Оледаол
Дарья Александровна Иванищенко

Когда простая девушка Агата попадает в Оледаол, она понимает, что все ее познания о жизни не соответствуют действительности, и вселенная гораздо необычнее, чем ей казалось. Ей придется пройти опасный, но интересный путь, дабы исполнить свое предназначение, спасти целый мир и встретить любовь. В пути она встретит разных существ со своим ритмом жизни, законами и обычаями, незнание которых может привести как к комичным так и к печальным последствиям. Во время преодоления препятствий, повстречавшихся Агате на пути, характер девушки поменяется и окрепнет. В конце книги она уже не та беспечная девчонка, какой была до обрушившихся на нее событий, теперь она та, на чью голову скоро возложат корону, а вместе с ней и ответственность в предстоящей битве за Оледаол.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Оледаол предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Оледаол

Для чего ты живешь в этом мире? В чем твое предназначение? Обязательно ли тебе следовать за ним? Есть ли цель, ради которой ты пришел сюда?

Ты можешь пойти другой дорогой, не использовать дары, что даны тебе свыше. Ты можешь пробираться в одиночестве сквозь тернистые ветви. Возможно, ты даже дойдешь. Но будет ли это подлинным счастьем, если ты не исполнишь то, ради чего ты рожден?

Глава 1

Эта книга о любви, долге, доверии и многом другом. Но начинается она со знакомства, с обычной на первый взгляд, милой девушкой Агатой, семнадцати лет отроду.

— Боже мой, первый день в техникуме, а я не знаю, где моя одежда! Как что-то можно найти в этих коробках? Тетя! Я так опоздаю!

Агата бегала по комнате, расчесывая свои длинные каштановые волосы, а ее светло-карие глаза весело прищуривались, как-бы скрывая, на сколько она сегодня счастлива. Летая среди картонных преград, спотыкаясь об них, Агата танцевала, а ее маленький, аккуратный ротик, ямочки на щечках и румянец, все излучало радость.

— Ай! — вскрикнула Агата, споткнувшись об очередную коробку.

— Милая, не суетись, посмотри на стул возле окна, все готово. — Донесся с кухни спокойный голос.

Ее тетя — Виктория Адаш, относится к тому типу людей, которые никогда не суетятся, потому что у них все и всегда под контролем, в полном порядке и вовремя. А что еще можно ждать от этой великолепной женщины, всегда собранной, с идеальной прической, маникюром, одеждой и манерами. Как говорит Агата, ее тетя — истинная бизнес-вумен, которая вышла замуж за свою работу, и поэтому, кроме племянницы, семьи у нее нет. И теперь, ей, «бедной девочке», приходиться терпеть, как любимая тетушка упражняется в воспитании детей.

— А где-же моя косметика? Она должна быть где-то тут… или там.

— Тебе совсем необязательно краситься, ты и так очень милая девушка. — Как всегда спокойно ответила тетя.

— Конечно, — фыркнула Агата, подергивая своим симпатичным носиком, и промямлив еле слышно, — у самой-то всегда идеальный макияж.

Тетя, конечно же, этого не услышала, или сделала вид. Агата схватила сумку и выпорхнула из дому.

А сейчас еще немного про нашу героиню. Агата с детства была милой и красивой девочкой. Сознавая это, она делала вид, что не считает себя таковой, чем не мало расстраивала тетю Викторию. Повзрослев, она превратилась в еще более привлекательную девушку, оставаясь при этом скромной, немного застенчивой. Ее худощавая фигурка завораживающе смотрится вместе с легкой походкой, а ее длинные каштановые волосы, сияют золотом, когда солнце касается их, расчесывая своими лучами. Агата не любит делать прически и заплетать волосы, хотя тетя неизменно настаивает на этом: «Твой внешний вид должен быть опрятным. Ты же не мальчик в конце концов!» «А что мальчики непременно должны быть дикарями?» — Смеется над претензиями тети Агата. Ей нравится, когда ветер развевал ей волосы, делая свободной.

Агата добрая и отзывчивая девочка, хотя и не в ладах с собой, возможно это след от потерь, перенесенных в детстве, ну или просто очередной возрастной кризис.

Свою маму Агата никогда не знала, слышала только от отца, что та была замечательная женщина и очень ее любила. Он почему-то не хотел говорить с ней о матери и всегда менял тему разговора. Ее отец умер, когда Агате было двенадцать, отказало сердце. Девочка хорошо его помнила, но образ стал теряться со временем. Иногда Агата изо всех сил зажмуривала глаза, пытаясь вспомнить как он выглядел, иногда ей казалось, что у нее это получается. Странно, но в доме не было ни одной фотографии отца. После него остались только сломанные часы, которые он хранил как настоящее сокровище. Так что теперь о ней заботилась тетя. Виктория Адаш — человек занятой, поэтому последовали бесконечные переезды, новые школы, города, друзья. Хотя, «друзья» — это сильно сказано, как можно назвать друзьями тех, с кем знакома максимум пару месяцев, так «новые знакомые».

Бизнес тети Виктории заключался в следующем: она имела небольшое предприятие по изготовлению бочек для вина. В следствие чего, ей приходилось мотаться по стране, то на переговоры с поставщиками сырья, то с потенциальными покупателями, то по изучению новых технологий. Агату тетя всегда брала с собой, и сразу же устраивала в новую школу. Девочка всегда должна была быть под присмотром и прилежно учиться. Агата конечно сердилась, но понимала, что это необходимо для бизнеса тети Виктории, так как эта маленькое предприятие было их единственным доходом.

Но сегодня все было по-другому, Агата была счастлива. Она кропотливо занималась и поступила в Техникум Науки и Искусства. Это не школа, так легко поменять не получится. Теперь ей придется учиться здесь целых четыре года! Можно завести «новых друзей», разложить свои вещи, которые постоянно хранились в коробках для переезда и просто никуда не спешить. А если тете надо будет опять куда-то отправиться, не беда. Она уже взрослая девочка, справится и сама. Будет каждый день звонить тете и выслушивать ее нравоучения по телефону.

Агата летела на занятия, сияя от счастья так, что все парни зачаровано смотрели ей в след, а девушки с завистью наблюдали, как грациозно и прекрасно она двигалась на встречу мечте и долгожданной независимости.

День прошел замечательно. Это круто быть студенткой. Так все интересно и захватывающе, по крайней мере не обычно. Агата познакомилась с милой девушкой Ликой, хохотушкой Верой и симпатичным парнем Яном. Он ей приглянулся и вообще, они нашли много общих тем для бесед. Даже преподаватели порадовали Агату, сегодня не было ничего, что могло бы ей не понравиться. Она записалась в театральный кружок, теперь это возможно. Агата верила в себя и свои силы как никогда раньше. Путь открыт и больше нет препятствий.

Домой Агата запорхнула на крыльях, где ждала ее тетя Виктория и вкусный ужин. Девушка не ела целый день, даже не вспомнила про то, что нужно пообедать и только теперь поняла, на сколько она голодна.

— О, милая, прекрасно выглядишь! Переодевайся, мой руки и скорее за стол. Хочу узнать, как прошел твой день в техникуме.

— Тетя, замечательно! Даже словами передать трудно, в каком я восторге! — Агата кружилась, пританцовывала возле накрытого стола. Молодость, радость, надежды — все было в этом танце. Пока она вдруг не заметила собранные коробки с вещами. Холодок пробежал по ее шее. Агата остановилась, спокойно подошла к столу и села на стул.

— Что это? Эти вещи мы совсем недавно достали из коробок. Почему они снова там?!

— Ах, милая, ты же знаешь, что мой бизнес — требует внимания, и чтобы он мог и дальше нам приносить деньги, необходимо постоянно искать новых клиентов и поддерживать старые связи, иначе не как…

— Ты уезжаешь? — прервала ее Агата — Надолго? И зачем тебе столько вещей?

— Мы уезжаем. Может быть навсегда.

— Вот уж нет! Даже не начинай! Я не могу! Я учусь! Техникум не школа, его не заменить!

— Не волнуйся, милая, я уже обо все договорилась. Тебя переведут в другой техникум, досдашь некоторые предметы и все, делов-то. А сейчас поешь и иди собирайся. Ты знаешь, так надо.

— Так не честно! За что ты так со мной?! — слезы душили Агату, обида сжимала сердце — Почему ты не можешь просто ездить в командировки и возвращаться домой как все? Ах, да, у нас же нет дома! Я больше так не могу! С меня хватит! Лучше б ты отдала меня в приют, может там для меня нашлись бы нормальные родители, а не женщина, готовая бросить все и всех под колеса своего предприятия!

Агата еще никогда не говорила так зло с тетей Викторией, она всегда была доброй, терпеливой и благодарной девочкой. Тетя Виктория стояла молча, опустив глаза, не зная, что ответить на все эти обвинения. Глаза наполнились слезами. Она взяла со стола салфетку, смахнула слезы с лица и с искренней улыбкой сказала:

— Агата, милая моя крошка, мне так жаль. Но поверь мне, со временем ты все поймешь. У нас просто нет другого выхода, когда-нибудь…

— Выход есть всегда! — перебила Агата, и рыдая, убежала в свою комнату, оставив тетю Викторию в полном расстройстве чувств.

Агата лежала на кровати, уткнувшись в подушку и ревела навзрыд. Ее жизнь ей казалась никчемной.

«Я никому не нужна! И мне тогда никто не нужен. Как же я скучаю без тебя, папа.» Агата зажмурила глаза, чтоб вновь увидеть его образ, но из-за слез появлялись только разноцветные круги. «Почему же у меня нет ни одной твоей фотографии? Совсем ничего! Так не бывает!» Агата оглядела комнату, вокруг кровати стояли коробки разных размеров. Девушка принялась в них копаться, разбрасывая вещи. Наконец она нашла старую картонную коробочку, а в ней лежало то единственное, что осталось у нее от отца: золотые часы со странным циферблатом, очень красивой, можно сказать, мудреной работы. Они были сломаны, но несмотря на это их смело можно было бы назвать произведением искусства. Их украшали золотые стрекозы и бабочки, цветы и животные, и целая россыпь разноцветных камней.

«Наверное, стоят целое состояние» — промелькнула мысль в ее голове. Был уже поздний вечер, когда в ее голове созрел план. Это было совсем не похоже на нее, скромную, послушную Агату. Она решила сбежать из дома! Но куда? Да куда угодно! Что будет дальше после побега, и где она будет жить, и что есть — эти вопросы даже не зародились в ее пульсирующем мозгу. Главное уйти подальше от тети Виктории и ее неустанного присмотра, начать свою собственную свободную жизнь, где все решает она сама. Агата взяла несколько вещей, которые, как ей казалось, могут пригодиться, вылезла в окно и отправилась в путь.

Глава 2

Агата шла по вечернему городу. Сердце сжималось до боли в груди, возможно, это были муки совести. Она сомневалась, не вернуться ли ей назад, пока тетя не заметила пропажи. Но ноги несли ее все дальше и дальше от того места, которое временно стало им домом. Улицы были пустынны. В окнах домов горел свет, собирая как маленькое солнце незнакомых людей в идеальные семьи. От этого девушка почувствовала себя совсем одинокой. Захотелось вернуться обратно, бежать со всех ног туда, где такое же маленькое солнце будет светить для нее. Но вдруг недалеко замигала неоновая вывеска, привлекая внимание, зазывая на свой огонек доверчивых насекомых.

Вот и лавка оценщика. Агата задержалась перед дверью, еще раз с грустью взглянула на часы отца и решительно шагнула вглубь помещения.

— Добрый вечер.

— Здравствуй, деточка, что так поздно заставило тебя прийти сюда? — Спросил старый лысеющий старичок в очках, замотанных изолентой и старом костюме, таком изношенном, что он больше походил на пижаму.

— Это часы моего отца. — Быстро ответила Агата — Сколько они могут стоить?

— Давай посмотрим. А отец-то твой не будет против?

Агата опустила голову:

— Нет, они папе больше не нужны, они сломались.

— Так-так, деточка — сказал оценщик, рассматривая часы через увеличительное стекло — так-так, очень странно. Не могу сказать, что это за метал, но точно не золото. А камни — простое стекло. Хотя работа искусная. Интересная вещица.

— Просто стекло? — Повторила Агата. — Но папа их так берег. Эх, — с грустью вздохнула она, — может они дороги были ему как память о чем-то или о ком-то важном.

— Деточка, они действительно красивые. Я такой отменной работы давно не встречал. Оставь свой номер, я сфотографирую их, и, если кто-то заинтересуется, я с тобой свяжусь. Люди сейчас разное коллекционируют.

Агата быстро черкнула телефон на листе желтой, грязной бумаги, любезно предоставленной пожилым мужчиной, и вышла из магазинчика.

Девушка прижала часы к груди, ее сердце бешено колотилось, будто часы пошли вновь. Отказ оценщика не огорчил Агату, напротив, снял груз с ее души. Как она вообще могла подумать, чтоб расстаться со своим сокровищем. Агата зашла в парк, села на скамейку, рассматривая свою драгоценность и уже собиралась идти домой. Она совсем не сердилась на тетю Викторию, а только на себя за те обидные слова, которые она в сердцах наговорила ей. Как вдруг зазвонил телефон.

— Да, кто это?

— Деточка, это оценщик. Тебе повезло. Появился покупатель, говорит, что готов купить эти часы по сходной цене.

— Они не продаются. Я передумала. — твердо сказала Агата.

— Тогда просто просит о встрече, говорит, что знает что-то о бывшем владельце этой вещицы.

— О моем папе?

Последовало молчание, которое длилось секунд пять, но Агате показалось, что прошла вечность.

— Деточка, где ты сейчас? — наконец-то сказали в трубке.

— Тут в парке, недалеко, я сейчас к вам вернусь.

— Не надо, уже поздно, я закрываюсь. В мои-то годы, нужно давно лежать в постели с грелкой в обнимку. Подожди в парке, покупатель уже отправился к тебе. — Гудки в трубке заявили об окончании разговора.

Незаметно подкралась глубокая ночь. Одинокий фонарь мигал в темноте, будто сражаясь за свою светлую душу с чем-то темным и ужасным. Агата успела пожалеть о своем сомнительном приключении. Как хорошо бы ей сейчас было бы в кроватке после вкусного ужина и задушевного разговора с тетей Викторией. Агате стало до жути холодно, будто чьи-то ледяные руки обнимали ее. Послышался скрип и как из тумана, из сумрака появился силуэт, движущейся в ее направлении. Агата хотела закричать, но страх парализовал ее. Она сидела и просто ждала неминуемого.

Силуэт превратился в старуху, другими словами, в леди без определенного места жительства. «Как и я на данный момент» — Под итожила Агата.

— Ну, наконец-то я тебя нашла. — Процедила старуха.

— Кого? Меня? — Агата явно недоумевала, зачем этой старухе ее искать, может она не в себе и опасна для окружающих.

— У меня нет денег, сама на мели. — Постаралась вежливо ответить Агата, в надежде, что старуха пойдет искать благотворительность в другом месте.

— У тебя есть часики. — Хитро прищурилась старая женщина.

Глаза Агаты расширились так, что мозг некоторое время не мог послать сигналы к другим частям тела.

— Часики, где же они? — Повторила незнакомка. Агата будто под влиянием чьей-то воли, достала из кармана часы и протянула ей.

— Они! Они! Это точно они, ах, девочка, ты даже не знаешь, что это!

— О чем не знаю? — Спросила Агата, понимая, что не хочет знать ответ.

— Подожди, я расскажу тебе одну историю. — Сказала старуха, присаживаясь рядом. — Есть на свете прекрасный мир Оледаол. Природа в нем живая и волшебная. Оказавшись там, забываешь все проблемы и заботы. Живут в Оледаоле люди и другие существа. Было время, когда все жили в мире и счастье. Да беда в том, что не было единодушия среди жителей этого мира. Одни хотели, чтобы волшебство и счастье Оледаола принадлежало только им, а другие считали, что надо нести этот дар другим мирам. И была в Оледаоле королева — Королева Земля. Земля следила за порядком и старалась примирить жителей друг с другом. И был у нее возлюбленный, что хотел оставить волшебство только в Оледаоле. Королева Земля не была больше беспристрастной. Обиделись остальные жители, обозлились. Началась борьба, стали гибнуть существа и люди с обеих сторон. Пришла война в Оледаол, которая грозила разрушением всему Миру. Тогда Королева Земля родила сына — Принца Китрика, призванного выиграть эту войну на стороне Ее Величества и ее приспешников. К младенцу Китрику приходили жители Оледаола и приносили дары магические. И было сказано, что, когда Принц станет взрослым и встретит свою любовь, все эти дары дадут ему такую силу, что никто не сможет противостоять Принцу. Понятно, что другим жителям Оледаола это не понравилось. И, посчитав себя обманутыми и преданными, обратились они к тьме, так как других союзников у этих бедняжек не было. Вот так эгоистичная любовь Королевы погубила целый Мир.

— Ну, а чем дело-то, кончилось? — спросила Агата.

— А дело еще не кончилось. Все только близится к развязке. Возлюбленной Принца Китрика по преданию должна была стать, одна из дочерей рыцарей, тех могучих воинов, которые охраняли замок, Королеву и Принца. Когда Китрику исполнилось двадцать три года, пришло время исполнить пророчество. На следующий день одиннадцать дочерей отважных рыцарей прибыли во дворец. Они были юны, прекрасны и нежны как лепестки роз. Главный зал дворца украшали живые цветы и золотые ленты, стол был накрыт и приглашены все жители, что вели борьбу на стороне Королевы.

Принц Китрик — красивый юноша, стройный, высокий и сильный. Все одиннадцать девушек не могли оторвать от него взгляд, и каждая мечтала стать его женой. Гости затаили дыхание, волнение чувствовалось везде. Еще мгновение и он выберет себе невесту. Все уже было готово для церемонии свадьбы, старый друг Королевы держал корону и фату для будущей принцессы. Все знали, когда свершится обряд и сердце Принца Китрика заполнится любовью, он обретет полную силу для сражения.

— А что-же другие жители Оледаола, которые обратились к тьме? — полюбопытствовала Агата.

— Ах, да. Они тоже не бездействовали. И в тот самый миг, когда Принц был уже готов назвать свою избранницу, злые силы туманом и ветром обрушились на него. Тьма окутала все вокруг, будто наступила ночь, зло пыталось раздавить сердце Принца, а девушек навечно превратило в бестелесных ветряных принцесс. Королева Земля испугалась, что Принц Китрик не справится, ведь он так и не успел обрести любовь и магия в его сердце еще не родилась, а, следовательно, и сила для сражения тоже. Тогда Королева Земля произнесла страшное заклинание, и все волшебство Оледаола исчезло, и доброе, и злое. Тьма рассеялась, но тех ярких красок уже не было, кругом была серая мгла. Сама же, вечно молодая, Королева Земля превратилась в дряхлую Старуху Пыль. А Принц в каменную глыбу. Вот так и закончилась великая история Оледаола. Но…

— Но?

— Магия в Оледаоле может ожить снова, однажды придет девушка — дочь рыцаря, тогда заклинание потеряет силу. Только где ей взяться? Почти все рыцари погибли, а оставшиеся бежали как трусы.

— Забавная история, но мне и правда пора, уже поздно и к тому же до жути холодно. — Агата уже собралась идти, но вдруг вспомнила: — Оценщик сказал, что Вы что-то знаете о хозяине этих часов. Хотя, откуда Вам знать?

— Про часики-то? Конечно, знаю. Слушай! Так вот, некоторые рыцари бежали, поджав хвост.

— Опять сказка? — С недоверием спросила Агата.

— Да, ты послушай, не спеши. Итак, горстка рыцарей покинула Оледаол и перебралась в ваш мир. Здесь они спокойно дожили до старости, кому повезло, конечно. Некоторые даже завели семьи, много чего было. Только рождались в этих семьях одни мальчики, которые, и представить не могли, что их предки — воины-рыцари из некогда прекрасного мира Оледаол. Но был один рыцарь Энри, который помнил свое призвание и не терял надежды вернуться обратно в свой мир. Он надеялся, что у него родится дочь и сможет снять заклятие Королевы, вернув волшебство в Оледаол. Но этому не суждено было случиться, как я уже говорила, у рыцарей в вашем мире рождались одни мальчики. Когда Энри стал совсем дряхлым стариком, он, лежа в кровати, созвал всех своих сыновей, внуков и правнуков — мужского пола и поведал им правду. А еще он им дал ключ, чтобы вернуться в Оледаол. После чего со спокойных душей отошел в мир иной. Ключом этим могла воспользоваться только девица из рода рыцарей. Уйти из Оледаола может любой легко, а вот чтобы вернуться ключ нужен. И эта легенда передавалась из уст в уста, от отца к сыну в течении тысячи лет, пока однажды в роду рыцаря Энри ни родилась дочь, которую, как я сегодня узнала, зовут Агатой.

Неловкая пауза длилась минуты две. После чего Агата встала со скамейки, забрала часы, улыбнулась старухе и сказала:

— Ну, я пойду, что ли… Спасибо Вам за сказку.

Девушка быстрыми шагами пошла к выходу из парка, на ходу запахнула куртку посильнее, чтоб совсем не замерзнуть, когда услышала, долетевший до нее голос старухи:

— До скорой встречи, Агата. И помни: часики — это ключ!

Агата бежала домой, холодный ветер трепал ее волосы, а по щекам текли слезы.

«Странно, почему эта сказка меня так зацепила. Это не может быть правдой, бред какой-то». — Агата рассмеялась над своей излишней доверчивостью.

Она подбежала к дому, и увидела в окне тетю Викторию. Что-то странное показалось ей в увиденном, даже неприятное. Она вошла в двери, а дальше в комнату, опустив голову, Агата ждала нравоучений, но все равно была рада, что дома. Последовала тишина. Агата подняла взгляд и посмотрела на тетю. Ее волосы были растрепаны, чего никогда не бывало, платье слегка порвано, а во взгляде читался страх.

— Агата, присядь. У нас мало времени. Ты все уже знаешь! Тебе рассказали. Они ищут тебя, были здесь, в этом Мире тебе больше не спрятаться. — Сумбурно говорила тетя Виктория непонятные странные вещи.

— Тетя, что Вы говорите? Мне страшно от ваших слов. Это сон, мне просто снится продолжение той нелепой истории, которую мне рассказали накануне.

— Опомнись, милая. Некогда впадать в истерику, на кону твоя жизнь и жизнь всего Оледаола.

Агата стояла как каменная, она не верила своим ушам, но тетя продолжала:

— Ты можешь вернуть магию в Оледаол, но есть те, которые не хотят допустить этого. Как добрые силы, так и злые. Они боятся, что, когда волшебство вернется в наш Мир, тогда снова придёт война, война за власть и многие пострадают, а иные погибнут. Но без волшебства Оледаол уже мертв. Милая, ты последняя надежда на спасение нашего прекрасного Мира. Не все это понимают, некоторые видят в тебе угрозу и хотят тебя устранить. Мы не можем больше убегать, переезжать с места на место из города в город, нас нашли, пора остановиться и пойти на встречу судьбе. Милая, возьми меня за руку, достань часы, это ключ и просто прошепчи, прижав их к сердцу: «Оледаол».

Агата не шевелилась, мысли как петарды взрывались в голове. А потом в дверь постучали, постучали с такой силой, что Агата мгновенно пришла в себя. Не зная, чем руководимая, страхом ли, стремлением выжить и ли еще чем-то, но девушка молниеносно одной рукой схватила тетю Викторию за руку, а другой прижала часы к груди и прошептала заветное слово. Агата только успела увидеть, слетающую с петель, входную дверь и два огненных глаза, со злобой смотрящих на нее, а дальше яркий свет.

Глава 3

Яркий свет, который ослепил на время глаза Агаты стал приглушенным, а после и вовсе исчез. Они с тетей Викторией стояли посреди леса. Листьев на деревьях не было и все было серое и неприятное. Рядом виднелись горы, несмотря на то, что деревья, покрывавшие их, были безжизненны, горы смотрелись величественно. Холодок пробежал по позвоночнику Агаты до самой макушки. Девушка вздрогнула.

Тетя Виктория сняла туфли и босыми ногами ступила на пожухлую траву.

«Разве ей не холодно?» — подумала Агата, хотя сразу же поняла, что здесь тепло, как летом. — «Но где-же тогда вся зелень, все что должно быть летом?» Все было словно мертво. Пока Агата осматривалась вокруг, пытаясь понять, что здесь не так, тетя Виктория явно была довольна увиденным:

— Я снова дома, ну, здравствуй Оледаол! Ах, какое блаженство вернуться домой, целых пять лет я отсутствовала и боялась, что и вовсе не смогу вернуться сюда никогда. Я так долго ждала и мечтала, как вновь вернусь в свой мир. Милая, здесь зови меня Вики. — Обратилась она к Агате. — Ну, пойдем же скорее, я покажу тебе свою деревню. Не терпится познакомить тебя с моей сестренкой. Путь не близок, скорее. — Вики с любовью обняла Агату. — Ты — наше чудо! Мы живем в эпоху, когда пророчеству суждено свершиться!

Миллион вопросов возникало в мозгу девушки одновременно. Пока Агата размышляла с какого начать, Вики уже босиком побежала по тропинке, а ее туфли так и остались лежать на пожухлой траве. Агате ничего не оставалось, как молча последовать за ней.

Они шли целую вечность, как казалось девушке. Непонятно, как Вики вообще ориентировалась в этом лесу. Тропинки уже не было, а вокруг одни и те же безжизненные деревья, а еще пронизывающий ветер и как будто стон в ушах. Они то взбирались на гору, то спускались. По пути встретилось несколько речек с мутной водой, серой, непрозрачной. Агате хотелось упасть, ноги гудели от усталости, но девушка покорно шла за Вики, будто понимая, что здесь останавливаться нельзя, не безопасно. Агате казалось, что кто-то или что-то следует за ними и этот страх придавал ей сил идти дальше, бороться со своей усталостью. Замешкавшись на несколько секунд, Агата оперлась на дерево, чтобы передохнуть, как сразу же почувствовала, что веки ее слипаются. Ей ужасно захотелось спать. Стало так тепло и уютно, будто мягкое одеяло окутывало ее, защищая от невзгод. Но хруст ветвей и крик Вики вернул Агату в реальность. Открыв глаза, она увидела, как тетя с яростью ломает сухие ветви, которые оплели все тело Агаты. Девушке стало страшно при мысли, что эти деревья чуть не стали для нее склепом, местом ее последнего пристанища.

— Глупая! Ты хочешь остаться здесь навсегда? Иди вперед, чтоб я тебя видела!

— Ого! Тетя Виктория такого бы себе не позволила. Так на меня кричать. — Заметила Агата. — Но все равно, спасибо.

— Извини, милая, я испугалась. — Более спокойным тоном ответила Вики. — Эти деревья раньше были прекрасным волшебным лесом. Их души пели песни лесным жителям. Каждое дерево приносило плоды, кто ими питался получал силу и долгую жизнь. Для кого-то эти деревья были домом, для кого-то отдушиной после длинного дня. Если сесть под волшебным деревом и вздремнуть часок — другой, вся усталость исчезала, болезни исцелялись, а печаль уходила. Так, по крайней мере, говорится в легендах. Но когда магия из Оледаола исчезла, исчезли и души деревьев, а на их месте возродилось что-то нехорошее, злое. Теперь, если какой-то зверек или человек задремал возле дерева, а сон здесь так и ловит тебя в свои сети, то дерево окутывало его своими ветвями, сначала нежно, а когда человек или зверь засыпали навсегда, поглощало его, питая свою пустоту, где некогда жила прекрасная душа. Многие существа погибли в ветвях этих деревьев, но, когда поняли, что происходит, остальные покинули этот лес и другие такие же леса. Теперь эти деревья стонут от голода, готовые поглотить любого путника, забредшего сюда.

— Ужас, какой-то. — Вздрогнула Агата. — Уже вечер и от голода скоро стонать буду я.

Пустой желудок сводило от боли, но это не шло ни в какое сравнение с той жутью, что таил в себе мертвый лес. Теперь, зная правду, Агата видела в этих деревьях ненасытных чудовищ, тянущих свои лапы в разные стороны, словно слепцы, что пытались определить га слух место нахождение жертвы, живя в непроглядной темноте зловещего мира. Деревья стонали и скрипели, недовольные утратой вырвавшегося из смертельной ловушки, зверька. Постепенно затихали, притаившись, поджидая новую невнимательную жертву. Они выпили все соки из земли, они поглотили бы и друг друга, если б нашлось в них хоть что-то живое, чем мертвые деревья могли бы заполнить свою пустоту.

Агата уже совсем обессилила, когда увидела вдали огоньки.

— А вот и моя деревня! — Радостно воскликнула Вики, торопясь скорее покинуть мертвый лес.

Глава 4

Поселение оказалось премиленьким местом. Несмотря на мертвую природу вокруг, домики в деревне выглядели очень жизнерадостно, аккуратно, разноцветно и гармонично. Жители были веселые и довольные жизнью. Явно не так Агата представляла себе «умирающий» Оледаол.

Жители хлопотали по хозяйству. Возле каждого домика был сад и огород. Все цвело и плодоносило, будто и не было вокруг этих мертвых деревьев.

Слышалась музыка, зажигались разноцветные огоньки, пахло чем-то безумно вкусным, может Агата была слишком голодна, но от запаха выпечки кружилась голова м текли слюнки.

— Боже, я сейчас съела бы корову. — Не своим голосом проговорила Агата.

— Милая, — Усмехнулась Вики. — потерпи немного, сейчас мы сможем поесть и отдохнуть. Тебе нужно набраться сил, ведь твой путь труден.

— Опять в путь! Ничего не меняется!

У Агаты не было сил возмущаться дальше, и все ее мысли вновь вернулись к еде.

Когда жители деревни увидели их, некоторые просияли, но большинство как-то настороженно и с опаской выглядывало из окон, прячась за занавески. Агате сразу стало понятно, что ее присутствие в Оледаоле далеко не для всех желательно. Ей пришлось прогуляться под пристальными взглядами жителей через всю деревню до самого дальнего дома, стоявшего на отшибе. Он был такой же красивый и аккуратный, как и все остальные, хоть в отличии от других домов, его окружал довольно высокий и массивный забор. На пороге их встретила женщина очень похожая на Вики. Они обнялись и слезы счастья текли по их щекам. Незнакомка затараторила:

— Скорее в дом, от любопытных глаз. Как же мы вас ждали. Вики, сестренка, без тебя словно не было частички моего сердца. Как же тяжела была разлука! Ах, что же я! Ведь вы устали и голодны, скорее за стол.

Агату провели в красивую комнату, где уже был готов ужин. Ей подали влажные полотенца, чтоб она могла с дороги обтереть лицо и руки.

— Кушай, милая, тебе нужно подкрепиться. Кстати, меня зовут Юлиана, Вики моя сестра.

Агата улыбнулась, кивнула в знак приветствия и принялась за еду, не дождавшись, когда за стол сядут Вики и Юлиана. Она сразу заметила, что стол был накрыт на восемь персон, но ждать не было сил. Когда в комнату наконец-то вошли сестры Адаш, Агата увидела тетю Викторию в длинном голубом платье с кружевным передничком и такими же кружевными манжетами и воротничком. В ней ничего не осталось от стильной и грациозной бизнес-леди Виктории Адаш.

— Извините, где же мои манеры — Пролепетала смущенная Агата, не переставая жевать — Это ужасно невоспитанно с моей стороны, не дождаться остальных, но честное слово, еще бы пару минут и я просто умерла бы от голода. А тут все так вкусно. — Попыталась оправдаться Агата. — Вы, наверное, ждете гостей? — Все еще жуя проговорила Агата, указывая на приготовленные приборы. — А, тут я…

— Милая, на здоровье. — С улыбкой сказала Юлиана. — А гости будут не у нас, а у тебя, только раньше завтрашнего утра им, пожалуй, не добраться, так что, если ты больше не голодна, то теплая ванна ждет тебя, и сразу же после — баиньки.

Агата даже не поняла, как добралась до кровати, на которой ее ждала просторная льняная сорочка. Едва коснувшись головой подушки, девушка тотчас же сладко уснула.

Наступило утро, солнце залило всю комнату теплым светом, а Агата нежилась, сладко потягиваясь, в кровати. С кухни доносился голос тети Виктории, пахло свежей выпечкой и кофе. Агата лежала в постели не открывая глаз.

Но с кем может разговаривать тетя? На Агату словно вылили ведро холодной воды, она вскочила с кровати, в ее голове мигом пронеслись события последних дней.

— Это не сон! — вскрикнула она.

Оглядевшись вокруг, Агата поняла, что находится не в своей комнате, не в своей кровати и даже одежда на ней сейчас не ее. Но доносившийся голос, был определенно голосом тети Виктории, точнее сказать Вики. Там были и другие голоса ранее ей не знакомые. Рядом с кроватью на стуле Агата обнаружила выглаженную и аккуратно сложенную свою чистую одежду. Ни медля ни секунды, Агата оделась и поспешила выйти из комнаты. Войдя в столовую, где она ужинала прошлым вечером, увидела следующую картину — за столом сидели трое: толстый мужчина с рыжими усами и бородой и розовыми пухлыми щечками, как у младенца, его глазки-щелочки, при виде Агаты хитро заискрились, а рядом с ним в белом чепчике и синем бархатном платье сидела женщина, тут же схватившая толстого рыжего мужчину за руку, напротив них восседала дама с аккуратной прической, но темным, даже можно сказать хищным макияжем. Агата с трудом узнала в этой чрезмерно накрашенной женщине ту старуху, которая повстречалась ей в парке, которая и рассказала Агате, тогда еще совсем невероятную историю.

Компания сидела за столом и пила ароматный кофе с вишневым пирогом, а Вики и Юлиана заботливо ухаживали за гостями.

— Доброе утро! — сказала Агата, да и что она еще могла сказать в данной ситуации.

— Доброе утро, милая. — хором сказали Вики и Юлиана.

— Давай скорее к столу, кофе стынет. — Добавила Вики. — И познакомься — это наш Мэр. Он управляет нашей деревней, а до него управлял его отец, а до того его отец и так далее. А после него будет его сын.

— Это как у королей, власть по наследству? — Решилась пошутить Агата.

— Ну, возможно, мы и не короли, хотя всякое может случиться, вот вырастет наша деревушка до размеров хотя бы маленького государства, а мы уже готовы. — сказал с важностью г-н Мэр, заглатывая очередной кусок пирога и запивая кофе, сладко причмокнул и добавил: — Мы хоть люди и простые, да в делах разбираться умеем, правда, дорогая? — Мэр обратился к сидящей рядом женщине.

— А это супруга г-на Мэра Мариста, его верная помощница и советчица. — пояснила Юлиана.

— Ну, а зачем нам чужие люди в руководстве? Да и на кого еще можно положиться честному человеку, как не на супругу? — заметил г-н Мэр.

— А это Мадам Темновичус. С ней ты знакома. Помнишь?

«Такое забудешь» — подумала Агата — «Это знакомство перевернуло всю мою жизнь с ног на голову» — но вежливо ответила, подходя к столу: — Да, рада так скоро видеть вас.

— А Агату вы все знаете или слышали о ней. — Сказала Юлиана, одной рукой обнимая нашу героиню, а другой, наливая ей горячий напиток.

— Присаживайся, голубушка, мы уже наслышаны о твоих злоключениях. — Посетовала г-жа Мариста. — Ты такая вся тонкая, звонкая. Как судьба могла возложить такую ответственность на столь хрупкое, дитя?

— Да, дорогая. — Подхватил Мэр. — Справится ли она? Как можно допустить, чтобы судьбу Оледаола решала столь юная особа…

— Было пророчество! — Грубо прервала Мэра Мадам Темновичус, — Хватит сомнений! В некоторой маленькой животинке бывает больше силы и отваги, чем в каком-то достопочтенном господине.

Темновичус сделала явный намек на присутствующую здесь личность, но г-н Мэр этого не заметил.

— Постойте-ка, дорогие мои, старые и новые знакомые. — Не выдержала Агата — Какие громкие слова: судьба Оледаола, достойна ли она? А меня вообще-то никто спросить не хочет? Нужно оно мне?

Все уставились на Агату с явным удивлением.

— Ты — будущая королева Оледаола! — произнесла торжественно Темновичус — Ты — та, кто способен вернуть магию в наш мир! Мы ждали тебя. Наши предки ждали. И предки наших предков ждали тысячу лет, чтобы исполнилось пророчество!

— А можно поподробнее? — Спросила Агата — Честно говоря, я не очень хорошо запомнила тогда вашу сказку. Итак, почему Вы решили, что именно я и есть будущая спасительница Оледаола?

— Позвольте мне все объяснить Агате. — Сказала Вики. — Зная Вас, Мадам Темновичус, я думаю, что Агата получила не совсем достоверную информацию. Не обижайтесь, вы и сами все понимаете. — Вики снова обратилась к Темновичус, а затем села возле Агаты и попыталась объяснить всю суть дела. Итак, моя милая девочка. Как ты уже поняла, Оледаол — это вовсе не сказка, а самый настоящий, некогда волшебный Мир. И ты его неотъемлемая часть, ведь ты прямой потомок великого и отважного рыцаря Энри! Который, вместе с оставшимися в живых, рыцарями, рискуя всем, приняли решение уйти в другой чуждый и далекий мир. Как теперь ты знаешь, навсегда. С одной лишь целью, вырастить дочь, способную положить конец гибели Оледаола. Ты не так хрупка, как может показаться, я это точно знаю. В тебе течет кровь великих рыцарей. Для возвращения в Оледаол существовало много ключей, но лишь один ключ мог привести сюда девушку, рожденную вне Оледаола. Рыцари приняли решение, что ни один из них не вернется, пока не свершится пророчество и на свет не появится девочка — надежда всего нашего Мира. Им пришлось ждать слишком долго, ни один из них не увидел своей Родины вновь.

Твой отец знал, что является потомком одного из рыцарей и верил в свое предназначение. Но опасность была слишком велика. Когда твои родители поняли, что у них будет девочка, они допустили большую ошибку, они рассказали эту радостную новость друзьям. Я не знаю кто это был, но в ту же ночь на твою маму было совершено покушение. Все обошлось, но пережитое ей, нанесло непоправимый урон, она умерла при родах, спустя несколько дней после покушения.

Агата держалась как могла, но слезы непослушно стекали по щекам. Она всегда винила себя в смерти мамы, а сейчас узнала, что причиной ее смерти стал кто-то иной. Боль и страх проникли в ее сердце. Она слушала дальше.

— Твой отец, забрав тебя крохотную, и в тот же день похоронив жену, бежал с тобою на руках, скитаясь из города в город, пытаясь вырвать тебя из лап смерти.

— Его тоже убили? — тихо спросила Агата.

— Нет, милая, но из-за постоянных переживаний за твою жизнь, его сердце не выдержало. Эту весть принесли нам ветряные принцессы, дочери отважных рыцарей, которых тьма лишила телесной оболочки. Для них теперь нет границ между мирами. Они наши глаза и уши. Именно они сообщили нам о твоем рождении и о гибели твоей матери, именно они принесли весть о смерти твоего отца. Медлить было нельзя, не появись я вовремя, тебя бы отдали в приют и тогда губителям разыскать тебя было бы не сложно. Ты бы была обречена.

— За что? Кто хочет мне столько зла? — Вскрикнула Агата. — Это все темные силы?

— А что прям сразу темные силы? — Возмутилась Мадам Темновичус — Ваши, так называемые силы добра, тоже руку приложили.

Агата вопросительно посмотрела на Вики.

— Это правда, милая. — С грустью сказала та. — Темные силы в своем большинстве хотят вернуть магию в Оледаол. Им это необходимо. Тебе очень повезло, что ты первой встретила мадам Темновичус. А вот простые мирные жители боятся возвращения магии.

— Это их, конечно не оправдывает. — Хитро проговорил Мэр. — Но ты должна понимать, девочка, для нас, это я заявляю, как глава данной деревни, выбор лежит не между желанием жить в волшебном мире или в мире без магии. Выбор в том, чтобы иметь магические силы и сражаться с тьмой с риском своей гибели или спокойно жить в Оледаоле без магии, как ты жила в своем. И никаких там сражений. Я тоже предпочел бы, спокойно сидеть утром в кресле и попивать ароматный кофе с кусочком вишневого или абрикосового пирога, вместо ожидания приближающейся угрозы.

Г-жа Мариста толкнула своего супруга локтем и тот замолчал.

— Но есть опасность! — Продолжила Вики — С каждым годом мертвые леса распространяются все дальше и дальше. Скоро не останется живого места в Оледаоле и тогда наш Мир полностью исчезнет.

— Скоро — это еще лет пятьсот, на наш век хватит. — Заметил г-н Мэр, лукаво улыбаясь. — Агата, ты можешь остаться жить в деревне. Здесь тебя никто не обидит.

— Отвратительные людишки. — Не выдержала Мадам Темновичус. — Как вы не понимаете наш Мир ничто без волшебства. Сидите в своих деревеньках как откормленные боровки и ждете, когда придет время идти на заклание. Омерзительно! Надо сражаться за свое будущее. — Уже шипела мадам, разбрызгивая слюнями.

Г-н Мэр был явно обескуражен такой бесцеремонностью. А вот его супруга попыталась оправдаться:

— Успокойтесь, мадам Темновичус, Вам бы только сражаться и сеять хаос, как, впрочем, и всем представителям темных сил. А я вам заявляю, что не в нашей компетенции принимать такое решение.

— У так называемых «темных сил» тоже есть достоинство и честь, по крайней мере, пока нам это выгодно, в отличии от таких зажравшихся селян, как вы. Сейчас я на вашей стороне и собираюсь быть предана Агате и ее предназначению до победы. Но когда вернется магия, наша борьба добра и тьмы начнется с чистого листа. Я вернусь к своим и этого не скрываю. Все честно! А честны ли вы со мной, пряча свою ненависть за лукавой улыбкой?

— Хватит вам спорить. — Словно очнувшись проговорил Мэр. — Г-жа Мариста права. Не нам принимать это решение. Напомню, что верховной правительницей до сих пор является Королева Пыль.

— Эта старуху сидит веками в своей норе. Какое решение она может принять? Ее подданные уже тысячу лет живут сами по себе. — Съязвила Темновичус. — Агата должна принять решение, а мы ее поддержать. И я надеюсь, оно будет правильным.

Темновичус пронзительно взглянула в глаза Агате, что той захотелось куда-то провалиться, или хотя бы залезть под стол, лишь бы не удерживать этот тяжелый взгляд.

— Значит все решаю я? — робко спросила девушка.

— Только ты, милая. — Со всей нежностью в голосе подтвердила Вики. Она видела, что Агата совсем растеряна и ей хотелось хоть как-то ее приободрить. — Агата, в твоих руках судьба Оледаола, без исполнения пророчества, наш Мир ждет неминуемая гибель. Медленно его поглотит мертвый лес и все живое исчезнет навеки. Но ты можешь этого не допустить. Многие рыцари отдали свои жизни, чтобы ты могла родиться. Твой отец всеми силами старался, чтобы ты оказалась здесь. Я покинула свой дом, чтобы служить тебе и оберегать. Ты не могла найти себе место в своем мире, потому что оно здесь, в Оледаоле. Ты не могла позволить себе иметь даже память о родителях, даже фамилии и ни единой фотографии. Даже знать свое предназначение для тебя было опасным, пока ты не повзрослеешь. Разве все эти жертвы напрасны? Многие люди и существа готовы умереть за тебя, Агата! Разве ты не чувствуешь, что пришло время освободиться от кокона лжи? Я хотела рассказать тебе правду на твое восемнадцатилетние, но судьба распорядилась иначе. Значит ждать больше нельзя. Все не напрасно.

Агата хотела что-то сказать, как в дверь постучали. Юлиана открыла дверь и была явно рада вновь прибывшим:

— Ки, Ку, наконец-то, мы вас заждались!

Что, точнее кто предстало пред глазами Агаты нужно описать подробнее. Для начала отметим, что появление этих двоих повергло Агату в шок. Пред ней стояли два красавца. Но это были не люди, скорее они были похожи на животных, хотя и это не подходит под описание увиденного ей, они были прилично одеты и явно обладали манерами. Чтобы хоть как-то объяснить внешний вид новых гостей, попрошу представить вас баранчиков, ходящих на двух ногах, точнее копытах, так как обувь они не носили, но при этом имеющих мордочки котов и руки, соответствующие кошачьим лапкам с когтями, на которых было по пять пальцев. Такими лапами они ловко могли держать все необходимые им предметы, в том числе и оружие. Ки и Ку были кисатриями. Разумные существа, не похожие на людей, но занявшие свое место в этом изумительном Мире. Когда-то давно кисатрии были отличными рыболовами и торговали рыбой по всему Оледаолу. Но сейчас, когда мертвые леса отравили своими ядовитыми корнями все реки и озера, рыбу жители этого некогда волшебного Мира не видели уже несколько сотен лет, разве что на старинных картинах и в книгах. Сейчас кисатрии живут на деревьях, которые посадили сами вдали от мертвого леса. Они прекрасно лазают по ним, несмотря на свои копытца и в целом считают себя более ловкими и умелыми нежели людей. Дело в том, что по древним легендам кисатриев, именно их первых поселила здесь Королева Земля. А вот люди поселились в Оледаоле намного позже. Кисатрии считают, что все беды в Оледаоле возникли из-за людей. Поэтому справедливо, что Агата, как представительница данного вида просто обязана их решить.

Но вернемся к нашему застолью и присоединившимся к нему кисатриям Ки и Ку. Эти два молодых существа были неотразимыми франтами, по меркам самих кисатриев, а по мнению Агаты, они были просто невообразимыми милашками. «Так бы и затискала их.» — подумала девушка. Кошачьи мордочки весело улыбались, а их шелковистая шерстка сияла на свету. Ки и Ку имели кудряшки на теле, как и у обычных овец в Мире Агаты. Она виднелась чуть выше воротников их пиджачков. Все остальное было прилично спрятано под одеждой. Ки обладал рыже-золотой шерсткой, что придавало его мордочке озорной вид, а на его голове красовались аккуратные ушки и небольшие белые рожки. Ку имел коричневый окрас, а рожки на его голове были черные, большие и уже закруглялись, напоминая сдобные крендельки. Ку был немного старше своего собрата.

— Всем доброго утречка, — поприветствовал он, шаркая копытцем.

— Утренний кофеечек, пожалуйста. — потребовал Ки, присаживаясь к столу будто в ресторане.

Агата разглядывала эти забавные физиономии, забыв про воспитанность, словно она присутствовала на каком-то представлении, так интересно ей было за ними наблюдать. Что-то радостное и веселое зародилось от их присутствия в ее сердце. Сразу стало понятно, им суждено стать хорошими друзьями.

— Надо хорошенечко подкрепиться перед дорогой, правда Агата? — спросил Ки, улыбаясь во все свои острые белоснежные кошачьи зубы.

— А вы что намерены прямо сейчас отправиться в путь?

— А то! У нас уже и план готов. Сначала кушаем до отвала, спим часок-другой, чтоб кусочки улеглись, затем легкий перекус и в путь. Гениально! Правда?

Агата не знала, что и ответить, но уже была готова действовать по этому гениальному плану.

— Согласна. — Подтвердила Мадам Темновичус. — Пора действовать, нечего тут засиживаться, а то засосет эта деревенская рутина надолго.

— Мы все приготовим. — С расторопностью подхватила Юлиана, одергивая передник. — Вещи в дорогу, продукты.

— Да, продукты — это важно. — Согласился Ку.

Подождите — подождите. — Прервал всеобщие сборы г-н Мэр. — Сначала надо получить разрешение сами знаете кого. А для не посвящённых, — он бросил взгляд на Агату, продолжив с важным видом: — разрешение Королевы! Но вот беда, за столько лет забвения, все позабыли где она обитает.

— Хорошо. Не вопрос. — Усмехнулся Ки, потирая усы. — Ох, уж эти мне люди, на пустом месте проблемы делают. Сначала мы отправимся в прекраснейшее место — Великий Город Кисатриев. Там готовят самые вкусные пироги в Оледаоле! Не обижайтесь, сестрички Адаш, как для людей, вы вообще кулинарите божественно.

Вики и Юлиана, смеясь, переглянулись.

— А наши старейшины — Продолжил Ки, потирая лапкой ушко, — передадут агате старинную карту, существовавшую еще до исчезновения магии в Оледаоле. По ней мы мигом найдем, где обитает Королева Пыль, а после и замок Принца.

— А разрешение? — Настаивал Мэр.

— Ах, ну да, получим разрешение, и сразу же в замок Принца. Приключение обещает быть интересным! По-моему, идеально! — Сам себя похвалил Ки.

— А как мы узнаем, что вы действительно получили разрешение, а не обманули нас? — Никак не унимался г-н Мэр.

— Сударь! Возьмите свои слова обратно! — Вспылил Ки так, что его шерсть, торчавшая из-под пиджачка, стала дыбом. — Кисатрии слов на ветер не бросают!

Г-н Мэр понял, что для него все может закончиться плачевно, поэтому он быстро извинился и поспешил отойти в сторону.

— Вы можете посетить Королеву вместе с нами и убедиться на месте. — Вдогонку предложил Ку.

Эта идея понравилась г-ну Мэру еще меньше. И он совсем поник, прижавшись к жене.

Завтрак закончился, кисатрии, как и собирались отправились в гостевую вздремнуть. Г-н Мэр с супругой покинули дом сестер Адаш, многозначительно всем сообщив перед этим, что им необходимо все обдумать и обсудить с остальными жителями деревни будущие планы. Мадам Темновичус вышла подышать воздухом, Юлиана принялась хлопотать по сборам в дорогу, а Вики и Агата поднялись в комнату на верху, послужившую сегодня Агате спальней. Им много чего надо было сказать друг другу за то короткое время, что осталось в их распоряжении.

Вики крепко обняла Агату и заплакала.

— Что случилось тетя Вики?

— Пожалуй, это лучшее имя для меня, так и называй. — Сказала со смехом сквозь слезы Вики, пытаясь убрать их рукой с все еще аккуратным деловым маникюром. — Ах, милая моя малышка, ты мне дарована свыше. Как бы я хотела, чтоб ты была обычной девочкой. Мое сердце разрывается на части при мысли о том, какая ответственность на тебя возложена и сколько опасности может встретиться тебе на пути.

— Но ты же будешь рядом.

— Увы, нет. — С грустью сказала Вики, беря в свои ладони руки Агаты. — Я больна. Мое сердце больше не выдержит, ему не справиться. Единственное, о чем я мечтаю, что доживу до дня, когда магия вернется в Оледаол, тогда я буду знать, что у тебя все получилось.

— Что вы такое говорите, тетя? — С неподдельным волнением воскликнула Агата. Потерять еще одного близкого человека она не могла.

— К сожалению, это правда, за последние пять лет в постоянном бегстве, напряжении и волнении за тебя, мое сердце совсем износилось. Но я рада, что смогла доставить тебя сюда и что ты такая как есть.

— Как же я смогу Вас оставить? Вы стольким пожертвовали ради меня!

Не беспокойся, милая, обо мне лучше всех позаботится Юлиана. Но речь не об этом. Ки и Ку — отличные парни, можешь им доверять, единственная их проблема, что они смотрят на мир сквозь розовые очки, поэтому не всегда видят насколько опасна может быть реальность. А мадам Темновичус — темная лошадка. Я не знаю, что от нее ждать. Пока наши желания совпадают, но что будет, когда мы окажемся по разные стороны? Будь с ней осторожна.

— Хорошо, тетя.

— Что ж, пора готовиться. Перекус, как говорят кисатрии, и в дорогу. — Вики со всей силой и теплотой, что была в ее сердце, прижала Агату к себе, не желая отпускать. — Милая, в мыслях я всегда буду с тобой.

Спустя недолгое время новоиспеченные друзья стали собираться в путь, когда на пороге появился г-н Мэр с худющим пареньком лет четырнадцати.

Мэр, встав в торжественную позу, заявил:

— Знакомьтесь, это мой племянник Оливка. После длительных переговоров с жителями нашей деревни о целесообразности данной затеи. — На которые, к сведению, сестры Адаш не были приглашены. — Было принято решение… — Последовала небольшая пауза, с целью показать важность момента. — … Оливка отправится с вами и будет вести летопись всего мероприятия. Чтобы потом, если что, можно было бы найти виновных. — Мэр сделал еще одну многозначительную паузу, словно ожидая аплодисментов, которых, впрочем, не последовало.

— Еще и с младенцем возиться. — Фыркнула Темновичус.

— Я не младенец, и даже не ребенок! — Возразил рыжеволосый юноша с забавными веснушками, обильно покрывавшими его лицо. — Я взрослый! И я давно хотел поучаствовать в захватывающем приключении.

— А, ну тогда все в порядке. — Усмехнулся Ки. — В путь, друзья! Нас ждут великие дела!

После недолгих, но жарких прощаний, наша пятерка отправилась в дорогу.

Глава 5

Путники шли вперед довольно весело и бодро, предвкушая веселое приключение. Ки и Ку оказались весьма забавными попутчиками. Они постоянно травили байки и разные веселые истории, при этом иногда цокая своими копытцами об попадающиеся им под ноги камни и мило подергивая ушками, что еще больше добавляло шарма их историям и неимоверно веселило Агату.

Оливка же оказался простым, скромным и добрым пареньком, готовым всегда помочь Агате, даже если его помощь вовсе не требовалась.

Только мадам Темновичус была сдержана и молча следовала позади всех.

— Явно замышляет недоброе. — Пошутил Ку. — Какую еще пакость придумать в своей темной голове.

Все рассмеялись, а Ки добавил:

— Какие мы глупцы, что повернулись к ней спиной.

И хохот снова разнесся по мертвому лесу.

Мадам Темновичус словно не замечала колких шуточек кисатриев, и была очень сосредоточена. Путники шли вперед, присматриваясь к друг другу, сканируя тех, с кем придется провести долгое время. Они не знали, как сложатся их отношения, станут ли они друзьями на столько, что смогут доверить другому свою жизнь. Да и в целом, большинство из них относилось к путешествию как к увлекательной прогулке, что очень сердило Мадам Темновичус, единственную, кто серьезно и настороженно относился к этому непростому предприятию. Тем временем путники миновали очередной мертвый лес. День клонился к закату, когда они вышли на поляну с зеленой травой и небольшим озерцом. Таких красивых цветов как те, что росли здесь, Агата еще не видела. Сама же трава была такой мягкой и пушистой, словно добротно сделанный ковер.

— Здесь и заночуем? — предложила Агата.

— Идеально. — Подхватили кисатрии. — Как говорится: «Усталые копытца никуда не придут, а в беду попадут.»

И оба без лишних церемоний плюхнулись на траву.

— Ну не знаю. — Настороженно озираясь по сторонам, сказала Темновичус. — Все это странно, откуда здесь, посреди мертвого леса поляна с цветами, многие из которых давно исчезли из нашего мира… О?! Живое озеро с прозрачной водой! Как такое может быть?

Путешественники подбежали к озеру. Агата смотрела на чистую воду, на кувшинки, плавающие на его поверхности, на рыбок, резвящихся в воде. Действительно приятное зрелище, но не более. Агата посмотрела на своих спутников. Они застыли в изумлении, глядя на воду. Агату же изумил их удивленный вид.

— Рыбы! Это рыбы! — Закричал Оливка. — Я видел таких в книге, это точно рыбы!

— Конечно, рыбы. — Спокойно сказала Агата. — Ну и что здесь такого?

Теперь все с удивлением смотрели на нее. Агата вспомнила, что слышала про кисатриев, что они когда-то были прекрасными рыболовами, но только вот рыбы в этих краях никто не видел уже много сотен лет. Теперь ей стало ясно, почему это озеро так шокировало ее новых друзей.

Агата неловко улыбнулась, пытаясь завязать разговор:

— Рыбка здесь удивительная, и я думаю, очень вкусная. Почему бы нам не порыбачить? Кисатрии же в этом мастера.

— Мастера?! — возмутился всегда веселый и довольный Ки, — Да я первый раз этих тварей вижу. Они прекрасные, но скользкие, и я не знаю, что с ними делать.

— Не думала, что придется учить вас рыбалке. Ну, что ж, нам необходимы палка и веревка.

— Я мигом! — Вскрикнул, опомнившийся, всегда готовый помочь, Оливка, и молниеносно помчался к брошенным невдалеке рюкзакам.

Пока Оливка и Агата пытались соорудить удочку из подручных материалов, Ки и Ку удивив всех и самих себя, успели наловить достаточно рыбы руками, а точнее когтистыми лапами.

— Чудеса. — Сказала Темновичус. — Все-таки основные инстинкты никто не отменял. Оливка, мигом сообрази огонь! Сегодня будем лакомиться рыбой.

Агата хотела было пошутить, что коты не любят воду, но вовремя одумалась, решив, что такое сравнение может обидеть кисатриев, поэтому просто подсела поближе к костру.

Пятеро новоиспеченных друзей сидели у дрожащего огня, вечер плавно перетекал в ночь, звезды сияли все ярче и ярче.

— Если смотреть на звезды, можно подумать, что мы не в Оледаоле, а в моем Мире. — Заметила Агата.

— Миров множество, нас же окутывает бесконечность. Для нас это хаос, а для кого-то грандиозный порядок, непонятный нам, простым смертным. — Сказала Темновичус.

— Хватит меланхолии. Зачем нагнетать? Такой прекрасный вечер, а вы со своими размышлениями. — Прервал ее Ки, — Эй, Ку, доставай мелодийку!

Через несколько мгновений Ку вернулся к костру, неся с собой, ранее не виданный Агатой музыкальный инструмент, похожий на шарманку, но имевший еще струны сверху. Все сидели возле костра, доедая необыкновенно вкусную рыбку, когда Ку покрутив ручку инструмента одной лапой, а коготками другой стал перебирать струны. Музыка заполнила всю поляну и Ку запел:

— Листья рояна вспыхнут огнем,

Замок и скалы падут.

Все, что болело сгинуло в нем.

Рыцари здесь не пройдут.

Десять веков мертвого сна

Оледаол поглотят.

Люди и звери получат сполна.

Рыцари мертвые спят.

Камни живые — груды теперь.

Принц ныне тоже скала.

Нет тут любви Королевы Земель,

Рыцарям Пыль отдана.

Лучик надежды слезою свечи,

Магия снова придёт.

Оледаол день пробудит в ночи,

Рыцарей дочь призовет.

Костер догорал, музыка стихла, путники сытые и довольные уснули мирным сном.

Глава 6

Агата почти проснулась, набираясь сил открыть глаза и окончательно пробудиться. Кто-то нежно потрепал ее за плечо.

— Доброе утро, милая, пора вставать. Сегодня же твой первый день в техникуме. Вставай, соня, опаздывать не хорошо.

Словно ведро, а точнее десять ведер ледяной воды вылили на Агату. Она вскочила с кровати и с испугом уставилась на тетю Викторию.

— Что происходит? Почему я здесь?

Агата действительно стояла посреди своей комнаты в окружении коробок с вещами.

— Милая, успокойся. — Сказала, несколько обескураженная тетя. — Иди позавтракай и бегом собираться.

— Куда?!

— Милая, ты меня пугаешь. Конечно в техникум. Разве ты хочешь опоздать в свой первый день?

«Что за чушь?» — Мысли Агаты метались как сумасшедшие. — «Где сон? Где реальность?»

Агата выскочила из дома и пошла в сторону техникума. «Если Оледаол — сон, то почему я проживаю свой первый студенческий день снова? Это тоже не нормально.» Сомнения одолевали девушку. Оледаол уже казался глупой сказкой, навеянной очередным фильмом или книгой. Возможно, стоило все эти события и знакомства выкинуть из головы и не засорять мозг перед первым учебным днем. Но было что-то внутри нее самой, что не давало так легко освободиться от этого наваждения. Поэтому, так и не дойдя до техникума, Агата свернула в переулок и направилась к лавке оценщика. Вывеску обновили, да и сам магазинчик явно претерпел ремонт, и выглядел куда современнее. «Когда это успели сделать, если сегодня тот самый день?»

— Доброе утро, девушка. — Сказал стоящий у прилавка весьма импозантный мужчина.

— Доброе. — Ответила Агата. — Я хотела бы поговорить с оценщиком.

— Это я. Чем могу быть полезен?

Агата, немного замешкавшись, сказала:

— Нет. Мне нужен другой, старый мужчина. Когда он будет?

— Кроме меня других оценщиков здесь нет. Но я отличный специалист, и думаю, что смогу вам помочь.

— Это вряд ли. — Пробормотала Агата и выбежала вон. Добежав до парка, она плюхнулась на ту самую скамейку.

Утром в лучах солнца парк смотрелся совсем не страшно, а аккуратно и приветливо. Девушка изо всех сил ущипнула себя и вскрикнула от боли так, что гуляющие неподалеку мамочки с колясками поспешили убраться подальше, спасая своих чад от громкоголосой сумасшедшей. Мысли роем пчел гудели в голове Агаты. И тут ее осенило: Часы! Если Оледаол — реальность, а сердце ей подсказывало именно это, то прижав часы к груди и проговорив заветное слово, она немедленно перенесется туда.

Как ошпаренная Агата понеслась домой, заскочила в комнату и стала рыться в коробках, но часов нигде не было. На пороге комнаты из темноты вырос силуэт тети Виктории:

— Милая, что-то ищешь? Какой бардак развела и почему ты так рано вернулась? Разве занятия уже закончились? — Задавала вопрос за вопросом тетя, не дожидаясь ответов. Что-то ледяное и ужасающее промелькнуло в ее голосе и самом виде.

Агата остановилась, внимательно посмотрев в ее сторону и спросила:

— Где часы отца?

— Какие часы? — как бы с издевкой переспросила тетя Виктория, делая вид, что не понимает, о чем речь.

Холод охватил все тело Агаты:

— Часы моего отца! Если Оледаол всего лишь моя фантазия, в это я еще могла бы поверить, но часы — эта та единственная вещь, оставшаяся мне от него. Этого я забыть и выдумать не могла. Кто ты?!

— Умница девочка, сообразила. — Ответила тетя Виктория не своим голосом. Точнее она уже совсем не походила на заботливую тетушку. Перед Агатой стояло нечто. Волосы были растрепаны и паклями свисали вниз, на них проступила седина, или паутина, трудно было понять. Глаза горели как два раскаленных угля, а из пасти воняло до боли в глазах. И это нечто приближалось к девушке, выставив вперед свои когти. Бежать было некуда. Агата пыталась обороняться, бросая в существо коробки, когда чудовище накинулось на нее. Почувствовала острую боль в руке и теплую струйку крови, сбегающую на пол, она упала, а существо прыгнуло ей на грудь. Одной рукой монстр схватил девушку за горло, а другую, обнажив когти, занес для решающего удара. Далее громкий хлопок и чувство, что ее затягивает в воронку, удаляющийся вопль, невыносимое жжение ниже плеча, после чего Агата потеряла сознание.

— Ну, наконец-то очнулась! — Оливка весь бледный склонился над девушкой, которая с тяжестью открыла глаза, и с облегчением увидела, что находится среди друзей. Мадам Темновичус, как заботливая сиделка чем-то мазала рану, рука неимоверно болела. Ки и Ку на удивление стояли молча. Рядом с ними стояли еще люди, они были прозрачны, но все-таки заметны. Агата угадала, это ветряные принцессы. Одна из них легко, словно облачко проскользнула к ближе к ней.

— Возрадуйтесь! Наша сестра жива! Мы успели вовремя. Здравствуй, Агата, я рада, что здесь в Оледаоле, ты наконец-то можешь увидеть и услышать нас. Мы одиннадцать дочерей рыцарей, которых злой рок превратил в бестелесные создания. Драгоценнейшая наша сестра, ты — прекрасна! Принц будет покорен твоей красотой и добротой. Да, возродится магия нашего мира! — Ликовала ветряная принцесса, безостановочно расхваливая качества девушки, о наличии которых та даже не подозревала.

Агата неловко улыбалась, сказанное принцессами было приятно, но немножко вызывало смущение, поскольку до этого ей не приходилось слышать столько лестных слов в свой адрес от незнакомых людей. Идиллию прервала Темновичус:

— Разщебеталась тут. Мы чуть ее не потеряли! Тогда бы Оледаолу точно крышка!

— Что произошло? — спросила Агата, поглаживая стонущую от боли руку.

— Когда все проснулись, — Начала рассказывать Темновичус. — ты сладко спала. Мы решили тебя не будить. Ки и Ку наловили еще рыбы, а Оливка принялся готовить завтрак. Как говорят кисатрии: «Утренний перекус дает жизни вкус.» Когда завтрак был готов, мы пошли тебя будить, но увидели, что твое тело все дрожит и стало ледяным, как если бы его положили в холодильник. Ты то плакала, то кричала. Все попытки разбудить тебя были тщетны. Потом появились эти феечки…

— Мы ветряные принцессы!

— Да какая разница? — Продолжила мадам Темновичус. — Как они объяснили, что эта поляна единственное место, где сохранилась крупица магии Оледаола, так как эти бестелесные могут свободно перемещаться из Мира в Мир, они сумели создать здесь что-то вроде воронки, которая может затягивать крупицы магии из тех миров, в которых они бывают. Эти феечки создали здесь оазис волшебства, который и не дает мертвому лесу завладеть этим небольшим островком живой природы. Как я уже говорила, сюда может проникнуть магия, но не только добрая. Злая магическая сила тоже способна добраться сюда. Правда дальше этой поляны ей не пробраться, но именно здесь ты и оказалась. Кто-то или что-то явно желает тебе смерти или вечного сна.

— Я помню эти горящие глаза, я их уже видела, когда мы с тетей Вики покидали мой Мир. Но кто это? И что ему нужно?

— Мы не знаем, но это будет преследовать тебя и дальше. Мы должны быть более осторожны, и, если кто-то до сих пор не понял, — Темновичус кинула взгляд в сторону кисатриев, после которого они опустили головы, чувствуя вину за свою беспечность, — это не безмятежная прогулка, это тяжелый путь, который мы должны пройти несмотря ни на что.

— Как же я спаслась? Когда это существо накинулось на меня, я думала, мне конец.

— Тебя спасли мы! — вмешались ветряные принцессы. — Мы не всегда вместе, иногда нам приходится разлучаться ненадолго. Но мы связаны, и когда кто-то из нас в беде или потерялся, мы можем призвать его. Ты дочь рыцаря, ты тоже наша сестра. Мы почувствовали твою боль. Ты имеешь тело, поэтому не можешь перенестись к нам, но мы к тебе можем. Ты была здесь на нашей поляне, но сознание твое было захвачено злым колдовством. Мы же смогли призвать твое сознание обратно в тело вовремя. Сестра наша, мы рады, что помогли тебе. Наше знакомство свершилось. Но теперь тебе нужно покинуть эту поляну. Здесь тебе оставаться нельзя, здесь опасно! Беги!!! — с длительным жутким визгом прокричали ветряные принцессы.

Агату так и подбросило вверх, и все наши путники, схватив свой пожитки помчались прочь с поляны, а мелодийка Ку осталась одиноко лежать на траве, забытая всеми.

Убегая Агата услышала:

— Дорогая сестра, мы будем рядом, но за пределами поляны, мы вновь станем невидимыми и неслышимыми для тебя. Если мы будем нужны, просто подумай о нас. И мы постараемся тебе помочь.

Глава 7

Они бежали не оглядываясь назад, и лишь когда расстояние показалось им достаточным, по их мнению, они остановились и отдышались.

— Это было круто! — Еле выговорил Ки. — Реально, приключение удалось!

— Ты до сих пор не понял, что это не игра! — Сказал Ку и отвесил звонкую затрещину другу так, что у Ки полетели искры из глаз. — Болван! Агата чуть не умерла!

Дальше долгое время путники шли молча. Кисатрии, обычно страдающие оптимизмом и заражающие им остальных, совсем приуныли. Им было досадно, что из-за своей беспечности, чуть не потеряли Агату, к которой за это время успели прикипеть душой. Оливка и вовсе был расстроен. Что ему писать в своей летописи? А главное, как понять, кто виноват в случившемся, а ведь именно этого от него ждут г-н и г-жа Мэр. Он смотрел на Агату и восхищался мужеством этой, совсем обычной девчонки. Оливка очень хотел ей помочь хоть чем-то, но не знал, как, от чего сильно терзался. Зато мадам Темновичус гордилась собой, именно она была серьезна и сосредоточена, пока остальные развлекались, к сожалению, это н помогло.

Сама же Агата наперекор всему все более верила в свое предназначение и для себя решила, что сделает все возможное, чтобы спасти Оледаол.

Так они шли весь день молча и почти, не останавливаясь, за исключением нескольких перекусов. Солнце уже стало оранжевым и почти касалось сухих ветвей мертвого леса.

— Здесь останавливаться нельзя. — Голосом разрезала тишину Темновичус. — Кругом мертвый лес, надо выбираться из него. Вон вершина горы, там нет деревьев, там и отдохнем.

— Да до нее идти дня два, а потом еще день взбираться! И если б мы не убегали как сумасшедшие, то не потеряли бы направление, а вышли бы к границе мертвого леса, и шли бы себе дальше преспокойно. — поумничал Ку.

— Ага, только мы за вами бежали вслед, за вашими цокающими копытами. — С укором напомнил Оливка.

— Стойте. — шепотом проговорила Агата, — Смотрите, огонек, совсем близко. Что это может быть?

— Надо разведать. Я могу забраться на дерево, будет виднее.

— Хорошо, Ку. — согласилась Агата, — Только, пожалуйста, осторожней. Хватит с нас на сегодня травм.

Ку ловко, как истинный кот забрался на дерево, и так же ловко спустился, копытца ему ничуть не мешали:

— Похоже на хижину. — Доложил он. — Нам повезло, идемте туда.

— Странно. — Задумалась Агата. — Кто может жить в хижине посреди мертвого леса?

Темновичус с недоверием посмотрела в сторону огонька, сказав:

— Ты права, действительно странно, даже настораживающе. Но выхода нет, до горы далеко, еще несколько дней без сна мы точно н выдержим, по крайней мере некоторые. Так что придется идти к хижине, но будьте на чеку. Мы не знаем с кем имеем дело.

Пробравшись сквозь заросли, путники подошли к дому и заглянули в окна, сквозь которые увидели жилую, по-домашнему уютную обстановку. Более того, посреди гостиной можно было наблюдать накрытый стол со всевозможными яствами. Как вдруг послышался стук, Агата и Темновичус отпрянули от окна и с опаской посмотрели в сторону исходящих звуков. Кто бы мог подумать? Ки и Ку выстроились возле входной двери и с важным видом, настукивали, ожидая, когда им откроют. Оливка стоял немного сзади и пытался улыбнуться, как бы оправдываясь за действия кисатриев.

— Остановитесь! — запаниковала мадам Темновичус, но было слишком поздно, дверь отварилась.

На пороге стояла красивая белокурая и голубоглазая девица, прям такой ангелочек и мило улыбалась при виде путников.

— А я вас ждала. — Весело протараторила девушка. — Заходите скорей, небось устали с дороги. Кушать подано!

— Кушать подано! — Повторили эхом довольные Ки и Ку, у которых с голодухи животы завязались в узелок. Не дожидаясь повторного приглашения, они кинулись к тазу с водой, где быстро омыли свои лапки, после чего не мешкая ни секунды, присели за стол, не дожидаясь остальных, принялись за еду. Остальные путники не спеша сделали тоже самое. Лакомясь приготовленными для них кушаньями, Агата спросила:

— Вы сказали, что ждали нас. Но как же вы узнали, что мы придем?

— А, — Отмахнулась девица. — птичка нашептала. Но начнем сначала. Меня зовут Азолина. Я знаю кто ты, Агата. — Она обняла нашу путешественницу. — Я понимаю, какая важная миссия возложена на тебя. Ты станешь супругой Принца Китрика и спасешь королевство и Оледаол. Я так тебе завидую, ты будущая королева!

— Вот, уж, нечему тут завидовать. — Прервала мадам Темновичус, что вовсе не помешало остальным наслаждаться пиршеством. — Агата здесь для того, чтоб разрушить заклинание, которое наложила Королева Земля, эгоистично спасая своего сыночка. А замужество, это уж как дело пойдет.

— Как? Разве ты не хочешь стать женой принца? — Не унимаясь выпытывала Азолина.

— Я не знаю. — Немного растерялась Агата. — Я с ним даже не знакома. Мадам Темновичус все правильно сказала. Я здесь, чтобы спасти Оледаол и его жителей, гибнущих от мертвого леса.

— Ну ладно, ладно. — Хитро заулыбалась Азолина и какой — то недобрый свет блеснул в ее ангельских глазках.

Когда кисатрии утолили свой голод. Ки, поглаживая набитый животик, сказал:

— Если мысли о еде, значит быть большой беде.

— Очередная кисатрийская мудрость? — Спросил Оливка и не дождавшись ответа, принялся что-то записывать в блокнот, презентованный г-ном Мэром.

— Скажи-ка нам, Азолина. — Поинтересовался Ки. — Почему ты одна живешь здесь, посреди мертвого леса? Это ведь не безопасно.

— Я не одна, я живу с отцом. Он гостит в поселении у друзей, а я за домом присматриваю. Да и за долгое время приспособились мы уже.

— Ясненько, что-то меня сморило. — Зевая и потягиваясь сказал Ки, и глядя на Оливку, со смехом добавил. — Ох, умора! Гляньте — ка, наш писарь в пироге спит!

И действительно, бедный Оливка так устал, что сон застал его прямо за столом. Кисатрии переместили парня на лавку, укрыли покрывалом, не переставая отпускать шуточки в его сторону.

— Ну, раз так — допрос окончен. Все сыты и очень устали, я приготовлю вам ночлег. Агата, для тебя отдельная комната.

Друзья принялись устраиваться на ночевку. Мадам Темновичус из последних сил пыталась побороть сон, чуя что-то неладное. Но слабость окутала ее тело, и она покорно отправилась спать. В доме все стихло, словно неведомая сила заставила замереть наших путников.

Глава 8

Еще было совсем темно и только отсвет вскоре восходящего солнца взбудоражил небо, просвечивающееся сквозь голые ветви мертвых деревьев, а Азолина была уже на ногах. Она подошла к Оливке и тронула за плечо.

— Доброе утро, красавчик. — Нежным голосом промурлыкала она. — Вставай, мне нужна твоя помощь.

Оливка проснулся, потер глаза:

— Я готов! Чем помочь?

— Тише-тише. — Взмолилась Азолина. — Все еще спят, не разбуди. Идем со мной, скорее же.

— Иду. А куда?

— К источнику. Рана на руке Агаты воспалилась, нужно набрать воды, это должно помочь. Ситуация, честно говоря, серьезная.

Конечно же наш добродушный Оливка не смог отказать Азолине, и они покинули дом. Все время в пути Азолина расспрашивала его об Агате, обо всем, до самых мелочей. Ее любопытству не было предела.

— Так ты говоришь, что Агата избранная, а кем? Почему она? — С ревностной ноткой в голосе выспрашивала Азолина.

— Ну как же, она единственная дочь рыцарей, так сказано в предании. Она должна освободить магию любви в сердце Принца. Все так считают.

— Единственная? Ха! Как-бы не так. А как же дочери тех рыцарей, что остались здесь и не ушли в другой мир?

— Я не знаю. — Простодушно улыбнулся Оливка. — По легенде все ушли. Только один рыцарь не пошел, он был предателем, перешел на сторону тьмы, еще до исчезновения магии из Оледаола. Не помню, как его звали… Неважно. Он предатель, его больше нельзя считать рыцарем.

— Смотря что понимать под предательством! — Вспыхнула Азолина, но сразу же опомнилась и игриво спросила: — Я красивая?

— Очень! — ответил Оливка, покраснев от кончиков пальцев на ногах до корней волос. Такому юному и скромному парню сделалось не по себе даже от мысли, что он остался наедине с этакой красавицей, а тем более, что ему в действительности пришлось отвечать на столь провокационный вопрос. Всю дорогу до источника он то вспыхивал как сухой хворост при соприкосновении с огнем, то медленно тлел как угли только что потухшего костра. Ему казалось, что он страстно влюблен, причем во всех хорошеньких девушек во вселенной. Что творилось в голове бедолаги, трудно представить, но мозг явно не отвечал сейчас за действие других органов.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Оледаол предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я