Технологии Четвертой промышленной революции (Николас Дэвис, 2018)

Четвертая промышленная революция меняет мир. Искусственный интеллект, блокчейн, нано- и биотехнологии уже трансформируют общество. Грандиозный взлет и падение самой известной криптовалюты биткоин – результат действий миллионов людей, доверившихся технологии. Клаус Шваб, основатель и бессменный председатель Всемирного экономического форума, утверждает: «Действия, которые мы совершаем сегодня, влияют на цепочку событий, трансформирующих мир. Технологии, которые нас окружают, меняются в результате наших решений, а затем меняемся и мы сами». Все мы участвуем в формировании будущего, и чтобы создать мир, в котором мы хотим жить, нужно осознать масштаб происходящих изменений. Более 200 ведущих мировых экспертов в области технологий, экономики и социологии приняли участие в работе над этой книгой, чтобы продемонстрировать читателям максимально полную картину трансформации окружающего нас мира.

Оглавление

Из серии: Top Business Awards

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Технологии Четвертой промышленной революции (Николас Дэвис, 2018) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Часть 1

Четвертая промышленная революция

Глава 1

Контекст Четвертой промышленной революции

Мир переходит в новую фазу прорывного развития – это одна из самых обсуждаемых тем в залах заседаний советов директоров и парламентах по всему миру. В главе 1 мы представим ключевые концепции Четвертой промышленной революции, определим три основные задачи, которые должны решаться совместно, и сформулируем четыре принципа, которыми могут руководствоваться граждане и руководители, чтобы направлять развитие новых технологий и систем по мере их появления.

Модель мышления для формирования будущего

Четвертая промышленная революция: собирательный термин, обозначающий целое множество идущих и предстоящих преобразований в привычных, окружающих нас системах. Хотя происходящее может не показаться судьбоносным тем из нас, кто каждый день наблюдает небольшие, но заметные изменения в привычном укладе жизни, в действительности все очень серьезно. Четвертая промышленная революция, наравне с Первой, Второй и Третьей промышленными революциями, открывает новую главу в развитии человечества. Как и прежде, в ее основе лежит массовое распространение целого ряда новейших технологий.

Эти передовые технологии опираются на достижения предыдущих промышленных революций, в частности на цифровые системы Третьей промышленной революции. Можно выделить двенадцать групп новых технологий, которые мы рассмотрим во втором разделе книги, в том числе искусственный интеллект, робототехнику, аддитивное производство (3D-печать), нейротехнологии, биотехнологии, виртуальную и дополненную реальность, передовые материалы и энергетические технологии. Однако свою роль сыграют также идеи и технологии, о которых мы еще не знаем.

Четвертая промышленная революция – это не просто название для перемен, вызванных техническим прогрессом. Прежде всего, это возможность определить рамки общественных дискуссий, помогающих всем – от политиков и технологических лидеров до граждан всех стран, из всех социальных групп и с любым уровнем доходов – понять, как влияют на наш мир мощные, перспективные, взаимодействующие друг с другом технологии, и научиться направлять это влияние.

Для этого нам необходимо изменить отношение к новым технологиям. Их не следует считать неодолимыми внешними силами, которые неизбежно определят наше будущее. Но нельзя принимать и противоположную точку зрения, рассматривая технологии просто как инструменты, которые можно использовать, как заблагорассудится.

Мы должны лучше понять, как новые технологии, отражающие и воплощающие человеческие ценности, связаны между собой и какое влияние оказывают на нас, когда мы принимаем решения относительно их финансирования, разработки, внедрения и обновления. Без этого мы вряд ли сможем объединить ресурсы и усилия для разработки нормативно-правовой базы и организации коллективных действий, чтобы построить желаемое будущее.

Необходимо смотреть на технологии Четвертой промышленной революции более масштабно, не считая их простыми инструментами или неотвратимыми силами, и искать возможности, чтобы позволить большему числу людей положительно влиять на свои семьи, организации и сообщества, целенаправленно воздействуя на важные системы, которые нас окружают.

Под «системами» мы подразумеваем нормы, правила, ожидания, цели, организации и стимулы, ежедневно формирующие наше поведение, а также инфраструктуру и потоки людей и ресурсов, необходимые для нашей экономической, политической и социальной жизни. Эти системы определяют, как мы следим за своим здоровьем, как принимаем решения, производим и потребляем товары и услуги, как работаем, общаемся и передвигаемся и даже как понимаем, что значит быть человеком. Четвертая промышленная революция кардинально изменит все эти и многие другие аспекты нашей жизни, как это сделали предшествующие революции.

Промышленные революции, рост и перспективы

За последние 250 лет произошли три промышленные революции. Они изменили процесс созидания ценностей и мир в целом. В ходе каждой из них эволюционировали технологии, политические системы и социальные институты. Менялись не только производства, но и взгляды людей на самих себя, их отношение друг к другу и к окружающей среде.

Первая промышленная революция началась в британской текстильной промышленности в середине XVIII века благодаря механизации прядильно-ткацкого процесса. За следующие сто лет механизация преобразила все имеющиеся отрасли промышленности и создала множество новых – появлялись станки, сталелитейные заводы, паровые двигатели, железные дороги. Благодаря сдвигу в кооперации и конкуренции появилась совершенно новая система создания, обмена и распределения ценностей и изменились до неузнаваемости многие секторы экономики: от сельскохозяйственного до производственного, от коммуникационного до транспортного. Современного значения слова «промышленная» недостаточно для описания масштаба этой революции, больше подходит английское слово industry в понимании мыслителей XIX века Томаса Карлайла (Thomas Carlyle) и Джона Стюарта Милла (John Stuart Mill), которые использовали его для описания всех занятий, связанных с человеческим трудом.

Первая промышленная революция привела к распространению колониализма и деградации окружающей среды, но повысила благосостояние людей. До 1750 года даже в богатейших странах – Великобритании, Франции, Пруссии, Нидерландах, а также в североамериканских колониях средний экономический рост составлял не более 0,2 % в год, и даже эта величина была неустойчива. Неравенство было гораздо серьезнее, чем сейчас, а средние доходы на душу населения мы сегодня посчитали бы нищенскими. Но к 1850 году благодаря технологиям ежегодный экономический рост в тех же странах поднялся до 2–3 %, стабильно росли и доходы на душу населения{1}.

В период между 1870 и 1930 годами новая волна технологий продолжила экономический рост и развила успех Первой промышленной революции. Радио, телефон, телевизор, бытовая техника и электрическое освещение продемонстрировали преобразующую силу электричества. Двигатель внутреннего сгорания позволил создать автомобили и самолеты, а впоследствии и их экосистемы – с новыми рабочими местами и сетями скоростных дорог. Произошли прорывы и в химии: мир получил новые материалы, включая термоотверждаемые пластмассы, и новые процессы. Так, процесс синтеза аммиака Габера – Боша (Haber – Bosch) открыл дорогу дешевым азотным удобрениям, «зеленой революции» 1950-х годов и последовавшему резкому приросту населения{2}. Вторая промышленная революция ознаменовала приход современного мира – от санитарных услуг до международных авиаперевозок.

Примерно с 1950 года начались прорывы в теории информации и в цифровых вычислениях. Эти технологии образовали ядро Третьей промышленной революции. Как и раньше, причиной промышленной революции стали не сами технологии, а их влияние на экономические и социальные системы. Возможность хранить, обрабатывать и передавать информацию в цифровом виде переформатировала большинство отраслей промышленности. Радикально изменились трудовые и социальные отношения миллиардов людей. Совокупное воздействие трех промышленных революций вызвало невероятный рост благосостояния – по крайней мере, для жителей развитых стран.

В странах, которые входят в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), живет около одной шестой части населения планеты. Сегодня доход на душу населения в этих странах в 30–100 раз больше, чем в 1800 году{3}. На рис. 1 данные Индекса развития человека ООН для стран ОЭСР, а также оценки вклада разных технологий в экономический рост, в укрепление здоровья и в образование иллюстрируют общий вклад каждой промышленной революции, начиная с Первой, в рост качества жизни в мире.

Рис. 1 носит ориентировочный характер. Он построен на основе приблизительных оценок вкладов важнейших технологий, отраслей и институциональных изменений в человеческое развитие с 1750 года{4}. Он показывает, что даже в странах с передовой наукой и техникой наибольший вклад в развитие внесли технологии и системы, разработанные во время Второй промышленной революции – такие, как электрификация, водоснабжение, санитария. Кроме того, она демонстрирует огромный рост производительности сельского хозяйства, вызванный искусственными удобрениями. В числе других экспертов это отметил Роберт Гордон (Robert Gordon){5}.


Рисунок 1. Иллюстрация вклада промышленных революций в человеческое развитие для стран ОЭСР, 1750–2017

Источник: Всемирный экономический форум


Процесс технологических инноваций – их изобретение, коммерциализация, широкое внедрение и использование – сильнейший фактор приумножения богатства и благополучия. Сегодня среднестатистический человек дольше живет, имеет более крепкое здоровье и более стабильное экономическое положение, а также гораздо меньше рискует погибнуть насильственной смертью, чем в любую из прежних эпох. С начала Первой промышленной революции средний размер реального дохода на душу населения в странах ОЭСР возрос на 2900 %{6}. За это же время средняя продолжительность жизни выросла в большинстве стран более чем вдвое: с 40 лет до более чем 80 в Великобритании и с 23,5 до 65 в Индии.

Будущие блага и трудности

Людям, которым посчастливилось пользоваться благами трех предыдущих революций, Четвертая промышленная революция даст возможность продолжить восхождение к вершинам развития человечества (рис. 2). При этом она улучшит и жизнь тех, кому пока недоступны преимущества, которые дают технологические системы, должным образом используемые государственными и частными организациями. Если вокруг технологий Четвертой промышленной революции сложатся соответствующие институты, стандарты и нормы, то люди во всем мире смогут стать более свободными, здоровыми, образованными – и жить достойной жизнью, более безопасной и экономически защищенной.


Рисунок 2. Вклад промышленных революций в человеческое развитие до 2050 года (при условии реализации преимуществ)

Источник: Всемирный экономический форум


Во втором разделе этой книги рассказывается о потенциальных преимуществах двенадцати групп перспективных технологий. Например, квантовые вычисления предлагают невероятный прорыв в области моделирования и оптимизации сложных систем, позволяющий намного повысить эффективность в разных сферах – от логистики до разработки новых лекарств. Технологии распределенного реестра могут значительно снизить расходы всех участников транзакций – к примеру, при выяснении происхождения алмазов, – а также стать источником новых потоков ценностей, представленных цифровыми продуктами и услугами. Надежные цифровые идентификаторы сделают новые рынки доступными для каждого, кто подключен к Интернету. Виртуальная и смешанная реальность предлагает новый канал восприятия окружающего мира, позволяя быстрее учиться и применять знания на практике – в любое время и в любом месте. Новые материалы могут резко повысить энергоемкость аккумуляторов, что расширит границы применения гражданских и военных дронов, откроет новые возможности электроснабжения уязвимых групп населения и ускорит всестороннюю модернизацию транспортных систем.

Может показаться, что эти преимущества полностью зависят от технического прогресса, но пока неясно, когда они будут воплощены в жизнь и кто сможет ими воспользоваться. Кроме выгоды, развитие Четвертой промышленной революции создает и новые трудности, способные усугубить неравенство, социальную напряженность и политическую раздробленность, в то время как уязвимые группы населения все больше страдают от экономической неопределенности и стихийных бедствий. Какой образ мышления и какие социальные институты нам понадобятся, чтобы создать мир, где каждому человеку будут доступны высшие уровни развития цивилизации? Чтобы сформировать справедливое и инклюзивное будущее, нам придется изменить и менталитет, и общественное устройство. Как показывает опыт предыдущих промышленных революций, чтобы в полной мере реализовать преимущества новых технологий в ходе грядущей перестройки систем, мир должен решить три неотложные задачи.


Первая задача: обеспечить справедливое распределение благ Четвертой промышленной революции. Богатство и благосостояние, созданные предыдущими революциями, были и остаются распределенными неравномерно. Хотя неравенство между странами заметно снизилось с 1970-х годов благодаря быстрому развитию государств, перешедших к рыночной экономике, неравенство внутри стран растет. Среднегодовые доходы в развитых странах снизились на 2,4 % за период с 2011 по 2016 год, а в 2015 году в США впервые за 25 лет было зарегистрировано снижение ожидаемой продолжительности жизни, главным образом из-за ухудшения здоровья белого рабочего класса{7}. Люди могут не иметь возможности использовать преимущества технологий по многим причинам: из-за недоступности, дороговизны или неуместности этих технологий, их предвзятости в явном или скрытом виде или стремления организаций к присвоению прибыли и концентрации богатства. В четвертой главе мы подробно рассмотрим категории участников Четвертой промышленной революции и необходимые условия для того, чтобы все они получили возможность воспользоваться ее благами.


Вторая задача: необходимо контролировать негативные последствия и риски Четвертой промышленной революции. Во время предыдущих революций было сделано слишком мало для защиты уязвимых групп населения, окружающей среды и будущих поколений от непредвиденных последствий, издержек прогресса, вторичных воздействий и осознанного злоупотребления новыми возможностями.

Проблема негативных и непредвиденных последствий становится особенно острой с учетом мощи технологий Четвертой промышленной революции и неопределенности ее долгосрочных воздействий на сложные социальные и экологические системы. Наибольшие опасения вызывает риск внезапного и непоправимого ущерба биосфере в процессе геоинженерных работ, а также развитие искусственного интеллекта, цели которого могут не соответствовать человеческим. Квантовые компьютеры сделают бесполезными многие криптографические методы и могут создать серьезную угрозу личной жизни и безопасности пользователей новых компьютерных технологий. Массовое распространение частного беспилотного транспорта может еще больше загрузить дороги густонаселенных городов, а виртуальная реальность способна усугубить проблему онлайн-агрессии, увеличивая психологический ущерб от нее.


Третья задача: гарантировать, что Четвертая промышленная революция будет разворачиваться в интересах человека и под контролем человека. Необходимо уважать общечеловеческие ценности как таковые, а не рассматривать только с финансовой точки зрения. Кроме того, акцент на интересах человека означает, что возможности человечества, как значимой силы, способной повлиять на судьбу мира, должны расширяться, а не ограничиваться. Эта задача особенно важна, поскольку технологии Четвертой промышленной революции качественно отличаются от всех прежних. Как объясняется в главе 12, эти технологии могут вторгаться в пространство, которое до сих пор оставалось личным, в наш разум. Они могут предугадывать наши мысли и воздействовать на наше поведение. Они способны анализировать происходящее и принимать решения, используя для этого методы и данные, непонятные или слишком сложные для человека. Они могут менять клетки человеческого тела, влияя на еще не родившихся детей. При всем этом цифровые сети позволят технологиям распространяться гораздо быстрее, чем за всю предыдущую историю технического прогресса.

Новый образ мышления для руководителей

У трех названных задач – справедливого распределения благ, управления внешними эффектами и гарантии гуманистического будущего – вряд ли есть простые решения по принципу «сверху вниз», через законодательное регулирование и благонамеренные правительственные инициативы. Сегодняшнее сочетание международных и государственных учреждений, рыночных структур, организованных и спонтанных социальных движений и стимулов вряд ли приведет к тому, что новые мощные технологии станут широкодоступными, безвредными и полностью ориентированными на интересы потребителей. Мир все еще борется со множеством проблем, связанных с предыдущими тремя промышленными революциями: средние зарплаты в развитых странах остановились или даже падают; развивающиеся страны все еще пытаются перевести экономический рост в широкомасштабное повышение уровня жизни, и все же каждый десятый живет в крайней нищете{8}. Перефразируя Мадлен Олбрайт (Madeleine Albright), мы пробуем понять технологии XXI века и управлять ими с помощью образа мыслей XX века и набора государственных институтов XIX века. Очевидно, что для решения новых задач необходимы институциональные преобразования. Необходима и адаптация образа мыслей к вызовам XXI века.

И история предыдущих промышленных революций, и динамика технологий Четвертой указывают на четыре принципа, крайне важных для формирования нового образа мыслей:

1. Системы, а не технологии. Велик соблазн сосредоточить все внимание на самих технологиях, но на самом деле важнее всего системы, обеспечивающие благосостояние людей. При наличии политической воли, инвестиций и совместной работы всех заинтересованных групп технологии могут создать условия для построения новых систем, которые будут лучше выполнять свои задачи. Без этого новые технологии могут усугубить недостатки существующих систем.

2. Расширять возможности, а не ограничивать их. Велик соблазн думать, что технологический прогресс невозможно контролировать или направлять и что нам неподвластны технологии, способные влиять на поведение людей. Системы на основе новых технологий должны предоставить людям больше выбора, перспектив, свободы и контроля над собственной жизнью. Это особенно важно, поскольку некоторые из новых технологий способны принимать решения и действовать без управления людьми, а также влиять на наше поведение как явными, так и скрытыми способами.

3. По замыслу, а не по умолчанию. Велик соблазн отвергнуть любые попытки влиять на социальные и политические системы, считая это бесполезным проявлением тщеславия, а сами системы слишком сложными. Но мы не должны мириться с существующими системами. Конструктивное мышление, особенно с применением техники и философии гуманистического подхода, а также системное мышление помогут нам понять структуры, управляющие нашим миром, и придумать, как новые технологии могут перевести их в новые конфигурации.

4. Ценности как достоинство, а не недостаток. Велик соблазн рассматривать технологии как простые инструменты, которые могут быть использованы для добрых или злых целей, а сами по себе нейтральны. Но в реальности все технологии несут в себе определенные ценности, которые встраиваются в них с самого появления начальной идеи и зависят от того, как проходит разработка и внедрение. Нам следует признавать этот принцип и обсуждать эти ценности на всех стадиях инновационного процесса, а не только тогда, когда вред от новых технологий становится заметен. Третья глава подробно рассматривает роль ценностей, а также определяет, какие из них принесут наибольшую пользу в контексте Четвертой промышленной революции.

Эти четыре принципа сформировались в результате сотен бесед и интервью с учеными, предпринимателями, лидерами гражданского общества, политиками, топ-менеджерами компаний и представителями СМИ. Вместе они составляют основу для оценки, обсуждения и контроля технологий, которые уже воздействуют на нас сегодня и будут менять мир в будущем.

Ваша роль в развитии Четвертой промышленной революции

Перечисленные принципы необходимы, потому что социальные, законодательные, технические и корпоративные нормы и стандарты, определяющие пути развития Четвертой промышленной революции, обсуждаются и формулируются именно сейчас, во всех странах, будь то Руанда, Швейцария или Китай. Доказательства существования трех описанных выше проблем – несправедливости, негативных внешних последствий и ограничения возможностей – уже проявляются в разных формах, от предвзятости алгоритмов до сдвигов на рынках труда, в результате которых работники лишаются социальной защиты.

Многие технологии, несущие преобразования, пока только начинают выходить из лабораторий, гаражей и научно-исследовательских отделов по всему миру, а необходимые для их регулирования законы еще только пишутся и дорабатываются. Поэтому именно сейчас активные граждане и лидеры из всех отраслей имеют возможность повлиять на развитие систем Четвертой промышленной революции. Если у нас получится, мы сможем обеспечить благополучие более широких слоев населения, ослабить неравенство и восстановить доверие, нехватка которого создает политическую напряженность и раскол в обществе. Четвертая промышленная революция может породить системы, способные сделать общество более благополучным, увеличить продолжительность жизни, поднять уровень экономической и физической безопасности, открыть новые возможности для полезной и интересной деятельности в устойчивой экологической среде.

Но как достичь этого?

В первую очередь необходимо составить полную картину и понять суть технологий, закладывающих фундамент Четвертой промышленной революции. Об этом мы расскажем в следующей главе.

Итоги главы

Четвертая промышленная революция представляет собой новый этап в развитии человечества. Ее фундамент – три предыдущие промышленные революции, а движущая сила – растущая доступность новейших технологий. Эта революция только начинается, поэтому человечество может – и обязано – не только разрабатывать новые технологии, но и создавать более гибкие формы управления и позитивные ценности, которые изменят то, как мы живем, работаем и общаемся.

Новые технологии могут дать огромные преимущества экономике и обществу. Но опыт предыдущих промышленных революций показывает, что полностью воспользоваться их потенциалом можно только при условии решения трех важнейших задач. Чтобы прийти к процветающему будущему, мы должны:


1. Гарантировать, что блага Четвертой промышленной революции распределятся справедливо.

2. Контролировать риски и негативные последствия Четвертой промышленной революции.

3. Гарантировать, что Четвертая промышленная революция будет происходить в интересах и под контролем человека.


Как и прежде, руководителям придется справляться с неопределенностью, вызванной стремительным технологическим прогрессом, но гораздо важнее сформировать образ мыслей, учитывающий эффекты системного уровня и влияние на отдельных людей, при этом ориентированный на будущее и гармонирующий с общими ценностями всех заинтересованных групп.

Поэтому теперь, говоря о влиянии технологий, мы должны учитывать четыре важных принципа:


1. Системы, а не технологии.

2. Расширять возможности, а не ограничивать их.

3. По замыслу, а не по умолчанию.

4. Ценности как достоинство, а не недостаток.


Положения, нормы и структуры для новых мощных перспективных технологий уже разрабатываются и внедряются по всему миру. Время действовать уже наступило: наш гражданский долг – совместно работать, уверенно направляя развитие Четвертой промышленной революции.

Глава 2

Составляем полную картину

Чтобы оценить влияние передовых технологий Четвертой промышленной революции и научиться направлять их в позитивное русло, надо принять стратегию, которую Джон Хагел (John Hagel) назвал стратегией масштабирования (zoom-in, zoom-out). В нашем контексте мы будем увеличивать масштаб, вглядываясь в детали, чтобы понять свойства и предугадать потенциально разрушительные эффекты каждой технологии – этому посвящена часть 2. Но еще важнее возможность уменьшить масштаб, рассматривая всю картину в целом. Это позволит увидеть и закономерности, связывающие технологии, и способы их влияния на нас.

Если лидеры сосредоточатся на «системах, а не технологиях», рассматривать технологические изменения Четвертой промышленной революции будет легче. Но сможем ли мы глубоко осознать, как технологии преобразуют важные для нас производственные, правительственные и общественные системы, не пытаясь проникнуть в суть этих технологий? С такой задачей сталкиваются многие из нас, и ее можно решить с помощью двустороннего подхода. Одна его сторона – узнать о каждой технологии столько, чтобы получить «минимальный уровень понимания» и найти для нее место в общей картине. Это облегчает обоснованные дискуссии с экспертами, проверку идей и поиск возможностей для создания ценностей. Часть 2 этой книги дает читателю именно такой уровень понимания 12 технологий, движущих Четвертую промышленную революцию.

Настоящая глава использует вторую сторону этого подхода. Мы постараемся составить полную картину и оценить динамику Четвертой промышленной революции, рассматривая общие тенденции и связи между новейшими технологиями. Это позволит понять их взаимодействие и совокупное влияние на наш мир. Он так быстро меняется, что нам особенно необходимы общие, фундаментальные знания, ведь актуальность сегодняшних технологических прорывов будет теряться при дальнейшем развитии и в будущих сферах применения. Эта глава посвящена только общим аспектам технологий Четвертой промышленной революции. Отложив рассмотрение деталей конкретных технологий, мы разберемся, что́ их объединяет и как они сочетаются, оказывая на нас комплексное влияние. Уменьшая масштаб и составляя полную картину, мы увидим, что эти новейшие технологии основываются на цифровых системах и расширяют их, быстро масштабируются благодаря цифровой совместимости, проникают в материальные объекты, включая нас самих, комбинируются неожиданными и иногда вредными способами, создавая как преимущества, так и проблемы.


Рисунок 3. Время, потребовавшееся технологиям и приложениям для приобретения 100 млн пользователей

Источники: Boston Consulting Group ITU; Statista; BCG research; mobilephonehistory.co.uk; Scientific American, Internet Live Stats; iTunes; Fortune; OS X Daily; VentureBeat; Wired; Digital Quarterly; TechCrunch; AppMtr.com


Самый понятный и очевидный аспект технологий Четвертой промышленной революции заключается в том, что они очень существенно расширяют и преобразуют цифровые системы. Технологии Четвертой промышленной революции связаны друг с другом тем, что все они основаны на цифровых технологиях и сетях, созданных во время Третьей промышленной революции. Те, в свою очередь, разработаны на основе электрических сетей, созданных при Второй промышленной революции. Ни одна из обсуждаемых здесь технологий не могла бы существовать без достижений в разработке методов обработки, хранения и передачи информации, изменивших мир за последние 60 лет. Из этого можно было бы сделать вывод, что все новые технологии – это просто продолжение цифровой революции. Но есть принципиальное отличие: технологии Четвертой промышленной революции способны разрушить даже сегодняшние цифровые системы и создать совершенно новые источники ценностей. Те цифровые технологические прорывы, которые с трудом воспринимаются сегодняшними предприятиями, превратятся в базовую инфраструктуру, которая в завтрашних бизнес-моделях будет приниматься как должное.

Сейчас мы понимаем, что к Интернету нельзя относиться просто как к способу применения электрических сетей. Несмотря на то что Интернет основан на передаче электрических сигналов, он стал совершенно новой экосистемой создания ценностей, которую невозможно было бы представить, оставаясь в рамках мышления Второй промышленной революции.


Рисунок 4. Слияния и поглощения компаний, занимающихся разработками в области искусственного интеллекта по состоянию на март 2017 г.

Источник: CB Insights (2017)


И точно так же вряд ли можно будет говорить об алгоритмах, обучающихся на неструктурированных данных, просто как о применении цифровых вычислительных мощностей. Четвертая промышленная революция породит такие экосистемы создания ценностей, которые невозможно представить, оставаясь в рамках мышления Третьей промышленной революции, и заставит нас смотреть далеко за пределы нынешних цифровых потрясений, в новые горизонты проблем и возможностей.

Второй аспект технологий Четвертой промышленной революции заключается в том, что они будут распространяться с экспоненциально растущей скоростью. Чем быстрее распространяется новая технология, тем острее перед нами стоит задача адаптации к ее деструктивным воздействиям. Технологии Четвертой промышленной революции проникнут в нашу жизнь гораздо быстрее, чем технологии предыдущих революций, потому что будут распространяться по цифровым сетям Третьей промышленной революции. Эти сети ускоряют даже производство материальной продукции, способствуя передаче знаний и идей, а полностью цифровые продукты и сервисы и вовсе тиражируются с крайне низкими издержками. Как показано на рис. 3, потребовалось 75 лет, чтобы число пользователей телефона достигло 100 млн, но число пользователей Интернета достигло этой отметки меньше чем за 10 лет. Чем быстрее распространяются технологии Четвертой промышленной революции, тем сильнее и их влияние на инвестиции, производительность труда, организационные стратегии, промышленные структуры и индивидуальное поведение. Как показано на рис. 4, компании, занимающиеся разработками в области ИИ, возникают и приобретаются в экспоненциально растущем темпе, при этом применение все более интеллектуальных алгоритмов быстро увеличивает производительность труда. Хороший пример – чат-боты для облегчения (и постепенной замены)«живой» поддержки и взаимодействия с потребителями.

Эти сущности могут распространяться по цифровым каналам, но технологии Четвертой промышленной революции будут действовать не только в виртуальной сфере. Третья промышленная революция позволила материальным продуктам дематериализоваться, абстрагироваться и полностью превратиться в код. Так произошел сдвиг от аналоговых виниловых и кассетных аудиозаписей к цифровым компакт-дискам, а затем к полностью цифровым объектам – файлам, которые можно распространять через Интернет. Технологии Четвертой промышленной революции значительно увеличат возможности обратных процессов, в которых информация используется для производства разнообразных материальных объектов, действий и услуг. Например, 3D-принтеры уже умеют создавать очень многое: от деталей двигателей до продуктов питания и живых клеток. Благодаря Интернету вещей мы сможем давать нашим персональным виртуальным помощникам команды, чтобы те гасили свет в комнате или включали отопление. Роботы, дроны и самоуправляемые машины уже учатся взаимодействовать с миром естественными способами. Компании встраивают эти новые возможности в свои продукты и предлагают новые категории услуг. Так, компания UPS сейчас предлагает услуги 3D-печати и сканирования почти в 100 магазинах по всей территории США, позволяя клиентам создавать прототипы, испытывать их и получать модели персональных аксессуаров, не покупая дорогое специализированное оборудование.

Технологии Четвертой промышленной революции не остановятся на проникновении во все объекты окружающего мира, они станут частью нас самих. Некоторые люди уже ощущают смартфоны продолжением себя. Современные внешние устройства, от носимых компьютеров до гарнитур виртуальной реальности, почти наверняка будут имплантироваться в человеческое тело и даже в мозг. Экзоскелеты и протезы увеличат нашу физическую силу, а достижения нейротехнологий помогут улучшить когнитивные способности. Мы научимся точнее манипулировать собственными генами и генами наших детей. Прогресс в этих направлениях поднимает важный вопрос: как провести черту между человеком и машиной? Что значит быть человеком?

Еще один общий аспект технологий Четвертой промышленной революции состоит в том, что их мощь усиливается, когда они комбинируются и производят инновации. Развиваясь и принося коммерческую выгоду, технологии всегда приводили к развитию других технологий. Так было еще в те времена, когда паровой двигатель помог автоматизации фабрик и распространению железных дорог. История показывает, что небольшое число фундаментальных общецелевых технологий оказывало огромное влияние на экономику по всему миру. На их основе создавалось множество более специализированных технологий и способов их применения.

У каких технологий наибольшие шансы стать фундаментом Четвертой промышленной революции? Никто не может с уверенностью предсказать это. Но более сотни мировых экспертов по новейшим технологиям считают, что это будут искусственный интеллект, распределенные реестры и новые вычислительные технологии. Кроме того, колоссальное влияние на другие сферы могут оказать энергетические и биологические технологии. Большой вклад могут внести и другие, часто недооцениваемые технологии, например передовые материалы, необходимые почти во всех сферах, и средства виртуальной и дополненной реальности, создающие новые способы восприятия мира. Такие прогнозы имеют смысл, поскольку легко представить, какие преимущества получат остальные технологии от применения более эффективных алгоритмов, более мощных компьютеров и физических материалов с новыми свойствами. Здесь надо учитывать множество потенциальных взаимодействий и обратных связей. Например, улучшенный ИИ на более мощных компьютерах ускорит получение новых материалов, которые позволят создавать еще более мощные компьютеры. Из новых материалов можно будет делать аккумуляторы с большей емкостью и меньшим весом, открывая все новые возможности для роботов и дронов – и так далее. На стыках технологий могут возникать все более удивительные и многообещающие прорывы. Это значит, что общественные и частные организации, неспособные изменить свои изолированные вертикально ориентированные организационные структуры, скорее всего, будут все меньше контролировать ситуацию.

Наконец, все технологии Четвертой промышленной революции объединяет то, что они будут создавать похожие преимущества – и похожие проблемы. Как отметил экономист Дон Будро (Don Boudreaux), сто лет назад даже богатейший человек мира не смог бы купить телевизор, билет на трансатлантический перелет, контактные линзы, противозачаточные таблетки или курс антибиотиков. А сегодня все это доступно для рядового жителя страны с развитой экономикой. Ценность этих новых продуктов и услуг сложно выразить в денежном эквиваленте. Технологии Четвертой промышленной революции столь же сильно расширят выбор для потребителей, сократив расходы и повысив качество. И будет так же сложно выразить созданную ими дополнительную ценность количественно.

Наверное, самое большое беспокойство по поводу Четвертой промышленной революции вызвано тем, что новые ценности могут распределяться несправедливо, а усиление неравенства приведет к подрыву социального единства. Одна из угроз, способных обострить неравенство в результате Четвертой промышленной революции, – это монополизация власти. Например, уже сейчас Google контролирует почти 90 % глобального рынка контекстной рекламы, Facebook – 77 % мобильного трафика социальных сетей, а Amazon – почти 75 % рынка электронных книг{9}. Как предупреждает ОЭСР, в будущем сложные самообучающиеся алгоритмы могут вступать в сговор для повышения цен так, что это будет невозможно доказать{10}. И если станет возможным создание универсального искусственного интеллекта, который разовьется до сверхинтеллекта, то первопроходцы в этой области смогут доминировать на многих рынках.

Беспокойство о возможном неравенстве можно несколько сгладить тем, что структура и возможности многих технологий Четвертой промышленной революции в разной степени децентрализованны. Например, блокчейн работает как распределенная платформа для прозрачных и анонимных транзакций, а 3D-печать в долгосрочной перспективе ведет к демократизации производства. Даже биотехнологии, позволяющие модифицировать геном, сейчас доступны людям со скромным финансовым положением. Демократизация в этом контексте означает, что технологии становятся доступнее по мере глобального распространения цифровой инфраструктуры и знаний. Означает ли это, что решения относительно технологий и их роли в промышленности и обществе тоже будут приниматься демократическим путем? Это нам еще предстоит увидеть. В главе 3 мы вернемся к этому вопросу, поговорив о том, как внедрять общественные ценности на этапе разработки технологий, как определять нормы и демократизировать процессы разработки и принятия решений, которые часто работают по принципу «черного ящика».


Рисунки 5 и 6. Подверженность автоматизации некоторых сфер профессиональной деятельности

Источники: Аутор (Autor), Леви (Levy) и Мурнейн (Murnane) (2003); Инвестиционный институт Blackrock (2014)


Еще одна важная и широко обсуждаемая проблема – влияние на уровень трудоустройства. Как показано на рис. 5 и 6, многие профессии подвержены риску автоматизации. Этот риск гораздо выше, чем во время предыдущих промышленных революций, а быстрое распространение технологий означает быструю потерю работы все большим числом людей. При этом новые рабочие места в передовых технологических сферах сегодня появляются реже, чем в предыдущие десятилетия{11}. Рабочие места в новых отраслях требуют технических знаний и физических навыков, что создает проблемы для работников с низкой квалификацией. В странах с развитой экономикой большинство новых рабочих мест занимают фрилансеры, временные сотрудники, работники с частичной занятостью и представители «гигномики». У них нет тех законодательных гарантий и социальных преимуществ, какие есть у штатных сотрудников. Например, в США 94 % новых рабочих мест, появившихся в 2005–2015 годах, созданы на условиях «альтернативной формы занятости» с ограничениями в социальной защите, трудовых правах и даже сколько-нибудь значимом контроле со стороны работников{12}. С этой точки зрения технологии Четвертой промышленной революции выглядят как угроза праву человека делать выбор и с пользой применять свои навыки и интересы, способная лишить новые поколения работников удовлетворенности и стабильности. Для решения этой проблемы потребуются новые нормативные требования к нестандартным условиям работы, инвестиции в обучение взрослого населения и упреждающая политика трудоустройства{13}.

Потребуются также новые подходы к системам социальной защиты и к роли трансфертных платежей. Как показано на рис. 7, в большинстве стран трансфертные платежи, чаще всего представленные в виде правительственных расходов и социальных программ, играют важную роль в перераспределении рыночных доходов. Например, структурное неравенство в Швеции больше, чем в США, Сингапуре, Мексике и Турции, но после вычета налогов и трансфертных платежей коэффициент Джини становится меньше, чем во всех этих странах. Предлагаются разные варианты решения этой проблемы, например универсальный основной доход, средства из которого можно получать с помощью налога на роботов, – известно, что такой законопроект рассматривается в Сан-Франциско{14}. Однако в отчете об инклюзивном росте[2] и развитии в 2017 году (Inclusive Growth and Development Report 2017), представленном на Всемирном экономическом форуме, говорится, что правительства должны более основательно подходить к вопросу усиления инклюзивного роста: возможности для проведения внутренних структурных реформ выходят далеко за пределы налогов и трансфертных платежей{15}.


Рисунок 7. Различная роль перераспределения в уменьшении неравенства

Источник: Всемирный экономический форум (2017)


Кроме потенциального влияния на экономическое неравенство, Четвертая промышленная революция может привести к серьезным негативным последствиям для целого ряда областей. Ниже перечислены некоторые из этих последствий, отмеченные экспертами в докладе о глобальных рисках и подробнее рассматриваемые в главах раздела 2:

• Технологии Четвертой промышленной революции могут открыть широкие возможности для создания оружия массового поражения, например биологического оружия на основе биотехнологий.

• Новые материалы, например полученные с помощью нанотехнологий, могут вредить окружающей среде или здоровью людей, и это может проявиться только при широком распространении этих материалов.

• Достижения в области экологически чистой энергии могут дестабилизировать геополитическое положение, подорвав экономику стран, зависящих от добычи ископаемых видов топлива.

• Попытки изменения климата посредством геоинжиниринга могут привести к неожиданным последствиям и нанести необратимый ущерб экосистеме.

• Достижения в области квантовых вычислений могут сделать бесполезными протоколы безопасности, используемые в Интернете.

• Широкое распространение ИИ, работающего по принципу «черного ящика», может сделать экономические системы более уязвимыми и нестабильными, скрыв механизмы подотчетности, необходимые для принятия решений, например, в конфликтных ситуациях.

• Достижения нейротехнологий могут скомпрометировать свободу выбора человека и открыть новые возможности для манипуляций, побуждающих людей переходить по ссылкам, покупать определенные товары или совершать другие поступки.


Управлять этими внешними последствиями будет невозможно, если мы продолжим полагаться на существующие модели управления – медленные и консервативные. Например, Федеральному управлению гражданской авиации США потребовалось восемь месяцев, чтобы предоставить компании Amazon «экспериментальное разрешение на полеты» для тестирования одной из моделей дронов. За это время модель устарела, а Amazon провела испытания в Канаде и Великобритании{16}. Как говорится в главе 3 и в заключении, миру срочно нужны новые подходы к управлению, пересматривающие не только содержимое нормативных актов и стандартов, но и сами механизмы их создания.

Необходимо найти новые подходы к управлению технологиями, служащие общественным интересам, отвечающие нуждам человека и, в итоге, позволяющие нам почувствовать себя частью действительно глобальной цивилизации. Чтобы достичь этого, мы в первую очередь должны решить, какие потребности человека связаны с технологиями и как нам внедрять общечеловеческие ценности в новые технологии, меняющие мир. Этот важнейший вопрос мы рассмотрим в следующей главе.

Итоги главы

Эффективный способ глубже понять Четвертую промышленную революцию – использовать двусторонний подход, который можно назвать стратегией масштабирования (zoom-in, zoom-out). Важны обе стороны этого подхода:


1. Получить минимальный необходимый уровень понимания ряда технологий и их возможностей, чтобы лучше оценить их потенциал и способы применения.

2. Составить полную картину, разобравшись в связях между технологиями и вызванными ими системными изменениями.


Все технологии Четвертой промышленной революции имеют некоторые общие аспекты, связанные с теми системными изменениями, которые мы наблюдаем. Чтобы взглянуть на происходящее с общего, системного уровня, следует рассмотреть четыре общих аспекта динамики развития технологий:


1. Технологии Четвертой промышленной революции существенно расширяют и преобразуют цифровые системы.

2. Технологии распространяются с экспоненциальной скоростью, проникая в материальные объекты и в нашу жизнь.

3. Разрушительная мощь технологий усиливается по мере того, как они комбинируются и запускают очередной цикл инноваций.

4. Разные технологии создают похожие преимущества и проблемы.


Преимущества и проблемы перспективных технологий связаны с такими важными вопросами, как неравенство, безработица, демократия, суверенитет, экономическое развитие, здоровье и безопасность.

Чтобы успешно справляться со скоростью и масштабностью влияния технологий Четвертой промышленной революции, потребуются новые, более гибкие модели управления для частного сектора, общественных организаций, а также для правительств и традиционных регуляторов. Мы должны создать новые, более гибкие и приспособленные к будущим реалиям формы управления, включая нормы, стандарты и практики, которые будут учитывать всеобщие интересы.

Глава 3

Внедрение ценностей в технологии

В книге «Четвертая промышленная революция» (2016) утверждается, что для «продвижения вперед» необходим ценностно-ориентированный подход к сложной, неопределенной и переменчивой технологической среде{17}. В этой главе мы подробнее рассмотрим эту идею и определим те принципы и ценности, которые помогут нам двигаться вперед и сохранять роль общества в формировании технологического будущего.

Нельзя отрицать, что технологии повысили качество жизни и общее благосостояние населения планеты. Но они также породили немало проблем и опасных последствий. Например, многие цифровые платформы концентрируют богатство у все более узкого круга людей, делая положение рабочих нестабильным и уязвимым; новые способы добычи природного газа наносят ущерб окружающей среде, обогащая владельцев предприятий за счет всех остальных; с инвестициями в капитальное оборудование связывают до 83 % сокращений производственных рабочих мест в США, начиная с 1990 года, с последующим исчезновением целых сообществ{18}.

В последние 30 лет многие из этих внешних эффектов проявлялись медленно. Но в ходе Четвертой промышленной революции изменения ускорятся, и нам придется иметь дело с более разнообразными, сложными и разрушительными последствиями применения технологий. К чему это приведет, можно только предполагать, но многие эксперты всерьез озабочены возможными опасными эффектами. Как говорилось в конце второй главы, отчет о глобальных рисках (Global Risks Report), представленный на Всемирном экономическом форуме в 2017 году, показал, что особое беспокойство у экспертов вызывают биотехнологии, ИИ, геоинжиниринг и Интернет вещей{19}. Отчет о глобальных рисках на 2018 год показывает, что в прошлом году главным риском стали растущие киберугрозы, которым подвергаются все цифровые сущности, включая информационные массивы, инфраструктуру, персональные и идентификационные данные. Так можем ли мы говорить, что технологии Четвертой промышленной революции действительно улучшат мир и нашу жизнь? Стоят ли экономические и прочие преимущества потенциальных человеческих жертв? Сможем ли мы снизить сопутствующие риски? И чего мы на самом деле хотим от этих технологий?

Любая конкретная технология может дать удобства, развлечения, власть, продуктивность или комбинацию этих четырех элементов, но в итоге мы все хотим от технологий того же, чего от здоровой экономики, – улучшения нашей жизни. В первой главе мы отметили, что технологии должны расширять возможности, а не ограничивать их; что будущее должно формироваться людьми и для людей; что ценности должны быть достоинствами, а не недостатками технологий. На первом месте должно быть повышение уровня жизни. Если Четвертая промышленная революция приведет к усилению неравенства, бедности, дискриминации, нестабильности или вреда для окружающей среды; если произойдет маргинализация, порабощение или обесценивание людей, значит, мы пошли не тем путем.

К сожалению, усиливается ощущение, что весь мир идет на поводу у технического прогресса и экономических императивов, упуская из виду самое важное. Известные экономисты, такие как Эрик Бринолфссон (Erik Brynjolfsson) и Эндрю Макафи (Andrew McAfee), популяризовали идею «великого отделения» человеческого труда от продуктивности экономики в результате внедрения технологий{20}, и, по некоторым прогнозам, уже к 2020 году до 40 % рабочих мест перейдет на модель «гигномики», появившуюся благодаря технологиям{21}. Сокращение доли оплаты труда в национальном доходе стран – членов ОЭСР на 80 % связывают с влиянием технологий. Они способствуют усилению неравенства, и общественность все острее воспринимает политику, стимулирующую экономический рост в ущерб социальному единству и благосостоянию общества{22}. Вместо того чтобы спросить себя, чего мы хотим от технологических изменений, мы по-прежнему вынуждены бороться с их опасными последствиями.

Ценностно-ориентированный подход к технологиям поможет нам восстановить баланс и выйти из этого трудного положения. Во-первых, прямо признав политическую природу технологий, мы сможем сформировать требования к ответственному и эффективному управлению. Во-вторых, сделав приоритетом управления общественные ценности, мы сможем контролировать, как используются технологии и кому они несут выгоду. В-третьих, четко определив, где и как ценности становятся частью технологических систем, мы сможем лучше понять их и найти оптимальные стратегии внедрения ценностей в процесс разработки технологий.

Политика технологий

Связи между технологиями и ценностями нелегко сформулировать. Ценности абстрактны и неосязаемы, к тому же они сильно различаются у разных людей и обществ. А технологии распространились повсюду – от языков до космических ракет. При таких масштабах поиск связей становится сложной задачей. К сожалению, в попытках найти простое решение возникли две всем знакомые, но дезориентирующие позиции. Их можно вкратце изложить так:

Точка зрения № 1: технологии предопределяют будущее

Эта точка зрения предполагает, что технологии влияют на общество, мотивируя, направляя и ограничивая нас разными способами, а технический прогресс – это внешняя, почти неодолимая сила, которую нельзя изменить или остановить. Люди, принимающие эту точку зрения, часто говорят о технологиях так, будто они определяют историю и наши ценности, направляя нас к прогрессу или упадку, и считают, что нет смысла пытаться помешать этому.

Точка зрения № 2: технологии нейтральны по отношению к ценностям

Вторая точка зрения отрицает, что сами по себе технологии имеют какое-либо значимое влияние на общество, и характеризует их как нейтральные инструменты. Сторонники этой точки зрения утверждают, что на общество влияют отдельные личности, которые выбирают, как именно использовать инструменты. При этом обсуждение возможностей технологий и их влияния на людей несправедливо переключается на моральные качества исключительно пользователей, а не создателей и распространителей этих технологий.

Этих точек зрения недостаточно, чтобы задать направление Четвертой промышленной революции. Хотя в каждой из них есть зерно правды, обе они достаточно опасны в эпоху, когда технологии показывают динамику, описанную во второй главе, распространяясь все быстрее, предоставляя пользователям все больше власти, окружая нас со всех сторон и проникая в нас.

Сторонники первой точки зрения считают, что технологии находятся вне контроля общества, тогда как вторые снимают с общества ответственность за влияние, оказываемое технологиями. И те и другие упускают из виду, что технологии и общество формируют друг друга. Ядерные технологии – хороший пример, показывающий, как опасно полностью принять любую из этих точек зрения. Это определенно не «просто инструменты», ведь само существование ядерных технологий, позволяющих получать энергию и создающих угрозу ядерного уничтожения, создает огромную напряженность. Недавние обострения геополитических споров напомнили всем о ядерной опасности, а Нобелевскую премию мира в 2017 году присудили Международной кампании за запрещение ядерного оружия (International Campaign to Abolish Nuclear Weapons, ICAN). В то же время ядерные технологии не обязаны определять судьбу человечества, потому что общество способно решать, какие технологии разрабатывать, как это делать, кто при этом имеет право голоса и каким целям все это служит. И действительно, все больше стран решает отказаться от ядерной энергии, о чем свидетельствует обязательство правительства Германии закрыть к 2022 году последнюю ядерную станцию{23}.

Для продвижения по пути прогресса во время Четвертой промышленной революции требуется более вдумчивое и практичное отношение к технологиям, а также возможность подробно обсуждать их цели, риски и неопределенности. Необходима третья точка зрения: «Все технологии имеют политическую природу». О политике здесь говорится в описательном смысле. Мы не подразумеваем, что технологии олицетворяют правительства, связаны с определенной партией или каким-то образом вытекают из «левой» или «правой» идеологии. Мы имеем в виду, что технологии – это решения, продукты и воплощения идей, полученные в результате социальных процессов, поддерживающие и выражающие стремления людей и организаций, содержащие в себе целый ряд допущений, ценностей и принципов, которые, в свою очередь, могут повлиять (и влияют) на власть, структуру и состояние общества.

В итоге технологии связаны со всем, что мы знаем, с тем, как мы принимаем решения и как мы думаем о себе и других. Они связаны с нашей самоидентификацией, с нашим мировоззрением и вероятным будущим. Значение технологий, будь то ядерные разработки, космическая гонка, смартфоны, социальные сети, машины, медицина или инфраструктура, делает их политическими. Даже концепция «развитой» страны опирается на уровень применения технологий и на их экономическое и социальное значение.

Многие ученые и технологи уже признали политические аспекты технологий. Например, Институт инженеров по электротехнике и электронике (Institute of Electrical and Electronics Engineers, IEEE) в своей Глобальной инициативе по этическим соображениям относительно искусственного интеллекта и автономных систем (Global Initiative for Ethical Considerations in Artificial Intelligence and Autonomous Systems) называет ИИ «социотехнической системой»{24}. Необходимость глубоких размышлений о ценности ИИ привела к появлению ряда общественных инициатив, координируемых академическими, правительственными и промышленными экспертами. Наффилдский совет по биоэтике определяет биотехнологии как «сочетание знаний, практик, продуктов и приложений»{25}. В объяснении этого определения указывается, что биотехнологии, как и люди, – это больше, чем сумма физических частей:

Несмотря на большое разнообразие биотехнологий, условия, приводящие к появлению только определенных сочетаний в конкретном социально-историческом контексте, рождают общий ряд проблем. К этим условиям относятся и естественные ограничения, и добровольный выбор (даже если он не всегда осознанный или очевидный). При этом выбор зависит от сложных суждений, включающих ценности, убеждения и ожидания, связанные с технологиями и их применением. То, как совершается этот выбор, как оцениваются, включаются или исключаются разные ценности, убеждения и ожидания, имеет важные этические и политические аспекты, как и сама природа этих соображений.

Любая технология несет в себе отражение ценностей, целей и убеждений ее создателей. И чем мощнее технология, тем важнее понимать то, что в нее заложено.

Чаще всего экономические мотивы диктуют, какие технологии целесообразно развивать, как их реализовывать и применять. Эти мотивы можно распознать по социальным последствиям. Например, недавно обсуждалось, этично ли (и сколько это будет стоить) фильтровать цифровой контент для борьбы с фальшивыми новостями. Это обсуждение непосредственно связано с экономическими императивами технологических компаний, с архитектурой их платформ, с их приемами отслеживания, сегментации и доставки контента группам потребителей. В среде цифровых социальных медиа, как и в традиционной индустрии газет, телевидения и радио, экономическое давление и методы управления продуктами определяют, что и как становится известно миллиардам людей. Открытая природа Интернета позволяет быстро масштабировать технологии социальных медиа, но при этом чрезвычайно усложняет мониторинг сетей в поисках контента, который считается «асоциальным».

Признавая, что технологии олицетворяют определенные социальные установки, интересы и цели, мы получим больше возможностей, чтобы инициировать изменения. Одновременно мы будем обязаны брать на себя ответственность, потому что не сможем ни винить в нежелательных последствиях только технологии, ни игнорировать их влияние на наши решения. Признать это – значит взять на себя три обязанности:

1. Определить ценности, связанные с конкретными технологиями.

2. Понять, как технологии влияют на наш выбор, на принятие решений.

3. Определить наилучшие способы влияния на развитие технологий для всех заинтересованных сторон.


В политических переговорах между представителями общества, технологий и бизнеса именно мы должны определять, какое внимание будет уделено общественным ценностям.

Приоритет общественных ценностей

Поскольку технологии тесно интегрированы в общество, на нас лежит ответственность за определение направления их развития и обязанность объявить приоритет общественных ценностей. Хотя технологии часто воплощают те ценности, которые заложены в их структуру и предназначение, непросто решить, какими должны быть эти ценности. Джон Хэвенс (John Havens) из IEEE сформулировал эту проблему так: «Как машины узна́ют, каковы наши ценности, если мы сами этого не знаем?.. …Мы не сможем улучшить благосостояние человечества, если не уделим время определению наших общих ценностей, чтобы создавать технологии, которые наверняка будут отвечать этим идеалам»{26}.

Разные люди и общества ценят разные вещи, поэтому всегда будут разногласия в социальных и культурных точках зрения на технологии. Тот факт, что разные культуры и типы ценностей ведут к различиям в приоритетах, не должен мешать ценностно-ориентированному подходу к технологиям. Наоборот, чем больше мы об этом думаем, тем лучше поймем, какие приоритеты критически важны для обществ, как технологии повлияют на ценности и как будут их поддерживать. Вполне возможно найти ряд ценностей, общих для большинства культур. В документе «Новое социальное соглашение» (A New Social Covenant) Совет Всемирного экономического форума по глобальной повестке дня по вопросам ценностей в 2012–2014 годах определил «широкий консенсус между представителями различных культур, религий и философий относительно некоторых общечеловеческих стремлений», которые представляют «мощный объединяющий идеал» для «преданных друг другу личностей, уважающих будущие поколения»{27}.

Определение позитивных объединяющих ценностей – лишь первый шаг. Такое соглашение необходимо реализовать на практике. Один из способов это сделать – организовать ответственное и эффективное управление. Обычно организациям сложно угнаться за скоростью и масштабностью технологических изменений. Многие правовые системы плохо подготовлены для управления новыми рисками; мир только начал осознавать реальность широкого ряда беспрецедентных сценариев развития событий, угрожающих всему – от окружающей среды до прав человека. Кроме того, сложно предвидеть, какие внешние последствия будут иметь новые технологии в зависимости от выбранных способов их создания, применения и управления. Риски могут и будут неожиданно возникать на стыках технологических дисциплин. Стратегии управления должны быть достаточно гибкими и адаптивными, чтобы мы могли адекватно реагировать на риски, не блокируя работу организаций.

Новое социальное соглашение о ценностях

Совет Всемирного экономического форума по глобальной повестке дня по вопросам ценностей (2012–2014).


Наш призыв таков: после целенаправленных глобальных размышлений мы должны принять важнейшие решения нашего времени. Один из способов помочь этим размышлениям – разработать Новое социальное соглашение.

Многие предыдущие попытки фокусировались на индивидуальных правах, которые, без сомнения, важны. Но мы сконцентрируемся на наших обязанностях по отношению друг к другу, как внутри государств, так и между ними… Когда дело касается ценностей, существует большое культурное разнообразие. Но есть и широкий консенсус – между культурами, религиями и философиями – по некоторым общечеловеческим стремлениям:

• Достоинство человека, независимо от расы, пола, происхождения и убеждений.

• Важность общего блага, превосходящая индивидуальные интересы.

• Необходимость разумного управления и заботы не только о нас самих, но и о наших потомках.


Чтобы привить эти ценности, важны как личные, так и коллективные усилия. Необходимо внедрить эти ценности в общественную жизнь, чтобы преодолеть разрыв между стремлениями и практикой. Обсуждения недостаточно – мы должны принимать решения. Успех зависит от трансформирующего ценностно-ориентированного лидерства во всех областях человеческой деятельности. Мы должны культивировать, поощрять и приветствовать новые модели поведения как на Всемирном экономическом форуме, так и вне его. Необходимо привлекать людей, которые смогут эффективно и продуктивно решать глобальные задачи, людей, которые построят и оставят после себя более справедливый, изобильный и жизнеспособный мир.

Примеры ценностно-ориентированного управления в действии уже существуют. Общий регламент по защите данных (General Data Protection Regulation, GDPR), принятый Евросоюзом, вступит в силу в середине 2018 года. Это постановление изменит правила получения согласия пользователя на обработку персональных данных и потребует предоставления соглашения с понятными условиями. Компании, управляющие данными, должны будут уведомлять пользователей об инцидентах безопасности[3], предоставлять информацию об использовании данных, соблюдать «право на забвение»[4], обеспечивать переносимость данных, при необходимости нанимать специалистов по защите данных и выполнять юридические требования к безопасности данных на этапе проектирования технологий и служб{28}.

Акцент GDPR на обеспечении конфиденциальности на этапе проектирования технологий демонстрирует тщательный подход к практической реализации ценностей: внедрение ценностей в процессы разработки технологий, чтобы их разработка отражала ценности общества, а не только их создателей. Вместо того чтобы пытаться решить проблемы, возникшие из-за принципа невмешательства в технологии и этику, лучше сразу решать вопросы этики, ценностей и социальных последствий на различных этапах технологической разработки. Этим мы окажем важное влияние на то, как технологии интегрируются и поддерживают стремление общества к всеобщему благосостоянию. Блокчейн, Интернет вещей, автономные системы, нейротехнологии и алгоритмы – это примеры технологий, которые создаются специализированными сообществами с узкими интересами, иногда в тех областях, где ценности еще предстоит явно определить.

К сожалению, интегрировать нужные ценности в процессы технологического развития не всегда легко. Это нельзя сделать, просто добавив некий «этический компонент», – для этого может потребоваться принятие новых методологий, формирование организационной культуры и даже изменение рыночного мышления, предполагающего, что двигателем прогресса является экономика. Другая сложность заключается в том, что многие технологии, особенно цифровые, можно использовать разными способами, а риски и потенциальные последствия их применения сложно оценить. Даже если сделать прогноз рисков, не все технологии предусматривают возможность «программирования». Например, неясно, как разрабатывать блокчейн-технологии, чтобы предотвратить их использование преступными организациями или уменьшить их экологический вред из-за чрезмерного потребления энергии. Тем не менее компаниям и организациям следует думать не только о проектировании и внедрении – они должны включаться в социально ответственные процессы с самого начала. На уровне инженерии и разработки продуктов следует учитывать не только экономические стимулы и технические требования к разработке и использованию технологий, но и влияние на общество{29}.

Внедрение ценностей в технологии

Успешно возвести общественные ценности в приоритет невозможно без нисходящего регулирования. Для этого необходимо поднять вопрос о ценностях и дать людям и организациям возможность перейти на новые модели поведения. Кроме того, требуется вдохновение и мотивация от общественных лидеров. Начало может быть положено во многих местах, о чем говорится далее, в разделе, посвященном переломным моментам, но в любом случае, чтобы помочь изменить поведение, повысить уровень осведомленности о широком влиянии технологий и способствовать возведению общественных ценностей в приоритет, можно использовать следующие подходы к технологиям.

Во-первых, критически важно осознавать серьезность и всепроникающее влияние технологий. Технологии вовлечены в каждый аспект человеческой жизни, они помогают нам взаимодействовать друг с другом, поддерживают нашу экономику, влияют на наше здоровье и окружающую среду, позволяют обрабатывать информацию, от которой зависит работа организаций и отдельных людей. В таких сферах, как производство передовых материалов и фармацевтических средств, уже давно сложился ответственный подход к технологиям, и другие технологии, от поисковых и автономных систем до блокчейна, требуют похожего отношения. Если рассматривать не только влияние на уровень смертности, но и совокупное влияние технологий на нашу жизнь, можно по-новому взглянуть на многие технологии, кажущиеся безобидными.

Во-вторых, более четкую перспективу для использования технологий могут дать размышления о персональной или организационной цели. Научные и технологические исследования требуют свободы для выхода за существующие границы, но мы должны также стараться согласовывать новые возможности со стремлением к благосостоянию общества. Например, в знаменитой речи, произнесенной в 1945 году после применения первых атомных бомб, физик Роберт Оппенгеймер сказал, что предназначение ученого – получать знания и делиться ими во благо человечества{30}. Начав с этого, он выступил за создание комиссии по атомной энергии, свободный обмен информацией и прекращение производства бомб, призывая проявлять любознательность, амбициозность и коллективную ответственность.

В-третьих, приоритет ценностей позволяет превратить убеждения в действия. Огромную помощь в этом может оказать укрепление веры в ценности, провозглашенные организацией. Этический кодекс или просто организационная концепция с изложением целенаправленного ценностно-ориентированного подхода к технологиям может способствовать формированию соответствующей культуры в организации или даже в целой профессии или отрасли. В качестве примера можно привести клятву Гиппократа, которая помогает помнить о потенциальном риске исследований, анализа и применения технологий, и может быть одной из причин того, что в индустрии биотехнологий, подверженной влиянию медицинского сектора, наблюдается довольно высокий уровень самоанализа и самоограничения.

Наконец, важно использовать поворотные точки, когда ценности могут стать эффективным средством для формирования технологий и путей их разработки. Опираться на благие намерения и обязательства важно, но граждане и лидеры могут приложить больше усилий для повышения уровня осведомленности в критические моменты разработки технологий. Например, на уроках этики педагоги могут демонстрировать важность рационального принятия решений на примере «проблемы вагонетки»{31}.

Эта этическая головоломка позволяет студентам понять, что сложные для людей решения часто основываются на неосязаемых жизненных принципах, цену которых невозможно точно определить. Если такие решения должны принимать машины, эти неизмеримые критерии необходимо представить в виде кода. Поворотные точки дают лидерам возможность подчеркнуть роль ценностей в формировании технологий.

Почему ценности?

Стюарт Уоллис (Stewart Wallis), независимый мыслитель, спикер и сторонник Новой экономической системы, Великобритания.


Мир сталкивается с проблемами, которых никогда не было. Впервые за всю историю человечества мы достигли критических пределов планетарной экологии или уже вышли за них. В то же время к 2050 году мы должны создать около 1,5 млрд новых рабочих мест или обеспечить людей другими средствами к существованию в условиях роста населения и еще более быстрых технологических изменений (многие из которых ведут к исчезновению существующих профессий). Более того, при текущих темпах расходования углеродных источников топлива и других редких экологических ресурсов мы сталкиваемся с потенциальным конфликтом между направленностью на создание новых рабочих мест и заботой о благополучии планеты. Добавьте сюда растущую геополитическую напряженность и межконтинентальное движение беженцев и экономических мигрантов, постоянное увеличение глобального неравенства в уровне благосостояния и доходов, положительные и отрицательные последствия Четвертой промышленной революции – и станет очевидно, что все это приведет либо к катастрофическому регрессу, либо к позитивному преображению человеческого прогресса. В любом случае, мы увидим ошеломляющее изменение системы. Есть много потенциальных решений, но воспользуемся ли мы ими и будут ли изменения положительными, в значительной степени зависит от ценностей.

Ценности дают нам четкий пункт назначения – «истинный север» на компасе – и средства, чтобы двигаться к нему. За промышленной революцией в Западной Европе стоял сдвиг ценностей в сторону креативности, доверия и предприимчивости. За отменой рабства и возникновением движения за гражданские права также стояло кардинальное переосмысление ценностей. Аналогично этому сдвиги в ценностях стояли и за двумя крупными изменениями в западной экономике XX века: в середине столетия произошел переход к кейнсианству, а в 1980-е, 1990-е и первое десятилетие XXI века – к тому, что грубо назвали неолиберализмом. Во всех этих случаях сдвиг в ценностях предоставил цели и средства их достижения, так как ценности мотивировали людей к действию. Сдвиги в ценностях сопровождались появлением четкой, позитивной и сильной идеологии, которая, в свою очередь, сопровождалась мощными стимулами к преобразованиям. И лишь последующие изменения в нормах и законах привели к более масштабному сдвигу ценностей человечества в целом.

Учитывая беспрецедентную скорость технологических и социальных изменений во время Четвертой промышленной революции, нельзя надеяться, что желаемый исход можно получить исключительно с помощью государственного законодательства и экономических стимулов. К тому времени, когда законодательство вступает в силу, оно часто уже устаревает, становится оторванным от реальности или излишним. Единственный способ гарантировать положительные результаты – дальнейшая революция ценностей.

Признать, что технологии оказывают на нас комплексное влияние, просто. Об этом каждый день говорится в заголовках СМИ. Сложнее найти подходящие способы, чтобы повысить уровень осведомленности о ценностях и культивировать навыки контекстного анализа, необходимые на различных этапах технологического развития. На каком же этапе мы можем внедрить в процесс технологического развития определенные ценности, такие как эффективность и эстетические соображения, и сопоставить их с более широкими общественными ценностями, такими как человеческое достоинство и общее благо?

Начинать следует со следующих девяти поворотных точек. Лидеры – проектировщики, предприниматели, законодатели и общественные деятели – могут совершать изменения в этих точках, используя их для критического анализа ценностей, инициируя обсуждение более широкого контекста применения технологий и предпринимая соответствующие действия.

Образовательные программы

Внимания требуют не только технологии. Людям тоже нужно ответственное развитие. В последние годы некоторые академические аккредитующие органы сделали этику обязательным курсом для инженеров{32}. Однако в этих образовательных программах чаще всего рассматриваются вопросы профессионального поведения, говорится о необходимости следовать нормам и подчеркивается, что несоблюдение правил и требований может приводить к человеческим жертвам. В ответ на громкие случаи мошенничества в программы MBA тоже стали включать курсы по этике наряду с вопросами корпоративной социальной ответственности и экологического просвещения. Оба типа образовательных программ могут выиграть от более открытых дискуссий о связи ценностей с технологиями, обществом и экономической системой. Если педагоги будут развивать в студентах осознанность, это поможет инженерам и менеджерам оказывать влияние на остальных, принимая более широкую точку зрения на решение проблем, размышляя о целях и сопоставляя их с текущими условиями.

Финансирование и инвестиции

Когда вопрос касается стыковки ценностно-ориентированного подхода с технологическим развитием, первыми в дело вступают предприниматели и инвесторы. Предприниматели ищут решения проблем, возникающих у групп людей с похожими нуждами или желаниями, но обязательно затрагивающих более широкий круг лиц. Логично предположить, что размышления о более глобальных социальных последствиях на этом этапе будут иметь значительные каскадные эффекты. Инвесторы, с другой стороны, имеют средства, чтобы определять направление развития технологий. Независимые финансисты могут серьезно повлиять на привлечение внимания к вопросам о социальных последствиях и предложить ценностно-ориентированные обоснования для инвестиций. Если эти люди найдут способы позитивно влиять на предпринимателей и стимулировать их, чтобы те приняли ценностно-ориентированный подход к разработкам, эффект может быть очень существенным.

Организационная культура

Ценности предпринимателей и лидеров организаций оказывают огромное влияние на работников и развитие технологий. Руководители могут трансформировать культуру компании и отдать приоритет общественным ценностям. Стартапы особенно эффективны в установке ценностей, потому что первые сотрудники обычно подбираются по общим интересам или целям. Один из примеров эффективного лидерства – FIFCO, компания – производитель алкогольных напитков из Коста-Рики. Ценности руководителя привели к тому, что эта компания стала пропагандировать строгое ограничение употребления алкоголя и стремиться, чтобы ни один ее сотрудник не жил в бедности{33}. Руководители организаций могут оказывать большое влияние в этой поворотной точке, устанавливая правила и подавая примеры, помогающие создавать целеустремленные и социально ответственные организации.

Принятие решений и расстановка приоритетов

В начале любого институционального процесса, будь то выделение бюджета, определение программы исследований или выбор рынков, явно или неявно устанавливаются приоритеты, вызывающие эффект домино. Например, процесс принятия решений для инженерных и бизнес-проектов часто включает допущения и стимулы, связанные с эффективностью, масштабируемостью, прибылью и многим другим. Анализируя эти допущения и стимулы, можно выявить лежащие в их основе ценности и понять, как решения организации или ее отдельных сотрудников, принимаемые в процессе разработки или внедрения, могут повлиять на дальнейшее развитие событий. Независимо от того, какой продукт разрабатывается – приложение для мобильного телефона или секретная военная технология, – разделение процесса принятия решения на составные части помогает выявить его архитектуру ценностей. Руководители могут использовать эту возможность, чтобы еще раз проверить свои цели на соответствие более широким общественным приоритетам.

Операционные методологии

С 1970-х годов социологи указывают на то, что методы и процессы, которые ученые, инженеры и другие специалисты используют для работы, показывают, какие ценности проповедуются на рабочих местах. Эти структурированные ценности, в свою очередь, влияют на результаты научной работы и создаваемые физические продукты{34}. Обсуждение процессов, процедур и протоколов предоставляет еще одну возможность повысить уровень осведомленности о ценностях во время разработки технологий. Кроме того, лидеры организаций могут анализировать, как выполняется применение научных методов на рабочих местах и как ограничения технологических инструментов и продуктов могут влиять на ценности и встраивать эти ценности в методы работы. Тщательное изучение динамики рабочего окружения позволяет руководителям и исполнителям определять, какие ценности и предубеждения внедряются в конечный продукт.

Экономические поощрения

Любая экономическая система создает стимулы, влияющие на общественные ценности и цели. Определение рычагов экономического давления, таких как ответственность акционеров или конкурентоспособность, может заставить нас задуматься о том, для чего используются технологии и согласуются ли они со стимулами и целями. Изучение рычагов экономического давления помогает также выявить области, в которых стимулы поднимают проблему целого класса технологий. Например, текущие экономические стимулы часто препятствуют разработке социально выгодных технологий, таких как роботизированное протезирование, которые не обещают быстрого возврата инвестиций или не имеют больших рынков. Обратив внимание на эти области, мы сможем сфокусироваться на вопросе о том, чего мы действительно хотим от технологий, и формировать поведение, способствующее получению желаемых результатов.

Проектирование продуктов

Почти каждый аспект проектирования продукта, от формы до функциональности, связан с ценностями. Проектировщикам приходится учитывать целый ряд соображений, включая ответственность за продукцию, культурные предубеждения и эмоции, к которым должен апеллировать продукт. В качестве примера открытого поощрения проектировщиков к принятию ценностей во внимание можно привести пять принципов робототехники, сформированные Советом по исследованиям в области инженерии и физических наук (Engineering and Physical Sciences Research Council). Три из этих принципов явно говорят о том, что роботы являются продуктами, при проектировании которых должны учитываться интересы человека{35}. Руководители, изобретатели, проектировщики и общественность играют свои роли в цикле разработки продукта, и поднятие вопроса о соответствии технологий и результатов их применения общественным ценностям – хорошая возможность для задания общего курса.

Техническая архитектура

Крупномасштабные технические комплексы, такие как Интернет, военная и транспортная инфраструктуры, позволяющие развертывать другие технологии, сами несут в себе ценности посредством того, как и где они строятся или применяются. Например, технические решения, связанные с архитектурой систем, определяют течение потоков данных, влияют на доступ к Интернету, поднимают вопросы о правах граждан и вносят свой вклад в такие феномены, как цифровая дискриминация{36}. Решения о том, как техническая архитектура влияет на общество, принимаемые на этапе проектирования и конструирования крупных систем, – еще один способ, которым законодатели и промышленные лидеры могут ориентировать развитие на ценности и сохранять социальные приоритеты.

Сопротивление общества

Ценности встраиваются в технологии в процессе переговоров. Новые технологии создаются небольшими группами людей, имеющими определенные интересы и сознательно или неосознанно встраивающими в свои технологии определенные ценности. Когда атрибуты технологий сталкиваются с общественными приоритетами, возникает сопротивление, и разработчикам приходится делать шаг назад. Если технологии вызывают большое возмущение общественности или определенных заинтересованных лиц, изучение спорных вопросов помогает выявить конфликты между ценностями общества и ценностями, включенными в технологии в процессе разработки.

Многие из этих поворотных точек используются недостаточно активно, почти без обсуждения этических и ценностных соображений, имеющих отношение к инвесторам и их потенциалу для формирования ценностно-ориентированных подходов к разработке технологий. Хотя инвесторы могут вступать в игру на самых ранних этапах, к сожалению, именно сопротивление общества часто становится последней поворотной точкой, в которой регулирующим органам приходится обращать внимание на ценности. Само возникновение общественного сопротивления говорит о том, что другие возможности для рассмотрения ценностей и широких последствий разработки технологий были упущены. Не ретроспективное, а предварительное рассмотрение ценностей в каждой поворотной точке позволяет руководителям, законодателям и другим заинтересованным сторонам влиять на технологии, выходя за пределы своих экономических ролей и отстаивая свою гражданскую позицию.

Этический кодекс молодого ученого

Создать кредо, позволяющее определять четкие ценности и приоритеты, можно разными способами. Такое кредо может быть узконаправленным или иметь самый широкий охват. В качестве примера рассмотрим универсальный этический кодекс, принятый сообществом молодых ученых Всемирного экономического форума.

Предлагаемый этический кодекс имеет общий характер и может применяться к любым дисциплинам. Он продолжает меняться и дополняться, обеспечивая высокие стандарты поведения и предоставляя исследователям свободу для самоконтроля.


1. Стремитесь к поиску истины. Продолжайте исследования, к чему бы они ни вели, оставайтесь непредубежденными в процессе работы и во время подведения итогов, ищите объективного подтверждения.

2. Поддерживайте разнообразие. Стремитесь создать окружение, в котором идеи различных групп выслушиваются и оцениваются на основе эмпирических доказательств.

3. Поддерживайте контакт с общественностью. Установите открытые двусторонние каналы связи, по которым можно вести диалог о науке, последствиях и необходимости исследований для общества.

4. Поддерживайте контакт с теми, кто принимает решения. Своевременно консультируйте и информируйте ответственных руководителей, помогая принимать решения, основанные на фактах, и способствуя положительным общественным изменениям.

5. Будьте наставниками. Делитесь опытом и давайте коллегам возможность расти и в полной мере реализовать свой потенциал.

6. Минимизируйте ущерб. Принимайте все разумные меры предосторожности, чтобы минимизировать известные риски и опасности, связанные с экспериментами и их результатами.

7. Несите ответственность. Отвечайте за свои действия во время исследований.

Продвижение вперед с ориентацией на ценности

Новейшие технологии изменяют не только то, как мы создаем, обмениваем и распространяем ценности, но и то, какой мы в этом видим смысл – смысл, помогающий нам представлять возможное будущее, ради которого стоит жить. Продвижение вперед требует от нас осознания политической природы технологий и рассмотрения последствий нашего выбора в каждой поворотной точке. Для успеха Четвертой промышленной революции лидеры из всех слоев общества должны культивировать ответственное отношение к технологиям и учитывать интересы людей, которых затронут принимаемые решения. Чтобы суметь включить в инновационные экосистемы, производящие технологии, интересы всех групп населения, лидеры должны иметь устойчивые ценности и намерение формировать лучшее будущее.

Создание новых систем, предоставляющих значимые возможности для растущего числа людей и сохраняющих ценность отдельных личностей как членов общества, потребует глубоких размышлений о том, как технологии постепенно выбивают почву у нас из-под ног. Кроме того, принятие ценностно-ориентированного подхода к разработке технологий может стать одним из способов для установления доверия между общественностью, правительством и бизнесом. Глядя вперед, в потенциальное будущее, создаваемое с помощью новых технологий, мы должны сохранить за собой возможность формировать эти технологии. Чтобы увидеть культурное возрождение, мы должны озвучить важность общественных ценностей и изменить баланс между обществом, технологиями и экономикой. Мы должны сделать это вместе, и это необходимо делать сейчас. Принять во внимание точки зрения всех вовлеченных групп и оценить их вклад – первый шаг к созданию процветающего будущего для всех нас.

Через два или три поколения, когда современные развивающиеся технологии достигнут зрелости, наши потомки, оглядываясь назад, либо поблагодарят нас за правильный выбор траекторий развития этих технологий в пользу равенства, человеческого достоинства и общего блага, либо будут сожалеть, что мы подвели их, упустив открывающиеся перед нами возможности.

Итоги главы

Распространены две точки зрения на технологии, ни одна из которых не помогает в определении организационной стратегии или в выборе направления для Четвертой промышленной революции:


1. Технологии определяют наше будущее, нам они неподконтрольны.

2. Технологии – обычные инструменты, нейтральные по отношению к ценностям.


Ни одна из этих точек зрения не отражает тот факт, что технологии и общество непрерывно формируют друг друга посредством политических принципов и ценностей, которые они включают в себя.

Мы должны принять более конструктивную точку зрения на технологии, ориентируясь на человеческие интересы. Необходимо признать следующее:


• Все технологии имеют политическую природу. Они являются воплощением общественных тенденций и компромиссов, выраженных посредством развития и реализации этих технологий.

• Технологии и общество взаимно формируют друг друга. Мы являемся продуктом наших технологий в той же степени, в какой они являются создаваемым нами продуктом.


Такой взгляд на технологии напоминает нам, что технологии – это решения и продукты, разрабатываемые через общественные процессы, которые отражают укоренившиеся приоритеты и ценности.

Из такого понимания технологий вытекают три обязанности:


1. Идентификация ценностей, связанных с определенными технологиями.

2. Понимание того, как технологии влияют на принимаемые людьми решения.

3. Определение наилучших путей влияния на технологическое развитие с учетом интересов всех вовлеченных сторон.


В этой главе мы определили девять поворотных точек, предоставляющих возможности для изучения, анализа и влияния на ценности, внедряемые в технологии:


1. Образовательные программы.

2. Финансирование и инвестиции.

3. Организационная культура.

4. Принятие решений и расстановка приоритетов.

5. Операционные методологии.

6. Экономические поощрения.

7. Проектирование продуктов.

8. Техническая архитектура.

9. Сопротивление общества.

Специальная вставка

Стандарты в области прав человека[5]

Технологии Четвертой промышленной революции преобразуют общество и меняют наше будущее.

В результате возникает необходимость более четкого формулирования этических рамок, нормативных стандартов и моделей ценностно-ориентированного управления, помогающих организациям выбирать направления развития и использования в обществе этих мощных инструментов с учетом общечеловеческих интересов, выходящих за пределы географических и политических границ.

Права человека – это жесткая граница ценностей, и международные стандарты и обязательства в области прав человека предоставляют существенную основу для решения этих вопросов.

Всеобщая декларация прав человека (ВДПЧ), принятая в 1948 году и подписанная 192 странами, предлагает универсальный ряд принципов, применимых к любым культурам. Организация Объединенных Наций приняла эту декларацию в то время, когда мир отходил от ужасов холокоста и испытывал всеобщее желание создать новое, более обнадеживающее будущее для человечества. Как отмечал чилиец Эрнан Санта Крус, член редакционного подкомитета, в первую очередь декларация служила выражением глобальных ценностей:

«Я четко осознавал, что участвую в действительно значимом историческом событии, когда достигнут консенсус относительно высшей ценности человеческой личности, ценности, которая возникает не по чьему-то решению, а по самому факту существования».

ВДПЧ устанавливает универсальные стандарты в поддержку усилий государств и организаций по разработке законов и норм относительно широкого ряда вопросов, от криминальной юстиции до защиты окружающей среды, от глобального развития до торговли, от безопасности до миграции. ВДПЧ и ряд юридически обязывающих договоров, разработанных на основе положений ВДПЧ, предоставляют существенную основу, позволяющую частным и международным организациям и государствам отстаивать равенство и справедливость в вопросах, связанных с технологическими инновациями, затрагивающими интересы людей и планеты.

Хотя эти глобальные правовые нормы были приняты государствами для регулирования поведения официальных лиц, они все чаще применяются к частному сектору. Например, международные компании, которые решают вопросы трудового права в глобальных цепочках поставки, или информационные и коммуникационные компании, отстаивающие право на конфиденциальность и свободу слова, пытаются урегулировать эти проблемы с помощью правозащитных механизмов. Аналогично этому стандарты в области прав человека могут помочь нам в решении вопросов, возникающих по мере того, как мы пытаемся найти баланс между уменьшением человеческих страданий и опасностями применения новых научных инструментов.

Четвертая промышленная революция должна основываться на обсуждении широкого ряда вопросов, касающихся общества, в котором мы хотим жить. Сегодня технологии предлагают нам огромный простор для расширения человеческих возможностей, но мы не должны забывать о возможных последствиях применения этих технологий для людей, их повседневной жизни и их прав.

Это больше не прерогатива государств и международных организаций – частный сектор должен занять ведущую позицию. Для начала частным организациям и их акционерам следует пересмотреть свои ценности с учетом ВДПЧ и других стандартов в области прав человека, а затем разработать механизмы, позволяющие оценивать соответствие выбранному курсу.

Глава 4

Охват всех заинтересованных сторон

Чтобы в полной мере реализовать весь потенциал Четвертой промышленной революции, необходимо обеспечить справедливое распределение ее выгод между всеми заинтересованными сторонами. В этой главе мы подчеркнем важность многостороннего подхода и рассмотрим три группы, которые зачастую упускаются из виду или игнорируются и которые необходимо поддерживать. Первая группа – развивающиеся страны, которые до сих пор не могут воспользоваться плодами предыдущих промышленных революций. Вторая – окружающая среда, пострадавшая от всех прошлых промышленных революций, которые отразились на существовании биологических видов и на будущих поколениях. Третья группа – это подавляющее большинство людей по всему миру, которые не имеют сверхвысоких доходов и не обладают политической властью.

Мир сталкивается одновременно с несколькими трансформирующими тенденциями: урбанизация, глобализация, демографические сдвиги, изменения климата и активное появление новых технологий, нарушающих привычное положение вещей. В развивающихся регионах, испытывающих резкий рост молодого населения, нужно будет быстро создавать соответствующее количество рабочих мест. Экологические изменения требуют более решительных мер для смягчения их негативных последствий и адаптации к ним, прежде всего в развитых регионах, где последствия изменения климата особенно велики. Воздействие новых технологий на распределение материальных благ и на сплоченность общества показывает, что наши политические системы и экономические модели не способны должным образом создавать возможности для всех граждан.

Эти тенденции ведут к тому, что мы вынуждены выходить за традиционные рамки и работать над созданием устойчивых и всеобъемлющих партнерских отношений. История показывает, что желать всеобщего охвата недостаточно – его нужно добиваться. Как показано в главе 3, одни лишь технологические системы не смогут предоставить полноценные возможности широким массам. Это произойдет только, если привлечь к решению проблем все заинтересованные круги. Поэтому на самом раннем этапе нужно решить, о каких общественных ценностях и о каких всеобщих решениях пойдет речь. Решения, которые будут формировать наше общее будущее, нельзя принимать кулуарно: «Лица, принимающие решения, должны быть способны – и готовы – вовлекать все заинтересованные круги. Только так можно претендовать на более тесную сопричастность и широкий охват»{37}. Итак, чтобы промышленная революция стала всеобъемлющей и объединяющей, мы должны продумать наши действия и быть целеустремленными.

Вовлекая в обсуждение влияния новых технологий на развивающиеся страны все заинтересованные стороны, мы иллюстрируем главный принцип подхода, ориентированного на множество заинтересованных групп. Этот принцип утверждает, что жизнеспособные решения сложных общемировых проблем можно получить только при совместном участии лидеров бизнеса, государства, гражданского общества и научных кругов, а также молодых поколений.

Социальные выгоды от внедрения новых технологий могут быть поистине революционными. Моделирование воздействия самоуправляемых автомобилей в городской среде, проведенное «Бостонской консалтинговой группой» (Boston Consulting Group) в сотрудничестве со Всемирным экономическим форумом, показывает, что применение автоматизированных транспортных систем в некоторых ситуациях способствует снижению загрязнения воздуха, уменьшению заторов, сокращению времени поездок и снижению количества травм и смертей в результате дорожно-транспортных происшествий{38}. Внедрение новых методик точной медицины для диагностики и лечения неинфекционных заболеваний вполне может привести к увеличению продолжительности жизни в мировом масштабе на один-два года, и это если не учитывать предпринимаемые в настоящее время попытки непосредственного применения методик генной модификации для снижения темпов старения. В области генной инженерии имеются и другие революционные возможности, например возможность навсегда покончить с такими болезнями, как малярия, благодаря достижениям в области генетической модификации малярийного комара. Технология блокчейн может быть применена для публичной регистрации земельных участков, что позволит миллионам людей по всему миру стать официальными собственниками своей земли. Это, в свою очередь, даст им возможность использовать принадлежащие им земельные участки, как залоговое обеспечение, и тем самым получать доступ к финансовым рынкам. Использование виртуальной и дополненной реальности способно радикально повысить эффективность образования, поскольку позволит приобретать и совершенствовать практические навыки в безопасных иммерсивных средах[6].

Зачастую косвенное воздействие новых технологий еще более важно, чем их непосредственное влияние на производительность труда. Широкая доступность электричества в быту, ставшая результатом Второй промышленной революции, способствовала появлению стиральных и посудомоечных машин, пылесосов и другой бытовой техники, которая существенно сократила затраты времени на уборку и приготовление пищи. Итогом стало не только то, что у женщин, на которых до сих пор лежало непропорционально большое бремя по выполнению домашних обязанностей, появилось больше свободного времени. Наличие таких приборов и машин также привело к сокращению индустрии бытового обслуживания, вызвало изменение структуры семей и высвободило время для более продуктивной деятельности вне дома.

Но как соотносятся эти преимущества с теми людьми, которые не могут выбраться из нищеты, принадлежат к маргинализированным сообществам или проживают в тех регионах, которые остались неохваченными предшествующими промышленными революциями? Примерно 600 млн людей живут на небольших фермах, не имея каких-либо средств механизации, и их уклад жизни во многом остался незатронутым даже Первой промышленной революцией. Около одной трети населения планеты (2,4 млрд) испытывают нехватку чистой воды и живут в антисанитарных условиях, а около одной шестой части населения (1,2 млрд) не имеют электричества – достижения Второй промышленной революции. И хотя новые технологии вкупе с сопротивлением общества и институциональными реформами, возможно, привели к освобождению женщин в развитых регионах, каждая пятая женщина на Среднем Востоке и в Латинской Америке, а также в странах Карибского бассейна, по-прежнему является домашней прислугой. Более половины населения земного шара – около 3,9 млрд людей – все еще не имеют доступа к Интернету, одной из наиболее важных технологий Третьей промышленной революции{39}. В развивающихся странах доля населения, не имеющего выход во Всемирную сеть, составляет 85 %, тогда как в развитых странах этот показатель составляет 22 %{40}.

Если такие глобальные различия сохранятся, это будет сдерживать подлинный трансформирующий потенциал Четвертой промышленной революции. Сейчас мы стоим перед выбором: либо разрабатывать технологии и системы, которые будут служить распространению экономических и общественных ценностей, таких как материальный достаток, перспектива и свобода, для всех заинтересованных кругов, либо оставить значительные массы людей за пределами этого процесса. Мыслить инклюзивно – это не просто задумываться о бедности или о маргинализированных сообществах как об отклонениях, с которыми вполне можно справиться. Необходимо осознать, что «мы с нашим привилегированным положением и они с их лишениями живем в одном и том же мире»{41}. Речь идет не только о материальном достатке и правах, хотя и это важно. Вовлечение всех заинтересованных кругов и распределение выгод позволяют расширить свободы для всех.

Экономист и философ Амартия Сен (Amartya Sen) утверждает, что свободы – свобода от голода, возможность ходить на работу, возможность участвовать в демократических процессах, возможность вступать в любовные отношения и т. д. – являются «как главной конечной целью, так и главным средством достижения». Свободы расширяют возможности людей и позволяют им достойно жить как в процветающем, так и в развивающемся обществе. Материальные блага и выгоды необязательно должны поровну делиться среди заинтересованных лиц, но их уровень должен быть достаточным для того, чтобы люди жили той жизнью, которую они ценят. Подход, ориентированный на множество заинтересованных групп, – это возможность организовать диалог, нацеленный на совершенствование мира. Такой подход работает для всех, а не только для избранных.

Гарантия справедливого распределения материальных благ и позитивные внешние последствия Четвертой промышленной революции – это больше, чем чисто этическая проблема. Опыт политических революций прошлого учит, что неравенство не остается без последствий. Преобладающие экономические модели делают демократические системы неспособными справиться с материальным неравенством или с неравенством возможностей, и это ведет к укоренению социального и экономического дисбаланса, вызывающего рознь и дестабилизацию. Как отмечается в докладе Всемирного экономического форума о глобальных рисках за 2017 год (Global Risks Report 2017), сегодня сочетание экономического неравенства и политической поляризации грозит усилить многие глобальные риски и ставит под угрозу общественную солидарность, на которой основывается легитимность экономической и политической систем{42}.

Такие стойкие структурные разделения нашли отражения в сформулированных ООН и введенных в действие в январе 2016 года целях устойчивого развития (Sustainable Development Goals, SDGs). Эти цели ставят во главу угла снижение бедности, демократическое правление и укрепление мира, меры по сохранению климата, уменьшение неравенства и экономический рост. Важно, что Четвертая промышленная революция способствует укреплению общих усилий, направленных на распространение возможностей, благоприятных для развития человека, а не препятствует им.

Развивающиеся экономики

Экономист Рикардо Хаусманн (Ricardo Hausmann) и профессор медийных искусств и наук Сезар Идальго (Cesar Hidalgo) утверждают, что именно коллективная способность позволяет продуктивно использовать новые технологии, которые двигают прогресс человечества. К сожалению, эта способность крайне неравномерно распределена между странами:

Общественное накопление производственного знания не является универсальным явлением. Оно присутствует в некоторых частях мира, но отсутствует в других. Там, где оно есть, имеет место невероятный рост стандартов жизни. Там, где его нет, стандарты жизни остаются на уровне прошлого. Громадный экономический разрыв между богатыми и бедными странами является выражением обширных различий в производственном знании, накопленном разными народами{43}.

В странах с успешной экономикой высокие стандарты жизни поддерживаются благодаря сочетанию технологий, знаний и ресурсов, которые применяются для разработки этих технологий, а также благодаря наличию рынков и организаций, которые способствуют тому, чтобы знания, принадлежащие немногим, доходили до всех. Хотя не каждая страна способна выйти на острие технического прогресса во всех сферах, в экономике глобальных знаний каждая страна должна иметь возможность осваивать технологии и адаптировать их для своего национального, социального и экономического развития.

Некоторые считают, что технологии Четвертой промышленной революции, связанные с институциональными реформами, позволяют экономикам «перескочить» через прежние подходы, ориентированные исключительно на технологии, и дают возможность странам с развивающейся экономикой достигать успеха быстрее, чем это было возможно при традиционных индустриальных путях развития. Типичный пример: привлечение масштабных инвестиций в цифровые технологии в ходе Третьей промышленной революции привело к широкому распространению и массовой доступности мобильных телефонов. В результате развивающиеся страны, перед которыми стояла задача обеспечить населению доступ к высококачественным телекоммуникационным сетям, смогли отказаться от необходимости инвестировать большие объемы средств в инфраструктуру стационарной телефонной связи{44}. Другими наглядными примерами воздействия технологий является применение гражданских беспилотных летательных аппаратов (дронов) для доставки жизненно важных медикаментов и вакцин, повышение эффективности в сельском хозяйстве за счет применения генетически модифицированных семян и передовых удобрений, а также предоставление услуг недорогого высокоскоростного Интернета благодаря появлению новых сетей вещания с низкоорбитальных спутников. Однако обещанный скачок в Четвертой промышленной революции остается всего лишь обещанием.

Одна из проблем состоит в том, что ориентация на цифровую инфраструктуру, призванную ускорить темпы и расширить сферу действия Четвертой промышленной революции, очень быстро развивает цифровое неравенство – как внутри стран, так и между ними. Если наличие высокоскоростных цифровых сетей и соответствующих навыков и знаний является необходимой предпосылкой для Четвертой промышленной революции, власть может перейти к тем, чье географическое положение, уровень образования и дохода позволит им оказаться на нужной стороне растущей цифровой пропасти. В то же время миллиарды других людей могут еще больше отдалиться от базовых стандартов заработной платы, доступности инфраструктуры, востребованности языка или актуальности информационного наполнения.

Вторая проблема связана с революцией в области мобильных технологий и с тем, что эта новая инфраструктура не смогла стимулировать инновации или разработки. В Африке сервисы, предлагаемые революцией в сфере мобильной связи, направлены главным образом на потребителей, а не на производителей технических средств. По большей части не получилось создать официальные рабочие места, выработать базовую инфраструктуру для экономического развития или привлечь и внедрить смежные технологии{45}. Чтобы революция в области мобильных технологий стала катализатором промышленного развития и диверсификации экономики, она должна идти рука об руку с «Четвертой промышленной политикой» – дополнительными изменениями нормативно-правовой базы в сфере инноваций, предпринимательства, инфраструктуры и индустриализации.

Третья проблема заключается в том, что Четвертая промышленная революция грозит перевернуть традиционные пути развития промышленности, в соответствии с которыми страны изначально полагались для привлечения производства (а впоследствии также инвестиций и технологий) на обширные ресурсы дешевой рабочей силы. Наиболее характерные примеры автоматизации, заменяющей труд людей: высокоточные производства, оснащенные разумными роботами, или возвращение производства в развитые страны благодаря повсеместному применению технологии 3D-печати – хорошо характеризуют снижение роли дешевой, неквалифицированной рабочей силы. Так каким же образом страны, в которых доминирует аграрное хозяйство и экономика с низким уровнем индустриализации, смогут трансформироваться в экономики, основанные на знаниях, чтобы в ходе Четвертой промышленной революции иметь возможность осваивать, применять и разрабатывать новые технологии?

Если учитывать возрастающую роль квалифицированных кадров, можно сказать, что стимулирование возможностей стран для плодотворного применения технологий станет критической необходимостью и потребует инвестиций в образование, обучение и национальную программу научных исследований и разработок (НИОКР). Четвертая промышленная революция сделает еще более важной задачу уменьшения неравенства в сфере образования и науки, имеющегося между экономически развитыми и развивающимися странами. Хотя новые технологии обещают ускорить процесс развития навыков, большинству развивающихся стран на это потребуются десятилетия, а также значительные ресурсы. Лишь после этого они смогут воспользоваться всеми преимуществами высококачественных систем образования и науки.

В 2014 году 263 млн детей и молодых людей в мире не ходили в школу. Наибольшая доля таких детей приходится на регионы, для которых потребность в экономическом и социальном развитии является наивысшей и в которых дети и молодежь составляют большинство населения{46}. Помимо географических различий, еще больше усугубляет ситуацию отсутствие равных возможностей образования для представителей разных полов. Молодые женщины чаще не посещают учебные заведения, чем молодые мужчины, особенно в слаборазвитых регионах{47}. Для населения регионов, где очень высока доля детей, не посещающих школу, этот неблагоприятный фактор снижает их потенциальные возможности и сдерживает усилия стран по индустриализации.

Привлечение детей в школы – только первый шаг. Рост диверсификации и повышение сложности экономики требуют наличия стабильных сертифицированных образовательных учреждений и достаточного финансирования науки. Сегодня более половины научно-технических журналов мира издаются в Соединенных Штатах и Великобритании. Это неудивительно, поскольку именно в этих двух странах находятся ведущие университеты мира{48}. И хотя место публикации мало говорит о происхождении или намерении автора, то обстоятельство, что большинство новых знаний публикуется и создается на Западе, может стать ограничивающим фактором для распространения и получения этих знаний в других местах. Это обстоятельство еще раз указывает на то, что западные страны должны взаимодействовать с другими регионами с целью выявления и использования местных знаний. Хотя Северная Америка и Западная Европа пока еще доминируют по объемам инвестиций в научные исследования (а также имеют наибольшие расходы на НИОКР в процентах от ВВП, как показано на рис. 8), здесь имеет место значительный сдвиг в направлении стран Азиатско-Тихоокеанского региона{49}. Однако на остальной мир приходится весьма незначительная доля. В результате по мере развертывания Четвертой промышленной революции развивающиеся страны серьезно отстают в производстве знаний и в технических разработках.

Однако одно только увеличение инвестиций в образование и науку в странах с развивающейся экономикой не сможет сделать людей состоятельными. Общемировая наука будет становиться все более разносторонней по мере того, как свой вклад в знания будет вносить все более широкая группа культур и будут появляться новые источники специальных знаний. На решение этой проблемы направлены такие проекты, как канадский проект «Мета», который в январе 2017 года был приобретен организацией Chan Zuckerberg Initiative. Проект посвящен использованию «искусственного интеллекта при работе с научными экосистемами» и предполагает создание инструментов, пригодных для большинства научных исследований, ежедневно проводимых по всему миру. Это не просто возможность читать или находить статьи в научных журналах, многие из которых являются платными и доступны не всем. В проекте «Мета» находят применение технологии Четвертой промышленной революции, позволяющие в реальном времени получать необходимую информацию, находить образцы для подражания и черпать идеи в самых разных научных дисциплинах.

Но и одних только инвестиций в НИОКР недостаточно. Для того чтобы повлиять на жизни людей и улучшить их, требуется эффективная коммерциализация знаний, обеспечивающая защиту, распространение и внедрение идей и технологий по отраслям и обществу в целом. Что касается коммерциализации знаний через систему патентов, то Запад здесь также исторически доминировал. И хотя Азия быстро прогрессирует в этом направлении, Латинская Америка и Африка продолжают отставать от остального мира.


Рисунок 8. Средние значения доли расходов на НИОКР от ВВП по регионам

Источник: данные ЮНЕСКО за 2017 г.


В тех регионах мира, в которых регистрируется значительно меньшее количество патентов, создается меньше материальных ценностей, что усугубляет глобальное неравенство. Развивающимся странам приходится приобретать дорогостоящие патентованные технологии, а это приводит к сдерживанию индустриализации.

Низкий уровень образования, низкий уровень НИОКР и отсутствие коммерциализации новых технологий в совокупности мешают развивающимся регионам следовать выбранным направлениям развития. Некоторые развивающиеся страны по большому счету исключены из процесса формирования воздействия новых технологий и знаний на их общества и не испытывают влияния глобально разворачивающейся Четвертой промышленной революции. Поскольку страны с развитой экономикой являются первопроходцами в разработке, планировании и использовании технологий, баланс между технологией, обществом и экономикой может оказаться смещенным из-за преобладания западных ценностей и доминирующей в западной экономике системы стимулов и поощрений. Если не предпринимать никаких действий, то будущее будет формироваться хаотично, а не целенаправленно, а технологии будут ограничивать, а не расширять возможности.

Мы прошли долгий путь, обрели политическую волю и создали соответствующие институты, чтобы справиться со всеми этими проблемами. Для того чтобы быстрее и эффективнее, чем раньше, распространять технологии, стимулировать процессы получения образования и повышения квалификации, потребуются широкомасштабные усилия. Но благодаря этим усилиям мы сможем на пороге Четвертой промышленной революции взять на себя ответственность и использовать новые технологические системы для максимальной полноты охвата, расширения свобод и глобального распределения выгод среди всех заинтересованных кругов.

Чтобы справляться с рисками и с успехом использовать технологии Четвертой промышленной революции для экономического и социального развития в развивающихся странах, требуется всесторонний и продуманный подход. Нужно создать процесс, нацеленный на множество заинтересованных кругов, в котором участвуют эксперты по вопросам развития, создатели технологий, транснациональные компании, правительства, гражданское общество, международные организации и заинтересованные слои населения. Формирование будущего большинства населения мира не может быть доверено какой-либо одной группе, поскольку при этом существует риск смещения в сторону предпочтений этой группы. Это может привести либо к сдерживанию темпов роста, либо к ситуации, когда выгоды от новых технологий будут ориентированы исключительно на узкий круг лиц. Всеобщая глобальная приверженность целям успешного развития – один из шагов на этом пути. Реального успеха можно добиться только при условии ответственного и гибкого руководства со стороны местных и международных групп заинтересованных кругов.

Окружающая среда

Беспрецедентные материальные блага, сформировавшиеся за три века индустриализации, неравномерно распределялись между людьми, но и создавались со значительным ущербом для природных систем Земли. Климат, водные ресурсы, воздух, леса и океаны подвергаются небывалому, жесткому и постоянно возрастающему давлению. Численность биологических видов сократилась почти в сто раз от своего естественного уровня{50}. В 1800 году только 3 % населения мира, составлявшего тогда 1 млрд, проживало в городах. Сегодня на жителей городов приходится 50 % населения планеты, общая численность которого составляет 7,4 млрд{51}. Из них 92 % живут в условиях, когда уровень загрязнения воздуха превышает пределы, признанные безопасными Всемирной организацией здравоохранения{52}. К 2050 году масса всех имеющихся в мире изделий из пластика превысит общую массу всей рыбы в океанах{53}. Общемировой объем выбросов углекислого газа с 1850 года вырос в 150 раз{54}. При нынешнем количестве загрязнений вполне реальным является риск, что к 2100 году температура на планете вырастет на величину от 4 до 6 °C{55}, что вызовет необратимые изменения в климатической системе, остававшейся стабильной на протяжении последних 10 тыс. лет{56}.

Климатические изменения, по сути, уже подрывают национальные экономики и влияют на условия жизни. Они наносят ущерб людям, сообществам и системам, вызывая неопределенность и нестабильность. В условиях, когда многие регионы все еще идут по пути индустриализации, а население мира за последние 15 лет увеличилось на 1 млрд, нарушения, связанные с изменениями климата, будут усугубляться. К таким нарушениям можно отнести геополитическую нестабильность, массовую миграцию, перебои с производством продовольствия и возрастающие угрозы безопасности{57}.


Рисунок 9. Тенденции изменения климата

Источник: Межправительственная группа экспертов по изменению климата (IPCC), данные на 2014 г.


В ходе Четвертой промышленной революции необходимо будет решать целый ряд проблем. Некоторые из них связаны с воздействием на окружающую среду самих цифровых технологий. В том числе это постоянно растущие объемы отходов электроники, которые содержат токсичные химические вещества, действующие на экологию. Также растут объемы выбросов углекислого газа, обусловленные появлением большего количества центров обработки данных. Такие центры, необходимые для эффективного функционирования разветвленной цифровой инфраструктуры, потребляют значительные объемы электроэнергии. Другие проблемы связаны с принципами, регулирующими развитие и внедрение технологий. Те меры, которые мы сумеем принять в ближайшие годы и десятилетия, чтобы преодолеть эти проблемы, будут определять не только условия жизни будущих поколений, но и экосистему планеты на грядущие тысячелетия.

Технологии Четвертой промышленной революции предоставляют нам возможность справляться с издержками, характерными для предыдущих промышленных революций, избрав путь более экологически рационального развития, обеспечивающий защиту нашего всеобщего достояния. К 2030 году в большинстве семей мира будет, по меньшей мере, один сотовый телефон стандарта 3G. Использование распределенных реестров, таких как блокчейн, для мобильной торговли квотами на выбросы углекислого газа даст возможность каждому человеку получить равную квоту в границах нашей планеты. Технология блокчейна также может найти применение в управлении распределением водных ресурсов и в задачах контроля вырубки лесов. Правительство Гондураса фактически уже использует потенциал распределенных реестров при выделении прав на землю.

Достижения в области спутниковой съемки помогают приостановить процесс уменьшения площади лесов, вклад которого в парниковый эффект составляет порядка 15 %{58}. Беспилотные летательные аппараты применяются для мониторинга лесных пожаров, урожая сельскохозяйственных культур и водных ресурсов и даже для помощи посевным работам. В то время как фермер способен посадить в день около 3 тыс. семян, тесты, в ходе которых семена сбрасываются на землю с дронов, показали, что таким образом можно посадить более 30 тыс. семян в день{59}. Спутники также применяются для наблюдения за океанами и для защиты океанских ресурсов. Применение датчиков, имеющих связь со спутниками, и инструментов для обработки данных повышает качество и степень наглядности контроля над морскими судами. Сети наноспутников скоро смогут ежедневно делать снимки всей поверхности Земли с высоким разрешением. Флоты беспилотных судов помогут отслеживать состояние наших океанов и вести мониторинг добычи океанских ресурсов{60}.

Наличие и доступность технологий привели к тому, что для ведения экологического мониторинга теперь необязательно быть высококвалифицированным специалистом. Этот процесс становится более горизонтальным, принять участие в мониторинге можно при помощи своего смартфона. Нынешние системы экологического мониторинга хороши, но их возможностей недостаточно, чтобы соответствовать темпам и масштабам тех прорывных изменений, которые обещает Четвертая промышленная революция. Для того чтобы эффективно справляться с грядущими потрясениями, нынешняя экономическая модель должна быть перестроена так, чтобы стимулировать производителей и потребителей снижать объем потребления ресурсов и поощрять экологически рациональные продукты и услуги. Это потребует введения новых моделей бизнеса, в которых скрытые на сегодня издержки, связанные с воздействием на экологию, будут включаться в стоимость. Такой подход будет способствовать повышению экологической рациональности производства и потребления. Подобная перестройка также требует фундаментального сдвига от краткосрочного мышления к долгосрочному планированию, а также отказа от линейной экономической модели по принципу «взять сырье, изготовить продукт, избавиться от отходов» в пользу многооборотной экономики, когда промышленная система по своему замыслу и строению является восстанавливаемой или регенеративной. Подобная перестройка потребует краткосрочных вложений, но, если ничего не делать, это обойдется дороже.

Хотя Четвертая промышленная революция только начинает разворачиваться, положительные результаты уже есть: в технологии возобновляемых источников энергии инвестируется в два раза больше средств, чем в добычу ископаемых видов топлива{61}. Однако мир стоит перед выбором. Можно либо продолжать действовать в духе первых трех промышленных революций, не придавая большого значения проблемам окружающей среды, либо решать экологические проблемы путем осознанного выбора и сотрудничества между заинтересованными кругами. Этот подход также включает различные варианты внешнего финансирования решений, которые не только обещают коммерческую выгоду, но и несут пользу для общества. Следует избегать тенденции, свойственной прошлым промышленным революциям, когда мир природы воспринимался исключительно как «сточная канава» для отходов новых технологий. Это будет нелегко, но у лидеров нет другого выхода, кроме как управлять внешними воздействиями Четвертой промышленной революции так, чтобы непредвиденные последствия были заботой всего общества, а не концентрированно воздействовали на наиболее уязвимые группы населения или наносили экологический ущерб, сказываясь на будущих поколениях. Если принять во внимание, какой хрупкой стала биосфера планеты после трех предыдущих промышленных революций, цена ошибки слишком высока.

Общество и граждане

Помимо геополитического и экологического воздействия технологические революции могут оказывать влияние на социальный ландшафт, изменяя требования к навыкам, необходимым для достижения успеха. К примеру, Третья промышленная революция улучшила жизнь работников интеллектуального труда по сравнению с фабричными работниками, стандарты жизни которых, в свою очередь, повысились в результате Второй промышленной революции. На известном «графике слона», построенном экономистом Бранко Милановичем (Branko Milanovic) (рис. 10), показано, как менялось распределение глобального дохода с 1988 по 2008 год: в проигрыше оказались не только беднейшие слои населения, но и те, чей доход составлял порядка 80 % от общемирового, т. е. средний класс в развитых странах. Так, многие промышленные рабочие, столкнувшись с волнами нестабильности и стагнации, перешли в ряды «прекариата» (класс работников с частичной или неполной занятостью). Теперь повышение степени автоматизации снова может вызвать изменения в структуре выгодоприобретателей.

Новые формы автоматизации, в том числе роботы и алгоритмы, в которых нашли применение последние достижения в области искусственного интеллекта, заменяют не только рабочих на производстве, но и бухгалтеров, юристов и других специалистов. В 2000 году в Нью-Йоркском офисе финансовой группы «Голдман Сакс» насчитывалось 600 биржевых маклеров. В 2017 году осталось только два маклера, а основную работу выполняют программы автоматического ведения биржевых торгов{62}. Такую тенденцию можно наблюдать в десятках биржевых фирм Уолл-стрит{63}. Подобное изменение скорее всего приведет к дальнейшей концентрации богатств в руках владельцев капитала и интеллектуальной собственности. Как показали последние выборы в Великобритании и в США, если оставить без внимания эти сдвиги и их влияние на отдельных людей, они могут стать причиной недовольства, страха и политических демаршей в обществе.

Помимо насущных экономических проблем существуют также проблемы, связанные с осмыслением роли труда для отдельных людей, семей и сообществ. За прошедшие 250 лет такие понятия, как коллектив, личность, цель и учреждение, тесно увязались с нашими ролями работников и полезных членов общества. Текущие прорывные изменения вынуждают политических лидеров переосмыслить парадигму, которая формирует отношения между отдельными людьми, обществом и экономической деятельностью. Это заставляет задуматься о реформах, направленных на пересмотр социального контракта между личностью и обществом.

Одним из примеров таких реформ является обсуждение концепции безусловного базового (основного) дохода (БОД). Эта достаточно радикальная идея была протестирована по всему миру, от Финляндии до Кении и от Калифорнии до Индии. Помимо доводов о рациональности и эффективности распределения, главным аргументом в пользу БОД является социальная справедливость. Поскольку доход все больше связан с землей, природными ресурсами и интеллектуальной собственностью – всеми составляющими коллективного богатства общества, – каждый должен иметь скромную долю этого коллективного богатства в форме безусловного основного дохода. БОД в данном случае не рассматривается как панацея, но его радикальная сущность вызвала важный спор, который должен широко рассматриваться в контексте экономических и социальных реформ и который заставляет переосмыслить, как сама экономическая система может работать для всех заинтересованных кругов в ходе Четвертой промышленной революции.

Лидерам также необходимо обратить внимание на то, что Четвертая промышленная революция по-разному будет воздействовать на различные гендерные группы. Во время Первой и Второй промышленных революций женщины вынуждены были сидеть дома и их влияние на политику и экономику было минимальным. Когда в XIX веке женщины пошли работать на заводы, жизнь большинства из них стала более тяжелой, и это привело к большей организованности и возникновению движений за права женщин, а позднее и кампаний в защиту всеобщего избирательного права и политического представительства. В итоге расширилось участие женщин в экономической и политической жизни и ускорился прогресс. Тем не менее гендерное неравенство существует до сих пор. Во всем мире мужчины наделены более обширными экономическими и политическими полномочиями, чем женщины. Почти в половине из 142 стран, отмеченных в докладе Всемирного экономического форума о разнице в положении мужчин и женщин за 2016 год (Global Gender Gap Report 2016), гендерное неравенство увеличилось{64}. К сожалению, вполне возможно, что сдвиг в области требований к квалификации, имеющий место в ходе Четвертой промышленной революции, будет благоприятен лишь небольшой части работников и владельцев высокотехнологичных компаний и приведет к дальнейшему усугублению гендерного неравенства.


Рисунок 10. Изменение реальных доходов с 1988 по 2008 г. в зависимости от процентных долей от глобального дохода (подсчитанного в 2005 г. в международных долларах)

Источник: Миланович (Milanovic) (2016 г.)


Женщины составляют менее 30 % от числа занятых в сфере научных исследований. Еще меньше их доля в сфере инженерно-технических и математических дисциплин{65}. Менее 25 % должностей ИТ-специалистов занимают женщины, а среди предпринимателей их число еще меньше{66}. Женщины на 50 % меньше мужчин пользуются Интернетом, а в некоторых развивающихся странах этот разрыв еще больше{67}. Практически по всем этим показателям наибольший разрыв между мужчинами и женщинами наблюдается в развивающихся странах, т. е. женщины там находятся в худшем положении. Подобный разрыв не позволяет женщинам в полной мере принимать участие в Четвертой промышленной революции и формировать ее. В частности, из-за этого миллионы хороших идей и предложений остаются за бортом, сдерживая столь необходимый процесс получения знаний. Вот почему необходимо решать проблемы гендерного неравенства и уделять им приоритетное внимание в политической, экономической и социальной сферах. Раскрыть потенциал женщин в ходе Четвертой промышленной революции – значит раскрыть потенциал общества.

Помимо перспективы решить проблему гендерного неравенства, Четвертая промышленная революция предоставляет возможность включить в процесс людей, которые исторически находились в бедственном положении или подвергались преследованиям по гендерным, расовым, возрастным признакам, из-за сексуальной ориентации или физической неполноценности, либо из-за отказа отождествлять свой пол с полом, полученным при рождении. Новые технологии способны трансформировать наше восприятие пола, возраста и самого человеческого организма. Люди с ограничениями по здоровью получат выгоду от технологий, которые позволят расширить возможности человека. В итоге само понятие физической неполноценности постепенно исчезнет.

По мере того как роботы и другие передовые технологии становятся все более обычным явлением в обществе, они помогают разрушать стереотипы. Однако этот процесс не является неизбежным: он зависит от тех ценностей, на которые мы ориентируемся при создании и внедрении технологий, о чем говорилось в главе 3. Имеющиеся у людей предрассудки, такие как сексизм и расизм, проявляются уже при программировании машин и при взаимодействии с ними{68}. Так, хотя в теории роботы-гуманоиды могут создаваться без таких атрибутов, как раса или пол, чаще всего роботы для обслуживания клиентов имеют женские признаки, в то время как промышленные роботы, как правило, создаются с мужскими признаками. Это сдерживает применение новых технологий для разрушения вековых стереотипов и мешает мыслить не традиционными категориями, а более широко. Будут ли новые технологии сохранять существующие стереотипы или позволят повысить благосостояние всех людей и общества в целом, зависит от осознанного выбора, который делается при разработке этих технологий.

Ответственное и гибкое руководство для вовлечения всех заинтересованных групп

Развитие Четвертой промышленной революции будет зависеть от того, сможем ли мы принимать осознанные решения или будем действовать без оглядки на растущие экономические, экологические и социальные проблемы. Если мы на самом деле хотим почувствовать себя частью чего-то гораздо большего, чем мы есть – истинно глобальной цивилизацией с осознанием общей судьбы, – нужно вовлечь в движение по намеченному нами курсу все заинтересованные круги. Мы несем ответственность за предоставление равных возможностей растущему населению развивающихся стран, особенно молодежи, которая все еще пытается воспользоваться плодами предыдущих промышленных революций. Мы должны сохранить для будущих поколений здоровую планету. И мы должны стремиться к тому, чтобы выгоды этой технологической эры справедливо распределялись между всеми гражданами независимо от возраста, уровня дохода, расы или убеждений.

Решение наших общих проблем требует радикального мышления. Технологии, вытесняющие ручной труд, серьезные климатические изменения, растущая озабоченность в отношении неравенства и грядущей экономической неопределенности подрывают те модели и парадигмы, на которых основываются наше общество и экономика. Лидеры всех секторов промышленности во всех странах должны взять на себя ответственность за ведение диалога о необходимых социальных и экономических системных изменениях. Нужно также определиться, какими будут эти изменения – кардинальными или постепенными.

Итоги главы

Если мы хотим, чтобы Четвертая промышленная революция привела нас в экологически рациональное и открытое для всех будущее, крайне важно придерживаться подхода, нацеленного на множество заинтересованных сторон.

Принцип множества заинтересованных сторон предполагает, что жизнеспособные решения сложных мировых проблем могут быть достигнуты только при совместном участии руководителей бизнеса, государства, гражданского общества и научных кругов, а также с привлечением молодого поколения.

Для включения развивающихся стран в Четвертую промышленную революцию необходимо:

• на местном и региональном уровне обсуждать, как будет выглядеть будущее и как местное население сможет воспользоваться преимуществами новых технологий;

• на местном, региональном и общемировом уровне проводить в отношении инноваций, инфраструктур и индустриализации политику, которая позволит всем гражданам воспользоваться потенциалом и выгодами новых технологий.


Защита окружающей среды в ходе Четвертой промышленной революции подразумевает:

• не только создание и внедрение новых технологий для недопущения ущерба, но и упреждающий, ориентированный на перспективу подход к сохранению и улучшению мира природы;

• перестройку экономических моделей в отношении использования технологий и их воздействия, чтобы стимулировать производителей и потребителей к снижению потребления ресурсов и поощрять экологически рациональные продукты и услуги.


Чтобы Четвертая промышленная революция обеспечила процветание, открытость и равенство для общества и граждан, требуется осознанный выбор технологических систем, которые неизбежно будут влиять на экономику, окружающую среду и социальные системы. Это означает, что нужно иметь волю для противодействия существующим экономическим и политическим парадигмам и их перестройки с целью включения всех заинтересованных участников – независимо от этнической, возрастной, половой или национальной принадлежности.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Технологии Четвертой промышленной революции (Николас Дэвис, 2018) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я