Натали (Анна Дубчак, 2009)

Пианистка Наталия – странный детектив-любитель. Попалось сложное дело? Она садится за рояль. Играет. И разгадка преступления приходит словно сама собой. Но теперь в беде – сама Наталия. Ее похитили и увезли в таинственный дом где-то в Европе. Похититель – богатый француз Ги Дюпон – готов не только обеспечить ей роскошь и комфорт, но и заплатить огромные деньги… в обмен на помощь в расследовании загадочной кражи, случившейся у него на вечеринке. Почему же ее не попросили взяться за это дело по доброй воле? Зачем устроили странную комедию с похищением? Наталия понимает – Дюпон лжет ей. Но чего же он хочет в действительности?

Оглавление

Из серии: Ясновидящая

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Натали (Анна Дубчак, 2009) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 2

Вид на Вогезскую площадь

Она вошла в гостиную в длинном красном платье и остановилась в дверях. Гаэлль, увидев ее, не смогла скрыть своего восхищенного взгляда.

У камина сидел Луи и курил.

– Отлично… Так я себе и представлял… – проронил он, любуясь своей пленницей. – Человек, который нашел вас, дал мне, оказывается, совершенно точные размеры…

Он подошел к ней, взял ее за руку и подвел к самому камину.

Огонь, пылающий в нем, почему-то не грел. Наталия испустила крик ужаса, когда увидела, как Луи, взявшись руками за каминную решетку, вдруг привел его в движение, словно это был не массивный старинный действующий камин, а дверь… И только спустя мгновение до нее дошло, что это был вовсе и не камин, а огромный телевизионный экран, встроенный в стилизованную под камин оправу. За «камином» оказалась еще одна комната. Там тоже был камин, но от него исходил настоящий жар. Справа от этого камина была дверь с прямоугольной черной решеткой. А рядом с дверью – стул. Луи пригласил Наталию сесть на этот стул и ободряюще улыбнулся ей.

– Не бойтесь… Вы так побледнели… Дело в том, что сейчас вы услышите голос того самого человека, по воле которого вы здесь и оказались. Вы не должны видеть друг друга, поскольку этот господин слишком известен в мире… Но и вас он не должен видеть, поскольку вы, как и он, свободные в принципе люди и оба имеете право на анонимность.

– Что это еще за глупость? – пришла в себя Наталия после потрясения с фальшивым камином. – Это я-то свободная?

«Пусть, пусть он посмотрит мне в глаза и скажет, что ему нужно… Я лично не боюсь. И мне никакая анонимность не нужна. Я не преступница, которой потом придется от кого-либо прятаться…»

– Это вам так только кажется… Дело в том, что в настоящее время вы, Натали, наша, то есть моя, собственность. И мне решать, должен вас кто видеть или нет. Мой клиент платит мне, а условия ставлю я. И перестаньте скандалить. Вы же сами сказали, что заинтересованы в том, чтобы поскорее начать работу…

– Мы не говорили ни о какой работе.

– Хорошо, тогда начну с самого начала. Вы оказались здесь потому, что один человек нуждается в ваших услугах. Ему известно о вашем даре. И он готов заплатить вам за вашу работу. Я же, как посредник, получу лишь комиссионные. Вот такая в целом схема.

– А что вы можете знать о моем даре, если я и сама-то толком о нем ничего не знаю…

– Вас посещают видения, связанные с определенными событиями или людьми, в зависимости от того, что вас волнует или интересует. Мы знакомы с несколькими людьми, которые уже пользовались вашими услугами и остались ими довольны. Но информация, сразу же оговорюсь, первоначально шла не от них, а потому вы можете смело и дальше продолжать работать на этих людей.

– Это вы про Интерпол? Тоска… – Ей вдруг стало все безразлично. Она даже не попыталась проанализировать, кто же ее так подставил. – Я не буду работать на вас, хоть режьте на куски. Я вас не знаю, это во-первых. А во-вторых, где гарантия, что после проведенной работы вы не убьете меня и не сожжете вот в этом самом камине? Я предпочитаю работать с проверенными людьми, это во-первых, а во-вторых, для того чтобы я чувствовала себя комфортно, мне нужна предоплата – ровно пятьдесят процентов всей суммы.

– Мы в курсе.

– Кроме того, у меня есть человек, который работает с клиентурой. Без него я и пальцем не пошевелю.

– А что вы скажете, если этот человек здесь?

– Человек, которого я имею в виду, не способен на такую низость, как воровство и подлость…

Послышался легкий шорох… Наталия повернулась и не поверила своим глазам: перед ней стояла Сара.

– Ну-ну, Наташа, успокойся… Здесь все чисто. Единственно, что тебе потребуется, – это немного поработать. Ты меня должна простить за все, что с тобой произошло, но всем известно, какой у тебя характер… Ведь ты же ехала отдыхать, а тут подвернулось такое дельце… Я не могла упустить такую возможность. Три миллиона франков на дороге не валяются.

Ей показалось, что это сон. Она закрыла лицо руками и попыталась сосредоточиться. Но когда она повернулась, чтобы подойти к Саре и отвесить причитающуюся ей оплеуху, ее в комнате уже не было.

– Теперь вы верите нам?

Она взяла себя в руки.

– Деньги! Полтора миллиона франков. – Она демонстративно протянула руку и застыла так.

Луи достал из кармана чек и протянул его ей. Она спрятала чек в карман.

– Это правда чек… Но наличные вы сможете получить лишь по выходу отсюда…

– Значит, уже завтра утром?

– Нет. Вам платят так много за сложность, которая и заключается как раз в том, чтобы вы вели свое расследование, не выходя отсюда.

– Вы смеетесь надо мной!

– Таковы условия работы. Информация слишком секретна и важна, чтобы ее можно было вынести из этих стен…

– Но ведь я все равно буду иметь к ней доступ… – От догадки у Наталии мурашки побежали по спине. – Вы все-таки убьете меня потом?

– Посмотрим, – ободряюще кивнул ей Луи и снова взял ее за руку. Подвел к двери с решеткой и три раза стукнул по ней.

Наталия слышала, как за дверью произошло какое-то движение: очевидно, кто-то вошел в соседнюю комнату и присел возле двери.

Наталия села на стул. Стало тихо и по другую сторону двери.

– Вы слышите меня? – услышала она низкий мужской голос. Человек говорил с еще более ужасным акцентом, чем у Луи Сора.

– Слышу. Прежде чем вы мне что-то скажете, я должна заявить вам: вы негодяй… А теперь говорите по делу… Только учтите, что я устала и хочу спать…

– Прошлым летом, а именно 12 августа 1996 года, в маленьком замке близ Арпажона была вечеринка, которую устраивал некий Фредерик Байе, писатель-публицист… Вечеринка как вечеринка, ничего особенного. Но именно там в одной из комнат меня ограбила женщина, назвавшаяся Изабель Гомариз.

– Каким образом? – Наталия мгновенно попалась в сети. Любопытство уже пустило корни и заполонило всю ее полностью. Голос таинственного незнакомца, спрятавшегося за дверью, околдовал ее. Она уже видела и замок, и шумную вечеринку, и даже слышала музыку, бьющую по нервам… Только вот красавицу Изабель Гомариз (красавицу, поскольку Наталия была уверена, что женщина, носившая такое имя, просто не может быть некрасива) представить пока не могла: для этого необходимо было выяснить, что же именно она украла у этого господина. – Что она у вас украла?

– Одну штуковину, внешне напоминающую синий пластиковый цилиндр, маленький маркер, украшенный серебром с позолотой.

– И всего-то?

– Нет, дело, конечно, не в самом футляре… Понимаете, в этом баллончике, футляре, маркере, как угодно, находилось нечто, очень для меня важное.

– Капсула с радиоактивным веществом? – усмехнулась Наталия, вспомнив свое легендарное погружение на дно Химкинского водохранилища.

– Нет. Это другое вещество… Открыть этот маркер практически невозможно… Там есть одна хитрость. Для человека, нашедшего эту вещь, вещество не принесет ни вреда, ни, что самое главное, пользы. Оно нужно только мне. Но самое ужасное заключается в том, что именно на этой вечеринке я и купил его у одного человека за очень большие деньги. Он продал мне его для дела, а я, выходит, потерял…

– Что, если эта история появится в прессе? Это имеет отношение к вашей политической карьере?

– Я не политик.

Она поняла, что он не скажет, кто он.

– И вы хотите, чтобы я нашла этот предмет?

– Не только предмет. Мне нужна и та женщина.

– Но зачем?

– Этого я не могу вам сказать.

– А как скоро вы обнаружили пропажу?

– Примерно через час после сделки. Мы сидели с Изабель в библиотеке и разговаривали. Достаточно долго. После чего она, сославшись на головную боль, ушла, а я обнаружил, что у меня пропал маркер.

– А что, если вы его просто потеряли?

– Нет… Я больше нигде не был.

– А вы при Изабель доставали его, показывали?

– Не помню…

– Вы больше никогда не виделись с этой женщиной?

– Виделся.

– Тогда я ничего не понимаю… Почему же вы ничего у нее не спросили?

– Не мог… По разным причинам… И она исчезла. Мне необходимо ее найти.

– Хорошо… Как она выглядит?

– Первый раз она была в парике, это явно. Парик, правда, хороший, почти незаметный… Из настоящих, я полагаю, волос. Короткие светлые волосы, как у мальчика. Но второй раз она уже была с длинными рыжими волосами. Она необыкновенно красива…

– Вы думаете, что она взяла ваш драгоценный маркер случайно?

– Я не знаю… И это тоже предстоит выяснить… Понимаете, стоит найти ее, как я найду и маркер… Это все связано… Я не могу вам все объяснить…

– Биология? – спросила она.

Он промолчал. Затем послышался звук двигаемого стула, и все стихло.

– Он ушел, – услышала Наталия над самым ухом и вздрогнула: она совершенно забыла о существовании Луи. – Вы патологически любопытны, Натали… Надеюсь, ваша задача ясна?

– Разумеется, только мне непонятно, неужели так трудно было найти женщину, когда известны ее имя и фамилия?

– Такой женщины в природе не существует. Мы пробовали ее искать через полицию.

– Понятно. Вы хотите сказать, что она назвалась другим именем? Что ж, это я тоже могу понять… Ну а теперь я могу поспать?

– Мой клиент хотел бы, чтобы вы немедленно приступили к работе…

– Немедленно? Но почему?

– Он считает, что сейчас, когда вы только что приняли информацию, самое время для работы…

– Хорошо… А где?

– Мы приготовили вам «Стенвейн».

Это был совершенный рояль, лучший в мире. Он стоял в большой, ярко освещенной комнате и сверкал своей черной лакированной поверхностью. Белейшие зубы-клавиши только что не клацали от предвкушения хорошей музыки.

Наталию оставили одну.

Она подошла и села за рояль. Прикоснулась к клавишам и, взяв первый аккорд, почувствовала, как ее просто уносит в мир звукового хаоса, какофонии, постепенно превращаемой в изысканную, умиротворяющую гармонию…

Она играла шестую прелюдию Скрябина и нервничала, как нервничал, наверное, сам Скрябин, переживая что-то личное и сумбурное… Размышления, подавляемые эмоциями, растворились в хрустально-прохладных звуках…

Ее дар заключался в видениях. Она должна была увидеть нечто, что имело бы отношение к тому, о чем она думает. Но как часто эти видения были настолько сюрреалистичны, что ей приходилось, увидев, к примеру, чье-то лицо, искать его по городу, сбивая ноги в кровь и роясь в газетных подшивках или наведываясь каждый день в морг…

Было так, что, закрыв глаза, она видела один лишь снег, и тогда ей становилось страшно, что ее дар потерян навсегда и что теперь она будет обречена вести серую и однообразную жизнь… Она больше всего боялась этой мышиной, знобкой серости…

А бывало и так, что, закончив играть, она видела на крышке рояля физические доказательства реальности видений. Такая вот абракадабра. Это могли быть капли дождя из видений, это мог быть окровавленный нож из видений… Судьба этих реальных вещей была по большей части похожа: они исчезали.

Звуковой ряд своих видений Наталия записывала на магнитофонную пленку: голоса, как правило, не стирались и помогали ускорить расследование. А один раз ей удалось сфотографировать появившийся в ее видениях портрет Фабра… Так была раскрыта тайна доктора Ошерова…

Но тогда ее никто не ограничивал в движении. Она могла уйти из дома и самостоятельно искать убийцу или человека, которого ей поручили найти.

Разумеется, этим вовсю пользовался Логинов, и если раньше это Наталию раздражало, поскольку она считала, что он живет с ней лишь только для того, чтобы, пользуясь ее даром, раскрывать преступления, то потом поняла, что сильно заблуждалась на этот счет. Логинов любил ее. И как ей казалось, и она любила его. Но и она пользовалась его информацией, раскрывая свои дела и зарабатывая, таким образом, деньги на своих клиентах. Она жульничала в силу своих способностей и подчас выуживала ценную для нее информацию не только у Логинова, но и у его помощников. Кроме того, ей помогал Вася Романов, патологоанатом, которого она регулярно поила спиртным…

Но здесь, в Париже, она совсем одна. Сара-предательница не в счет. Она еще с ней разберется, если, конечно, выйдет отсюда живой…

И вдруг она стала задыхаться… Пальцы продолжали играть, но все ее тело свело судорогой, ее словно стало засасывать куда-то в сторону… Испугавшись, она оторвала руки от рояля и села, тяжело дыша и осматриваясь по сторонам… Она по-прежнему находилась в большой комнате… Вот только сейчас в ней почему-то пахло серой или порохом, словом, гарью… И еще… Шифоновая оборка на платье была оторвана и свисала до самого пола… Словно ее только что дернули со всей силы…

Она подумала об Изабель Гомариз…

И снова коснулась клавиш…

Ей показалось, что она перевернулась в воздухе. И, больно ударившись обо что-то, замерла, почувствовав невероятную легкость во всем теле. Голова еще кружилась, но в то же время она реально ощущала себя сидящей на стуле в совершенно незнакомой ей комнате. Здесь не было рояля. Зато стоял старый, потемневший от времени деревянный мольберт, вокруг которого прямо по полу были разбросаны большие гобеленовые подушки, пуфики, принадлежности женского туалета, туфли, клочки ваты, коробки с красками, бутылки с темной маслянистой жидкостью, старые кисти…

Пахло соответственно масляной краской, скипидаром и еще чем-то хвойным, в сочетании с ацетоном и… приторными духами.

«Газовая камера», – подумала про себя Наталия, понимая, что находится в огромной мастерской, принадлежащей, судя по всему, какой-то безалаберной художнице.

Большие окна впускали в мастерскую яркий теплый солнечный свет.

Наталия встала со стула, подошла к окну, выглянула на улицу и поняла, что находится где угодно, только не в России. Она внимательно смотрела на раскинувшуюся перед ней площадь, и вдруг память подсказала ей, что это знаменитая Вогезская, бывшая Королевская площадь, одна из достопримечательностей Парижа. И если в XIV веке она была местом прогулок аристократической публики и проведения дуэлей, то чуть позже стала знаменита тем, что на ней проживали такие известные личности, как кардинал Ришелье, Альфонс Доде и Виктор Гюго. Теперь же на Вогезской площади живут кинозвезды, продюсеры и финансисты…

Память услужлива, она выдает подчас информацию настолько подробно и по-книжному, что просто диву даешься, каким образом только умещается все это в маленькой голове, думала Наталия, находясь в странном сомнамбулическом состоянии и не зная, как реагировать ей на столь неожиданное перемещение в пространстве (если не во времени, этого она еще пока определить не могла).

Звук, похожий на всхлипывание, заставил ее обернуться. В мастерскую зашла заспанная девица в коротенькой кружевной рубашке. Растрепанные рыжие волосы, круглое симпатичное личико, усыпанное веснушками, пушистые ресницы, прикрывающие светлые глаза, белое тело, длинные стройные ноги…

Судя по тому, что девушка подошла совсем близко к Наталии, она ее не видела.

Девушка подошла к окну, встала, чуть ли не касаясь плеча невидимой гостьи, и распахнула его, впуская в душную мастерскую свежий, с запахом влажной листвы и цветов, воздух…

Она позвала кого-то на французском, и Наталия поняла, что она обращается к кому-то, кого зовут Klo, или Klotilda. На зов появилась невысокая плотная женщина с пылесосом в руке. Она, не обращая внимания на присутствие, судя по всему, хозяйки, принялась по-хозяйски прибираться в мастерской. Изредка обе женщины перебрасывались фразами, смысл которых был Наталии непонятен, хотя и связаны они были скорее всего с самой уборкой. Как это бывает в таких случаях: служанка ли, домработница ворчала, подбирая с полу мусор или вещи, а девушка-хозяйка в ответ на ее недовольные реплики швыряла в нее то чулком, то коробкой от печенья или конфет…

И вдруг все разом исчезло.

Закончилась прелюдия Скрябина. Наталия плавно сняла пальцы с клавиш и откинулась на спинку стула. Очевидно, кто-то, кто ждал ее приезда сюда и кто приготовил для нее рояль, поставил стул со спинкой сюда неслучайно. Ведь здесь должен был стоять круглый вращающийся стул, как положено у музыкантов. Значит, этот кто-то знал, что после видений она должна отдохнуть и облокотиться на спинку…

Наталия попыталась сосредоточиться. Итак, она только видела мастерскую художницы (хотя вполне вероятно, что это была подружка, сестра или жена художника, которого она пока не увидела), с окнами на Вогезскую площадь. Значит, это имеет какое-то отношение к Изабель Гомариз. И стало быть, к исчезновению или краже маркера.

Она вышла из комнаты и направилась в свою спальню. По дороге она встретила Луи.

– По-моему, я вышел из гостиной как раз вовремя, – улыбнулся он. – Вы не желаете обсудить со мной то, что вы только что видели?

– Так это с вами я должна обсуждать все, что происходит в моей голове? – раздраженно спросила Наталия, чувствуя, что ее терпению приходит конец. А ведь это только самое начало.

– Да, я и приставлен, так сказать, к вам именно для этого. Вы будете мне что-то рассказывать, а уж мы сделаем выводы…

– Знаете, мне хочется сделать вам больно, – сорвалось с языка Наталии, когда Луи прошел за ней и в спальню. – Может, вы еще и ляжете со мной в постель, чтобы подсмотреть мои сны?

– Если понадобится, то лягу, – совершенно спокойно и все с той же улыбочкой ответил ей Луи. Он был в длинном шелковом халате и чувствовал себя, конечно, хозяином положения. Наверно, он мог бы расхаживать по этому замку и в голом виде, подумала она.

– Хорошо, тогда присаживайтесь, и я расскажу вам кое-что, а заодно и спрошу. Итак. Вы полностью лишаете меня возможности перемещаться, так?

– Разумеется.

– Тогда, если вы наняли человека, вы должны были и расспросить ту же самую Сару о моих методах работы, а она должна была вам рассказать, в свою очередь, что я всегда веду линию расследования самостоятельно. Если я вижу человека и мне надо его найти, то я выхожу из дома и ищу его. В прямом смысле этого слова. И если мне надо будет искать его под землей, то я сделаю все, что только в моих силах, чтобы залезть под эту самую землю… А как же, скажите на милость, мне действовать сейчас? К примеру, я только что видела девушку, каким образом я опишу ее вам и как мы будем ее искать? Кроме того, я нахожусь как-никак во Франции, где все приличные люди говорят на французском языке. Я этого языка не знаю, поэтому мне трудно определить, о чем они говорят, и как же мне поступать в таком случае?

– О, не беспокойтесь. Все уже давно продумано. Вы говорите мне все, что видели, а искать буду я и мои люди.

– Но к чему такие сложности?

– Мне бы не хотелось, чтобы мы постоянно возвращались к нашим условиям… Я ответил на ваш вопрос, а вы просто расскажите все, что вы видели. И все. Итак, я вас слушаю…

Наталия вздохнула, но, понимая, что все дальнейшие пререкания все равно бесполезны, рассказала Луи все, что она только что увидела.

– Не могли бы вы начертить хотя бы самый общий план расположения зданий на площади, чтобы мы смогли определить по виду из окон, где, в каком доме находится мастерская?

– Могу, конечно…

Луи протянул ей блокнот и ручку, которые он, оказывается, принес с собой в кармане. Наталия начертила все, что помнила.

– Ну как, вам что-нибудь понятно?

– Да… – Луи внимательнейшим образом изучил чертеж, поблагодарил Наталию и, пожелав ей спокойной ночи, ушел.

А она, чувствуя себя как никогда несчастной и одинокой, долго не могла уснуть, ворочалась на постели, представляя себе рыжую девушку из мастерской и размышляя над тем, какое отношение она могла иметь к делу Изабель Гомариз…

Оглавление

Из серии: Ясновидящая

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Натали (Анна Дубчак, 2009) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я