Энциклопедия клинической дерматовенерологии (Е. С. Дюжакова)

Данная книга представляет собой систематическое изложение основных разделов клинической дерматовенерологии. В энциклопедии подробно описаны основные клинические формы заболеваний, встречающиеся в практике врачей-дерматовенерологов и врачей других специальностей, основные принципы и методы диагностики, лечения и профилактики. Предназначена для студентов медицинских ВУЗов, колледжей, врачей всех специальностей.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Энциклопедия клинической дерматовенерологии (Е. С. Дюжакова) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Часть 1. Общая часть

Глава 1. История развития дерматовенерологии

Дерматологию (от греч. derma – кожа) и венерологию (от лат. Venus – богиня любви Венера) уже давно не считают сугубо узкими специальностями. Кожные и венерические болезни относятся к древнейшей патологии человеческого организма. Развитие дерматовенерологии в мире проходило по соответствующим историческим этапам – от примитивного эмпирического до современного научного.

Первые описания различных поражений кожного покрова и видимых слизистых оболочек были даны еще за несколько тысячелетий до нашей эры в Китае, Индии, Египте. Тогда же обсуждались возможные причины этих болезней, предлагались различные методы их лечения и профилактики. Позднее, в древние и средние века, учение о кожных и венерических болезнях получило развитие в трудах Гиппократа, Цельса, Галена, Авиценны в виде описания новых болезней, совершенствования методов их диагностики и лечения. Были описаны такие термины, как «трихофития», «карбункул», «псориаз», «лепра», «эктима», «гонорея», «герпес». В средние века зафиксированы первые эпидемии лепры и сифилиса. В XVI в. на фоне общего развития науки и промышленности началось углубленное изучение структуры кожи, было выпущено первое специальное руководство по кожным болезням (Меркуриалис, 1571) и сделаны попытки унификации терминологии на основе клинических особенностей морфологических элементов сыпей. В конце XVIII в. появились первые обстоятельные и обоснованные классификации кожных болезней (Пленк, 1776). С этого периода началось выделение дерматологии в самостоятельную клиническую дисциплину со своими методами диагностики и лечения. В XIX в. Европе и Северной Америке появились первые научные дерматологические школы. Представителями английской школы выпущены обстоятельные руководства по дерматовенерологии (Уиллен, Вильсон), создан первый дерматовенерологический атлас (Бейтмен), введено понятие дермадрома и самостоятельного дерматоза (Пламб), выделены абсолютные признаки позднего врожденного сифилиса (Гатчинсон), описано много новых нозологий.

Французские дерматологи основную причину большинства кожных болезней видели в общих нарушениях обменных процессов (диатезах). Алибер – основатель французской дерматовенерологической школы – разработал оригинальную классификацию дерматозов в виде дерева с ветвями, издал атлас и руководство по кожным болезням, описал ряд новых дерматозов. Казенав основал первый в мире специальный журнал по кожным и венерическим болезням (1843), описал красную волчанку. Особое внимание было уделено изучению патогенеза и клиники сифилиса (в частности, Рикором разработана современная периодизация сифилитической инфекции). Французскими учеными созданы классические руководства по дерматовенерологии, цветные атласы с описанием новых групп дерматозов. В Париже был основан первый муляжный музей патологии кожи. Гебра, основатель немецкой дерматологической школы, и ее представители много внимания уделяли изучению анатомии и патогистологии кожи (Унна, Ганс), биохимии и гистохимии дерматозов (Ротман, Маркионини), аллергии в дерматологии (Ядассон, Блох), болезням ногтей (Геллер). Немецкими дерматовенерологами описано много новых болезней кожи, издано уникальное 23-томное руководство по специальности. Вышли десятки руководств и атласов американских, скандинавских, польских, венгерских дерматовенерологических школ. Появились описания сотен новых дерматозов, организованы самостоятельные кафедры во всех университетах. Стали проводиться международные сифилидологические и дерматологические конгрессы (I конгресс состоялся в Париже в 1889 г.), образованы научные медицинские общества дерматовенерологов (первые – в России в 1885 г., позднее во Франции и Германии). В конце XIX – начале XX вв. благодаря успехам медицинских наук стал формироваться этиологический подход к изучению кожных и венерических болезней: открыты возбудители грибковых заболеваний, пиодермии, туберкулеза, сифилиса, созданы каузальные и патогенетические классификации кожных болезней.

До середины XIX в. в России даже среди медицинской профессуры имело хождение мнение о вреде лечения кожных болезней для всего организма. Преподавание дерматовенерологии велось в рамках внутренних и хирургических болезней, не было специалистов-дерматовенерологов, не было отдельных лабораторий и стационаров для кожных и венерических больных. Для изучения кожных и венерических болезней с конца XVIII в. использовались переводные иностранные руководства. В начале XIX в. в связи с потребностями практической медицины в некоторых университетах и академиях России были образованы курсы кожных и венерических болезней, которые вели клиницисты общего профиля. В тот период дерматология и венерология еще не были объединены в одну дисциплину и преподавались отдельно. Известно, что Н. И. Пирогов в Петербургской медико-хирургической академии на кафедре хирургии читал лекции по венерическим болезням. Первая в России кафедра дерматовенерологии была организована в 1869 г. на медицинском факультете Московского университета. На базе этой кафедры началось формирование московской дерматологической школы. Одним из первых руководителей кафедры Н. П. Мансуровым на Девичьем Поле была построена первая в России клиника кожных и венерических болезней, по праву считающаяся Меккой российской дерматовенерологии. В год открытия (1895) клиника была признана лучшей в Европе. Истинным корифеем отечественной дерматовенерологии является яркий представитель московской школы А. И. Поспелов (1846–1916), заведовавший кафедрой и клиникой с 1892 до 1910 г. Он организовал Московское общество дерматовенерологов, написал «Руководство к изучению кожных болезней», организовал в клинике первый и лучший в России муляжный музей, выполнил большое число научных работ, подготовил многих талантливых последователей. После А. И. Поспелова кафедрой заведовал И. Ф. Зеленев. Его главной заслугой была организация Всероссийской лиги по борьбе с венерическими болезнями, а также создание в 1901 г. первого отечественного журнала по дерматовенерологии – «Русского журнала кожных и венерических болезней». Позднее В. В. Иванов (1879–1931) последовательно основал и редактировал два новых отечественных журнала – «Дерматология» и «Русский вестник дерматологии». Яркий представитель Московской школы, ученик А. И. Поспелова Г. И. Мещерский (1874–1936) оставил много ценных научных работ, ряд монографий, новый «Учебник кожных и венерических болезней». П. С. Григорьев (1879–1940) заведовал кафедрой в Саратове, а затем в Москве. Он – автор классических работ по экспериментальному сифилису, им написаны учебники по кожным и венерическим болезням. В. А. Рахманов (1901–1969) заведовал кафедрой на протяжении четверти века. Он много внимания уделял различным вопросам специальности (сифилису, профдерматозам, коллагенозам, преподаванию дерматовенерологии в медицинском вузе).

Другая ветвь московской дерматологической школы формировалась вокруг кафедры II Московского медицинского института, где длительное время работал М. М. Желтаков (1903–1968), известный трудами по патогенезу и лечению нейродерматозов и медикаментозной аллергии. Много ценного в изучение поражений слизистой оболочки полости рта при кожных и венерических болезнях внес Б. М. Пашков (1899–1973), возглавивший кафедру дерматовенерологии в Московском стоматологическом институте. В СССР в 1921 г. был организован Венерологический институт, в котором работали яркие представители московской дерматологической школы, организаторы борьбы с кожными и венерическими болезнями. Среди них особое место занимает Л. Н. Машкиллейсон (1898–1964), много лет руководивший научной деятельностью центрального кожновенерологического института г. Москва. Им описаны новые клинические формы дерматозов, изучена роль витаминов в патогенезе кожных болезней, подготовлены классические руководства: «Частная дерматология», «Лечение и профилактика заболеваний кожи», «Инфекционные и паразитарные болезни кожи».

Петербургская (ленинградская) дерматологическая школа создавалась основателем отечественной научной дерматологии А. Г. Полотебновым и основоположником отечественной венерологии В. М. Тарновским, которые одновременно заведовали соответствующими кафедрами в Петербургской медико-хирургической академии. Ученик С. П. Боткина А. Г. Полотебнов (1838–1907) прошел подготовку по дерматовенерологии в лучших европейских клиниках, был приверженцем идей нервизма в дерматологии, оставил цикл работ под общим титулом «Нервные болезни кожи». В. М. Тарновский (1837–1906) в 1885 г. организовал первое в Европе Русское сифилидологическое и дерматологическое общество.

Другой ученик С. П. Боткина – Т. П. Павлов (1860–1932) заведовал уже объединенной кафедрой кожных и венерических болезней. Он также развивал в дерматологии идеи нервизма, много внимания уделял изучению экземы и гнездного облысения как типичных дерматозов нейрогенной природы.

В советские годы на протяжении почти 30 лет кафедру ВМА возглавлял С. Т. Павлов (1897–1971), посвятивший много работ обобщению опыта дерматовенерологической службы Армии в период Великой Отечественной войны. Советский ученый П. В. Кожевников (1898–1969) более 20 лет руководил кафедрой кожных и венерических болезней Ленинградского института усовершенствования врачей. Он много внимания уделял изучению кожного лейшманиоза, общим проблемам кожной патологии. Им написано уникальное руководство «Общая дерматология». Много лет он был главным редактором единственного тогда в СССР журнала по дерматовенерологии «Вестник дерматологии и венерологии». П. В. Никольский (1858–1940) руководил кафедрами в Варшавском и Ростовском университетах. Ему принадлежат классические работы по клинике и диагностике пузырчатки, анатомии и физиологии кожи, нейрогенному патогенезу ряда дерматозов, физиотерапии и курортотерапии кожных болезней.

Советский период развития отечественной дерматовенерологии характеризовался не только новыми научными достижениями во всех областях специальности, но и созданием уникальных организационных форм борьбы с венерическими и заразными кожными болезнями. Была создана широкая сеть кожно-венерологических диспансеров, охватившая всю территорию страны. В крупных регионах были открыты научно-исследовательские кожно-венерологические институты, обеспечивавшие научно-организационное руководство всей работой по лечению и профилактике кожных и венерических болезней. Были расширены подготовка и усовершенствование как практикующих врачей-дерматологов, так и научно-педагогических кадров. Все это позволило резко снизить уровень заболеваемости венерическими и заразными кожными болезнями и даже полностью ликвидировать некоторые из них (мягкий шанкр, фавус и т. д.).

Дерматовенерология в России продолжает активно развиваться на основе сохранения и приумножения лучших отечественных традиций и достижений мировой науки.

Глава 2. Гистология кожи и строение мочеполовых органов у мужчин и женщин

Кожа состоит из трех слоев. Поверхностный слой – эпидермис самый тонкий, но самый сложный по строению. Под ним дерма – cutis propria, – включает два слоя: сосочковый и сетчатый. Под дермой находится гиподерма (подкожная жировая клетчатка).

Эпидермис– наружная часть кожи, представлен многослойным плоским ороговевающим эпителием. Толщина его варьирует от 0,05 мм на веках до 1,5 мм на ладонях. Около 95% клеток эпидермиса являются кератиноцитами (производными эктодермы), которые по мере дифференцировки продвигаются от базальной мембраны по направлению к поверхности кожи. Эпидермис состоит из 5 слоев: базального, шиповатого, зернистого, блестящего и рогового. На границе между собственно кожей и эпидермисом находится базальная мембрана толщиной 40–50 нм. Базальная мембрана является эластической опорой, не только прочно связывающей эпителий с коллагеновыми волокнами дермы, но и препятствующей росту эпидермиса в дерму. Она образована из филаментов и полудесмосом, а также сплетений ретикулярных волокон, являющихся частью дермы, выполняет барьерную, обменную и другие функции и состоит из 3 слоев. Непосредственно к базальной мембране прикреплен 1-й, самый глубокий из слоев эпидермиса базальный слой (stratum basale syn. germinativum), состоящий из 1 ряда мелких клеток цилиндрической формы, располагающихся в виде частокола и называемых базальными кератиноцитами. Они имеют крупные темно окрашенные (базофильные) ядра и плотную цитоплазму, содержащую много рибосом и пучков тонофиламентов. Между собой клетки соединены межклеточными мостиками (десмосомами), а к базальной мембране крепятся полудесмосомами. Базальные кератиноциты синтезируют нерастворимый протеин, из которого образуются кератиновые филаменты, формирующие цитоскелет кератиноцитов и входящие в состав десмосом и полудесмосом. Основная функция этих клеток базального слоя – ростковая. Митотическая активность клеток базального слоя (1 митоз на 400 клеток) обеспечивает формирование вышележащих структур эпидермиса. В норме клетки базального слоя делятся: из одной получаются две, и весь цикл от базоцита до клеток рогового кератоцита составляет 21 день. Среди клеток базального слоя располагаются меланоциты дендритические клетки, которые мигрируют в эмбриональном периоде из неврального гребешка в эпидермис, эпителий слизистых оболочек, волосяные фолликулы, дерму, мягкие мозговые оболочки, внутреннее ухо и некоторые другие ткани. Они синтезируют пигмент меланин. Отростки меланоцитов распространяются между кератиноцитами. Меланин накапливается в базальных кератиноцитах над апикальной частью ядра, образуя защитный экран от ультрафиолетового и радиоактивного излучения. У лиц с темной кожей он проникает также в клетки шиповатого, вплоть до зернистого, слоя. У людей выделяют два основных класса меланинов: эумеланины – производимые эллипсоидными меланосомами (эумеланосомами), придающие коже и волосам коричневый и черный цвет; феомеланины – продуцируемые сферическими меланосомами (феомеланосомами) и обусловливающие цвет волос от желтого до красно-коричневого. Цвет кожи зависит не от количества меланоцитов, которое примерно постоянно у людей разных рас, а от количества меланина в одной клетке. Загар после ультрафиолетового облучения обусловлен ускорением синтеза меланосом, меланизации меланосом, транспорта меланосом в отростки и передачи меланосом в кератиноциты. Уменьшение с возрастом количества и активности фолликулярных меланоцитов приводит к прогрессирующему седению волос.

Непосредственно над базальным слоем кератиноциты увеличиваются в размере и формируют шиповатый слой (stratum spinosum), состоящий из шиповатых кератиноцитов, постепенно уплощающихся к поверхности кожи. Клетки этого слоя имеют полигональную форму и также связаны между собой десмосомами. В клетках этого слоя тонофибрилл больше, чем в базальных кератиноцитах, они концентрически и сгущенно располагаются вокруг ядер и вплетаются в десмосомы. В цитоплазме шиповатых клеток имеются многочисленные округлые везикулы различного диаметра, канальцы цитоплазматической сети, а также меланосомы. Базальный и шиповатый слои называют ростковым слоем Мальпиги, так как в них встречаются митозы, причем в шиповатом – только при обширных повреждениях эпидермиса. За счет этого происходят формирование и регенерация эпидермиса. В норме количество рядов составляет от 5 до 12.

В базальном и шиповатом слоях эпидермиса располагаются клетки Гринстейна – разновидность тканевых макрофагов, являющиеся антигенпредставляющими клетками для Т-супрессоров.

Клетки зернистого, или кератогиалинового, слоя (stratum granulosum) имеют вблизи шиповатого слоя цилиндрическую или кубическую форму, а ближе к поверхности кожи – ромбовидную. Ядра клеток отличаются заметным полиморфизмом, а в цитоплазме образуются включения – зерна кератогиалина. В нижних рядах зернистого слоя происходит биосинтез филагрина – основного белка кератогиалиновых зерен. Он обладает способностью вызывать агрегацию кератиновых фибрилл, образовывая таким образом кератин роговых чешуек. Вторая особенность клеток зернистого слоя – присутствие в их цитоплазме кератиносом, или телец Одланда, содержимое которых (гликолипиды, гликопротеиды, свободные стерины, гидролитические ферменты) выделяется в межклеточные пространства, где из него формируется пластинчатое цементирующее вещество. В норме количество рядов клеток зернистого слоя от 1 до 5.

Выше зернистого находится блестящий слой (stratum lucidum). Он виден в участках наиболее развитого эпидермиса, т. е. на ладонях и подошвах, где состоит из 3–4 рядов вытянутых по форме слабо контурированных клеток. Ядра в верхних слоях клеток отсутствуют. На гистологическом срезе он представлен в виде сплошной ровной бесцветной полосы. Этот слой защищает от воздействия воды и электролитов. Вся цитоплазма клеток заполнена веществами, преломляющими свет: гликоген, липиды и элеидин (второй этап образования рогового вещества кератина).

Самый поверхностный слой – роговой (stratum corneum) – образован полностью ороговевшими безъядерными клетками – корнеоцитами (роговыми пластинками), которые содержат нерастворимый белок кератин. Этот слой делится на 2 подуровня. Поверхностный подуровень – это слой физиологического шелушения, – происходит незаметное глазом слущивание роговых отживших клеток; бактерии, вредные вещества уходят с этим слоем. Корнеоциты соединяются друг с другом с помощью взаимопроникающих выростов оболочки и ороговевающих десмосом. В поверхностной зоне рогового слоя десмосомы разрушаются, и роговые чешуйки легко отторгаются. Толщина рогового слоя зависит от скорости размножения и продвижения кератиноцитов в вертикальном направлении и скорости отторжения роговых чешуек. Наиболее развит роговой слой там, где кожа подвергается наибольшему механическому воздействию (ладони, подошвы).

Эпителий слизистых оболочек за исключением спинки языка и твердого неба лишен зернистого и рогового слоев. Кератиноциты в этих участках в процессе миграции от базального слоя к поверхности кожи вначале выглядят вакуолизированными, главным образом за счет гликогена, а затем уменьшаются в размерах и в конечном итоге подвергаются десквамации. Кератиноциты слизистой оболочки рта имеют небольшое количество хорошо развитых десмосом и множество микроворсинок, сцепление клеток между собой осуществляется посредством аморфной межклеточной склеивающей субстанции, растворение которой приводит к разъединению клеток.

В нижней части эпидермиса располагаются белые отростчатые клетки Лангерганса – внутриэпидермальные макрофаги, выполняющие антигенпредставляющую функцию для Т-хелперов. Антигенпредставляющая функция этих клеток осуществляется путем захвата антигенов из внешней среды, переработки их и экспрессии на своей поверхности. В комплексе с собственными молекулами HLA-DR и интерлейкином (ИЛ-1) антигены представляются эпидермальным лимфоцитам, в основном Т-хелперам, которые вырабатывают ИЛ-2, индуцирующий в свою очередь пролиферацию Т-лимфоцитов. Активированные таким образом Т-клетки участвуют в иммунном ответе.

Дерма – опора для сосудов, нервов и для придатков кожи (волос, ногтей, потовых и сальных желез). Толщина ее варьирует от 0,3 до 3 мм. По объему дерма больше, чем эпидермис, в ней различают два слоя. Поверхностный носит название сосочкового слоя (stratum papillare), так как волокна повторяют очертания базальной мембраны, 2-й подуровень, более толстый, – это сетчатый слой (stratum reticulare). Дерма состоит из 3 компонентов – основы, или матрицы, волокнистой субстанции и клеточного компонента. Основой этого слоя является гелеобразная масса, которая не имеет форму и состоит из мукополисахаридов, гликопротеидных комплексов, гиалуронидазы. Волокнистая субстанция играет роль каркаса, придает коже определенную форму, эластичность и растяжимость. Различают эластические, коллагеновые, аргирофильные волокна. В сосочковом слое они располагаются в виде волокнистых линий, в ретикулярном слое – в виде сетки. Дерма относительно бедна клеточным компонентом. Равномерно между волокнами расположены следующие клетки: тучные клетки Эрлиха – содержат гранулы серотонина, гистамина и участвуют в воспалительных реакциях; фибробласты – участвуют в образовании соединительной ткани; гистиоциты – накапливают гемосидерин, меланин и возникший при воспалении детрит. Вокруг сосудов и волос в дерме могут встречаться небольшие лимфогистиоцитарные инфильтраты. В норме в дерме эти клетки расположены равномерно. В некоторых участках сосочкового слоя расположены гладкие мышечные волокна, преимущественно связанные с волосяными луковицами. Прочность кожи зависит в основном от структуры сетчатого слоя, различного по своей мощности в разных участках кожного покрова.

Гиподерма, или подкожная жировая клетчатка, представлена жировыми дольками. Каждая долька – это совокупность жировых клеток, объединенных общей соединительнотканной оболочкой. К каждой дольке подходит питающий ее сосуд и нервное окончание.

Выраженность гиподермы зависит от локализации. Толщина гиподермы варьирует от 2 мм (на черепе) до 10 см и более (на ягодицах). Гиподерма толще на дорсальных и разгибательных, тоньше на вентральных и сгибательных поверхностях конечностей. Местами (на веках, под ногтевыми пластинками, на крайней плоти, малых половых губах и мошонке) она отсутствует.

Кровеносные и лимфатические сосуды кожи

Артерии, вступив в дерму из широкопетлистой фасциальной сети, образуют глубокую (субдермальную) и поверхностную (на границе между эпидермисом и дермой) параллельные сети. От первой отходят терминальные артериолы, идущие к кожным сосочкам (по одной на несколько сосочков). В сосочке имеется капилляр в форме дамской шпильки, поднимающийся к вершине сосочка артериальным коленом и переходящий в более толстое венозное колено. Из капиллярных петель кровь оттекает в венулы, образующие поверхностную мелкопетлистую сеть сразу под сосочками. Несколько глубже располагается вторая субпапиллярная сеть венул, параллельная первой. Третья венозная сеть находится в сетчатом слое дермы. В гиподерме расположена крупноячеистая глубокая венозная сеть. Она лежит параллельно глубокому артериальному сплетению, с которым соединяется множеством артерио-венулярных анастомозов, играющих важную роль в регуляции кровотока, терморегуляции, потоотделении и т. д. В дерме имеются две горизонтально расположенные сети лимфатических сосудов: поверхностная и глубокая. От поверхностной сети в сосочки дермы отходят слепые выросты (сосочковые синусы). От глубокой сети берут начало лимфатические сосуды, которые, постепенно укрупняясь и анастомозируя друг с другом, образуют сплетения на границе с подкожной жировой клетчаткой.

Нервный аппарат кожи представляет собой большое рецепторное поле. Чувствительные (афферентные) нервные волокна идут от кожных рецепторов, входят в состав черепных и спинномозговых нервов. Воспринимая раздражения из внешней среды, они подразделяются на механо-, хемо-, термо– и ноцирецепторы. Различают свободные (разветвленные) и инкапсулированные рецепторы кожи. Свободные нервные окончания представлены во всех отделах дермы короткими и длинными веточками, сопровождающимися шванновскими клетками. Источник свободных нервных окончаний – безмиелиновые нервные волокна. Большинство подобных волокон являются осязательными клетками Меркеля. Безмиелиновые нервные окончания в сосочковом слое дермы воспринимают ощущения боли, зуда и температуры. Инкапсулированные нервные окончания, состоящие из внутренней колбы и окружающей ее капсулы, выполняют специфические функции. Колбы Краузе, являющиеся механорецепторами, встречаются в субсосочковой зоне дермы кистей, плеч, предплечий, стоп и голеней; пластинчатые тельца Фатера – Пачини – в гладкой коже преимущественно пальцев, сосков молочных желез; осязательные тельца Мейснера – в коже ладоней, особенно пальцев, губ, век, половых органов, в сосках молочной железы, в сосочках языка.

В кожу вступают многочисленные вегетативные нервные волокна, иннервирующие сосуды, гладкие мышцы и железы. Мякотные и безмякотные, чувствительные и вегетативные нервные волокна могут находиться в одном стволе.

Крупные нервные стволы, поступающие в дерму из подкожной жировой клетчатки, образуют глубокое нервное сплетение на границе с подкожной жировой клетчаткой и поверхностное нервное сплетение – в нижнем отделе сосочкового слоя дермы. Отсюда отдельные нервные волокна и их небольшие пучки направляются в сосочки дермы, сосуды, придатки кожи и эпидермис. Подходя к эпидермису, тонкие нервные волокна теряют миелиновую оболочку и проникают в межклеточные канальцы базального и шиповатого слоев в виде голых осевых цилиндров. Миелинизированные (мякотные) нервные волокна встречаются в 5 раз чаще, чем немиелинизированные (безмякотные).

К придаткам кожи относят сальные и потовые железы, волосы и ногти.

Сальные железы (glandulae sebaceae) встречаются по всему кожному покрову, за исключением ладоней и подошв, и обычно находятся в тесном контакте с волосяными фолликулами, куда открываются их протоки. Только в коже красной каймы губ, головки полового члена, внутреннего листка крайней плоти, венечной борозды (железы крайней плоти – тизониевы железы), малых половых губ, а также в соске и околососковом кружке молочной железы, по краю век (железы хряща век – мейбомиевы железы) сальные железы открываются непосредственно на поверхности кожи. Около каждого фолликула имеется одна или более сальных желез. Более крупные железы отмечаются у лиц 17–25 лет и располагаются в области лица, груди и спины. По строению сальные железы относятся к простым альвеолярным железам и имеют голокриновый тип секреции, при котором образование секрета связано с разрушением клеток.

Большинство сальных желез имеет сферическую или овоидную форму. Их секреторные отделы состоят из 1–2 долек, окруженных соединительной тканью. Дольки состоят из ацинусов (альвеол), открывающихся в общий проток. Ацинусы лишены просветов, это компактные образования, состоящие из концентрически расположенных клеток, лежащих на базальной мембране. В альвеолах сальной железы имеются малодифференцированные призматические клетки, способные к митотическому делению и составляющие самый наружный слой железистого эпителия, и клетки, находящиеся на разных стадиях жирового перерождения. Клетки, формирующие наружный ростковый слой, имеют крупные ядра, занимающие большую часть цитоплазмы. Путем митоза они образуют клетки, расположенные внутри альвеол, имеющие круглую или полигональную форму и цитоплазму с каплями жира. В полностью дифференцированных клетках липидные капли занимают всю цитоплазму, ядра сморщиваются, становятся гиперхромными и отмирают. По мере накопления жира клетки смещаются по направлению к выводному протоку и распадаются. Короткий выводной проток желез выстлан многослойным эпителием, непосредственно переходящим в эпителий наружного эпителиального влагалища волосяного фолликула.

Потовые железы (glandulae sudoriferae) – простые тубулярные железы. Количество их в коже человека очень велико (до 3,5 млн). Они отсутствуют в коже головки полового члена, внутреннего листка крайней плоти, наружной поверхности малых половых губ. Большая часть потовых желез человека относится к эккриновым (мерокриновым) железам, секреция которых не сопровождается даже частичной гибелью сецернирующих клеточных элементов. На отдельных участках (в подмышечных впадинах, вокруг заднего прохода, на коже лобка и околососкового кружка молочной железы, а также в коже больших половых губ) обнаруживаются апокриновые (голокриновые) железы, секреция которых связана с частичной гибелью клетки. Апокриновые потовые железы отличаются более глубоким залеганием, имеют большую величину, их выводные протоки, сходные с выводными протоками эккриновых потовых желез, впадают в сально-волосяные фолликулы.

Волос (pilus) проходит три стадии развития:

      1) анафаза – волос активно растет, удлиняется, получает хорошее питание от глубокого капиллярного сплетения;

      2) телофаза – фаза покоя; волосяной фолликул приподнят, получает питание, но меньше; рост замедлен или отсутствует;

      3) катафаза – фаза обратного развития; волос отбрасывается еще выше, питание не получает. В волосе различают стержень и корень.

Стержень – часть волоса, выступающая над поверхностью кожи. Корень волоса заложен в дерме и иногда доходит до гиподермы. Он окружен эпителиальными корневыми (наружными и внутренними) влагалищами и погружен в соединительнотканную сумку – дермальное влагалище, составляющих волосяной фолликул. Наружное корневое влагалище служит источником клеток волоса и фолликула при смене волос и заживлении ран кожи. Соединительнотканная сумка волосяного фолликула состоит из нежно-волокнистой соединительной ткани с большим количеством эластических и ретикулярных волокон. Последние на границе с наружным корневым влагалищем образуют базальную мембрану. Волосяные фолликулы оплетены большим количеством нервных волокон.

Самая глубокая расширенная часть корня волоса называется волосяной луковицей (состоит из полигональных клеток, содержащих много пигмента).

В корне волоса различают мозговое вещество, корковое вещество и кутикулу. Мозговое вещество определяется только в длинных волосах и состоит из одного или нескольких слоев клеток полигональной формы, содержащих остатки ядра и пигмент. Корковое вещество содержит большое количество пигмента. Кутикула корня волоса, соединяясь с кутикулой внутреннего корневого влагалища, создает прочную связь волоса со стенками волосяного фолликула.

В стержне имеются корковое вещество и кутикула, мозговое вещество в толстых волосах исчезает на уровне воронки. Примерно на уровне середины фолликула к соединительнотканной сумке под острым углом прикрепляется мышца, поднимающая волос. Ее второй конец вплетен в волокнистый каркас дермы.

Ноготь (unguis) – роговая пластинка, покрывающая тыльную поверхность дистальной фаланги пальцев. Он располагается на ногтевом ложе. Различают тело и корень ногтя. Тело ногтя – его видимая часть, имеет розовую окраску из-за просвечивающей капиллярной крови. Сзади и с боков оно прикрыто кожными складками – валиками ногтя. Валик, дугообразно покрывающий проксимальную часть ногтя, образует тонкую роговую надногтевую пластинку (ероnуchium). Часть тела ногтя, прилежащая к корню и имеющая вид окрашенного в белый цвет полулуния, носит название лунки ногтя. Свободный край ногтя выступает вперед. Самая задняя часть ногтя – корень ногтя – глубоко вдается под ногтевой валик. Эпидермальные клетки проксимальной части ногтевого ложа, располагающиеся под корнем ногтя, называются матрицей ногтя. За счет нее ноготь растет в длину. Клетки матрицы эпидермального происхождения, отличающиеся более крупными размерами и светлой гомогенной цитоплазмой, называются онихобластами. Нижние клетки матрицы пролиферируют, за счет чего происходит рост ногтя в толщину; верхние клетки матрицы дифференцируются в роговое вещество ногтя. Ноготь состоит из плотной компактной роговой массы, содержащей 89% твердого кератина, 10% воды и около 1% жиров. Наружная поверхность ногтя гладкая, внутренняя – неровная вследствие образования роговых выступов и бороздок, благодаря которым ноготь плотно прилежит к ногтевому ложу.

Строение уретры у мужчин

У мужчин принято делить уретру на переднюю – протяженностью 16–21 см (от наружного отверстия мочеиспускательного канала до наружного сфинктера) и заднюю – длиной около 4 см (располагающуюся между внутренним и наружным сфинктерами). Передняя уретра включает в себя висячую и луковичную части. Висячая часть (pars pendula) самая подвижная и длинная (9–12 см). Ее отдел, проходящий через головку полового члена, называется головчатый отрезок (pars glandis). В луковичной части (длина не больше 10 см) различают следующие отделы: промежностный и мошоночный. В луковичную часть открываются протоки куперовых желез. В задней уретре выделяют пристеночную, простатическую и перепончатую части. Пристеночная (интрамуральная) часть (pars intramuralis) лежит в толще шейки мочевого пузыря (в пределах внутреннего сфинктера) и имеет длину 0,5 см. Простатическая часть (pars prostatica) находится в толще предстательной железы. Простатическая часть уретры (длина 2–2,5 см) состоит из колликулярного (бугоркового) отрезка (pars collicularis), охватывающего семенной бугорок, и ретроколликулярного (надбугоркового) отрезка (pars retrocollicularis), занимающего пространство за семенным бугорком до пристеночного отдела (до сфинктера). Расположенный на задней стенке простатического отдела уретры семенной бугорок имеет вид холмика высотой 3–4 мм, шириной 3 мм и длиной 9 мм. В нем различают верхушку, передний и задний скаты, гребень. В пределах pars collicularis (зона переднего ската) выявляются три отверстия; одно ведет в мужскую маточку (среднее), а два других представляют собой устья семявыбрасывающих протоков. Мужская маточка (utriculus masculinus) – слепой карман в предстательной железе, открывающийся в мочеиспускательный канал щелевидным отверстием на верхушке семенного холмика. Она представляет собой остаток слившихся парамезонефрических (мюллеровых) протоков. Волокна гладких мышц в области периферического конца семявыбрасывающего протока образуют его сфинктер. В желобообразные углубления по бокам семенного бугорка (sulcus prostaticus) открываются выводные протоки долек предстательной железы в количестве 25–30. Перепончатая часть (pars membranacea) располагается в толще мочеполовой диафрагмы таза и окружена наружным сфинктером. Ее длина 1–1,5 см. Самым узким отделом уретры является наружное отверстие (7–8 мм) и перепончатый отдел (9 мм). Мочеиспускательный канал имеет три расширения: за наружным отверстием (ладьевидная ямка), перед наружным сфинктером (луковичная ямка) и наибольшее (до 12 мм) в простатической части (карман предстательной железы). Слизистая оболочка уретры содержит различные образования (железы, крипты), которые могут играть важную роль в патологии. Уретральные железы располагаются в толще слизистой оболочки мочеиспускательного канала (железы Литтре) и в поперечной мышце промежности (железы Купера). Эти железы являются гомологом бартолиневых желез и в норме не прощупываются. Существует предположение, что выделяемый ими перед эякуляцией щелочной секрет предохраняет сперматозоиды, нейтрализуя кислую реакцию остающейся в уретре мочи. Крипты (лакуны) Морганьи – углубления в толще слизистой оболочки передней части уретры, которые могут достигать в длину 8–10 мм. В отличие от желез Литтре крипты Морганьи выстланы таким же эпителием, каким и уретра (однослойным цилиндрическим). Самая крупная лакуна расположенна на передней стенке уретры на расстоянии 15 мм от наружного отверстия мочеиспускательного канала. Одна из ее стенок имеет поперечную складку – гереневу заслонку. Заслонка Герена препятствует введению инструментов, поэтому их следует проводить на этом участке по задней стенке уретры. Уретра образует два искривления:

      1) предлонное (на границе подвижной части с фиксированной);

      2) подлонное (на границе пещеристой части и перепончатой).

Основные анатомо-физиологические особенности строения полового члена

Половой член состоит из трех пещеристых тел (двух верхних и одного нижнего). Передний конец нижнего пещеристого тела заканчивается головкой члена, а задний образует утолщение (луковицу уретры). Концы двух других пещеристых тел спаяны с основанием головки полового члена. Кожа полового члена легкоподвижна и образует на его переднем конце дупликатуру (крайняя плоть), которая покрывает головку и может быть сдвинута к ее основанию. Под кожей полового члена проходят несколько поверхностных вен.

Особенности строения уретры у женщин

У женщин уретра имеет небольшую длину (в среднем около 4 см). Ей свойствен почти прямолинейный ход и легкая растяжимость. Пузырное отверстие уретры находится на уровне нижнего края симфиза (т. е. ниже, чем у мужчин). Затем она идет книзу и кпереди через мочеполовую диафрагму, заканчиваясь наружным отверстием в преддверии влагалища. По сравнению с мужской женская уретра шире (почти в 2 раза) и менее укреплена (отсутствует поддержка предстательной железы). Большая часть мочеиспускательного канала у женщин (до 3 см) сращена с передней стенкой влагалища (pars vaginalis). Кроме того принято выделять еще свободный отрезок (pars liberia) уретры длиной до 1 см. Он располагается между pars vaginalis и входом в мочевой пузырь. Протяженность уретры, находящейся в толще шейки мочевого пузыря (pars intramuralis), составляет 0,2–0,3 см. Pars liberia уретры выстлана переходным, a pars vaginalis – многослойным плоским эпителием. Слизистая оболочка мочеиспускательного канала образует складки и включает большое количество желез Литтре. На задней стенке уретры рядом с наружным отверстием расположены два хода Скина (устья парауретральных ходов). Уретра у женщин также имеет два сфинктера: внутренний (образован мышцами шейки мочевого пузыря) и наружный (сформирован из поперечной глубокой мышцы промежности).

Основные анатомо-физиологические особенности строения влагалища

Влагалище представляет собой мышечно-фиброзную трубку, которая верхним концом охватывает шейку матки, а нижним концом открывается в половую щель. Передняя и задняя стенки влагалища обычно соприкасаются. Сверху в просвет влагалища выступает часть шейки матки. Вокруг влагалищной части шейки матки стенки влагалища образуют сводчатое углубление – своды влагалища (передний, задний, правый, левый). В норме слизистая оболочка влагалища бледно-розового цвета, покрыта многослойным плоским эпителием. У девственниц слизистая имеет хорошо определяемые складки, у многорожавших женщин – гладкая. С возрастом складчатость становится менее выраженной даже у нерожавших в связи с нарастанием явлений атрофии. У пожилых женщин на фоне снижения гормональной функции яичников возможно развитие атрофического кольпита. Физиологические выделения из половых путей состоят из небольшого количества прозрачного транссудата, слизи, слущенных клеток верхних слоев эпителия и флоры влагалища. Здоровая женщина выделений из влагалища не ощущает.

Основные анатомо-физиологические особенности строения шейки матки

Шейка – это узкий нижний конец матки, который частично выступает в просвет влагалища. В шейке матки расположен узкий веретенообразной формы канал. Верхний конец шеечного канала образует внутренний зев, а нижний – наружный зев, открывающийся в центре влагалищной части шейки. У нерожавших женщин наружный зев округлой или овальной формы, у рожавших – в виде поперечно расположенной щели. Шейка имеет цилиндрическую или цилиндро-коническую форму. В детском возрасте и у женщин при недоразвитии половых органов форма шейки коническая.

Основные анатомо-физиологические особенности строения мочевого пузыря

В мочевом пузыре различают: верхушку, тело, дно и шейку (часть, переходящую в уретру). На внутренней поверхности пузыря имеются многочисленные складки (из-за наличия подслизистого слоя). В области дна располагается участок треугольной формы без подслизистого слоя (мочепузырный треугольник). Вершиной треугольника является внутреннее отверстие уретры, а основанием – поперечная складка, которая соединяет устья обоих мочеточников.

Основные анатомо-физиологические особенности строения прямой кишки

В норме слизистая оболочка прямой кишки имеет бледно-розовый цвет, легкоподвижна и в ненаполненном состоянии собрана в продольные складки. В расширенной части прямой кишки (ампуле), которая расположена над сфинктером, имеются постоянные продольные складки (колонны Морганьи). Между колоннами Морганьи расположены крипты, в них открываются трубчатые протоки. Крипты и протоки играют важную роль в патогенезе воспалительных процессов в прямой кишке. Колонны Морганьи у основания соединяются полулунными складками. Здесь располагается граница перехода цилиндрического эпителия в многослойный плоский. Промежуток между кожной частью заднего прохода и слизистой оболочкой прямой кишки называется гребешком, он является самым чувствительным местом прямой кишки, так как обильно снабжен болевыми рецепторами.

Глава 3. Биохимия и функции кожи у взрослых и детей

Кожа человека – сложная структура, построенная из различных типов химических веществ. Кожа человека на 69–73% состоит из воды. На долю эпидермиса приходится около 10%, сосочкового слоя – 71–72%, сетчатого слоя дермы – около 61%. В воде хорошо растворяются химические соединения, содержащие полярные группы и способные вступать в диполь-дипольные взаимодействия с молекулами воды или образовывать с ними водородные связи (-ОН, -NH, С=О). Неполярные молекулы углеводородов плохо или совсем не растворяются в ней. На минеральные составные части кожи приходится от 0,7 до 1% сухого веса кожи, а в подкожной клетчатке – около 0,5% ее сухого веса. Вместе с ионами калия натрий участвует в регуляции водно-электролитного и кислотно-щелочного равновесия. Кальций содержится в основном в дерме, участвует в активации синтеза простагландинов. Магнием богат эпидермис, он участвует в активизации киназ при реакциях фосфорилирования. Сера входит в состав цистеина и метионина – аминокислот, участвующих в образовании кератина, содержится преимущественно в роговом слое кожи, ногтях и волосах. Через тирозиназу медь участвует в синтезе меланина, через лизилоксидазу – в обмене эластина и коллагена, через тиолоксидазу – в процессах кератинизации; железо является составной частью гемоглобина, миоглобина, пероксидазы и цитохромов, обеспечивающих клеточное дыхание. Коллаген содержится главным образом в дерме; ретикулин и эластин, содержащиеся в коже в меньших количествах, составляют основу ретикулярных и эластических волокон дермы, соединительнотканных оболочек сальных и потовых желез, входят в состав волосяных фолликулов. Кератин является основой рогового слоя. Белок филагрин вызывает агрегацию кератиновых филаментов. Содержание продуктов распада белка в коже становится еще выше в патологически измененных участках кожи при преобладании процессов распада. ДНК и РНК в коже содержатся главным образом в эпидермисе. На долю кожи приходится около 20% всего углеводного обмена. Гликоген (0,1%) – важный источник энергии для процессов деления клеток и ороговения. В коже взрослого человека он содержится главным образом в шиповатом и базальном слоях эпидермиса. При деполимеризации гликозаминогликанов понижается вязкость образуемых ими гелей и повышается проницаемость тканей кожи для микробов и различных токсических продуктов. Гепарин в коже образуется и накапливается в тучных клетках, играет большую роль в регуляции микроциркуляторных процессов. Кожа богата протеогликанами, состоящими из полисахаридных (95%) и белковых (5%) компонентов. Являясь полианионами, они связывают воду и катионы, образуя основное вещество соединительной ткани. Основную массу подкожной жировой клетчатки составляют нейтральные жиры. В них преобладает самый легкоплавкий триглицерид – триолеин (до 70%), в связи с чем человеческий жир имеет наиболее низкую точку плавления. Другие липиды (стерины, стероиды и фосфолипиды) содержатся в клетках эпидермиса и соединительной ткани, в стенках сосудов, в гладких мышцах, в секрете сальных желез. На поверхности кожи липиды смешиваются и образуют кожное сало. Кожа богата различными ферментами – амилаза, фосфорилаза, альдолаза, дегидрогеназа янтарной кислоты, аргиназа, липаза, тирозиназа и т. д. Кожа содержит большое количество антигенов (некоторые типы коллагена, ядерные антигены, антигены эндотелиальных клеток, структуры фибробластов и т. д.). При общих заболеваниях и заболеваниях кожи по отношению к ним могут вырабатываться антитела или аутоантитела.

Основные функции кожи

Рецепторная функция

Кожа – огромное рецепторное поле, функционально связанное через миелинизированые (А-волокна) или немиелинизированные (С-волокна) чувствительные нервы с центральной и вегетативной нервной системой и постоянно реагирующее на различные раздражения, поступающие из окружающей среды, ЦНС и внутренних органов. Нервные окончания рассредоточены неравномерно по всему кожному покрову и поливалентны по своей функции. Существуют два вида функционально специфических афферентных единиц: механорецепторы и терморецепторы, третий (болевые рецепторы) отвечает только на стимуляцию, превышающую пороговую (механическую, термическую или химическую). Прикосновение воспринимается располагающимися в коже механорецепторами. Боль опосредуется ноцирецепторами, ответственными за восприятие боли и зуда, избирательно отвечающими на воздействия, способные повредить ткань. Механические ноцицепторы активируются острыми предметами и первоначально ощущаются в виде локальной боли, затем – в виде более диффузного жжения или медленной боли. Порогом восприятия боли от тепла является 45°С. Периферические нервы кроме классических нейротрансмиттеров (норадреналин и ацетилхолин) содержат нейропептиды. Они высвобождаются из нервных окончаний при деполяризации и играют роль в регуляции синаптической передачи. По мнению некоторых исследователей зуд является видоизмененным ощущением боли, а не самостоятельным ощущением.

Защитная функция

Механическая защита кожи от давления, ушибов, разрывов, растяжения обусловлена плотностью способного к репарации эпидермиса, эластичностью и механической устойчивостью волокнистых структур соединительной ткани дермы, буферными свойствами подкожной жировой клетчатки. Прочность рогового слоя обеспечивается белками и липидами, эластичность – белками, липидами и низкомолекулярными продуктами распада кератогиалина, связывающими и задерживающими в роговом слое воду. Дермо-эпидермальное соединение в коже человека является относительно слабым местом. Эластичность кожи обусловлена распрямлением коллагеновых волокон вдоль оси натяжения, а возвращение к исходному состоянию – эластическими волокнами. Нарушение структуры коллагеновых волокон приводит к чрезмерной растяжимости кожи. Защита кожи от радиационных воздействий реализуется в первую очередь роговым слоем, задерживающим инфракрасные лучи полностью, а ультрафиолетовые – частично. Кожа имеет два барьера, препятствующих повреждающему действию УФ радиации:

      1) меланиновый барьер в эпидермисе;

      2) протеиновый барьер, концентрирующийся в роговом слое.

Действие каждого из них направлено на уменьшение ее абсорбции ДНК и другими компонентами клетки. Меланин – крупный полимер, способный поглощать свет в широком диапазоне волн от 200 до 2400 нм. Нормальный роговой слой кожи обеспечивает защиту от химических раздражителей в основном за счет кератина. Кожа человека – естественная и постоянная среда обитания для многочисленных микроорганизмов. В то же время она непроницаема для разнообразных бактерий и патогенных микроорганизмов, особенно редко попадающих на ее поверхность. Бактерицидное свойство кожи обусловлено кислой реакцией кератина, своеобразным химическим составом кожного сала и пота, наличием на ее поверхности защитной водно-липидной мантии с высокой концентрацией водородных ионов (рН 3,5–6,7).

Иммунная функция.

Основными элементами иммунной системы кожи являются кератиноциты, клетки Лангерганса, эпидермальные Т-лимфоциты. Кератиноциты способствуют созреванию Т-лимфоцитов путем воздействия на них ферментом дезоксинуклеотидилтрансферазой. Большинство Т-лимфоцитов кожи человека располагаются в дерме, обычно вокруг посткапиллярных венул и придатков кожи. На долю внутриэпидермальных Т-лимфоцитов приходится менее 10%. Т-лимфоциты способны распознавать экзогенные и эндогенные антигены только после их представления антигенпредставляющими клетками Лангерганса, или вспомогательными клетками. Т-клетки распознают антиген только в единой структуре с ГКГ. Для распознавания Т-хелперными лимфоцитами (CD4+) антиген должен предъявляться в комплексе с ГКГ II класса (HLA-DR, DP, DQ), тогда как большинство Т-супрессорных лимфоцитов (CD8+) распознают антиген в ассоциации с молекулами I класса ГКГ (HLA-A, В, С). В процессе иммунного ответа на экзогенные или эндогенные антигены клетки Лангерганса, вовлеченные в антигенную презентацию, претерпевают фенотипические и функциональные изменения, покидают эпидермис и попадают в лимфатические сосуды дермы, оттуда мигрируют в паракортикальный слой лимфатических узлов. На этой стадии клетки Лангерганса презентируют расположенный на их поверхности антиген – ГКГ-комплекс Т-клеточному антигенному рецептору на поверхности СД4+ / СД8– или СД4– / СД8+ Т-клеток. Антигенспецифический Т-клеточный ответ заключается в образовании бластных форм Т-лимфоцитов, которые возвращаются в участки кожи, содержащие антиген.

Терморегулирующая функция.

Теплоотдача через поверхность кожи осуществляется путем излучения, проведения, конвекции и испарения. В связи с более высокой васкуляризацией кожи, значительно превышающей ее потребность в питании, повышение температуры окружающей среды приводит к расширению сосудов кожи, увеличению объема протекающей по ней крови (иногда до 1 л) и усилению теплоотдачи. При снижении внешней температуры сосуды суживаются, большая масса крови циркулирует по внутренним органам и теплоотдача резко снижается. Важную роль в терморегуляции играет система артерио-венозных шунтов, особенно акральных областей (стоп, кистей, губ, носа, ушных раковин), где концентрация этих шунтов наиболее высока и контролируется норадренергическими симпатическими нервами. Снижение симпатического тонуса вызывает расширение сосудов кожи. Кожа становится теплее окружающего воздуха и повышает теплоотдачу путем конвекции, при которой она отдает тепло, нагревая прилежащий слой воздуха, поднимающийся вверх и замещающийся более холодным. Перенос тепла путем излучения и конвекции называют «сухой теплоотдачей», на долю которой приходится до 20–25% теплоотдачи. Наиболее эффективный путь отдачи тепла – испарение выделяемого пота. Потоотделение регулируется центральной нервной системой и холинергическими симпатическими волокнами. Наиболее сильный стимул для появления пота – повышение температуры внутри тела, кожные же терморецепторы в 10 раз менее эффективны. Температурным фактором регулируется главным образом деятельность потовых желез туловища, тыла кистей, шеи, лба, носогубных складок.

Обменная функция.

По интенсивности водного, минерального и углекислого обмена кожа лишь незначительно уступает печени и мышцам. Она значительно быстрее и легче, чем другие органы, накапливает и отдает большое количество воды. Процессы метаболизма и кислотно-щелочного равновесия зависят от питания человека и других факторов. Кожа и подкожная жировая клетчатка – мощные депо питательных веществ, расходующихся в период голодания.

Резорбционная функция.

Кожа – многослойная оболочка с тремя анатомически различаемыми слоями: роговым (толщина 10 мкм), ростковым (толщина 100 мкм) и сосочковым слоем дермы (толщина 100–200 мкм). Каждый из них имеет различные константы диффузии. Даже здоровая кожа обладает некоторой проницаемостью почти любых веществ. Степень резистентности кожи различается в зависимости от локализации участка кожи, толщины рогового слоя, степени его гидратации, наличия или отсутствия липидной смазки кожи и ее качественного состава. Многие химические вещества проникают в кожу через относительно непроницаемый роговой слой (трансдермальный путь) и остаются в нем на длительное время. Некоторые химические вещества с малыми размерами молекул могут проникать внутрь через волосяные фолликулы, а также выводные протоки сальных и потовых желез. При контакте кожи с водой удаляется часть липидной мантии, изменяются барьерные функции кожи в результате ее гидратации, что также ведет к увеличению ее проницаемости. Лучше проникают через кожу жиры и растворенные в них вещества. Трансдермальный путь введения лекарственных средств не зависит от величины рН, содержимого желудка, времени после приема пищи и т. д. Препарат при таком методе введения может быть доставлен непосредственно к пораженному органу, а его дозировка исключает большие колебания концентрации, как при парентеральном введении.

Секреторная функция осуществляется сальными и потовыми железами. Кожное сало – сложное по составу жировое вещество полужидкой консистенции, в состав которого входят свободные низшие и высшие жирные кислоты, связанные жирные кислоты в виде эфиров холестерина и других стеаринов и высокомолекулярных алифатических алкоголей и глицерина, небольшие количества углеводородов, свободного холестерина, следы азотистых и фосфорных соединений. Стерилизующее действие кожного сала обусловлено значительным содержанием в нем свободных жирных кислот. Функция сальных желез регулируется нервной системой, гормонами эндокринных желез.

Экскреторная функция сочетается с секреторной и осуществляется секрецией потовых и сальных желез. Количество выделяемых ими органических и неорганических веществ, продуктов минерального обмена, углеводов, витаминов, гормонов, ферментов, микроэлементов и воды зависит от пола, возраста, топографических особенностей кожи.

Дыхательная функция кожи заключается в поглощении кислорода из воздуха и выделении углекислого газа. Кожное дыхание усиливается при повышении температуры окружающей среды, во время физической работы, при пищеварении, развитии островоспалительных процессов в коже и так далее; оно тесно связано с окислительно-восстановительными процессами и контролируется ферментами, деятельностью потовых желез, богатых кровеносными сосудами и нервными волокнами. Недостаточность кожи – состояние, связанное с тяжелым нарушением функции кожи. Заключается в потере нормального контроля терморегуляции, водно-электролитного и белкового баланса организма, потере механического, химического и микробного барьера. Она требует специального лечения как неотложное состояние при термических ожогах, при синдромах Лайелла и Стивенса – Джонсона, пустулезном псориазе, эритродермии, вульгарной пузырчатке, реакции трансплантат против хозяина, буллезном эпидермолизе.

Основные особенности функции кожи у детей

Обменные процессы в коже детей протекают более активно, чем у взрослых. Кожа ребенка содержит большее количество воды, чем кожа взрослого. Вода в коже грудных детей составляет 3/4 массы, у взрослых – 3/5. С возрастом содержание воды в коже, как и во всем организме, уменьшается. В связи с этим варьирует и потребность в воде на 1 кг массы тела. У новорожденных потребность в воде составляет 150–200 мл, в первую половину года 100–150 мл, к концу 1-го года жизни 80–90 мл, в возрасте моложе 5 лет 60–70 мл, моложе 10 лет 50–60 мл, моложе 15 лет 30–40 мл на 1 кг массы тела. Хотя кожа детей воспринимает холод, тепло, обладает тактильной чувствительностью, все же у грудных детей отмечается незаконченное развитие нервных окончаний наряду с недоразвитостью эпидермиса и дермы. У детей нервное возбуждение не превращается в осознанное, четко локализуемое ощущение вследствие недостаточной дифференцировки периферических анализаторов и центров, расположенных в головном мозге. Функциональная незрелость свойственна воспринимающим рецепторам, проводящим путям и клеткам коры. Недостаточная дифференцировка значительного потока раздражающих кожу импульсов, идущих из внешней среды, приводит центральную нервную систему ребенка в состояние охранительного торможения, что проявляется продолжительными периодами сна у детей, особенно грудного возраста. В секреторной функции кожи детей по сравнению с кожей взрослых повышено продуцирование холестерина сальными железами, соединений кальция и фосфора – потовыми. Вместе с тем у новорожденных и детей младшего возраста отмечается ослабление синтеза витамина D и кератинизации эпидермиса, что сказывается на снижении защитных свойств кожи. Наличие у детей нежного тонкого рогового слоя эпидермиса и расширенных кровеносных и лимфатических сосудов с повышенной проницаемостью сосудистых стенок приводит к тому, что вода у детей через кожу выделяется в основном посредством perspiratio insensibilis. Вместе с водой выделяются и минеральные вещества. При лихорадочном состоянии, чрезмерном укутывании ребенка значительно увеличивается потеря воды вследствие обильного потообразования. А это у детей, особенно в первые месяцы жизни, нередко приводит к образованию потницы. Газообмен через кожу у детей составляет 1% всего газообмена организма. Кожа детей обладает высокой резорбционной способностью, которая значительно увеличивается в период воспалительных явлений.

Глава 4. Патоморфология кожи

Гистологическое исследование является ценным методом диагностики болезней кожи. Патоморфологические изменения в коже развиваются по законам общей патологии. Однако часть из них отличается своеобразием, зависящим от особенностей строения и функции кожи как органа. Эти изменения описаны дерматологами с применением терминов, употребляемых в общей патологии нечасто. Без знания этих терминов не может быть взаимопонимания между клиницистами и патоморфологами.

По характеру патологического процесса в эпидермисе выделяют процессы, связанные с изменением эпидермальной кинетики (гиперкератоз, гранулез, акантоз), нарушением дифференцировки клеток эпидермиса (паракератоз, дискератоз), нарушением эпидермальных связей (акантолиз, балонирующая и вакуольная дистрофия, спонгиоз). Патологические процессы, протекающие в дерме, включают папилломатоз, нарушение микроциркуляции, отек, отложения клеточных инфильтратов, дистрофию соединительной ткани и т. д.

Гиперкератоз – утолщение рогового слоя, чаще вследствие его избыточного образования (нейродермит, красный плоский лишай), иногда задержки отшелушивания роговых чешуек (вульгарный ихтиоз).

Гранулез – утолщение (увеличение рядов клеток – 5 и более) зернистого слоя. Например, при красном плоском лишае.

Акантоз утолщение мальпигиева слоя (главным образом за счет увеличения рядов клеток шиповидного слоя), что ведет к врастанию межсосочковых эпителиальных тяжей вниз в дерму (при многих хронических дерматозах).

Паракератоз – нарушение процессов ороговения, являющееся результатом чрезмерно быстрого и неполного формирования клеток рогового слоя. В итоге – обнаружение в клетках рогового слоя ядер, отсутствие зернистости и прозрачного слоя, отсутствие клейкого вещества в роговом слое, что приводит к выраженному шелушению эпидермиса (например, при псориазе, некоторых грибковых заболеваниях).

Дискератоз – преждевременное автономное ороговение отдельных кератиноцитов. Наблюдается при старческом кератозе, контагиозном моллюске.

Акантолиз дегенеративные изменения клеток шиповидного слоя, характеризующиеся нарушением связи между межклеточными мостиками. При этом клетки уменьшаются и могут оказаться свободными и располагаться изолированно либо группами; они имеют более крупные, чем в норме, ядра, а иногда даже несколько ядер в клетке. Также акантолитические клетки обнаруживаются часто в мазках-отпечатках со дна пузырей и имеют определенное диагностическое значение. Наблюдается при пузырчатке, фолликулярном дискератозе.

Вакуольная дегенерация (внутриклеточный отек) – преимущественные изменения в протоплазме с появлением в клетках постепенно увеличивающихся вакуолей, сдавливающих и стесняющих ядро; само ядро при этом также изменяется, может сморщиваться и даже исчезнуть. Постепенно клетка гибнет. Наблюдается при красной волчанке, вирусных поражениях кожи типа герпеса.

Спонгиозная дегенерация (межклеточный отек) – значительное скопление экссудата в межклеточных щелях мальпигиева слоя; это приводит к растяжению межклеточных мостиков, клетки при этом могут сдавливаться, в итоге образуются межклеточные пузырьки. Спонгиоз характерен для экземы, аллергического дерматита.

Ретикулярная дистрофия характеризуется внутриэпидермальными многокамерными полостями, образовавшимися за счет межклеточного отека; перегородками полостей служат сохранившиеся обломки клеток.

Баллонирующая дегенерация – сочетание спонгиоза, ретикулярной дистрофии и вакуольной дегенерации с образованием интраэпидермальной полости, в которой находятся свободные эпидермоциты, а также клетки в состоянии некробиоза и некроза. Наблюдается при вирусных дерматозах (герпес простой, герпес опоясывающий).

Папилломатоз – удлинение, нередко разветвление сосочков дермы, неравномерно поднимающих над собой эпидермис. Является морфологической основой вегетации. Нередко сочетается с акантозом, например при псориазе.

Нарушение микроциркуляции кожи – одно из самых частых явлений, сопровождающих любую воспалительную реакцию в коже. Наблюдается при ангиитах кожи и острых воспалительных процессах с отеком кожи (экзема).

Микроабсцессы – небольшие очаговые скопления клеток в эпидермисе или в дерме.

Гранулема – скопление мононуклеарных элементов, эпителиоидных и многоядерных гигантских клеток в результате хронического пролиферативного процесса или в результате реакции на микробы (туберкулез, лепра, сифилис) либо на инородные тела при попадании в кожу различных жиров (олеогранулема), силикона, кремния или эндогенных субстанций (уратов, кератина).

Слизистая дистрофия – нарушение обмена глюкопротеидов в клетках эпидермиса и дермы, приводящее к накоплению в них муцинов и мукоидов.

Фибриноидное изменение соединительной ткани дермы представляет собой ее глубокую дезорганизацию, в основе которой лежит деструкция коллагена и межуточного вещества с образованием белково-полисахаридных комплексов, не встречающихся в нормальных условиях, и появлением фибриноида. Наблюдается при красной волчанке, склеродермии.

Глава 5. Морфологические элементы кожных сыпей

«Как нельзя предложить читать книгу человеку, не знающему букв, так нельзя требовать, чтобы врач или студент поставил диагноз той или иной кожной сыпи, если он не разбирается в составных частях, образующих сыпь». Картамышев А. И., 1963 г. Любое кожное заболевание, или дерматоз, представлено морфологическими элементами, которые принято делить на первичные морфологические элементы, первыми появляющиеся на коже, и на вторичные, которые возникают в результате дальнейшего развития заболевания.

Первичные морфологические элементы

Пятно (macula) – ограниченное изменение цвета кожи и слизистой оболочки рта, определяется лишь визуально, так как клеточного элемента в его основе нет. Могут быть различных размеров, очертаний и цвета. По механизму возникновения различают сосудистые, пигментные, искусственные пятна.

Сосудистые пятна возникают следствие временного или стойкого расширения сосудов в результате воспаления либо нарушения целостности сосудистой стенки. Множественные пятна, размером до 1 см в диаметре, называются розеолой, более крупные – эритемой. Розеола обычно наблюдается у больных с аллергическими дерматитами, токсидермией, розовым лишаем, отрубевидным лишаем, вторичным сифилисом. Розеолезные высыпания бывают также при инфекционных заболеваниях у детей (корь, краснуха, скарлатина) и у взрослых при паратифах, мононуклеозе. Эритематозные пятна склонны к слиянию, имеют неправильные очертания, четкие границы, нередко сочетаются с отеком кожи и сопровождаются интенсивным зудом. Они образуются у больных дерматитами, экземой, многоформной экссудативной эритемой. Постоянные пятна, связанные с парезом сосудов (телеангиэктазии). Примером служат у женщин сосудистые звездочки на бедрах. Геморрагические сосудистые пятна (пурпура) на коже и слизистых появляются в результате кровоизлияния в эпидермис или сосочковый слой дермы (разрыв или повышение проницаемости сосудов). Цвет таких пятен (от красного до коричневого), не исчезающих при давлении на них, зависит от времени их существования. В зависимости от размеров и очертаний геморрагические пятна делятся на петехии (точечные геморрагии), пурпуру (до 1 см в диаметре), вибицес (полосовидные, линейные), экхимозы (крупные, неправильных очертаний). Геморрагические пятна наблюдаются у больных васкулитами, токсидермиями и при инфекционных заболеваниях (сыпной тиф, брюшной тиф, корь, дифтерия). Дисхромические, или пигментные, пятна возникают из-за избыточного отложения в коже пигмента (гиперпигментация) или, наоборот, при его исчезновении (депигментация). Гиперпигментации могут быть врожденными (невусы) и приобретенными, например веснушки, хлоазма при беременности. Депигментации также могут быть врожденными (альбинизм) и приобретенными (витилиго, вторичный сифилис, сыпной и брюшной тиф). Пятна искусственные (татуаж, татуировка) представляет собой окрашивание кожи в результате отложения в ней нерастворимых красящих веществ. Они могут быть профессионального характера – обусловлены внедрением в кожу частиц угля, металла или другой пыли в процессе профессиональной деятельности или вводятся в кожу искусственно (татуаж).

Узелок (papula) – ограниченное уплотнение кожи за счет клеточной инфильтрации, которая определяется не только визуально, но и пальпаторно. По форме узелки бывают плоские, конусообразные или полушаровидные и остроконечные. Очертания разные, цвет от красно-бурого до серовато-желтого или нормальной кожи. Поверхность узелка может быть гладкой, блестящей или покрываться обильным количеством чешуек. Величина элементов может быть различной: миллиарные (1–3 мм в диаметре), лентикулярные (0,5–0,7 см в диаметре) и нумулярные (1–3 см в диаметре). При ряде заболеваний, например псориазе, узелки сливаются, образуя бляшки. В зависимости от расположения узелков различают эпидермальные, эпидермодермальные и дермальные узелки. Эпидермальные узелки находятся поверхностно, в пределах эпидермиса (бородавки, контагиозный моллюск). Эпидермодермальные узелки – инфильтрат находится в эпидермисе и дерме. Примером служат псориаз, экзема, нейродермит. Дермальные – инфильтрат в дерме. Характерны для единственного заболевания – папуллезный сифилид (при пальпации это плотные эластичной консистенции элементы, отсутствуют субъективные ощущения). В результате разрешения папулы может оставаться вторичное пятно.

Бугорок (tuberculum) – инфильтративный элемент, по своим размерам может ничем не отличаться от узелка. Единственное возможное отличие – более глубокое расположение в коже; в процессе эволюции бугорок изъязвляется, оставляя после себя рубец. Диаметр элемента колеблется от 1–2 до 5–10 мм. Цвет бугорка может варьировать от розового-красного до синюшно-багрового. Этот элемент встречается при таких заболеваниях, как туберкулезная волчанка, лепра, третичный сифилис, лейшманиоз.

Узел (nodus) – первичный бесполостной инфильтративный морфологический элемент, залегающий глубоко в дерме, постепенно прорастает вышележащие слои кожи и становится виден на поверхности кожи в виде образования размером с вишню, голубиное яйцо. В процессе эволюции узел изъязвляется, оставляя после себя рубец. Различают узлы воспалительные, например сифилитическая гумма, фурункул, гидраденит, карбункул, и невоспалительные, образующиеся в результате отложения в коже солей кальция, холестерина или злокачественных пролиферативных процессов (лимфома).

Волдырь (urtica) – бесполостной морфологический островоспалительный элемент, возникающий внезапно за счет островоспалительного отека сосочкового слоя дермы и расширения сосудов. Величина уртикарных элементов варьирует от нескольких миллиметров до 10 см в диаметре и более. Продержавшись несколько часов (даже минут), волдыри исчезают. Сыпь с образованием крупных участков со значительным количеством расчесов возникает при крапивнице, анафилактических реакциях, укусе насекомых. Клинически волдырь представляет собой плотноватый неправильных очертаний элемент розового цвета, сопровождающийся сильным зудом.

Пузырек (vesicula) – полостной морфологический элемент, наполненный серозным или серозно-геморрагическим содержимым. Куполообразно возвышается над кожей и имеет размеры от 1–5 мм в диаметре. В процессе развития он может вскрыться, образовав эрозию, подсохнуть, образуя чешуйки, или оставить после себя временную гиперпигментацию (депигментацию). Различают пузырьки однокамерные (при экземе) или многокамерные (при герпесе).

Пузырь (bulla) – элемент, подобный пузырьку, но большей величины: от 5 мм до 5 см и более. Содержимое его может быть прозрачным, мутным или геморрагическим. Возникают как на внешне не измененной коже, так и на фоне отечного эритематозного пятна у больных пузырчаткой, герпетиформным дерматозом, герпесами. Довольно часто наблюдаются при инфекционных заболеваниях: ветряной оспе, скарлатине, малярии, дизентерии. В дальнейшем пузыри либо подсыхают и превращаются в корки, либо лопаются, и на их месте образуется эрозия.

Гнойничок (pustula) – полостной островоспалительный элемент с гнойным содержимым, выступающий над окружающей кожей в виде полушаровидного образования. Образуется в результате гибели (некроза) эпителиальных клеток под влиянием различных гноеродных микроорганизмов. Гнойное воспаление может возникнуть в волосяном фолликуле (фолликулит), тогда в центре гнойничка торчит волос. При локализации в эпидермисе пустулы, не затрагивающей волосяного фолликула, на поверхности кожи виден пузырь с дряблой тонкой покрышкой и серозным содержимым. Эта разновидность гнойничка носит название фликтены. Гнойная язва в пределах дермы и гиподермы называется эктима. После вскрытия содержимое пустулы ссыхается в корочку желтого цвета, по отпадении которой остается нестойкая гиперпигментация. Глубоко расположенные гнойнички нередко оставляют после своего разрешения небольшие рубцы.

Вторичные морфологические элементы

Гипо– и гиперпигментация (hypo-hyperpiqmentatio) – может быть вторичным изменением окраски кожи после исчезновения некоторых первичных элементов (узлов, бугорков, узелков). Примером служит гиперпигментация на месте разрешившихся папуллезных элементов, а на месте бывших папул при псориазе чаще остаются участки депигментации.

Чешуйки (squama) – отслаивающиеся клетки верхних рядов рогового слоя, потерявшие нормальную крепкую связь друг с другом, возникают на поверхности многих первичных элементов при их обратном развитии, т. е. заживлении. Различают шелушение мелкопластинчатое (отрубевидное, чешуйки мелкие, нежные, как бы припудривают кожу), пластинчатое (чешуйки более крупные) и крупнопластинчатое (роговой слой отторгается пластами). Обильное шелушение наблюдается у больных псориазом, ихтиозом, экземой и т. д.

Корка (crusta) – результат ссыхания содержимого пузырьков, пузырей, гнойничков, отделяемого эрозий и язв. По составу они могут быть серозными (полупрозрачные, желтоватого цвета, тонкие); гнойными (непрозрачные, желтовато-зеленые, толстые, порой крошковатые); геморрагические (буро-черного цвета); смешанные.

Эрозия (erosio) – является следствием вскрытия первичных полостных морфологических элементов и представляет собой поверхностный дефект кожи или слизистой оболочки в пределах эпидермиса. Дно и края находятся на одном уровне. Дно эрозии обычно гладкое, красного цвета, не кровоточит. Регресс эрозий происходит путем эпителизации и заканчивается бесследно.

Экскориация, ссадина (excoriacio) – это линейной формы дефект, возникающий в результате механического повреждения кожи, например расчесов. При нарушении целостности нижележащих слоев эпидермиса появляется серозное отделяемое, возможно капиллярное кровотечение с последующим образованием корочек, при отпадении которых образуется рубец.

Язва (ulcus) – представляет собой дефект кожного покрова, захватывающий не только эпидермис, но и глубокие слои кожи (дерму, подкожную клетчатку); всегда заживает рубцом. Возникают язвы чаще в результате некротического распада или гнойного расплавления первичных элементов – бугорков, глубоких пустул. В ряде случаев могут образоваться в результате изъязвления эрозий или вследствие трофических нарушений в тканях (трофические язвы).

Трещина (fissura) – вторичный морфологический элемент, представляющий собой линейной формы дефект, возникающие вследствие чрезмерной ее сухости или потери эластичности при воспалительной инфильтрации.

Поверхностные трещины локализуются в пределах эпидермиса, из них выделяется серозная жидкость. Глубокие трещины захватывают дерму, кровоточат, заживают с образованием рубцов. Наиболее часто трещины образуются в складках кожи и углах рта.

Рубец (cicatrix) представляет собой новообразованную ткань, которая развивается при заживлении язвенных дефектов и глубоких трещин. Внешний вид его отличается от окружающей кожи: эпидермис истончен, поверхность гладкая, ровная, без рисунка; пушковые волосы, сальные и потовые железы отсутствуют. Иногда рубцы бывают плотными, толстыми, возвышающимися над окружающими тканями и носят названия гипертрофических или келоидных. Также выделяют плоские и атрофические рубцы. По величине и очертаниям рубец соответствует предшествующему дефекту кожи, и по ним можно предположить причину их возникновения.

Лихенификация (lichenizatio) характеризуется уплотнением кожи, возникающим в результате различных воспалительных инфильтратов, за счет диффузной клеточной инфильтрации. Проявляется чрезмерным усилением кожного рисунка, сухостью и гиперпигментацией (шагреневая кожа). Подобные изменения формируются при хронических зудящих дерматозах – атопический дерматит, хроническая экзема, красный плоский лишай.

Вегетация (veqetatio) характеризуется разрастанием эпителия и сосочкового слоя дермы. Они могут иметь вид сгруппированных сосочковых разрастаний, напоминающих по внешнему виду цветную капусту (остроконечные кондиломы). Вегетации могут локализовываться на поверхности папул, эрозий, на дне язвы, особенно при расположении этих элементов в области естественных складок. Они сочны, мягки, ярко-красного цвета, легко кровоточат. Важными условиями возникновения являются наличие выделений и мацерация кожи. Наблюдаются при таких заболеваниях, как сифилис, актиномикоз, вегетирующая пузырчатка.

Глава 6. Общие сведения об этиологии и патогенезе кожных болезней

Причины кожных болезней чрезвычайно разнообразны и сложны. Кожа постоянно подвергается внешним воздействиям, в том числе инфекционным (бактерии, вирусы, простейшие, грибы и т. д.), что может вызвать в ней аномальные изменения. С другой стороны, кожа теснейшим образом связана с внутренними органами, и поэтому их заболевание тоже может послужить причиной патологического процесса. В развитии кожного поражения исключительно важны индивидуальное предрасположение, степень сопротивляемости организма, а также социальные факторы – условия труда и быта. Этиология и патогенез многих дерматозов до настоящего времени окончательно не установлены. Кожные болезни нередко обусловливаются целым рядом неблагоприятных воздействий, которые могли исподволь влиять в течение многих лет на организм, подготовляя фон для развития болезни, для окончательного проявления которой было достаточно какого-нибудь случайного фактора.

Этиологические факторы заболеваний кожи можно разделить на 3 группы.

Первая группа – собственно причинные факторы – изменения внутренних органов, нервной системы, которые непосредственно ведут к возникновению дерматоза.

Вторая группа – факторы риска – факторы, вызывающие изменения обмена веществ, нервной системы, внутренних органов, а также генетические факторы, создающие предрасположение – фон для развития заболевания. Многие из перечисленных факторов составляют третью группу, объединяющую так называемые разрешающие факторы, среди которых на первое место следует поставить стресс. Стресс и другие этиологические факторы фигурируют и как факторы риска, и как разрешающие факторы в зависимости от состояния организма в момент действия того или иного фактора. Это и определяет результат его действия: формирование предпосылок для заболевания или реализация дерматоза. Со стрессом дерматологические больные очень часто связывают начало своего заболевания и/или его обострение и часто указывают именно на психогенные факторы как на основную причину болезни. Важны наследственные, или генетические, факторы, которые создают возможность развития у данного индивидуума того или иного дерматоза. Наследственная предрасположенность человека к тому или иному заболеванию, в частности дерматозу, подразумевает, что от родителей к детям передаются особенности обмена веществ, гомеостаза, функции органов, систем организма, внутриклеточных биохимических реакций. Однако эта предрасположенность реализуется в болезнь не всегда, и это зависит от дополнительного действия на организм факторов, усугубляющих эту предрасположенность.

Однако в подавляющем большинстве случаев для развития кожной болезни необходимо сочетание нескольких причин, при наличии которых возникает патологический процесс. Деление этиологических факторов кожных болезней на экзогенные и эндогенные следует признать до известной степени условным. При воздействии экзогенных причин возникновение болезненного процесса чаще всего происходит в тех случаях, когда эндогенные факторы снижают физиологические защитные механизмы организма и таким образом создают «предрасположение», на котором происходит развитие болезней кожи. Среди физических экзогенных этиологических факторов различают механические раздражители, термические травмы, действия лучистой энергии. Длительное давление, трение, ушибы могут вызвать воспалительный процесс различной интенсивности, кровоизлияния, способствовать образования мозоли. Термические факторы – действие на кожу низких, высоких температур, вследствие чего могут развиться ознобы, отморожения, ожоги. Лучистая энергия при воздействии на кожу приводит к дерматитам различной степени выраженности, к тяжелым дистрофическим изменениям с омертвением участков кожи. Химические факторы могут встречаться на производствах, в быту или быть представлены в виде различных лекарственных веществ. Бактериальные факторы – патогенные микробы – служат причиной развития пиодермий, туберкулеза кожи, лепры, простейшие – лейшманиоза и др.; фильтрующиеся вирусы вызывают пузырьковый и опоясывающий лишай, бородавки, остроконечные кондиломы, контагиозный моллюск. Патогенные грибы вызывают трихофитию, микроспорию и другие дерматомикозы. Животные паразиты (чесоточный клещ) проникают в кожу и своими укусами (блохи, вши, клопы, клещи) вызывают зуд. Это способствует расчесам и возникновению пиодермии.

К эндогенным этиологическим факторам относятся заболевания внутренних органов, особенно печени, желудочно-кишечного тракта, нарушения обмена веществ, эндокринной и нервной систем, гемопоэза, сосудистой системы; генетические факторы. Эти заболевания могут вызвать патологические изменения кожи и слизистой оболочки рта в результате возникающих интоксикаций, нарушения обмена веществ, а также рефлекторно, путем висцерокутанных или висцеро-вегетокортикокутанных связей. Нарушения обмена веществ приводят к соответствующим обменным нарушениям в коже, являющимся причиной или одним из патогенетических механизмов ряда дерматозов. Гипергликемия может привести к фурункулезу, кожному зуду; нарушение жирового обмена лежит в основе возникновения ксантомы. В отечественной дерматологии еще со времен А. Г. Полотебнова постоянно указывалось на роль психогенных факторов в возникновении многих заболеваний кожи. Эмоциональное нарушение через вегетативную и эндокринную системы вызывает в организме патологические сдвиги, которые способствуют развитию того или иного дерматоза или выступают в роли разрешающего фактора. Эмоциональные воздействия приводят к высвобождению ацетилхолина, являющегося химическим передатчиком (медиатором) нервного возбуждения на всех уровнях и во всех отделах нервной системы. В связи с этим нельзя отрицать, что эмоциональные факторы могут быть первичными, а повреждения кожи являются лишь частью их проявления. Органические заболевания центральной и периферической нервной системы также могут приводить к различным болезням кожи. Перфорированные язвы могут возникать, например, при сирингомиелии, спинной сухотке, алкогольных невритах, трофические язвы – при повреждении седалищного нерва. Нередко удается установить связь между возникновением дерматозов и нарушениями функции желез внутренней секреции. Классические примеры – возникновение микседемы кожи у больных с заболеваниями щитовидной железы, бронзовая окраска кожи при болезни Аддисона, появление вульгарных угрей при нарушении функции половых желез. Возникновение и течение ряда заболеваний находится в зависимости от менструального цикла, беременности (рецидивирующий герпес во время менструального цикла, климактерический гингивит). В основе ряда дерматозов лежат нарушения в системе кроветворения. Изменения кожи и слизистой оболочки рта нередко возникают у больных, страдающих лейкозами, лимфогранулематозом. Наряду с дерматозами, имеющими присущую только им этиологию, существует большая группа заболеваний кожи, называемых иногда кожными реакциями, которые могут быть вызваны различными этиологическими факторами, например экзема, красный плоский лишай.

Заболевания кожи сложны и разнообразны и по своему патогенезу. Помимо нервных (кортико-вегетокутанные, висцеро-вегетокутанные и другие отношения) и наследственных (генетическая предрасположенность и обусловленность) механизмов в патогенезе многих дерматозов важная роль принадлежит изменениям естественной реактивности организма и изменениям в системе иммунитета. В патогенезе большой группы дерматозов (экзема, крапивница) ведущая роль принадлежит аллергии, при красной волчанке, пузырчатке – аутоиммунным процессам, ряд дерматозов проявляется вторичным клеточным иммунодефицитом. В одних случаях аллергизация организма происходит за счет аллергенов, действующих непосредственно на кожу контактным путем или попавших в организм с пищей, лекарственными средствами; в других случаях аллергию вызывают инфекционные агенты, существующие у человека в очагах хронической инфекции, а также при инфекционных заболеваниях. В третьих случаях аллергизация организма, ведущая к появлению ряда дерматозов, возникает в результате аутоаллергических процессов, вызванных висцеральной патологией, нарушениями обменных процессов. При этом все эти формы могут сочетаться между собой и сопровождаться явлениями иммунодефицита, аутоиммунными реакциями и т. д. Существенную роль в патогенезе ряда кожных заболеваний играет очаговая инфекция (хронический тонзиллит, гайморит, кариозные изменения зубов). Очаговая инфекция может выступать, во-первых, как фактор, вызывающий сенсибилизацию организма, а во-вторых – как причина снижения реактивности организма, включая угнетение гуморального иммунитета, путем создания перманентно возникающего иммунодефицита. Например, при крапивнице, экссудативной эритеме, красной волчанке. Значение в возникновении ряда кожных заболеваний принадлежит генетическому фактору. Роль наследственности особенно четко проявляется при таких заболеваниях, как ихтиоз, пигментная ксеродерма, буллезный эпидермолиз, кератодермия, атопический дерматит, псориаз. От генетически обусловленных болезней следует отличать врожденные заболевания кожи, являющиеся результатом внутриутробной патологии плода. Они могут также возникать в результате внутриутробного проникновения инфекции (врожденный сифилис). Такие болезни по наследству не передаются. Возникновение кожных заболеваний может явиться следствием метастазирования в кожу опухоли, а также результатом перехода патологического процесса на кожу с пораженных подлежащих органов или тканей, например при одной из форм туберкулеза кожи – скрофулодерме. Кожа может вовлекаться в патологический процесс при развитии системных заболеваний (коллагенозы, иммунообластозы). Нарушения кровообращения и лимфообращения могут приводить к возникновению акроцианоза, слоновости, симптомов асфиксии, болезни сосудистых стенок (облитерирующий эндартериит) – к гангрене кожи, развитию язв нижних конечностей. Разнообразные общие и хронические инфекционные заболевания в процессе своего развития дают различные воспалительные проявления на коже, часто позволяющие проводить клиническую диагностику болезни.

Таким образом, одна и та же причина, один и тот же этиологический фактор в зависимости от различного механизма воздействия на кожу может обусловить возникновение различных форм поражения кожи.

Глава 7. Принципы диагностики кожных и венерических болезней

Для постановки диагноза кожного или венерологического заболевания необходимо учитывать совокупность полученных данных анамнеза, клинического и лабораторного обследования больных. Клиническая картина заболеваний представляет сложный симптомокомплекс, складывающийся в большинстве случаев из проявлений различного характера, подчас незаметных для больного. Клинические признаки кожных и венерических болезней можно разделить на несколько групп: симптомы со стороны всего организма (повышение температуры, общая слабость и т. д.); субъективные признаки (повышение и понижение чувствительности, зуд, жжение, стягивание кожи, онемение, боль и т. д.); объективные симптомы. Субъективные признаки в значительной степени зависят не столько от тяжести заболевания, сколько от индивидуальных особенностей больного, реактивности его нервной системы. Поэтому одни больные реагируют весьма болезненно на незначительные проявления болезни, другие могут сдерживаться и предъявлять незначительные жалобы при выраженности кожной патологии.

Чем богаче клинический опыт дерматовенеролога, чем лучше развита у него «визуальная память», тем чаще по характеру сыпи он имеет возможность диагностировать болезнь. Однако в ряде случаев визуальная диагностика затруднена из-за морфологической схожести многих дерматозов, а также потому, что нередко в клинической картине «классических» дерматозов и в их течении отмечается та или иная атипичность. В этих случаях дерматовенеролог, произведя осмотр видимых проявлений болезни и не имея возможности поставить диагноз по внешнему виду сыпи и даже после использования дополнительных методов обследования, должен подробнее собрать анамнез и уточнить жалобы больного. В необходимых случаях с помощью соответствующих специалистов обследуют внутренние органы и нервную систему.

Обследование дерматовенерологического больного

Правильно и тщательно собранный анамнез часто имеет большое значение в постановке диагноза кожного или венерического заболевания. При подозрении на профессиональное заболевание кожи имеет значение выяснение характера работы больного (эризипелоид встречается у рабочих скотобоен, консервных заводов, обрабатывающих сырое мясо, рыбу; токсическая меланодермия – у лиц, часто контактирующих с углеводородами). При подозрении на лейшманиоз кожи, лепру, флеботодермию и ряд других дерматозов необходимо выяснить, не находился ли больной, даже кратковременно, в тех местностях, где эти заболевания встречаются (например, при подозрении на лейшманиоз – в Средней Азии или на Кавказе, при подозрении на мадуромикоз, тропические трепонематозы – в странах жаркого климата). В случаях жалоб на выделения из уретры, появление эрозивных или язвенных элементов на половых органах в постановке диагноза может иметь значение указанный больным срок от случайного полового контакта. Постановке диагноза ряда дерматозов нередко помогает установление факта сезонности заболевания. Осень и весна являются временами года, во время которых чаще всего возникают многоформная экссудативная эритема, розовый лишай, узловатая эритема, опоясывающий лишай. Больные фотодерматозами, эритематозом, флеботодермией, луговым дерматитом, обостренной эпидермофитией чаще впервые обращаются к врачу весной или летом; с озноблениями – в сырое и холодное время года. В диагностике помогает склонность дерматоза к рецидивам (экзема, псориаз, эпидермофития стоп, экссудативная эритема, дерматит Дюринга, простой герпес) или отсутствие склонности к повторениям (глубокая трихофития, розовый лишай, опоясывающий лишай). Большое значение приобретает анамнез при возникновении подозрения на лекарственную сыпь: больной указывает, что высыпания у него повторяются после приема медикамента; отрицание больным такой связи еще не исключает наличия лекарственной сыпи. Некоторые больные указывают, что рецидивы высыпаний связаны с употреблением определенных продуктов питания, которые при наличии у больного повышенной к ним чувствительности могут приводить к токсидермии, крапивнице. Опрос больного позволяет установить в ряде случаев семейный характер заболевания, что помогает в диагностике чесотки, дерматомикозов, наследственных и врожденных дерматозов (некоторые формы кератозов, болезнь Дарье), а также выяснить наличие или отсутствие зуда, его интенсивность, локализацию, наибольшую выраженность в определенные часы суток. Некоторые заболевания кожи встречаются преимущественно у лиц определенного пола. Например, узловатая почесуха, хроническая трихофития, системная склеродермия, узловатая эритема чаще бывают у женщин, ринофима, акне-келоид – у мужчин. Естественно, что анамнез позволяет уточнить, когда и на каких участках появились первые проявления болезни, как долго эти проявления существуют, какие с ними происходили изменения, т. е. характер течения процесса, частоту и длительность рецидивов и ремиссий (если таковые имелись), связь высыпаний с характером питания и примененной в прошлом терапией, эффективность ее. Опрос дерматовенерологического больного по разделу истории жизни (anamnesis vitae), ничем не отличается от такового, проводимого в клиниках терапевтического профиля. Затем переходят к описанию общего состояния, а также отдельных органов и систем организма. Методика обследования больного, страдающего кожной или венерической болезнью, имеет свою специфику, отличающуюся от методики обследования, например, терапевтического больного. В дерматовенерологической практике (особенно в условиях амбулаторного приема) очень часто приоритет в обследовании принадлежит визуальному осмотру.

Дерматологический статус

Следует полностью раздеть и осмотреть больного, если даже он жалуется на единичные высыпания. Осмотр кожного покрова и слизистых оболочек должен проводится при достаточном рассеянном дневном свете или при хорошем электрическим освещением, в том числе лампами «дневного света». Необходимо определить цвет кожи и видимых слизистых оболочек, эластичность и растяжимость здоровой кожи, тургор мышц и подкожной жировой клетчатки, состояние сальных и потовых желез, ногтей и волос, характер пигментации, наличие рубцов, невоидных образований. Здоровая кожа имеет матовый блеск и не лоснится. Изменение окраски кожи может быть связано с различными нарушениями функций отдельных органов и систем организма. Для определения растяжимости и эластичности кожи ее ощупывают, собирают в складку; наличие или отсутствие спаянности с нижележащими тканями определяют, сдвигая кожу с места. При подозрении на лепру, сирингомиелию часто решающее диагностическое значение имеет исследование тактильной, болевой и температурной чувствительности кожи. Поражение кожи и слизистых оболочек (status localis) рекомендуется описывать последовательно, придерживаясь определенной схемы, которая упрощает этот довольно сложный раздел. Вначале целесообразно указать, имеют ли высыпания воспалительный или невоспалительный характер. Затем отмечают, к какой группе воспаления можно отнести имеющиеся высыпания: к островоспалительным (с преобладанием экссудативного компонента воспаления) или неостровоспалительным (с преобладанием пролиферативного компонента воспаления). Далее указывают локализацию высыпаний с описанием преимущественного расположения элементов. При многих дерматозах существует излюбленная локализация. Далее фиксируют внимание на симметричности и распространенности поражения, которое может быть ограниченным, диссеминированным, генерализованным, универсальным. В первую очередь, указывают характер сыпи – мономорфная или полиморфная. Затем описывают особенности первичных и вторичных морфологических элементов. Границы элементов могут быть четкими и нечеткими. Формы бывают плоские, конусовидные, полушаровидные, с пупкообразным вдавлением. По очертаниям элементы бывают округлыми, овальными, полигональными, полициклическими, мелко– или крупнофестончатыми. По консистенции элементы могут быть деревянисто-плотными, плотно-эластическими, мягкими, тестоватыми. Поверхность элементов бывает гладкой, эрозированной, покрытой чешуйками или вегетациями. Определяют взаимоотношение элементов: изолированны друг от друга, сливные, систематизированы, сгруппированы. Если сыпь напоминает круги, полукруги, овалы, дуги, то говорят о правильной группировке сыпи. О неправильно сгруппированной сыпи говорят в том случае, если она располагается на определенном участке, но не образует какую-либо геометрическую фигуру. Систематизированной называют сыпь, располагающуюся по ходу нервных стволов (при опоясывающем лишае), кровеносных сосудов, соответственно распределению дерматометамер. При беспорядочном расположении сыпи отсутствует какая-либо закономерность в размещении морфологических элементов. Для полостных элементов описывают их содержимое и покрышку (вялая, напряженная). При ряде дерматозов большое значение имеют специальные дерматологические методы (приемы) обследования, проводимые непосредственно при первичном осмотре больного.

Специальные дерматологические и лабораторные исследования

Изучение морфологических элементов сыпи на коже больного бывает недостаточно для постановки диагноза. К специальным дерматологическим методам обследования относят: поскабливание, диаскопию, метод просветления, определение изоморфной реакции, характера дермографизма, мышечно-волоскового рефлекса, кожные пробы. К лабораторным методам обследования дерматологического и венерологического больного относятся как общие (анализ крови, мочи, желудочного сока, кала на яйца глистов, рентгеноскопия органов грудной клетки и т. д.), так и специальные (серологические, микроскопическое, гистологическое и гистохимическое исследования биопсированного кусочка кожи из очага поражения).

Метод поскабливания высыпаний в дерматологической практике применяют главным образом при подозрении на отрубевидный лишай и парапсориаз. Поскабливание производят предметным стеклом, скальпелем или ногтем. Симптом Бенье (феномен «стружки») появляется при отслаивании верхних слоев чешуек рогового слоя эпидермиса за счет его разрыхления при поскабливании. Характерен при отрубевидном лишае. При псориазе удается получить феномен Ауспитца (псориатическая триада): феномен «стеаринового пятна», «терминальной пленки» и «кровяной росы» (точечного кровотечения). При эритематозе встречаются 2 характерных симптома. Наличие шипика на нижней поверхности чешуек при форсированном их удалении и обнажение воронок устьев волосяных фолликулов носит название симптом «дамского каблучка». А появление болезненности при соскабливании чешуек в очаге поражения характерно для симптома Бенье-Мещерского.

При методе диаскопии (витропрессии) надавливают предметным стеклом на участок кожи, тем самым обескровливая его, что помогает изучению ряда элементов, цвет которых маскируется гиперемией от реактивного воспаления. Этот способ позволяет распознать, например, элементы вульгарной волчанки, которые при диаскопии приобретают характерный буровато-желтый оттенок (феномен «яблочного желе»). Этот симптом объясняется выдавливанием крови из расширенных кровеносных капилляров с последующим просвечиванием люпом. При туберкулезной волчанке также встречается симптом зонда (признак Поспелова) – при надавливании пуговчатым зондом на бугорок происходит его легкое погружение в глубину ткани. Это происходит за счет казеозного некроза, сопровождающегося гибелью коллагеновых и эластических волокон.

При некоторых дерматозах на клинически видимо здоровой коже в ответ на ее раздражение возникают высыпания, свойственные данному заболеванию. Это явление называется изоморфной реакцией раздражения. Эта реакция может возникать спонтанно, без предварительного вмешательства врача, на местах, подвергающихся трению, мацерации, интенсивному солнечному облучению, например у больных экземой, нейродермитом, красным плоским лишаем, или может вызываться искусственно – раздражением при псориазе, красном плоском лишае в прогрессирующей стадии (симптом Кебнера).

Определение дермографизма вызывается проведением тупым предметом по коже спины или груди. Дермографизм представляет собой ответную реакцию нервно-сосудистого аппарата кожи на механическое раздражение, свидетельствующее о свойствах сосудодвигательной иннервации кожи пациента. Появление красной полоски в ответ на проведение по коже тупым предметом (краем деревянного шпателя, краем рукоятки неврологического молоточка), бесследно исчезающей через 2–3 мин, свидетельствует о нормальном дермографизме. Красный разлитой дермографизм наблюдается при экземе, псориазе; белый – у больных почесухой, эксфолиативным дерматитом; стойкий белый или смешанный, быстро переходящий в белый, – у больных атопическим дерматитом. Уртикарный дермографизм (широкие отечные, резко возвышающиеся полосы красного цвета, возникающие в ответ даже на слабое механическое раздражение кожи и исчезающие иногда через 40–60 мин) наблюдается у больных крапивницей, почесухой.

Методом просветления рогового слоя вазелиновым маслом иногда пользуются при красном лишае для лучшего выявления признака «сетки Уикхема»; использование протирания очага 5%-ной уксусной кислотой может быть полезной для выявления мелких генитальных бородавок и т. д. При отрубевидном лишае положительна проба Бальцера. Она заключается в смазывании пятнистых высыпаний на коже больного 5%-ной спиртовой настойкой йода. Разрыхленный роговой слой более интенсивно впитывает йод и, естественно, сильнее окрашивается. Остатки йода можно удалить тампоном, смоченным спиртом. Вместо йода можно использовать 1–2%-ные растворы анилиновых красителей.

Мышечно-волосковый рефлекс («гусиная кожа») получают при легком проведении по коже холодным предметом. В норме он держится 5–10 с и затем бесследно исчезает. Отсутствие этого рефлекса говорит о расстройстве симпатической иннервации и наблюдается у больных ихтиозом, почесухой Гебры. Его повышение встречается у больных атопическим дерматитом с функциональными нарушениями центральной и вегетативной системы.

Кроме вышеперечисленных диагностических приемов имеют место следующие. Симптом Азбо-Ганзена возникает при надавливании пальцем на невскрывшийся пузырь: происходит отслаивание жидкостью рядом расположенных участков эпидермиса, и пузырь увеличивается в размере по периферии. Этот тест типичен для истинной пузырчатки. Для этого заболевания также характерен симптом Никольского. Существуют 3 варианта данного симптома, в основе которого лежит отслойка эпидермиса на внешне неизмененной коже: при потягивании пинцетом за покрышку пузыря или его обрывки; при потирании кожи между двумя пузырями или эрозиями; при трении здоровых на вид участков кожи, расположенных далеко от очагов поражения. Для чесотки характерны следующие симптомы.

Симптом Арди проявляется пустулами или гнойными корочками на локтях или в их окружности. Наличие у больного кровянистых корочек на локтях или в их окружности характерны для симптома Горчакова.

Ромб Михаэлиса проявляется кровянистыми корочками и импетигинозными высыпаниями в межъягодичной складке с переходом на крестец. При микроспории применяется люминесцентная диагностика (осмотр под лампой Вуда) – появляется зеленое свечение волос при облучении в темном помещении короткими ультрафиолетовыми лучами, пропущенными через увеолетовое стекло.

Проба Ядассона (йодная проба) характеризуется появлением свежих высыпаний через 24–48 ч после нанесения на кожу внутренней поверхности предплечья 50%-ной мази с калия йодидом (под салфетку). Наблюдается при герпетиформном дерматозе Дюринга за счет повышенной чувствительности к йоду. Не следует проводить пробу в период обострения процесса.

С целью подтверждения диагноза аллергического заболевания, в частности при профессиональных аллергических дерматозах, а также некоторых инфекционных заболеваний (особенно туберкулеза) широко пользуются различными кожными пробами (тестами). Различают тесты накожные (аппликационные), скарификационные, внутрикожные (интрадермальные) и капельные. В последние годы использование кожных тестов в диагностике аллергических заболеваний подвергается частой критике. Эти тесты могут приводить к тяжелым осложнениям со значительными общими и очаговыми реакциями, особенно у больных с выраженным аллергическим состоянием. Поэтому в настоящее время чаще стали использовать непрямые методы диагностики аллергического состояния. К ним относят, например, эозинофилию крови и секрета верхних дыхательных путей, повышенное содержание бета– и гамма-глобулинов, серологические реакции (Кумбса, гемагглютинации, агглютинации Фельнера и Бера, преципитации, связывания комплемента, иммунного прилипания) и цитологические феномены (реакция агломерации лейкоцитов Флека, тест дегрануляции базофилов Шелли, реакция лейкоцитолиза, лейкопеническая проба, тромбоцитопенический индекс).

Из общих лабораторных методов обследования дерматологических больных большое диагностическое значение в ряде случаев имеют результаты клинического исследования крови. Они играют решающее значение при лейкемических заболеваниях, сопровождающихся проявлениями на коже. При подозрении на герпетиформный дерматит Дюринга диагностическое значение имеет эозинофилия в крови и в пузырных высыпаниях, особенно при дифференциальной диагностике с пузырчаткой. При подозрении на сифилис производят постановку комплекса серологических реакций (реакция Вассермана с различными антигенами, реакция иммобилизации бледных трепонем, реакция иммунофлюоресценции, реакция пассивной гемагглютинации РПГА и т. д.).

Широко используют бактериоскопические (на грибы, дрожжевые клетки, бледную трепонему, гонококк и трихомонады, чесоточный клещ и т. д.) и бактериологические (посевы) исследования.

Проба с калия гидроксидом применяется для выявления дерматофитов или дрожжей. Легким соскабливанием на предметное стекло с выступающего края очага поражения собирают чешуйки для проведения микроскопии. При заболевании ногтей образец следует брать из ногтевого ложа. Ноготь слегка отгибают и из подногтевого ложа соскабливанием производится забор содержимого. Затем к препарату добавляют каплю 10–15%-ного раствора калия гидроксида. Препарат слегка согревают и исследуют под микроскопом. Положительная проба выявляет наличие полупрозрачных, разделенных перегородками, ветвящихся гиф в окружении кератиноцитов.

Проба Цанка применяется для выявления вирусов герпеса. Оптимальным участком для забора пробы является свежий пузырек. Пузырек осторожно вскрывают скальпелем и основание пузырька аккуратно выскабливают брюшком скальпеля (его следует держать перпендикулярно поверхности кожи во избежание разрыва). Соскоб переносят на предметное стекло, после чего окрашивают методом Райта или Гимзы. Положительная проба выявляет наличие гигантских многоядерных клеток.

Иногда с целью уточнения этиологии заболевания приходится заражать животных патологическим материалом, взятым от больного. Например, при подозрении на туберкулез кожи патологический материал прививают морским свинкам, при подозрении на бластомикоз прививку производят крысам. Некоторые дерматозы требуют гистологических исследований для определения стадии опухоли, что имеет большое значение для прогноза и последующего лечения. Биопсия пораженного участка кожи, слизистой оболочки или морфологического элемента с патогистологическим его исследованием при ряде дерматозов оказывает неоценимую услугу в постановке диагноза. Это особенно относится к тем заболеваниям, при которых гистологическая картина довольно характерна: красный плоский лишай, лепра, новообразования кожи и т. д.

Глава 8. Принципы лечения в дерматовенерологии взрослых и детей

Лечение больных с кожными и венерическими болезнями является задачей довольно сложной. Помимо специальных знаний сущности тех или иных дерматозов и причин, их порождающих, требуется также основательное знакомство с действием применяемых средств. Дерматозы в подавляющем большинстве представляют собой неместные патологические процессы в коже. Они – результат изменений нервной системы, внутренних и эндокринных органов, обмена веществ, гомеостаза. Поэтому лечение поражений кожи должно быть комбинированным (общим и местным), комплексным – с применением психотерапии, медикаментозных препаратов, физиотерапевтических методов и курортного лечения. Нередко первостепенное значение приобретают уход за больными, а также режим и диета.

Общая медикаментозная терапия

В дерматовенерологии используются: противовоспалительные (гормоны, гипосенсибилизаторы, НПВС, антигистамины); противомикробные (антибиотики, антимикотики, сульфоны, фторхинолоны, противовирусные); антипролиферативные (цитостатики); иммуномодуляторы, витамины, анаболики, психотропные. Данное деление является условным, так как нередко один и тот же препарат может оказывать разностороннее действие.

Наружная терапия

Задачи, которые преследует местное лечение, весьма разнообразны. Действие любого лекарства зависит не только от его химического состава, но и от правильного способа применения. На эффект лечения влияет выбор лекарственной формы препарата. Во многом он определяется характером воспалительного процесса. При остром воспалительном процессе, характеризующемся активной гиперемией, отеком и мокнутием, можно применять только примочку или влажно-высыхающую повязку («мокрое лечат мокрым»), аэрозоли. Подострое воспаление (слабо выраженная активная гиперемия, отек) служит показанием для назначения паст, болтушек, присыпок. При хроническом воспалении, которому свойственны пассивная (застойная) гиперемия и инфильтрация, назначают мазь, кремы, лаки и пластыри. На всем протяжении болезни требуется постоянная коррекция наружного лечения в зависимости от изменения клинической картины. Для получения того или иного терапевтического эффекта имеет значение концентрация фармакологического вещества.

Растворы — жидкая лекарственная форма, получаемая путем растворения твердого лекарственного вещества или жидкости в растворителе. Способы применения растворов разнообразны: смазывания и обтирания, примочки, влажно-высыхающие повязки и согревающие компрессы. Для смазывания и обтирания применяются растворы преимущественно дезинфицирующих и противозудных средств: спиртовые растворы йода, бриллиантового зеленого, борной и салициловой кислоты, водный 2%-ный раствор карболовой кислоты. Если в качестве растворителя применяется 70%-ный спирт, то он сам оказывает на кожу дезинфицирующее, противозудное, обезжиривающее и высушивающее действие.

Примочки могут быть вяжущими (свинцовая вода, слабые растворы ляписа), дезинфицирующими (например, растворы риванола 1 : 2000) и т. д. Они уменьшают отделяемое, способствуют механическому очищению. Для примочки берут не менее 4–5 слов марли, по мере высыхания (через 10–15 мин) их меняют. На обширные участки поражения и детям примочки следует применять с осторожностью, чтобы не вызвать переохлаждения организма. Обычно процедура продолжается 1–1,5 ч, после чего делают перерыв на 1–2 ч. У детей первого полугодия жизни примочки можно применять лишь в исключительно редких случаях и не более 30 мин с последующим перерывом. Обычно примочки употребляют в течение дня несколько раз до стихания мокнутия.

Влажно-высыхающие повязки – при подострых воспалительных процессах, сопровождающихся мокнутием. Смоченная марля покрывается тонким слоем гигроскопической ваты и прибинтовывается. Повязку меняют по мере высыхания, обычно через 3–4 ч. Медленно испаряющаяся жидкость вызывает охлаждение кожи и способствует уменьшению воспаления.

Согревающие компрессы — при хронических воспалительных процессах и глубоких уплотнениях: 4–5 слоев марли смачивают в растворе, слегка выжимают и накладывают на очаг поражения в соответствии с его размерами. Сверху накрывают 1–2 листами вощеной бумаги, размер которой на 1–2 см больше марли, и все это закрепляют бинтом. Для предохранения окружающей кожи от мацерации ее смазывают предварительно цинковой мазью или пастой. Под компрессом вследствие затруднения теплоотдачи усиливается ток крови и обмен веществ на пораженных участках, что способствует разрешению воспалительного инфильтрата. Для ускорения рассасывания инфильтрата иногда применяют так называемый «дерматологический» компресс. Для этого очаг поражения предварительно смазывают пастой (цинковой, нафталановой) и только затем накладывают согревающий компресс. Пасту меняют раз в 2–3 дня, а компресс – 2 раза в день.

Местные ванны – теплые или горячие, смотря по назначению, особенно удобны для кистей и стоп, их делают обычно из слабых растворов марганцевокислого калия в течение 15–20 мин.

Пудры – мельчайшие порошкообразные вещества, используют в виде присыпок. Минеральные (тальк, цинк) и органические (крахмал) порошки применяются в различных соотношениях между собой. В зависимости от показаний к ним добавляют другие вещества (борная, салициловая кислоты). Действие присыпок поверхностное, обладают подсушивающим, всасывающим, охлаждающим эффектом. Наносят присыпки не менее 2–3 раз в день.

Взбалтываемые взвеси (болтушки) – состоят из мельчайших порошкообразных веществ, взвешенных в жидкости, например воды и глицерина; воды, глицерина и спирта. Непосредственно перед применением лекарство необходимо встряхивать до образования равномерной взвеси. Нанесенные на кожу порошки после испарения воды остаются на ней тонким слоем и благодаря глицерину удерживаются на протяжении многих часов. В зависимости от показаний добавляют медикаментозные препараты (ихтиол, деготь). Болтушка хорошо успокаивает поверхностные воспалительные процессы и уменьшает неприятные субъективные ощущения. Она быстро высыхает, повязки не требуется; удаляют болтушку смыванием водой.

Аэрозоли — дисперсная система, состоящая из газовой среды, в которой взвешены твердые и жидкие лекарственные препараты. Обычно содержат антибиотики и кортикостероиды и выпускаются в специальных герметических баллонах с клапанным устройством. Их применяют путем распыления, нанося аэрозоль на мокнущие и язвенные очаги поражения на коже и слизистых оболочках 2–3 раза в день.

Линименты, или жидкие мази, — смеси из свободных дисперсных систем. Показания и способ применения такие же, как и у взбалтываемых взвесей. Разновидность линиментов – оподельдоки, имеющие в составе спирт мыльный сложный (в настоящее время используются в основном в гомеопатии).

Пасты — смеси порошков (окись цинка, тальк) с жирами (ланолин, вазелин) 1 : 1. Обладают подсушивающим, успокаивающим действием, но действуют поверхностно. Не применяют на местах с обильными волосами. Намазываются пасты непосредственно на пораженный очаг кожи тонким слоем при помощи шпателя. Остатки пасты удаляют ватным тампоном, пропитанным любым растительным маслом; водой их удалять нельзя из-за опасности раздражения кожи. Наиболее часто применяется официнальная цинковая паста, в состав которой входят окись цинка, крахмал и вазелин. При введении в цинковую пасту какого-либо фармакологического средства она приобретает название: нафталановая, дегтярная и т. д. С одной стороны, порошки, содержащиеся в пасте, оставляют возможность испарения, поэтому под пастой кожа высушивается и охлаждается, что приводит к сужению сосудов. Таким образом, паста оказывает противовоспалительное действие. С другой стороны, за счет жировых веществ повышается проницаемость эпидермиса для лекарственных препаратов, размягчаются корки и чешуйки.

Кремы представляют собой лекарственную форму «мягкой мази», которая по своему составу и физическим особенностям занимает промежуточное положение между пастой и мазью. Основа крема – жиры или жироподобные вещества, способные смешиваться с водой. В результате этого образуется равномерная густая и полужидкая масса – эмульсия типа «масла в воде». Естественными представителями такой эмульсии являются молоко, сливки, сметана. Их действие связано с возможностью испарения воды, что приводит к охлаждению кожи. Искусственный охлаждающий крем (кольдкрем) содержит в равных частях жировое вещество (ланолин, воск, спермацет), воду и растительное масло. Кремы применяют при воспалительных процессах, сухости и снижении эластичности кожи. Вода, находящаяся в креме, охлаждает кожу. Жировые вещества препятствуют пересушиванию кожи.

Мази состоят из жировой основы и различных фармакологических веществ; действуют глубже, чем пасты. Широко применяются мазевые основы из различных синтетических препаратов, которые хорошо переносятся, проникают в кожу и легко освобождаются от включенных в них фармакологических веществ. Нанесенная на кожу мазь препятствует испарению воды, уменьшает теплоотдачу, вызывает усиление кровообращения и обмена веществ. При необходимости мазь можно применять в виде смазываний, повязок, втираний. Для получения поверхностного действия мазь наносят на кусок марли, прикладывают к пораженной коже и укрепляют бинтом. Для глубокого воздействия (инфильтрат) мазь наносят непосредственно на него и покрывают повязкой. Для размягчения корок и чешуек ее следует накладывать только на 3–6 ч. При хронических процессах делают «мазевой компресс» (под вощеную бумагу или целлофановую пленку). Используется, например, при застарелых бляшках псориаза, омозолелостях.

Гели — мази мягкой консистенции, способные сохранять форму и обладающие упругостью и пластичностью. По типу дисперсных систем различают гидрофобные и гидрофильные гели. Последние проникают глубже в кожу.

Пластыри – очень густая, вязкая, липкая масса, получаемая сплавлением воска, канифоли и некоторых других веществ, к которым добавлено действующее фармакологическое средство. В зависимости от активного фармакологического вещества пластыри бывают ртутные, свинцовые, салициловые и т. д. Назначают при необходимости размягчить, разрыхлить, расплавить утолщенный роговой слой (мозоли) или ногти (онихомикозы). Пластырная масса при соприкосновении с кожей под влиянием температуры тела прилипает и удерживается на кожных покровах.

Лаки представляют собой не растворимые в воде основы, быстро высыхающие на поверхности кожи с образованием тонкой пленки. Применяются при лечении ограниченных заболеваний кожи (бородавки, ограниченный псориаз). Лак следует наносить строго на очаг поражения, не допуская попадания его на окружающую здоровую кожу; повязки не требуется.

Выбор действующего вещества, которое будет включено в ту или иную описанную выше местную лекарственную форму, диктуется этиологией, патогенезом и другими факторами для каждого конкретного заболевания. Среди действующих веществ выделяют несколько групп. К противовоспалительным средствам относятся вяжущие, нафталан и глюкокортикостероиды. Вяжущие средства назначаются в форме водного раствора на мокнущие очаги поражения кожи. Они осаждают белки экссудата с образованием тончайшей пленки, которая защищает нервные окончания от раздражения. Понижается чувствительность кожи, ослабляются местные сосудистые рефлексы, что приводит к сужению сосудов. Наиболее выраженными противовоспалительными свойствами обладают: 2%-ный раствор свинца – свинцовая вода, раствор сульфатов меди (0,1%) и цинка (0,4%), 1–2%-ные растворы танина и резорцина. Чаще вяжущие растворы применяются в виде примочек или влажно-высыхающих повязок. Нафталан продукт обработки нафталанской нефти, добываемой в Азербайджане, – имеет мазеподобную консистенцию и назначается в пасте (2–5%) при подострых воспалительных процессах. Кортикостероидные препараты – наиболее энергичные противовоспалительные средства, однако они способны обострить течение инфекционных болезней кожи. Применяются в форме кремов, мазей, в том числе приготовляемых на безжировой, водорастворимой основе: гидрокортизоновая и преднизолоновая мази, оксикорт, оксизон, дермозолон. Более эффективное действие оказывают мази и кремы, содержащие фторированные кортикостероиды (фторокорт, флуцинар, лоринден). Кортикостероидные кремы и мази легко втирают, после этого по показаниям врача можно наложить окклюзионную повязку. Ряд кортикостероидных препаратов содержат различные дезинфицирующие вещества, в том числе антибиотики. Злоупотребление ими, особенно такими, как неомицин, может вызвать развитие к ним скрытой сенсибилизации.

Разрешающие средства оказывают раздражающее действие, происходит рефлекторное расширение кожных сосудов. Возникающая активная гиперемия способствует рассасыванию инфильтратов, тем самым разрешению хронического воспаления. Деготь обычно используется древесный, но лучшими качествами обладает березовый. Разрешающее действие оказывает 10–15%-ная концентрация. Деготь обладает фотосенсибилизирующим действием, поэтому применять его летом на открытых участках тела нельзя; при длительном смазывании обширных очагов поражения кожи деготь может токсически действовать на почки. Сера используется осажденная, в форме 10–20%-ной мази. АСД применяется в форме 5–10%-ной пасты или мази. Препарат отличается неприятным запахом. Ихтиол как разрешающее средство применяется чаще всего в чистом виде. Это продукт перегонки сланцев, находящихся в виде залежей и являющихся остатками первобытных рыб.

Кератолитические средства способствуют размягчению и отторжению рогового слоя. Используются при лечении болезней, сопровождающихся резко выраженным гиперкератозом, образованием плотных мощных корок, а также для удаления ногтей при их поражении патогенными грибами (при онихомикозах). Чаще используется салициловая кислота, 2–5%-ные мази вызывают отшелушивание чешуек, а 10%-ные и более крепкие мази, лак или пластырь мацерируют роговой слой, который благодаря этому легко соскабливается или отслаивается крупными пластами. Для усиления кератолитического действия добавляют молочную кислоту. Резорцин, применяемый в форме 5–10%-ной мази, оказывает иное действие. Он высушивает роговой слой, вследствие чего последний приобретает вид пергамента и легко снимается с поверхности кожи тонкой пленкой.

Противозудные средства – ментол; уксус, разведенный в 2–3 раза, лимонный сок, спиртовые растворы салициловой кислоты (1–2%), тимола (1–2%), димедрол в форме спиртового раствора, пасты или мази (2–5%), 5–10%-ные анестезиновые пудры, паста или мазь.

Средства, стимулирующие регенеративные процессы, необходимы для лечения торпидно язвенных и эрозивных поражений кожи. Такими свойствами обладают: листья, сок и линименты алоэ; облепиховое масло; 5–10%-ная метилурациловая мазь; 1–2%-ный раствор резорцина; нафталан; мазь Микулича, содержащая нитрат серебра или протаргол; коллаген в виде пленки и губки; плазма и сыворотка крови, фибринная пленка, альгипор, т. д.

Разрушающие (прижигающие) средства используются для удаления бородавок, вегетаций, мелких доброкачественных опухолей. К ним относятся: серебра нитрат в 5–10%-ной концентрации и в чистом виде, 50%-ная молочная кислота, 20–25%-ный раствор подофиллина в равной смеси спирта с ацетоном, 0,5–1%-ная колхаминовая (омаиновая) мазь.

Депигментирующие средства – лимонный сок, лимонная кислота, уксусная кислота, концентрированный раствор водорода (пергидроль), ртути амидохлорид (белая осадочная ртуть).

Фотозащитные средства — салол, хинин 10%-ный, крем от загара, цинковая паста.

Гиперпигментирующие средства действуют благодаря их способности фотосенсибилизировать кожу. Такими свойствами обладают бергамотовое и лавандовое масла, меладинин, псорален, бероксан, аммифурин.

Антисклерозирующие средства – препараты, содержащие фермент гиалуронидазу (лидаза и ронидаза); к средствам, тормозящим пролиферацию – деготь, цигнолин, мочевины гидроокись, проспидин, пувален, кортикостероиды.

Особенности лечения у детей

В формировании любого кожного заболевания в каждом возрастном периоде имеют большое значение состояние здоровья родителей, характер и течение беременности, вид вскармливания, гигиенический режим. Необходима санация очагов инфекции в различных органах и системах. Если кожное заболевание появилось у ребенка грудного возраста, находящегося на естественном грудном вскармливании, то необходимо проводить соответствующую коррекцию режима питания матери и вскармливания ребенка. Рекомендации в переводе детей, больных дерматозами, на искусственное вскармливание недопустимы. Необходимость грудного вскармливания больного дерматозом ребенка объясняется несравненной ценностью женского молока (защитные иммунные тела, ферменты, витамины). Чем острее протекает воспалительный процесс, тем более поверхностным должно быть действие наружного лекарственного средства. Учитывая сложность патогенеза хронических рецидивирующих дерматозов у детей, лечение в стационаре часто не приводит к полному и стойкому выздоровлению. В этой связи становится необходимостью проведение реабилитационных мероприятий амбулаторно или в учреждениях санаторного типа. После выписки из стационара восстановительная терапия включает охранительный режим с пролонгированным сном, диетическое питание, ЛФК, массаж, физические методы лечения, фитотерапию.

Физиотерапия

Физические факторы корригируют трофику организма либо как специфические раздражители стимулируют те или иные функции организма.

Гальванический ток (гальванизация) используется в дерматологии для введения через кожу лекарственных веществ (электрофорез, ионогальванизация) либо для прижигания тканей раскаленной постоянным током платиновой петлей (электролиз). Электрофорез позволяет вводить в организм различные ионы. Чаще всего используют 0,5–2%-ный раствор кальция хлорида, 2–3%-ный раствор магния сульфата, 2%-ный раствор натрия бромида, 3%-ный водный раствор ихтиола, 1%-ный раствор меди сульфата, 1–2%-ный раствор цинка сульфата.

Диадинамический ток (ток Бернара) выпрямленные синусоидальные токи низкой частоты. Аппарат, генерирующий этот ток, называется «диадинамик». В дерматологии ток Бернара применяют в основном с целью рефлекторного воздействия для оказания болеутоляющего и противозудного действия; для диатермокоагуляции. Диатермокоагуляцией пользуются для разрушения бородавок, дерматофибром, сосудистых невусов, родинок, телеангиоэктазий, лечения угревой сыпи, удаления татуировок. Используют диатермокоагуляцию также при гипертрихозе для эпиляции волос.

Ультравысокочастотные токи (УВЧ) – переменный ток с частотой колебания от 10 000 до 300 000 000 и больше периодов в секунду, создающий электромагнитное поле. Источником токов УВЧ является аппаратура, в принципе сходная с диатермической.

КВЧ воздействие электромагнитных волн крайне высокого диапазона. Основной механизм лечебного действия миллиметровых волн – повышение неспецифической резистентности организма. Применяют при лечении атопического дерматита, дискоидной красной волчанки, угревой сыпи.

Ультразвуковая терапия – прямое, локальное озвучивание. В дерматологии применяется при гидрадените, локализованном кожном зуде, ограниченной склеродермии, псориатической артропатии, трофических язвах. Сегментарное, косвенное озвучивание показано при лечении хронической рецидивирующей крапивницы, универсального кожного зуда, диффузном нейродермите. Введение лекарственных препаратов (витамин А, гидрокортизоновая эмульсия) с помощью ультразвука называется фонофорез, он с успехом применяют в случаях ладонно-подошвенного псориаза, ограниченных форм нейродермита и локализованной экземы в неострой стадии.

Светолечение – лечение главным образом коротковолновыми лучами солнечного спектра (гелиотерапия), в частности ультрафиолетовыми лучами, и лечением лучами, полученными от искусственных источников света (фототерапия).

Гелиотерапия. В состав лучистой энергии солнца входит спектр ультрафиолетовых лучей, которые способны стимулировать биохимические процессы в организме. Длинноволновая часть ультрафиолетовых лучей угнетает лимфатическую активность тканей путем подавления синтеза ДНК. Инфракрасные и видимые лучи сенсибилизируют организм к ультрафиолетовым лучам, повышая тем самым их восприятие организмом. Действие ультрафиолетовых лучей многогранно: они оказывают положительное влияние на центральную и вегетативную нервную систему, действуют болеутоляюще и зудоуспокаивающе, дают бактерицидный эффект, стимулируют рост волос, усиливают сало– и потоотделение.

В дерматологической практике применяют фототерапию, используя главным образом искусственные ультрафиолетовые лучи от ртутно-кварцевых ламп Баха, Кромайера, Финзена и т. д. Минимальная доза ультрафиолетовых лучей, вызывающая покраснение кожи, называется эритемной дозой. При различных дерматозах на разных участках кожного покрова назначают различное количество биодоз облучения.

Облучением лампой Баха пользуются при угревой сыпи, эризипелоиде (эритемные дозы через день), ознобышах (субэритемные дозы ежедневно), рожистом воспалении (7–8-кратная биодоза), лампой Кромайера – при круговидном выпадении волос, туберкулезных поражениях кожи.

Фотохимиотерапия (ПУВА-терапия). Название происходит от начальной буквы слова «псорален», УВА означает длинноволновое УФ-излучение. При лечении применяют фотосенсибилизаторы. Используют также селективную фототерапию (СФТ), не требующую приема фотосенсибилизаторов.

Криотерапию – лечение холодом – производят снежной угольной кислотой. С этой целью применяются замораживание жидким азотом. Дозируют криотерапию по экспозиции прилегания снежной угольной кислоты к поверхности очага поражения и по давлению, с которым производится это прикладывание. Применяют при кольцевидной гранулеме, розовых угрях, ограниченных формах нейродермита, красном плоском лишае, ангиомах, бородавках, возрастных кератомах. Дети криотерапию переносят легче, чем диатермокоагуляцию.

Курортотерапия. На организм больного при курортотерапии комбинированно действуют несколько факторов: климатические условия определенной местности, минеральные источники, грязи, воды морей и лиманов. В санаториях, домах отдыха, бальнеофизиотерапевтических институтах, расположенных на курортах, используют комплексную терапию дерматозов. Курортотерапия способствует удлинению ремиссии и уменьшению числа рецидивов. Направление на курорт показано не в остром периоде дерматоза. Детей до 3 лет направлять на курорты нецелесообразно, даже если нет противопоказаний со стороны внутренних органов. В отношении детей старше 3 лет вопрос решается после получения данных о состоянии сердечно-сосудистой системы и других внутренних органов.

Воздушные ванны и гелиотерапия способствуют закаливанию организма, повышают иммунобиологические свойства кожи. Их можно использовать и в различных климатических условиях в весенне-летнее время года. Продолжительность воздушных ванн, начиная с 5–10–15 мин, постепенно увеличивают до 1–2 ч. Детям первые воздушные ванны начинают с 2–3 месяцев. В грудном возрасте воздушную ванную можно сочетать с гимнастикой.

При морских купаниях на организм человека оказывают комплексное влияние растворенные в воде соли и газы, температура воды, механические раздражения (плотность воды, естественный вибромассаж при легком волнении), солнечная радиация и морской воздух. Различные соли в морской воде находятся в 1–5%-ной концентрации. С лечебной целью купания проводят обычно при температуре воды не ниже 18°С (детям на 2–3°С выше). Бальнеологическими являются такие курорты, на которых основным лечебным фактором является минеральная вода. Разновидности подземных вод, которые благодаря содержанию растворенных газов, общей минерализации, наличию определенных терапевтических активных ионов пригодны для использования в лечебных целях, называют лечебными минеральными водами. По современной классификации минеральные воды делят на семь основных бальнеологических групп:

      1) воды без «специфических» компонентов и свойств;

      2) углекислые;

      3) сульфатные;

      4) железистые, мышьяковистые и др.;

      5) бромные, йодные и с высоким содержанием органических веществ;

      6) радоновые (радиоактивные);

      7) кремнистые термы.

По температуре минеральные воды разделяют на холодные, теплые и горячие. В дерматологической практике чаще применяют сульфидные (сероводородные), радоновые, углекислые минеральные воды и кремнистые термы.

Грязелечение – лечебные грязи при температуре 40–44°С обладают рассасывающим действием, при температуре 35–37°С проявляется их нейровегетативно-регулирующее и стимулирующее действие. От минеральных вод лечебные грязи отличаются большей теплопроводностью и более низкой теплоемкостью, что и обусловливает их лечебное действие.

Озонотерапия. Озон обладает противовоспалительным, бактерицидным, фунгицидным, иммуномодулирующим, десенсибилизирующим действием.

Низкоинтенсивное лазерное излучение обладает терапевтическими эффектами: противовоспалительным, противоотечным, регенераторным, иммунокорригирующим, антигипоксическим, болеуутоляющим, улучшает микроциркуляцию крови. Высокоэнергетическое лазерное излучение вызывает различные виды повреждения тканей (некроз, коагуляцию, испарение, полное удаление, разрыв), в связи с чем оно нашло широкое применение в хирургии и косметологии. В дерматологической практике хирургические лазеры хорошо зарекомендовали себя при лечении различных доброкачественных новообразований кожи и косметических дефектов, сосудистых и пигментных поражений кожи, татуировок, остроконечных кондилом, бородавок, ограниченных гиперкератозов, утолщенных ногтевых пластинок.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Энциклопедия клинической дерматовенерологии (Е. С. Дюжакова) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я