Восход багровой ночи
Евгений Гаглоев, 2020

Оказавшись в школе для Темных, где царят страх, недоверие и ненависть, Тимофей Зверев быстро понимает, что это место – не для него. А в Клыково тем временем сгущаются тучи. Просыпаются Спящие и пытаются вновь занять место в этом мире. Городок сотрясают все новые убийства, Женя по-прежнему в коме, а яхта, на которой находились Ирина и Лиза, взлетела на воздух. Кто стоит за всеми этими убийствами? Друзья Тимофея, как всегда, пытаются вести собственное расследование параллельно с полицией. Им очень не хватает Зверева, и он это чувствует. Тимофей отчаянно рвется обратно в свой мир, но сбежать из школы Темных не так-то просто. Похоже, без хитрого плана побега не обойтись.

Оглавление

8

Неизвестность

После обеда Тимофей отправился в свою комнату в корпусе темной академии. Его поселили одного, в отличие от берлоги в «Пандемониуме», где обитали еще и Стас с Димкой. И это было довольно непривычно. В коридорах стояла мертвая тишина, можно было не опасаться, что кто-то вылетит на него из-за угла, размахивая шваброй или битой для лапты. Никто не скандалил и не спускал противника с лестницы. Не мазал врагов по ночам зубной пастой и не выкидывал их из окна. Но Тимофей вдруг поймал себя на мысли, что ему не хватает этого дурдома. В «Пандемониуме» всегда было весело.

Вспомнив о друзьях и соседях по общежитию, Зверев загрустил. Но в памяти вдруг всплыла и другая картина. Как все они стояли в той толпе, в горящем кинотеатре, когда его называли монстром и чудовищем. А ведь он только что спас им всем жизни!

Тимофей тряхнул головой, пытаясь избавиться от мрачных мыслей. Потом вышел из комнаты и сразу увидел неподалеку Вернера. Тот сидел на полу, вытянув длинные ноги в драных джинсах поперек прохода, опустив бритую голову. За его ухом, украшенным колечками пирсинга, торчала сигарета. При виде Зверева Вернер с легкостью вскочил.

— Привет, Тим, — глухо произнес он.

Обычно Вернер помалкивал, предоставляя Альфу болтать за двоих, поэтому слышать его голос было довольно непривычно.

— Привет!

— Я спросить хотел… Ты Альфа давно видел?

— Эм… — Тимофей задумался. В последний раз он встречался с Альфом еще в Клыково. — Давно. А в чем дело?

— Не знаю, — ответил Вернер, задумчиво почесывая бритый затылок. — Он куда-то пропал. Перед самым пожаром в кинотеатре вылетел из дома как угорелый. Понесся в «Антарес»… С тех пор я его не встречал. Старшим братьям на него плевать, но я волнуюсь…

— Уверен, что с ним все в порядке, — сказал Тимофей. Ему хотелось на это надеяться. — В случае чего Альф может постоять за себя.

— Это и я знаю, но он вечно носится на своем мотоцикле, как чокнутый. Не попал бы в аварию. После всего, что случилось, он здорово завелся…

— А что случилось? — спросил Зверев. — Я что-то пропустил?

Вернер хотел ответить, но тут на лестнице послышались громкие шаги. В коридоре появились Миккель и Оскар. Рыжий, увидев Тимофея в компании Вернера, настороженно покосился на младшего брата. Брюнет тоже слегка напрягся, но тут же непринужденно улыбнулся.

— Вот вы где, — сказал он, осклабившись. — Хорошо, что обоих застали. Скоро начнется тренировка, и лучше нам ее не пропускать.

— Иду, — тихо буркнул Вернер, опустив глаза.

— Мне тоже нужно там быть? — спросил Тимофей.

— Насчет тебя Корф ничего не говорил, — ответил Оскар. — Но присоединяйся. Чем раньше узнаешь о наших методах обучения молодых бойцов, тем лучше.

И они с Миккелем одновременно усмехнулись. Тимофей пожал плечами и отправился вслед за братьями.

* * *

Перед отъездом в Санкт-Эринбург Егор Зверев решил заглянуть в клыковскую больницу, проведать лежащую в коме дочь. Владимир Игоревич остался ждать его в машине, а Егор быстро поднялся на нужный этаж. В коридоре он встретил Оксану, которая только что вышла из палаты, где лежала одна из сестер-близнецов.

— Ты плохо выглядишь, — сказала девушка, обняв отца. — Тебе хоть удалось поспать этой ночью?

Осунувшийся и небритый Егор и правда выглядел очень усталым. Он словно разом постарел на несколько лет.

— Практически не спал, — честно признался он. — Слишком много всего навалилось в последнее время. Тимофей исчез… Взрыв… И вся эта неизвестность…

— Неизвестность? — не поняла Оксана.

— Мы ведь до сих пор не знаем, кто из них лежит сейчас в палате. И где другая.

— Тело так и не нашли? — похолодев, спросила Оксана.

Пока не было тела, оставалась призрачная надежда, что сестра все еще жива. Но и она таяла с каждым днем.

— Нет, — покачал головой Егор. — Я недавно общался с Мезенцевым. Водолазы обшарили все дно. И уже говорят, что могут и вовсе не найти… В Змеином озере множество подводных течений, к тому же существует огромный провал в подземные пещеры… Он образовался после того случая на заброшенной метеостанции… Тело запросто могло затянуть туда, и, если это действительно произошло, ее вообще никогда не найдут.

Голос его вдруг дрогнул.

— Это все так ужасно, — прошептала Оксана.

Егор обнял ее крепче и погладил по длинным волосам.

— Нам всем сейчас нужно крепиться, быть сильнее. И тогда мы все выдержим.

— А про Тимофея есть какие-то новости?

— Никаких. После того пожара он как в воду канул. Я знаю, что из огня он спасся… Да еще спас всех остальных, судя по слухам. Но с тех пор его больше никто не видел.

Оксана печально вздохнула. Случившееся потрясло ее. Она не понимала, как такое вообще могло случиться. В их доме всегда было столько людей. Шум, гам, веселый смех. Пусть даже громкие скандалы — все лучше, чем гнетущая тишина. Теперь в доме остались лишь Оксана, Анфиса, с которой она практически не разговаривала, и Олег Дубровский. Мрачными безмолвными тенями они слонялись по особняку. И Оксана отчаянно скучала по Лизе и Тимофею.

— Что говорят врачи? — спросил Егор, кивнув в сторону больничной палаты.

— Ничего. Евгения Белявская лишь недавно отсюда ушла. Пока никаких изменений. Она словно просто спит и может очнуться в любой момент.

— Но Лиза это или Ирина? Она ничего не говорила, не бормотала во сне?

— О ком ты будешь горевать больше? — вдруг поинтересовалась девушка.

Егор ненадолго задумался.

— Я не смогу дать ответ на этот вопрос, — признался он. — К Лизе я уже успел привязаться. Она милая, добрая, веселая… Ирина наделала немало ошибок. Но она тоже моя дочь… Я хочу, чтобы вернулись обе.

— Да, — кивнула Оксана. — Я тоже так чувствую…

— Случилось еще кое-что. Мне ненадолго придется уехать из Клыково.

— Дела киностудии?

— Нет, Королевского Зодиака, — понизил голос Зверев. — Расследование ужасных событий, которые творятся вокруг. Знаю, момент для отъезда совсем неподходящий, но я не могу ничего сделать.

— Ни о чем не беспокойся. — Оксана положила руку ему на плечо. — У меня пока нет съемок. Я буду здесь столько, сколько потребуется. Если что-то изменится, тут же тебе позвоню, — заверила она отца.

— Семья гораздо важнее всех дел, — мрачно ответил Егор. — Но это другое. Гибнут люди, и мы должны это прекратить. Любой ценой.

— Я справлюсь, пап, — заверила его Оксана. — И буду держать тебя в курсе событий.

Егор нежно поцеловал ее в лоб.

— И когда вы успели стать такими взрослыми? — с грустной улыбкой спросил он.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я