Пока можешь, беги

Ева Росс, 2020

Монстры бывают не только в кино, но и в жизни. Молчаливый трудолюбивый юноша. Светлана радовалась, когда приняла на работу в кафе помощника, но все превратилось в ад. Шаг за шагом он раскрыл ее тайные фантазии, а после исчез так же внезапно, как и появился. И только спустя время, когда Светлана вышла замуж и посчитала, что ад в прошлом, он вернулся. Но что его толкало так поступать?..

Оглавление

Из серии: Секс вне правил

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Пока можешь, беги предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Пока можешь, беги

1

Наступила осень. Светлана любила любое время года. Весну с ее грязными ручьями, но в то же время теплыми лучами и пухом от тополей, что щекотал нос. Лето с комарами, что вечно залетали в форточку, но в то же время пение птиц, а еще по ночам сверчки. Осень за дожди и пронизывающий ветер, что срывал пожелтевшую листву и гонял по голому асфальту. Оставалась еще зима, но тут все иначе, тут главное снег и мороз, чтобы при глубоком вдохе в легких щипало.

Второй день шли дожди, и поэтому посетителей в кафе, что стояло в стороне от Мельникайте, почти не было. Если кто сейчас и заходил, то только чтобы согреться и скоротать время, пока не придет автобус. Не так далеко располагалось бистро, поэтому если кто-то хотел перекусить, бежал туда, а за кофе заходили только те, кто разбирался в этом чудном напитке. Но сейчас их почти не было, и Светлана, протерев чашки, посматривала на парочку, что уже встала из-за стола.

— Вкусно? — спросила она.

— Да-да, — тут же ответил мужчина и как-то странно посмотрел на Светлану.

— Тогда заходите еще. У нас по утрам бесплатное пережженное, а после четырех скидка. А еще…

— Да-да, — опять сказал мужчина, увлекаемый в сторону двери своей спутницей, — обязательно зайду… зайдем.

Но он так и не успел закончить, звякнул колокольчик на двери, и он скрылся.

— Все? — спросил Вадим.

— Нет, еще рано, может, кто-то придет, — ответила она и пошла убирать за посетителями посуду.

Светлана быстро привыкла к этой работе. Кафе относилось к гостинице, что стояла рядом, сейчас там заканчивался ремонт, и после него кафе переедет в новое здание.

— Темнеет, — с грустью сказала она и улыбнулась мужчине через стекло, что покинул кафе.

Хлопнула дверка машины, вспыхнули фары, и машина медленно тронулась. Вадим повернул голову в сторону ее взгляда, протер салфеткой столик и аккуратно пододвинул плетеные кресла.

— Может, вам долить?

Остался последний посетитель. Этот уже немолодой мужчина приходил почти каждый день, наверное, после работы. Молча заказывал себе айриш, садился в стороне, чтобы никто ему не мешал и, о чем-то думая, пил свой напиток.

— Спасибо, мне пора, — сказал он, словно Светлана разбудила его. Мужчина тут же поставил чашку на стол, неловко сам себе улыбнулся. — Сдачи не надо.

Этот мужчина всегда оставлял чаевые, он встал, зачем-то поправил галстук.

— Заходите к нам еще, у нас скоро будут карточки для постоянных посетителей. Вам полагается скидка.

Но мужчина не ответил, Вадим, что стоял у двери, тут же открыл дверь, снова звякнул колокольчик, и мужчина вышел.

— Теперь все, — немного с грустью сказала Светлана и посмотрела, как мужчина раскрыл зонтик. — Сегодня мало народу, вряд ли кто-то еще придет.

Светлана закончила уже второй раз протирать стаканы, не могла просто ничего не делать. И тут она почувствовала дыхание Вадима. Он оставил свою швабру у входа и незаметно подошел со спины.

— Ты хотела, чтобы он тебя тра…

— Что? — возмущенно спросила она.

— Хотела-хотела, твой взгляд так и пожирал его.

— Ты…

— Замолчи. Кажется, ты можешь улыбаться только клиентам. Ты…

Она опустила голову. Да, ей хотелось улыбаться, видеть, как они пьют ее кофе, как морщатся от кислинки или щурятся от сладости в стакане.

— Тебе хотелось, чтобы старый козел сделал это с тобой?

— Нет, нет, это ведь наш постоянный клиент, он…

— Что он?

— Он…

— Мы это выясним сейчас.

— Что выясним? Что?

Вадим, который до этого нежно поглаживал девушку по голове, резко сжал пальцы.

— Ай!

Светлана вскрикнула от боли и схватила его руку, а он уже тянул ее за волосы в сторону служебного коридора.

— Дурак, отпусти, отпусти…

Но он не слушал ее, распахнул дверь, что вела на улицу и сразу сделал шаг вперед. Светлана мгновенно промокла, слабый дождь, что шел с утра, вот уже как полчаса хлестал потоками, стараясь затопить все тротуары. Вадим, не сбавляя шагу, обошел контейнер для мусора и, не отпуская Светлану, затянул ее за куст черемухи, что весной так сладко пах, а теперь был серым. Еще неделя-другая, листва облетит, и он превратится в колючую проволоку.

— Прекрати, прекрати, — жалобно причитая, Светлана шлепала в мокрых туфлях по раскисшей земле. — Прошу, не делай этого. Прошу!..

Вадим толкнул ее на аккуратно стоящие ящики, не забывая при этом держать девушку за волосы.

— Да что с тобой такое?

— Если ты хотела его…

— Нет-нет, ничего я не хотела…

Его ладонь нагло шлепнула ее по ягодице, а другая сильней прижала голову к ящику, и Светлана повалилась на него.

— Ты… Урод… Ты…

— Оставайся на месте и не дергайся, так все закончится быстрей.

— Я убью тебя, я… — Светлана попыталась пнуть Вадима, но тот был к этому готов и со всего маха шлепнул девушку по ее мокрой попке. — Я ведь просто говорила, чтобы он заходил, он наш клиент, он… Прошу, отпусти!.. Прошу!..

— Не двигайся, — сухо сказал Вадим. — Ты просто хочешь скрыть, что ты шлюха, что ты…

— Нет! Нет! Я!.. Я не такая. Я!.. Это не так!..

Ее одежда промокла и прилипла к телу. Вадим чуть сильней сжал пальцы, что держали волосы девушки, и та, почувствовав боль, забарабанила ладонью по крышке ящика.

«Почему! Почему!» — кричала она про себя, в то время как пальцы Вадима уже задрали мокрую ткань юбки и нырнули между ее ног.

— Да ты… — наверное, он хотел сказать «мокрая», но Светлана уже и так была вся мокрая от этого противного дождя. Его холодные пальцы чуть надавили, и она тут же непроизвольно поднялась на цыпочках, стараясь избежать боли, что наверняка последует за его действиями. — Горячая…

Она сама почувствовала, как между ног стало горячо, словно она описалась, и теперь жидкость стекает по ногам. Светлане стало стыдно за себя.

— Не сопротивляйся, все быстро закончится, — сказал он и тут же стал стягивать с нее трусики.

2

Спустя полгода

Небо было серым, грустным, Светлана смотрела, как медленно текут, да, именно текут, а не плывут облака. Они были бесформенными и жирными. Незаметно пролетела зима, уже заканчивалась весна. Обычно в это время Светлана надевала платье и бегала по улице, но сейчас сидела в каком-то ресторане и слушала заунылую игру гитариста.

— Ты о чем-то думаешь? — спросил ее мужчина.

— Да нет, просто так.

— Просто?

— Ну да, просто. Интересно, куда бегут эти облака, — она приподняла голову и посмотрела через большое окно в небо.

— Но куда-то же они бегут, это же…

— Да-да, круговорот. И все же, интересно, куда? Представляешь, какая это махина, столько над головой миллион тонн воды, а воздуха. Ты не обращал внимание, как ложатся облака? Снизу они почти плоские, словно пена на воде, а мы на дне этого океана. Выходит, у нас два океана: один из воды, а второй воздушный. Как интересно.

— Странная ты, вроде уже не маленькая, а говоришь такие вещи.

«Да, действительно, странная я, — подумала Светлана и погладила мужа по руке. Они сыграли свадьбу еще зимой, так захотел ее отец. — А что я хотела? — спросила она и сделала глоток из фужера. — Отец настоял, я была сперва против, а потом… — Светлана знала Руслана уже давно, он случайно появился у отца в офисе. Перспективный, умный, с красным дипломом, но… Она долго присматривалась к нему, и вот она его жена. — Он мой муж, — так говорила Светлана про себя, наблюдая за тем, как он ведет переговоры. — Я его жена, он защитит меня, он…».

— Может, еще? — спросил Руслан и, не дожидаясь официанта, сам долил вина.

Он добрый и милый, уважает ее. «Ах, как он целуется… — говорила она себе, отвечая ему тем же. — Он мой муж и я обязана, да, обязана… А что я обязана?» — спрашивала она себя, обнимая мужа в постели и покрывая его тело поцелуями. А после он хватал ее и, словно голодный зверь, набрасывался на свою жертву, а она, поскуливая то ли от боли, то ли от страсти, прогибалась и давала делать с собой все, что ему вздумается.

«Он добрый, это же очевидно», — повторяла Светлана, ощущая его толчки в паху, а он так старается, так старается, словно сдает ГТО.

— Все в порядке? Ты себя как чувствуешь? — закончив постельный ритуал под названием секс, спросил он у Светланы.

«Он добрый и сможет меня защитить», — опять подумала она, натягивая на свое тело покрывало.

— Ты меня слышишь?

— Да… Что?

— Опять в мечтах, ну же, проснись, я тут. Уже все кончено. Ты как?

— Хорошо, — застенчиво ответила она ему и села на кровати.

— Я тебе говорил про своего старого друга. Помнишь?

— Нет, про какого?

— Мы с ним еще вместе учились, он даже какое-то время жил у нас в доме.

— А…

— В школе считали, что мы братья. Смешно, правда? А после он переехал к своей матери, мы дружили, мой отец оплатил его учебу.

— Оплатил?

— Ну да. Отец не говорил почему, может, хотел помочь ему встать на ноги, ведь он очень смышленый, я даже ему завидовал.

— Ты и завидовал?

— Да, было такое дело. А он взял, бросил учебу и уехал.

— И что теперь? — Светлана легла обратно на кровать, между ног все еще гудело.

— Наконец объявился. Хочешь, познакомлю с ним?

— Я даже не знаю.

— Несмотря на то, что он бросил институт и отец из-за этого ужасно злился, говорил, чтобы его ноги близко не было, он все равно остается моим лучшим другом. Ну как?

— Что как?

— Если завтра?

— Хорошо, я уж испугалась, что надо сейчас одеваться и куда-то идти.

— Нет, он завтра придет ко мне в офис.

— Хорошо, — согласилась Светлана и перевернулась на живот. — А ты куда собрался?

— На работу, там всегда есть дела.

— Дела-дела, вечно дела.

Ее отец тоже редко был дома, то командировки, то работа, словно без нее нельзя жить. А после Светлана привыкла быть дома одна, даже маму перестала замечать. «Может, это удел всех, кто занимается бизнесом», — думала она, стараясь вспомнить, когда в последний раз гуляла с отцом.

— Ну все, я побежал, — сказал Руслан и, чмокнув жену в щечку, вышел из спальни.

Светлана была довольна своей жизнью, могла заниматься чем хочет, нет обязанностей, кроме как быть женой. Она находила время на конные поездки, на свое увлечение, которое в свое время не одобрял ее отец. Светлана рисовала для себя, когда плохо на душе или наоборот, когда хорошо.

На следующий день она почему-то переживала. У Руслана было мало друзей, в основном по работе, но это не то. Поэтому Светлана долго выбирала платье, чтобы наверняка понравиться его другу. Ей хотелось блистать и смеяться.

— Я готова.

— Ух, — выдохнул Руслан, понимая, что женщину нельзя торопить.

— Не бурчи, всего-то…

— Час. Ладно, пойдем, а то он еще сбежит.

— Он у тебя такой скромный?

— Ага, избегает девушек, словно они исчадие ада.

— Кто-кто мы?

— Это я про него, а я люблю их, точнее, тебя.

— То-то же, а то уже думала обидеться.

Через полчаса они уже подъехали к зданию, в котором целый этаж занимал офис ее мужа. Светлана всего несколько раз была в нем, только это было очень давно, когда тут работал ее отец, а теперь муж. Цокая каблучками, она поднялась по ступенькам. Мелодично проиграла музыка, когда открылись дверцы лифта.

— Переживаешь? — спросила она мужа.

— Да нет.

— Тогда показывай своего друга, обещаю, не укушу.

Они прошли по коридору, свернули, Руслан открыл дверь в свой кабинет. Светлана резко остановилась, словно налетела на невидимое препятствие.

3

Это был он. Светлана узнала его по спине. Вадим стоял у окна и что-то внимательно рассматривал. Сердце остановилось, ноги окаменели. Она прижалась к мужу, словно просила его защитить от этого человека, которого она так старалась забыть. И вот он тут. Он друг ее мужа. Он…

— Я думал, что ты уже не придешь, — даже не повернувшись к вошедшим, сказал юноша.

— Ты как всегда внимателен ко времени. Но мы тут. Разреши представить…

Вадим лениво повернулся, еще раз посмотрел в окно, а после на своего друга.

— Привет.

— Здравствуй, ты повзрослел, — ответил он ему.

Светлана хотела раствориться, даже спустя столько времени она чувствовала его руки на себе, слышала в голове его голос.

— Познакомься, моя жена, — Руслан повернулся к Светлане. — Все хорошо? — видя ее бледное лицо, спросил он у жены.

— Да, — стараясь контролировать свой голос, ответила она мужу.

— Это и есть мой друг, — Руслан отпустил руку жены и, подойдя к Вадиму, обнял его. — Я рад, что ты нашелся и приехал. У тебя все хорошо? Ты где так долго пропадал? Отец волновался.

Светлана стояла одна и в душе тряслась не то от страха, не то от воспоминаний, которые делали ее безумной. За мгновение, пока муж приветствовал своего друга, она вспомнила все, что было с ней тогда. «Ты хочешь этого клиента? Да!.. Да!.. Хочешь-хочешь?! Я покажу, как это. А после будешь умолять, чтобы я не останавливался». И вот он здесь, ее кошмар и в то же время нет.

— Светлана, — Руслан повернулся и показал рукой на девушку, что все еще стояла в проходе двери. — Проходи.

«Почему ты здесь? Что ты тут делаешь?» — задала она себе вопрос.

— Привет, — сказал Вадим, обращаясь к Светлане. — Значит, мой друг все же женился. Думал, что он останется по жизни диким и…

— Да ладно тебе, это уже в прошлом. Все меняется, все… — тут же сказал Руслан.

— Да, все меняется, ты прав.

Светлана с трудом пошевелилась и сделала несколько шагов в сторону Руслана, к мужу, который ее обязательно защитит.

— Приятно познакомиться.

— И… И мне… — эти слова дались ей с трудом.

«Я так старалась тебя забыть, так старалась. И вот теперь ты здесь», — в голове прыгали отрывки из прошлого. Сердце в груди колотилось и никак не хотело успокоится.

— Ну вот, отлично, я рад, что вы познакомились, — сказал Руслан и еще раз обнял своего друга. — Присядем.

— А ты, погляжу, поднялся?

— Да, есть такое дело. Ты-то как? Почему не звонил, не писал?

Светлана сидела около мужа, смотрела на Вадима и не узнавала его. Это был не тот юноша, что пришел в кафе полгода назад.

За полгода до этого.

— Мы уже закрываемся, — сказала Галина вошедшему юноше.

— А я…

— Мы закрываемся, — повторила она, — осталось десять минут, обслуживаем только тех, кто уже заказал.

— Но…

Возможно, его растрепанный и немного неухоженный вид придал Галине уверенность, она, развернув юношу, подтолкнула его к двери.

— Там написано, что есть вакансия.

— Что?

— Там плакат, написано, что вам нужен помощник. Я готов.

— Ты что ли?

— Я. Могу все делать.

— Например?

— Могу приготовить доппио, ристретто или маккиато, латте, фредо, романо или медовый раф-кофе. Могу еще…

— Стой, — Галина от удивления заморгала глазами. Большинство посетителей кафе даже не могли запомнить, что они заказывают, а этот юноша, похоже, знал толк в кофе. — Идем.

Галина повернулась к юноше спиной и пошла через зал к стойке, где стояла Светлана.

— Хотела выгнать, но он вроде хочет устроиться на работу.

— Вроде?

— Да, похоже, шарит в этом деле, — и Галина кивнула в сторону стеклянных банок, где хранилось кофе в зернах.

— Я могу, — подойдя к стойке, начал было говорить юноша.

— Молчи, у тебя медицинская книжка есть?

— Нет, но…

— А кулинарное образование?

— А надо?

— В общем так, ты не подходишь, — сразу сделала вывод Галина и уже хотела развернуть юношу и направить его к двери.

— Постой, Галь, нам ведь и правда нужен помощник. Скажи, как приготовить кон-панна?

— Очень просто, это одинарный или двойной эспрессо с шапкой из взбитых сливок. Иногда его называют кофе по-венски. Подается в демитас или в прозрачном стакане.

Галина отпустила юношу и сделала шаг в сторону.

— Хорошо, медицинскую книжку сможешь сделать?

— Да, могу, но надо время, может, пару дней или неделю.

— Ладно, ты принят.

— Что? — возмутилась Галина.

— Нам нужен помощник, — спокойно сказала Светлана.

— Ладно, юнец, слушай меня. Я твой начальник, усек? Приведи себя в порядок, фирменную одежду получишь. Пока не будет справки от медиков, будешь мыть пол и убирать. Тебе все ясно?

— Да.

— Вот и славно. Завтра в восемь утра здесь.

— А…

— Что еще? — возмущенно спросила она.

— Там в объявлении написано, что можно рассчитывать на комнату в…

— Это реклама.

— Но мне негде жить.

— Ты это серьезно?

— Так получилось. Можно рассчитывать на комнату?

Гостиница, которой принадлежало кафе, решила сэкономить и вместо полного заработка предоставить номер в своей же гостинице. Там же жила Галина со Светой. Это удобно, не надо утром вставать и трястись в автобусе, а после плестись домой.

— Хорошо, мы выполним свои обязательства. Галина, после закрытия кафе покажи юноше его номер, а пока можешь приступить.

— Сейчас? — удивился он.

— Да, прямо сейчас, подсобка там, можешь переодеться.

4

— Как там тебя? — это Галина сделала специально, прекрасно помнила, как зовут юношу.

— Влад.

— Что?

— Ты же запомнила, я Вадим.

— Не тыкай мне тут, я твой начальник, понятно? И не смей больше такие словечки употреблять. Идем!

Галина считала Светлану своей лучшей подругой, они вместе учились, вместе влюблялись и вместе плакали. А тут появился этот прыщ — так она назвала Вадима — и решил строить из себя знатока по кофе.

— Пропуск получишь завтра, поэтому сегодня уже не выходи из гостиницы, иначе не запустят обратно. Усек?

— Ясно.

— На самом верхнем этаже проживает обслуживающий персонал, и ты тоже будешь тут жить. По этажам не шляться, к персоналу не приставать, в гости не проситься. Зал и сауны все для клиентов, или тогда сам плати. Врубон?

— Понял.

— На каждом этаже камеры, поэтому если вдруг вздумаешь к кому-то что-то… То смотри мне!

В ответ Вадим только пожал плечами. Они поднялись на седьмой этаж, и Галина сразу свернула налево, а после, пройдя небольшое фойе, еще раз свернула налево. Тихая музыка струилась откуда-то с потолка, а мягкие дорожки заглушали шаги.

— Вот, это твой номер, — Галина открыла дверь и сразу вошла.

— Ух ты.

— Он не большой, тут все необходимое, чтобы переночевать и привести себя в порядок. Все казенное, чтобы ничего не испортил. Ты меня понял? — она увидела, что Вадим уже пошел проверять ванну, а после подошел к окну.

— Это круто, — явно удивленный тому, что увидел, сказал юноша.

— Еще бы, поэтому цени свое рабочее место, ты пока ноль на палочке. И не вздумай… — на этих словах ее взгляд скользнул с его ног вверх. — Тут охрана, быстро прибежит. Все ясно?

— Да. И что? — его брови подпрыгнули вверх.

— Не поняла?

— И что? — еще раз спросил Вадим и подошел вплотную к Галине, та непроизвольно вжала голову в плечи и снизу посмотрела на юношу. — И что ты сделаешь?

— Я… Я… А-ну отойди от меня! — крикнула она и оттолкнула Вадима от себя.

— Это шутка. Неужели не понятно, шутка. Я учту на будущее, менеджер…

— Я…

Галина была ненамного старше Вадима, она сразу по окончанию института вместе со Светланой пришла работать в кафе.

— Можно тебя спросить? — обратился он к Галине.

Вадим прекрасно помнил слова своего отца, который часто повторял одно и то же: ты ведешь себя как дегенерат, ты позор семьи. «Какой семьи?» — спросил он у отца, которого вечно не было дома. Семья, что это? Вадим представлял это по-своему, любовь, чего в его семье не было. Уют и смех, даже это отсутствовало.

Светлана давно уже вернулась в свой номер, он был в другом крыле гостиницы. Она приняла душ и довольная, что рабочий день закончился, пошла открывать дверь, кто-то настойчиво стучался.

— Он какой-то странный, тебе не кажется?

— Кто, — пропуская в комнату Галину, спросила Светлана.

— Ну, этот, как его… Новенький.

— Вадим?

— Да. Он странный.

— Почему ты так решила? Вроде нормальный, трудолюбивый, все убрал в подсобке, а после еще привел порядок вокруг служебного входа. Мне кажется…

— Ты разве не видишь?

— А что я должна увидеть? — Светлана сняла с головы мокрое полотенце и, подойдя к зеркалу, стала расчесывать волосы.

— Ладно, забей.

— Галя! — Светлане не нравились ее выражения. — Иди лучше отдохни, завтра пятница, много работы.

— Ага, хорошо, — она вздохнула и вышла из номера.

— Не приставай к юноше, — напоследок сказала Светлана и закрыла за ней дверь.

— Приставать! Мне? — через секунду она, словно чайник на плите, закипела и быстрым шагом направилась в свой номер. — Мне приставать!.. Нет, я должна с ним поговорить и поставить его на место, — развернувшись, Галина пошла в сторону номера Вадима.

— Я думал, что ты не придешь.

Дверь в его номер была распахнута.

— Что ты о себе возомнил?

— Могу ли я тебя о чем-то спросить?

— О чем? — растерянно спросила Галина.

— Почему ты спрашиваешь о том, что не имеешь в виду?

— Что?.. Что?.. Я имею в виду?

— Ты предупредила меня, что нельзя делать что?.. Что ты имела в виду или…

— Ты… ты…

— Менеджер Галина, хочешь, чтобы я обследовал тебя?

За этими словами последовала звонкая пощечина.

— Скотина, ты… Вы, мне еще будете это говорить. Ты уволен!

Галина выскочила из номера в коридор и чуть ли не бегом пошла к Светлане. «Какой же он дурак… дурак… Я не имела в виду это, не это…» — чуть ли не кричала она про себя. В это время кто-то незаметно подскочил и быстро обнял ее со спины. Галина дернулась, но тут услышала голос юноши.

— Я понял, почему-то ты притворяешься. Почему думаешь, что не хочешь этого? А что если!..

— Что? — она побоялась крикнуть, вдруг ее услышат, и кто-то выйдет из номера.

— Прекрати нести чушь, прекрати!.. — юноша говорил спокойно, словно ничего не произошло. Он сильнее прижал ее к себе. — Ощущаешь его? Вот что я думаю о тебе, когда ты говоришь фигню, что не желаешь.

Галина почувствовала, как что-то упирается ей в бедро. Она задергалась и чуть было не упала.

— Разве тебе не хочется проверить твои догадки. А?

— Прекрати, я сейчас же доложу о тебе, — но юноша не отпустил Галину.

— Только представь, что он вошел в тебя, — Галина задергалась, пытаясь вырваться. — Что ты почувствуешь? А?.. Озноб, жару, страх, гнев или жажду?

— Козел! Прекрати это говорить. Отпусти! — она успела оттолкнуть Вадима от себя и, спотыкаясь, стала падать.

5

Юноша нагнулся над девушкой и, протянув руку, добавил:

— Тебе не надо боятся себя, своих мыслей и желаний. Тебе, — Вадим коснулся пальцем ее губ.

У Галины появилось желание укусить мальчишку, чтобы он заверещал и заплатил за свое хамство.

— Ну, что ты так испугалась меня, я ведь не чудовище. Я только инструмент твоих самых отвратительных желаний.

Юноша провел пальцем по ее губам, но вместо того, чтобы его укусить, как хотела изначально Галина, она почему-то продолжала слушать его идиотский монолог.

— Удовольствие, вот что тебе хочется получить, но ты боишься не меня, а себя.

«Какого черта! — промелькнула мысль у Галины. — Я!… Я!… Я, похоже, сошла с ума», — и тут она поцеловала протянутый палец Вадима.

— Вставай. Вдруг кто-то увидит, еще не то подумают.

Галина тут же встала, поправила на себе юбку и ворот фирменной блузки. Она почувствовала, что покраснела, и, словно девчонка на свидании, чего-то ждала. Он не заставил себя ждать, нагло обнял ее за талию.

— Ты… ты… ну, знаешь ли…

Но Галина не успела его пнуть, хотя была такая мысль, Вадим чуть нагнулся и поцеловал девушку.

— М…

Замычала она и завертела головой. Галина хотела вырваться из опьяняющего состояния, после которого хочется еще и еще. Его поцелуй оказался сладким. Предательски заколотилось сердце, говоря, что ей это понравилось, а в душе все замерло.

— Ну ты и наглец, — когда он закончил, сказала она.

— Это только начало. Быстро за мной!

Галина уже с трудом соображала, что вообще происходит. Может, это игра ее воображения, а может, желания, о которых она сама даже не знала. А может, это женский голод по немного вульгарным сексуальным отношениям. Пока она хлопала глазами, он схватил ее за руку и словно девочку, которая влюбилась в своего кумира, позволила увести себя в коридор, что выходил на боковую лестницу.

— Как тебе не стыдно, — Галина еще хотела все прекратить.

Его улыбка не была пошлой, но в то же время не сулила ничего хорошего. Он тут же расстегнул молнию на своих брюках и вынул свой мужской орган, который давно был приведен в боевое положение.

— Ты!.. — девушка хотела закричать.

— Прекрати вести себя как дура, а ну, встала на колени, — он схватил Галину и, надавив на плечи, заставил опустится.

«Когда это было?» — подумала она. Да, это было, но очень давно, еще в школе. Тогда Галина встречалась с Игорем, это была любовь, он был настырным, а она еще глупой девчонкой, вот и решилась на эксперимент.

Запах от мужского органа, что смотрел ей в лицо, ее тут же загипнотизировал. «Я дура… дура…», — несколько раз повторила Галина, а пальцы уже коснулась к его плоти.

— А теперь открой ротик, — сказал Вадим, и она послушно разомкнула губки.

Галина не успела опомниться, как его головка ткнулась в губы. И опять этот запах. «Ах…», — промелькнула мысль, и она язычком коснулась его плоти.

Тогда Игорь был на высоте, он посчитал себя богом на Олимпе и грубо задергался, словно ее ротик, который он только что целовал, только для этого и предназначен. А после Галина, давясь его спермой, с трудом все проглотила и даже смогла улыбнуться. И все же Галина любила Игоря, ведь теперь он стал чем-то большим, чем просто ее парень.

Дурманящий запах ударил Галине в нос, и с каждым вдохом он проникал все глубже и глубже в ее сознание. Она хотела оттолкнуть Вадима, но не смогла этого сделать. «Кто ты такой?» — задала она себе вопрос и, вытянув губки, поцеловала.

— Хорошая девочка. Шире! — это был приказ, и она как можно шире, словно ворота на проходной, раскрыла рот.

Его орган, словно толстая сосиска, заскользил по языку. Крепкие пальцы Вадима, схватив девушку за волосы, резко потянули на себя. Она задергалась, но было уже поздно. Хлопая глазами, она старалась понять, как оказалась на полу. Как он ее уговорил… Нет, он ее не уговаривал, это она сама, и вот теперь, давясь и сдерживая спазмы в горле, посасывала его орган.

— Достаточно, — сухо сказал Вадим и оттолкнул девушку.

Галина не ожидала этого и, не удержавшись, упала на мягкий пол.

— Хорошая девочка. Теперь ты знаешь, кто ты и чего хочешь.

— Я хочу?.. — она постаралась понять, что хочет.

— Вставай и идем.

Но в этот раз Вадим не подал ей руки, а схватил как куклу за волосы и потянул за собой. Галина вскрикнула от боли, быстро вскочила, схватив его запястье, чтобы он не дернул сильней, быстро побежала за ним.

— Странный он? — расчесав волосы, сказала вслух Светлана. — Что она имела в виду? — Светлана была в своем номере одна и поэтому сама же и отвечала на свои вопросы. — Вроде он нормальный. Кажется, нам повезло с ним, молчит, глазки не строит, и знает, как варить кофе. Нет, нам точно с ним повезло.

Галина, словно собачка на поводке, забежала в его номер. Он толкнул ее, и она упала на кровать.

— Продолжим.

— Постой, я ведь только…

— То игрушка, разве не знала? Теперь ты чувствуешь, как там у тебя все горит. Чувствуешь?!

Галина не знала, что и сказать, все так быстро произошло. Она привыкла к ухаживанию, а после к намекам, взглядам и глупым разговорам, за которыми должно последовать это. Но сейчас все иначе, у нее не было времени подумать.

— Мы займемся этим сейчас, — он схватил ее за лицо и, нагнувшись, не спрашивая ее согласия, поцеловал. — Ведь ты этого хочешь и ждешь, когда я начну.

Его пальцы скользнули вдоль ноги вверх и, схватив за резинку трусов, тут же потянули их вниз.

6

— Что она хотела этим сказать, что он странный?

Еще раз спросила себя Светлана и, подойдя к окну, посмотрела на темную улицу. Незаметно она развязала пояс на халате и стала его снимать, но остановилась. Ее маленькое окошко светилось на самом верху гостиничного здания, словно витрина с манекеном, любой прохожий мог ее увидеть. Светлана взяла толстые шторы и стала закрывать, и только после этого сняла халат.

— Чуть не вляпалась, — сказала она, посмотрев в зеркало на свое голое тело.

В это время с другой стороны здания тоже горело окошко, но оно не было задернуто шторами. В нем можно было рассмотреть юношу, что как-то странно двигался.

Вадим был доволен, он задрал Галине юбку, стянул с нее трусы, грубо перевернул на живот и поставил на коленки. Галина была готова на все, чтобы эта экзекуция закончилось как можно быстрей. Ей было стыдно за себя, страшно перед этим монстром, но в то же время зуд в паху заставлял ее оставаться на месте и терпеть. Он грубо вошел и тут же замер. Галина ждала продолжения, но юнец не шевелился.

— Хочешь, чтобы я пошевелил им?

В его голосе была издевка. Он словно рыбак, что закинул удочку и смотрел, как прыгает поплавок. Ему стоило только дернуть удочку, и рыбка тут же будет поймана. Галина зажмурилась и сжала губы. Она не хотела признаваться себе, что хотела, чтобы он пошевелился в ней. Ей хотелось, поэтому она как можно сильней сжимала губы, чтобы не сказать «да».

— Кажется, ты наслаждаешься этим моментом. Верно?

«Садист. Я потом тебя убью, уничтожу, раздавлю как клопа!» — кричала она про себя.

— Ну же, перестань дуться на меня. Ты же этого хотела. Верно? — и в этот момент он чуть пошевелился, но тут же резко вышел.

— Что! — не удержавшись, крикнула она.

— Наверное, тебе нравится, когда за тобой наблюдают. Верно?

Вадим схватил девушку и толкнул в сторону окна. Она налетела на широкий подоконник и, словно мокрая тряпка, шлепнулась на него.

— Вот так будет лучше, — сказал он и, задрав как можно выше юбку, опять вогнал свой инструмент. Галина взвизгнула. — Потише. Ты же не хочешь, чтобы о тебе плохо подумали соседи.

Галина отрицательно замотала головой. Вадим дернулся, она непроизвольно закричала, но тут же пожалела об этом. Он затрясся, а девушка завыла, то ли от боли, то ли от звериного наслаждения. Вцепившись руками в подоконник, она постаралась не удариться головой о стекло.

Галина рыдала от обиды, что вот так все получилось. Может, она была бы и не против, но не так и не сейчас. Он поимел ее как простую шлюху и, вывалившись, отошел в сторону. Ее тело сползло и упало на пол. По лицу текли слезы, в душе была злость на него, на себя.

Он присел, взял салфетку и стал осторожно вытирать ее лицо. В этот момент Галина испытала к мальчишке благодарность, словно он ее старший брат, что всегда присматривал за ней и, если что, смазывал ушибы и вытирал слезы.

В паху все еще гудело, руки дрожали, а грудь вздрагивала от всхлипов. Галина прижалась к юноше и, обняв его, положила голову ему на плечо.

Светлана прислушалась к шуму за окном, ветер опять дул с востока, так было часто. Высокие тополя шумели, о чем-то между собой переговаривались. Светлана с детства любила их слушать, особенно когда оставалась дома одна. Откроет окно, сядет на подоконник и, закрыв глаза, слушает.

Так незаметно она уснула, а утром все с самого начала. Душ, завтрак и работа.

— Ты уже на работе? — удивилась Светлана, увидев Вадима, как он расставлял плетеные кресла на еще влажный пол.

Она любила приходить первой, сварить в турке крепкий напиток и, даже не присев, выпить его.

— Будешь кофе? — спросила она юношу.

— Да, — ответил он.

«Он какой-то странный», — вспомнив слова Галины, подумала Светлана и, открыв банку с зернами, стала насыпать их в чашечку. «Нормальный он», — тут же ответила себе и включила электрическую мельницу.

На улице продолжал дуть осенний ветер. Было не холодно, но высокие кусты, что окружали витрины кафе, все еще о чем-то шептались. Через несколько минут в воздухе запахло кофе.

— Бросай работу, идем, — сказала она и, налив в две чашечки крепкого кофе, пошла к столику. — Возьми еще сахару.

— А он где?

— Открой вон тот шкафчик, только не в пакетах, не люблю его. Там стоит сахарница с комковым, вот его возьми.

— Нашел, — ответил Вадим.

Он уже сел за столик, как Светлана вскочила и быстро пошла к стойке.

— Забыла ложечки. Ой…

Вадим прикоснулся к ее плечу и, взяв из ее рук ложечки, стал протирать салфеткой.

— Я сам.

«А он…», — Светлана вернулась к столику, она все еще чувствовала прикосновение его руки.

— Очень вкусно, — сказал он, посмотрев на тонкую струйку пара, что подымалась над черным напитком.

— Ты здесь!

Возмущенный голос Галины, словно рокот мотоцикла, проревел в тишине зала.

— Привет, — Галина спокойным голосом обратилась к Светлане и тут же переключилась на Вадима. — А ты тут сидишь и попиваешь кофе! Через десять минут открываемся, а ты даже не подмел крыльцо. Видел, сколько листвы, даже пакеты валяются? Ты бездельник. А в мусорке все еще вчерашние бутылки. Ты и правда хочешь тут остаться?! Тогда пошевеливайся и быстро наведи порядок. А то я…

— Я сейчас все уберу, — не обращая внимания на крик Галины, Вадим встал, снял фартук и пошел к выходу.

— Когда с тобой разговаривает менеджер, ты должен стоять и слушать меня!

— Галина… — Светлана не узнала подругу.

— Ты…

Но Галина не закончила, она развернулась и быстро пошла в сторону служебного выхода.

— Ты что-то натворил? — повернув голову, обратилась она к Вадиму.

— Я не уверен, но… Я сейчас поговорю с менеджером. Я скоро вернусь…

Юноша повесил фартук на спинку кресла и пошел за Галиной.

7

— Что это с ней такое? — когда Светлана осталась одна к зале, спросила она вслух. Она посмотрела на часы, подошла к входной двери и перевернула табличку «открыто».

«Галина никогда так не злилась, точно что-то произошло», — подумала Светлана и прислушалась, но шаги Галины давно уже затихли за дверью, туда же ушел и Вадим. «Может, она обиделась, что я приняла его? Но ведь нам нужен помощник, мы уже не успеваем, а он…», — Светлана включила рекламный щит, и в витрине загорелась неоновая фигура женщины, что держала в руке стакан.

Галина буквально вылетела на улицу, стоило ей увидеть его, как сразу вспомнила вчерашний вечер. Как она стонала, а он играл с ней словно с куклой. Но это было только полбеды, ей это нравилось, вот именно, что нравилось, и она не могла себе в этом признаться, а продолжала обвинять мальчишку в своей похоти.

Однажды она уже была в подобной ситуации, бесконечная учеба в институте выжала из нее все соки. Она уехала на горячие источники со своим парнем, который стал забывать ее. И тут еще поругалась с ним и осталась одна.

— Козел, — крикнула она Власу, словно бросила камень, а он, ничего не сказав, уехал.

Может, так и надо было. Взять и оборвать. Галина не хотела ни с кем ссориться, просто так получилось, а после, словно в сказке, появился Яков. Он был не в ее вкусе, но Галина хотела мести, вот только кому? Это было что-то ужасное, она впервые испытала унижение от секса и после долго проклинала себя, что согласилась. И вот теперь это состояние в душе вернулось к ней, но только с одним исключением, ей это понравилось.

— За тебя волнуется шеф, — увидев Галину на площадке в гостинице, сказал Вадим.

— Шеф?!

— Да, твой шеф, разве не так?

— Но…

— Ты думаешь, что ты всем управляешь, что все контролируешь? Нет…

— Но… Она моя подруга! — почти крикнула ему в лицо Галина.

— Ты подруга? — Вадим засмеялся и подошел вплотную к Галине и как в прошлый вечер навис над ней.

— Да, она моя подруга, — понизив голос, ответила девушка.

— Да-да, подруга, которая шеф и управляет тобой. Разве не так? Что ты можешь без нее? А?

— Я…

Галина знала, что если бы не отец Светланы, то она не смогла бы оплачивать свою учебу в институте. А после, благодаря Светлане, она смогла съездить на практику в Англию, а через год в Польшу. И вот теперь она работает у Светланы, это ее кафе, а она только менеджер с одним-единственным подчиненным.

— Она моя подруга! — отбросив сомнения, крикнула она Вадиму.

— Считай как хочешь, но ты будешь делать все, что тебе скажут. Разве не так?

— Нет… не так… Ты ее не знаешь. Ты…

— Что?

— Ты думаешь, что знаешь обо мне все после вчерашнего случая, что можешь контролировать. Но не обольщайся на этот счет.

— Знаю что? — ехидно спросил он девушку, и та быстро заморгала.

— Что случилось вчера… Когда ты… Ты… Насчет того…

— Чего? Говори открыто, тут ведь никого нет.

— Секса. И это было только один раз. Тебе все ясно? И чтобы это больше не повторялось! Ты же прекрасно понимаешь, что если Светлана узнает, ты вылетишь с работы без пособия. Поэтому знай. Ты работаешь на меня!

— На тебя?

— Да… — уже не так уверенно сказала Галина.

— Нет. Я работаю на твою подружку, и ты тоже, знай это.

Вадим схватил Галину за плечи и прижал к перилам лестницы. Девушка задергалась, она испугалась, что потеряет равновесие и упадет на спину.

— Что с тобой такое? Что не так? — спросила она.

Галина вспомнила, как вчера он ее терзал, а она, спрятав как можно дальше свою гордость, делала все, что он говорил. И вот опять.

— Говоришь, что вчера было последний раз? Разве? — от последнего слова Галине стало не по себе. — Ты ведь хочешь, но все еще боишься признаться в этом.

Галина действительно опять хотела, но не могла понять, почему так. Ведь думала, что все забудет, но нет, опять эти ощущения в паху, и сердце запрыгало в груди.

— Нет, ты всего лишь замарашка в ее доме, ты ее прислуга, и знаешь это лучше меня.

— Нет… нет… — тут же ответила Галина и постаралась выскользнуть из его рук.

— Да, замарашка, но красивая замарашка, которая не хуже, а может, лучше своей хозяйки. Почему бы тебе не стать…

— Уйди! Прекрати!

Галина сразу вспомнила, как Светлана подарила ей свой брючный костюм, а после платье и три пары босоножек, только потому, что она все это уже не носила. Тогда Галина была счастлива, и вот теперь, вспомнив, стало стыдно за себя, что взяла эти обноски, пусть и новые, но обноски.

— Что это? — его пальцы провели по ее шее, а после стали опускаться все ниже и ниже, и Галина не могла этому помешать, поскольку боялась его. — Это уже… — и тут он сжал пальцами ее грудь.

Галина поняла, что опять сама допустила все это и теперь не знала, как выкрутиться. Его пальцы чуть сильней сжали грудь, а она, покраснев, продолжала молча терпеть все это.

— Ты замарашка, но красивая, намного красивее своей госпожи.

Она удивленно посмотрела на него.

— Всем владеет твоя подруга, а ты только…

Светлана посмотрела на часы, вот уже девять часов, кафе открыто, а ее подруги нет, да еще Вадим пропал куда-то. Она посмотрела через витрину на улицу, вроде, прохожих нет. Еще немного посидев, она не выдержала и пошла к служебному входу.

— Точно что-то случилось! — сказала Светлана и, открыв дверь в дальнем коридоре, выглянула наружу.

Ветер гнал сорванную листву по асфальту. Она ощутила холодный воздух, и тут Светлане показалось, что она осталась в городе совсем одна, как в фильмах про эпидемии, где все люди вымерли. Она посмотрела по сторонам, передернула плечами и пошла дальше.

8

— Что я сейчас делаю? — спросил Вадим, прижал свою ладонь к животу Галины и тут же опустил ее вниз.

— Ты наглец, ты…

— Пусть так. Но ты не должна за нее делать всю грязную работу.

— Ай… Прекрати! Прошу тебя. Прекрати! — умоляюще сказала Галина и чуть присела, стараясь оттянуть момент, когда его пальцы прикоснутся к ее лобку.

— Почему же? Ты хочешь вечно оставаться в тени и быть замарашкой?

— Она моя подруга, я… Ой…

Его пальцы шустро, словно делал это всегда, нырнули под юбку и тут же опустились, словно скользкий угорь, под ткань трусиков.

— Прекрати, прошу тебя, прекрати, а то я…

— Что ты?

Светлана обошла кусты сирени, заглянула в проход и, никого не увидев, вернулась к пожарному входу, что вел в гостиницу.

— Хочешь, я сейчас это сделаю с тобой? — спросил Вадим у девушки, которая тряслась от страха.

— Увидят, — только ответила она.

— Я не узнаю тебя. Вчера все было иначе, ты даже умоляла меня, что изменилось?

— Прошу, не надо…

— Хочу увидеть, как ты снова будешь меня просить…

— Ах…

Светлана уже начала злиться. Она ушла из кафе, даже не закрыв двери. Скоро придут первые посетители, Светлана знала, что в девять пятнадцать к ним заходит пожилая рыжая женщина, что всегда заказывала бичерин.

— Прекрати, прекрати…

Галина была готова на многое, но вот чтобы опять вернуться в прошлое, да еще тут, она не хотела и не могла.

— Уйди! — крикнула она и оттолкнула юношу.

Вадим развел руки в сторону, словно это не он только что лапал ее и готов был стянуть до колен ее трусики. Почувствовав свободу, Галина побежала вниз по ступенькам.

«Я не замарашка, я…», — Галине было обидно думать о себе, что она все время была зависима от своей подруги, только не хотела себе в этом признаться. Пока она спускалась по ступенькам, боясь, что ее догонит этот зверь, она успела вспомнить, как Светлана приказала ей вымыть окна в кафе. «Почему я?» — тут же промелькнул у нее в голове вопрос. «Ты намного лучше своей госпожи», — она затрясла головой, стараясь избавиться от дурных мыслей, которые так и лезли из всех щелей. Галина вспомнила, как Светлана сидела за столиком и пила кофе, пока она мыла посуду, а после шла в подсобку. Галина дернула за ручку дверь и вошла в кафе.

— Ты где пропала? Я тебя потеряла. Все нормально?

— Да! — огрызнулась она и, подойдя к вешалке, взяла свой фирменный фартук.

— Он что-то сделал?

— Я могу сама за себя постоять. Не волнуйся.

— Но я волнуюсь, может, стоит его и правда уволить? — предложила Светлана.

— Уволить? Вот так просто взять и уволить, словно он никто?

— Не кипятись, я только предложила. Что с тобой?

— Не знаю, — призналась Галина и уже хотела обнять подружку, как в дверях появился Вадим. — Я пойду, там, кажется, кто-то пришел.

Мелодичный колокольчик, что висел на двери, тихо звякнул.

— Мы обстоятельно поговорили, — видя вопросительный взгляд Светланы, сказал Вадим. — Думаю, больше этого не повторится.

— Свет, — Галина вернулась и как ни в чем не бывало обратилась к ней. — Там к тебе.

— Я сейчас, — ответила она и, подойдя к маленькому зеркалу, поправила прическу.

В первом зале уже сидела та самая рыжая женщина, а в самом дальнем углу, чтобы никому не мешать, устроился невысокий черноволосый мужчина. Светлана сразу направилась к нему.

— Зачем вы тут? — присев, спросила она его.

— Александр Владимирович переживает, он хотел бы попросить вас встретиться с ним в выходные.

Светлана прекрасно знала, о ком говорил этот мужчина, об ее отце, и о своем боссе. Ей было тяжело при своем отце, ему не было никакого дела до того, что она делает, пока не пришло время выйти замуж. И тут, как по волшебству, появились женихи, но не те, о которых она сама мечтала. В институте Светлана встречалась с Павлом, но как только тот узнал, кто она и кто ее отец, его словно ветром сдуло. Остались только марионетки отца. Кто они? Так, сыновья его друзей по бизнесу. Они приходили, шаркали ножкой, улыбались и подсовывали ей подарки, которые Светлана, даже не открывая, складывала в специальную коробку.

— И что же он хочет?

— Я не знаю.

— Герман, не юли, я ведь понимаю, что ты неспроста тут появился, говори.

— Хорошо. Александр Владимирович хочет предложить тебе хорошую должность, он…

— А чем ему эта не устраивает? — Светлана посмотрела в сторону зала.

— Это несерьезно, это для девочки, ну, разве что на первое время. Но надо двигаться дальше, вы же меня понимаете.

Светлана прекрасно понимала, она была единственным ребенком в семье, и отец всю свою жизнь работал. Сперва на государство в роли прокурора, а после ее рождения резко сменил деятельность. Шаг за шагом он увеличил свою долю капитала в компании, а после выкупил ее полностью. Светлана знала, отец надеялся, что она возглавит его корпорацию, но она отказалась наотрез, из-за чего они поругались. И вот уже как второй год Светлана управляла этим маленьким кафе при гостинице.

— Александр Владимирович хочет пригласить на ужин Руслана…

— Опять?

Светлана знала Руслана достаточно хорошо, но он был сух и тоже из семьи, что имела немалый бизнес. Ей казалось, что она породистая сучка, и отец пытается подсунуть ей такого же породистого кобеля. «А как же любовь?» — спросила она однажды свою мать, но та только пожала плечами, дав понять, что миром правят мужчины.

У Светланы давно не было любви, не было парней, с которыми она бы встречалась, ничего не было, только Галина и это кафе.

9

— Нет, — решительно ответила Светлана.

— Прошу, подумайте, это надо, он ведь не отстанет. Да и что вы теряете, Светлан, посидите, посмотрите, может, даже и поймете его.

— Понять? Как его понять, если он не разговаривает.

— Да, он немногословен, это уж точно, но Александр Владимирович хотел бы… А можно кофе? — спросил Герман.

— Кофе?

— Да, я еще не завтракал.

— Какое?

— Просто крепкое кофе с сахаром.

— Галина, прошу, приготовь два кофе, — попросила она свою подругу.

Галина дернулась, словно по ней ударил хлыст, сперва сжалась от боли, а после выпрямилась и, почти прорычав, сказала Вадиму:

— Ты слышал! Два кофе на шестой столик. Быстро!

Светлана не расслышала, что сказала ее подруга, в это время она думала об отце, но она уловила в интонации подруги презрение и гнев. «Что-то с ней не так», — промелькнула мысль.

— Мы договорились? — спросил мужчина у Светланы.

Галина бросила полотенце на стойку и чуть ли не выбежала на улицу.

«Я кто ей, рабыня, чтобы мне приказывать! Я что, вечно за ней буду все прибирать и быть на побегушках?» — Галина шла быстро и не обратила внимание, что на улице подул прохладный ветер. Она кипела как чайник, мысли так и рвались наружу. — Кишка тонка, — это Галина подумала о себе. — Подай кофе… Могла бы сама… Она привыкла так себя вести, а я… — Галина замедлила шаг, на душе стало тоскливо, ведь она помнила, как они вместе смеялись, а после по секрету рассказывали свои тайны. — Я не должна была так себя вести, зря я так…».

— Что тебе надо?

Увидев Вадима у аллеи, что вела в сторону памятника нефтяникам Сибири, спросила Галина.

— Ты не должна показывать свои эмоции, это привилегия высших, а ты нет.

— Убирайся!

— Ты должна быть смиренной и послушной как козочка.

— Я тебе сказала убирайся!

— Эмоциями ты показываешь свое слабое место.

— Что ты хочешь? Меня разозлить? Ты специально пришел сюда, чтобы посмеяться. Ты этого хотел? Да!

Галина хоть и ругалась раньше с подругой, но не так. А сейчас в ее груди все разрывалось от злости и обиды.

— Твои мысли пошлые, ты дегенерат! — крикнула она юноше, что подошел к ней вплотную.

— Хм…

— Что за ухмылка? В твоей головке опять появились мысли пощупать меня! А? Ты больной. Ну, давай, попробуй, — Галина расстегнула первую пуговицу на блузке. — Что будет, если увидят, как ты это делаешь? — Галина продолжила расстегивать блузку. — Ты ведь этого хочешь, верно? Хочешь!

Вадим стоял молча и наблюдал за тем, как Галина расстегнула блузку, а после, разведя руки в стороны, показала скрытую под кружевным бюстгальтером грудь.

— Ну же… — прошипела Галина. — Попробуй, и я закричу.

— Да… — протянул Вадим. — Это еще то зрелище. Замарашка решила строить из себя недотрогу. Нет, так не поверят, надо придать нотку драматизма. — На этих словах он, словно кобра, метнулся к девушке, схватил за лифчик и резко дернул его на себя. Треск рвущейся ткани, и ее грудь, подпрыгнув, обнажилась. — Вот так-то лучше.

— А!!!

— Не ори, а то и правда прибегут и увидят тебя в таком виде.

Галина испугалась своего вида, прижала ладони к груди.

— Что ты наделал?

— Ты же хотела показать, что это сделал я, вот и сделал. Разве неправильно поступил?

Галина посмотрела на блузку, на оторванные пуговицы, что лежали на асфальте. В ее голове промелькнула сцена, как она возвращается в подсобку, чтобы переодеться. Лицо покраснело, стало страшно за себя, за свое будущее.

— Сволочь! — закричала она, прижимая руки к груди.

— Так-то лучше. Теперь ты выглядишь как и должна.

— Что?!

Вадим толкнул девушку, и та, не удержавшись на своих тонких каблуках, полетела в сторону кустов. Она ударилась о черный ствол липы, боль в спине и в то же время страх за то, что опять вляпалась в неприятность.

— Ты скотина! Ты сумасшедший!

— И что же из того? Разве я один сумасшедший? Разве ты не такая, а?

— Я…

Его пальцы вцепились в ее тело, девушка задергалась, но уже понимала, что никуда не убежит, она только жалобно застонала.

— Прошу, не надо…

А юноша в это время одной рукой играючи сжимал ее грудь, а другой уже лез к нее трусы.

— Нет… Прошу…

— Заткнись! Разве тебе не приятно? Разве не этого ты хотела? Разве не об этом мечтала?

— Ой… — Галина почувствовала его пальцы между ног.

— Где лучше, здесь? — он сжал ее грудь, — или здесь? — Вадим надавил пальцами ей между ног.

— Прошу тебя… Зачем тебе это? Нас ведь увидят. А если Светлана увидит?..

— И чего ты беспокоишься о ней? Думаешь, она считает тебя подругой? А?

Галина сразу вспомнила, как Светлана приказала ей принести кофе.

— Но…

— Ты в душе ненавидишь свою хозяйку, вот только не можешь себе в этом признаться, точно так же, как не можешь себе признаться в том, что хочешь этого, — его палец, найдя брешь, тут же нырнул в ее щель.

— Прошу…

— Заткнись! В отличии от тебя, я могу отличить, что ты хочешь…

— Я твой менеджер, ты мой подчиненный…

— Не играй со мной в эти игры, а то будет хуже, — Вадим потянул трусики Галины вниз, а она даже не помешала ему это сделать.

— Ты всего лишь мой подчиненный, — найдя в себе силы, сказала Галина.

— Думай что хочешь, фантазируй о своем превосходстве, но сейчас, — Вадим развернул девушку лицом к стволу дерева и задрал юбку.

10

«Почему так? — спросила себя Галина, наклоняясь вперед. — Почему я хочу этого? Почему он? Почему? Почему?» — задавала она себе вопрос, ощутив, как он ткнул своим набалдашником, а после, надавив, стал проваливаться в ее недра. Внутри все закипело, сердце запрыгало то ли от радости, то ли от того, что вот оно, настало время, то ли от страха, что опять все повторилось.

Он задергался, а она, поскуливая и стараясь не издать лишнего звука, ждала, когда все закончится.

— Да ты настоящая шлюшка, — с издевкой сказал он и ускорил темп танца самца. — А говоришь, что не хотела. Покажи своей госпоже, что достойна лучшего.

— Да… — еле слышно произнесла Галина.

— Представь, что она увидела тебя, что она испытает? А? Зависть, ненависть, гнев?

— Зависть, — так же шепотом ответила девушка.

Галина знала, что у ее подруги никого нет, что она часто жаловалась ей, что не может встречаться с парнями, поскольку за ней вечно присматривает ее отец.

— Давай, представь, что она смотрит на тебя, ну же!

— Ааа!!! — Галина не смогла удержать в себе радость от той сцены, что нарисовалась в ее воображении.

— Ха, ты сделала это. Сделала! — радостно сказал юноша и еще сильней стал вгонять свой поршень в дупло. — Ты хорошая девочка, хорошая…

Но Галина уже не слышала его, она затряслась всем телом, завыла, ноги подогнулись, и тело стало сползать вдоль черного ствола дерева.

— Александр Владимирович меняет часть направления завода, поступили контракты с Севера, а также возобновились переговоры с Китаем. Понимаете, Светлана, к чему я веду?

— Нет.

— Ну как же. Вашему отцу нужен надежный управленец, которому он мог бы полностью довериться.

— А я тут при чем? Пусть подберет, не первый раз делает.

— Да, он подобрал, но хотел бы с вами обсудить этот вопрос.

— Вы опять о Руслане?

Светлана уже стала к нему привыкать, ей казалось, что он вполне милый, спокойный, даже красивый, но не совсем то. Вернее, то, но если бы она сама сделала выбор. А так получается, что ее вынуждали стать его женой.

— Вы ведь лучше знаете моего отца, скажите, зачем ему это?

— Тут есть много причин, но первая — это ваше будущее.

— Ну надо же…

— Да, поверьте мне, он хочет лучшего своей дочери. Может, ваш отец и не столь идеален, но он ваш отец и не позволит кому-то обидеть вас. А юноша…

— Все, достаточно. Хорошо, скажите, что я приду.

— Спасибо, я за вами заеду.

— Нет, я сами приеду, мне не нужна его охрана или что там он еще придумал.

— Хорошо, тогда я ухожу. Удачного вам дня.

— И вам.

Мужчина встал и вышел из кафе. Светлана повернула голову, пожилая рыжая женщина допила свое кофе и, не спрашивая расчета, положила в блюдечко деньги.

— Где все? — спросила Светлана, не увидев ни Галины ни Вадимы. — Они опять пошли разговаривать? Ох…

Светлана налила себе еще немного кофе, все равно в зале никого нет, посетители пойдут ближе к десяти часам, а пока можно просто посидеть.

— Что? — от увиденного она чуть было не вскочила с кресла.

Среди кустов черемухи, что закрывали вход в аллею, которой никто не пользовался, поскольку гостиница перегородила проход, Светлана увидела Вадима. Он вышел не спеша и направился к пожарному входу, но не это удивило Светлану, а то, что он шел без рубашки.

— Нет, это уже точно никуда не годится!

В животе заныло, он повернул голову, и их взгляды встретились.

— Безобразие.

День был утомительным. Через полчаса пришла Галина, извинилась, что ушла, юноша вообще не проронил ни слова. Светлана пожала плечами, решив, что это ее не касается. К обеду пошли посетители и к часу уже не осталось ни одного свободного столика. Лишь только к девяти часам вечера зал опустел.

— Я все приберу, — сказала Галина, — не беспокойся, иди.

— Спасибо.

Светлана устала, она вернулась к себе в номер и только после душа почувствовала себя человеком. В голове роились мысли, от которых она никак не могла избавиться. Светлана взяла уголь, он у нее всегда лежал на стеле, открыла большую папку с чистыми листами и незаметно для себя начала делать наброски. Она с детства любила рисовать, за это увлечение благодарна своей матери. Сперва рисовала всяких сказочных героев, но со временем перешла на графику. Светлана считала, что черно-белые линии говорят больше, чем цветные мазки.

Она погрузилась в свое творчество и даже не задумывалась, что рисует, просто черкала, выплескивая на бумагу свои мысли и чувства.

— Что! — ее рука повисла в воздухе, только сейчас она обратила внимание, что нарисовала торс мужчины. — Какого черта? Я ведь…

Она не думала о мужчине, но почему-то нарисовала его. Светлана встала, отошла от стола и посмотрела назад, словно в комнате есть еще кто-то и мог увидеть, что она натворила.

— Что? — еще раз спросила себя и тут почувствовала, как от груди вниз опустился ком, и в паху все загудело. — Нет-нет, — испугано сказала она и быстро закрыла папку с эскизом.

Светлана всегда старалась контролировать свои чувства, даже когда в школе по уши влюбилась в Тараса. Он заметил это и подарил ей книгу, которую Светлана раз десять перечитала. А после был Сергей и Виктор, но она молчала, они так и не узнали, что Светлана была в них влюблена. Она понимала, что не может скомпрометировать себя и своего отца. Но в душе все кипело и порой нет, да сорвется.

— Ну вот еще, — сказала Светлана, открыла папку и посмотрела на свое творчество. — Зачем он мне? — она прекрасно знала кого нарисовала, это был торс Вадима, ее нового сотрудника. — Глупости, — спокойно сказала Светлана, но сердце продолжило барабанить.

Светлана вздохнула, закрыла папку и, отойдя подальше от стола, задумалась. В паху заныло, как тогда на пляже, когда она стала случайным свидетелем чужой любви. Светлана опустила руки вниз и, перебирая ткань широкой юбки, подцепила пальцами трусики. Через секунду они упали на пол, она с облегчением вздохнула, и в это время кто-то постучал в дверь ее номера.

11

Светлана не стала открывать. Галина так не стучится, та скреблась бы как мышка. Ее взгляд скользнул по номеру, она увидела брошенные на пол трусики, пнула их ногой, и те отлетели в сторону стола. Подошла и сразу почувствовала, словно ее кто-то обнял, а потом все понеслось с такой скоростью, что Светлана не успела опомнится, как оказалась на полу. Ее пальцы с силой, словно хотели расчесать зудящую болячку, дергались в паху.

Настойчивый стук в дверь вырвал Светлану из ее сексуальных грез.

— Да? — стараясь контролировать свой голос, — спросила она. Стук повторился.

Светлана нехотя встала, поправила юбку и, подойдя к двери, еще раз спросила.

— Да? Кто там?

— Я… — голос был знаком, это был Вадим.

— Что случилось? — она не хотела его видеть, особенно сейчас, хотела вернуться к своей фантазии.

Замок щелкнул, и Светлана открыла дверь. В коридоре стоял весь взлохмаченный Вадим и неловко смотрел на нее.

— Что такое?

— Прошу извинить, я, наверное, забыл свои ключи от номера в кафе, а оно закрыто, а менеджер Галина гуда-то ушла, ее нет. Вот я и подумал, может…

— Хорошо, зайди. Я дам тебе ключи от кафе, потом принесешь их обратно.

— Да, обязательно, прямо сейчас и принесу.

Вадим взял ключи и тут же убежал.

— Фух, — с облегчением вздохнула Светлана.

Сердце не унималось, щемило, словно кто-то взял невидимой рукой и стал его сжимать. Светлана села на кровать и, прикрыв глаза, постаралась прийти в себя. Стало душно, она с трудом дошла до окна и открыла его настежь. Через несколько минут опять послышался стук в дверь. Юноша, как и обещал, вернул ей ключ.

— Нашел?

— Да, вот, спасибо. Можно спросить? — сказал он и чуть наклонился вперед.

— Да, проходи.

— Я нормально выполняю свои обязанности?

— Да, а что? — удивленно спросила Светлана, пропуская в маленький коридор Вадима.

— Я, наверное, больше не буду работать.

— Как?! — удивленно спросила Светлана и, подойдя к нему, заглянула в лицо. — Что случилось?

Как работник Вадим ей нравился, он мало говорил, делал все быстро и качественно, а то, что между ним и Галиной пробежала черная кошка, возможно, временно.

— Да, я хочу бросить работу.

Юноша сделал несколько шагов и зашел в зал. Светлана не знала, как поступить, ведь она не приглашала его в комнату.

— Красиво, — сказал он, посмотрев на открытую папку с эскизами.

— А… а… это… — Светлане стало неловко, она подошла и уже хотела закрыть ее.

— В рисунке есть энергия, сила, как у вас.

— Что? — удивилась она и почувствовала, что на лице появился румянец. — Это только эскиз, иногда черкаю.

— Не похоже. Эти линии, они передают ваше настроение, ваше желание и ваш внутренний мир. Я не прав?

— Нет, — сразу же сказала она и захлопнула папку с эскизом. — Почему хотите бросить работу?

— Этот парень счастливый, — не обратив внимания на ее вопрос, продолжил Вадим. — Вы в него вложили всю себя. Что вы испытали, когда рисовали его?

— Я?.. — Светлана была растеряна его вопросом, она еще помнила, как не так давно лежала на полу и корчилась от удовольствия.

— Почему я хочу уйти?

— Да!

— Из-за вас.

— Меня?

— Да, из-за вас. Я давно хотел вам об этом сказать. Видел раньше, как вы заходите в кафе, как обслуживаете клиентов, как варите кофе, а после моете чашки.

— Подсматривали?

— Наблюдал и не решился зайти, а тут увидел объявление на работу.

— А просто подойти, поговорить…

— Нет, не мог.

«Он странный, точно странный, — Светлана вспомнила слова подруги. — Он что, хочет признаться мне в любви?». Сердце замерло.

— Кого вы нарисовали на этом эскизе? — спросил он и вплотную подошел к Светлане.

— Да я так, просто хотела. Я… А что?..

— Кого?

— Не поймите меня неправильно, но я хотела просто…

— Просто не бывает. Что вы ощутили, нарисовав его? Жжение, озноб, жар или…

— Прекратите так разговаривать со мной.

— Я чувствую в этом рисунке вашу скрытую страсть, запечатанную под оболочкой энергию. Ваше желание…

— Никакого желания нет, — понимая, на что он стал намекать, сказала Светлана. — Мне противно это слышать. Покиньте комнату.

— Вы фантазируете на сексуальные темы?

— О чем это ты? — Светлана почувствовала, как ее тело закипело, стало жарко.

— Ты, — он впервые обратился к ней на «ты», — думаешь обо мне?

— Что?.. — Светлана испугалась его слов, поскольку он сказал именно то, что она думала.

— И что бы ты хотела, чтобы я сделал? Что?

— Убирайся!

— Ты думала, произойдет что-то подобное, — тут юноша нагнулся и поцеловал ее в шею.

— Я… А ну…

— Да, именно это?

— Ты что себе позволяешь? Быстро ушел из моего номера, иначе вызову охрану.

— А разве ты этого хочешь? А?

И тут лицо Вадима ткнулось ей в грудь, а рука прижалась к паху девушки.

— Ах!.. — не сдержав свои эмоции, произнесла Светлана.

— Ты уже ласкала себя, твои трусики лежат на полу, думала, что не замечу?

Светлана зажмурилась от стыда, а его рука уже скользнула под юбку.

— Я был прав. Я всегда прав.

12

— Нет, не прав! — закричала Светлана, понимая, что он прав.

— Ты всегда ведешь себя так, словно тебя ничто не касается, но внутри тебя все кипит.

— Ничего не кипит.

— Разве? — и его пальцы с легкостью проскользнули в глубь ее норки.

— Ай!.. Ты что делаешь?! Убери руку!

— Ты была готова сейчас или уже давно, — и его пальцы заиграли у нее между губок.

— Проклятье, извращенец…

— Да ну? Кто из нас больше извращенец, я или ты?

— Быстро убрал руку, — Светлана попыталась оттолкнуть юношу, но не смогла даже сдвинуть его.

— Почему бы нам не выяснить это прямо сейчас.

— Что? — он вытащил руку и внимательно посмотрел на влажные пальцы, отчего Светлане стало противно за свое тело.

— Ты ведь сама знаешь что?

— Знаю? — она не поняла, что он хотел этим сказать.

— Знаешь-знаешь. Правда? Твое похотливое желание, которое ты скрываешь, и сама же боишься его.

Вадим толкнул Светлану, и она упала на пол рядом со своими трусиками. Кажется, такое уже было, не так и не здесь, но что-то подобное уже происходило в ее жизни. Тогда Светлана посчитала себя взрослой и вырвалась из-под опеки отца. Как она радовалась этой свободе, что готова была на все. Илья, так он представился, был нежен с ней, умел говорить красивые слова, хотя Светлана понимала, что он лжет только для одной цели — получить ее тело. И она дала ему, что он хотел, прямо в гостиничном номере, пока отец с матерью ездили на экскурсию по морю.

— Пожалуйста, достаточно, — взмолилась она, прося Вадима остановиться. — Не надо дальше.

— Разве? Ты точно хочешь на этом закончить? Подумай…

— Да, — сказала Светлана и закрыла лицо руками. Она испугалась своих мыслей, испугалась, что он, посмотрев ей в глаза, все поймет.

— Нет, я не могу все так оставить. Понимаешь, ты не знаешь, как выйти из этого положения, а выходить и не надо. Просто отбрось свои сомнения, страх перед будущим и неизбежным.

— Нет… прошу, достаточно…

Она не видела его лица, но почувствовала, как он положил свои горячие руки ей на колени и развел их в стороны.

— Нет-нет!!!

Но было уже поздно, он с любопытством посмотрел не открывшуюся картину. Губки чмокнули, словно поцеловали, и тут же стали раскрываться. Он сидел и не шевелился, ждал, когда толстые лепестки цветка окончательно раскроются. Светлана от стыда закусила губу и еле слышно проскулила.

— Какая прелесть, — сказал Вадим и, нагнувшись, поцеловал бутон.

Девушка вздрогнула, тело словно у припадочной затряслось, и она завыла.

— Я буду осторожен, не бойся меня, — сказал Вадим и стал целовать ее цветок.

Светлана извивалась, но не для того, чтобы отбросить мальчишку, а чтобы почувствовать, как он это делает. Как часто она об этом мечтала, что-то подобное ее воображение проигрывало уже несколько раз. И вот оно случилось. Что изменилось? Она на полу, а он целует то, что всегда так скрыто от постороннего взгляда. Что изменилось? Только то, что она хотела этого и боялась себе в этом признаться. В ее голове прыгали мысли, Светлана искала оправдания своим действиям.

— Нет, не надо, — она вытянула руки вперед и стала давить на его голову, чтобы он убрал ее.

«Это не я, не я», — твердила она про себя.

— Ты хочешь большего, верно?

Светлана с трудом понимала, что он говорит.

— Здесь никого больше нет, ты и я. Расслабься, получи удовольствие, прекрати скулить и твердить, что не хочешь. Скажи, что хочешь, скажи!

— Нет, не хочу, — сдавлено ответила она, когда он навис над ней.

— Разве? — его рука легла ей на грудь и стала нагло массировать. Такого с ней никто никогда не делал. — Разве?

Светлана уже знала, что хочет продолжения, да, вот так, хочет и все. Ее тело говорило за нее, сосок напрягся и под его пальцами, словно прыщ, который надо выдавить, торчал вверх. Он сжал пальцами сосок, и Светлана затряслась.

— Скажи, что хочешь, скажи — хочу еще и еще?

— Нет, нет, не хочу…

Вадим нагнулся к ее уху и стал шептать.

— Я хочу тебя, хочу, делай со мной, что хочешь, но только не останавливайся. Скажи! Скажи!

— Прошу тебя, прекрати. Не надо. Я не могу, — и понизив голос, тихо прошептала, — больше не могу.

— Тогда освободи себя, стань той, которой хочешь. Получи все с избытком. Ну же!

— Да, — не поверив своим ушам, сказала Светлана. — Хочу, не останавливайся. Я хочу, хочу…

Он не стал долго заставлять себя ждать, через мгновение его ствол, что уже давно бодался, ткнул своей мордой и, расталкивая лепестки, стал погружаться. Светлана замерла. А ствол мелкими толчками, словно свая, погружался все глубже и глубже. Светлана вскрикнула.

— Ты же хотела боли! Тогда потерпи, — сказал Вадим и резко дернулся.

Она взвыла, но тут же закрыла ладонями рот, испугавшись, что ее вопль услышат постояльцы гостиницы. А он словно только этого и ждал. И когда Светлана была готова, юноша продолжил. Она зарычала, еще немного, и все будет закончено. Светлана знала свой предел, еще чуток и все. И вдруг Вадим остановился. Она с ужасом посмотрела ему в глаза, а он, улыбнувшись, тут же выскользнул из нее и как ни в чем не бывало сел в кресло.

— Хочешь его? — Вадим посмотрел на свой покачивающийся из стороны в сторону причиндал. — Хочешь?

Светлане было стыдно даже подумать, но она знала, что да, хочет, ужасно хочется. Она не могла найти этому объяснения.

— Ползи ко мне и возьми его.

Вот так просто, мальчишка приказал ей ползти. Светлана считала себя несокрушимой скалой, которая выдержит любые жизненные ситуации. И вот теперь она смотрела на этот орган, думала, как прикоснется к нему и, словно кошка, вылежит его, а после будет, давясь, сдерживая спазмы в горле, заглатывать. От этого ей стало дурно. «Я шлюха», — подумала Светлана и, встав на коленки, поползла вперед.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

Из серии: Секс вне правил

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Пока можешь, беги предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я