Маршал Берия. Штрихи к биографии (А. Ю. Гусаров, 2015)

Лаврентий Павлович Берия – глава НКВД в 1938–1943 гг. и глава объединенного Министерства внутренних дел и государственной безопасности. В 1945–1953 гг. зампредседателя Совета министров СССР, в годы войны член ГКО, представитель Ставки во время обороны Кавказа, маршал СССР. После войны куратор создания атомного и ракетного оружия. Через четыре месяца после смерти И. В. Сталина смещен со всех постов, объявлен английским шпионом, мусаватистом, заговорщиком и расстрелян… В то же время есть и другие версии: убит во время ареста, скрывается за рубежом и т. п. Л. П. Берия – один из немногих деятелей КПСС, кто до сих пор не реабилитирован, хотя его заслуги и вклад в оборону страны мало у кого сегодня вызывают сомнение. Несмотря на то что за последние шестьдесят лет вышли десятки фильмов и книг о Берии, его личность и его история продолжают вызывать интерес. В предлагаемой читателю книге сделана попытка (со ссылками на всю имеющуюся к настоящему времени в открытом доступе информацию) дать объективную характеристику этому незаурядному деятелю Советского Союза. Издание снабжено архивными документами и фотографиями.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Маршал Берия. Штрихи к биографии (А. Ю. Гусаров, 2015) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 2. Марксист. Бакинский совет. 1915–1920 годы

Мы уже знаем, что в 1915 году наш герой поступил в Бакинское среднее механико-строительное техническое училище. Там Лаврентий Берия принял участие в организации нелегального марксистского кружка из числа учащихся как технического училища, так и других учебных заведений Баку. В октябре молодые социалисты собираются на квартире одного из членов кружка и решают организационные вопросы. Лаврентию в итоге достается должность казначея.

Те годы характеризуют два события: Первая мировая война и революция. В русском обществе спадает эйфория первого военного 1914 года, власть еще крепка, но едва различимые черты будущих катастрофических проблем уже видны проницательным гражданам. До русской революции еще пара лет. Всего два года жизни осталось у великой Российской империи.

Первые нелегальные организации возникли в России еще в 1870-х годах, и к началу XX века практически на всей территории страны существовали подпольные кружки разной социалистической и коммунистической (марксистской) направленности. Участниками подобных организаций становились студенты – самые активные в общественно-политическом смысле слои общества, учителя и преподаватели, особенно в провинции, инженерно-техническая и творческая интеллигенция. Далее идеи распространялись среди рабочих и в армии. С началом Первой мировой войны появление социалистических групп многократно усилилось, особенно в войсках и национальных окраинах, где наряду с марксизмом они продвигали и национально-освободительные идеи.

Участники марксистского кружка, членом которого был Лаврентий, ставили перед собой менее грандиозные задачи. В нелегкой студенческой жизни военного времени студенческий кружок объединял единомышленников для решения простых задач – поддержки товарищей, в том числе и материальной, обсуждения философских вопросов, самообразования и чтения книг, многие из которых печатались нелегально и запрещались царским правительством. Участники кружка писали рефераты на те или иные темы теории социализма, рабочего движения или политической борьбы за свои права. Невесть что значимое в условиях всеобщего политического подъема, охватившего империю. Многие из молодых людей того времени состояли в подпольных организациях. Участие в нелегальных заседаниях было не просто повальным увлечением, а стало некой обязанностью передового студента или ученицы женских курсов. Здесь марксизм, молодежь (студенчество) и феминизм шли рука об руку.

Должность казначея, да и вообще участие в нелегальном кружке позволили Лаврентию стать лидером среди своей студенческой группы, где его избрали старостой. Об этом Л. П. Берия пишет в своей автобиографии. Марксистский кружок просуществовал до февраля 1917 года – пришло время выходить на более высокий политический уровень. В марте Лаврентий участвует в создании бакинской ячейки РСДРП вместе с Пуховичем, Аванесовым, Егоровым и еще одним марксистом, имя которого сам Берия позабыл. С этого момента у нашего героя начинается весьма интересная и беспокойная жизнь.

А. В. Антонов-Овсеенко в книге о Берии сообщает, что Лаврентий вступил в партию большевиков не в 1917, а в 1919 году и приводит свою версию тех событий: «Секрета рем Кавказского бюро РКП(б) в Баку был старый подпольщик Виктор Нанейшвили, опытный конспиратор. Кавбюро охватывало все Закавказье, а также Чечено-Ингушетию, Дагестан и Северный Кавказ. Подпольное бюро находилось в захваченном мусаватистами Баку, на Телефон ной улице около немецкой церкви – кирхи. Помещение сняли на имя Мирзы Давуда Гусейнова, преданного партии товарища. Нанейшвили появлялся там редко, он жил на окраине, за Черногородским мостом, квартировал в семье знакомого рабочего. Адрес знали немногие. Дежурили на Телефонной улице по очереди, необходимую информацию передавали Нанейшвили поздно вечером, после дежурства.


В. И. Нанейшвили


Однажды в бюро пришли молодые члены партийной ячейки Технического училища Вася Егоров и Гриша Канер. Они привели с собой еще одного студента – невзрачного такого, прыщавого. Неизвестный назвался Лаврентием Берия и сказал, что ему нужно увидеться с товарищем Нанейшвили. В тот день дежурил Олег Саркисов. Он ответил, что секретарь бюро здесь не бывает.

– Что ему передать?

– Ничего. Я должен переговорить с ним только лично…

Вечером дежурный сообщил Нанейшвили о визите трех студентов и о просьбе Берия.

Прошло несколько дней, Саркисов спросил Нанейшвили:

– Зачем приходил тот человек?

– Он работает в мусаватистской охранке и просит принять его в нашу партию. Обещает давать ценную информацию».

Этот диалог мог состояться только осенью или зимой 1919 года. В словах Антонова-Овсеенко есть еще одна неувязка. Политическая деятельность Берии в армии, работа в Бакинском совете и последующая деятельность так или иначе говорят о его связи с большевиками, причем относящейся к 1917–1918 годам. Стало быть, информация о вступлении в 1917 году в РСДРП(б) более правдоподобна, а автор книги о Берии вольно или невольно манипулирует датами в ущерб правде. К тому же документального подтверждения этой встречи нет.

Напомню, что ко времени вступления Лаврентия в партию большевиков (весна 1917 г.) царское правительство пало и у власти находилось Временное правительство России, решившее продолжить участие в войне. Даже в условиях революционной неразберихи на местах продолжают работать призывные комиссии, набирающие пополнение для отправки на передовую. Лаврентия Берию призывают летом 1917 года, но попадает он во вспомогательные войска – пригодилось его архитектурно-строительное образование. Молодой человек уже вкусил прелести общественно-политической деятельности – марксистский кружок и ячейка социал-демократической партии сделали свое дело. В армию, бродившую революцией, как тесто в квашне, пришел готовый агитатор и, что особенно важно, организатор. И, конечно, Лаврентия Берию выбирают председателем отрядного комитета. В румынском городке Пашкань проходят съезды солдатских комитетов, куда с удовольствием ездит Берия из расположения своей части.

Чтобы понимать, что происходило тогда в русской армии, вернемся к событиям Февральской революции. В борьбе со старым режимом новая власть занимается демократизацией разных сторон жизни русского общества. Реформа действующей армии стала одной из главных за недолгий период власти Временного правительства и оказалась для нее катастрофой. В связи с этим прежде всего вспомним пресловутый Приказ № 1, выпущенный 1 марта 1917 года Петроградским советом рабочих и крестьянских депутатов. Этот документ предписывал создание в воинских частях комитетов, причем исключительно из нижних чинов, и передачу им от офицеров всей власти в воинских частях. Развал русской армии стал неизбежен, а с созданием солдатских комитетов боеспособность частей резко понизилась. Генерал А. И. Деникин вспоминал: «Нарушение дисциплины и неуважительное отношение к начальству усилилось. В частях, и особенно в тыловых, начала сильно развиваться карточная игра с дурными последствиями для солдат, имевших на руках казенные деньги или причастных к хозяйству».


В Русской армии. 1917 г.


Текст приказа вышел в количестве 9 миллионов экземпляров.

«Приказ № 1.

1 марта 1917 г.

По гарнизону Петроградского округа всем солдатам гвардии, армии, артиллерии и флота для немедленного и точного исполнения, а рабочим Петрограда для сведения.

Совет рабочих и солдатских депутатов постановил:

1) Во всех ротах, батальонах, полках, парках, батареях, эскадронах и отдельных службах разного рода военных управлений и на судах военного флота немедленно выбрать комитеты из выборных представителей от нижних чинов вышеуказанных воинских частей.

2) Во всех воинских частях, которые еще не выбрали своих представителей в Совет рабочих депутатов, избрать по одному представителю от рот, которым и явиться с письменными удостоверениями в здание Государственной думы к 10 часам утра 2 марта.

3) Во всех своих политических выступлениях воинская часть подчиняется Совету рабочих и солдатских депутатов и своим комитетам.

4) Приказы военной комиссии Государственной думы следует исполнять, за исключением тех случаев, когда они противоречат приказам и постановлениям Совета рабочих и солдатских депутатов.

5) Всякого рода оружие, как то: винтовки, пулеметы, бронированные автомобили и прочее должны находиться в распоряжении и под контролем ротных и батальонных комитетов и ни в коем случае не выдаваться офицерам даже по их требованиям.

6) В строю и при отправлении служебных обязанностей солдаты должны соблюдать строжайшую воинскую дисциплину, но вне службы и строя в своей политической, общегражданской и частной жизни солдаты ни в чем не могут быть умалены в тех правах, коими пользуются все граждане. В частности, вставание во фронт и обязательное отдание чести вне службы отменяется.

7) Равным образом отменяется титулование офицеров: ваше превосходительство, благородие и т. п., и заменяется обращением: господин генерал, господин полковник и т. д.

Грубое обращение с солдатами всяких воинских чинов и, в частности, обращение к ним на „ты“ воспрещается, и о всяком нарушении сего, равно как и о всех недоразумениях между офицерами и солдатами, последние обязаны доводить до сведения ротных комитетов.

Настоящий приказ прочесть во всех ротах, батальонах, полках, экипажах, батареях и прочих строевых и нестроевых командах.

Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов».


Приказ № 1


Прочитав этот текст, можно легко представить, что началось в армии, причем воюющей в кровавой мировой войне. В несколько раз выросло дезертирство – уставшие воевать солдаты уходили домой сотнями. К ноябрю 1917 года число дезертиров достигло 1 миллиона 900 тысяч человек. Наиболее губительным для армии оказалось формирование солдатских комитетов, а с их созданием – разрушение единоначалия. Из армии изгонялись офицеры. Только весной 1917 года на Западном фронте солдатские комитеты добились смещения со своих постов 150 генералов.

Приказ № 1 Петросовета вышел без согласования с Временным правительством, и первое время оно бурно протестовало против этого документа. Но уже весной правительство России подключилось к увольнению высшего генералитета и поддержке солдатских комитетов.

Весной отменяется обязательность исполнения приказов, а 9 мая за подписью военного и морского министра А. Керенского выходит «Декларация прав солдата», окончательно добившая всякий армейский порядок.


А. Ф. Керенский


Ко всей этой правовой вакханалии добавилось и усиление в армии влияния большевиков, достигшее к октябрю 40 % в общем по армии. На Северном и Западном фронтах их поддержка среди солдатских комитетов достигала 65 %. Целенаправленная работа большевиков по разложению русской армии дала превосходные результаты.

Лаврентий Берия попал в войска тогда, когда работа солдатских комитетов уже шла в полную силу, и юный, но опытный организатор Берия мгновенно выдвигается в первые ряды активистов. Воевать было уже некогда, да и не хотелось – постоянные заседания, собрания и митинги стали обычным делом в действующей армии.

Солдатские комитеты создавались на постоянной основе на уровне роты, полка, дивизии (этот уровень быстро убрали) и армии. Вышестоящим уровнем власти являлся съезд, собираемый по инициативе комитетов. Понятно, что съезды занимались глобальными вопросами, причем политической направленности – положение рабочих, проблемы земли в новой России, о социализме и республике, созыв Учредительного собрания и так далее. Но чем занимались солдатские комитеты на местах? Вопрос сложный и требует большого разговора. Но мы попробуем кратко чертить круг вопросов, с которым столкнулся Берия во время своей недолгой военной службы.

Безусловно, первое, чем занялись комитеты на местах, – борьба за власть против офицеров. В этом вопросе медленно и верно шла передача управления на уровне роты или полка от командира и командования к выборному солдатскому комитету. А раз он брал на себя все функции управления, то, соответственно, вопросы управления частью и организация быта солдат переходили от офицеров, которых совет еще и всячески притеснял, обвиняя в предательстве интересов солдат. Начальников и командиров просто смещали, выражая им свое недоверие, а командование переходило к лояльному комитету офицеров, иногда малоопытному и необстрелянному. Например, с апреля по июнь только на Западном фронте сменилось до 60 полевых командиров и командиров корпусов. Как вы понимаете, воевать в таких условиях становилось просто невозможно, да и некому. Очень точно и образно написал об этой проблеме А. И. Деникин: «…не могу спорить с людьми, думающими, что можно возвести здание – один день ставя сруб, а на другой – растаскивая бревна».

В основной своей массе малообразованная солдатская среда выдвигала в комитеты тех, кто красиво и «правильно» говорил и мог отстаивать их интересы и в общей системе комитетов, и в частных вопросах организации жизни отдельной роты. Поэтому основными членами комитетов становились инженеры, врачи и вольноопределяющиеся, призванные на войну представители образованных групп населения, куда, как мы помним, входил и наш герой.

Не нужно думать, что в солдатском комитете Берия был единственным из большевиков – это не так. И здесь существовала острая фракционная борьба между большевиками, эсерами и меньшевиками. Кроме того, большое число комитетчиков не имели никакой партийной принадлежности и выступали от имени солдат, пусть и с социалистических, но, в то же время, независимых позиций. Партийные фракции собирались отдельно и выносили свое отношение по тому или иному вопросу, поставленному перед комитетом. Затем решение принимал весь комитет, исходя из предложений входящих в него фракций. Проще всего было там, где часть крупных фракций объединялась в блок, доминирующий над комитетом. А ведь на уровне армии число членов комитета могло достигать 100–150 человек.

Лаврентий Берия не успел подняться так высоко и защищал права солдат на низшем уровне, что, однако, не мешало ему участвовать и в полковых съездах в качестве представителя своего комитета.

Солдатские комитеты создавали постоянные комиссии для решения тех или иных вопросов жизни коллектива. Хозяйственная комиссия решала бытовые вопросы, а конфликтно-юридическая занималась урегулированием разногласий между солдатами или офицерами. Деятельность культурно-просветительной комиссии понятна из названия – она планировала работу лекторов и занималась другими вопросами культурного досуга и пропаганды, в основном социалистической.

В таких условиях погибала русская армия в 1917 году, а Лаврентий Берия стал одним из участников этих печальных событий. Однако опыт работы в солдатских комитетах не прошел даром, особенно в деле военного строительства, но уже в Советской России. Когда Сталин или тот же Берия занимались созданием Красной (Советской) армии, опыт политической работы в царских войсках им пригодился – присутствовало четкое понимание, какой армия не должна быть ни при каких обстоятельствах. Весь период существования Советского Союза его армия находилась под постоянным контролем партийных органов и КГБ, а идеологическое промывание мозгов рядовым и офицерам принимало самые изощренные формы, особенно в 1930-е годы. В условиях тоталитарного советского государства никакая армия не могла выступить против существующей власти – бунт оставался уделом одиночек.

С захватом власти большевиками Лаврентию Берии в армии стало нечего делать – бурная политическая жизнь кипела в самой России, любой мог позволить строить себе в новой стране партийную или государственную карьеру. Его возвращение в Баку стал делом времени.

В конце декабря 1917 года Лаврентий вновь увидел родные улицы и площади столицы Азербайджана, где, как мы помним, его ждала работа в секретариате Бакинского совета. Познакомимся и мы с этим выборным органом власти.

Выборы в Бакинский совет прошли в середине декабря 1917 года, и состоял он из 190 депутатов. Места распределились следующим образом: большевики получили 51 место, меньшевики – 11, левым эсерам достались 28 мест, а их собратьям правым эсерам – 21 место. Кроме этого, в Совете заседали 42 дашнака (армяне) и 21 мусаватист (азербайджанцы). Председателем Исполкома депутаты избрали профессионального революционера и большевика Прокофия Апрасионовича Джапаридзе (партийная кличка Алеша), сына кутаисского помещика. Когда к Баку подойдет азербайджанская армия, Алеша сбежит из города, но будет пойман рабочим комитетом и расстрелян в числе таких же, как он, бакинских комиссаров.


П. А. Джапаридзе


Можно предположить, что эсеры в коалиции с национальными партиями составляли в Бакинском совете большинство. Но в итоге расклад сил оказался следующим: левые эсеры блокировались с большевиками, которых частенько поддерживали националисты. Например, большевикам удалось сместить руководство комиссариата труда, состоявшее из эсеров, и включить туда своих депутатов. Контроль за этим комиссариатом был весьма важен с точки зрения влияния на рабочих нефтедобывающей отрасли. После национализации банков в России то же проделал и Бакинский совет, захватив крупнейший в регионе филиал Волжско-Камского торгового банка. Исполнительный Продовольственный комитет при Совете занимался решением проблем с продовольствием, которого в городе катастрофически не хватало. Бакинский совет постепенно оттеснил городскую думу от участия в управлении городом. Не нужно забывать и то, что при Совете существовали вооруженные отряды – хоть и небольшая, но армия, и она делала этот орган власти значительным в глазах местного населения.


Красная армия в 1920 г.


Высокий процент большевиков и дашнаков в Совете связан с тем, что русские и армяне в те годы составляли большинство населения Баку. Но мусульманская демократическая партия «Мусават» («Равенство») прочно держала первое место в сельской местности и провинциальных городах. И это вполне закономерно, так как мусульманская партия выступала на понятных для малограмотной крестьянской среды религиозных позициях. Партия «Мусават» появилась в 1911 году, и ее целью являлось строительство «Большой Турции», включавшей в себя, соответственно, и Азербайджан. Руководство партии принадлежало к высшим слоям азербайджанского общества, и помимо представителей предпринимателей и землевладельцев там присутствовали и местная интеллигенция, и активные селяне – выдвиженцы из крестьянской среды. Поначалу мусаватисты вполне хорошо уживались и с большевиками, и с эсерами, и даже с армянами-дашнаками – работа Бакинского Совета тому подтверждение. Но чем дальше, тем больше появлялось разногласий, причем с разными группами и по разным вопросам. Так, засилья армян в столице Азербайджана мусаватисты долго терпеть не могли – события, о которых пойдет речь далее, стали тому подтверждением. С большевиками усиливались разногласия, в частности о будущей государственности Азербайджана. Все это должно было взорвать ситуацию… и она взорвалась.

Именно здесь, в Совете, Лаврентий Берия нашел применение своим организационным талантам. В Секретариате сосредоточилось все управление делами города.

В апреле 1920 года Лаврентия назначили уполномоченным от регистрационного отдела при Революционном военном совете (РВС) 11-й армии. Революционные военные советы появились в Красной армии в сентябре 1918 года и являлись высшими органами управления военными подразделениями, проводящими политику ВКП(б) через центральный, находящийся в Москве Революционный Военный Совет Республики (РВСР) и далее через Реввоенсоветы в штабах, армиях и фронтах. Поименный состав Реввоенсовета Республики утверждал Совнарком, и первым председателем РВСР назначили пламенного революционера Льва Давидовича Троцкого, занимавшего этот пост до января 1925 года. РВСы на местах руководили управлением соединений, в их подчинении находились революционные военные трибуналы, политотделы, тыловые службы, контрразведка, медико-санитарные части, и частично на них возлагалось управление территориями, примыкавшими к местам боевых столкновений с противником – функционально этим занимались Ревкомы. Систему и структуры РВС власти окончательно упразднили в 1934 году как дублирующие существовавшие воинские институты.


Л. Д. Троцкий


Регистрационный отдел, или, как его называл сам Берия, занимался военной разведкой, и для морегистротдлодого Лаврентия это стало вторым опытом службы на шпионском поприще. Годом ранее он несколько месяцев находился в качестве московского резидента в мусавистской контрразведке, и об этом мы поговорим отдельно.

На новой службе Лаврентий подчинялся командиру 11-й армии и решал вопросы, более связанные с военными проблемами и противодействием шпионажу противника. Работу Берии в отделе подтверждает и резидент Кавказского фронта Нечаев, давая показания на следствии (протокол допроса Л. П. Берия № 9 от 16 июля 1953 г.): «Хочу еще сказать, что в то время органы разведупра не рекомендовали своим работникам связываться с подпольными партийными организациями, и уж во всяком случае подобная связь не могла быть поручена такому второстепенному разведработнику, каким был сотрудник регистротда XI армии Л. П. Берия». Здесь Нечаев намеренно старается принизить должность Берии, хотя в этом нет особенного смысла – тот был не «второстепенным», а начинающим контрразведчиком.

По словам Берии (см. его автобиографию – приложение № 3), его направляют на нелегальную работу в Грузию, где он встречается с Амаяком Макаровичем Назаретяном, занимавшим пост секретаря Кавказского бюро ЦК РКП(б). Кавбюро являлось официальным представителем ЦК в Кавказском регионе и начало работу здесь с апреля 1920 года. Председателем бюро назначили Г. К. Орджоникидзе, его заместителем стал С. М. Киров. Встречался Берия с Назаретяном или нет, независимых доказательств этому не существует, как и непонятно, что он конкретно делал по приезде в Грузию. В Тифлисе (ныне – Тбилиси) Лаврентия Павловича арестовывают, но затем выпускают с условием покинуть территорию республики в течение трех дней. По словам Берии, он получил свободу «согласно переговорам Г. Стуруа с Ноем Жордания». Последний занимал в это время пост председателя Правительства Грузинской Демократической Республики. К слову сказать, Нино Гегечкори, племянница Н. Жордании, вскоре вышла замуж за Л. П. Берию. Первый арест косвенно подтверждает и двоюродный брат нашего героя Герасим Берия. Это он приехал в тифлисскую тюрьму вызволять Лаврентия, сидевшего под своей настоящей фамилией, после чего с обыском пришли и к самому Герасиму.


Н. Джордания


С. М. Киров и С. Орджоникидзе. Фото 1920-х гг.


Наш герой и не помышляет уезжать из Грузии – возможно, центр поручает ему остаться, пристраивая его в официальное Представительство РСФСР в Тифлисе. Не сам же Берия состряпал документы на новое имя – очевидно, получил из Центра. Так или иначе, второй раз его, уже как Лакербая, арестовывают в мае 1920 года.

Задерживал молодого сотрудника регистротда 11-й армии начальник особого отряда Министерства внутренних дел Грузии Меки Кедия, позже рассказавший, что Берия всех выдал, плакал и просил о пощаде. Слова Кедия могут быть правдой, а могут и вымыслом. Например, для того, чтобы дискредитировать шпиона (Берию) в глазах начальства и сослуживцев. «С какой целью?» – спросите вы. Для устранения самого шпиона. Да и рассказывал Кедия свои истории уже в эмиграции, когда Берия взошел на вершину власти, причем продолжения этому не последовало, что косвенно свидетельствует о надуманности истории с предательством.


А. М. Назаретян


Время нахождения Лаврентия Берии в Грузии в качестве секретного агента окутано тайной, что понятно и естественно. Но многие историки пытаются уличить Берию во лжи относительно этого периода. Дескать, не мог Берия встречаться с Назаретяном, неправильно написал в автобиографии его должность и так далее. Как-то мелко и неубедительно. В качестве доказательств приводят слова все того же Нечаева, в искренности которых мы уже могли усомниться: «Связь с Закавказским краевым комитетом была, насколько мне известно, поручена только мне как резиденту (окружному) регистротда Кав. фронта. При моих встречах тогда с И. Цхакая, Назаретяном, Туманяном я не слышал от них, чтобы кто-либо из других разведработников был с ними связан, хотя они знали, что я – представитель фронта». Но эта цитата лишь подтверждает, что указанные деятели хорошо делали свою работу и не болтали лишнего. Да и зачем разведчикам рассказывать в тесном кругу «друзей» о всех резидентах и шпионах? Это уже, извините, не разведка, а базар. Понятно, что Нечаев выставляет себя центральной фигурой шпионской сети РВС, но всякому видно, что одним этим товарищем дело не ограничивалось. Нужно помнить при этом, что свой регистротд имелся при 11-й армии и свой – при Кавказском фронте, а их работа явно переплеталась в условиях управленческой чехарды Гражданской войны.

А. М. Назаретян в автобиографии Берии назван представителем «краевого комитета», что действительно неверно относительно занимаемой им должности в этот момент, но верно по смыслу его работы. Здесь мне придется повториться: Кавказское бюро ЦК РКП(б), где Назаретян служил секретарем, являлось официальным представителем ЦК в Кавказском регионе, то есть в крае. Следовательно, круг вопросов, входящих в компетенцию Назаретяна, касался всего Кавказа. К тому же сравнительно недавно он являлся членом Кавказского краевого комитета и, возможно, им оставался еще некоторое время уже на новой должности.

Относительно нахождения Лаврентия Берии в тюрьме сохранилась характеристика комиссии ЦК КП Грузии, касавшаяся его поведения: он отказался тогда голодать вместе с остальными коммунистами. Следовательно, в заключении он был и сидел в кутаисской тюрьме вместе с группой грузинских товарищей, которых он называет не совсем корректно: «Центральным Комитетом Грузии». При первом аресте Берия не скрывал своей настоящей фамилии, но во второй раз он назвался, как мы помним, Лакербаем.

Пока Лаврентий Берия занимался шпионажем, вокруг самой Грузинской Демократической республикой сгущались тучи – советизация путем военного вторжения Красной армии становились делом времени. Собственно вся агентурная сеть, участником которой выступал и Лаврентий Берия, занималась одним – готовила маленькую войну.

В мае 1920 года в Москве представитель Грузии член Учредительного собрания Григорий Илларионович Уратадзе и представитель РСФСР заместитель наркома по иностранным делам Лев Михайлович Карахан подписали договор о признании независимости этой кавказской республики.

«Статья I

Исходя из провозглашенного Российской Социалистической Федеративной Советской Республикой права всех народов на самоопределение вплоть до полного отделения от государства, в состав которого они входят, Россия безоговорочно признает независимость и самостоятельность Грузинского Государства и отказывается добровольно от всяких суверенных прав, кои принадлежали России в отношении к грузинскому народу и земле.

Статья II

Исходя из провозглашенных в предшествующей статье I настоящего договора принципов, Россия обязуется отказаться от всякого рода вмешательства во внутренние дела Грузии».

Впрочем, для советских вождей этот договор, как и многие другие подобные соглашения, ничего не значили. Но у советских агентов появлялась возможность начать здесь легальную работу. В Тифлисе в конце мая открылось Советское постпредство, руководителем которого назначили Кирова, ярого сторонника советизации Грузии. Сергей Миронович приступил к своим обязанностям в начале июня. Тут Берия и пригодился, оказавшись, как мы уже знаем, в Представительстве под именем Лакербая. Напомню, что в мае Берию арестовывают второй раз, когда он курсирует с документами и донесениями между Тифлисом и Баку. Возможно, Министерство внутренних дел Грузинской республики получило донесение о нем, и это дало возможность задержать работника Постпредства, обвинив его в шпионской деятельности. Не забудем, что события апреля – июля 1920 года мы воспроизводим, ссылаясь на автобиографию Лаврентия Павловича, поэтому многие детали его приключений в Грузии невозможно подтвердить или опровергнуть документально.

Сидя в кутаисской тюрьме, Берия не участвовал в коллективной голодовке, возможно, имея на то указания своего непосредственного начальства, и после четырех с половиной дней его с другими заключенными выслали в Азербайджан. На этом работа в Грузии пока закончилась.


Кутаисская тюрьма


Берия вновь в Баку и в очередной раз возвращается к партийной работе – его назначают управляющим делами ЦК Азербайджанской Коммунистической партии. Эта секретарская по сути работа оказалась для Берии весьма кстати, так как давала возможность контролировать все, что происходило в АКП(б). И собирать ценную информацию о тех или иных партийных функционерах. С другой стороны, организаторские способности Лаврентия Павловича пришлись весьма вовремя, так как многое в республике приходилось создавать с нуля. Заметьте, вряд ли рядового агента спецслужбы по возвращении домой назначили бы на столь высокий пост. Можно предположить, что в Москве высоко оценили работу Лаврентия в разведке и контрразведке, назначив его управлять и надзирать за ЦК Компартии Азербайджана. Я думаю, к этому времени относится и первый интерес центра к самому Берии, к его способностям и возможностям. В качестве дополнительной партийной нагрузки он работает секретарем Комиссии по экспроприации буржуазии и улучшению быта рабочих, через которую проходят не столько материальные ценности, сколько социальные блага, более дефицитные в условиях того времени. А это делает Берию важным сановником в зарождающейся советской системе распределения благ среди партийного и государственного аппарата.

Возвращаясь ко времени грузинских приключений Лакербая, целесообразно, по моему мнению, подробнее остановиться на важном аспекте личной жизни нашего героя. Соседом Лаврентия по камере в Кутаиси называют некого Алексея Александровича Гегечкори по кличке Саша. Все в Грузии знали его как фанатичного революционера, большевика и террориста. Встреча в тюрьме Лакербая и Саши произошла по воле случая, но имела она для Берии неожиданные последствия. В один из дней совсем юная девушка принесла Саше передачу. Из разговора выяснилось, что это Сашина племянница, дочь старшего брата Теймураза Александровича. Разница в возрасте между братьями составляла тридцать три года, а Теймураза уже два года как не было в живых. Его дочери, которую звали Нино, к тому времени исполнилось пятнадцать лет, и жила она с мамой – Дарьей (Дарико) Виссарионовной Гегечкори (в девичестве – Чиковани) на квартире младшего брата Алексея.


А. А. Гегечкори


Серго Берия пишет в своих мемуарах: «Мама моя, Нина Теймуразовна, моложе отца на шесть лет – она родилась в 1905 году. Отец ее – Теймураз Гегечкори, выходец из дворянского рода. Мать, моя бабушка Дарико Чиковани, Дарья, княжеского происхождения. И у нее, и у деда это был второй брак. У Теймураза Гегечкори в один день скончались от тифа жена и два сына, у бабушки Дарико после гибели первого мужа остались трое детей. Дед долго не женился после смерти первой жены, с Дарико у него был единственный ребенок – моя мать».


Н. Берия


Нино окончила гимназию и была девушкой не только образованной, но и живо интересующейся политикой. После гибели отца в 1918 году она переехала на жительство в дом своего дяди. Второй раз Лаврентий и Нино встретились на квартире Гегечкори в 1921 году, и Берия стал часто бывать здесь, они разговаривали, спорили… После некоторого перерыва молодые люди случайно, а может быть, и нет, встретились на улице: Нино шла в гимназию, ее догнал Лаврентий. «Нам обязательно нужно поговорить», – сказал Берия, и они договорились встретиться позднее в городском парке Недзаладеви. И они встретились. Сели на скамейку. Лаврентий был в черном пальто и студенческой фуражке. Говорить начал он, и Нино услышала о том, что она давно нравится молодому человеку, он ее любит и просит выйти за него замуж. Недолго думая, Нино согласилась, хотя в то время особых чувств к своему жениху она не испытывала – просто решила, что в своей семье жить лучше, чем у родственников. Невесте еще не исполнилось и семнадцати лет, жениху тогда было двадцать два года. Энергичная девушка, оставив записку матери, сбежала с молодым большевиком. Так Нино Гегечкори стала Ниной Берия.

Впоследствии Нина Теймуразовна продолжила образование, окончила сельскохозяйственный институт, затем – аспирантуру, успешно защитила кандидатскую диссертацию и занялась наукой. В Москве она работала в Сельскохозяйственной академии имени К. А. Тимирязева.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Маршал Берия. Штрихи к биографии (А. Ю. Гусаров, 2015) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я