Ученица Ведьмака
Джозеф Дилейни, 2014

Том Уорд – ведьмак и защитник жителей Графства от призраков, домовых, ведьм и других кровожадных созданий Тьмы. Он молод, ему всего семнадцать, и никто из местных жителей не верит в его способности и мастерство. Но все меняется, когда в деревне появляется пятнадцатилетняя девушка по имени Дженни Колдер. Она не только доверяется ему, но и хочет стать его ученицей. Ее не остановит даже то, что ремесло ведьмака – не женская работа. А Тому сейчас, как никогда, нужны помощники, ведь с Севера надвигается новая Тьма. «Ученица Ведьмака» – первая книга в трилогии «Хроники звездного меча», продолжающая серию об ученике Ведьмака Томе Уорде.

Оглавление

© Солодянкина Е., перевод на русский язык, 2018

© ООО «Издательство «Эксмо», 2018

* * *

Посвящается Мэри

Самый высокий холм в Графстве окутан тайной. Говорят, что однажды, когда бушевала гроза, там погиб человек, сражаясь со злом, которое угрожало всему миру. После битвы вершина снова покрылась льдом, а когда он сошел, изменились названия всех городов, долин
и даже очертания холмов. Сейчас
на этой самой высокой вершине
не осталось ничего,
что напоминало бы
о тех событиях.
Но имя осталось.
Ее называют
Каменный Страж,
или
Камень Уорда-защитника

Глава 1. Загадочная смерть

Откуда-то потянуло сквозняком — видимо, поэтому свеча замерцала, отбросив на стену у подножия кровати странные тени. Скрипучий деревянный пол был неровным, и, возможно, по этой причине дверь открывалась сама по себе, как будто кто-то невидимый пытался проникнуть в комнату.

И все-таки всему этому нельзя было дать разумное объяснение. Как только я зашел в спальню, то сразу понял — тут что-то не так. Чутье редко меня подводило, и я снова ему доверился. Сомнений не осталось — эта комната стала прибежищем для потусторонней сущности, поэтому хозяин постоялого двора и позвал меня на помощь.

Меня зовут Том Уорд, и я Ведьмак из Чипендена. Я имею дело с призраками, мертвецами, домовыми, ведьмами и другой нечистью. Это опасная работа, но кто-то должен ее выполнять.

Я подошел к окну, потянул за шнур и приподнял нижнюю створку. Солнце зашло около часа назад, и над дальними холмами уже показалась луна. Передо мной простиралось огромное кладбище, окруженное деревьями, в основном плакучими ивами и старыми вязами. В бледном свете луны казалось, что надгробия странно светятся, а вязы, отбрасывающие на землю зловещие тени, напоминают затаившихся в темноте огромных зверей.

Это была деревня Киркби Лонсдейл недалеко от границы Графства, менее чем в двадцати милях к северу от Кастера — затерянное в глуши место далеко от дороги, куда редко захаживали гости.

Я спустился вниз и вышел из дома через гостиную, где три местных жителя грелись у камина, попивая эль. Мужчины тут же замолчали и пристально меня оглядели, но никто из них так и не поздоровался. Скорее всего, в этих краях такой холодный прием ожидал бы любого другого чужака — его всюду преследовали бы любопытные косые взгляды и тягостное молчание.

Конечно, тут дело было в моей работе. Я — ведьмак, один из немногих в Графстве, кто постоянно имеет дело с опасными существами из Тьмы. Люди нуждались во мне, но при этом побаивались. При встрече со мной прохожие обычно переходят на другую сторону дороги — вдруг мое присутствие ненароком привлечет какого-нибудь призрака или домового?

В любом уголке Графства сплетни разносятся быстро, и, скорее всего, жители этой глухой деревни уже знали, зачем я к ним пожаловал.

Когда я вышел на улицу, меня окликнул чей-то голос:

— Господин Уорд, можно вас на пару слов?

Я обернулся и увидел, что ко мне идет хозяин постоялого двора — крупный мужчина с красным лицом и натянутой улыбкой, которой он обычно завлекал посетителей. Хотя я был его гостем и провел ночь в одной из его комнат, со мной он вел себя совсем иначе: выказывал те же нетерпение и превосходство, с которыми, как я видел, он обходился с прислугой или разносчиком эля.

Я был наемным работником, и за свои деньги хозяин явно ожидал от меня слишком многого — это-то меня и раздражало. За прошедшие несколько месяцев я сильно изменился: много чего произошло, я растерял былое терпение и… быстрее выходил из себя.

— Итак? — сказал мужчина, поднимая брови. — Что вы выяснили?

Я пожал плечами:

— Как вы и предполагали, в комнате обитает потусторонняя сущность, но кто это, я пока не знаю. Если вы расскажете мне все, что знаете, я быстрее пойму что к чему. Как давно она вас беспокоит?

— Так, юноша, разве не ты должен мне все это рассказать? Я плачу тебе неплохие деньги и не собираюсь делать за тебя твою работу. Уверен, что твой учитель, упокой Господь его душу, давно бы сам во всем разобрался.

Последней фразой хозяин постоялого двора задел меня за живое: ведь это ему требовалась помощь, а не мне. Мой учитель, Ведьмак Джон Грегори, умер в прошлом году. Он сражался до последнего, помогая уничтожить Врага рода человеческого, владыку Тьмы, самого дьявола во плоти, грозившего нашему миру эпохой тирании и ужаса. Поскольку я был его учеником, теперь обязанности Ведьмака Чипендена перешли ко мне. Хотя, по правде говоря, я еще не успел закончить обучение и был еще слишком юным и неопытным, чтобы заниматься этим ремеслом в одиночку.

За те месяцы, что я работал один, мало кто так ко мне относился. Я давно понял, что таких людей нужно сразу ставить на место: они должны понимать, что перед ними не мальчишка, у которого молоко на губах не обсохло, потому что, несмотря на юный возраст, я был хорошо обучен и отлично знал свое дело.

— Мистер Грегори задал бы вам тот же вопрос, даже не сомневайтесь, — ответил я хозяину. — Скажу вам еще кое-что: если бы вы ответили ему так же, как мне, он бы тут же собрал вещи и отправился домой.

По его лицу скользнула легкая тень замешательства — мужчина явно не привык, чтобы с ним говорили в таком тоне. Отец учил меня быть вежливым и помнить о хороших манерах, даже если человек ведет себя грубо и неучтиво. Поэтому, по-прежнему молча глядя на него, я чуть смягчил выражение лица. Я ждал, когда он заговорит.

— Месяц назад в этой комнате умерла девушка, — наконец сказал он. — Я нанял ее работать на кухне, а когда посетителей было много, она помогала разносить эль в баре. Она была здоровая и сильная, но однажды утром девушка не проснулась — мы нашли ее мертвой в кровати, с выражением ужаса на лице и в окровавленной ночной сорочке, хотя на теле не было ни одной раны. С тех пор здесь разгуливает ее призрак и я никак не могу сдать эту комнату. Даже внизу, в пивной, мы слышим, как она ходит туда-сюда. За этот месяц тут пожили бы не меньше дюжины человек. Я терплю большие убытки!

— Вы видели ее дух? — спросил я, пытаясь понять, насколько ощутимым было присутствие. Некоторых призраков можно только услышать.

— Ни здесь, ни на кухне она не показывалась. Все звуки доносятся только из спальни, но я ни разу не бывал там после наступления темноты, когда она начинает расхаживать по комнате, и не просил об этом никого из прислуги.

Я кивнул и с сочувствием взглянул на него.

— Что известно о причине смерти? Что сказал доктор?

— Он был поражен не меньше нас, но предположил, что это могло быть что-то вроде внутреннего кровотечения — возможно, в легких — и девушка захлебнулась собственной кровью.

Мне показалось, что эта версия не убедила хозяина, а он продолжил:

— На ее лице был такой ужас, что нам всем сделалось не по себе. Доктор сказал, что идущая изо рта кровь могла сильно испугать девушку и от страха у нее остановилось сердце. Или же это произошло из-за внутреннего кровотечения. А по-моему, он и сам не понял, почему она умерла.

Кошмарная история… Нужно непременно докопаться до истины, и я отлично знал, как это сделать.

— Что ж, надеюсь, завтра я смогу сказать вам больше, — пообещал я. — Вот только поговорю с ее духом. Как звали девушку?

— Мириам, — ответил хозяин.

Кивнув, я вышел на улицу и вскоре, повернув в небольшой проход, оказался на заднем дворе постоялого двора рядом с кладбищем, которое видел из окна спальни. Отворив кованую решетчатую калитку, я пошел по узкой тропинке мимо надгробий и маленькой церквушки.

Мне нужно было немного размять ноги и подышать свежим воздухом, чтобы прийти в себя и спокойно подумать.

К вечеру в Графстве обычно становится прохладно даже летом, но сегодня, в конце августа, ночь выдалась на редкость теплой — возможно, это последние отголоски уходящего лета перед тем, как воздух наполнится осенней прохладой, а потом и зимней стужей.

Я добрался до склона, с которого открывался потрясающий вид на долину; гряда холмов вдали купалась в лунном свете. Потеряв счет времени, я долго любовался этой неописуемой красотой.

Смерть Джона Грегори сильно меня изменила. Ощущение невосполнимой потери по-прежнему снедало душу — я действительно очень тосковал, но вместе с тем и злился: у меня отняли не только учителя, но и друга. Теперь все дни напролет я проводил один, много размышлял и все-таки нашел себе небольшое утешение: в свободное время любовался красотой окрестностей с их изменчивым ландшафтом, лугами и лесами, болотами и перевалами. Вид, который открывался на Киркби Лонсдейл, был лучшим из того, что я когда-либо видел.

Мысли снова вернулись к смерти Мириам, и, усевшись на пенек, я решил обдумать все, о чем узнал. Девушка была молодой и сильной, а значит, скорее всего, умерла насильственной смертью. Не секрет, что убийцы часто прикрывают свои злодеяния, сваливая вину на колдунов и сверхъестественные силы. Но на ней не было ни одной раны… Возможно, ее отравили… Или она умерла по естественным причинам, а нестерпимая боль и страх смерти отпечатались на лице. Я надеялся в скором времени разгадать эту загадку — нужно только узнать, что призрак помнил о своей смерти.

Посидев еще немного, я пошел обратно по кладбищу и вернулся в комнату с привидением. Задернув шторы, я снял плащ с капюшоном и повесил его на дверной крючок, затем стянул сапоги и одетым лег на кровать, готовый к действиям. Мне было немного не по себе, впрочем, как и всегда, когда я имел дело с потусторонним миром, но это чувство не имело ничего общего со страхом — ведь я уже много раз общался с призраками.

Я всегда хорошо видел в темноте и, когда глаза привыкли к слабому лунному свету, струящемуся сквозь занавески, внимательно осмотрел комнату. В углах лежали тени — особенно темно было под окном. Некоторое время я пристально рассматривал это место, затем, удостоверившись, что волноваться не о чем, прислушался. Иногда призраков можно услышать еще до того, как они обнаружат свое присутствие: некоторые тихо постукивают по дверям или стенам, другие скрипят половицами, так что порой их сложно отличить от мышей.

Ничто не нарушало тишину в комнате. В запасе было еще несколько часов, поэтому я расслабился, закрыл глаза и провалился в сон. Я непременно почувствую приближение призрака и тут же проснусь.

Так и вышло. Все Ведьмаки — седьмые сыновья седьмых сыновей и обладают особыми способностями. Одна из них меня и разбудила: по спине вдруг побежал холодок, а значит, рядом появилось существо из потустороннего мира.

Сначала я услышал женский плач и торопливые шаги возле кровати, а открыв глаза, увидел молодую девушку не старше семнадцати лет, с собранными в хвост длинными волосами. Как и все призраки, она была очень бледна. Покинув тело, ее дух утратил цвета — все, кроме одного. От самой шеи ночная сорочка девушки была пропитана ярко-красной кровью.

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я