Другая реальность. Роман, мистика (Джена Джен)

Марина – молодая женщина, которая долго шла к своему счастью. Она рано потеряла родителей и только недавно встретила мужчину своей жизни. Семейное счастье длилось недолго. Поздняя поездка за город обернулась для нее очередным кошмаром, из которого она никак не могла найти выход. Но женщина еще не понимала, что это только начало и самая страшная новость ждет ее впереди.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Другая реальность. Роман, мистика (Джена Джен) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 2

Дождь превращал все вокруг в одну серую массу, размывая и скрывая реальные образы. Марина вышла на улицу. Рассмотреть, что-либо вокруг было невозможно. Женщина не знала, что искала, но ей почему-то казалось, что здесь есть кто-то кроме нее. Сердце бешено колотилось. Марина сначала обошла вокруг машины, а потом заглянула под нее, там сидела черная кошка, мокрая и перепуганная. Женщина позвала животное к себе. Кошка замурлыкала, и грациозными медленными шагами подошла к ней.

– Иди сюда, не бойся, – сказала Марина, и животное за секунду оказалось у нее на руках. Ей сразу стало спокойнее. Мрачные краски как будто бы вмиг рассеялись. – Ничего себе! И откуда ты здесь такая взялась? – Удивилась она своей находке, но все же чувство, что сейчас с ней рядом есть хоть какое то живое существо, успокаивало Марину. – Ты не похожа на дикую. Ну и далеко же ты тогда убежала от своего хозяина!

Марина взяла кошку в машину. Она села на место водителя, а новоиспеченного пассажира посадила рядом на сиденье.

– Замерзла? Ну, ничего, сейчас высохнешь и согреешься. Только что ж мне с тобой делать? Что ж, пока поехали, а там посмотрим. – Женщина убрала с лица мокрые пакли волос, затем достала в бардачке салфетку и вытерлась. – Смотри, – обратилась она к кошке – как мне пришлось из-за тебя намокнуть. Мало того, что ты меня перепугала до чертиков. Я ведь могла разбиться! Тебя что родители не учили, что нельзя выскакивать на дорогу, не посмотрев по сторонам? – Женщина попыталась улыбнуться своему измученному остроумию, но из-за пережитого испуга и ужасной усталости, которую она испытывала, у нее это получилось плохо. – Странно, я увидела, что мне что-то бросилось под колеса, но никак не думала что это кошка. Ты показалась мне такой большой. Даже, не большой, а просто огромной. Признаюсь, на какое-то мгновение я подумала, что сбила человека. – Марина вздохнула с облегчением, осознавая, что все обошлось. Она завела машину и поехала.

Как только автомобиль тронулся с места, заиграл мобильный телефон. Достав его из сумочки, которая лежала на пассажирском сиденье, рядом с ее гостьей, Марина, не посмотрев на номер, сразу ответила.

– Алло, я вас слушаю!

– Марина, ты где? Ты скоро будешь? – раздался холодный, практически металлический голос Ба, который резал слух, доставая до глубины души. – Нечего тебе делать, на ночь глядя переться сюда, а мне сиди и жди. – Последние слова старухи прозвучали как приговор, после которого не минует наказание. Марина, хоть и привыкла, что ее бабка вечно всем недовольна, и постоянно причитает и вычитывает ей, но это все равно иногда ее огорчало.

– Ба, не переживайте. Я уже скоро буду. А если вы устали, то вам не обязательно меня ждать. Увидимся завтра утром. – Несмотря на свои слова, которыми Марина просто пыталась успокоить свою бабку, она прекрасно знала, что старуха без нее уже не ляжет. И она еще долго будет ворчать, когда Марина наконец-то доедет. Так было всегда. Она никогда не была рада ее приезду, во всяком случае, не показывала этого, но все же ждала. Не ложилась спать, если знала, что Марина должна приехать. Сначала женщине казалось, что она делает это. Лишь бы лишний раз на нее поворчать, но со временем поняла, что именно так она проявляет свою любовь к ней. Просто ей очень трудно делать это открыто. Такой уж она была человек. – Я уже скоро буду, – повторила Марина еще один раз, но в трубке телефона, кроме непонятного шума, больше ничего не было слышно.

– Странно. Оборвалось. Наверное, из-за непогоды. – Она повернулась и посмотрела на свою спутницу. Та громко мурлыкала и все еще сильно дрожала. – Слышала? Это была моя Ба. Мы едим ее навестить. А ей это, судя по всему, не очень нравиться. Всю жизнь она так… Живет, как в коконе. И сама не выходит, и других в него не впускает. А мне то, что делать? Она ведь моя единственная родственница. Она меня вырастила и воспитала. Хотя… – Марина тяжело вздохнула. – Воспитала, это громко сказано. Да, она меня кормила, одевала, но не больше. Ее совсем не интересовало где и с кем я провожу время, чем занимаюсь и вообще… – Она на минутку замолчала. – Но я ей все равно благодарна, – продолжила Марина рассказывать кошке свою историю жизни. Ей, почему-то, как никогда захотелось выговориться. Захотелось вспомнить все, что было в ее жизни. – Да, благодарна. Хотя бы за то, что она не отдала меня в детский дом, а ведь могла. Я же ей не родная внучка, а так, дальняя родственница. – Марина снова вздохнула. Ей всегда становилось на душе тяжело, когда она вспоминала своих родителей. И хотя она помнила всего лишь отдельные короткие эпизоды из их жизни, они все равно оставались самыми яркими ее воспоминаниями. – Ты знаешь, хотя она и не очень приятный собеседник, я все равно считаю ее доброй и хорошей. Ее поведение, это всего лишь защитная реакция от окружающего мира. Она не хочет никого пускать к себе в душу, чтобы опять не испытать большого горя и разочарования, которое она пережила, когда была еще совсем молода. Люди со временем отходят, отпускают ситуацию и продолжают жить дальше, а она не смогла. И мне ее жаль… – Марина снова посмотрела на кошку. – Она ведь тоже, как и я, очень рано потеряла родителей. Они с сестрой, моей родной бабушкой, жили в детском доме. Им повезло меньше, чем мне. Потом, когда повзрослели, бабушка Люба, вышла замуж и родила мою маму, а баба Надя, я ее называю просто Ба, так и осталась на всю жизнь одна. Она и с нами то не очень хотела общаться. Всю жизнь прожила отшельником. Даже не знаю, как она решилась забрать меня после того, как не стало моих родителей? Не знаю. Думаю, она сделала это, потому что не желала мне такой же участи, как у нее самой. Ведь кроме нее у меня тогда уже никого не осталось. – Марина вздохнула.

Полностью отдаваясь работе, все эти годы Марина жила, стараясь как можно меньше думать о своем детстве. Но тяжелые воспоминали, вопреки всему, иногда все же всплывали у нее в памяти, заставляя ее сердце неметь от боли. Она не могла это изменить, и не могла от этого уйти. И не хотела… Ведь воспоминания, это все, что у нее осталось от прошлого, если не считать слегка полоумную старушку.

– Ты как, уже согрелась? – спросила Марина свою попутчицу, отвлекаясь от грустных мыслей. Она ее погладила, и кошка снова замурлыкала. – А мы почти приехали. Я уверена, что тебе не понравиться моя Ба, но, во всяком случае, это намного лучше, чем в поле мокнуть под дождем. К тому же, ты, наверное, голодная? Ничего, скоро я тебя накормлю.

Марина сосредоточено смотрела на дорогу, но из-за густой и серой пелены дождя разглядеть что-либо было очень трудно. Дорога была прямой, и густо посаженые вдоль нее деревья создавали впечатление, что ты движешься по туннелю, которому нет ни конца, ни края. Монотонная и одинаковая картина Марину обычно успокаивала и убаюкивала, и поэтому нужно было прикладывать некоторые усилия, особенно если она ехала поздним вечером, чтобы не уснуть за рулем. Но сегодняшняя гроза не давала ей расслабиться и держала в постоянном напряжении. Непогода и одиночество действовали на Марину угнетающе, и поэтому появление кошки было как раз кстати. Тем более что она оказалась ручной и очень приветливой. Сидя за рулем своей машины, женщина теперь думала о том, куда она пристроит свою новую знакомую. О том, что Ба разрешит оставить ее у себя не могло быть и речи. А заниматься поисками ее старых хозяев, у Марины не было ни времени, ни особого желания. Да и сделать это в нынешних обстоятельствах было просто не возможно. Оставалось всего лишь два варианта: либо срочно пристроить ее где-нибудь в поселке, либо забирать с собой в город. Бросить кошку просто так на улице она не могла.

– Что поделать, – вновь обратилась Марина к животному, – придется тебе потерпеть несколько дней мою бабку, а там что-нибудь придумаем. Может быть, ее соседка согласиться тебя взять к себе? У нее уже есть выводок тебе подобных, так что думаю, кошкой больше, или кошкой меньше, большой разницы для нее не сыграет. – Марина улыбнулась и посмотрела на кошку, и ей показалось, что та буквально прожгла ее взглядом. Она протянула руку, чтобы погладить животное, но кошка зашипела, и женщина резко отдернулась. – Ничего себе, а ты оказывается с характером! Да ладно, не злись, шучу. Я так понимаю, к соседке тебе не хочется? Ну, если ты не будешь больше на меня шипеть и пообещаешь вести себя хорошо, возможно, я даже заберу тебя к себе.

Реакция у спутницы была моментальной, она легла поудобней и замурлыкала. Марина снова улыбнулась. Ее искренне позабавила такая реакция спутницы.

– Да, а я не ошиблась, ты оказывается не простая штучка, – сказала Марина и взглянула на кошку. На мгновение ей привиделось, что глаза у той вспыхнули и снова погасли.

В конце длинного, казалось бесконечного, туннеля уже виднелись огоньки. К небольшому и старенькому поселку осталось ехать всего пару километров. Эта деревенька находилась относительно недалеко от города, приблизительно сто километров, но ее расположение было настолько неудобным и отдаленным от других населенных пунктов, что со временем из ее жителей в основном остались только пожилые люди, не считая нескольких фермеров. Молодые семьи были вынуждены перебираться в другие села, где можно найти работу или, по крайней мере, чтобы из них можно было бы без проблем добираться в город. Так за последние десять лет, деревня опустела практически наполовину. Теперь каждый второй дом в ней был не жилой.

Именно в этой деревне проживала бабушка Марины. Она вела затворнический образ жизни, и никогда ни с кем из соседей близко не общалась. Да и люди, из-за ее тяжелого характера, обходили старуху стороной. Бывало так, что она по нескольку дней сидела без свежего хлеба, только потому, что ей не хотелось никого видеть. Марина прекрасно знала обо всех ее странностях, и поэтому не могла долго ее не навещать. Еще по ее просьбе, за старухой иногда приглядывала соседка. Марина оставляла ей деньги на продукты и на хлеб, но в последнее время, тетка Зина все чаще жаловалась, что Ба выгоняет ее из двора, вообще не желая разговаривать и принимать хоть какую-то помощь. Марина понимала, что это от старости она становилась еще не выносимей, но выбора у нее не было. Переезжать к ней Ба наотрез отказывалась, а Марина не могла вернуться в поселок. Во-первых, она была связанна работой, которая занимала практически все ее свободное время, а во-вторых, ей просто не хотелось этого делать. Слишком много воспоминаний было связанно с этой деревней. Марине понадобилось очень много времени, чтобы зарыть их глубоко внутри. Итак, каждый раз, когда она приезжала сюда, то снова чувствовала себя той потерянной девочкой.

Машина на небольшой скорости въехала в поселок, в котором освещалась всего лишь одна центральная улица. Остальная его часть была погружена в глубокую темень, и лишь изредка в ней просматривались одинокие огоньки в отдельных домах. Съехав с асфальтированной дороги на грунтовую, Марина снова убавила скорость. Ехать нужно было очень осторожно, так как дорога была не ровной и сильно размытой дождем. К тому же она была довольно узкой. Настолько, что если бы ей на встречу ехал какой-нибудь транспорт, то они никак не смогли бы разминуться. Но, к счастью, вероятность такого была очень мала, так как машины в этом поселке были крайней редкостью.

Внедорожник практически с легкостью преодолел весь путь, и уже через несколько минут был возле двора Ба. Она жила в старом, но довольно большом и добротном доме, большая часть которого уже давно никак не использовалась. Кругом было темно, и только из окон в гостиной мерцал слабый огонек.

Марине не хотелось вылезать из теплой машины, и мокнуть под дождем, но нужно было открыть ворота, загнать машину во двор и дождаться, пока Ба откроет двери. Передернув плечами, она выскочила на улицу и побежала к громадным деревянным воротам. Когда женщина их открывала, ей показалось, что она услышала стук дверцы своего автомобиля. Звук был настолько четким, что Марина оставила на половину открытые ворота, и, неуверенными шагами подошла к машине. Вокруг никого не было. Но, не смотря на это, женщина чувствовала чье-то присутствие. Ей показалось, что за ней кто-то наблюдает. Дышит ей в спину. Марине стало страшно. Она крикнула:

– Здесь кто-нибудь есть?

– Чего разоралась, среди ночи? – неожиданный и холодный голос бабки заставил передернуться и без того напуганную женщину. У нее внутри как будто что-то взорвалось, ноги и руки онемели, а сердце чуть не выскочило из груди. Она обернулась к стоящей возле ворот старухе, и, убедившись, что это ее Ба, немного успокоилась.

– Ба! Вы меня напугали, – ответила Марина, облегченно вздохнув.

– Чего же ты, такая пуганая, приперлась среди ночи в нашу глухомань. – Старуха стояла в белом одеянии, как призрак, и если бы ее встретил какой-то незнакомый человек, то он обязательно так бы и подумал. Но Марина, практически, привыкла к ее странностям, и по этому, это ее не удивляло.

– Ну, ладно вам ворчать. Пойдемте лучше поскорее в дом, а то вы уже вся промокли. Попьем горячего чая. Согреемся. А машину я потом загоню. – И женщина, не став дожидаться ответа старухи, направилась к дому. Уже возле двери, Марина спросила: – А почему в доме везде темно, что опять пропало электричество? Наверное, где-то провода оборвало, – сказала она и обернулась, но рядом никого не увидела. – Ба, вы, где? – Старуха не отвечала. Марина повернулась и снова направилась к воротам. В этот момент, дождь припустился с новой силой. Казалось, что он пытается стереть все на своем пути, и еще немного, и от привычного для Марины мира, ничего не останется.

Выйдя на дорогу, женщина попыталась рассмотреть что-либо сквозь густую массу дождя, но старухи нигде не было. Она позвала ее еще раз, что есть силы:

– Ба, вы где? – Обычно не пугливой Марине, сейчас стало до безумия страшно. Чувство, что за ней наблюдают, по-прежнему не отпускало ее. Шум ветра и скрип деревьев, которые тянули к ней свои руки – ветви, заставляли сердце биться все быстрее и быстрее. Марине казалось, что еще немного, и она перестанет дышать. – Да что это со мной происходит? Ведь это просто дождь! – попыталась она себя успокоить. – Ба – а? – Марина снова позвала старуху, обходя вокруг своей машины.

– С тобой сегодня явно что-то не то. – Раздался металлический голос старой женщины со стороны ворот. – Нельзя уже и на минутку отлучиться, как она снова орет. – Старуха привычно ворчала.

– Где вы были? Я нигде не могла вас найти! Я не слышала, чтобы вы куда-нибудь отходили, – растерявшимся голосом сказала Марина. Не смотря на то, что Ба появилась, плохое предчувствие не покидало женщину. Это было что-то больше, чем просто испуг, у нее было ощущение, что вокруг происходит что-то странное, то чего объяснить Марина пока не могла.

– Не слышала она… В такую погоду попробуй что-либо услышать… А я просто ходила к сарайчику. У меня там пес какой-то прибился, будь он не ладен… – Последние слова старуха договаривала уже на пути к дому. Марина, молча, последовала за ней.

«Какой еще пес?» – подумала женщина. «Она же сроду не впускала в свой двор никаких животных».

Сидя за огромным столом с чашкой горячего чая и укутавшись в теплый плед, женщина попыталась успокоиться и расслабиться. Она почувствовала, что у нее сильно болит голова. Так сильно, что казалось, будь-то, ее кто-то сжимает огромными тисками. Она потерла пальцами у висков, и подумала, что неплохо было бы сейчас выпить таблетку аспирина. Но подниматься и искать лекарства Марина не стала. Тело отказывалось ее слушаться, и она даже не стремилась преодолеть то чувство усталости, которое ее охватило.

– Так, говорите, к вам прибился песик? – спросила она старуху, и тут же вспомнила о своей странной попутчице, о которой, почему-то совсем забыла. – Черт, – она подскочила с места, быстро поставив чай на стол, – у меня же в машине кошка! – Не смотря на свою головную боль, и на ужасную усталость, Марина выбежала на улицу. Дождь, снова притих, но не прекращался. По-прежнему было темно. На небе не было видно ни месяца, ни единой звездочки. Тучи кружи вокруг дома, создавая воронку, из которой извергалось что-то страшное и непонятное. И хоть Марина ничего не видела, она это чувствовала.

– Кис, кис, кис, – позвала она, открывая машину, но кошки там не оказалось. Женщина посмотрела под сиденьем, но и там никого не было. – Странно… Что за чертовщина? Куда она делась? – Марина захлопнула изо всей силы двери автомобиля и снова направилась в дом, по дороге продолжая разговаривать сама с собой. – У меня точно с головой не все в порядке. Ну да, ладно, будем считать, что одной проблемой стало меньше.

Ба сидела за столом, и вязала что-то бесформенное на спицах. Марина не понимала, как ей это удавалось при свете всего лишь одной маленькой свечки. Вокруг была такая темень, что рассмотреть вообще что-нибудь было достаточно нелегко, не говоря уже о том, чтобы еще что-то делать. Женщина тяжело села за стол и подперла голову руками.

– Ну что, нашла кошку? – первой начала разговор Ба, не отрываясь от своего плетения.

– Нет. Она куда-то пропала. А может, ее вообще не было? – задумчивым голосом спросила Марина скорее сама у себя, чем у Ба. – Да, нет. Я же не сумасшедшая. – Женщина стала мотать головой из стороны в сторону, как будто пытаясь вытрусить из нее дурные мысли. – Кошка точно была. Наверное, я просто не заметила, когда она выскочила из машины. Жаль беднягу. Снова будет где-то скитаться.

– Ну, на счет твоей головы, я тоже не совсем уверенна, в порядке она или нет, но то, что кошка с тобой была, то это скорей всего да. Я видела ее возле сарая, когда ходила к тому приблудившемуся. У нас здесь точно ни у кого таких нет, значит – это твоя. – Старуха говорила медленно и монотонно, без капельки эмоций.

– Как возле сарая? Так почему же вы мне ничего не сказали?

– Скажешь тебе, ты же вылетела, как угорелая. Я не то, что сказать ничего не успела, я даже вспомнить о ней не успела, как тебя и след простыл.

– И что же мне теперь делать? Где ее искать? – Марина не переживала за животное, просто ее мучило угрызение совести, ведь она привезла в совершено не знакомое ей место. Теперь она чувствовала ответственность за нее. Марина поднялась, и неохотно снова направилась на улицу.

– И далась тебе эта кошка. – Старуха продолжала бормотать себе под нос, но Марина ее уже давно не слышала. Она стояла на пороге, смотрела в глубину темного двора, не решаясь пройти хотя бы на пару шагов дальше. Дождя уже практически не было, но из-за ветра, крупные капли продолжали слетать из многочисленных старых деревьев, и от их прикосновения по всему телу пробегала дрожь. Это было даже неприятней, чем непрерывный проливной дождь. Холодный ветер пробирал до косточек, и заставлял все вокруг стонать и хрипеть.

– О, Господи, мне, что действительно нечего делать? – спросила женщина сама у себя. – Еще не хватало, чтобы я бегала среди ночи за какой-то дикой кошкой. – Но перед тем как развернуться и пойти обратно в дом, она, все же, несколько раз ее позвала. Немного прижмурившись, Марина попыталась всмотреться в темноту, но там никого не было видно. – Ну, все, пора ложиться спать. – С этими словами она зашла в прихожую, в которой по-прежнему сидела Ба, все в такой же позе. – У меня даже нет сил, загнать машину во двор. Ну и черт с ней, никуда она не денется в этой глуши, – сказала Марина, скорей всего, опять сама себе, нежели старухе, и при этом махнула рукой. – Спокойной ночи, Ба. Увидимся рано утром.

– Кто знает, кто знает …, – пробормотала старуха мрачным глухим голосом, но Марина ее не слышала, она быстро взлетела по лестнице, и уже была наверху возле своей комнаты.

Тяжелые деревянные двери легко открылись, и Марина погрузилась в полную темноту. Шторы на окне были плотно зашторены, но даже если бы они были открыты, в комнате все равно была бы темень. Хорошо зная обстановку, Марина уверенно направилась к кровати. Она быстро разделась и нырнула под пуховое одеяло. Несколько минут женщина слушала, как на улице свистит ветер, и скрипят деревья, пытаясь пробиться своими грозными ветками к ней в окно. Ей было не спокойно и немного страшно, но от полного бессилия, которое охватило все ее тело, она практически сразу же, уснула.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Другая реальность. Роман, мистика (Джена Джен) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я