Герои забытых легенд
Евгений Гаглоев, 2020

Какое счастье вновь оказаться в своем мире, среди друзей и родных! Тимофею удалось сбежать из школы Темных, Лиза вышла из комы и рада ему, ожившие древние Спящие обещают встать рядом с Первородными в будущей битве со Злом. Но не стоит забывать о том, что сих пор не нашли Ирину Звереву, восстала ото сна Великая Мать Змей, Анфиса и Олег Дубровский уже обдумывают свои мрачные планы, да и Корф не дремлет – он не простит Тимофею побега. А ведь есть еще Кадиша де Лафуэнте, которая ведет свою игру, и пусть боится всякий, кто перейдет ей дорогу. В эту трудную минуту на помощь юным Первородным придут старые друзья, которые, как казалось Тимофею, остались в совсем другой жизни.

Оглавление

4. Плохой парень Тимофей

Возвращаясь с кладбища, Тимофей и Лиза хранили молчание. Отец задержался, ему нужно было поговорить с кем-то из коллег Марата Закревского, поэтому они ехали с Оксаной. Та крутила руль, сосредоточенно глядя на узкую дорогу.

— Чертов туман, — бросила она наконец, решив, что пора немного разрядить обстановку. — Я почти ничего не вижу в этой красной дымке! Интересно, когда он уже рассеется?

— И рассеется ли вообще, — задумчиво произнесла Лиза, разглядывая деревья, утопающие в багровой дымке за окнами автомобиля.

— А куда он денется? — весело спросила Оксана. — И вообще, что за мрачный вид? Что-то вы у меня совсем приуныли, может, вам музыку включить?

— После подобных мероприятий не слишком хочется веселиться, — признался Тимофей. — Но ты права, что-то мы раскисли. Нужно немного взбодриться.

Машина подскочила на ухабе, и в лобовое стекло плеснуло жидкой грязью из-под колес. Оксана, громко чертыхнувшись, включила дворники.

— Конечно, я вас отлично понимаю. В последнее время слишком часто приходится бывать на похоронах, — сказала она. — Поскорее бы они уже нашли этого убийцу.

— Что с ним сделают, когда найдут? — спросила вдруг Лиза.

— Думаю, не станут особо церемониться, — подумав, ответила Оксана, следя за извилистой дорогой. — С убийцами у Королевского Зодиака всегда был короткий разговор.

— Я бы тоже с этим гадом не церемонился, — угрюмо буркнул Тимофей. — После всего, что он сделал… После всех этих убийств…

Лиза потрепала его по колену.

— Пусть они сами с ним разбираются, — мягко произнесла она. — Мне непривычно слышать от тебя такие разговоры.

— Какие? — покосился на нее Зверев.

— Кровожадные, — подумав немного, уточнила девушка. — Раньше ты был другим. Более… мягким?

— Извини. — Тимофей улыбнулся и взял ее за руку. — Просто слишком многое навалилось в последнее время. А я недавно понял, что устал притворяться хорошим парнем. Все-таки это мне несвойственно.

— Вот как? — усмехнулась Оксана, взглянув на него в зеркальце заднего вида. — Собираешься выкинуть какой-нибудь номер? Нам уже начинать беспокоиться или все же доедем до города?

— Вам-то можно не волноваться, — ухмыльнулся Тимофей. — Но вы же знаете о моем прошлом. Перед тем как отец привез меня в академию «Пандемониум», я ввязался в одну нехорошую историю.

— Да, он рассказывал, — вспомнила Оксана. — Неприятности с полицией.

— Таких неприятностей было много и до случая с музеем, — неохотно признался Тимофей. — Я состоял в банде воришек, мы творили всякое… Я вовсе не образец для подражания, сам признаю. Но потом я решил взяться за ум, чтобы не расстраивать отца и мать. И чем все закончилось? Меня похищали, пытали, хотели убить… Разные темные личности пытались прикончить моих друзей. Хватит! Больше я не стану терпеть подобное. В банде меня учили, что, если не хочешь неприятностей, всегда наноси удар первым. Пожалуй, пора снова вернуться к этим жизненным принципам.

— Плохой парень Тимофей! — протянула Оксана. — Верится с трудом. Но мне нравится. Иногда и правда нужно бить первой, а не ждать, когда тебя смешают с грязью.

— Надеюсь, что между нами все останется без изменений? — поинтересовалась Лиза. — В последнее время я как-то разлюбила перемены.

— У нас с тобой все по-старому, — заверил Тимофей и, взяв ее за руку, поцеловал тыльную сторону ладони. — Но теперь я сделаю все, чтобы тебя защитить…

— И тут начались любовные излияния. Третьесортная мелодрама, — рассмеялась Оксана. — Мне иногда попадались подобные сценарии на киностудии, так я бежала от них, как от огня.

— Главное, вы поняли, что я хотел сказать, — слегка смутился Тимофей. — Когда вокруг болтается столько подозрительных типов, лишняя предосторожность никогда не помешает.

— Кстати, вы видели на кладбище даму в черном? — спросила вдруг Лиза.

— Даму? — Оксана внимательно на нее посмотрела, ожидая продолжения.

— Она пряталась за памятниками и издалека наблюдала за похоронами, — продолжила Лиза. — Никогда не видела ее прежде.

— Я никого не заметил, — признался Тимофей. — Да и по сторонам особо не смотрел, если честно. Думал о своем…

— Я тоже не видела, — сказала Оксана. — А ты ее совсем не узнала? Может, это кто-то из знакомых Марата Закревского? Коллега по работе из Санкт-Эринбурга, к примеру.

— Понятия не имею, — покачала головой Лиза. — Но журналистки в таком виде не ходят. А ее лицо было скрыто капюшоном, только длинные седые волосы торчали.

— Из таких я помню только Устинью, — немного подумав, произнесла Оксана. — Но она уже не могла наблюдать за нами по понятной причине. Если только сама не выбралась из могилы…

Тимофей закашлялся, и Оксана умолкла.

— Вот и мне интересно, — задумчиво произнесла Лиза, следя за дорогой. — Эта странная женщина действительно наблюдала за похоронами? Или ее больше интересовал кто-то из присутствующих на церемонии?

* * *

Доминика и Милана Поветрули прогуливались по небольшому торговому центру Клыково, заглядывая во все магазины подряд. Шопинг всегда помогал обеим отвлечься от мрачных мыслей, а Доминике сейчас это было необходимо, как никогда. Милана не ожидала, что ее мать будет так переживать из-за своего коллеги Закревского, ведь обычно Доминика вела себя хладнокровно и расчетливо. Но после убийства Марата ее броня как будто дала трещину. С дочерью Доминика это не обсуждала, но Милана и сама видела, что что-то не так. Чересчур тихо ее мама держалась в последнее время. Словно опасалась чего-то.

Первый этаж центра занимал большой продуктовый магазин, на втором расположилось несколько магазинов косметики и одежды. Туда-то мать с дочерью и завернули.

— Да, это тебе не Санкт-Эринбург, — недовольно протянула Доминика, когда они вышли из очередного отдела. — Провинция, что сказать. Ни достойных шмоток, ни украшений, сплошная дешевка. Может, как-нибудь прокатимся в большой город, милая?

— Да я с удовольствием! — пришла в восторг Милана. — Мы с тобой так давно не выбирались из Клыково!

— Дела, все дела, будь они неладны, — согласилась Доминика, скептически рассматривая витрину местного ювелирного магазинчика. — Проблемы на работе, да еще все эти печальные события последних недель… Я совершенно не могу расслабиться. Ну а как ты? Как дела в академии?

Милана недовольно закатила глаза к потолку.

— Учеба превратилась в какую-то сплошную муштру! Нас постоянно учат сражаться. Старик Канто — настоящий садист! Иногда он меня так раздражает, что я с трудом сдерживаюсь, чтобы не наговорить ему лишнего.

— Не вздумай, — предостерегла Доминика. — Старикан страшно злопамятен и не раз тебе это припомнит. Знаем, проходили.

— Он и тебя учил? — вытаращила глаза Милана.

— А кто же еще? Иногда мне кажется, что все это происходило в какой-то другой жизни. Нас он тоже гонял почем зря, и я ненавидела его так же, как сейчас ты.

— Хорошо, что ты меня понимаешь!

— А как у тебя с Антоном?

— Никак! — отрезала Милана, залившись румянцем.

— Серьезно? — вскинула брови Доминика. — Вы же столько времени проводили вместе!

— Но еще больше времени он проводил с другими девчонками, а я узнала об этом слишком поздно! Антон — козел, и я не хочу больше о нем говорить!

Доминика расхохоталась, отчего Милана смутилась еще больше.

— Считаешь это смешным? — вспылила она.

— Эх, молодость, — вздохнула Доминика. — Какие страсти, какая экспрессия. Я хорошо все это помню! Когда-то и сама творила такое, что вспомнить стыдно. Ну да ладно. Мне Седачев никогда особо не нравился, найдешь себе получше.

Мать обняла Милану за плечи и потянула к двери ювелирного бутика. Они двинулись вдоль стеклянных витрин, за которыми сверкали золотые украшения. Посетителей было немного, и Милана сразу увидела Василия Глебовича Чернокнижца. Старик учтиво кивнул ее матери, и та ответила на приветствие.

— Хочешь, купим тебе цепочку? — спросила Доминика у дочери. — Или браслет с подвесками?

— С какой стати?

— Ну, у тебя же скоро день рождения. Считай это предварительным подарком.

— Я не против! — просияла Милана. — Ты так давно ничего мне не покупала!

— А что это у тебя на шее?

Младшая Поветруля показала матери замысловатый медальон на тонкой цепочке из черного металла. Темно-зеленый камень обрамляло кружево миниатюрных черных веточек и листочков.

— Оберег от проявлений темной магии, — пояснила Милана. — Меня два раза едва не прикончили, поэтому я и попросила сделать мне такой. Теперь мне никакая порча не страшна. Этот медальон рассеивает любые проявления черной магии, направленные против меня.

— Разумно, — похвалила ее мать. — Делали ваши преподаватели?

— И лучшие ученики из группы Заклинателей. Они неплохо в этом разбираются.

— Тогда тебе действительно не о чем больше беспокоиться, дорогая. Покажите нам это. — Доминика кивнула продавщице на изящный золотой браслет с двенадцатью подвесками в виде знаков зодиака.

Милана восторженно смотрела, как женщина достает его из витрины. Доминика аккуратно приняла его из рук продавщицы и застегнула на запястье дочери.

— Мне нравится, — удовлетворенно кивнула она. — А тебе?

Милана отвела руку подальше и восхищенно уставилась на браслет.

— Ты лучшая! — Она бросилась на шею матери.

Доминика лишь улыбнулась.

— Все для тебя, — мягко сказала она, затем попросила положить браслет в темный бархатный футляр. Пока продавщица выполняла ее просьбу, она поинтересовалась у дочери: — А что ты скажешь о Тимофее Звереве?

— А что именно тебя интересует?

— Я столько слышала об этом мальчишке. Его отец так богат… Если не с Антоном, так, может, начнешь встречаться с ним?

— Мам, не смеши меня, — фыркнула Милана. — Он же Огненный волк! И потом, у него уже есть девушка. А еще Зверев постоянно общается со всяким отребьем типа Кащеева и Трофимова. Это не наш круг!

— А что ты вообще можешь сказать об этом парне? — не отставала Поветруля-старшая.

— Пару раз у меня были с ним стычки… Но теперь мы практически не общаемся. Пусть дружит с другими дурочками!

— Как он ведет себя в академии? Агрессивно? Высокомерно? От него исходит какая-то угроза?

— Что ты?! — рассмеялась Милана. — Вовсе нет. Напротив, он вечно стремится помогать даже тем, кто его об этом совершенно не просит! Пару раз и меня вытаскивал из серьезных передряг, но мы все равно не подружились.

— Ну прямо ангел во плоти! А может, он просто хороший актер? Я слышала, недавно он вернулся из темной академии… Тебе не кажется, что он что-то скрывает от старших?

— Мне кажется, ты о нем слишком высокого мнения. Зверев вовсе не такой, — отмахнулась девушка. — А почему он вдруг так сильно тебя заинтересовал?

— Беспокоюсь о твоей безопасности, — мило улыбнулась Доминика. — Мне кажется, остальным ребятам опасно находиться в одной академии с таким человеком. Может, мне стоит поговорить с руководством академии? Оградить учеников от общения с этим…

— Не беспокойся, мам, он не стоит твоего внимания, — заверила Милана. — Да, он побывал в темной академии. Учителя носятся с ним гораздо больше, чем с остальными. Но он не представляет ничего, о чем следовало бы беспокоиться.

— Ну хорошо, — согласилась Доминика, принимая у продавщицы футляр с браслетом. — Раз ты так говоришь, оставлю его в покое…

Она протянула кассиру банковскую карту, а Милана подозрительно посмотрела на мать. Ей вдруг показалось, что та что-то недоговаривает. Но едва Доминика с улыбкой подала ей вожделенный футляр, Милана мгновенно забыла обо всех своих подозрениях.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я