянства.)

— Итак, подытожим. Нам надо добыть… хм… семьсот сорок миллионов. Плюс двадцать на налоги. Семьсот шестьдесят. Сказать, что я в шоке, — ничего не сказать…

— Да ну, не переживай. Двигатели продержатся, может быть, ещё тысячу лет! Кто их знает? Тем более что практически не использовались, пока корабль висел в космосе. Ну а обшивка, тут уж сам смотри. Нам бы ещё беспилотников боевых… Классная вещь! На каждом по бластеру, по несколько ракет, а управлять может корабельный мозг — изумительная штука! По пять миллионов за штуку. Я бы сразу двадцать взяла! Они ещё могут мины из антиматерии ставить на корабль, когда нападают на линкор, только так его и бьют, иначе не взять. Ну да ладно, и того, что наговорили, хватит. Вот денег маловато. Для одного человека вроде как и много, а как для дела — мелочь. Война стоит хороших денег, это не с мечом по арене скакать. Кстати, симуляторы нужны для тренировок, и не только для тренировок…

— Ага! Хочешь хоть виртуального мужика трахнуть! Ну-ну… Вот тебе, а не мужик! — Натаха сложила дулю и сделала её огромной, во весь экран, так что Славе показалось, будто дуля надвигается на него, как паровоз из фильма братьев Люмьер «Прибытие поезда на станцию».

— Натах, я сколько раз тебе говорил, прекрати свои замашки! — рассердился Слава. — Веди себя как подобает интеллигентной девушке, мозгу крейсера «Соргам»! Противно смотреть на твои ужимки, я уже начинаю сердиться! Как тебя вообще мужики терпели на Земле?! С тобой и час прожить нельзя без того, чтобы не захотеть врезать по башке! Кошмар какой-то!

— Терпели, и больше часа терпели! Я красивая и трахаюсь хорошо, а ещё весёлая, умная и верная! Ну, почти верная. И попробовали бы они мне врезать, я бы сама ТАК врезала! Одному говорю: если обидишь меня, я тебе вилку в глаз воткну, как уснёшь! Он спать при мне больше не смог! Пришлось разбежаться!

Наташка радостно засмеялась. Ей, не выдержав, вторила Сильмара, и заражённый общим смехом, рассмеялся и Слава. Сердиться долго на эту безобразницу было невозможно. И правда, в ней было что-то такое жизнерадостное, бурное, огненное, как фонтан, бьющий из центра вулкана!

— Ладно, купим мы тебе попку, — успокаиваясь, сказал командир, — но позже! Я вот что предлагаю. Есть же симуляторы, так? У них всё основано на иллюзии прикосновения, запахов, даже ощущений. Давайте поставим Натахе такую систему? Пусть чует и ощущает! Сильмара, насколько это дороже обычной системы связи?

— Ненамного. Два миллиона плюс. Опять — ты не забыл — сорок дней и двадцать миллионов? Думай, командир, думай… Как бы не пришлось быстро линять отсюда куда подальше. И всё равно будут искать, гады. У Совета руки длинные…

— Поищи верфь, где мы можем сразу же заняться перестройкой корабля. И вот ещё что. Флайер тогда нам нужен сразу. Перемещаться по планете как будем? Свяжись с фирмой по ремонту кораблей и закажи всё, что вы тут навыдумывали. На сто семьдесят с хвостиком миллионов. Об остальном я подумаю. Договорись о постановке корабля на перестройку и уточни сроки. Я к себе в каюту, мне надо подумать.

— Подумай, подумай, там Лера одна тоскует, а ты с чужой бабой думаешь! — прокомментировала Натаха. — Если жену не приголубливать время от времени, её приголубит кто-то другой! Всё, всё, исчезаю! Нежные они какие, панимашь! Слова не скажи!

Слава поднялся с кресла, потянулся, чувствуя, как расправляются мышцы, проделал несколько упражнений под одобрительным взглядом Сильмары и видеодатчиков вездесущего корабля и зашагал к себе в каюту. Предстояло решить одну из важных задач.

Он не стал говорить об этом Сильмаре. Получится или нет — зачем зря будоражить? Вообще-то задач у него было две, но начать нужно с самой животрепещущей — позитронного мозга. Вот это задача номер один.

Лера в каюте была не одна. Как обычно, на стене торчала улыбающаяся физиономия Наташи, что-то горячо втолковывающая своей подруге. Когда двери распахнулись, пропуская Славу, они затихли и выжидающе взглянули на него, а Наташа заговорщицки подмигнула:

— Мне удалиться? Хотите что-то обсудить… интимно?

— Во-первых, не строй из себя светскую даму. Стоит нам заняться обсуждением «интимно», так ты чуть не в задницу заглядываешь… Почему «чуть»? Заглядываешь. Это точно. Во-вторых, ничем интимным мы сейчас заниматься не будем. Мне надо тишины и покоя, чтобы никто не мешал и не отвлекал. Задача слишком серьёзная. Натаха, у тебя хватит терпения хотя бы полчаса не лезть и не вопить над ухом? Идите лучше с Лерой пообщайтесь где-нибудь ещё. Или потренируйтесь с Сильмарой, ей тоже надо размяться. Или обсудите чего-нибудь, только в другом месте. Мне нужно полное сосредоточение. И не пускайте сюда никого, пока я сам не разрешу. Всё ясно?

— Ясно, командир! — Натаха важно отсалютовала, «накинув» на себя мундир с эполетами. Только помимо него на ней была ещё почему-то мушкетёрская шляпа с пером, блестящие бикини-трусики и туфли на гигантском каблуке. И больше ничего.

Слава улыбнулся и с разбегу бросился на водяной матрас. Лера наклонилась к нему, поцеловала в губы и скороговоркой сказав: «Ну, если вы больше ничего не хотите!» — слезла с кровати и вышла за двери. Он остался один.

Закрыв глаза, Слава осторожно вышел из тела и сгустком разума воспарил над собой. Ещё усилие, и мир превратился в подобие чёрной бездны, пронизанной потоками информации. Энергии, лучи и цепочки информации пролетали сквозь материю, мелькая, как метеориты. Часто был виден только след от пролетевшего пакета информации. Слава не задумывался, как это происходит. Человек ведь не задумывается, почему он видит красное, а не синее, почему вот это зелёное, а не жёлтое. Ну да, длина волны разная, бла-бла-бла… Большинство людей никогда не поймут, что такое длина волны, что такое кванты и вся остальная хрень. Вероятно, даже учёные до конца этого не понимают. Обыватель же пользуется этим и не задумывается о недоступных его разуму вещах.

Слава любил задумываться, но всё-таки, когда было нужно, не ломал голову, а воспринимал определённые явления как данность. Как и сейчас: вот летит цепочка, пакет информации. Он встал на его пути, та прошла через него, оставив в его информационном поле свою копию. Он впитал копию и узнал, что некий Голопарк говорит Зинтаке, что ждёт её сегодня вечером, и пусть та захватит с собой возбуждающий напиток с той планетки, как её… Жерган, что ли. В прошлый раз у него с этим напитком хорошо получалось.

Слава улыбнулся. Обладая копиями вот таких цепочек информации, отложенных в его мозге, можно позвонить кому-нибудь и голосом этого Голопарка сказать что угодно, составляя фразы из сказанных им слов. Собеседник будет слышать его голос. А если… Но это вторая задача.

Сосредоточившись, Слава полетел туда, где в переплетении энергетических линий находился позитронный мозг.

Как ни странно, весь мозг занимал объём всего с яблоко, зато был перекрыт громадным слоем металла, керамики, пластстали, свинца. Слоёв было множество, и каждый выполнял свои функции, защищая хрупкий блок управления от какой-нибудь отдельной беды. Все оболочки вкупе составляли броню, пробить которую не смогли бы сотни тысяч снарядов из земной пушки. Мозг постоянно выпускал пакеты информации, ударявшиеся во что-то вроде пробок, поставленных на всех путях его общения с системами корабля. Слава улыбнулся: Наташа постаралась! Если бы не она, ещё неизвестно, что было бы. Позитронный мозг был наглухо отрезан от мира и безуспешно бился, стараясь отдать приказы системам звездолёта и послать сигнал на мозг Наташи.

Слава медленно и осторожно сверкающим облачком стал внедряться в эту придумку инопланетной цивилизации, как джинн, втягиваясь в «хрустальный» шар. Его ощущения, желание его сознания облечь ощущения в какую-то удобоваримую форму сыграли с ним злую шутку. Внезапно, вместо того чтобы просто вытягивать из ячеек мозга информацию, он оказался на огромной поверхности, просто гигантской, и как будто покрытой льдом. До горизонта не было видно ничего, кроме… кроме огромных букв, огненными всполохами возникшими в «небе»:

— Несанкционированное вторжение! Требуется ввести ключ, иначе нарушитель будет уничтожен! На введение ключа отводится одна минута! Отсчёт начат! Шестьдесят, пятьдесят девять, пятьдесят восемь…

Слава панически задёргался, пытаясь улететь назад, но как будто примёрз к этой поверхности. Он не мог оторваться, и лишь беспомощно стоял, слушая отсчёт и думая о том, какой он самонадеянный болван, влезший без подготовки в это царство Снежной королевы. Потом успокоился, сосредоточился и представил, что ноги стали двигаться. После этого ноги заскользили по поверхности, и он чуть не упал. Выкинув мысли о скользком льде, мысленно сделал поверхность шероховатой и с удовольствием попрыгал на месте, проверяя, не провалится ли вниз, куда-то в туманную радужную бездну, клубящуюся подо «льдом».

Тяжёлые слова Системы, произнесённые мелодичным, не мужским и не женским голосом, падали вниз, как гири, и Слава забеспокоился. Что же будет, когда отсчёт окончится?

Окончился. Заморгал красный свет, и из подо льда полезли орды чудовищ. Разумом Слава понимал, что этого не может быть, что это не чудовища, а специальная программа пытается устранить «вирус», попавший в мозг. Но ничего не помогало. Он видел всех, кого убил в симуляторе, и, самое страшное, тех, землян, которых убил по приказу Халкора. Они напоминали зомби, рычали, хрипели, рвали его руками и зубами, опутывали сетями. Он посмотрел на себя — Слава был голым, каким когда-то выступал на арене. Тело его было покрыто ранами, из которых сочилась кровь. Ему казалось, что над ним кто-то кричит, слышался Лерин голос, но он решил, что это ему послышалось. Слава напрягся, и в его руках возникло два огромных меча, которыми он начал косить вражью силу. Удары — улица, удар — переулочек, как говорилось в сказке об Илье Муромце. Однако на смену этим врагам вылезали новые, новые и новые, Слава физически не успевал рубить всех, они прибывали и прибывали, затапливая его как огромный поток.

Слава захлёбывался в этой живой каше, когда кто-то рядом крикнул голосом Леры:

— Хватайся за руку!

— Ты как тут оказалась?! Кыш отсюда! Похоже, я влип!

— Так и я уже влипла! Теперь вместе спасёмся или погибнем! Разве я могу тебя бросить в беде, я же русская баба! Бежим! Он меня ещё не обнаружил!

— Несанкционированное внедрение! Готовность — минута! Предлагаю ввести ключ доступа, иначе вы будете уничтожены!

— Поздно! — с досадой сказал Слава, выбираясь из кучи «зомби» и отбрасывая их ногами. Они цеплялись, завывали, и Слава с Лерой с трудом удерживались на этой колышущей куче антивирусов, норовящих стащить их вниз и подмять под себя.

— Думай, Лерка, думай, иначе они нас сейчас задавят! А наряд у тебя классный! — Слава непроизвольно усмехнулся, глядя на обнажённую Леру, почему-то расписанную, как зебра, полосками. — Тебя в зоопарке бы и не отличили от настоящих африканских… Стоп, Лерка, я нашёл! Представь себя одним из этих зомби, скорее! Сделайся такой же, как они! Ну, ты же можешь! Представь себя с раной на горле, в крови, лицо как у этой бабы! А я как у этого парня! Ну! Ну!

— Есть! Теперь мы в системе! Они приняли нас за родные файлы антивируса! Гляди, успокаиваются!

— Слав, а что это вообще было-то? Откуда это поле, мертвецы?

— Ну что ты пристаёшь? Потом, на досуге порассуждаем. Это какие-то выверты мозга. Так нам якобы понятнее. Пошли теперь искать ячейки с информацией, там дальше где-то должны быть!

— Почему пошли? — усмехнулась Лера. — Садыс, дарагой, быстра дамчу!

Слава оторопело посмотрел на Леру, сидящую на облучке настоящих саней, запряжённых северными оленями, только на рогах у них были «шашечки» такси. Он засмеялся и запрыгнул в полость. Лера гикнула, хлопнула кнутом, олени прыгнули и помчались по поверхности ледяного океана. Скорость всё нарастала, и вот они оторвались ото «льда» и, забрав под углом вверх, понеслись в небо, забираясь выше и выше. «Ветер» развевал их гривы, а Лера, радостно смеясь, кричала:

— А мне тут нравится! Классно! Надо только представить что тебе хочется! А хочется песенку!

И понеслось: «Джингл бэллс, джингл бэллс…»

Слава расхохотался и крикнул бесшабашной жене:

— Не путай работу и удовольствие! Хорошо хоть, не на мётлах летаем! Эй, эй, прекрати! Не очень-то приятно сидеть голым задом на этой деревяшке! Это только Гарри Поттер может!

Слава махнул рукой, и их мётлы мгновенно превратились в кабину флайера. Они уже сидели в удобных креслах и смотрели сквозь прозрачный пол. Через некоторое время внизу показалось что-то похожее на город — хрустальные здания, от которых расходились веером потоки цепочек информации. Это напоминало какой-то фонтан, только «струи» расходились в разные стороны. Видимо, мозг проверял сам себя и пытался пробиться наружу, сквозь защитные барьеры, беспрерывно работая и выпуская массу «цепочек». В центре комплекса стоял огромный хрустальный блок, из которого исходили эти «цепочки», теряющиеся в остальных блоках-комплексах.

Слава указал рукой:

— Там! Где-то там! Оттуда идут команды! Снижаемся!

«Флайер», состоящий из двух кресел и прозрачной площадки, сделал вираж и приземлился возле громадного куба. Слава осторожно встал на ноги, держа за руку свою супругу, и пошёл вперёд, стараясь прикрыть её всем телом. Мало ли, что там, впереди?

А впереди был огромный зал, пустой, прозрачный ангар, накрывающий территорию в несколько футбольных полей. В его центре виднелась маленькая тёмная точка. Она была едва различима, и Слава не мог понять, что там было. Однако от этой точки и исходили все цепочки информации, которые вливались в остальные блоки «города». Прикинув на глаз, определил, что до этой «точки» километра два! Придётся потрудиться, шагая… Но когда они с Лерой начали сближение с информационным «фонтаном», он вдруг вырос, как будто за два шага они сделали несколько сот метров.

Вырос и обрёл очертания! Более того, он обрёл лицо! Перед Славой стоял Неркату, такой, каким он был до своей смерти, контрабандист, бывший капитан корабля «Соргам»!

Славу взяла оторопь, он смотрел на Неркату и понимал, что это не контрабандист, что его мозг облёк непонятные образы и явления в привычную форму. На самом деле это и есть сердце позитронного мозга, его управляющий центр, настроенный на бывшего владельца, то есть принявший его облик. Но Славе всё равно было не по себе.

Неркату стоял и смотрел на Славу как на стену, и Слава понимал, что это лишь символ, что ему надо что-то сделать, как-то изменить ситуацию!

— Может, ему башку свернуть? — шепнула Лера. — А что, нет Неркату — нет проблемы!

— А если после этого мозг вообще перестанет работать? Если он сломается? Кстати, не забывай, мы с тобой в виде информационных полей находимся в этом самом мозге! Накроется — может утянуть нас за собой. В небытие. Ни в коем случае нельзя этого делать! Думать надо!

Слава мысленно создал кресло и уселся перед стоящим и глядящим у них над головами контрабандистом. Тот стоял, вытаращив глаза, как зомби, не замечая нежданных гостей, выпуская из головы тучи информационных цепочек и принимая их обратно.

— Слушай, а почему он нас не замечает? Даже жутко как-то! — послышался голос Леры, и Слава, оглянувшись на неё, приглушённо фыркнул. Она не ограничилась креслом, а создала два столба, между которыми висел гамак, где она и устроилась, соблазнительно выставив полосатую грудь и круглое бедро. — Мы ведь уже приняли свой обычный вид!

— Мы в системе. Она определила нас как «своих», неопасных, а значит, мы не вызываем интереса. А вот мне интересно, почему ты как зебра раскрасилась? Как это обосновывается математическими символами?

— А, не ломай голову! — лениво ответила Лера и, спустив ножку с гамака, помахала ею в «воздухе», подняв её вверх и посмотрев на педикюр.

«Педикюр? Какой, к чёрту, педикюр! У неё ведь там полувершковые когти!» — мелькнуло в голове Славы, но он выкинул лишние мысли из головы и сосредоточился на решении проблемы. Время шло, он ломал голову. Но никак не мог прийти ни к какому выводу.

— Слушай, а обниматься тут можно? — послышался томный голос Леры. — Ты такой сексуальный, такой брутальный в этой раскраске! — Слава в первый раз за последнее время посмотрел на себя и с удивлением увидел, что он весь золотой, как будто отлит из драгоценного металла.

— Лучше не обниматься… — сказал он и, вдруг поняв, вздрогнул, поднялся на ноги и добавил: — Лера, сейчас я кое-что сделаю, не знаю, чем это закончится, поэтому не вмешивайся, сиди.

— Эй, эй, ты что там задумал, стой! — Лера соскочила с гамака, но не успела. Слава шагнул вперёд и обхватил Неркату руками, будто обнял после долгой разлуки. Лера вскрикнула, а Слава словно растворился в фигуре контрабандиста. Обмен пакетами информации прекратился, Неркату-Слава застыл на месте зелёно-золотым столбом, а Лера рядом с ними, прижав руки к губам.

Некоторое время ничего не происходило, потом вдруг как-то сразу полетели пакеты информации, гораздо гуще, чем раньше, а вместо Неркату уже стоял Слава, вернее, кто-то с его лицом, в его комбинезоне, так же глядя вперёд, поверх головы Леры. Она несмело шагнула вперёд, позвала:

— Слава! Славочка! Ты где? Слава-а-а!

Некоторое время ничего не происходило, потом фигура «Славы» раздвоилась, и вперёд шагнул ещё один Слава, такой же золотой и сияющий, как и прежде.

— Да, милая, это я! Напугалась?

— Ещё бы! А это точно ты?

— Точно я. — Он улыбнулся и провёл тыльной стороной ладони по её щеке. — Пойдём, завершим начатое! Надо снять поставленные Наташкой блоки. Теперь это мой позитронный мозг. До мозга костей! — Он усмехнулся незатейливому каламбуру и, шагнув вперёд, отрастил огромные золотистые крылья, взмахнул ими и полетел над поверхностью, делая вираж. — Взлетай! Делай что хочешь! Это наш мир! Полетели!

— Полетели! — Лера радостно засмеялась и, подпрыгнув, раскрыла полосатые крылья, будто огромная ночная бабочка запорхала в пространстве. — А куда летим?

— Ищем! Надо найти блоки. Где-то информация бьётся и не находит выхода! Ищи! Смотри!

Внизу проносился огромный город с кубами ячеек, из которых неслись цепочки, и вдруг Слава заметил барьер, ограждавший город с одной стороны. Потоки информации бились о блестящую сталью стену и тут же возвращались назад, отражённые этим барьером.

Слава подлетел ближе, постучал в глухо отозвавшуюся преграду и, помахивая крыльями, довольно сказал:

— Вот она! Только она должна быть не одна! Насколько знаю — каналов связи то ли три, то ли пять. Они все дублируют друг друга, уходя на Наташку и на системы корабля. Попробуем пока раздолбать эту?

Слава достал из воздуха лучемёт и ударил серией выстрелов. Стена загудела, но не сдалась.

— Крепко поставила Наташка! Молодец! А ну ещё! — Он выставил лучемёт на один выстрел, выпускающий всю энергию одним ударом. Стена завибрировала, но выдержала, а лучемёт задымился и потёк. Слава отбросил его в сторону, после чего тот растворился в пространстве, и хотел сделать что-то новое, когда Лера истошно хохоча крикнула:

— Отбегай!

Слава вытаращил глаза и увидел, как Лера крутит что-то вроде штурвала, направляя в стену настоящую Большую Берту! Жуткий монстр стоял на чём-то вроде вагонной площадки, а сами рельсы начинались из ниоткуда и уходили в никуда. Лера сосредоточенно крутила колёсико, и гигантский ствол опускался настолько резво, что Славе стало смешно — это была Большая Берта в представлении Леры. На самом деле она управлялась совсем по-другому и никак не могла была быть выкрашена в розовый цвет с голубыми васильками по всей площади!

На всякий случай Слава отбежал в сторону, и пушка рявкнула, выпустив из толстенного ствола огромный снаряд, походящий на огромную свинью. Стена-блок вздрогнула и рассыпалась сверкающими обломками, растворившимися с воздухе. Цепочки информации полетели вперёд и, как показалось Славе, радостно заболботали, как скворцы весенним днём.

— Ну что, ещё три или четыре и можно улетать? — весело спросил Слава. — Ты где Берту-то видала? Откуда такие знания?!

— Отец любил всякие фотки военные смотреть, альбом у него был. Там и Берта была — ствол толстый такой, широкий!

— Ясно. Полетели дальше!

Минут через двадцать полёта они нашли ещё барьер, уничтожив его уже с лёта атомной бомбой, выбросившей ядовитый гриб, рассыпавшийся серебристым конфетти. Слава прекрасно понимал, что достаточно просто его желания и уверенности, чтобы стена барьера рассыпалась, но мозг требовал подкрепления в виде символов — Берты, бомбы, боевого робота-носорога, бодавшего стену, пока она не сдалась.

Скоро всё было закончено.

Слава обнял Леру и, поцеловав её в слегка курносый нос, сказал:

— Полетели! Нас ждут великие дела, супружница моя!

Он сосредоточился и представил, что выходит из этого мира. В этот раз ему легко удалось воспарить. Теперь он был полноценным владельцем мозга и мог делать в нём всё что захочет, двигаться куда хочет и командовать всем, чем захочет. Его снова охватила тьма, потоки чужой информации, проносящиеся как пули, и через микросекунду он уже влетел в своё тело.

Ещё несколько секунд потери ориентации, и в уши ударил голос Наташи:

— Похоже, у них получилось! У меня есть свободный доступ к позитронному мозгу, и он слушается команд! Нет нападок на меня! Эй, ребята, очнитесь! Слава, Лера!

— Чего ты раскричалась? — спросил Слава и сел на кровати, с удивлением обнаружив рядом встревоженную Сильмару, а на экране-стене — Наташу в обычных джинсах и толстовке.

— Раскричишься тут! Вы лежите уже сутки! Вначале ты стонал, потом вдруг покрылся ранами, аж кровь потекла. Глянь, всю одежду пропитала! Потом Лерка бросилась за тобой следом, и она тоже лежит как мёртвая, еле дышит! Оп! И она очнулась! Лерчик, ты как?

Лера потянулась как кошка, открыла глаза и весело сказала:

— Мы катались на оленях! Под новогоднюю музыку «Джингл бэллз»! А Слава весь был золотой, как статуя! А я в полоску! А ещё там был Неркату и Слава его обнял!

— Что-о-о?!!! Лерчик, ты обязана мне всё рассказать! Лерчик, я сдохну от любопытства! Сейчас же! Ну! — Наташа так таращилась с экрана, что казалось, сейчас из него выпрыгнет.

— Подожди ты. Что с мозгом? Он нормально работает? Теперь мы можем включать маршевые двигатели? Можем заниматься переустройством корабля?

— Можем, можем, — отмахнулась Наташа, — всё можем! Я уже давно проверила: всё работает, отклики идут, хоть сейчас можем включить маршаки и вальнуть на другой конец Вселенной. Только, боюсь, потом вернуться нам будет нельзя. Гравитационной волной от включения маршевых двигателей половину этого грёбаного города разнесёт! Ну не половину, но дыру в нём проделает ай-ай!

— Да кто тебя просит их сейчас включать, сдурела, что ли? — испугался Слава. — Нам этого только не хватало! Сильмара, пойдем потолкуем, пусть сплетничают. Я тебе вкратце расскажу, что почём.

Соскочив с заколыхавшегося матраса, Слава зашагал в рубку, привычно осматривая состояние стен, потолков, пола. Ему хотелось представить, как это будет выглядеть после переделки, и он не мог. Коридоры напоминали обычные офисные переходы, только стены были металлическими да вверху горели светлые панели во весь потолок. Вернее, сам потолок мягко светился. Свет был неярким, даже немного успокаивающим, с лёгким оранжевым оттенком, как в освещении панели какого-нибудь иностранного автомобиля. Он видел такое у знакомого. Привычно задумался и пришёл к выводу, что те, кто делал эти панели пятьсот или более лет назад, жили под оранжевым солнцем, ведь каждая цивилизация ставит то дневное освещение, к которому привыкла. На Земле оно белое, а тут слегка оранжевое.

За этими мыслями он незаметно дошёл до рубки, где и уселся в командирское кресло. Сильмара, шагая чёрной тенью следом, села в кресло рядом и выжидающе посмотрела на Славу:

— Ну что, расскажешь мне, что вы там делали? Я уж думала, что освободилась от своих долгов, когда ты там начал покрываться ранами… М-да. Это было забавно.

— Сильмара, скажи, а ведь ты и правда могла бы меня прибить, пока я там лежал, вот и долги бы кончились, а? Почему не прибила?

— Прибить я тебя в любой момент могла и могу: спиной повернулся — и готов. Но я же тебе сказала. При всех моих недостатках я держу своё слово. А кроме того, зачем? Что я получу, если освобожусь от тебя? С тобой мне хоть интересно… Честно говоря, что-то я на старости лет стала сентиментальна. Мне нравится ваша оголтелая компания, даже эту злобная тварь нравится, знаю, знаю, подслушиваешь! Мне интересно, что будет дальше, а деньги… Что — деньги?! Может, и мне что-нибудь перепадёт. А перепадёт — опять спущу до последней банкноты. Видно, судьба у меня такая авантюрная. Не могу я сидеть на куче денег и ничего не делать. Сдохну с тоски. Кроме того, из корабля я всё равно бы не вышла после вашей гибели! Эта злостная Наташа меня бы тут и похоронила. Ладно, разобрались. Так что вы там делали?

— Могу сказать, чего мы там НЕ делали. Не занимались сексом. А так что только не делали, даже из Большой Берты стреляли! Лера палила. Только не из этой, корабельной, а из другой, настоящей, земной.

Слава вкратце рассказал ей то, что происходило в виртуальном пространстве, и Сильмара закусила губу:

— Как я вам завидую! Все деньги отдала бы, лишь бы уметь так путешествовать, увидеть такие чудеса! Ну почему у меня при переделке не проявились псионические способности! Ну что такое! Какая досада… Ну, всё ясно. Теперь мы можем летать меж звёзд. Тогда рассказываю тебе новости дальше. Первое — я договорилась с верфью Харгуда, что завтра мы становимся на переделку. Там у них есть приличный бронированный флайер, который нам обойдётся всего в сорок восемь миллионов. Это списанный армейский аппарат с выработкой ресурса на тридцать процентов. Просто морально устарел, а так нормальная машина. Я с ними хорошо знакома, летала на таких двадцать лет. И в качестве десантника, и в качестве пилота после переподготовки. Всё, что я заказала, они доставят сами и сами установят. Займёт это две недели. Это время мы будем где-то жить. Где — подумаем потом. Можно и в гостинице, конечно. Деньги идут предоплатой. Все цены, что я указывала, с установкой. Фирма сама всё поставит, сама расплатится.

— Не обманут нас?

— Тут так не бывает. Это не мелкая лавка по продаже сувениров из «настоящего» подземного города Гринуаса. Тут делают аппараты люди серьёзные, среди клиентов много пиратов. Обманешь — шибанут из чего-то наподобие Большой Берты и пиши пропало. Всю верфь снесут. Кому это надо? Так что бояться нечего. Все проводки контролируются, ты можешь посмотреть, как и что, ну, чтобы не думал, что я тебя обману.

— Хорошо. Сейчас который час?

— Ночь. Глубокая ночь. Можно сказать, под утро…

— Три часа двадцать три минуты! — вынырнула физиономия во весь экран. — Я вас разбужу в шесть утра, чтобы служба мёдом не казалась! Да ладно, ладно, идите спать, Наташа добрая! Как прилетим на верфь, я вас разбужу. Не раньше восьми. Отдыхайте. Сильмару не хочешь под бочок взять, Слав? Смотри какая чёрненькая… а что, забавно! После беленькой! Что она там всё одна под одеялком возится? Помог бы женщине… Всё, умолкаю! Разбежались!

Слава встал с места и побрёл в спальню. Только сейчас он заметил, как устал. И не физически, нет, ведь его тело лежало на кровати и не двигалось. Устал душевно. Да, верное слово: душа устала! Устала летать в виртуальном пространстве. Устала придумывать новые ходы и впитывать всё новую и новую информацию. Голова как будто распухла и была ватной. Такое у него случалось после длительных занятий по псионике с Учителем. Вспомнился Учитель. Ради него они отказались от поставок грибов и теперь не получают коммуникаторы, визоры и разную мелочь, нужную в хозяйстве. Это следовало как-то обдумать!

«Стоит ли ему вообще связывать их какими-то обещаниями? Они сделали для него столько, сколько не сделал ни один человек в этом мире. Для него и для Леры. Стоило бы им отплатить, когда заработает денег. И вот встаёт вопрос, как их заработать. Казино вроде как отпадает. Ладно. Хотя разовый хапок и там можно сделать. Миллионов сорок не помешают, хотя бы налоги заплатить. Ясно. Теперь где взять семьсот миллионов? Как-то неприятно лететь в космосе, зная, что двигатели не очень-то надёжны. А если откажут в самый ненужный момент? И обшивка нужна… Всё нужно. Так где деньги? Грабёж? Кого грабить? Ведь раз такой способ прошёл и сумма хорошая оказалась, а другой раз… Пиратство? Взять на абордаж чужой корабль? Поубивать команду, а груз забрать? Чушь это всё! Пираты тут так просто не работают. Наводка на ценный груз, перехват в космосе, сложная аппаратура захвата и проникновения сквозь обшивку корабля. Потом войти, расправиться с командой (Она-то в чём виновата? В том, что ему захотелось кушать?) — и все это втроём? Ну да, есть боевые роботы, забыл… Всё равно потом захваченный груз надо продать. А без наводки это могут оказаться миллион книг по приготовлению церулинов в мумличном соусе или пончо для кентавров. В общем, хрень это. Остаётся Большой Хапок. Он умеет входить в систему передачи информации. Передача денег есть передача информации. Значит, что? Ему надо найти то место, через которое передаются деньги в электронном виде, а потом хапнуть всю кучу. И что? Кто-то будет передавать семьсот миллионов? Нет, что-то не то. По-другому надо! Надо обдумать».

Не придя ни к какому выводу, Слава отправился в душ, представляющий собой такую же голую металлическую коробку, как и остальные хозяйственные помещения, открыл краны с горячей и холодной водой. Она полилась с трехметровой высоты, из чего он опять сделал выводы, что макуины были высоченного роста (потолки тоже были впечатляющими, на четырёхметровой высоте!)

Вода слегка попахивала каким-то моющим средством — из чего следовал вывод, что ёмкости при чистке тоже отдраили. До того вода была просто затхлой. Слава смотрел на стекающие с него струйки и думал о том, что ему делать, как применить свои способности. Он поднял голову, и множество тонких струек ударили в лицо, потекли по груди, сливаясь в одну большую речку. И его осенило. Теперь он знал, что нужно сделать.

Бросил грязную, окровавленную одежду на пол и только сейчас заметил на себе медицинского слизняка, ползающего по груди и спине, зашивающего раны. Удивился: как бой в виртуальном пространстве мог нанести раны телу в физическом теле? После недолгого размышления, решил, что это, скорее всего, психологические травмы. Как стигматы у фанатиков. Представил себе раны, вот они и возникли. Очень даже просто. Фыркнул про себя: очень даже непросто! Расскажи кому-нибудь несведущему, как дрался с зомби в виртуальном пространстве, в дурдом ведь запрут! По крайней мере, на Земле точно бы заперли.

Подошёл к сушилке, включил поток тёплого воздуха. Через минуту пошлёпал босыми ногами в спальню. Палубы корабля были чисты, и пол слегка свистел под влажными, не до конца высохшими ступнями.

«Решить-то было легко, что сделать. Вот как это сделать — другой вопрос. Снять по одному кредиту у миллиарда людей, да так, чтобы они ничего не заподозрили? Ну пропал кредит и пропал… Люди не заподозрят, а вот банковские системы! Им ведь всё равно — миллиард или один кредит! Цифра есть цифра. Или нет? Как их обойти? Как получить (украсть!) деньги, да чтобы за это ничего не было? Миллиард проводок, миллиард следов. Девятьсот девяносто девять миллионов хозяев денег плюнут и не станут искать, куда уплыла их купюра, а вот один миллион точно даст задание проверить — куда это всё делось. И тогда всё всплывёт! А может, сразу тиснуть миллиард, каким-то образом его перекинуть на левые счета и скрыться? А как? Как это сделать? На свою карточку нельзя, тут же запалят. А на чью? На чужую? Найти какого-нибудь афериста и подставить его карту? Есть тут вообще какие-нибудь преступные организации? Впрочем, тут само государство преступная организация, кто с ним сравнится? С Сильмарой надо обсудить. Ладно. Путь намечен, утро вечера мудренее».

Лера уже спала. В каюте горел приглушённый свет боковых панелей. Слава негромко шепнул:

— Выключи свет совсем. И выключи инфракрасные датчики! Хватит вообще подглядывать-то!

Свет потух, и в темноте раздался тихий голос Натахи:

— Тебе не стыдно? Я хоть погляжу! Хоть какое-то удовольствие себе доставлю! Скорее бы ты мне тело дал!

— С телом попозже займёмся. Я тебе дам хитрую систему, будешь ходить виртуальной девицей по кораблю, а ещё симулятор будет. Сможешь, как подопытная крыса, всё время нажимать на педальку, пока не помрёшь от наслаждения.

— Фу-у-у гадость какая! — прошипела Наташа, а Лера сквозь сон сказала:

— Прекрати Наташу мучить! Иди сюда! Я тебя хочу!

— Это я её мучаю? Я?! — возмущённый Слава под смешок бортового компьютера полез на кровать, обнял свою жену, и та, прижавшись к нему упругой грудью, снова засопела, пуская тёплые струйки воздуха в подмышку.

Слава замер, боясь пошевелиться, и пока прицеливался, как бы это пристроиться к жене и особенно её не потревожить, уснул, провалившись в сон, как в колодец.

Эти дни были очень, очень насыщенными. Даже слишком.

Оглавление

Из серии: Слава

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Звёздный Волк предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я