Искусство гармонии, или Поиски формулы счастья (Е. В. Дондик-Эделин, 2014)

Уважаемый читатель, перед вами новая книга о счастье! Данное издание является результатом многолетней исследовательской работы, изначально направленной исключительно на личное развитие. Обладая классическими методиками университетских исследований в России, в Англии и во Франции, мы постарались как можно глубже изучить тему счастья, и найти наиболее легкий путь к его достижению в современном мире. Результаты наших поисков, размышлений, а также сравнительный анализ поведения представителей разных культур легли в основу данного издания.

Оглавление

Из серии: Сам себе психолог (Весь)

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Искусство гармонии, или Поиски формулы счастья (Е. В. Дондик-Эделин, 2014) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Часть II

Как стать счастливым, или «Ингредиенты счастья»



Ну вот, кажется, с положением дел в мире мы разобрались: обсудили науку, религию, историю, покопались в терминологии и вроде как даже согласились, что можем сделать нашу жизнь счастливее. Так как же?..

Для начала попробуем понять, как отличить счастливого человека от не совсем такового. Очень просто – по общей атмосфере гармонии, исходящей от него, по благожелательному настрою к окружающим, по отсутствию активного и навязчивого стремления вмешиваться в жизнь других и любых проявлений превосходства или же, наоборот, отсутствию низкопоклонничества по отношению к людям.

Поясним конкретнее. Как только вы замечаете, что человек в разговоре постоянно и очень активно выпячивает какой-то аспект своей жизни, считайте, что он чувствует себя в той или иной степени неполноценным и пытается компенсировать свой «недостаток» чем-то другим. Кто-то, наоборот, просто «жалуется на жизнь»: денег нет, муж не такой, шеф на работе не ценит и так далее. Такой человек смотрит на других снизу вверх, завидует им, чувствует себя ущербным. Может ли такой человек быть счастливым? Ответ, надеемся, очевиден.

А кто-то, на первый взгляд, уж чересчур доволен собой и смотрит на людей свысока. «Да, у меня столько денег, что я всех могу купить и продать! Я сам всего достиг и теперь сам себе режиссер – что хочу, то и ворочу!» – топает ногами «властный бизнесмен», давно не получающий удовольствия от своей работы, чувствующий, что никто его особо не любит (все «кореша» и поклонницы вокруг него увиваются по большей части из-за денег), в глубине души ощущающий пустоту и безысходность. «У меня трое замечательных ребятишек. Ты не представляешь себе, какое это счастье! Ничего важнее для женщины быть не может», – спешит уведомить блистательную одноклассницу, чьи профессиональные успехи и шикарный внешний вид раздражают ее, загнанная непосильным бременем домашних хлопот 30-летняя женщина, побывавшая в двух браках, но так и не успевшая подумать о профессиональной самореализации. При этом еще скажите спасибо, если она из «человеколюбия» не полезет к преуспевшей собеседнице в душу с вопросами и назиданиями типа: «А ты когда замуж собираешься? Надо же рожать, пока совсем поздно не будет!»

Вспомните, как часто мы портим друг другу жизнь, сознательно или неосознанно пытаясь доказать, что наши приоритеты «правильнее» чужих. И это самый верный показатель отсутствия гармонии в нашем мироощущении. Ну не может счастливый человек настаивать на своей единственно возможной правде! Даже если он существенно преуспел в какой-то области (или в нескольких областях, что весьма возможно для счастливого человека), он никогда не будет кичиться ни браком, ни детьми, ни работой, ни материальным благосостоянием, ни положением в обществе. Он существует в состоянии эдакой «осознанной нирваны»: ему постоянно хорошо, и он с радостью готов поделиться этим ощущением с другими. У него нет подсознательных неудовлетворенностей (по крайней мере таких, которые в состоянии вывести его из общего состояния гармонии), поэтому он не пытается прикрыть реальные или мнимые «пробелы» своими достижениями. Он прекрасно понимает, что все люди разные и каждому «для полного счастья» нужно что-то свое: так пусть же все найдут то, что им нужно, и в нем живут, чтобы счастливых людей стало больше!

Итак, давайте попробуем поискать этот самый свой, индивидуальный эликсир счастья. Рассмотрим различные составляющие повседневного существования, постараемся понять, какое место каждая из них занимает именно в нашей жизни, с легким сердцем отпустим все лишнее и сконцентрируемся на том, что может нас сделать счастливыми. В последующих главах мы будем рассматривать практическую сторону вопроса, пытаясь понять, как же конкретно можно стать счастливым и постепенно достичь мира с собственным «Я» в разных областях нашей жизни – на работе и в финансовой сфере, в отношениях с родственниками, любимыми и друзьями, в свободное время, а также – в нашем отношении к глобальным проблемам современного мира.

Сразу предупредим, что ключевыми понятиями на протяжении всей последующей дискуссии будут «баланс» и «гармония». Возможно, у читателя возникнет впечатление, что у нас нет радикальной позиции ни по какому вопросу, то есть что мы ни за и ни против. Восточные и иные миролюбивые философии полагают, что вот это и есть необходимая для счастья позиция. До тех пор пока вы не перестанете настаивать на своей «правде», обязательно найдется кто-то с прямо противоположной точкой зрения. Он, конечно, и так найдется: мы, к примеру, прекрасно понимаем, что многим придется не по душе наша позиция созерцательного приятия различных точек зрения. Однако если вы уж слишком крепко держитесь за свою «единственно возможную правду», оппоненты вас явно расстроят. А если вы расстроены, какое уж тут счастье?

Таким образом, ключ к счастью, который мы предлагаем, – это достижение баланса между различными компонентами жизни; если хотите, эдакая вполне земная «просветленность». Не пугайтесь, мы вовсе не предлагаем «отречься от всего суетного» и уйти в монастырь. Тем более что и современные монахи уже далеко не те, что раньше. Так, например, уже упомянутый нами Матье Рикар, буддистский монах французского происхождения, в числе прочих вещей очень даже уважает футбол. Вовсе не нужно отказываться от земных удовольствий, чтобы достигнуть какой-то там абстрактной нирваны (да простят нас люди, серьезно занимающиеся этим вопросом, но мы в данном случае ориентируемся на среднестатистического читателя, который вряд ли мечтает посвятить свое земное бытие практически непрерываемой медитации). Такой просветленный, как Рикар, в нашем понимании, означает «счастливый», а не «скучный» или «не от мира сего», как привыкли думать о таких людях.

Конечно, нам необходимо помнить об установленном в предыдущей главе разграничении между понятиями счастье и радость/удовольствие. Напомним, удовольствие – краткосрочная и фактически не контролируемая реакция нашего организма на внешние стимулы, тогда как счастье, к которому мы стремимся, есть более или менее постоянное состояние, подвластное нашему внутреннему контролю, ибо оно осмысленно. Сильные эмоции вредят нам на пути к достижению счастья, хотя мы, конечно, не тибетские монахи и иногда испытываем и будем испытывать эмоции, выходящие за рамки допустимого диапазона.

И последнее. Вы заметите, если еще не заметили, что мы стараемся избегать в своих рассуждениях термина «мораль». Это вовсе не означает, что мы призываем к полной распущенности и одобряем любые действия, вплоть до преступных, – рамки закона всем хорошо известны, вне зависимости от гражданства и вероисповедания, и тем, кто его преступит, грозит уголовная ответственность. Более того, желательно, чтобы базовые моральные принципы были у каждого, поскольку они просто необходимы для достижения позитивного и уравновешенного состояния сознания. Убийца или вор никогда не смогут стать по-настоящему счастливыми. И даже если они испытывают некое удовольствие от своих преступлений, это лишь временное и очень шаткое эмоциональное возбуждение, которое к настоящему счастью не имеет никакого отношения.

Однако, говоря о повседневных ситуациях, в которых нам приходится совершать выбор в пользу того или иного действия, не стоит забывать, что наши «доброжелатели» часто, осознанно или неосознанно, прикрывают свои попытки манипулировать нашим сознанием и поведением именно призывами к «приличию» и осуждениями за «аморальность». Терминология может быть разной – религиозной, политической, философской, но суть остается неизменной: как только со стороны общества начинаются рассуждения о том, «что такое хорошо и что такое плохо», мы теряем свою внутреннюю свободу, начинаем сомневаться в собственных действиях, мыслях, чувствах, мечтах и так далее. А счастье – это ведь во многом и есть максимальная внутренняя свобода. Понимаете, нельзя найти свой оптимальный эликсир счастья, если вам изначально не дают ничего искать: эдакое, знаете ли, «не пей водицы – козленочком станешь» на каждом шагу.

Кстати, о сказках. Помните, витязям, попадающим на распутье, особо хороших альтернатив никогда не предлагают: налево пойдешь – свою смерть найдешь, направо пойдешь – коня потеряешь, ну и далее по тексту? И все же ни один из них не остается на распутье и не поворачивает назад: все они едут в одну из опасных сторон, сражаются со злом и побеждают. Собственно, и нам в наших поисках счастья нужно сделать то же самое: понять, в какую сторону лично нам нужно идти, победить собственные страхи и неуверенность и найти наш индивидуальный рецепт счастья. Позитивная психология и исходит из того, что наши сильные стороны – а они есть абсолютно у всех – помогают развить нашу уверенность в себе и сделать нас счастливыми. Ну что, готовы? Тогда приступим!

Ингредиент № 1

Счастье в работе, или научите меня жить, а материально я помогу себе сам!

Не занятый делом человек никогда не может насладиться полным счастьем, на лице бездельника вы всегда найдете отпечаток недовольства и апатии.

Генрих Гейне

Когда человеку задают будничный вопрос, чем он занимается в жизни, он, как правило, подумает о работе. Хотя, по сути, это не совсем верно. Каждый человек занимается, прежде всего, самим собой, и работа ему нужна лишь в целях личного или семейного обеспечения, налаживания крепких и продолжительных контактов с окружающим миром и, что особенно важно, саморазвития.

В современном мире работа занимает существенную часть нашей жизни. Но так было далеко не всегда: наши далекие предки проводили много времени за беседами, приемами пищи и развлечениями. Работа же подразумевала добывание пищи, поддержку домашнего очага, изготовление одежды и орудий труда. Конечно, какие-то из этих занятий, как, например, охота или собирательство, выделялись в отдельный вид времяпрепровождения, но многие и совмещались с иными, вовсе не направленными на производство продукта, видами деятельности. Так, например, изготавливая одежду и орудия труда, люди общались, пели и музицировали, что, разумеется, создавало совершенно иной эмоциональный настрой у всех вовлеченных в эту деятельность.

Постепенно соотношение времени, посвящаемого работе и прочим видам человеческой активности, менялось. Самые значительные изменения в него внесла индустриальная революция, которая и приучила к мысли, что работа должна являться основным времяпрепровождением и чуть ли не смыслом жизни человека из среднего и низшего сословия. В ту эпоху занятость рабочих на тяжелом производстве, куда порой привлекались даже дети, достигала двенадцати и более часов в день.

Сейчас эти нормы снижены, и в основном люди отдают непосредственно рабочему процессу третью часть своего времени, то есть примерно восемь часов в день. Вы скажете, это еще как посмотреть: многие из нас работают намного больше. Действительно, в современном мире существует масса рабочих мест, где график совершенно не нормирован и в чем-то напоминает жесткую капиталистическую эксплуатацию XIX века. С той только разницей, что сейчас мы сознательно выбираем должности, на которых нам приходится проводить большую часть жизни на работе, в поисках высокой оплаты, социального статуса и прочих благ.

Работники лондонских банков рассказывают, как им частенько приходится «являться на работу к 9 часам утра одного дня, а уходить домой в 3 часа дня уже на следующий день». Это связано не только с «горящими» проектами и тем, что в финансовой среде очень часто денежные потоки нужно перенаправлять и просчитывать буквально поминутно. Чем «глобальнее» структура, тем чаще приходится в ней работать с людьми, находящимися на другом конце планеты. Скажем, когда в Лондоне полночь, в Австралии полдень, а в Гонконге утро и люди как раз выходят на работу. Вот и сидят наши лондонские банкиры в офисе всю ночь, координируя свои действия с отделениями в других странах, а потом оформляют документацию, чтобы незамедлительно отправить ее по назначению. И только потом уже они могут себе позволить вернуться домой на несколько часов, чтобы хотя бы чуть-чуть поспать; впрочем некоторые и спят на работе. Все это не преувеличения и не отдельные случаи. Многие люди, работающие в финансовой среде в самых разных странах, признаются, что ходят на работу к 6–7 часам утра, а возвращаются домой за полночь.

Так почему же мы так много работаем? А потому что наши запросы и желания намного превосходят древние заботы о пропитании, крыше над головой и теплой одежде. Сегодня человек хочет изысканной кухни, современного комфорта в доме, шикарной одежды на все случаи жизни и дорогостоящего отдыха. Нас манят далекие экзотические страны, попасть куда теперь стало реальностью, пусть и весьма не дешевой. Мы мечтаем иметь уже не один, а несколько домов: городской, загородный, летний за границей, собственность для сдачи в аренду и так далее. Зная о наших стремлениях, многочисленные компании умудряются еще и сильно завысить цены на осуществление наших желаний, и мы, таким образом, вынуждены постоянно вкалывать, чтобы реализовать наши мечты.

Интересен и тот факт, что, в отличие от древних людей, насущные потребности которых, как правило, сравнительно легко удовлетворялись, в современном потребительском мире человек постоянно пребывает в состоянии неудовлетворенности. Короткая радость после исполнения одного желания всегда сопровождается новыми запросами, порой еще более дорогостоящими. Вот и крутимся мы, подобно белке в колесе, которая никогда не добежит до конечной цели: боясь потерять финансовый статус, мы боимся лишиться и работы, приносящей нам деньги, на которых мы во многом выстраиваем нашу жизнь. В связи с этим мы, порой не задумываясь, отдаем работе не только «официально» предназначенное ей время: даже в свободные часы наше сознание постоянно возвращается к рабочим вопросам.

В то же время наша профессиональная деятельность сама по себе носит двойственный характер. С одной стороны, она помогает личности раскрыться, совершенствоваться, познавать мир и достигать все новых вершин. Покоренные вершины в работе позволяют человеку гордиться собой и, таким образом, познать чувство глубокого самоудовлетворения.

С другой точки зрения, работа является своего рода эксплуатацией, где почти каждый работает на благо кого-нибудь другого. Так, например, используя труд чернорабочих, элита смогла построить памятники архитектуры древности. Сказочные дворцы и церкви: все они, практически без исключения, были возведены эксплуатируемыми людьми, которые тысячами отдавали свои жизни во имя государственных целей или прихотей конкретных знатных лиц. Эти длительные периоды эксплуатации очень ярко отразились в сознании человечества, поэтому практически во всех культурах выработалось в целом отрицательное отношение к работе. В основном люди хотели бы не работать, а лишь пользоваться благами природы и цивилизации.

Конечно, отношение к работе на национальном уровне может сильно варьироваться в связи с географическими особенностями территории тех или иных народов. Где-то достаточно бросить в землю семечко, чтобы потом собирать обильные урожаи, тогда как в странах с суровым климатом урожаи зависят от тяжелого и длительного труда. Именно поэтому жители некоторых южных стран Европы получили репутацию людей, работающих нехотя, много отдыхающих и наслаждающихся жизнью. Финансовый кризис в Европе является наглядным тому подтверждением: находясь в одной экономической зоне и пользуясь общей валютой, средиземноморские страны одна за другой оказываются на грани банкротства, в то время как северные страны во главе с Германией умудряются демонстрировать экономический рост даже в таких непростых условиях.

Что характерно, по наблюдениям некоторых российских руководителей, работающих с петербургской консалтинговой компанией BI TO BE, нечто сходное наблюдается и на просторах нашей страны. Так, генеральный директор автохолдинга РРТ Олег Барабанов отмечает: «Для южных регионов характерна клановость: один человек пришел в компанию, и если не отследить, то через полгода рядом с ним будет работать вся его семья. Ладно, если бы они там еще работали… А уж если, не дай Бог, этот человек занял какую-то знаковую должность, то считается, что все теперь должно вертеться вокруг него. Понимания, что бизнес кому-то принадлежит, у него не существует. Поэтому в южных регионах нужны другие точки контроля, другая постановка задач. На Севере ситуация почти обратная: в северных регионах более жесткие границы рабочего времени и личного. Ровно в 18:00 работник уходит домой, и то, что к нему едет клиент, который не по своей вине где-то в пути задержался, его не волнует!»[10].

Религиозные и политические особенности стран также вносят свою лепту в отношение нации к работе. Так, например, в протестантских Германии и Америке работа является первостепенным звеном в жизни человека: люди гордятся любой работой, невзирая на уровень сложности и оплаты. Человек, теряющий работу, чувствует себя неадекватным и изо всех сил старается найти другое место занятости.

А вот католики-французы больше всего на свете боятся перетрудиться. Их рабочий график очень часто бывает разбавлен регулярными и обязательными совещаниями, на которых могут обсуждаться даже такие мало относящиеся к делу вещи, как текущие погодные условия. Да и бесконечные французские забастовки всегда опираются на желание меньше работать и больше получать.

Здесь необходимо заметить, что религия в целом чаще всего трактует работу как своего рода «наказание за плохое поведение» и обещает «райское» безделье после смерти тем, кто заслужит такое вознаграждение тяжелым трудом при жизни. Так, например, из Библии мы знаем, что, когда Адам был изгнан из рая, ему было «назначено со скорбью и в поте лица трудиться во все дни жизни его на земле, которая «проклята за него» (Быт. 3:16–19). Вероятно, отсюда же в русском языке появилось выражение, которым мы все частенько пользуемся, высказывая свое недовольство условиями или объемом труда, – «работать как проклятый».

Любопытно, что на подсознательном уровне человеческая психика тяготеет к совершенно другому. Современные ученые провели соответствующие исследования и выявили любопытный парадокс. Оказывается, люди получают больше положительных эмоций на работе, нежели на отдыхе, но при этом все же предпочитают не работать, а отдыхать. Уже упомянутый нами Михай Чиксентмихайи описывает любопытные результаты социально-психологического эксперимента.

Контрольной группе из 4800 индивидуумов было предложено в течение недели подсчитывать количество моментов, в которые они испытывают состояние удовлетворения текущей деятельностью, и отмечать, зарегистрирован ли этот момент во время занятия профессиональными задачами или же во время отдыха. Выражаясь простыми словами, людям было предложено периодически задавать себе вопрос: «Хотел бы я сейчас заниматься чем-нибудь другим?» и записывать, когда они сами себе отвечают: «Нет, мне нравится делать то, что я делаю сейчас». Люди в контрольной группе принадлежали к трем разным профессионально-статусным слоям общества – руководители, служащие (так называемые «белые воротнички») и рабочие (так называемые «синие воротнички»).

Результаты поразили ученых. Вне зависимости от рода профессиональной деятельности и служебного положения люди отмечали куда большее количество положительных эмоциональных моментов, когда находились в процессе исполнения служебных обязанностей, чем когда они отдыхали. Особенно велик разрыв между удовлетворенностью на работе и на отдыхе был в среде руководителей: в среднем, 64 «счастливых» момента за неделю на работе и только 15 на отдыхе. У служащих разница была несколько меньшей: 51 момент удовлетворения на работе против 16 на отдыхе. У рабочих разрыв сократился еще более: 47 положительных эмоциональных момента на работе и 20 на отдыхе[11].

В принципе, конечно, тенденция к увеличению разрыва между удовлетворенностью на работе и на отдыхе по мере роста профессионального статуса ясна: мало кто становится руководителем, если работа в том или ином секторе или на конкретном предприятии не приносит ему удовлетворения. Однако заметим, что даже в случае наименее квалифицированного (а значит, наиболее монотонного, требующего наименьшего количества сознательных творческих усилий) труда, человеческая удовлетворенность текущим родом деятельности на работе более чем в два раза превысила удовольствие, получаемое от отдыха. Парадоксально, но факт. И при этом, когда тех же людей спрашивали, что они предпочитают, подавляющее большинство отвечало: «Конечно, отдыхать». Таким образом, становится очевидным, что наша с вами «нелюбовь» к работе вовсе не естественна и не соответствует тому, что происходит в нашей психике: отрицательное отношение к работе во многом объясняется уже упомянутыми культурными стереотипами, то есть тем, что работу «принято» не любить.

Психологи же уже давно заметили, что именно на периоды отдыха приходятся кризисы личности, депрессии и неврозы. Работа же систематизирует сознание человека и позволяет ему сохранить равновесие. Так, большинство из нас приходит на работу к определенному времени, предварительно уделив какое-то внимание одежде и внешнему виду, что само по себе играет немаловажную роль в положительном самоощущении личности. Придя на работу, мы в основном, хотя бы приблизительно, знаем, что нам нужно сделать, как и когда. Все это организует наше сознание, настраивает его на продуктивную деятельность и не позволяет отрицательным мыслям завладеть нашим вниманием. Тем более что к концу рабочего дня мы, как правило, достигаем каких-то результатов и уходим домой с подсознательным положительным ощущением удовлетворенности от проделанной работы и продвижения в сторону желаемого результата. Конечно, и на работе бывают сложные, стрессовые, непродуктивные дни, и далеко не всегда мы заканчиваем трудовой день с положительными эмоциями. Тем не менее, в нашей профессиональной деятельности всегда присутствует та или иная структуризация, которая, как мы уже заметили, помогает нам сохранять ощущение гармонии.

Свободное же время проходит большей частью неорганизованно и, как правило, пассивно, а это лишь расхолаживает психику и усугубляет внутренние конфликты. Всем наверняка знакома «первоочередная задача на выходные» – отоспаться за неделю! Спору нет, сон – очень важная составляющая человеческой жизнедеятельности: хроническое недосыпание очень быстро может привести к серьезным физическим и психическим расстройствам. Но вот вы выспались и что дальше? Возможны, конечно, варианты, но подозреваем, что многим знакома ситуация, когда мы садимся с банкой пива или чашкой кофе перед телевизором и начинаем тупо щелкать кнопками на пульте, переключая каналы. Или бесцельно «шаримся» по Интернету полдня, а вечером бежим в какой-нибудь клуб или кабак, где «отдыхаем» до раннего утра, вдыхая табачный дым и заливая его неумеренными дозами алкоголя. Итог такого отдыха – усталость, головная боль, не самый лучший внешний вид, от чего еще больше портится настроение, и ощущение глубокой (хоть и не очень понятно, откуда взявшейся – отдыхали же!) внутренней неудовлетворенности.

Условно можно сказать, что в современном мире свободное время может даже быть своеобразной угрозой для человека. Ведь, к сожалению, далеко не все умеют отдыхать и развлекаться безопасными способами. Алкоголь, наркотики, драки, маниакальная зависимость от игровых автоматов или компьютерных игр – все эти «способы расслабиться» не позволяют человеку действительно отдохнуть, они скорее приводят к потере жизненных ориентиров, работы, семьи, да и, собственно, личности. О том, как оптимально организовать свое свободное время, чтобы действительно отдыхать и получать положительные эмоции, мы поговорим в отдельной главе нашей книги, а пока вернемся к теме работы.

Интересно, что люди творческие, увлеченные своим делом, отзываются о работе весьма положительно. Вне зависимости от эпохи и страны, высказывания известных людей о труде как основе счастливой жизни, по сути, перекликаются: «Нет ничего более невыносимого, чем безделье» (Чарльз Дарвин); «Труд – отец удовольствия» (Стендаль); «Без труда не может быть чистой и радостной жизни» (А. П. Чехов): «Работа – это главное в жизни. От всех неприятностей, от всех бед можно найти только одно избавление – в работе» (Эрнест Хемингуэй). Список можно продолжать еще долго. Однако основная мысль прослеживается уже сейчас. Работа может и должна быть радостью, а не «наказанием за грехи». При этом, выражаясь словами Максима Горького, «когда труд – удовольствие, жизнь хороша! Когда труд – обязанность, жизнь – рабство!». То есть на пути к счастью нам просто необходимо иметь работу по душе.

Собственно, даже если мы отвлечемся ненадолго от сугубо личностных приоритетов, то увидим, что профессиональная деятельность каждого индивидуума напрямую связана с его общественным положением. Поскольку человек живет среди себе подобных, ему очень важно иметь занятие, благодаря которому он сможет влиться в уже существующее общество, и, по возможности, послужить ему на пользу. Таким образом, профессиональная деятельность – это наш прямой вклад в собственное развитие (личностное, интеллектуальное, профессиональное) и, косвенно, – в развитие общества.

Вот почему работа зачастую является критерием социальной и личной оценки индивидуума. Традиционно это в первую очередь относилось к мужчинам: им-то, в отличие от женщин, не прикрыться гордыми лозунгами «я – жена», «я – мать». Ведь если мужчина, перечисляя свои достижения, на первое место поставит «я – муж» и «я – отец», на него в лучшем случае странно посмотрят и подумают: «Нашел чем гордиться». Кстати, мужчины об этом и скажут немного иначе – «у меня жена» и «у меня дети», то есть семья – это своего рода приложение к ним, великим и успешным. А статус свой они будут подтверждать на работе. Но времена меняются, и сегодня уже есть немало женщин, которые «имеют наглость» открыто заявлять, что профессиональный успех их интересует ничуть не меньше (а порой и больше – мы все глубоко индивидуальны), чем, скажем, счастливое замужество и материнство.

Отношения в семье и варианты распределения обязанностей в быту между мужчиной и женщиной мы еще будем обсуждать в соответствующей главе. Они уже во многом поменялись, по сравнению с традиционно историческими, и этот процесс изменений продолжается, во многом благодаря развитию техники, оптимизации домашнего труда и пропорционально освобождающемуся времени. Тем более правомерным нам видится утверждение, что, вне зависимости от гендерной принадлежности, внутренняя удовлетворенность на работе играет немалую роль в нашем личном коэффициенте счастья.

Выбор работы имеет большое значение в нашей жизни, но далеко не всегда, к сожалению, мы этот выбор делаем самостоятельно. Мнение общества в целом и окружающих нас людей в частности нередко оказывает немалое давление на не окрепшие еще личности в момент выбора карьеры. Именно общество превращает одни виды профессиональной деятельности в престижные занятия, гарантирующие высокий доход и статус (то есть, по сути, – «счастье»), а другие – в «недостойные», заведомо снижающие шансы человека на достижение гармонии с самим собой. Однако эти стереотипы далеко не всегда выдерживают малейшее испытание реальностью.

В июне 2008 года в Лондоне было проведено социологическое исследование. Людям разных профессий и разного достатка было предложено ответить на ряд вопросов, связанных с тем, насколько они счастливы на работе и что конкретно имеет наибольшее влияние на их удовлетворенность профессиональной судьбой. В результате получилась интересная картина. Наиболее счастливыми оказались работники салонов красоты, то есть работники сферы обслуживания, не обладающие практически никаким статусом в обществе. Да простят нас великодушно уважаемые «служители красоты», но трудно говорить о социальной влиятельности человека, делающего вам педикюр. А вот наиболее несчастны в Лондоне работники банковской среды, с которых рисуются персонажи книг и фильмов, которым завидует вся страна и чьи миллионные премии в конце года многократно обсуждаются в газетах. По крайней мере, так социальный мир Лондона выглядел до финансового кризиса, который, конечно, сильно попортил привлекательный образ банковских карьер и карьеристов. Однако, возвращаясь к исследованию, важно отметить, что абсолютно все типы респондентов единодушно сошлись на том, что наиболее важны для их комфорта и благополучия на работе отношения в коллективе, а деньги (от которых, подозреваем, вряд ли кто откажется), в принципе, не делают их счастливее[12].

Любопытно, что и на российской почве многие менеджеры отмечают сходные тенденции в мотивации персонала.

Константин Цивин, исполнительный директор группы компаний «Балтика-Транс», в интервью, данном консалтинговой компании BI TO BE, отмечает: «Я уверен, что самым главным мотиватором в жизни человека является интерес. И когда мне говорят «Да нет – деньги», я рассуждаю так:

– Ребята, вы в футбол любите играть? Любите! После работы играете в футбол? Сколько вам за это платят?

– Да вы что! Как можно платить за футбол?

– Ну вот Аршавину-то платят, а вам сколько платят за футбол?

– Да нет, нам просто интересно…

– Ага! Вам интересно играть в футбол! Вы готовы играть в него, или в волейбол, или в городки, даже когда вам за это не платят. Причем здесь деньги? Значит, основным мотивирующим фактором является интерес. Интерес как к результату, так и к процессу. Деньги ни при чем»[13].

Что же получается? Помните, мы сказали, что работа – это наш вклад в собственное развитие? Подсознание не обманешь и не объяснишь ему, что вы не можете заниматься любимым делом, потому что за него не платят, и поэтому вынуждены делать карьеру в крутой фирме. Конечно, любимое дело без денег тоже не вариант. Если кто-то скажет, что деньги его совсем не интересуют, мы ему просто не поверим. Кушать-то всем надо, если вы, конечно, не йог и не питаетесь космическими энергиями. Какое-то количество денег человеку все-таки необходимо. Только вот какое именно – вопрос индивидуальный, и поговорим мы об этом чуть позже. А пока вернемся к выбору работы.

Чтобы понять, какие механизмы срабатывают в нашем сознании и подсознании при выборе профессиональной деятельности и места работы, обратимся к последним научным исследованиям. Психолог и преподаватель Нью-Йоркского университета Эми Вжешниевски выделяет три наиболее распространенных типа отношения к работе.

1. Работа ради денег или материальных благ. В этой категории находятся люди, работающие только ради зарплаты. Их не волнует сама деятельность, она не вызывает у них никаких положительных эмоций или же чувства самореализации. Такие люди к работе особых усилий не прилагают и могут часами просиживать без дел, не скучая. Такой тип занятости оправдывается исключительно во время получения заработанной платы. Но если оплата уменьшается, то такой человек, естественно, ищет новую работу.

2. Работа ради имиджа и карьеры. Для этого типа тружеников характерно постоянное стремление к карьерному росту. Главное здесь – престиж, власть, социальное положение и, как результат всего перечисленного, уважение. Такие люди готовы работать сверхурочно, полностью отдаваясь поставленной задаче. Но подобное рвение очень быстро иссякнет, в случае если у этой категории тружеников пропадает ощущение карьерного роста. Им также свойственно менять работу на более престижную, не особо задумываясь о благе их предыдущего предприятия.

3. Работа как призвание. Люди воспринимают свою деятельность как любимое и очень важное времяпрепровождение. Работая, они самореализуются и испытывают от этого воодушевление, благодаря которому они порой даже готовы работать бесплатно. Как правило, эта категория тружеников наиболее счастлива и стабильна в своей профессиональной деятельности.

Что особенно любопытно, все вышеперечисленные типы одинаково представлены во всех профессиональных сферах. Исследования показали, что среди врачей, преподавателей и простых рабочих в равной мере встречаются все эти три категории. Таким образом, можно с уверенностью сказать, что в принципе нет более счастливых или же несчастных профессий, так же как нет и прямой зависимости между самоудовлетворением на работе и зарплатой. Наше внутреннее состояние определяется лишь нашим личным отношением к труду, и как только мы начинаем искать удовлетворение во внешних критериях, таких как карьера или же материальные блага, мы делаем наше положение зависимым и нестабильным, что, как правило, и ведет к персональной неудовлетворенности.

Так, например, казалось бы, только человек, увлеченный своим делом, может стать хирургом. Однако далеко не все хирурги довольны своей работой, несмотря на высокий социальный статус и вполне оправданное ощущение, что они действительно помогают людям. Оказывается, многие хирурги скучают на работе, проводя все время одни и те же виды операций, на которых они специализируются. Многократно совершая заученные механические действия и не развиваясь профессионально, они выполняют свою работу автоматически и безо всякого удовольствия. Разумеется, о профессиональном самоудовлетворении говорить здесь не приходится.

А сколько вам доводилось встречать совершенно «бесцветных», скучных, хоть, возможно, и не таких уж плохих, учителей? Повторяя один и тот же материал из года в год, мало что изменяя в программе и проверяя работы с более или менее стандартными ошибками, эти люди зачастую выглядят живым воплощением занудства, вдобавок без конца жалуясь на маленькую зарплату, неуважение начальства и учеников, а самое главное – на бестолковость последних. (И ничего, что неусваивание предмета учениками является первым признаком недостаточной компетенции самого учителя, ибо настоящий учитель уже давно стал бы искать новые методики подачи материала и установления контакта со своими воспитанниками?) Этим горе-педагогам и в голову не приходит, что от одного взгляда на них ученикам хочется убежать куда подальше и никогда не возвращаться в класс. Разумеется, зачастую и сам предмет, преподаваемый таким учителем, тоже становится нелюбимым, хотя все могло бы быть совсем иначе, будь у преподавателя хоть капля заинтересованности в своей работе.

Вместе с тем хорошо известно, что в этой же профессиональной среде нередко встречается и полная противоположность описанному типу – так называемые «любимые учителя»: яркие, запоминающиеся личности, с которыми ученикам хочется общаться и в классе, и за его пределами. Вспомните, каких учителей вы любили в школе? Возможно, именно они косвенно повлияли на ваш собственный выбор профессии, даже если ваша нынешняя деятельность не имеет ничего общего с тем предметом, который они преподавали. Просто они на личном примере показали вам, что значит любить свое дело, и вы восприняли это на подсознательном, а возможно, и вполне сознательном уровне.

В этом месте воспользуемся материалами консалтинговой компании BI TO BE, чтобы обратить ваше внимание на существенную разницу между «трудоголиками», с одной стороны, и «увлеченными работниками» – с другой. Вопреки распространенному мнению, эти понятия далеко не взаимозаменяемы. Трудоголика подталкивают к работе его собственные нерешенные психологические проблемы, то есть работа для такого человека – скорее способ забыться и искусственно отключить мозг от внутренних задач, которые он боится и упорно не желает замечать. Согласно психологическим исследованиям, трудоголизм – это результат низкой самооценки и неуверенности в себе. «Сгорая на работе», трудоголики пытаются доказать миру, что они способны привнести в него нечто значимое.

В противоположность им, «увлеченные сотрудники» воспринимают работу как интересный, приносящий внутреннее удовлетворение процесс, в который они вовлечены по собственной воле. Это объясняет их высокий уровень энергии и психической устойчивости во время работы, готовность прикладывать усилия и принимать активное участие в рабочем процессе[14].

Итак, профессиональное удовлетворение напрямую зависит от вашего внутреннего мира и ваших личных желаний. Его можно получать даже в совсем, казалось бы, не подходящих условиях работы.

Вспомним передовиков производства советских времен, начиная со знаменитого Алексея Стаханова, который в 1935 году добивался рекордов по добыче угля и стал основоположником Стахановского движения и Героем Социалистического Труда. В ночь с 30 на 31 августа 1935 за смену (5 часов 45 минут) Стаханов добыл 102 тонны угля при норме в 7 тонн. Таким образом, превысив норму в 14 раз, он установил свой первый рекорд. Результат был достигнут за счет владения техникой, предварительной подготовки, а также – грамотного разделения труда между забойщиком и двумя крепильщиками. Три недели спустя Стаханов установил новый рекорд, добыв за смену 227 тонн угля. Его примеру последовали на других шахтах Донбасса, а затем и в прочих областях производства. Появилось поощряемое Коммунистической партией движение последователей – стахановцев.

Можно, конечно, цинично смеяться над идеалами наших отцов и дедов: мы-то с вами нынче «продвинутые» и уж во имя абстрактных идеалов вряд ли будем горбатиться. Но разговор ведь не об этом. Стаханов и ему подобные получали огромное внутреннее удовлетворение от своих достижений. Творчески и изобретательно подходя к самым, казалось бы, скучным, монотонным, «конвейерным» видам рабочей деятельности, они не только «приносили славу отечеству», но и формировали в своем сознании глубоко позитивный базис, осмысленно наслаждаясь жизнью и воодушевляя окружающих на такие же открытия в поиске собственного счастья.

Другим положительным примером является жизненный путь коренного ленинградца, который прошел финскую и Великую Отечественную войны. Будучи инвалидом второй группы в связи с полученным ранением, Анатолий Фомич Хома устроился работать слесарем на ткацкую фабрику города Ленинграда. Казалось бы, какие уж там условия для саморазвития? Сколько людей в подобной ситуации провели бы остаток жизни, жалуясь на пошатнувшееся здоровье, медленно спиваясь и проклиная судьбу? Однако наш герой не только исправно выполнял свои трудовые обязанности, но и изобрел станок, производящий механическую обработку ниток парафином.

Творческий дух и конструктивный подход к действительности не покидали этого человека и в свободное от работы время: к нему можно было принести на починку любой сломанный электроприбор, часы, радио и другую технику даже после отказа мастерской в починке. Анатолий Фомич своими руками делал мебель для семьи и близких, плел ковры и рыболовные сети. Никогда никому не отказывал и, помогая в починке, не просил денег. При этом не будем забывать, что времена порой были тяжелые, особенно сразу после войны, когда не всегда было чем кормить детей, которых у него было двое.

Такое отношение к жизни наш герой сохранил до самой старости, продолжая удивлять окружающих неожиданными творческими решениями повседневных проблем. Например, однажды он собрал карусель, которая впоследствии была куплена жилищной конторой. А в уже почтенном возрасте 70 лет ему захотелось освоить компьютер. Можно с уверенностью сказать, что этот человек прожил долгую, очень интересную и достойную жизнь. Все, кто его знал, никогда не сомневались в том, что он ощущал себя очень счастливым. К слову сказать, его супруга также отличалась добрым нравом, хоть и проработала всю свою жизнь в столовых – в госпитале во время войны и на заводе в мирное время. Вовсе не гламурная профессия по нынешним временам…

Ну а если вы работаете в более творческой сфере, об открытых вам возможностях самореализации можно написать целую книгу.

Приведем в пример профессионального фотографа из Петербурга. Каждая съемка является для него своеобразным праздником независимо от ее темы и контекста – свадьбы, вечеринки или даже… похорон. В каждом конкретном случае на первое место наш герой ставит результат, то есть качество и сюжетное содержание своих снимков: он буквально пропитывается атмосферой происходящего, пытаясь уловить характер и настроение участников и самого события в своих работах. По характеру он открыт и общителен, а вдохновение для каждого индивидуального заказа черпает из ответной радости клиентов, которые нередко растроганы до слез при просмотре уже готовых фотографий.

Несмотря на традиционно высокий уровень работ, этот фотограф никогда не останавливается на достигнутом, постоянно находясь в поиске еще более качественных и интересных решений. Каждый раз, рассказывая о своей работе, он, сам того не замечая, заостряет внимание собеседника на каком-то новшестве, найденном им совсем недавно. Благодарность клиентов является одним из главных критериев в самооценке этого фотографа. Никакие деньги не могут заменить обмена эмоциями между ним и заказчиком.

Таким образом, постоянный поиск и положительный опыт общения с людьми зачастую могут стать основой самореализации в работе. Во-первых, они позволяют человеку утвердиться как личности, то есть с гордостью сказать самому себе, что достигнуты высокие результаты и в своей профессии он достоин звания специалиста. Во-вторых, подобные усилия превращают работу в своеобразную игру, где благодаря новым целям и экспериментам отсутствует скука.

Однако не всегда и не у всех получается столь нетрадиционно взглянуть на вещи. Иногда можно и нужно подумать о смене должности или даже профессии. Здесь нельзя забывать и о том, что человеку на протяжении жизни свойственно меняться. Например, кто-то долгое время проводит на должностях с малой ответственностью и, казалось бы, вовсе не интересуется карьерой. Но в какой-то момент, вроде как ни с того, ни с сего, такому человеку предлагают повышение: он соглашается и с этого момента входит во вкус, открыв в себе доселе не известные ему самому стороны, отдавая работе намного больше сил и энергии и продолжая двигаться по карьерной лестнице.

С другими может произойти и совершенно противоположная история. Например, если раньше вам было важно иметь ответственную должность, то со временем ваши желания, потребности и жизненные приоритеты изменятся, и в какой-то момент более простая и непритязательная работа покажется вам идеальной. Это вовсе не значит, что вы «заболели», решили «принести себя в жертву» семье или попали под какое-то дурное влияние. Просто ваше внутреннее самоощущение изменилось и вам стало важно иметь больше свободного времени и сил на нечто за пределами работы.

Не бойтесь экспериментировать: если вам действительно хочется сменить вид деятельности, нужно попытаться это сделать, не принимая во внимание мнение окружающих. Вы живете в первую очередь для себя. Да и обществу от вашего выбора в конечном итоге будет только лучше: ведь чем больше в нем будет счастливых людей, активно трудящихся на своем любимом рабочем месте, тем счастливее и успешнее будет социум в целом.

Если же по какой-либо причине вы не хотите менять работу, но не получаете от нее удовлетворения, нужно обладать гибкостью, чтобы перестроить свою рабочую деятельность, сбалансировав каким-то образом ваши желания и реальные возможности на конкретном месте. В долгосрочной перспективе, конечно, хорошо вам от сохранения статус-кво не будет. Проблема здесь, как мы уже поняли, в глобальном отношении к жизни: если вы не довольны ситуацией и при этом не хотите ее менять (боитесь перемен, ленитесь, не можете собраться, поддаетесь давлению со стороны окружающих – да мало ли бывает причин, по которым мы, сами того не желая, прожигаем свою жизнь в условиях, не приносящих нам удовлетворения?), вы сокращаете свои шансы быть счастливым.

Правда, здесь нужно очень четко понимать, к чему конкретно вы стремитесь и действительно ли мотивация исходит от вас, а не является подсознательно навязанной. Ведь иногда в поисках «головокружительной» карьеры мы меняем поднадоевшую нам или «недостаточно престижную» работу на другую, к которой у нас на самом деле нет ни тяги, ни призвания.

Одна университетская преподавательница в молодости была довольно амбициозным человеком – защищала диссертации, выступала на конференциях, развивала научную деятельность одновременно по разным направлениям. Но самое главное – она была великолепным преподавателем: на работу ходила как на праздник, студенты уважали и обожали ее, искали общения с ней не только на занятиях, но и за пределами университета. А она с удовольствием дарила им как рабочее, так и личное время.

Но шли годы, и она постепенно поняла, что научный мир уже не так интересует ее. Попыталась параллельно с преподаванием найти себя в других сферах. У нее вновь стало получаться. Меж тем в университете на нее в буквальном смысле свалилась административная должность. Студенты обрадовались: преподавательница была трезвым и практичным человеком, и они надеялись, что она «наведет порядок». Она действительно с привычным рвением взялась за дело, равняя коллег по себе, чем вызвала немало негативных эмоций с их стороны. Отнюдь не все были готовы гореть на работе, как она. Преподавательница, которая всю жизнь считала себя терпеливым человеком, способным спокойно по много раз объяснять материал студентам, обнаружила, что неповоротливые и аморфные коллеги мешают выполнению ее рабочих планов. Активное присутствие в ее жизни рабочих и творческих интересов за пределами университета только добавляло стресса в ее жизнь: ей хотелось поскорее разрешить проблемы на основной работе, чтобы заняться тем, что ее действительно интересовало. В итоге женщина стала резкой и раздражительной, поняла, что в людях разбирается плохо и что руководить коллективом ей не хочется, и на работу ходила с меньшим удовольствием.

Бездумное увлечение карьерой порой приводит к отнюдь не радужным результатам как в личном самоощущении сотрудника, так и внутри коллектива. Очень важно понимать, чем конкретно и на каком уровне вы хотите и готовы заниматься, чтобы вам было комфортно. Не стоит искать статусов и денег на пути, который лично вам не подходит.

Андрей Годунов, генеральный директор NBCompany, считает, что для России характерно «непонимание своего пути в профессии»: «Россиянин словно рождается с установкой „только вперед“, „выше и быстрее“ и в другой системе координат видит себя плохо». Сравнивая российский менталитет с китайским, эксперт констатирует тот факт, что в Китае «нет работы хорошей и нет работы плохой». А в России, если «работник продавал два-три года и после этого не стал администратором, хотя ему это по факту совершенно не нужно, – все, „приехали!“. Есть сотрудники, которые очень хорошо продают, они на вес золота, но если одного такого устраиваешь на административную должность, он начинает творить вокруг себя неимоверный хаос. Ничего не получается. При этом продавцом он зарабатывал больше, потому что продавал хорошо […], его уровень компетенции рос, на него смотрели как на гуру. Но нет – подавай ему рост по карьерной лестнице! Хорошо – продвинулся по карьерной лестнице, понял, что все не то, расстроился и фактически умер и как продавец, и как администратор»[15].Поэтому, несмотря на несомненную важность профессионального роста, проводить его надо с четким пониманием того, что может, а что не может сделать вас счастливым человеком в рабочее время.

Между тем бывают ситуации, когда по ряду внешних причин человек выпадает из профессиональной деятельности и найти подходящую должность временно не может. В этом случае надо поискать корни вашего неудовлетворения и постараться, если и не полностью устранить, то хотя бы минимизировать негативные эффекты.

Так, например, на Западе люди довольно свободно и много перемещаются по миру, что называется, «по зову службы». Здесь не имеются в виду кратко– и даже долгосрочные командировки. Вполне типична ситуация, когда человеку предлагают повышение в должности внутри той же организации, но в другой стране или другом штате. Или же конкуренты находят хорошего специалиста и предлагают ему более выгодные условия работы в том же секторе, но опять-таки в другой части мира. Разумеется, от такого мало кто отказывается, и люди переезжают вместе с семьей. При этом «второй половине» удачливого специалиста зачастую не удается найти подходящую работу на новом месте. Причин тому может быть множество: языковой и/или культурный барьер, непопулярность профессии в новой среде, перенасыщенность кадрами в том секторе, где человек работал до этого, или просто элементарное невезение.

Если такая ситуация затягивается, вполне довольный до этого жизнью человек порой может поддаться настроению и начать проклинать произошедшую перемену (ведь так хорошо жили до этого!), своего супруга-«карьериста» и, по цепной реакции, весь белый свет. Как будут развиваться события после этого – нетрудно предположить. Хорошо, если супруг окажется человеком понимающим и готовым помочь, с настроением и ситуацией удастся справиться хотя бы совместными усилиями, и мир в семье и душе человека будет восстановлен. А ведь вполне возможны и куда более печальные сценарии, вплоть до развода и потери веры в себя на всю оставшуюся жизнь.

В России мобильность кадров еще не столь высока, но она неуклонно растет. И те же проблемы могут легко возникнуть и без переездов: жизнь порой разворачивается к нам самыми непредсказуемыми сторонами. Как же предотвратить подобные эксцессы и справиться с ситуацией самому, не теряя гармонии в душе? Ищите свои варианты. Во-первых, спросите себя, не знак ли это свыше, что работа по душе сейчас не находится? Возможно, настало время повысить квалификацию: выучить иностранный язык, до которого до сих пор руки не доходили, получить тот самый профессиональный сертификат (бухгалтерский, веб-дизайнерский – смотря что вам поможет в дальнейшей карьере), про который вы давно уже думали, а возможно, и вовсе сменить профессию. Ведь в мире ничего не бывает случайно, и вполне возможно, что судьба дает вам потрясающий шанс изменить свое существование к лучшему, а вы не только не можете этого разглядеть, но еще и портите жизнь себе и окружающим, переживая из-за сложностей в поиске работы, от которой вам на самом деле пришло время взять «тайм-аут».

Во-вторых, посмотрите, не нужна ли ваша энергия в иной сфере. Возможно, как раз сейчас настал момент, когда вы можете подумать о пополнении семейства, или же, если детей уже достаточно, наконец-то уделить им больше внимания. Ведь если на то пошло, детей нужно не только «кормить, одевать и обстирывать»: в первую очередь, им требуется ваша душевная энергия и мудрое руководство в освоении мира и его богатств. Возможно, именно сейчас им необходима ваша помощь в обучении, физическом, интеллектуальном или культурном развитии. Кто знает, ведь порой пара-тройка месяцев, проведенная вами дома, когда у вас в кои-то веки появилась возможность вывести детей в театры, музеи и на концерты, может сыграть решающую роль в том, как сложится их мировосприятие, и повлиять на всю их дальнейшую судьбу.

Заметим, кстати, что разговор здесь не только о женщинах. Ведь и мужчинам, попавшим в зону временного профессионального затишья, порой не мешает обратить внимание на дом и семью. Звучит как-то непривычно для российской аудитории, но ведь, по сути, правы те западные психологи и социологи, которые бьют тревогу, заявляя, что современные эмансипированные женщины получили намного большую свободу самореализации, чем мужчины, что мужчины зажаты в рамках стереотипов мышления и что пора работать над устранением этого дисбаланса в обществе.

Поясним. В современном мире неоспоримым считается тот факт, что женщина имеет право самовыражаться как через семью и детей, так и через профессиональную деятельность. В идеале хочется и того, и другого, конечно, но если что-то вдруг не сразу получается, вроде как ничего страшного: не нашла еще спутника жизни или не торопится с детьми – зато преуспела на карьерном поприще. Не особенно состоялась как профессионал – опять-таки не конец света, ведь зато у нее прекрасный муж и дети. А вот если мужчина вдруг «найдет себя в жене и детях», не особо-то задумываясь о карьере, общество будет смотреть на него весьма и весьма настороженно: странный он какой-то, размазня и тряпка… не скрытый ли «голубой»? То есть мужчины испытывают намного большее давление со стороны общества, нежели женщины: это ощущается даже на «продвинутом» Западе, не говоря уже про Россию.

Вот и получается, что среднестатистический мужчина, оставшийся в какой-то момент без работы, паникует намного сильнее, чем среднестатистическая женщина: ведь для него на карту поставлено все, тогда как женщине общество более склонно предоставлять «пространство для маневра». В этом плане достаточно только обратиться к мировой статистике суицидов, особенно на почве профессиональных кризисов: преобладание в «черных списках» мужчин совершенно очевидно. Недавний мировой финансовый крах потянул за собой череду громких самоубийств в среде, к примеру, лондонских банкиров. Так вот, среди работников Сити, покончивших с собой по причине грядущего банкротства или иных карьерных провалов, женщины в абсолютном меньшинстве, а те, которые все-таки решились на этот шаг, как правило, страдали серьезными, клинически засвидетельствованными психическими расстройствами.

Но если человек знаком с теориями позитивного мышления и хотя бы минимально владеет психологическими техниками, направленными на создание и удержание осознанного состояния внутренней гармонии/счастья, он будет искать иные пути самовыражения – пусть хотя бы временные – и не позволит своей психике достичь такого накала.

В этом смысле дом и семья являются сферой, которую мужчинам во многом только предстоит для себя открыть. Не секрет, что многие мужчины умеют и, что самое интересное, – любят мастерить. Но скольким из них удается найти время для приложения своих талантов в доме? Приходя домой с работы к полуночи, а то и за полночь, мало кто найдет в себе силы и желание чинить и благоустраивать жилище. Те, у кого нет финансовых проблем, быстро выдадут жене необходимую сумму для вызова специалиста, а те, кому состояние кошелька пока не позволяет решать домашние проблемы таким образом, скорее всего будут только устало огрызаться в ответ на укоры жены об упавшей полочке, протекающей трубе и прочих бытовых неприятностях.

Вот здесь-то человеку и пригодится то внезапно образовавшееся время, когда он ненадолго остался за бортом профессиональной занятости. Не стоит терять присутствия духа: лучше спокойно продолжать поиски – рассылать резюме, звонить друзьям и знакомым, бывшим клиентам и работодателям, которые могут вывести на искомую должность. При этом не следует нервно курить на лестнице и накручивать себя, обижаясь на весь свет и подсознательно формируя у себя комплекс неполноценности. Лучше направить свою созидательную энергию на обустройство жилища, и, кто знает, возможно, результаты нескольких недель или месяцев, проведенных дома, будут много лет вызывать белую зависть и уважение друзей, коллег и членов семьи, а главное – помогут самому человеку повысить самооценку совершенно неожиданным способом, открыть в себе новые таланты и в очередной раз приблизиться к тому самому искомому состоянию счастья.

Да и о детях мужчинам тоже не стоит забывать. Не только в ситуации временного отсутствия профессиональной занятости, конечно, но в такие моменты особенно. Ведь отвести ребенка в музей или театр, вывезти его за город, погулять с ним в парке, помочь решить задачу или написать сочинение, попутно подсказав, как ему лучше вести себя в непростой ситуации с друзьями, может не только мать, но и отец. Иногда участие отца в жизни ребенка даже предпочтительнее: сыну наверняка будет намного приятнее, если на занятия по футболу, хоккею или боевым искусствам его отведет папа, а не мама. А если папа еще и поучаствует в «спортивной карьере» сына, погоняв с ним мяч во дворе или повозившись на ковре, испытывая «приемы», эмоциональная связь между поколениями, так часто остающаяся за бортом потому, что родителям надо было работать и некогда было вникать в подробности жизни детей («кормлю, пою, одеваю, плачу за секцию – что еще надо?»), возможно, будет создана или восстановлена на самом глубинном уровне, что в далеком будущем сделает намного счастливее и самих детей, и их родителей.

К вопросам семьи и дома, равно как и ко всякого рода способам качественного провождения свободного времени, мы еще вернемся в соответствующих главах. А сейчас давайте все-таки обратимся к ситуации, когда работа у вас есть, но она вас не совсем устраивает. Для начала поищем причины нашего недовольства. Как ни странно, последние научные исследования гласят, что недостаточная оплата труда не входит даже в первую тройку причин, по которым людям может быть не совсем комфортно на работе. Уже упомянутый нами Михай Чиксентмихайи на основе проведенных опросов и экспериментов выделяет, в порядке убывания, следущие кардинальные проблемы на пути к гармоничному существованию на рабочем месте: скука (отсутствие разнообразия в выполняемых действиях); конфликты в коллективе (в основном с начальством) и стресс как результат умственного и эмоционального напряжения при выполнении рабочих задач.

Итак, в первую очередь человек находится в состоянии неудовлетворенности на работе, когда ему элементарно скучно. Иногда скука вызвана тем, что дела попросту нет. Сколько, например, времени порой приходится проводить продавцам в некоторых, не самых активно посещаемых, магазинах в ожидании покупателей или смотрителям в музеях в часы спада посетителей, в состоянии эдакой неопределенности: вроде бы и делать нечего, и с рабочего места не уйдешь – положено стоять за прилавком или в зале. Вот и стоят несчастные «работники», зевая, переминаясь с ноги на ногу и думая о том, сколько дел они уже могли бы переделать за все это непродуктивно потраченное время. Разумеется, ни удовлетворения работой, ни общего положительного настроя это не приносит.

Варианты подобной ситуации возможны и для работников офисов, с той только разницей, что в офисе в периоды затишья можно полазить по Интернету. Спасает ли это от скуки? Далеко не всегда. Ведь в конечном итоге человеку важен не только процесс вовлеченности в какую-то деятельность, но и ощущение направленности собственных усилий. Когда вы выполняете даже мелкие задания по работе, вы всегда знаете, к какому результату стремитесь. Поэтому бесцельное «ползание» по Интернету в часы вынужденного досуга и отсутствие какого бы то ни было продуктивного продвижения вперед только усиливает подсознательное недовольство проводимым на работе временем, а следовательно, и работой в целом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

Из серии: Сам себе психолог (Весь)

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Искусство гармонии, или Поиски формулы счастья (Е. В. Дондик-Эделин, 2014) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я