Труп в шкафу

Дмитрий Ларин, 2015

Обеспеченная дама средних лет заявляет о совершенном ею убийстве любовника. Полиция не находит ни одного подтверждения этому, но сам мужчина бесследно исчез. А существовал ли он вообще? Это предстоит выяснить.

Оглавление

  • Глава 1

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Труп в шкафу предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 1

Свет от желтого абажура падал только на стол, так что бледное лицо молодой женщины с вымученным взглядом было тусклым и неярким. Она сидела, безвольно опустив руки на колени, как человек, вынужденный подчиниться сложившимся обстоятельствам. Глаза ее, цвет которых в полутени определить было почти невозможно, казались блеклыми и серыми, таким же, как и ее взгляд. Комиссару полиции Жанне Монэ, только-только приступившей к допросу, невольно подумалось, как, должно быть, нелегко пришлось бедняжке.

— Итак, госпожа Дюссе, вы утверждаете, что убили человека?

Женщина неожиданно вздрогнула и испуганно посмотрела на комиссара. Она выглядела растерянной, казалось, ее до глубины души поразили эти слова, в тиши кабинета прозвучавшие жутко, почти нереально. Будто и не она сама несколько минут назад их произнесла.

Незадолго до этого комиссар Монэ, взглянув на часы, поспешно принялась собирать бумаги со своего стола, когда, стукнув в дверь, на пороге появился инспектор Лавеур, его худощавое лицо с выразительными синими глазами по обыкновению было непроницаемым. Она выжидательно смотрела на него, еще надеясь, что ничего серьезного не произошло, и она сможет, как и обещала, сегодняшний вечер провести вместе с Лу. Но Лавеур, пряча взгляд, словно именно он был виноват в том, что Монэ не сможет и в этот вечер уйти со службы вовремя, сообщил, что несколько минут назад в комиссариат явилась женщина, назвавшаяся Лаурой Дюссе, которая утверждает, что она убила человека. Как раз сейчас она пишет заявление.

— Что прикажете, госпожа комиссар?

Монэ тяжело вздохнула.

— Да, что уж, ведите ее сюда. Будем разбираться. Кстати, она указала в заявлении, где находится убитый?

— Не знаю, еще не читал. Но она что-то такое говорила. Если не ошибаюсь, убийство произошло в ее доме.

Уточните адрес и поезжайте туда. Да, и не забудьте прихватить с собой криминалистов и идентификаторов.

— Шеф, вы полагаете, что она и в самом деле кого-то убила? — в глазах Лавеура появилось легкое удивление.

— Вот сейчас мы это и установим. Будем разбираться, — еще раз повторила Монэ.

Она расстегнула пиджак и уселась за стол, освещенный желтым абажуром. Копна ее коротко остриженных медного оттенка волос в приглушенном свете лампы казалась почти темной. Прежде, чем она приступит к этому делу, надо все-таки иметь совесть и позвонить Лу.

Длинные гудки недолго тревожили пустоту, почти тут же в трубке раздался звонкий девичий голосок.

— Мама, это ты? — чуть укоризненно спросила Лу.

Монэ ясно представила себе, как дочь хмурит брови и накручивает на палец прядь своих золотистых волос.

— Мама, ты же обещала…

— Извини, дорогая, у меня срочное дело, — виновато сказала Жанна.

— Опять кого-то убили, — обреченно вздохнула Лу. — Ты хотя бы к вечеру вернешься?

— Постараюсь. А ты пока сходи куда-нибудь. Не скучай. Хорошо?

— Уж постараюсь.

Когда госпожа Дюссе вошла в кабинет комиссара в сопровождении Лавеура, Монэ окинула ее любопытным взглядом. Обвинявшая себя в убийстве женщина была высока и стройна, держалась прямо, на ней был хорошо сшитый, плотно облегающий ее фигуру брючный костюм. На вид ей было не больше тридцати лет. Темные, длинные волосы, зачесанные назад, подчеркивали ее необычайную бледность. Она опустилась в кресло и, вперив взгляд в пространство, казалось, замерла, ожидая решения своей участи.

Тогда-то комиссар Монэ и задала ей этот свой вопрос, испугавший женщину. Может быть, и не стоило так уж прямо спрашивать ее об этом, но просто Монэ хотелось увидеть реакцию Дюссе. Для начала ей надо было убедиться хотя бы поверхностно в том, что молодая особа вменяема, ведь нечасто приходится выслушивать подобные сообщения — пришла и обвинила себя в убийстве. Что ж, придется разбираться.

— Сколько вам лет?

— Тридцать пять… почти тридцать пять…

— Чем вы занимаетесь?

— У меня небольшая кондитерская на улице Шарантон. Она мне досталась в наследство от отца.

Рассказывая о вещах привычных, будничных, Лаура Дюссе чуть-чуть успокоилась, на какое-то время она как будто забыла о том, зачем она здесь. Ну а комиссару только этого и было нужно. Она хотела, чтобы ее необычная посетительница немного отвлеклась оттого, что ее тяготило.

— Значит, ваш отец умер. А есть кто-то еще в вашей семье, кроме вас?

— Да, у меня есть еще сестра, Жюстина, она немного младше меня.

— Чем же занимается она?

— Пока ничем. Она недавно развелась со своим мужем. Возможно, что она станет помогать мне. Стала бы…

Похоже, что мысли Лауры Дюссе вновь приблизились к опасному для нее предмету, потому что лицо ее исказила страдальческая гримаса, а на высоком открытом лбу заблестели капельки пота. Она отчаянно старалась держать себя в рамках приличия и не дать волю своим чувствам.

— Итак, вы утверждаете?.. — повторила свой вопрос Монэ, уже, впрочем, более мягко.

— Да, — почти беззвучно, только одними губами произнесла Лаура.

— Когда это произошло?

— Сегодня.

— В котором часу?

Лаура Дюссе ненадолго задумалась, устремив взгляд в пространство, должно быть, она старалась прикинуть, когда же точно это случилось.

— Где-то около полудня, — сказала она наконец.

— Кто же жертва?

При этом вопросе, который, должно быть, всколыхнул в ее памяти страшные воспоминания, Лаура стала белее мела. Она беззвучно ловила ртом воздух, стараясь прийти в себя. Комиссар Монэ, опасаясь обморока, поспешно поднялась, чтобы принести воды. Она вышла в секретарскую, где обычно сидела за компьютером Элеонора Лессар, ее секретарь, уже немолодая, но еще довольно привлекательная крашеная блондинка в очках с тонкой позолоченной оправой, сейчас ее не было, — как водится, она предупредила Монэ о своем уходе. В углу у окна, сквозь которое, несмотря на вечерний час, еще блестел солнечный свет, стоял холодильник, где Жанна нашла бутылку минеральной воды. Когда она протянула Лауре Дюссе бокал с водой, та уже немного овладела собой. Тем не менее, она жадно припала губами к тонкому стеклу, как будто влага могла утолить не только ее жажду, но и излечить ее раны.

— Вы должны меня понять, как нелегко мне далось переступить порог комиссариата, чтобы свидетельствовать против себя самой. Вы, наверное, думаете, что я сумасшедшая. Конечно, думаете, нечего и спрашивать… Этот человек, которого… которого… я… убила… он подлец… настоящий подлец. Он обманывал меня. Он хотел выманить у меня побольше денег, а потом бросить. Оказывается, у него была другая любовница…

Это, видимо, было особенно мучительным для нее, потому что на бледных щеках Лауры выступили красные пятна, а руки, до этого спокойно лежащие на коленях, она сцепила в крепкий замок.

— И поэтому вы его убили?

— Нет, не только поэтому…Впрочем, и это тоже… Всё вместе… Вчера вечером, когда я уже вернулась из конторы и собиралась поужинать, мне позвонила какая-то женщина, по-моему она была пьяна, время от времени она принималась дико смеяться. Она сказала мне, что мой друг не так уж невинен, как кажется, у него есть другая женщина, с которой он живет уже давно. Если я не верю, то могу сама убедиться во всем. Она выкрикнула название ресторана «Синяя птица», где будто бы он частенько проводит время с ней. Он и теперь там.

Вне себя от услышанного я поехала туда. Я остановилась около бара и присела у стойки так, и стала исподтишка, чтобы остаться незамеченной, оглядывать зал. Они были там. Она молода и очень хороша собой, фигура просто роскошная, что и говорить. Он смотрел на нее влюбленными, полными страсти глазами. Поначалу я боялась, что он меня заметит, но где там, все его внимание было поглощено ею. Он не отрывал от нее взгляда, а она, весело смеясь, так и льнула к нему. В общем, идиллия, да и только. Я не стала устраивать сцену, выпила свой виски и потащила ноги оттуда. Вы должны представить себе мое состояние, ведь вы же женщина.

Прежде чем вернуться домой, я еще побывала в нескольких барах. Я была сильно пьяна, но страшная боль терзала всё у меня внутри, и ее нельзя было ничем заглушить. Мне хотелось умереть. Ночь я провела без сна. К утру я уже точно знала, что я должна сделать. А сделать я могла только одно — отомстить мерзавцу. Я не хотела ждать до вечера, когда он придет ко мне, это было слишком долго. Я позвонила на его мобильный телефон и сказала, что он мне срочно нужен. Он попытался меня расспросить, что случилось, к чему такая спешка, я бросила трубку. Заранее я приготовила пистолет. Он приехал примерно через час, ну, конечно, трудно было расставаться с такой красоткой. Вошел, развалился в кресле, пытался даже со мной заигрывать. Мне было тошно смотреть на него. Сходу я все выложила ему. Он стал издевательски смеяться, называть меня глупышкой, он даже не отрицал, что спал со мной ради моих денег, что у него есть другая, с которой скоро он уедет на Лазурный берег. Он смеялся мне в лицо, что на мои деньги он неплохо развлечется со своей красоткой. Из кармана костюма я вытащила пистолет, он даже не сразу его заметил, а когда заметил, испугался, побледнел, как сжался в кресле и весь покрылся испариной. Потом он поднялся и стал приближаться, протягивая ко мне руку, будто намеривался отнять ему оружие. Должно быть, он уже сомневался, что я выстрелю. Но при мысли о собственном унижении ярость вновь охватила меня, и тогда я выстрелила, выстрелила несколько раз. Я стреляла до тех пор, пока не разрядила в него всю обойму.

— Он и сейчас в вашем доме?

— Да.

— Скажите мне его имя.

— Его зовут… звали… Артур Геде.

Жанна Монэ смотрела на Лауру, и чувствовала разочарование. Чтобы установить истину, от нее не требовалось никаких трудов, не надо было ломать голову над тем, кто убил и зачем, где отыскать того, кто поднял руку на человека, на себе подобного, не надо искать и опрашивать свидетелей, прослушивать телефоны, устраивать слежки, а если доведется, и засады. Ничего этого не надо. Эта стройная бледная женщина принесла вместе со своим признанием на блюдце все доказательства, все улики. Но не это ли смущало комиссара Монэ, не оттого ли ей было жаль Лауру Дюссе, что та, не сопротивляясь, не проявляя никакого коварства, вот так вот с ходу признавала свою вину, готовилась понести суровое наказание.

Зазвонил ее мобильный телефон. Комиссар услыхала удивленный и слегка встревоженный голос Лавеура.

— Шеф, мы перерыли весь дом, трупа нигде нет.

Монэ удивилась не меньше Лавеура. Значит, недаром она думала, что здесь что-то не так, уж больно гладко всё шло. Признание, труп, улики. И вот тебе, пожалуйста!

— Вы не перепутали адрес?

— Нет. Улица Шеньё, 32. Приличная улица, почти на окраине города, комфортабельные дома. Всё правильно.

— И следов нет? — допытывалась Монэ. — Может, остались следы крови, гильза, беспорядок, ну что-нибудь?

— Всё чисто, кругом идеальный порядок, ни пятнышка. Мы всё проверили. Думаете, она сумасшедшая?

И вновь Монэ повторила:

— Будем разбираться.

Лаура Дюссе сидела всё в той же позе, взгляд ее был недвижим и тяжел. Должно быть, она не вслушивалась в то, о чем говорит комиссар по телефону. Наступила тишина, Лаура подняла глаза, и в них читались покорность и смирение.

— Госпожа Дюссе, должна вам сообщить, что мои люди труп Артура Геде в вашем доме не обнаружили.

В первые мгновения Лаура недоуменно смотрела на комиссара, будто не понимая смысла произнесенных слов. Но потом ужас объял ее всю, как если бы она увидела призрака. Глаза ее округлились, лицо стало белым, на лбу вновь появилась испарина, она силилась что-то произнести, и не могла.

— Вы уверены, что всё это произошло на самом деле? — спросила Монэ.

Гримаса страдания исказила лицо Лауры Дюссе.

— Вы думаете, что я сумасшедшая… Не так ли?.. Да я и сама готова принять саму себя за сумасшедшую… Но он был там… Я его оставила там убитого, в крови… Боже праведный, мне кажется, я схожу с ума… Он не мог остаться в живых… Не мог… Госпожа комиссар, верьте мне, я говорю вам правду…

— Успокойтесь, госпожа Дюссе, мы проведем проверку и во всем разберемся. А пока вам надо прийти в себя. Дайте мне телефон вашей сестры. Думаю, что одной сейчас вам оставаться нельзя.

Вскоре в кабинете комиссара появилась сестра Лауры Дюссе, Жюстина. Она была пониже ростом, крепче сложена, но костюм и на ее фигуре сидел превосходно. Она, как и сестра, была очень бледна, руки ее нервно сжимали ручку черной покрытой лаком сумочки, которую она держала перед собой. Жюстина переводила взгляд с комиссара на Лауру, будто стараясь понять, что же здесь произошло, и какие это будет иметь последствия.

— Госпожа Жюстина… э-э…

— Бенуа, — подсказала Жюстина.

— Госпожа Бенуа, ваша сестра только что сделала заявление. Нам придется по этому поводу провести проверку. Попрошу вас и госпожу Дюссе никуда не отлучаться из города, так как, возможно, придется уточнить некоторые детали, — поймав вопрошающий взгляд Жюстины, Монэ добавила — Думаю, что ваша сестра сама вам всё расскажет. Да, и не забудьте дать ей чего-нибудь успокоительного.

Прощаясь, комиссар Монэ подала руку сначала Лауре Дюссе, затем ее сестре. Пальцы Жюстины с ярким маникюром были холодны, а рука дрожала, как будто бы она только что пережила серьезное нервное потрясение.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • Глава 1

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Труп в шкафу предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я