Цивилизации
Геннадий Васильевич Иевлев, 1999

Эта книга является продолжением книги «Серая мгла». Ов Бор, мотаясь по галактике, усиленно ищет свою пропавшую возлюбленную. Бывший констант, Озл, удерживающий Елену у себя, не оставил своих мыслей о властелине мира. Ему удается проникнуть в загадочную оболочку, где он встречается с еще одной цивилизацией галактики и с ее помощью делает попытку покорить своих создателей – вестов, но у него на пути встают земляне. В свою очередь отношения между землянами и вестами неожиданно ухудшаются и цивилизации начинают отдаляться друг от друга, ставя героев перед мучительным выбором дальнейшего пути своей жизни.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Цивилизации предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

В каждом атоме Вселенной,

От звезды и до звезды,

Видны жизни вдохновенной

Вездесущие следы…

(Н. А. Морозов)

Глава первая

Огненные змейки

1

Небольшой космический кораблик, творение разума, крохотной пылинкой плыл в безбрежных просторах пространства мироздания. Пылинка. Как относительны размеры мироздания, как выглядит пылинка, если посмотреть на нее через различные стекла вселенной. Каким крохотным выглядит тридцатиметровое создание рук человеческих среди клокочущего мира звезд и каким неизмеримо большим кажется оно рядом с теми фотонами, которые, те же самые звезды посылают навстречу ему.

Как далеко заходят размеры мироздания? Десять в минус какой степени должно быть, чтобы затем наступил ноль в начале отсчета размера мироздания и какие слова должны соответствовать размерам вселенной, когда можно будет сказать, это граница мироздания?

А как должна выглядеть эта граница? Твердь — обладающая сверх свойствами, для которой любые деяния ни что иное, как простое сотрясение воздуха произнесенным словом, или абсолютная пустота, в которую каким бы прибором ни заглянул, все равно бы ничего не увидел.

А может быть мы всего-навсего жители одного из фридмонов, которые словно матрешки погружены друг в друга до бесконечности и границы мироздания вообще не существует и любая пылинка космоса сама содержит в себе десятки и сотни островков жизни, подобных земной цивилизации?

Что в конце концов несет в себе пылинка космоса? Какая информация спрятана в ней? Какие события отразились на ее поверхности и кто является творцом этих событий и владельцем несимой ею информации?

Кто оставил крохотный, почти беззащитный кораблик-пылинку, в безбрежном океане пространства и с какой целью заставил скитаться по его просторам?

Исхудавший человек, каждый день, на несколько секунд, включал экран интера и внимательно всматривался в расположение звезд и вслушивался в океан звуков, пытаясь среди желтых точек звезд, шума и треска космоса, найти тот единственный, понятный и долгожданный звук, либо заметить крохотную точку, цвета отличного от цвета горящих звезд, которые бы заставили затрепетать его сердце, всколыхнули бы его душу, ослепительным светом озарили бы его разум.

Но явно не благосклонен был к нему космос. Не хотел он приносить к решеткам его интера ожидаемых звуков, не заставлял, созданный человеческим умом прибор, высветить, среди своих мириадов светлячков-звезд еще одну, подобную его кораблику, рукотворную пылинку.

Бросив беглый взгляд на цифры курса и скорости, он вновь отключал экран и поднимал глаза к статитовому фонарю, вглядываясь в звезды, надеясь увидеть, то, что может быть не смог рассмотреть прибор своими острыми электронными глазами.

За годы своего странствия к родной гавани, он научился быть очень экономным: глубоко и редко дышать, делать один глоток воды в день, съедать несколько десятков грамм пищи и обходиться практически без энергии, если энергия и была кому нужна, так это его кораблю, чтобы поддерживать минимум деятельности в его электронных связях.

Основным его занятием стало лежание на спине на полу кабины пилотов и всматривание в звезды через прозрачный статитовый фонарь. Ему необычайно везло только в одном; еще ни разу, ни какой космический камень, не пытался проверить прочность его кораблика.

Сам же он, за эти годы, так узнал свою обитель, что научился обходиться без света вообще. Человек уже наизусть знал, где и какая вещь лежит, куда и какой прибор вмонтирован и что нужно нажать, чтобы привести его в действие. Его глаза так привыкли к темноте, что однажды, выронив из рук свой дневной рацион еды, он включил освещение, не найдя его в темноте на полу, но вспыхнувший бледным светом плафон ослепил его, словно вспыхнувшая перед его глазами новая звезда. Он упал лицом вниз и долго пролежал так, в беспамятстве. Придя в себя, человек нащупал выключатель и отключил плафон. Пройдя затем в кабину пилотов, он не увидел звезд.

Ослеп? Страх охватил его тело. Он начал шарить по пульту управления, нажимая подряд все клавиши. Океан звуков и шумов ворвался в его уши, заполнил мозг, но ни одному фотону не удалось выбить из сетчаток глаз электрического импульса, который бы встрепенул его мозг. Слезы отчаяния потекли по его лицу.

Я теряю влагу, пронеслось в его голове. Я погибну!

А нужна ли мне теперь жизнь? Неожиданная мысль заслонила собой все остальные мысли, она выросла до неимоверных размеров, она закрыла собой дальнейший жизненный путь. Он пошатнулся и потерял сознание.

Нудный комариный писк заставил Марка поморщиться. Он приоткрыл глаза и чуть-чуть оторвал голову от пола. Тусклый свет едва рассеивал мрак кабины управления, но это не был свет звезд. Он медленно повернул голову, едва светившиеся плафоны, сумеречными лучами освещали кабину. Марк поднял голову выше и уткнулся лицом в пульт управления. Среди сотен желтоватых светлячков звезд на экране интера виднелась маленькая капелька крови.

Я вижу! Бурный всплеск энергии охватил его тело. Он оттолкнулся руками от пола и, подпрыгнув словно мячик, оказался на ногах.

Я вижу!!! Он расставил руки в стороны и хотел закружиться от радости, но его ноги заплелись и Марк вновь растянулся на полу. Сердце его колотилось так, словно хотело выпрыгнуть из груди и само пуститься в пляс.

Встав на колени, он подполз к экрану интера и начал усиленно тереть пальцем по тому месту, где виднелась крохотная капелька крови.

Откуда она появилась? Пытался сообразить он. Наверное когда падал в беспамятстве, поранился. Пятно не оттиралось. Он огляделся по сторонам, других пятен нигде не было видно. Его палец замер.

— Странно!? — Негромко произнес он.

Неожиданный звук “пи-и-и”, сверлом ввернулся в мозг, заполнил его уши. Марк на несколько секунд остолбенел. Затем, рывком вскочив на ноги и подняв сжатые в кулаки руки к фонарю, затряс ими.

— Свершилось!!!

Опустив руки, он шумно и радостно вздохнул полной грудью. Дыхание его заклинило, он почувствовал резкую боль в животе, язык был словно наждачная бумага.

Надо поесть и выпить немного воды, подумал он и бросил взгляд на цифры расстояния до точки.

— Еще далеко. — Наконец выдохнул он.

Марк пошел в жилой отсек и, налив себе целых сто грамм тоника, выпил. Живительная влага бурным потоком растеклась по его жилам, ему стало легче. Он подошел к хранилищу продуктов и, достав из него одну пластиковую упаковочку, сунул ее в лч-печь и замер в ожидании. Через минуту замигал зеленый индикатор, обед был готов. Он достал из печи уже пластиковую кастрюльку и, оторвав от нее крышку, задохнулся вырвавшимся из нее ароматом — на этот раз котлета, запеченная в тесте, целых семьдесят грамм. Поднеся еду к носу, он вдохнул в себя ее аромат. Это было непередаваемое ощущение.

Марк начал есть. Это было чудо. Он подносил булочку с котлетой ко рту и струящийся от них пар входил в его нос и нежно щекотал его оболочку. Затем он открывал рот и аккуратно, почти губами, откусывал кусочек. Наступало блаженство. Еда таяла, растекаясь по его языку и незаметно соскальзывала во внутрь живота. Марк замирал, это был экстаз.

Он ел очень медленно, но все же размеры котлеты и булочки уменьшались быстрее его воли. Поднеся очередной раз их ко рту, он неожиданно замер, не открывая рта. Положив еду назад в кастрюльку, он поставил ее на столик и, повернувшись, быстро пошел в кабину управления капсулой. Подбежав к экрану интера, он замер, словно статуя.

До него начал доходить смысл произошедшего: точка была красного цвета и звук писка был комариный, нудный, сверлящий мозг. Это был чужой.

Марк сел в кресло, поставил локоть на пульт, положил голову на руку, глубоко и надолго задумался. Путанный веер мыслей бешено носился в его голове, не задерживаясь ни в одном ее уголке. Наконец он провел рукой по лицу и выпрямился, тяжело вздохнув.

Надо точно определиться, решил он, а затем уж и принимать окончательное решение.

Пальцы Марка забегали по клавишам управления интера. По его экрану рядами побежали цифры, он начал всматриваться в них, затем посмотрел на хронометр над интером.

— Долго же я провалялся на полу. — Громко проговорил он, потирая лоб. — Странно, он или не видит меня или боится?

Предмет явно искусственного происхождения. Его нет в памяти интера, иначе бы он стал бы очередным желтым пятнышком звезды или астероида.

Может быть это очередной неизвестный астероид, кольнуло его сердце? Вновь ведут наблюдение. Нет, он улыбнулся и отрицательно покачал головой. Если интер моего кораблика его зафиксировал уже как день, то они должны меня видеть уж не меньше месяца и наверняка бы уже попытались разобраться со мной. Это не они, он отмахнулся легким движением руки. Да и курс точки не пересекается с моим.

Он квадратиком обозначил точку и нажал на одну из клавиш. Весь экран заняла область пространства вокруг красной точки. Тонкая белая линия указывала ее пространственный путь.

Она уже прошла точку нашей встречи и уходит дальше, Марк провел рукой по волосам.

Что это такое? Корабль другой цивилизации или может быть “Летучий голландец” космоса?

Он остановил бег цифр и задал вычислителю новую задачу.

— Та-ак-к. — Через минуту протянул он. — Его скорость постоянна, хотя и соизмерима с моей, но если я чуть-чуть прибавлю, то через пару месяцев пожалуй и догоню его. Но придется поменять курс.

Он поднял руку над пультом и замер.

— Черт. — Марк почесал затылок.

Это ведь отбросит меня от Земли минимум на полгода. Он снова поставил локоть на пульт, положил голову на руку и закрыл глаза.

Мыслей в голове не было. Только два слова — да, нет; нет, да.

Что выбрать? Он уже шесть лет в пути к Земле. Еще двести лет пути. Когда останется лет семьдесят, его наверняка подберут. Но хватит ли его на оставшиеся сто тридцать лет? Марк зашатался всем телом.

Нет! Ответ отрицательный. Либо он сойдет с ума, либо умрет. Скорее всего первое будет предшествовать второму. Запасы начнут подходить к концу, придется реже дышать, реже пить, есть. Нет, этот год не решит его судьбы, годом меньше, годом больше. Марк передернул плечами. Будь что будет. Он рубанул ребром ладони воздух.

— Догоняю!

Его пальцы вновь забегали по клавиатуре. Вспышка выброшенных генератором частиц, озарила кабину пилотов. Ускорение немного вжало его в кресло. Описав дугу в пространстве, его кораблик бросился на перехват того, что таила в себе красная точка.

Теперь Марк уже не вел себя как прежде. Он значительно увеличил свой рацион питания, увеличил подачу кислорода из танкера, хотя и очень бледно, но все же осветил места своего частого пребывания на корабле и перестал отключать экран интера, подолгу просиживая теперь перед ним, со все возрастающей тревогой наблюдая за медленно растущей точкой.

Часто он вскакивал и быстро носился по кораблику, пытаясь разогнать застоявшуюся кровь в своих жилах, усиленно размахивая руками и высоко вскидывая ноги. То вдруг становился в стойку борца и медленно водя плечами, пытался бороться с представляемым противником. Щеки его начали розоветь, кожа начала становиться более упругой и из еще недавней тени, он постепенно превращался в нормального человека.

Поначалу быстро побежавшее время, вскоре начало замедляться, по мере приближения к объекту. Через некоторое время он лег почти на параллельный с ним курс и теперь, чтобы его догнать ему приходилось все чаще и чаще пользоваться импульсом ускорения.

Скорость объекта была около восемнадцати тысяч километров, почти равна максимальной скорости его кораблика. Чтобы догнать его, ему нужно было либо держать все время двигатель включенным и быстро догнать объект, но тогда его запас топлива быстро иссяк бы и дальнейшее его положение могло резко осложниться, либо толкать капсулу вперед импульсами, оттягивая время встречи. Он выбрал второй вариант. Короткий импульс генератора, капсула достигает максимальной скорости и тишина. Скорость медленно падает. Вот скорости объектов выровнялись, новый импульс, который часто заставал его на ногах и если не было рядом опоры, то приходилось падать и скользить по полу.

По началу это его сильно раздражало, но через некоторое время это стало его игрой. Он засекал время и пытался угадать следующий импульс, оказываясь к этому моменту в кресле, либо около какой-то опоры. Когда это ему удавалось, то он высоко вскидывал руки и радостно потрясал ими, когда нет, то горестно вздыхал, скользя на спине или животе по полу.

Наконец краснота точки начала бледнеть и стала приобретать едва заметные очертания сплющенного предмета. Вскоре стало ясно, что это космический корабль и по всей видимости либо вообще без экипажа, либо его экипаж мертв.

Чей, не переставая гадал Марк, тоор или землян?

Уже можно было увидеть, что корабль хотя и не быстро, но все же беспорядочно вращался. Что-то было в нем такое, что не давало ему возможности идентифицировать корабль. Его голова от постоянных гаданий, начала покалывать и плохо соображать.

— Фу ты напасть. — Произнес он в изнеможении. — Срочно надо отдохнуть. До него еще, как минимум, сутки. Надо пару часов поспать или я совсем свихнусь.

Он прошел к кровати, упал в нее лицом вниз, сладко потянулся и провалился в глубокую черную яму…

Марк перевернулся на бок и открыл глаза. Его тело слегка заваливалось на один бок. Чтобы не скатиться с кровати, он уцепился за ее край и подождав несколько секунд, соскочил на пол. Суставы противно ныли. Он с болью в них потянулся, тряхнул головой и провел рукой по лицу.

Умыться бы, мелькнула у него мысль. Такую роскошь он позволял себе раз в месяц, когда делал попытку привести свое лицо в порядок, борясь с выросшей щетиной. Иногда ему это вполне удавалось, но зачастую, изрядно помучившись, он махал рукой и оставлял это занятие до следующего раза, только лишь смачивая полотенце и обтирая им тело. Какое это было блаженство.

Умоюсь, все же решил он и потрогал лицо. Щетина была вроде бы не большая, он только три дня назад, как сносно побрился. Все таки сейчас свежий взгляд и ясный ум требуются в большей мере, чем прежде. Он намочил салфетку и провел ею по лицу и глазам несколько раз. По телу прошла легкая дрожь, вода преображала.

Покончив с туалетом, он замурлыкал первую вспомнившуюся ему мелодию и зашагал в кабину управления. Открыв в нее дверь, он остолбенел, весь фонарь занимала серая громада корабля, которая медленно кружилась над его головой.

— Мама родная! — Вырвалось из его рта и он бросился к пульту управления.

Что произошло? Лихорадочно пытался сообразить он. Неужели я столько проспал? Да нет, пожал он плечами, быстро пробежав глазами по цифрам на экране интера. Где-то я ошибся в расчетах? Марк покачал головой и положил руку на панель управления. Капсула начала торможение и стала медленно отставать от корабля. Он, не мигая смотрел через фонарь на громадный корабль. Наконец, удалившись от него на расстояние, когда взгляд охватывал уже весь корабль, он выровнял скорость и путь капсулы относительно медленно вращающегося корабля и включил носовые прожекторы. Двигатели корабля медленно уходили назад, он поворачивался боком, появилась первая буква.

Что же это за знак начал гадать Марк, приподняв брови, что-то непонятное? Появилась вторая буква, третья и вот все слово. Причудливая вязь букв простиралась на весь бок корабля.

— Липтика, клиптика. Что за чушь? Что это за первая буква? — Марк потер лоб. — Вроде бы знакомая? — Он поднял плечи вверх, пристально вглядываясь в слово. — "Эклиптика". — Неожиданно всплыло в его сознании.

Он облегченно выдохнул.

— Наш!

Бок корабля начал уходить от его взгляда, показался нос. Марк весь подался вперед, глаза начали расширяться, брови полезли вверх и казалось вот-вот достанут до волос.

Носа, как такового, у корабля не было. Передняя часть его была отрезана, будто громадной бритвой. Шов реза был идеально чистым и гладким, ни единой шероховатости, хотя верхняя часть шва выглядела немного рыжеватой, словно покрылась ржавыми пятнами.

Марк послал капсулу вперед и, приблизив ее вплотную к срезу, стал рассматривать корабль, вращаясь вместе с ним. Увиденное повергло его в шок.

Разрез прошел, по-видимому, через зал управления и более того, через кресла экипажа. На самом краю среза стояли четыре остатка от кресел, к которым были прижаты четыре окровавленных человеческих останка. Темные пятна ржавчины, на полу, несколько его удивившие ранее, оказались кровавыми потеками. И опять же люди были разрезаны словно идеальной бритвой. За остатками кресел была видна раскрытая дверь, ведущая во внутрь корабля.

Марк отвел капсулу от корабля на расстояние, позволяющее ему не участвовать в его вращении и пустил ее параллельно кораблю. Затем включил авторежим и откинувшись в кресле, задумался, медленно водя лицом по ладоням.

Что за трагедия здесь произошла? Каким инструментом так идеально разрезали тридцатиметровую толщу корабля и что тогда представляет из себя носитель этого инструмента? А что это за корабль — "Эклиптика"?

Он опустил руки на клавиши и начал вводить команду поиска компьютеру.

— Ищи дорогой. — Наконец произнес он и, подняв голову, устремил взгляд на вращающийся рядом с капсулой корабль.

Через несколько мгновений раздался писк и, опустив взгляд на экран интера, Марк увидел на нем три строчки. Он шумно вздохнул через нос.

— Ого. Даже три. — Он был немного удивлен.

Указатель стоял на первой строчке. Марк ткнул пальцем в одну из клавиш, на экране появилось изображение корабля и его описание.

— Не пойдет. — Замотал головой он, вчитавшись в первые строчки. — Слишком стар. Без малого тысяча лет, да и вид явно не тот.

Он установил стрелку на следующую строчку.

— Уже ближе. — Покачал он головой из стороны в сторону. — Сто лет, четверо в экипаже. Весьма похож.

— Третий. — Марк вызвал описание последнего корабля. — Тридцать два года, девять человек экипажа и тоже похож.

Он почесал затылок. Какой же из двух? Может быть есть их внутренне строение. Марк навел указатель на корабль с третьей строчки и вызвал его внутренне строение.

— Какой шедевр. — Протянул он появившемуся изображению. — Тут за день не разберешься. Хм-м. — Его брови поднялись вверх. — А где у него зал управления?

Он набрал слова на клавиатуре. Указатель замигал в середине корабля.

— Нет. — Марк отрицательно замотал головой, не он.

Он перешел к описанию второго корабля и нашел в нем зал управления, он находился в передней части корабля. Марк зашатался всем телом взад-вперед, это был он.

Он включил описание корабля и стал слушать.

Компьютер поведал ему, что корабль был построен более сотни лет назад, как разведчик дальнего космоса, с экипажем из четырех человек и со скоростью равной сто девяносто процентов световой. Его первой экспедицией был поход в созвездие Скорпиона, продолжительностью в тридцать пять лет. Во второй раз он отправился в созвездие Лебедя, собственно туда, куда шел и Хроно, откуда должен был вернуться через шестьдесят лет.

— Н-да. — Марк провел рукой по лицу. — Жди меня и я вернусь.

Он поднялся с кресла и начал мерить шагами маленькую кабину своей капсулы, втянув голову в плечи, чтобы не цепляться за фонарь. Четыре шага вперед, поворот, четыре шага назад. Прошло несколько минут. Наконец он остановился.

— Буду причаливать. — Громко произнес он. — Осмотрю корабль. Дальше будет видно.

Он махнул рукой и вернулся в кресло пилота. Капсула стала приближаться к отрезанному носу. Установив фонарь капсулы на уровне пола зала управления"Эклиптики", Марк включил магнитные присоски, капсула с легким толчком прилипла к кораблю.

Он прошел в техзал и надел сназитовый скафандр. Вернувшись в кабину, Марк загерметизировал дверь и включил отсос воздуха, не хотелось терять ни грамма, тем более, что найденный корабль выглядел разгерметизированным и была ли на нем дыхательная смесь, можно было только лишь гадать.

Через несколько минут на пульте вспыхнул красный индикатор,"Давление сброшено". Марк нажал еще пару клавиш, фонарь откинулся. Поднявшись из кресла и включив магнитные присоски подошв, он осторожно переступил через борт капсулы.

Встав обеими ногами на край среза и держась рукой за борт капсулы, он сделал несколько резких толчков. Корабль не шелохнулся, значит его дальнейшая целостность не нарушена. Марк разжал руку и сделал несколько шагов в направлении открытой двери.

Взявшись за ее косяк, он осторожно заглянул вовнутрь. Темно. Он включил фонарь на шлеме и начал осторожно продвигаться по коридору, утыканному большим количеством закрытых дверей. Неожиданно коридор оборвался и он оказался в громадном и пустом зале. Постоянно вертя головой, Марк пошел по его периметру. Со стен смотрели многочисленные приборы и аппараты, в зажимах и защелках висели всевозможные провода и шланги, на полу просматривались едва заметные контуры люков различной величины, которые все были закрыты.

Он неопределенно покачал головой. Либо экипаж был очень аккуратным и неукоснительно выполнял все правила космоплавания, либо что-то или кто-то их так насторожил, что они задраили все двери, кроме двух, в противоположных концах коридора.

Марк прищурился. А что это за тусклая желтая кнопка, вделана прямо в пол?

Он подошел вплотную к пластинке, наступил на нее ногой и прислушался. Абсолютная тишина. Он скорчил гримасу и убрал с нее ногу.

Странно. Марк уставился на пластинку, она немного сместилась.

Он наклонился и провел по ней пальцем. Очищенная от легкого пыльного налета полоса, блеснула золотом. Он хотел подковырнуть ее край, но она неожиданно легко заскользила по полу.

Догадка морозом пробежала по его телу. Это же может быть носителем записей корабельного журнала.

Он осторожно поднял пластинку и аккуратно протер ее руками. Под слоем защитного покрытия блестел золотой носитель информации.

Как она оказалась здесь? Марк осторожно вертел ее в руках, бережно оттирая крохотные пылинки. Может быть ее выбросило из записывающего устройства при аварии? Как же ее посмотреть? Сейчас такие носители уже не применяются и в капсуле такого нет. Сунув пластинку в нагрудный карман, он еще раз обошел зал и направился в свой кораблик.

Загерметизировав капсулу, Марк воссоздал давление воздуха и снял скафандр. Затем он отвел капсулу в сторону и пустил ее параллельным кораблю курсом.

Что предпринять? Потирая лоб, он уселся в кресло пилота. Пульт управления кораблем отсутствует. Корабль старый, у него навряд ли есть резервный пульт. Запасной может быть где-то и лежит, но все наглухо закрыто, не достать.

Он опустил руки на клавиши и вызвал изображение"Эклиптики". Затем он нашел описание управления кораблем и стал его слушать, следя глазами за указателем, бегающим по изображению корабля.

Как он и предполагал, пульт управления был у корабля один, но управляющий компьютер находился не в зале управления, а в середине корабля, в хорошо защищенной криогенной камере и соединялся с пультом управления одним единственным волноводом.

Это навело его на некоторые размышления. Марк задумался.

Компьютер моей капсулы то же далеко расположен от пульта управления и соединен с ним волноводом, но поймут ли они друг друга.

Марк закрыл глаза и начал усиленно тереть лоб.

Если мне удастся добраться до наружного тестового волновода капсулы, то стоит попробовать.

Он поднялся, с хрустом потянулся и вновь начал натягивать на себя сназитовый скафандр.

Через несколько дней кропотливого и напряженного труда он, с замершим сердцем, положил руки на клавиши пульта управления капсулы — до сих пор всё шло успешно.

Он смог магнитными присосками закрепить капсулу над верхним люком"Эклиптики". Люк был еще закрыт, но надежда его открыть была. Затем он добрался до тестового волновода капсулы и сравнил его сечение с сечением волновода корабля, это была настоящая удача, они были равны. Да и промежуточная муфта волновода корабля оказалась у самого среза и ему удалось без особого труда освободить ее от обрезка. Марк заработал с еще большей энергией.

Такого не может быть, чтобы на корабле не было запасного волновода. Обычно на кораблях делают две нитки волноводов, основную и резервную. Если здесь нет резервной, значит должен быть запасной.

Придется резать двери, покачал головой Марк и вновь обратился к строению"Эклиптики". После тщательного изучения строения корабля, он примерно определился, за какой из трех дверей может лежать нужный ему волновод.

Он оказался за третьей. Огорченно повздыхав об испорченных дверях, Марк соорудил линию связи. Хотя она полностью находилась снаружи кораблей и была ничем не защищена, но он надеялся, что космос к ней будет таким же благосклонным, как до сих пор был добр к его капсуле. За той же дверью он нашел кабель и подсоединил энергосеть"Эклиптики"к бортовой сети капсулы. Конечно был риск, что генератор капсулы может долго не протянуть со столь внушительной нагрузкой, но он надеялся, что удастся быстро запустить генератор корабля и стабилизировать сеть.

Он срезал остатки кресел с останками экипажа и отпустил их в плавание, искать себе пристанище для вечного покоя. Затем вернулся в капсулу и, сняв только лишь шлем и перчатки уселся за пульт управления.

Опустив пальцы на клавиши пульта управления своей капсулы, Марк включил диалоговый режим. Затем подал питание на"Эклиптику". На пульте управления мгновенно вспыхнул красный индикатор,"Перегрузка бортовой сети". Марк подал команду на поиск и подключение дополнительных присоединений. По экрану побежали строчки сообщений. Многие строчки говорили о различных повреждениях, он отключал эти линии, ему нужен был или сам компьютер или генератор корабля.

Индикатор перегрузки сети начал зловеще мигать. Марк вздрогнул. На сколько ж ее осталось? Его лоб покрылся испариной. На экране вспыхнули строчки.

НАРУШЕНИЕ ЦЕЛОСТНОСТИ СИСТЕМЫ

ПОЛНАЯ РАЗГЕРМЕТИЗАЦИЯ

ПЕРЕХОД НА АВАРИЙНЫЙ РЕЖИМ ЗАЩИТЫ

ДА/НЕТ?

— Да! — Одновременно выкрикнул и ввел с клавиатуры Марк, подсознательно догадавшись, что эти сообщения прислал компьютер не его капсулы, а компьютер"Эклиптики".

Капсула резко дернулась и где-то там вдали появились голубые сполохи. Начались сильные толчки. Чтобы не вылететь из кресла, Марк вцепился в подлокотники и поднял голову к фонарю. Медленное вращение звезд сменилось их бешенной пляской. Вдруг они, дернувшись в последний раз, замерли. Марк опустил голову вниз и посмотрел на пульт управления. Красный индикатор перегрузки сети больше не горел, на экране мигали слова.

РАБОТА ГЕНЕРАТОРА ВОССТАНОВЛЕНА

ПОЛНАЯ ПРОВЕРКА СОСТОЯНИЯ КОРАБЛЯ

ПОПЫТКА ГЕРМЕТИЗАЦИИ СИСТЕМ КОРАБЛЯ

Марк в восторге вскинул руки над головой. Корабль принял пульт управления капсулы, и компьютер"Эклиптики"принял управление на себя. Два корабля слились в один комплекс.

На экране вспыхнула схема корабля с прямоугольниками отсеков, которые начали расцвечиваться различными цветами: зелеными, желтыми и красными. Прошли долгие часы, когда вспыхнули еще несколько надписей.

ПРОВЕРКА ВСЕХ СИСТЕМ КОРАБЛЯ ЗАКОНЧЕНА

АВАРИЙНЫЕ ОТСЕКИ КОРАБЛЯ БЛОКИРОВАНЫ

ВСЕ СИСТЕМЫ КОРАБЛЯ КОНТРОЛИРУЮТСЯ

ПРИНИМАЕТСЯ? (ДА/НЕТ)

— Отлично. — Марк потер ладони и окинул взглядом расцвеченную схему корабля. — Давление во многих отсеках восстановлено, значит воздух на корабле есть.

Примерно процентов сорок корабля оказалось красного цвета.

Совсем неплохо, Марк даже повеселел. Этого ему сейчас вполне достаточно, а дальше разберусь по ходу дела, он ввел в компьютер положительный ответ и отключил генератор капсулы. Теперь можно попытаться и побыстрей побежать.

Экран интера покрылся россыпью звезд, их стало значительно больше, к решеткам капсулы подключилось большое количество более чувствительных решеток"Эклиптики".

Он нашел Солнечную систему и задал кораблю направление на нее.

Марк провел рукой по лицу, неожиданная усталость сморила его, глаза самопроизвольно начали закрываться.

Нужно чуть передохнуть, покачал он головой, широко зевая, дня три уже не сплю. Он поднялся, потянулся и еще раз взглянув на экран интера, пошел отдыхать.

Раздевшись, Марк улегся в кровать, но сон не шел. Бурный поток мыслей и догадок не давал покоя мозгу. Провертевшись с час в кровати, он, еще более разбитый, поднялся и немного подкрепившись, вновь направился в кабину капсулы.

Его руки легли на панели управления и он их начал осторожно вдавливать. Цифры скорости поползли вперед и где-то через час они подошли к семидесяти тысячам. Капсула начала легонечко вибрировать. Марк сбросил скорость до шестидесяти пяти, вибрация исчезла.

— Н-да. — Он потер подбородок. — Не густо. — Марк огорченно начал покачивать головой. — Сколько же мне тогда ползти?

Он запросил время полета до Солнечной системы. Получилось тридцать шесть лет.

Все-таки не двести, вздохнул он и включил программу по сооружению шлюза из корабля в капсулу. Ему повезло, верхний стыковочный узел корабля оказался абсолютно исправным и минут через двадцать на пульте управления вспыхнул зеленый индикатор, корабли объединили не только свои информационные потоки но и воздушные.

Марк прошел в техзал капсулы, достал из скафандра пластинку корабельного журнала и подошел к шлюзу. В капсулу, из чрева корабля был поднят ходовой трап. С замершим сердцем Марк ступил на него и начал опускаться вниз. Корабль встретил его полным безмолвием.

Потирая лоб, он начал бродить по"Эклиптике", разыскивая устройство для просмотра записи корабельного журнала.

— Должно же такое быть. — Бурчал он себе под нос, суя пластинку во все подходящие щели, но безрезультатно.

Пролазив так несколько часов, Марк почувствовал себя уставшим и пошел на найденную на корабле кухню, немного подкрепиться.

Повертев пластинку в руках, он хотел ее сунуть в нагрудный карман, но подумав, подошел к одному из столов, на котором стоял небольшой безликий прибор с полувывернутой верхней крышкой.

Пусть полежит здесь, Марк пырнул пластинку под крышку, пока я приготовлю себе обед.

Тихо стоявший прибор, неожиданно заскрежетал и над ним вспыхнул луч пространственного видео. Марк от удивления отступил на шаг назад и замер, он наконец узнал в приборе один из первых видеографов. Появившееся, немного покореженное, изображение заставило его затаить дыхание, челюсть его начала отвисать.

Блестящий фиолетовый меч, без рукоятки, парил над прибором. Вот он начал медленно вращаться, как бы показывая все свои грани со стилизованной эмблемой на одной из них, стал вертикально и неожиданно, резко развернувшись, пошел прямо ему в лоб. Марк непроизвольно втянул голову в плечи и пригнулся. Меч, задрав нос, исчез. Экран покрылся россыпью звезд.

Марк остолбенел. Наконец, соображение начало возвращаться к нему, он провел рукой по волосам.

Да это же инопланетный космический корабль.

Сердце его учащенно забилось. Чей, тоор или еще одна цивилизация? Какое совершенство. Несколько напоминает наш “Звездный патруль“, но нет ни одного выступа, идеальная поверхность фиолетового цвета. Что же его движет? Даже треугольник тоор оставляет за собой голубой шлейф, не говоря уже о наших кораблях, а у этого абсолютно ничего не видно.

Марк стоял молча и задумчиво покачивая головою, вглядывался в застывшие желтые пылинки звезд на экране. Вдруг его брови подскочили вверх. В глубине экрана вспыхнула фиолетовая точка и стремительно начала двигаться на него. Вскоре она превратилась в фиолетовую черточку и начала расползаться по экрану.

Корабль возвращается, догадался Марк.

Черточка превратилась в прямоугольник, фиолетовый корабль несся Марку в лоб.

Ну и игрушки у них, только и подумал Марк, как тонкий зеленый луч вырвался откуда-то снизу и уперся в фиолетовый прямоугольник, изображение задрожало.

Что же это? Или у них сдали нервы или включилась противометеорная защита? Он положил руку на волосы и замер.

Зеленый луч не гас, а следовал за инопланетным кораблем, который стал желтеть, потом сделался оранжевым и вдруг экран мгновенно побелел.

Да они взорвали его, Марк непроизвольно прижал обе руки к голове и в тот же миг белый экран начал дергаться и пульсировать. Белый шар взорванного корабля быстро скользнул вниз и Марк увидел еще один фиолетовый корабль из которого в его сторону простирался широкий трапециевидный голубой луч. Экран мигнул и погас. И только лишь голубое свечение осталось над видеографом.

— Космическая гильотина. — Вырвалось у Марка. — Идеальная бритва.

Он задумался, водя рукой по лбу.

Немного непонятно. Значит не весь экипаж находился в зале управления, хотя все кресла окровавлены, кто-то был еще, кто искорежил прибор и достал пластинку корабельного журнала.

Стоп, стоп. Рука его замерла. В такие длительные полеты часто отправляли молодые пары. Если судить по направлению полета, то корабль уже по крайней мере был с ориентирован для возврата домой. Значит прошло лет сорок и вместо четырех человек здесь могло быть и пять, и шесть и…

Тихое жужжание за его спиной заставило его насторожиться и прислушаться. Он вдруг резко повернулся. Воздух в нескольких метрах перед ним слегка флуоресцировал. В его небольшом объеме проскакивали крохотные голубые молнии, словно в каком-то сгустке. Неожиданно он засверкал тысячами блесток, словно кто-то вбросил в него горсть крошечных зеркал. Вдруг все разом прекратилось и на том месте стояло существо, напоминающее собою громадного черного муравья, окутанного едва различимой вуалью.

Марк попятился и остановился, упершись в стол с проектором. Существо сделало шаг в его сторону. Марк начал лихорадочно ощупывать свой пояс, раппера не было, он в отчаянии сжал кулак. В его голове завертелся рой бешенных мыслей.

Кто это такой? Имеет ли он какое-то отношение к тоор? Может быть, узнав о его побеге, они направили погоню по его следу? Или это представитель совершенно другой цивилизации?

Уж больно сильно они разняться. Гиганты, которым мы едва достаем до плеча и карлики, которые нам едва достают до плеча. Те высоколобые и большеглазые, сильно похожи на землян, этот же не больше полутора метров. Сильно вытянутое вперед лицо, больше напоминающее рыло, лба похоже нет вообще, как нет и волос на голове. Своим обликом напоминает насекомое, больше всего муравья. Он в самом деле такой, или может быть это его защитный панцирь, что-то вроде нашей одежды? Сильно выпуклые, абсолютно черные, как и весь сам, и идеально круглые глаза, без бровей и ресниц.

Может быть их звездная система имеет несколько обитаемых планет, которые прошли самостоятельные эволюционные пути?

Марк, забыв об опасности, склонил голову на бок и внимательно рассматривал пришельца.

Вдруг инопланетянин вытянул руку вверх и из его рта донесся звук напоминающий скрежет раздираемого металла, Хрй-йллу-у.

Марк похолодел, его голова начала втягиваться в плечи. Поднятая рука инопланетянина начала покрываться голубым ореолом. Ничего не соображая, Марк рванулся к двери, и понесся к переходному шлюзу. Влетев в кабину капсулы, он поднял глаза на фонарь и остолбенел, над его головой висел громадный фиолетовый корабль.

Отойдя через несколько секунд от шока, он попытался окинуть взглядом инопланетный корабль. Он был намного уже “Эклиптики”, но его концы, как впереди, так и сзади терялась в темноте пространства. Не опуская головы, Марк дошел до пульта управления и включил бортовые прожекторы. Фиолетовый корабль заискрился в лучах света.

— Ух ты? — Непроизвольно вырвалось у него. — Да он громадный. — Потер он лоб и, опустившись в кресло, взглянул на экран интера.

Точек звезд на экране не было, он отсвечивал монотонным фиолетовым светом. Марк на мгновение сжал двумя пальцами глаза и вновь уставился на экран, звезды не появились.

"Буря мглою небо кроет", он вспомнил строчку из древнего стихотворения.

Какое-то, прямо космическое наваждение: серая мгла, фиолетовая мгла. Может быть человечеству и себе изобрести какую-либо мглу — зеленую, например. Марк постучал по нескольким клавишам. Безрезультатно, звезды на экране интера не появились.

Он вновь поднял глаза к фонарю, над которым по-прежнему висел фиолетовый корабль.

Какие идеальные формы однако, Марк откинулся на спинку кресла. Нет ни одного шва, ни единого выступа, как все подогнано. Или этого ничего нет? Похоже, что они освоили телепортацию. А при таком способе перемещения, совсем не обязательно иметь двери.

Он встрепенулся. Совсем забыл про этого урода. Надо закрыть двери шлюза. Он шмыгнул носом.

Что за запах? Похоже на озон.

Марк повернулся с креслом к двери и замер. В дверях стоял муравьиноподобный инопланетянин и держал в руках видеограф. Затем он протянул руку с проектором в сторону и над видеографом вспыхнул уже виденный Марком фильм. Марк опустил руку вдоль кресла и нащупал пристегнутый к нему раппер, его рука сжала рукоятку раппера.

Вдруг инопланетянин вновь поднял свободную руку верх, в направлении фиолетового меча и душераздирающий скрежет раздираемого металла — Йллу, заставил кожу Марка покрыться мурашками.

Что это такое? Робкая мысль прокралась в мозг Марка. Название корабля, название расы или их звездной системы? Может это боевой клич? Он крепче сжал рукоять раппера.

Неожиданно инопланетянин сделал резкое движение рукой и видеограф отлетел в сторону, ударившись о пол. Мгновенно из руки пришельца с оглушительным треском ударила в проектор яркая голубая молния. Вспыхнув фейверком огней, видеограф рассыпался на мелкие клочки.

Марк, как на пружинах, вскочил на ноги. Его рука, сжимавшая оружие, подскочила вверх и разряд, выскочивший из раппера, уперся в грудь инопланетянина. Инопланетянин пошатнулся, но устоял. Марк еще раз нажал на спусковой крючок. Вуаль, окутывающая пришельца, вспыхнула желтым огоньком и, превратившись в белое туманное облачко, поднялось над ним. Инопланетянин глубоко втянул голову в плечи и почти спрятал ее в них. Марк, не сводя глаз с него, по инерции, еще раз нажал на спуск. Разряд прошел над головой пришельца, между его далеко выкатившихся глаз.

Глаза! Марка словно парализовало.

Глаза пришельца сделались больше и в них, извиваясь змейками, разгорались желтые огоньки пламени. Марк впился в огненные змейки своим взглядом, с вытянутой вперед рукой с зажатым в ней раппером. Змейки становились все больше и больше, а их пляска все быстрей, быстрей, быстрей…

Марка швырнуло назад и он влетел в стоявшее сзади кресло. От сильного удара вновь заныла спина, огненные змейки исчезли, из глаз высыпался сноп искр и наступила темнота. В испуге Марк сильно тряхнул головой и прозрел. Инопланетянина в дверях не было. Он поднял глаза к фонарю, фиолетовый корабль так же исчез.

Марк повернулся к экрану интера, он был усеян желтыми точками звезд. Созданный им гибрид из двух кораблей, несся навстречу со своей Родиной.

Он поднялся из кресла, подошел к обугленным осколкам видеографа, наклонился и поворошил их. Золотистой пластинки среди них не было. Марк сел на корточки и внимательно рассмотрел каждый осколок, никаких признаков носителя информации не было.

— Она же не должна сгореть. — Он пожал плечами. — Ведь носитель информации заключен в статитовую оболочку. Забрал гад. — Марк сжал кулак и ударил им по обломкам.

Желтые огоньки пляшущих змеек вновь вспыхнули перед его глазами.

Он здесь? Марк исступленно начал осматриваться. Никого. Поднеся руку к глазам, Он надавил на глазные яблоки, змейки исчезли. Марк опустил руку.

Это только лишь видение. Нервы стали ни к черту. Надо отдохнуть.

Он поднялся и, бросив беглый взгляд на экран интера, медленно зашагал из кабины пилотов.

Все хорошо, успокаивал он себя, курс правильный, скорость подходящая. Лет через десять меня обязательно найдут. А сейчас спать, только лишь спать.

Зайдя в жилую каюту, он снял обувь и, не раздеваясь, упал на кровать, мгновенно провалившись в пустоту.

Громадный серый треугольник несся в пространстве. Вот он все ближе и ближе, вот исчезла его стенка и показались его внутренности. Вот женщина, которая подбрасывает вверх малыша и оба заливаются веселым смехом. Они все ближе и ближе. Это явно земляне, они поворачиваются в его сторону. Сердце Марка замирает — Елена Долгова с малышом. Лицо малыша кого-то здорово напоминает. Да это же Ов Бор, начальник связи на “Хроно”. Треугольник остается сзади, а ему в лоб несется громадный фиолетовый меч. Вот он все ближе и ближе, он уже закрыл собою все пространство, сейчас он врежется в него и тогда.

Пляшущие огненные змейки вспыхнули перед его глазами. Он отпрянул назад и стал падать, падать, падать…

От резкого удара Марк открыл глаза. Он лежал на спине на полу, его затылок ныл. Он приподнял голову и потрогал его. Среди волос начала набухать шишка.

Приснится же такое. Инопланетные корабли — понятно, но то что Елена нянчит Бора. Марк сел и легонько потряс головой, это уж чересчур. Как бы крыша не поехала.

Он резко вскочил на ноги. Приму-ка я холодный душ. Может сосуды сожмутся так, что лишняя дурь и выскочит из головы.

После ледяной воды ему стало легче, настроение приподнялось. Улыбнувшись своим видениям, он отправился изучать"Эклиптику".

Потянулись бесконечные дни, даже один день, который иногда прерывался сном. С месяц все шло хорошо, видений больше не было, настроение Марка было приподнятое.

Затем все началось с возрастающей силой. Перед ним появлялась Елена с малышом и протягивала его Марку. Марк вытягивал вперед руки и пытался оттолкнуть их от себя. Поначалу его руки проходили через них и они исчезали. Но затем появилось ощущение осязаемости их тел. Его руки чувствовали их тела, ощущали тепло исходившее от них. Он вздрагивал, видение исчезало.

Открывая глаза, Марк видел стоящего себя около какого-либо предмета и отталкивающего его от себя. Он усиленно тер свое лицо, повторяя.

— Что же ты так преследуешь меня, Елена? Да, ты нравилась мне, но у меня же есть Виктория. Мы любим друг друга. Зачем я тебе, что ты хочешь от меня?

Дальше началось еще хуже. Вслед за Еленой все чаще и чаще начали появляться огненные змейки, которые вскоре заняли в его голове доминирующее положение.

Очнувшись от видений, он видел разбросанные вещи, продукты, которые он поедал не приготовленными, стали появляться предметы, похожие на детские игрушки.

Что это за чушь? Недоуменно пытался осознать он свое положение. Или я уже начал сходить с ума, или это последствия огненного взгляда инопланетянина? Что это — болезнь или признак смерти?

Его начинал бить озноб. Он опускался на пол и, сжавшись в комок и обхватив колени руками, пытался унять свою дрожь. Его охватывал ужас.

Видения делались все более продолжительными, выход из них все более болезненным. Появились провалы в памяти. Теперь Марк с трудом вспоминал, кто он и что тут делает. Корабль стал превращаться в помойку. Иногда ему хватало времени, между сеансами, чтобы навести хоть какой-то порядок, но все чаще нет.

Выйдя в очередной раз из видения, Марк вдруг увидел себя около двери шлюза, ведущей в открытое пространство. Посмотрев на свои руки, он увидел сломанные ногти и кровоточащие пальцы.

Я хотел ее открыть, ужаснулся он и, подняв вверх сжатые кулаки, прорычал.

— Будь ты проклят, Йллу!

Извивающие огненные змейки снова ворвались в его мозг, заполнили каждую его клеточку, заплясали во всем его теле. Они лизали своим пламенем его нейронные связи, жгли своим жаром его тело, которое частями начало исчезать из его сознания. Исчезли ноги, руки, он перестал чувствовать спину, грудь, лицо и вдруг исчезло ощущение его самого.

Как? Меня нет?

Удивилась последняя искра его сознания и растворилась в идеальной пустоте абсолютного пространства.

2

Треугольный корабль неторопливо барражировал над гористой поверхностью спутника Кретоны, Лии.

Спутник был очень большой и если бы он водил свой хоровод вокруг одной из звезд, а не вокруг этой прохладной планеты, которая была не намного больше его, то возможно смог бы стать прекрасным островком разума во Вселенной. Пейзаж спутника был немного мрачноват, красноватые облака, грязно-желтая и оранжево-зеленая низкорослая растительность навевали немного грустные мысли. Но иногда появляющиеся яркие зелено-голубые кустарники, покрытые громадными шипами и яркими желтыми и оранжевыми цветами, заставляли сердце встрепенуться и глаза расшириться от их необычайной красоты.

Громадных размеров тоор пристально всматривался в экран пространственного сканера. В соседнем кресле громко вскрикивал и заливисто смеялся, хлопая в ладоши от восхищения, малыш, лет двух.

Местами прямо из поверхности спутника росли остроконечные скалы-иголки, почти невоспринимаемые пространственным сканером и требовались резкие маневры, чтобы не напороться на них. Боясь, что ребенок упадет на пол, Озл вел корабль очень осторожно, избегая резкого изменения курса.

Сзади раздались легкие шаги. Не поворачиваясь, почувствовав, что вошла мать малыша, Озл раздраженно произнес.

— Возьми сына. Он мне мешает. У нас нет времени для развлечения. Нужно торопиться. Нас могут заметить.

Мать быстро подошла к малышу и, взяв его на руки, пошла из зала управления. Малыш заплакал и начал изворачиваться, пытаясь вырваться из ее рук.

— Ну Бор. — Мать поцеловала малыша в щечку. — Будь послушным. Ты мешаешь отцу. Пойдем в свою каюту и оттуда посмотрим в наше окошко.

Малыш часто засопел и стал кулачками тереть свои большие черные глаза. Елена погладила его черные, слегка вьющиеся волосики и крепко прижала малыша к себе.

Услышав шорох закрывшейся двери, Озл оглянулся, на мгновение бросив взгляд на закрывшуюся дверь, затем вновь впился взглядом в экран.

— Пространственные силы! — Он начал выходить из себя. — Может быть это здесь? Как все похоже. Эти камни — как братья-близнецы.

Озл уже начал описывать четвертый круг, петляя среди скал, не решаясь посадить корабль, хотя грунт здесь был твердый, скальный и имелись достаточно широкие плато для посадки большого и тяжелого корабля.

Впереди показалась высокое плоскогорье с узкой и глубокой расщелиной, перед которыми простиралось широкое ровное каменное плато.

Начну отсюда, Озл потер подбородок. Может быть это здесь и есть? Больше тридцати лет прошло. Перед его глазами всплыла картина того события…

* * *

Яркий, фиолетовый толстый след прочертил красноватое небо большого спутника Кретоны, Лии и скрылся за горизонтом. Озл и два его спутника, находящиеся в тропере и занимавшиеся разведкой местности для новой шахты, переглянулись и пожали плечами. Начальник разработок небулия на Лии тоор Озл, почесал затылок и произнес.

— Чтобы это могло быть? Похоже на аварийную посадку корабля? Но корабль должен прийти еще через несколько дней.

— Может это срочное прибытие? — Вставил его помощник Рокт. — Или может на спутник просто свалился очередной камень?

— Нет. — Озл махнул рукой. — Мы бы об этом узнали от спутниковой системы орбитального наблюдения еще до нашего выхода. Значит это прошло все системы СОНа незамеченной. Весьма интересно, как это можно было сделать?

— Может быть это новый корабль вестов? — Произнес пилот Кард. — Они послали сигнал блокировки опознавания, чтобы мы его не засекли и он незаметно прошел СОН.

— Все может быть. — Озл передернул плечами. — Вернемся на базу, узнаем.

Неожиданно поверхность за стеклом тропера покачнулась и пошел раскатистый гул.

— Похоже это оттуда. — Пилот указал рукой в направлении прочерченного фиолетового следа.

— Туда. — Озл головой кивнул в указанном направлении.

Резко дернувшись, тропер понесся вперед. Сидевшие в нем непрерывно крутили головами, рассматривая бегущую им навстречу поверхность спутника. Прошло около часа.

— Так недолго и спутник обогнуть. — Ухмыльнулся Рокт.

— Помолчи! — Резко оборвал его Озл. — Лучше смотри внимательней.

— Там что-то есть. — Пилот протянул руку к боковому стеклу тропера.

Озл и Рокт повернули головы в указываемом направлении. Фиолетовое свечение, ярко выделялось на красном фоне облаков. Показались верхушки гор.

— Быстрее туда. — Озл ткнул Карда в плечо.

— Мы на пределе. — Пилот отрицательно покрутил головой, направляя тропер в направлении свечения.

— Проклятые весты! — Процедил Озл. — Все свое дерьмо сюда сбрасывают.

Рокт и Кард молча втянули головы в плечи, готовясь к порции оскорблений, но Озл продолжать не стал, а, выпрямившись в кресле, еще пристальнее стал всматриваться вдаль.

Становилось заметно светлее. Неожиданно выросшая высокая и узкая игольчатая скала встала на пути тропера. Пилот заложил крутой вираж. Рокт, не видя действий Карда, вылетел из кресла и растянулся на полу. Озл успел ухватиться за подлокотник, но все же подался далеко вперед и привстал с кресла.

— Безмозглый дох! — Прорычал Озл. — Я задавлю тебя. Куда ты смотришь?

— Я не люблю горы на Лии. — Пилот пропустил угрозу мимо ушей. — Их острые, одиноко стоящие игольчатые скалы, растут прямо из поверхности и сливаются цветом с облаками. Они так рассеивают луч внешнего сканера, что практически не видны на его экране. При большой облачности, как сегодня, скалу можно увидеть, лишь налетев на нее, да еще и на такой скорости.

— Стой! — Озл громко вскрикнул и наклонился вперед, буквально прильнув лицом к фонарю.

Кард резко сбросил ногу с акселератора, тропер почти мгновенно повис в воздухе. Озл еще сильнее подался вперед, его лицо расплылось по стеклу.

— Ау-ыа-у-у-рр-р. — Нечленораздельно захрипел начальник разработок.

Кард с испугом уставился на Озла. Наконец Озл отделился от стекла, его лицо было покрыто красно-белыми пятнами.

— Садись! — Громко прохрипел он.

Содрогнувшись от его вида, пилот резко бросил машину вниз. Она гулко ударилась о плато, зубы Озла и, уже поднявшегося, Рокта громко клацнули. Весь передернувшись, Озл рванул дверь в сторону и выпрыгнул из тропера. Бубня себе под нос проклятия, Рокт так же спрыгнул на твердую поверхность плато. Через некоторое время, предварительно выглянув из кабины, на поверхность спрыгнул и Кард. Озл и Рокт, уже забыв о его проделках, задрав головы, смотрели вверх. Отступив от них на всякий случай на несколько шагов, пилот также посмотрел вверх. Увиденное, его крайне удивило.

Перед ними, примерно в двухстах метров, простирался вверх огромный отвесный склон горы с плоской, как стесанной, вершиной, которая была перерезана неширокой, но глубокой расщелиной. Из расщелины торчал громадный фиолетовый предмет, от которого волнами вверх уходило фиолетовое свечение. Верхняя часть предмета была отломана и, излучая вокруг себя фиолетовый ореол, валялась на плоской вершине горы.

— Наверх, быстро! — Озл шагнул к троперу.

— Это может быть опасным. — Рокт нерешительно переступил с ноги на ногу. — Мы даже не знаем, что это?

— Я знаю. — Бросил Озл, впрыгивая в тропер.

Рокт и Кард, постоянно переглядываясь, неторопливо сели вслед за ним в тропер. Пилот начал медленный подъем. Озл отстегнул фраунгоффер и взял его в руку. Кард покосился на оружие, скорость тропера заметно возросла. Наконец он завис над плоской вершиной.

Сядь подальше от него. — Озл ткнул пальцем в направлении громадного фиолетового обломка.

Кард выполнил его приказ, посадив машину в нескольких сотнях метров от обломка корабля, почти на противоположной стороне горного плато.

— Это космический корабль Союза. — Произнес Озл, смотря через лобовое стекло на фиолетовый корабль. — Я видел их пару раз над Вестой. Что можно было, я узнал о них, но известно очень мало. Они иногда появляются около планет нашей системы, но никогда еще не вступали в контакт. Что они из себя представляют никто не знает. Весты предполагают, что корабль, это может быть и есть сам союзник, имеющий кристаллическую структуру. Но не было ни одного упоминания, чтобы корабль падал в нашей системе. Возможно это первая его авария. Наверное он хотел сесть на плато горы, но что-то ему помешало или не сумел и разбился?

— Там кто-то шевелится. — Пилот протянул руку к фонарю.

Внимательно посмотрев в том направлении, Озл увидел между тропером и фиолетовым осколком, что-то вроде большого камня и шевелящийся предмет около него. Он открыл дверь тропера, выпрыгнул наружу и, не сводя глаз с шевелящегося предмета, приподнял оружие и неторопливо загашал к нему.

Подойдя ближе, Озл увидел, что камень — это сломанное кресло, а шевелящийся предмет — живое существо весьма темного цвета, метра полтора ростом, которого он раньше никогда не видел, несколько похожее и на громадное насекомое и на человека. Длинное, вытянутое вперед лицо, с отверстиями носа, сильно выпуклая грудь, очень тонкая талия и чуть сужающаяся нижняя часть тела. Нижние конечности, если их можно назвать ногами, растут не от самой нижней части тела, а чуть выше. Очень тонкие руки с тремя тонкими пальцами. Инопланетянин шевельнулся и открыл большие, едва не больше вестинианских, сильно выпуклые глаза. Из его рта раздался нечленораздельный отрывистый звук. Он выгнулся и его спина оторвалась от скалы, под ней блеснула лужица розовой жидкости.

Ранен, подумал Озл. Можно ли ему помочь? Он наклонился над ним. Странно, Озл покачал головой, такое впечатление, что он не одет и в то же время он не кажется голым. Что это? Такая мощная кожа или какая-то защита, вросшая в тело? Его взгляд упал на голову инопланетянина.

А что если, пронеслось у Озла в голове? Его голова без волос, не слишком большая, навряд ли в ней большой интеллект. Хотя там может быть что угодно. Сделаю так.

Он направил фраунгоффер в голову инопланетянина и вонзил свой взгляд в его предполагаемый лоб. К его удивлению, защиты никакой не было, структура и связи мозга лишь незначительно отличались от вестинианских. Но большая часть мозга не отвечала ему, некоторые его части, кроме феерических картин больше ничего не давали.

Либо его мозг сильно поврежден, либо это новый способ блокировки, размышлял Озл.

Он начал более энергичный поиск, инопланетянин громко застонал и закрыл глаза. Наконец-то, вздохнул Озл, его взгляд влип в голову насекомовидного человека.

Перед ним возникло громадное количество космических кораблей фиолетового цвета в виде лезвий большого обоюдоострого ножа, которые кружили вокруг рыже-зеленой планеты. Появилась оранжевая звезда. Затем пространство серого цвета заполнило весь образ. Оно начало обволакивать мозг Озла, он испугался и хотел прекратить сеанс, но серое наваждение исчезло и возникла комната, напоминающая зал управления космического корабля и инопланетянин, склонившийся над каким-то прибором, и вновь серый мрак. Неожиданно среди серости появилось большое круглое пятно темного цвета, которое стремительно приближалось, смещаясь к центру. Всплеск феерических огней несколько ослепил Озла, он прижмурился, но наступившая вслед за ним темень, усыпанная тысячами желтых точек, заставила его расширить зрачки. Видения исчезли.

Он вышел из-за стены в открытое пространство, понял Озл. Это был их мир и я узнал тайну прохода через стену.

Он выпрямился и отошел от инопланетянина в сторону. Увиденное начало будоражить его воображение.

Неожиданный громкий скрежет, заставил его вжать голову в плечи. Он оглянулся на звук и увидел, что лежавший громадный обломок инопланетного корабля развалился на две части, подняв столб пыли. Озл уставился на обломки.

Сквозь оседающую пыль обломки выглядели немного странными. Озл задрал голову к облакам. Волн фиолетового цвета уже не было, наблюдалось лишь едва видимое серо-голубое излучение. Порыв ветра отогнал пыль в сторону и вместо фиолетовых, Озл увидел два серо-коричневых куска с видневшимся внутренним строением корабля.

Он пристегнул фраунгоффер и похлопал по карману, где лежал анализатор волн, тот молчал. Озл для верности достал его и, направив на обломки, посмотрел на индикатор, тот излучал ровный зеленый свет, опасных лучей не было. Он направился к обломкам.

Большие издалека, обломки вблизи были огромными. Подходя все ближе, Озл все выше и выше задирал голову. Наконец он остановился в нескольких шагах от них. Отскочившие куски корабля впечатляли.

Это по-видимому нос корабля, подумал Озл, наблюдая весьма существенное сужение кусков, направленное в его сторону. Защита не так уж и мощная, он покачал головой, да и толщина стенки не очень большая, такую довольно просто можно проломать. Любопытство пересилило его осторожность и он, вплотную приблизившись к одному из обломков, дотронулся до него. Произошедшее заставило его резко отпрыгнуть назад, стенка в месте касания начала с громким шелестом осыпаться к его ногам, раскатываясь по скале мелкими серыми кристалликами с примесью бурой пыли.

Он пошевелил их ногой, они, отливая металлическим блеском, зашелестели. Озл сильно придавил их ногой, ни один не раскололся. Тогда он наклонился, поднял один из них, повертел в пальцах и сильно сдавил, эффекта никакого. Он присел и проведя по ним ладонью, весьма удивился их разнообразию. Тут были и круглые кристаллики и квадратные, и конусы с цилиндриками, и еще всевозможные многогранники. Озл присмотрелся к бурой пыли.

Да это же не порошок, его брови изогнулись в удивленных дугах, когда он увидел несколько бурых длинных тончайших волокон. Это могут быть энергетические нити корабля, поддерживающие жизнь кристаллов, носители их информации.

Что же тогда представляет собой корабль инопланетян? Он поднялся и потер лоб. Громадную кристаллическую структуру, только живую или искусственную. Живой корабль, разумный корабль. Волна противоречивых чувств охватила Озла. Вот почему его никогда не могли захватить весты. Да если обладать флотом из таких кораблей…

Размахнувшись, он ударил ногой по обломку. Шурша, кристаллики рекой посыпались на скалу, образовывая широкую дыру, сквозь которую, хорошо просматривалась внутренность обломка. Гора кристалликов скрыла его обувь и он начал пятиться, не отрывая взгляд от приковавшего его взгляд большого бело-голубого ящика.

Как странно, Озл наморщил лоб, я его уже видел. Он замер. Перед глазами возникла картина из головы инопланетянина. Серый туман склонившаяся над ящиком фигура инопланетянина, темное пляшущее пятно и пространство, усеянное звездами.

Мозг Озла взорвался бурей эмоций.

Это он. С его помощью они проходят сквозь стену. Он должен быть моим.

Его тайная мечта о властелине мира звезд, неожиданно вырвалась из своего глубинного тайника и, забурлив, выплеснулась в его мозг, заполнила все его уголки и, подхватив его, понесла широким потоком по его безбрежным фантазиям.

— А-а-ы-ы! — Леденящий тело крик заставил Озла оборвать полет своей фантазии и оглянуться.

Около инопланетянина стоял Рокт и, задрав голову вверх и обхватив ее руками, издавал бросающий в дрожь вопль.

Громадными прыжками, Озл оказался около них. Вид инопланетянина заставил его содрогнуться. Инопланетянин пришел в себя и приподнявшись на локтях, не сводил далеко выкаченных глаз с Рокта, в которых извивались змейками яркие желтые огоньки.

Черная пелена на мгновение окутала мозг Озла. Он резко тряхнул головой, освобождаясь от черного провала и, сорвав с пояса фраунгоффер, направил его инопланетянину в голову и нажал на спусковой крючок. Блеснули фиолетовые искры и на поверхности плоскогорья осталась только лишь дергающаяся в агонии нижняя часть тела инопланетянина.

Озл повернул голову в сторону Рокта. Тот, раздирая себе лицо ногтями, нечленораздельно вопил, задрав голову вверх, его глаза неестественно блестели.

Мозг Озла окутал страх. Ничего не соображая, он направил оружие на Рокта и нажал на спуск. Плоть груди его помощника разлетелась в стороны, обнажив металлический панцирь. Рокт оторвал руки от сочившегося кровью лица, протянул их в сторону Озла и, растопырив пальцы, шагнул к нему с остекленевшим взглядом. Мурашки волной побежали по спине Озла. Он отступил назад, чуть приподнял фраунгоффер и еще раз нажал на спусковой крючок. Тело Рокта, лишенное головы, упало к его ногам.

Раздался тяжелый топот ног. Озл повернул голову на его звук и увидел, что пилот стремглав мчится к троперу. Он вскинул руку с оружием, по пути второй рукой до максимума сдвинув регулятор мощности и выстрелил. Кард был уже рядом с тропером и вместе с выстрелом прыгнул в дверь, но его плоть, практически от груди до пяток исчезла и он, подтолкнутый выстрелом, подлетел вверх и едва не пролетел над кабиной летательного аппарата, успев в последний момент ухватиться за проем двери, остающимися еще целыми руками. Его металлическое тело гулко загремело, ударившись о бок тропера. Веер вторых фиолетовых искр пришел Карду точно в голову. Голова пилота исчезла и его металлический останок, ударившись о нижний край дверного проема, с грохотом свалилось рядом с тропером.

Озл побежал к троперу, машинально пристегивая к поясу фраунгоффер. Подбежав к летательному аппарату он первым делом с силой пнул останки пилота.

— Проклятый дох. — Процедил он сквозь зубы и впрыгнув в тропер, стрелой послал его вверх.

Срочно забрать прибор, вертелось в голове Озла. Он направил тропер в трещину развалившегося носа корабля и завис над прибором.

— Сколько же весит этот ящик? — Бормотал он себе под нос. — Неужели я его не потяну, неужели больше тысячи слэйт? Из чего интересно он сделан и зацепить-то не за что? — Озл открыл дверь и выглянув из кабины, посмотрел вниз.

Раздался металлический шелест, прибор слегка наклонился. Озл вздрогнул.

— Пространственные силы!

Сейчас он утонет в этих частицах. Озл опустил тропер еще ниже и выпустил силовые магнитные захваты. Коснувшись ими прибора, он включил силу захватов на полную мощность. Они громко клацнули и прилипли к прибору.

Кажется в нем есть метал, легкая улыбка тронула губы Озла. Он включил подъемник, трос натянулся и тропер замер на месте, индикатор нагрузки троса из зеленого стал желтым и показывал тысячу триста слэйт.

Не тянет, похолодел Озл, бешено соображая. Он же как-то закреплен, мелькнула запоздавшая мысль. О проклятые животные. Что же делать, как до него добраться? Он включил авторежим, вскочил и осмотрел кабину. Его взгляд упал на исследовательскую станцию. А что если? Озл подскочил к ящику, открыл замок, крепящий его к троперу и оттащил ящик на крышку люка. Затем сел в кресло и, взявшись за ручку управления тропером и, перевесившись через открытую дверь, чуть отвел его в сторону и открыл люк. Ящик весом в двести слэйт, со свистом понесся вниз.

Только не в прибор, Озл замер. Он не ошибся в расчетах. Ящик упал в метре от прибора и начал на глазах тонуть.

— Ничего. — Озл выпрямился, на его лбу появилась капелька влаги.

Неожиданно тропер повело в одну сторону, затем в другую, бросило вниз и он заплясал, словно трепетное растение на сильном ветру.

Глаза Озла с ужасом забегали по индикаторам пульта управления. Индикатор нагрузки стал ярко красным и показывал тысячу восемьсот слэйт веса. Тропер медленно скользил вниз.

Освободился, радостная мысль обожгла мозг Озла. Он рванул ручку управления на себя и вдавил акселератор в пол. Тропер затрясся как сумасшедший и замерев, нехотя, медленно пошел вверх.

Озл вновь выглянул из кабины и посмотрел вниз. Под прибором был громадный серо-коричневый провал, в котором тот висел, покачиваясь из стороны в сторону. Озл направил тропер между обломков.

Куда теперь? Он выпрямился и стал оглядываться. Долго я его не протащу, тропер не выдержит.

Он бросил взгляд на индикатор нагрузки двигателя, который уже пылал ярким желтым цветом. Еще немного и двигатель сам сбросит мощность. Вниз нельзя, может утянуть, да и как там его прятать? Закопать, сам потом не найдешь. Хорошо бы здесь, наверху. Кажется там что-то есть? Он увидел метрах в трехстах впереди темный провал на поверхности плоскогорья и направил тропер туда.

Это была совсем неглубокая расщелина, даже яма, не глубже трех-пяти метров. Озл дергал тропер над ней, пытаясь попасть точно в центр. Неожиданно взвыла сирена и тропер пошел вниз.

— Проклятье. Только бы не промахнуться.

Он наполовину высунулся из кабины. Раздался скрежет, прибор, зацепив край ямы, лег в нее на бок, полностью ее заняв. Тропер перестал падать. Озл отключил захват и одновременно выбирая трос, начал опускаться вниз. Сев в нескольких метрах от края ямы, он пулей вылетел из кабины и стремглав кинулся к ней.

Подбежав к ее краю, он заглянул в нее. На глубине метра от ее края лежал громадный белый ящик. Не очень большой издалека, вблизи он впечатлял. Никаких признаков его повреждения видно не было.

— От-лич-н-но! — Протянул Озл.

Он поднялся и задрал голову. Опускались сумерки.

Пусть пока побудет здесь, подумал он. Его время еще не пришло. Через неделю его засыплет пылью и он сверху не будет виден. Он повернулся в сторону обломков инопланетного корабля.

— Сейчас мы ему поможем. — Процедил он скрежеща зубами.

Озл сел в тропер и он взмыл вверх. Вакуумным захватом он подцепил останки тоор и поднявшись над расщелиной сбросил их на корабль, который уже заметно осыпался. Раздался громкий шелест и останки утонули в нем.

Пусть ищут, махнул он рукой. К утру от него останется только лишь куча инопланетного пепла, пришла к нему интересная мысль. Может быть и в самом деле они так сгорают в нашей атмосфере? Потому их никогда и невозможно обнаружить. Озл почесал голову.

Затем он опустился вниз и, ухватив захватом большой камень, подлетел к двум обломкам и, раскачивая камень, начал разрушать их. Камень практически без сопротивления проходил сквозь них, вызывая громкий шелест осыпающихся частичек, которые рекой потекли в расщелину, вызвав еще большее разрушение корабля. Когда от обломков осталась лишь большая бесформенная гора, он сбросил камень в расщелину на корабль и, найдя еще камень, вновь сбросил его на корабль. Затем еще один камень и еще, еще…

Опомнился он лишь когда в очередной раз не смог найти подходящий камень. Озл очнулся, стояла почти непроглядная темень.

Теперь нужно найти подходящее объяснение их гибели? Он задумался на несколько минут.

— Есть! — Озл энергично взмахнул рукой. — Должно сработать. Ночь, отказал прибор, заблудились. Та-ак.

Он включил сканер и, найдя точку базы, покачал головой, до нее было не менее шести часов лету, идти пешком ночью, даже с фраунгоффером в руке ему никак не хотелось, а его план предусматривал только лишь ночное происшествие.

Озл нацепил очки ночного видения, включить прожектор он не решился. Местность, хотя и немного блекло, но начала просматриваться достаточно уверенно. Он поднял тропер до двух тысяч метров. Выше начиналась зона турбулентности и там лететь ночью было опасно.

Только бы не случилось раньше времени, мысленно повторял он. Эти проклятые иголки растут до самых облаков и можно запросто распороть брюхо.

Он, предельно сосредоточившись, направил тропер чуть в сторону от базы, где, окруженное скалами и большим количеством иголок, находилось небольшое озеро.

Его полет прошел успешно. Через четыре часа он был на берегу озера и выбирал подходящую каменную скалу.

Эта должна подойти, размышлял он. Недалеко от берега, высота под две тысячи метров, направление подходящее.

Так. Он поерзал в кресле и настежь открыл дверь кабины.

Аварийный маяк. Озл нажал на клавишу и красный индикатор зловеще запульсировал на пульте управления.

Опускаемся вниз, он опустил тропер к самой воде. Теперь двигатель до предела, рычаг вверх и на скалу.

Пустив тропер вверх и вперед, точно на выступающий из воды каменный шпиль, он взялся за проем двери и прыгнул вниз.

В темноте над головой раздался оглушительный взрыв.

Только не на меня, простонал Озл с головой окунаясь в воду и уходя как можно глубже. Заторможенные водой, в озере начали тонуть камни и осколки тропера. Отчаянно уворачиваясь от них, Озл под водой плыл к берегу. Метров за сто пятьдесят, прикидывал он, доберусь. Осколков стало значительно меньше, он вынырнул. Метрах в пятидесяти угадывались неясные очертания берега. Он дотронулся до лица, очков не было. Выругавшись, Озл быстро поплыл вперед.

Все, он шумно выплюнул воду, добрался. Оставалось не более пятнадцати метров.

Он еще несколько раз взмахнул руками, как вдруг, сквозь плеск воды до него донеслось громкое и хриплое дыхание. Даже в холодной воде ему стало жарко. Отчаянно забарахтавшись, Озл нащупал дно и стал на ноги, вода доставала ему до плеч. Он отцепил фраунгоффер и подняв его над водой, стал всматриваться в темноту берега.

— Проклятая темнота. — Громко выругался Озл, дотронувшись свободной рукой до головы. — Как я потерял очки? Уроды. Не могли сделать всевидящими… — Он осекся, вдали замаячили красные огоньки.

— Дохи. — Прошелестели его губы и он сделал шаг назад.

Вода достала ему до подбородка, он остановился. Хорошо, что они плохие пловцы, начал он успокаивать себя. До рассвета продержусь, хотя и холодно.

— Проклятые весты. — Он вновь выругался. — Не могли сделать корпус полегче, лежал бы на воде в сотне метров от берега.

Его мысль внезапно оборвалась, что-то большое и тяжелое чиркнуло по его ногам. Озл зашатался, но устоял.

Буз! Его мозг парализовало.

Нет. Отлегло через минуту ожидания. Просто большая рыба. Да и откуда здесь эта морская тварь, это ж озеро. Он успокоился и вновь всмотрелся в берег.

Уже десятка два красных огоньков неторопливо перемещались в темноте. Неожиданно пара огоньков стала увеличиваться в размерах, хриплое дыхание начало приближаться.

Самый голодный, усмехнулся Озл и нажал на спуск фраунгоффера, блеснувший пучок искр, бледным светом высветил серую тень над водой, хрип дыхания смолк. Он нажал еще несколько раз на спусковой крючок, пытаясь попасть в светящиеся огоньки на берегу. Раздались душераздирающие визги, огоньки исчезли.

Ушли, вздохнул Озл и стал соображать, что ему предпринять дальше. Он сделал несколько шагов к берегу, пытаясь выйти на отмель и вновь замер. К нему неслась лавина красных точек.

— Болван! — Простонал Озл.

Выстрелив вслепую в дох на берегу, он по видимому не трансформировал их полностью, а разорвал на части и теперь, почувствовав запах свежего мяса, отхлынувшие было хищники, переборов страх, ринулись к останкам сородичей. Озл вновь отдалился от берега на прежнюю позицию. На берегу раздавались громкие визги и свирепое рычание, начался кровавый пир.

Буду вашим поваром, усмехнулся Озл, буду всю ночь готовить вам жаркое. Через некоторые промежутки времени он прицеливался в мелькающий на берегу рой красных точек и несколько раз выстреливал. Душераздирающий всплеск воплей на время сотрясал местность, но огоньки уже не исчезали. Не обращая внимания на исчезновение своих собратьев, дохи с еще большей яростью набрасывались на новые, теплые куски мяса.

Сколько это длилось Озл не представлял. Хронометр он потерял в какой-то из своих моментов приключения. Было облачно, звезд видно не было и он утратил всякую ориентировку во времени.

Вдруг он увидел блеск желтой молнии вдали. Еще какой-то гад ползет, мысль, иглой кольнула мозг. Но блеск молнии засверкал чаще и вскоре превратился в луч, описывающий круги.

Нашли, облегченно вздохнул Озл и выстрелил несколько раз вверх.

Вскоре громадный лэйтэр завис над его головой, вырвав лучом прожектора у тьмы кусок берега, перед Озлом. Увиденное на берегу заставило его ужаснуться. Большие черные животные, в экстазе, не обращая внимание на свет, рвали части своих соплеменников, части туш которых, в большом количестве валялись на берегу. Все новые и новые страшные оскаленные морды выпрыгивали из темноты и бросались на пир.

Опустился лифт. Озл подтянулся и впрыгнул в него. Через несколько мгновений он оказался внутри лэйтэра.

— Что произошло? — Ему навстречу шагнул Арт, еще один его помощник. — Мы получили сигнал бедствия. Где пилот и Рокт, что с тропером?

— Мы разбились. — Озл вышел из лифта и подойдя к свободному креслу, тяжело опустился в него. — Кард и Рокт погибли. Я в последний момент увидел, что мы идем на скалу и смог выпрыгнуть.

— Такой пилот налетел на иглу? — Арт с сомнением покачал головой. — Он постоянно с закрытыми глазами летал среди скал, приводя в ужас своих пассажиров. С ним редко кто добровольно, кроме тебя конечно, садился в тропер. А тут? — Арт недоуменно пожал плечами.

— Мы повредили внешний сканер и шли практически визуально, на высоте около двух тысяч. Неожиданно турбулентный поток швырнул нас в сторону и мы потеряли ориентировку. — Озл махнул рукой. — Когда Кард выровнял тропер, было поздно, скала уже была перед самым носом.

— А зачем вы туда полезли, и как вы оказались в этом месте? Здесь и днем-то тяжело ходить?

— Я же сказал. — В голосе Озла скользнуло раздражение. — При одной из посадок, мы сильно ударились о камень и повредили внешний сканер, он начал врать. Тут еще ночь. Кард, чтобы не налететь случайно на иглу, решил забраться повыше. Все шло хорошо, мы уже почти дошли, правда немного сбились с курса. И тут… — Озл поморщился.

— А что вы задержались до темноты? — Арт потер переносицу.

— Одно из мест нам показалось привлекательным для шахты. — Озл начал жестикулировать. — Развернули станцию. Начали исследования. Начало выясняться, что порода бесперспективная. Но чтобы туда больше не возвращаться, решили довести анализ до конца, вот и задержались. Пришлось возвращаться ночью. Вот и вернулись.

— Да-а! — Арт провел рукой по волосам. — Тебе придется здорово покрутиться перед вестами, чтобы заставить их поверить этому. Осколки мы конечно соберем, но тебе будет трудно.

— Не беда. — Озл неожиданно широко улыбнулся. — Главное сделано.

Брови Арта полезли высоко вверх, он ошалело посмотрел на Озла. Тот уже отвернулся к окошку и молча смотрел на кровавый пир на берегу.

— Похоже, что ты собрал сюда всех дох Лии. — Покачал головой Драк, пилот лэйтэра.

Озл молча ухмыльнулся, его план начал работать.

Прибывшая с Весты комиссия ничего не смогла установить. Часть тропера сгорела, остальная часть рассыпалась на такие осколки, изучение которых абсолютно ничего не дало. В озере водились хищные рыбы и потому останков Рокта и Карда найти не удалось. Озл показал вестам место их исследования, на котором они были за два дня до происшествия. Так как времени прошло уже больше десяти дней, да и прошедший циклон сделал свое дело, следов развертывания станции практически видно не было. Определить время исследований этой местности с точностью до дня так же не представилось возможным. Сделав Озлу соответствующее внушение, комиссия удалилась.

В дальнейшем, он ни разу и сам не был на месте аварии инопланетного корабля, и никого не посылал туда для исследовательских работ, пытаясь выбрать наиболее подходящий момент для тайного визита. Но развернувшиеся затем события: восстание, захват кораблей и уход из системы Кронны, заслонили это событие и только лишь когда, стало ясно, что ему от вестов не уйти, Озл вспомнил об аварии корабля Союза и спрятанном приборе. У него появилась новая надежда, к которой он сейчас и шел.

* * *

“Призрак” завис над плато. Вроде бы в ущелье видна небольшая горка, может быть это и есть остатки корабля Союза? Озл усиленно тер переносицу, пытаясь принять решение. Наконец, скорчив гримасу и махнув рукой, он выпустил опоры корабля и осторожно коснулся ими поверхности Лии. Слегка накренившись, “Призрак” затем выпрямился и замер.

Озл нажал клавишу сканера связи.

— Фраз. Срочно ко мне в зал управления.

Вскоре сзади Озла раздался голос.

— Я здесь великий.

Озл уже не раз внушал Фразу, пытаясь завоевать его полное расположение, чтобы тот не называл его великим. Но для Фраза слово “великий” стало уже просто именем для Озла и в конце концов бывший констант оставил Фраза в покое, поняв, что тот и так ему предан, словно доверчивый вестинианский тупи.

— Возьми тропер и сходи в то ущелье. — Не поворачиваясь, Озл ткнул пальцем в экран пространственного сканера. — Найди там горсть мелких серых камешков и принеси мне.

Фраз молча уставился на экран и вдруг, упав на колени, пополз к креслу Озла.

— Не оставляй меня здесь великий. — Раздался его жалобный голос. — Я знаю, что земной самке я больше не нужен, маленький Бор уже подрос, но я, словно тупи, всегда буду верно служить тебе. Не оставляй меня вестам. — Фраз обеими руками вцепился в подлокотник кресла. — Уж лучше убей меня сам. — Он низко опустил голову и затих.

Повернувшийся к нему Озл, слегка опешил и не знал, что сказать. Наконец он встал и, подойдя к Фразу со спины, стал поднимать его с колен.

— Встань болван. — Голос Озла звучал не зло, а даже немного ласково. — Никто тебя не собирается здесь оставлять, если ты сам не сбежишь вместе с тропером. Это даже хорошо, что Лени в тебе почти не нуждается. У тебя теперь много свободного времени и ты будешь больше помогать мне, а работы у нас скоро будет очень много, это я тебе обещаю. — Он положил руку на плечо поднявшемуся с колен Фразу. — А сейчас иди туда и принеси то, о чем я тебя прошу. Посмотри повнимательней, поковыряйся под слоем пыли и камней. Мне нужны только лишь серые, в виде геометрических фигурок, камешки. — Озл ткнул пальцем в направлении экрана пространственного сканера. — И поторопись. Мы не можем здесь долго находиться, нас могут обнаружить весты.

— Слушаюсь, великий. — Фраз склонил голову и повернувшись ушел.

Озл вновь сел в кресло и начал наблюдать как из-за “Призрака” вынырнул крохотный тропер и помчался в расщелину. Вот он завис неподвижно и под ним поднялось небольшое облачко пыли.

Захват использует, усмехнулся Озл, боится выходить.

Тропер понесся назад и скрылся под кораблем. Через, некоторое время Фраз уже был в зале управления.

— Великий, я принес что ты просил.

— Давай сюда. — Озл ткнул пальцем в свободное место на пульте управления.

Фраз подошел к пульту и положил на него большой прозрачный пакет с коричневатыми, имеющими резкие грани, камнями. Водя головой, Озл рассматривал камни, не трогая пакет руками. Не увидев то, что хотел увидеть, он проговорил.

— Ты их сверху взял?

— Нет, нет. — Фраз отчаянно замотал руками и головой. — Как ты приказал великий, с глубины трех-четырех метров.

— Высыпи их. — Озл ткнул пальцем в свободное место пульта управления.

Фраз открыл пакет и, стараясь не пылить, аккуратно высыпал камни на указанное место.

— Что ты копаешься? — Озл отпихнул руки Фраза и широким жестом разгреб кучу камней. — Проклятье. — Зло процедил он сквозь зубы. — Не то.

Сильным взмахом руки он сбросил камни на пол, которые с грохотом раскатились по залу управления.

— Убери их. — Озл махнул рукой.

Фраз упал на колени и начал по одному собирать камни в пакет.

— Болван! — Громко выкрикнул Озл. — Возьми уборщик.

От громкого окрика Фраз уронил только что подобранный камень.

— Стой! — Выкрикнул Озл, увидев, что из рук Фраза выпал серый камешек.

Озл вылетел из кресла и, бросившись к застывшему, словно изваяние Фразу, схватил камешек. Он осторожно потер камешек пальцами, стирая прилипнувшие к нему крохотные пылинки Лии, которые сделали коричневым. Да, безусловно у него в руке был один из тех камешков, которые он искал; блестящий, темно-серый кубик.

— Иди в грузовой отсек и приготовь силовые магнитные захваты. — Проговорил Озл возвращаясь в кресло. — Мы сейчас поднимемся на вершину скалы и возьмем там груз. Я зависну над ним, а ты подъемником быстро втянешь его в корабль. Действуй быстро, но аккуратно, ящик тяжелый, около двух тысяч слэйт.

— Камни. — Фраз провел рукой около себя.

— Не убегут они от тебя. — Озл указал ему рукой на дверь. — Поторопись. — Он положил руки на панели управления.

Корабль вздрогнул и оторвавшись от плато, заскользил вдоль скалы вверх. Фраз стремглав бросился из зала управления.

Озл осторожно поднял “Призрак“ над плоскогорьем и, зависнув над едва видимой ямой, проговорил в сканер связи.

— Открой люк и опусти подъемник с захватами в эту яму.

— Там же ничего нет? — Раздался удивленный голос Фраза. — Куда опускать?

— Вниз, болван! — Прорычал Озл. — Делай, что тебе говорят и шевелись быстрей.

Захваты стремглав понеслись вниз и, достигнув поверхности, гулко ударились о нее, подняв столб пыли. Трос обвис, в корабль проник звук металлического стука.

— О-о-о! — Простонал Озл, заскрежетав зубами. — Включай захваты и осторожно поднимай.

Трос натянулся, дно ямы поползло вверх.

— Прикрой створки люка и сдуй пыль с ящика. — Проговорил Озл в сканер связи.

Вскоре из сканера связи донеслось проклятие. На экране обзора грузового отсека, было видно, как прорвавшееся сквозь не плотно закрытые створки люка коричневая пыль, с ног до головы окутала Фраза. Озл молча покачал головой. Наконец створки люка вновь разошлись и в нем показался большой бело-голубой ящик.

— Он. — Озл шумно и облегченно выдохнул.

— Даю десять минут. — Он проговорил в сканер связи. — Закрой люк, прочно пристегни груз к полу и иди сюда. Мы покидаем Лию.

Озл нажал клавишу на пульте управления.

— Лени приготовься к старту, через десять минут мы уходим. — Он поднял глаза в верхнюю часть внешнего сканера и включил хронометр.

Вместе с появлениями на нем нулей, Озл включил быстрый подъем. Краем глаза, он увидел, что уже около кресла, ускорение бросило Фраза на пол. Тот стал на четвереньки и превозмогая тяжесть, скрипя зубами и тяжело дыша, кое-как уселся в кресло.

Озл молча усмехнулся и на высоте десяти тысяч метров над Лией, нашел нужный участок пространства, включил генератор экрана и нажал клавишу старта.

Начало легко вдавливать в кресло. На сером экране пространственного сканера проявились матовые точки звезд. Озл, напрягая зрение начал всматриваться в них, затем отрицательно качнул головой и откинулся на спинку кресла.

Зря я уничтожил Нагата, невеселая мысль пришла ему в голову. Сейчас бы он очень пригодился. Озл закрыл глаза. Как я устал.

Подскочивший, вдруг, вихрь, подхватил, сделавшееся невесомым, его тело и понес ввысь. Озл обмяк, его голова склонилась к плечу, он спал.

3

Лигх Лиги Объединенных Планет системы Кронна А”Горнн, низко опустив свою большелобую голову, шел по коридору здания Лиги в свой кабинет. Остановившись около двери приемной, он тяжело вздохнул и дотронулся рукой до двери. Дверь скользнула в сторону и он переступил ее порог. В приемной оказался лишь один его помощник, Ю"Троссе, который что-то сосредоточенно рассматривал на объемном экране видеографа, не замечая вошедшего лигха. Проходя мимо его стола А”Горнн приостановился.

— Вызови ко мне: А"Стонне, К"Расса и посла на Земле — Ю"Кнотта. Они все должны быть здесь, в здании Лиги. Пусть отложат свои дела и немедленно соберутся у меня. Передай Ф"Роззеру, чтобы безотлагательно подготовил сопровождение для лэйтэра посла, ему предстоит срочно отбыть на Землю.

— Слушаюсь, масс лигх. — Ю"Троссе кивнул головой и застучал по клавишам сканера связи.

А”Горнн прошел в свой кабинет, но направился не к рабочему столу, а наполнив у автомата стакан тоном, устало опустился в удобное кресло, около круглого стола бесед. Прикрыв глаза и медленно потягивая напиток, он ушел в себя и заплутался в своих мыслях, отключившись от реальностей действительного мира.

— Масс лигх! — Раздался громкий голос, заставивший А”Горнна вздрогнуть.

А”Горнн приподнял веки и взглянул на дверь. В дверях стоял А"Стонне, за которым маячили еще чьи-то фигуры.

— Входите! — Лигх выпрямился и поставил стакан на стол. — Я вас жду.

В кабинет вошли трое приглашенных, А”Горнн указал им на кресла вокруг стола бесед.

— Рассаживайтесь! — Он незаметно дотронулся до пластинки под крышкой стола.

Через несколько мгновений в дверях появился его помощник.

— Подай гостям их любимые напитки. — Несколько уставшим голосом произнес лигх. — И отмени на ближайшие два часа все мои встречи. — Он вновь взял в руку стакан с напитком.

— Хорошо, масс лигх. — Ю"Троссе кивнул головой и исчез.

Не успели приглашенные в полной мере поприветствовать лигха, как перед каждым из них уже стоял его любимый тон. Переглянувшись, они взяли большие стаканы и последовали примеру хозяина кабинета, откинулись на спинки удобных кресел и начали потягивать напиток.

— Я вас пригласил, чтобы поговорить о нашей дальнейшей судьбе, судьбе нашей цивилизации. — А”Горнн отвел руку со стаканом в сторону. — Хотя Лига, которая только что закончилась, и приняла решение, которое мы должны неукоснительно выполнять, но мы все же должны посоветоваться, как это постараться сделать с наименьшим ущербом для нашей планетной системы.

— Скажи сразу, масс лигх. — Перебил его А"Стонне. — Решение положительное?

— Да. — А”Горнн кивком головы подтвердил произнесенное слово. — Лига Объединенных Планет решила предложить Земле объединить усилия для противостояния Союзу.

Раздалось громкое пырсканье. Все удивленно повернули головы на звук. К"Расс сидел далеко оттопырив свои толстые губы, тонкая струйка тона текла по его массивному подбородку.

А”Горнн поморщился. Он хорошо знал, что К"Расс не любил землян и всячески старался противостоять укреплению связей с ними. Но регал был избран Лигой и, хотя подчинялся лигху, но смещен со своего поста мог быть, опять же, только лишь с ее согласия.

В настоящее время у К"Расса в Лиге позиция была достаточно прочной и он позволял себе некоторые выходки, шедшие в разрез с действиями А”Горнна. За А”Горнном стояла такая мощная общественная и влиятельная организация, как комиссия ТОРСА, но в Лиге она была представлена слабо и могла лишь косвенно влиять на складывающуюся ситуацию. В сложившейся сейчас ситуации она была целиком на стороне А”Горнна и лигх чувствовал себя более уверенно, чем прежде.

— Комиссией ТОРСА на Лиге была оглашена статистика происшествий, связанных с гибелью наших космических кораблей без видимых причин, что дает повод думать, что это дело рук Союза. — Продолжил А”Горнн, после короткого молчания. — Картина идет по все большей возрастающей. За последние три года мы имеем столько посещений нас кораблями Союза, сколько их было за последние пятьсот лет, а за прошлый год, столько, сколько за последние три года, а за три месяца этого года, столько, сколько имели за весь прошлый год.

Если раньше появление их кораблей у нас было эпизодическим, то теперь три-четыре корабля висят над нашими головами постоянно. — А”Горнн помахал рукой над своей головой. — И что будет завтра я не знаю. — Он опустил голову.

— Если они сегодня висят над головой, то завтра сядут на шею. — С иронизировал председатель Совета Цивилизаций А"Стонне.

— Возможно. — А”Горнн с серьезным видом кивнул головой.

— Нужно с ними попытаться договориться. — Раздался голос К"Расса.

А”Горнн повернул голову и недоуменно уставился на регала.

— Я предлагаю договориться с Союзом. — К"Расс пожал плечами. — Тогда не придется связываться с землянами.

— А что ты имеешь против землян? — Прищурился А"Стонне и развалясь в кресле, положил ногу на ногу. — Чем они тебе не нравятся? Я уже более десяти лет знаю их и не нахожу в них ничего плохого. Если не лучше, то никак не хуже нас.

— Не стоит ставить себя на один уровень со слаборазвитой цивилизацией. — Толстые губы К"Расса далеко оттопырились.

— Что это у них слаборазвито? — Пожал плечами А"Стонне. — Нашли ведь они нас, а не мы их.

— Это не имеет значения. — Поморщился К"Расс, его лицо приняло недовольный вид. — Например их технология, она слабее нашей. Корабли хуже наших, оружие менее совершенно, да и вообще наша техника лучше. Если и можно иметь с ними дело, то как с низкоквалифицированной рабочей силой, заменить ими тоор, например. Правда они не так сильны, как тоор, но более хитры и изворотливы.

— Н-да! — А"Стонне покачал головой. — Весьма заманчивая идея.

А”Горнн постучал согнутым пальцем по столу.

— Оставьте пока свой спор. Давайте ближе к делу.

— Уж ближе некуда. — А"Стонне хмыкнул.

— Масс А"Стонне, оставим наши пререкания. — А”Горнн снова постучал по столу. — Скажи масс К"Расс, каким образом ты предлагаешь установить контакт с Союзом?

— Надо подумать. — Развел руками К"Расс. — Я уверен, такой способ есть.

— Так почему же ты до сих пор не договорился? — Усмехнулся А"Стонне, вновь вмешиваясь в разговор. — Тогда бы мы точно уж ни с какими землянами связываться не стали бы. Или тяжело думать?

— Я подумаю, подумаю! — В голосе К"Расса появилось раздражение.

— Пока ты придумаешь что-либо, нас уже не будет. — А”Горнн недовольно махнул рукой. — Нас уже и так прижимают к стене. Благодаря Союзу мы уже потеряли двенадцать своих кораблей, различного назначения и семь из них в этом году. И если мы ничего не предпримем в ближайшее время и не начнем им противостоять, то можем оказаться в весьма тяжелой и непредсказуемой ситуации.

Исследователь Дорот Вит несколько дней назад сообщил Ив Гену весьма любопытную вещь. Ему удалось каким-то образом зафиксировать за стеной быстро перемещающуюся аморфоподобную массу. Что это, он сказать не может, но то, что раньше ее там не было — это он утверждает однозначно. Вит высказывает мнение, что это может быть большим соединением кораблей Союза, которое отрабатывает свое взаимодействие.

— Мало ли что там может быть. — К"Расс махнул рукой. — Не стоит слова землянина принимать за сигнал бедствия. Ему это все могло показаться со страха. Еще не известно, чем это он сумел зафиксировать эту самую массу.

— У нас нечем, а у него есть чем. — А"Стонне качнул головой.

— Если бы в свое время Лига не оттолкнула бы Н"Гатта, у нас бы тоже много чего было бы. — Голос К"Расса зазвучал раздраженно. — Тогда бы мы сейчас не унижались бы перед землянами.

— Никто перед ними не собирается унижаться. Мы предлагаем им равнопартнерское сотрудничество, равный обмен своими технологиями. — А”Горнн повысил свой голос. — Что касается Н"Гатта. Если бы тогда не остановили его, то возможно сейчас и нашей цивилизации уже бы и не существовало. Сквозь амбициозные планы Н”Гатта уже хорошо просматривалось его желание стать властелином всей звездной системы, что прямо так выпирало из его последних высказываний.

— И что же такого земляне могут нам дать, чего у нас нет? — К"Расс наклонился вперед, чтобы лучше видеть лигха.

— Мы даем им сто пятьдесят полных генераторов пространства и сто пятьдесят генераторов силовых полей, для защиты их кораблей. Они оснащают все наши корабли аппаратурой пси-связи и регистраторами скрытых масс.

— Наша аппаратура связи не хуже земной, а регистраторы нам не нужны. Они все равно не видят корабли Союза. — К"Расс махнул рукой и снова откинулся на спинку кресла, оттопырив свои толстые губы.

— Их пси-связь гораздо быстрей и действует намного дальше наших сканеров связи. — Произнес Ю"Кнотт. — Работа над совершенствованием массметра ведется постоянно и возможно, что он скоро начнет регистрировать и корабли Союза.

— Мы сами можем создать такой же прибор, а возможно и лучше. — Из глубины кресла К"Расс снова махнул рукой.

— Они тоже вполне могут обойтись без нас. — Снова вступил в разговор Ю"Кнотт. — Их последние сообщения по спиралоновым генераторам дают повод предположить, что у них скоро будет нечто грандиозное в звездоплавании.

— Это все игра вашего воображение. — К"Расс вновь махнул рукой. — Желание слухи сделать реальностью.

— Создается такое впечатление, что ты один радеешь за нашу цивилизацию, а все остальные так и стараются ее свести на нет. — А”Горнн вылил в рот остаток напитка и поставил стакан на стол. — Как бы ты не противился, тебе придется подчиниться решению Лиги, о создании военного союза с Землей. Если ты этого не сделаешь, то тебе придется оставить свой пост.

— Я ничего не имею против решения Лиги. — К"Расс, не смотря на свой внушительный вид, мгновенно вскочил с кресла. — Я всегда выполняю ее решения, какими бы они не были.

— Вот и прекрасно. — А”Горнн пожал плечом. — Садись! Я сейчас доложу вам о решении Лиги по вопросу строения объединенного флота, А затем А"Стонне оповестит нас о предварительном разговоре с Землей по этому вопросу.

К"Расс буквально свалился в кресло и оно под ним жалобно скрипнуло. А”Горнн растянул губы в довольной ухмылке.

— Это заседание Лиги было закрытым и приглашенных на нем не было. — Начал рассказывать лигх. — Я не буду пересказывать, кто, о чем и как говорил. Решение принято и его надо выполнять. Нам предстоит построить и влить в объединенный флот семьсот пятьдесят единиц кораблей различного назначения. Четыреста пятьдесят кораблей для объединенного флота даст Земля.

— Это называется равноправие. — Раздался язвительный голос К"Расса из глубины кресла.

— Это все предстоит сделать в течение двух ближайших лет. — Повысил голос А”Горнн, пропуская реплику регала. — У нас уже есть четыреста пятьдесят кораблей и мы еще построим триста. Земля имеет в своем распоряжении около пятидесяти кораблей, которые могут соответствовать предстоящим выполнять флоту задачам, но они сейчас строят сразу сто пятьдесят кораблей. Чтобы эти корабли в полной мере соответствовали нужным требованиям, мы и поставляем для них соответствующие генераторы. Более того мы должны будем поставить землянам генераторы для всех четырехсот пятидесяти кораблей; три партии по сто пятьдесят генераторов.

Они же поставят нам семьсот пятьдесят комплектов аппаратуры пси-связи и семьсот пятьдесят массметров. Более того, они обязуются оснастить массметрами все наши пассажирские лэйтэры и леветы межпланетного назначения, а это еще около трехсот судов. У них может возникнуть проблема с компонентами для такого количества приборов, поэтому тут нам нужно будет кое-что сделать самим.

Нам немного легче. На наших корбоутах мы устанавливаем от трех до семи генераторов пространства, а их корабли намного уже и потому они будут ставить всего по два генератора, что несколько облегчает нашу задачу.

Тебе масс К"Расс предстоит буквально с завтрашнего дня начать погрузку имеющихся у нас полных комплектов генераторов в грузовые лэйтэры. Придется пилотам помотаться, больше пяти-семи комплектов в лэйтэр не всунешь. С генераторами полей легче, они все войдут в пару-тройку грузовиков. Оттуда корабли будут забирать аппаратуру землян и доставлять сюда.

— Где я возьму столько грузовых лэйтэров сразу? — Возмутился К"Расс. — У нас их всех пятьдесят два. Для таких массированных перевозок нужно не менее тридцати. Лэйтэр не корбоут, он больше года будет ползти до Земли и столько же обратно. Тогда уж нужно начинать со строительства дополнительных грузовиков, а они нам ни к чему, нам и этих достаточно. Пусть земляне на себе таскают генераторы! — Уже выкрикнул он.

— Их грузовой колониальный корабль забрал бы все сразу. — Спокойно ответил А”Горнн. — И не было бы проблемы. Но время. Ближайший такой корабль находится на орбите Хроны. Оттуда он придет к нам лет через пять, что никого не устраивает. Такое предложение было, но его пришлось оставить, как запасной вариант.

— Пусть прицепят к нему десять наших генераторов и решат свою проблему. — Посоветовал К"Расс.

— Нет. — А”Горнн отрицательно мотнул головой. — Легче построить такой новый корабль, чем перестроить старый.

— Тогда я не знаю, что делать? — К"Расс выпрямился и развел рукам.

— Ужми некоторые перевозки. — А”Горнн начал жестикулировать руками. — Достаточно бессмысленных пустых рейсов, где можно обойтись и леветом или на худой конец можно воспользоваться корбоутом. Посмотри внимательно все перевозки, особенно на внутри планетных линиях. Я думаю, что два десятка корбоутов, можно вполне достаточно быстро приспособить для этих целей. Тем более, что первую партию аппаратуры связи и массметров земляне доставят нам сами, с той полусотней имеющихся у них кораблей, которые первыми вольются, с их стороны, в объединенный флот.

— У нас еще нет решения землян об объединенном флоте, а мы уже ставим на него. — Широко улыбнулся А"Стонне.

— А о чем был у тебя разговор с Ив Геном? — А”Горнн посмотрел на А"Стонне. — Земляне с чем-то не согласны? — Я совсем недавно разговаривал с Костроминым. Он говорил, что с их стороны не будет никаких препятствий. Они будут очень рады, если наши цивилизации будут сближаться все тесней и тесней.

— Да нет. — А"Стонне махнул рукой. — Они во всем идут нам навстречу. Ив Ген уверен, что Высший Совет Земли примет положительное решение об объединенном флоте. У нас шел разговор о подчинении флота и его командовании. Ген рекомендует объединенный флот подчинить Совету Цивилизаций. Командующего фотом, он называет его адмиралом, так же должен назначать Совет Цивилизаций, но от той цивилизации, чей представитель сейчас не является председателем Совета, чтобы был некий паритет власти.

— Ты хочешь сказать, что флотом будет командовать землянин? — Выкрикнул К"Расс. — Не бывать этому! — Он сделал резкий взмах рукой в сторону.

— Я так же думаю, что это разумное решение. — А"Стонне оставил без внимания выкрик К"Расса. — Совет Цивилизаций создаст нечто вроде наблюдательного органа, который будет иметь контрольные функции над флотом и, не вмешиваясь в его руководство, просто будет вести контроль за исполнением решений Совета Цивилизаций и докладывать ему о прохождении этих решений.

— Я в принципе не против такого строения управлением флота. — А”Горнн поднял плечо до самого уха. — Конечно флот не Совет, но это наиболее приемлемое решение. Меньше будем строить друг другу козней. Тогда значит командующим флотом сейчас будет землянин. Кто интересно у них есть для этой цели?

— Мы обсуждали с Геном одну из возможных кандидатур. Он не против ее. Это Ов Бор. Ему в заместители я бы рекомендовал Ф"Роззера.

— Ф"Роззера в заместители? Нет! — Снова выкрикнул К"Расс. — Это уже слишком. Я сам доложу об этом Лиге. Это переходит все границы. Тогда зачем нам лигх вест? Пусть и системой Кронны правят земляне. — Продолжал запальчиво выкрикивать он.

— Я думаю Лига примет предложение Совета Цивилизаций. — Развел руками А”Горнн еще раз игнорируя выпад К"Расса. — Раз уж мы обращаемся к землянам, то придется принять их некоторые предложения.

К"Расс вскочил, глаза его горели желтым цветом.

— Я ухожу! Мне еще нужно решить много дел сегодня. — Он направился к двери.

— Первые лэйтэры должны уйти на Землю через два-три дня. — Бросил ему вдогонку А”Горнн. — Таково решение Лиги.

Спина К"Расса передернулась, но он не оглянулся.

— Он может что-то предпринять против? — А"Стонне перевел взгляд на лигха.

— Сейчас? — А”Горнн отрицательно качнул головой. — Навряд ли. Ситуация весьма неоднозначная и Лига даст свое согласие на назначение Ов Бора адмиралом объединенного флота. Что будет дальше, покажет время. — Он поднялся.

— Так может быть подождать решение Лиги по руководству флотом? — Ю"Кнотт так же поднялся. — Потом уже отправляться на Землю?

— Не стоит задерживаться. — Поморщился А”Горнн. — Ты ведь будешь в пути не один день. Мы еще поговорим об этом по своим кабинетам. Рассмотрим еще какие-либо варианты. Ближайшее заседание Лиги через двадцать дней. Там все и решим. Не будем пока торопить этот вопрос. Ответ на него тебя догонит.

— Разумно, масс лигх. — Ю"Кнотт согласно кивнул головой. — Тогда я пошел готовиться к отходу.

— Еще один вопрос. — А"Стонне поднял вверх руку.

— Да. — А”Горнн протянул руку в сторону посла, задерживая его и повернул голову к председателю Совета Цивилизаций.

— Ген просил доставить на Хрону медицинскую лабораторию по уходу за новорожденными. Земля приобрела ее на Весте и хочет установить в своей колонии. Ожидается появление ребенка на Хроне у земной женщины от веста и Ген боится, что лаборатория может не успеть.

— Вот ты ее и доставишь. — А”Горнн повернулся к Ю"Кнотту. — Я думаю не стоит об этом просить К"Расса. — Он широко улыбнулся. Лаборатория должна быть не такою уж большой, а твой корабль огромный и очень быстрый. Я думаю, что больше недели тебя это не задержит, а помочь обязательно надо, ведь свой же старался, вест. Возьмешь так же с собой ученых и специалистов, их около восьмидесяти человек. — Он снова повернулся к А"Стонне. — Лаборатория готова к отправке?

— Да. — Кивнул головой А"Стонне. — Она уже на космодроме. Ждет ближайший рейс на Хрону.

— Вот и отлично. — А”Горнн развел руками. — Специалисты ждут, лаборатория готова. В путь. — Он протянул руку Ю"Кнотту. — Желаю успеха.

— Благодарю, масс лигх. — Ю"Кнотт пожал протянутую руку и склонил голову.

Затем он пожал протянутую руку А"Стонне и ушел.

— Все или еще нет? — А”Горнн поднялся и подошел к А"Стонне.

— Нужно решить вопрос о флагманском корабле для адмирала флота. — С усмешкой произнес А"Стонне. — На нем должен располагаться так же и штаб флота. Поэтому это должен быть достаточно большой корабль. Ген говорит, что у Земли такого корабля сейчас нет. Так что, нам выкручиваться. Мы можем что-то достойное предложить адмиралу?

–"Аттакс"подойдет? — Лигх положил руку А"Стонне на плечо.

— Этот гигант? — А"Стонне пожал плечами. — Он ведь строился для тебя, масс лигх?

— Ничего. — А”Горнн двинул руками вперед, как бы что-то отталкивая от себя. — Для такого дела я уступаю его, а я еще поползаю на своем старичке."Аттакс"немного перестроим, дооснастим вооружением, повысим мощность генераторов и пусть адмирал флота ходит на нем. Для столь мощного флота должен быть и соответствующий флагман. Подойдет или будем другой строить?

— Вполне. — А"Стонне широко расставил руки в стороны и не менее широко улыбнулся. — Надеюсь — адмирал объединённого флота останется доволен нашим подарком.

* * *

К"Расс был зол. Совещание у А”Горнна его взбудоражило.

— Все отдать этим недомеркам. — Бубнил он себе под нос идя по коридорам Регалия в свой кабинет, низко опустив голову. — Адмирал Ов Бор. — К"Расс плюнул на пол. — Флот вестов не подчинится землянам никогда! — Он так резко взмахнул рукой, что его бросило в сторону.

Пошатнувшись он поднял голову и увидел, что уже проходит мимо двери своей приемной. Выругавшись и войдя в приемную, он бросил своему помощнику.

— Меня нет для всех, кроме Ф"Роззера.

Помощник вскочил и молча закивал головой. К"Расс прошел в кабинет и усевшись в кресло нажал несколько клавиш сканера связи. Над столом вспыхнула голограмма с изображением Ф"Роззера.

— Где ты сейчас? — Раздраженно произнес К"Расс.

— У себя, в здании Регалий. — Ф"Роззер недоуменно пожал плечами.

— Я тебя жду у себя. — К"Расс постучал пальцем по своему столу. — Немедленно.

Изображение Ф"Роззера мгновенно исчезло. К"Расс откинулся в своем кресле и продолжил мысленно посылать проклятия в адрес землян и всех тех вестов, которые широко сотрудничают с ними.

За последние годы его правления, для расширения связей с землянами, были выделены огромные средства. Весты оказались очень щедры к братьям по разуму. Буквально река денег уплывала из рук К"Расса в неподконтрольном ему направлении. Ему не удавалось отвести в свою сторону даже крохотного ручейка. Этот поток средств взяла под свой контроль Лига и лично лигх, А”Горнн. Еще больше К"Расса раздражали двое землян, эти выскочки — Дорот Вит и Ов Бор. Мало того, что они получили громадное вознаграждение за найденную базу тоор, так их еще сделали героями системы Кронны. К"Расс их возненавидел так, как мог это сделать. Теперь же еще Бора собираются сделать адмиралом объединенного флота — этого допустить никак нельзя.

Этот болван Х"Юрри все испортил, К"Расс потер ладонью лоб. Если бы не его непомерная жадность, то вознаграждение сейчас было бы их, а уж он, К"Расс, постарался бы, чтобы оно было гораздо больше, чем получили эти два недомерка.

К"Расс закрыл пальцами глаза и задумавшись, ушел в себя.

Его вдруг сильно тряхнуло. К"Расс встрепенулся и открыл глаза. Около него стоял Ф"Роззер и тряс его за плечо.

— Что случилось? — К"Расс уставился на командующего вестинианским флотом.

— Я не знаю. — Ф"Роззер недоуменно пожал плечами. — Ты сам меня вызвал.

— Ах-х, да. — К"Расс безразлично махнул рукой, выпрямился и показал на одно из кресел. — Садись. Будет неприятный разговор.

Лицо Ф"Роззера моментально вытянулось. Он обошел стол и сел напротив регала, уставившись на того немигающим взглядом.

— Ты знаешь, что Лига предлагает землянам создать объединенный космический флот? — К"Расс то же уставился на Ф"Роззера.

— Нет. Хотя один из моих друзей, являющийся членом Лиги, как-то говорил, что такие мысли кое у кого из членов Лиги есть.

— Так теперь эти мысли обрели реальность. — К"Расс ткнул пальцем в стол. — Ю"Кнотт отбывает на Землю с таким предложением. По всей видимости земляне его поддержат, предварительная договоренность между А”Горнном и их главным, Костроминым, уже есть.

— Ну что ж. — Ф"Роззер дернул плечами. — Может это и неплохо.

— Ты болван! — Прорычал К"Расс.

Ф"Роззер выпрямился в кресле до предела, его губы начали подрагивать.

— Ты знаешь, что Лига идет на поводу у землян и командующим объединенным флотом будет землянин? — Красс начал размашисто жестикулировать руками. — Как земляне называют его — адмирал. А”Горнн уже согласен с таким предложением Совета Цивилизаций.

— А”Горнн — еще не Лига. — Пожал плечами Ф"Роззер.

— Это вопрос только лишь времени. — К"Расс махнул обеими руками. — Если Лига сама просит помощь у землян, то она начнет плясать под их музыку. Ты еще не знаешь кого рекомендуют на должность адмирала.

— Не знаю. — Ф"Роззер вновь пожал плечами. — Но наверное у Земли достаточно опытных капитанов.

— Это будет Ов Бор! — Выкрикнул в лицо Ф"Роззеру регал.

— Ов Бор? — Ф"Роззер отшатнулся. — Это недопустимо. — Он резко взмахнул рукой. — Нет!

— Я об этом тебе и пытаюсь втолковать. — К"Расс облегченно вздохнул и откинулся на спинку кресла. — Этот выскочка не должен занять пост командующего, он должен принадлежать тебе и мы должны придумать, как этого добиться.

— Наверное тебе нужно выступить с речью на Лиге? — Ф"Роззер пожал плечами.

— Просто так, сейчас Лига меня не поддержит. — К"Расс вяло махнул рукой. — Нужно действие. И такое, чтобы Лига поверила мне и безоговорочно, пошла за мной. А пустые слова сейчас годятся лишь для сотрясания воздуха.

— Я даже и не знаю, что тебе предложить? — Ф"Роззер развел рукам.

— Я знаю. — К"Расс резко подался вперед и ткнул себя пальцем в грудь. — Нужен корабль Союза. Можно в любом виде, но желательно, чтобы он был целым. Ты его должен добыть любым путем, сегодня, завтра, корче в ближайшие дни. Лига до своего заседания должна обсосать это в своих кулуарах, а уж я тогда помогу им это проглотить.

— Я даже не знаю что и сказать. — Ф"Роззер усиленно тер пальцами лоб. — Так просто это не сделать. Об этом нужно серьезно подумать.

— Вот иди и думай. — К"Расс резким взмахом руки указал на дверь. — Только не распространяйся об этом. Лучше вообще никому не говори, кроме конечно непосредственных исполнителей. Совет Цивилизаций, между прочим, тебя будет рекомендовать заместителем Бора.

— Я могу не дать своего согласия. — Ф"Роззера вскочил с кресла.

— Дашь, куда ты денешься. — К"Расс ухмыльнулся и махнул на него рукой. — Иначе тебе придется наниматься пилотом на левет к одному из земных торгашей, их у нас сейчас стало, ох как, много. Иди и думай. — К"Расс вновь указал на дверь.

Ф"Роззер плотно сжал губы и резко повернувшись, вышел.

— Кретин. — Откинувшись в кресле, процедил ему вслед К"Расс.

* * *

Ф"Роззер через четверть часа уже сидел в своем кабинете и стучал по клавишам сканера связи. Перед ним появилось лицо одного из капитанов корбоута. Ему он доверял, как себе.

— Р"Велл. — Ф"Роззер кивком головы, поприветствовал капитана. — Где-либо поблизости есть сейчас корабль Союза? — Поинтересовался он.

— Конечно есть. — Пожал плечами Р"Велл. — Висит над космодромом Атты, в тридцати тысячах метрах от меня.

— А ты не слышал ни от кого из капитанов, чтобы его пытались заставить сесть?

— Не-ет. — Р"Велл с усмешкой, отрицательно покачал головой. — Желающих еще не было.

— Тогда тебе придется попробовать первому.

— Ты что командир? — Вытаращив глаза, Р”Велл впился взглядом в Ф”Роззера. — Я еще не сошел с ума. Тут нужно работать целому соединению.

— Нет. — Ф”Роззер резко мотнул головой. — Это придется сделать тебе одному. И ни кому ни слова. — Он махнул одним из указательных пальцев перед экраном. — Иначе пойдешь возить руду на Кретону.

Р"Велл нахмурился и опустил голову. Наступило тягостное молчание.

— Хорошо. — Капитан наконец поднял глаза на Ф”Роззера. — Когда это нужно сделать?

— Чем быстрей тем лучше. Можешь начинать хоть сейчас.

— Попытаюсь. — Р"Велл неопределенно покачал головой и исчез.

Ф”Роззер повернулся к другому столу и начал стучать по клавишам пространственного сканера. Через несколько мгновений над столом вспыхнуло объемное изображение столичного космодрома. В самом верху экрана был виден фиолетовый корабль Союза. Увеличив участок изображения с фиолетовым кораблем до возможного, Ф”Роззер откинулся в кресле и стал ждать.

Наконец над кораблем союза появился большой серый корбоут, который начал медленно падать на фиолетовый корабль, который по прежнему висел на своем месте, не подавая признаков видения корбоута. Когда между кораблями просвет уже почти не просматривался, фиолетовый корабль, вдруг резко повернулся вверх своим брюхом, если такое у него имелось, из которого вырвался широкий голубой луч, который мгновенно разрезал корбоут на две части.

Челюсть Ф”Роззера отвисла на столько, на сколько смогла это сделать. Ему еще никогда не удавалось видеть гибель вестинианского корабля, уничтожаемого союзником, их всегда находили уже изуродованными или изрезанными на части. Гибель корбоута по заказу со всеми подробностями, воочию наблюдалась им впервые.

Две половины корбоута начали падать вниз; одна из них загорелась. Фиолетовый корабль, вместо того, чтобы быстро уйти в сторону, почему-то не спешил это сделать. Он начал неторопливо переворачиваться в свое нормальное положение, но падающая горящая половина корбоута, уже опустилась на его хвост и начала прижимать вниз. Союзник резко дернулся вперед, видимо до него дошло, что нужно уйти из под горящего обломка, но тут на него легла вторая половина корбоута и над космодромом вспыхнуло голубое солнце.

Экран перед Ф”Роззером сделался ярко-голубым. Он отшатнулся, закрыл лицо руками и протяжно застонал.

* * *

Над дальним краем стола К"Расса вспыхнуло встревоженное лицо его помощника.

— Что? — К"Расс почувствовал недоброе, его сердце болезненно сжалось.

— Несколько минут назад над космодромом столицы столкнулись корбоут и корабль Союза. Произошел мощный взрыв, который до сих пор еще виден из здания регалий. Есть многочисленные жертвы.

К"Расс вскочил с кресла и кинулся к стене. Даже сквозь затененную стену, вдалеке был виден яркий голубой шар.

— Это тринадцатый. — К"Расс тяжело вздохнул, но неожиданно до его сознания дошел истинный смысл произошедшего.

— Безмозглый болван! — Он в ярости забарабанил кулаками по стене.

4

Виктория расширенными глазами впилась в экран старого, допотопного телестерео. Антенна связных коммуникаторов около ее дома, была очень старая, доставшаяся ей разбившегося недалеко от Хроны, по неизвестной причине, вестинианского корбоута и потому не в полной мере соответствующая земным стандартам, хотя и доставала до Земли. О ее замене она вспоминала лишь тогда, когда ей выпадала минутка взглянуть на экран стерео и поэтому канал связи с городом немного искажал передачи, особенно звук. К тому же два дня назад закончилась сильнейшая магнитная буря на Тауране, которая добавила своих помех в канал связи и понять что-либо из произнесенных диктором слов, было весьма затруднительно. Диктор сообщал.

— Подобранный… назад… хр-р-р, ирру-и-и пришел на… и открыл глаза. Бит… жизнь завершилась хр-р-р с-ш-н. Выяснения ли.. хр-у-у продолжаются. Хр-п-хр-рр-р сообщи… номер.

Виктория поднесла руки к лицу и не отрываясь смотрела на изнеможенное, крайне худое и грустное лицо мужчины, показываемое на экране. Его губы были столь плотно сжаты, что превратились в едва заметные ниточки, ни один мускул лица не вздрагивал, словно это было не лицо человека, а искусно сделанный гипсовый слепок. Большая белая полоса пролегающая через весь его лоб, явный след от очень сильного удара, придавала человеку глубоко задумчивый вид и лишь глаза, едва заметно подрагивающие и излучающие не естественный блеск, придавали его лицу живой вид.

Виктория не могла вспомнить это лицо, но глаза. Она их помнила. Она помнила эти глаза уже почти пятнадцать лет.

То умные и задумчивые, то ласковые и нежные, то искрящиеся и зовущие, они часто в ночной тиши вглядывались в ее лицо. Она протягивала руки к ним, пыталась потрогать их в темноте, как прежде, обводя своими пальцами вокруг них, трогая едва уловимые складочки, разглаживая брови и вглядываясь в глубину их взора, пытаясь прочитать то, что было недосказано словами, выражено легким жестом или мышцами лица. Но по началу, всегда натыкаясь на пустоту, она прогоняла их, а потом, уже привыкнув к их видению, лежала без движений и мысленно или шепотом разговаривала с ними, делясь своими печалями и радостями.

Слезы крупными каплями покатились из ее глаз и, оставляя блестящие следы на щеках, падали к ее ногам, разлетаясь мелкими фонтанчиками брызг в разные стороны.

Дверь холла широко открылась и в нее вбежала симпатичная девушка с густыми прядями пышных, роскошных, каштановых волос, падающих ей на плечи и спину.

— Мама, мама!

Увидев окаменевшую мать, с блестящими следами на щеках и застывшим взглядом, направленным в экран телестерео, она, осторожно ступая, подошла к стереоэкрану и заглянула в него.

— Кто это, мама? Я его не знаю. — Брови девушки взметнулись вверх, она быстро переводила взгляд с экрана на мать и наоборот и ее волосы, бурными волнами, метались по ее спине и плечам.

— Ты не права Леночка. — Виктория протянула руки навстречу девушке.

Елена протянула свои руки к матери и, шагнув к ней, положила голову на ее плечо.

— Ты не права дочка. — Виктория провела рукой по ее роскошным волосам. — Ты когда-то очень любила играть с этим дядей и он тебя очень любил. Он высоко тебя подбрасывал вверх, так высоко, что ты закрывала глаза, плотно сжимала свой ротик и широко расставляла ручки, а когда он тебя ловил, заливалась своим чудесным веселым смехом и требовала, чтобы он повторял это снова и снова. Тогда я, боясь, что он уронит тебя, подходила к вам и пыталась отобрать тебя у него, а ты так крепко вцеплялась ему в шею, что никакими силами невозможно было вас разъединить.

— Так скорее же скажи мама, кто это? — Елена отстранила свое лицо от плеча матери и вновь взглянула на экран.

— Это Марк. — Тихо выговорила Виктория. — Марк Лесич. — Ее плечи задрожали, она закрыла глаза и еще более крупные капли слез беззвучно покатились по ее щекам.

— М-марк? Мой второй папа? — Девушка посмотрела на голографическую статую молодого человека, стоявшую около стены и вновь перевела взгляд на экран, с которого уже исчезло изображение мужчины и недоуменно пожала плечами, эти два лица были совершенно не похожи.

— Ах, мое солнышко. Столько лет прошло. Он наверное столько пережил! — Виктория смахнула ладонями слезы со своего лица. — Он так хотел стать твоим папой, но… — Она опять вздрогнула.

— Мы его найдем, мама. — Девушка легонько тряхнула мать за плечи.

— Теперь мы его обязательно найдем, дочка.

Виктория взяла в свои руки щеки девушки и заглянула в ее глаза. Четыре слезы одновременно упали на пол.

В постоянных раздумьях о том, как ей выбраться на Землю, Виктория провела несколько дней. Не придумав ничего путного, она решила обратиться к отвергнутому ею высокопоставленному домогателю. Виктория набрала код на коммуникаторе.

— Мне нужен начальник колонии. — Виктория внимательно всматривалась в лицо мужчины на экране коммуникатора.

— Почему обязательно начальник колонии? — Голос секретаря начальника колонии Хроны Годена Ада, выдавал его крайнее раздражение. — Да и кто вы такая, чтобы его беспокоить по пустяковым вопросам?

— Я Виктория Козлова. — Назвала себя Виктория, хотя она прекрасно знала, что Годен Ада, ее превосходно знает. — Мой вопрос очень серьезный и его сможет решить только лишь Вальтер Грюнфельд и больше никто.

— Знаю я ваши вопросы. — Щека секретаря дернулась. — Из меня все стараются сделать полного идиота. На планете уже достаточно компетентных органов, чтобы решить любой вопрос. Я уверен, что вам стоит обратиться еще к кому-либо.

— Я могу лично прибыть в управление и там дождаться встречи с ним. — Голос ее сорвался, в глазах блеснула молния.

Лицо секретаря исчезло, Виктория с минуту вглядывалась в пустой экран.

— Ах ты мерзавец! — Тихо прошептала она и, приподняв коммуникатор, хотела запустить им во что-либо.

— Я тебя слушаю Виктория. — Неожиданно проговорил коммуникатор и его экран неожиданно вспыхнул разноцветьем оттенков света. — Что такое? — Глаза Грюнфельда метнулись по экрану.

Виктория замерла, сердце ее вздрогнуло. Наконец она совладала с собой и повернула экран к себе.

— Мне нужен отпуск на год или два. — Без предисловий, выпалила она скороговоркой.

Глаза начальника колонии стали заметно больше и застыли в неподвижности. Молчание с обеих сторон затягивалось. Наконец Грюнфельд повернул голову в сторону, его взгляд упал вниз. По легкому подергиванию головы было заметно, что он что-то ищет в компьютере. Наконец он дернул плечами и вновь поднял взгляд на Викторию.

— Еще же не прошло и двух месяцев, как ты была в отпуске. Ты отдыхала сорок пять дней, если компьютер не врет.

— Не врет. — Виктория тяжело вздохнула. — Но мне сейчас нужен более длительный отпуск. На два года, может быть на три.

— Час от часу не легче. — Грюнфельд отшатнулся от экрана коммуникатора. — Три минуты назад был год, уже — три, еще через три минуты будет пять. На тебя так поле мертвого вихря начало действовать?

— Нет. — Она отрицательно покачала головой. — С вихрем все в порядке: тих и неподвижен.

— В таком случае сейчас ничем помочь не могу. Ты сама рвалась к этому мертвецу, чуть ли не внутри него сидишь и вдруг решила все бросить. Сколько усилий затрачено на исследования, сколько денег ушло на оборудование. Через полгода с Земли придет новый комплекс аппаратуры. Весты должны вот-вот доставить супер скафандр, в котором ты собралась проникнуть вовнутрь его и вдруг такой поворот. Я просто в недоумении. Нет, не могу я сейчас удовлетворить эту твою блажь. Не могу! — Он похлопал ладонью по груди. — Это значит свернуть на пять лет все исследования. Да и зачем тебе нужно столько времени? Я подумаю как увеличить продолжительность твоего очередного отдыха, может быть даже в два раза. А сейчас нет и все! Разговор окончен!

— Нет не окончен. — Виктория со злости скрипнула зубами. — Мне нужно сходить на Землю.

— На Землю? — Начальник колонии так подался вперед, что весь экран коммуникатора заняли его глаза. — Тебе определенно нужен врач. — Он отстранился от экрана и покачал головой. — Может быть ты хочешь сбежать от сюда? Виктория, твоя затея абсурдна. От нас легче попасть на Весту, чем на Землю. Может быть и в самом деле на тебя действует это чертово поле? — Он неопределенно пожал плечами.

— Там, там… — Плечи Виктории вдруг начали вздрагивать, голос пропал. — Там мой муж. — Едва слышно произнесла она.

Глаза ее сильно заблестели и не в состоянии удержать в себе неожиданно появившееся большое количество влаги, они сконденсировали на нижних ресничках большие капли слезинок, которые не удержавшись, начали скатываться вниз по щекам.

Челюсть Грюнфельда отвисла.

— Муж? — Наконец неопределенно произнес он, толи переспрашивая, толи удивляясь.

Виктория молча покачала головой. Целый ручей слез вырвался из ее глаз и побежал по щекам.

Начальник колонии медленно провел рукой по лицу. На лбу у него появилась глубокая складка.

— Но на сколько я помню… — Он замолчал и начал разглаживать складку на лбу. — Твоя дочь как-то рассказывала… — Грюнфельд покачал головой и вдруг отвернулся от коммуникатора. — Я занят еще полчаса. — Донеслись его резкие слова.

— Я смутно что-то припоминаю. — Он вновь смотрел на Викторию. — “Хроно” — сколько там было трагедий. — Он покачал головой из стороны в сторону. — Но на сколько я помню, твой муж пропал?

— Его нашли. — Глаза Виктории уже подсохли. — Но он в беспамятстве, он ни чего не помнит. Я должна ему помочь. Если я буду рядом, он все вспомнит, он должен вспомнить, я в этом уверена.

— Милая Виктория. — Вальтер глубоко и шумно вздохнул.

На “Хроно“ Вальтер Грюнфельд был одним из помощников Козлова, отца Виктории, и иногда встречался с ней на корабле. Он был всего лет на десять старше ее, не женат и, не найдя своего счастья на Земле, решил попытать его на новой планете. Стройная и симпатичная девушка, после нескольких встреч, ему понравилась, но, как ему показалось, он ей абсолютно остался безразличен.

Да и как может понравиться полный и уже лысеющий мужчина, такой милой девушке, вздыхал он в одиночестве и, подавив в себе стремление к ней, забылся в работе.

Тут еще встреча с тоор, гибель ее отца, несчастье с капитаном, вообще отодвинули ее образ вглубь его души. После выздоровления Гена, Зееман занял около капитана место ушедшего на “Звездном патруле” Бора, а он занял место Козлова. Своим последующим затворничеством на корабле, Виктория, как-то на все оставшиеся годы полета, пропала из его поля зрения. На него же обрушился такой объем работ, что он даже немного начал худеть и стал буквально спать на ходу, чем по началу заслужил прозвище — ленивец.

Шагая с работы, он иногда закрывал глаза и уже был не в состоянии их открыть. Так он, пошатываясь и заплетая ноги, за что и получил такое прозвище, брел до первого препятствия, упирался в него и спал стоя, пока кто-либо из знакомых не натыкался на него и не доводил до квартиры. Вездесущие стереовизионщики даже умудрились пару раз снять его в таком виде и показать по корабельному стерео, за что получили от него прозвище — стервятники. Увидев как-то такое по стерео, капитан возмутился до глубины души и лично начал контролировать его рабочий день и когда сам, когда это поручал Зееману, насильно заталкивали его в кар и отправляли домой отсыпаться. Получив взбучку, стереовизионщики перестали его пасти.

По прибытии на Хрону, все, кто должны были организовывать работу колонии, а это были в основном уже пожилые люди, от перенесенных переживаний попросили отставку, Ген сделался послом на Весте, Бор, сделавшись национальным героем дружественной цивилизации, вообще делал то, что считал для человечества нужным — искал исчезнувшего “Призрака”, Зееман занялся постройкой новых космических кораблей и только он, Вальтер Грюнфельд, оказался единственным на тот момент, кто был в курсе всех дел и ему пришлось возглавить обустройство колонии на новой планете.

По началу было тяжело. Многие, после столь тяжелого полета, не хотели оставаться на Хроне и рвались на Землю. Если на корабле Гену как-то удавалось удержать колонистов в руках, то после его отъезда на Весту, они дали волю своим нервам и произошло, что-то вроде бунта. Около двух сотен колонистов захватили “Хроно” и попытались уйти на нем на Землю. Скольких трудов стоило начальнику колонии доказать им, что на изуродованном корабле они лет двести будут добираться до своей Родины, если вообще доберутся. Хорошо что вмешались весты и помогли. Тех, кто поставил условие: смерть или Земля, а их оказалось сто пятнадцать человек, они на своем корабле быстро доставили до Земли и начали помогать строить на Хроне город — Кеплер.

Какой это получился красавец. Соединившись воедино, архитектуры двух цивилизаций сотворили чудо, волшебство, сказку. Узнав о таком чуде земляне уже широким потоком хлынули на Хрону. И снова выручили весты. На своих кораблях они в год доставляли с Земли до тридцати тысяч переселенцев и сейчас Кеплер насчитывает уже более трехсот тысяч жителей.

Вначале столь бурного переселения Грюнфельд радовался, обстановка сглаживалась, напряжение спадало. Но потом пошли осложнения. Начались перебои с продуктами, не в прямом смысле, а в том, что не было того, что требовали жители планеты, хотя сельское хозяйство развивалось очень бурно, но переработка производимых ею продуктов сильно отставала, начало отставать развитие промышленности, стало тяжело найти работу.

Начальник колонии взмолился перед Высшим Советом Земли и попросил умерить пыл землян. Высший Совет его просьбу принял недоуменно. Вместо того, чтобы помочь Земле преодолеть демографический кризис, ты создаешь для себя райскую жизнь, раздались гневные голоса и уже было принято решение о снятии его с должности начальника колонии, хотя уже был Совет Хроны, но Вальтер Грюнфельд все еще оставался главой планеты и звался по-прежнему — начальник колонии.

Хорошо, что в ситуацию вмешался Ген и сумел доказать на Земле их неправоту. Поток переселенцев начал сокращаться, уже последние годы их прибывает не больше нескольких тысяч в год, а поток техники резко возрос.

Вальтер наконец смог свободно вздохнуть. Он с удивлением узнал, что у него есть шикарная квартира, до этого он жил в соседней со своим кабинетом комнате, очень много денег, которые не на кого тратить, много свободного времени, которое тянется непостижимо медленно, сорок шесть лет жизни за спиной и практически лысая голова. Он так же узнал, что у него нет жены и соответственно детей и даже нет женщины, к которой он бы питал симпатии.

Задумавшись над своей дальнейшей жизнью, он вспомнил о Виктории Козловой и навел о ней справки. Оказалось, что она все эти годы живет на Хроне и занимается исследованием природы умершего вихря. Увидев ее впервые по коммуникатору, он по началу потерял дар речи. Она ему показалась такой похорошевшей и привлекательной, что Вальтер на некоторое время потерял покой.

Задумавшись, как ему в данной ситуации поступить, он не придумал ничего лучшего, как поинтересоваться ее работой, а там куда вывезет, махнул он рукой.

Виктория была директором института Вихря, если можно было назвать институтом два небольших домика, которые находились по разные стороны того туманного сгустка, который остался от вихря и трех сотрудников, одним из которых была она сама.

Из-за отсутствия специализированных приборов, исследования продвигались чрезвычайно слабо. Виктория уже смирилась со своей судьбой. Для нее практически исчезло понятие личное или рабочее время. Она работала в своей лаборатории в трех километрах от облака и там же жила, воспитывая свою приемную дочь. В понедельник она ее отвозила в школу в город, на выходные забирала к себе, хотя лаборатория находилась в трех тысячах километрах от города. Но у Виктории хватило денег, чтобы купить себе скоростной глайдер пространственного типа, который позволял покрывать это расстояние за полтора часа.

Приезду начальника колонии к ней на работу, Виктория была неслыханно удивлена, все ее прежние попытки как-то встретиться с ним и попытаться получить дополнительные средства для расширения исследований ни к чему не привели и она махнула на него рукой. Сейчас же она просто опешила и даже не смогла понять, что от нее надо самой высокопоставленной особе планеты.

Вальтер же проявил терпение и такт. Он очень внимательно постарался вникнуть в ее проблемы, составил целую депешу по ее нуждам, взял институт Вихря под свой патронаж и самое главное прожил рядом с ней, в ее лаборатории, целых три дня, познакомился с ее дочерью и даже, как ему показалось, немного подружился с ней, чем ввел Викторию в полнейшее недоумение. Ей даже в голову не приходила мысль, об истинной причине визита Грюнфельда.

Вальтер не хотел торопить события. Осматривая ее дом, он увидел большую голографическую статую молодого человека. Вскользь коснувшись изображающего ею мужчины, понял, что Виктория еще надеется найти Марка.

Если я столько ждал, решил он для себя, подожду еще немного. Время хороший доктор, оно способно залечить многие раны.

Он не стал ее переубеждать, а решил ей помочь и сделать запросы, как на Землю, так и на Весту. Результат был отрицательным, но это дало ему возможность чаще видеться с ней, разговаривать. Он уже привязался к Леночке и осторожно делал ей небольшие подарки. Виктория поначалу возмутилась, но видя, что это забавные дешевые безделушки, успокоилась. Он не торопил события. И то, что теперь Виктория не смотрела на него с недоверием, а уже привыкала к его частому присутствию рядом с собой, вселяло в него будущую надежду.

— Это ведь очень дорогое удовольствие, путешествие на Землю. — Осторожно начал Вальтер отговаривать Викторию. — Минимум год туда, столько же оттуда, там несколько месяцев. Если ли у тебя такие средства?

— Я продам все что можно. — Глаза ее сверкнули. — Мой глайдер очень дорогой.

— А ты подумала о дочке? Ей ведь надо учиться. Согласна ли она с твоим решением?

— Я сама займусь ее учебой и сделаю это ничуть не хуже, чем школьные преподаватели. И потом. Она ведь родилась в космосе и ни когда не видела Землю и будет только рада побывать там.

— Может быть ты оставишь ее мне? Я один, хорошо обеспечен. — Вальтер дернул плечом.

Виктория вспыхнула, щеки ее порозовели.

— Как ты смеешь думать об этом. Я подозревала, но чтобы так… — Она плотно сжала губы, глаза наполнились злобой.

Видя ее состояние, Вальтер опустил голову, собираясь с мыслями и через несколько секунд вновь смотрел на Викторию.

— Ты меня неправильно поняла, твои слова оскорбляют меня. — Продолжил он как можно мягче. — Давай сделаем так. Через несколько недель, по пути на Землю, у нас остановится вестинианский корабль с делегацией, летящей для заключения очень серьезного договора с Землей. Посол Ю“Кнотт доставит на планету некоторое медицинское оборудование и хочет заручиться нашей поддержкой. Я думаю, что смогу устроить тебе и Леночке места на их корабле. Это будет бесплатно для вас и главное, очень быстро. Может быть и с ним же вы вернетесь и назад. Ваше путешествие займет меньше года. А здесь я все улажу. Пусть это будет моим подарком для девочки.

— Мы не нуждаемся в таких подарках. — Процедила Виктория. — Я обращусь к Гену, найду Зеемана. Они меня помнят и помогут.

Вальтер провел рукой по лицу.

— Тогда поступай, как знаешь. — Вдруг резко сказал он. — Ищи кого хочешь, можешь идти на Землю хоть пешком.

Его изображение так быстро исчезло, что Виктория, не успев отпустить в его адрес очередную колкость, осталась стоять с открытым ртом.

Лысый идиот, со злом подумала она. Что он затевает по отношению к Леночке? Рука с коммуникатором самопроизвольно опустилась вниз. Неужели она ему так нравится, что уже не терпится, но она ведь еще ребенок? Она потерла лоб. Помнится он на “Хроно” пытался за мной ухаживать. Может быть я?

Неожиданная догадка больно кольнула ее сердце, щеки покрылись румянцем.

Что же делать? Виктория подошла к креслу и устало опустилась в него. Может быть я зря оскорбила его? Она задумалась, усиленно потирая лоб. Но эти участившиеся встречи, после почти пятнадцатилетнего безразличия, как-то должны объясняться. Несколько повышенное внимание к Леночке, ее беспокоило, но оно больше походило на родственное отношение отца к своей дочери, чем на ухаживание. У Виктории это вызывало некоторую тревогу и в тоже время она не видела в действиях Вальтера никаких подозрительных намеков. Он как-то раз поднял руку и хотел провести ею по волосам девочки, но Виктория так на него посмотрела, что Вальтер смущенно спрятал руку за спину и больше таких попыток, во всяком случае при ней, уже не делал.

С ней же он говорил только о работе и больше ни о чем. Такое впечатление, что хочет сам заняться исследованиями вихря. Это ее даже несколько раздражало, но не находя этому объяснение, она терпела.

Но как говорится: в тихом омуте черти водятся. Виктория поднялась и начала шагами мерить комнату.

— Будь что будет. — Наконец громко произнесла она.

Может быть я не так сильно раздосадовала его и он успокоится через пару дней. Поток противоречивых мыслей начал будоражить ее мозг. Как он сказал, корабль прибывает через несколько недель. Если не вспомнит обо мне, буду искать другой путь. До Гена конечно сейчас не достать, а Гюнтер должен быть где-то здесь на своем новом корабле.

Она закрыла лицо руками. Как плохо быть одной.

На вопрос дочери о поиске отца, Виктория ничего не рассказала ей о разговоре с начальником колонии, а только лишь бессвязно выразила, что она занимается этим вопросом, но когда это решится — не известно.

Леночка тяжело повздыхала и в очередной раз отбыла на занятия в город.

Прошла неделя. Сердце Виктории уже устало от постоянных переживаний и она, смирившись со своей участью, начала потихоньку копить деньги на полет к Земле, продавая и закладывая в городе некоторые свои вещи и драгоценности. Хотя и очень медленно, но ее уровень жизни неуклонно повышался.

Резкий и громкий писк коммуникатора оторвал Викторию от очередного перетряхивания своих вещей и вывел из тягостных раздумий. На его экране был секретарь Грюнфельда.

— Через два дня прошу вас прибыть ко мне в секретариат. — Скороговоркой выговаривал он, явно недовольным голосом. — Вам предоставлено два места на вестинианском корабле для деловой поездки на Землю. Корабль отходит через четыре дня. Два дня требуется для оформления.

Экран погас. Виктория остолбенела, сердце ее бешено заколотилось. Ничего не соображая, она начала бегать по дому и, хватая различные вещи, стаскивать их в одну комнату. Затем, вдруг опомнившись, она опустилась в кресло, закрыла глаза и капли слез начали пробивать себе дорогу сквозь сжатые веки.

Через два дня, забрав Леночку из школы она вошла с ней к секретарю начальника колонии Голдену Ада.

— Ваши документы пожалуйста. — Кивнул им головой Ада в ответ на приветствие, тыкая пальцем в то место стола куда нужно положить документы. — Присаживайтесь. — Он указал рукой на диван перед столом.

Виктория достала свои и Леночкины документы, положила их на указанное место и, взяв дочь под руку, подвела ее к диванчику и они опустились на него, готовые вскочить в любое мгновение.

Секретарь взял одну из папок, лежащих перед ним о открыл ее.

— Виктория Козлова! — Неожиданно громко и четко произнес он. — Вы назначаетесь временным научным представителем при посольстве планеты Хрона на планете Земля. Первоначальный срок вашего представительства один год, но который может быть продлен в соответствии с обстоятельствами. Цель вашей поездки: обсуждение вопроса с институтом Аномальных Явлений Земли по расширению сотрудничества в изучении аномальных явлений на планете Хрона.

— А дочь? — Непроизвольно вырвалось у Виктории.

— Представителю разрешается переезд на новое место жительства вместе с семьей. — Бросил на нее быстрый взгляд секретарь.

— Вот здесь составлен перечень вопросов, подготовленный научным отделом Совета Хроны по которым мы бы хотели начать теснейшие контакты с учеными Земли, а через них и с учеными Весты. Познакомьтесь, может быть вы что-то добавите свое. — Годен Ада положил на край стола тонкую папку. — Их немного. Здесь есть все адреса, куда вам нужно обратиться на Земле и так же указаны те лица на Хроне, которые заинтересованы в решении того или иного вопроса. Вот банковская карточка. У вас будут расходы в вашей работе и их нужно как-то покрыть. Вот номер в гостинице, где вам предстоит провести время до отхода на Землю. Только просьба город не покидать, оформление некоторых бумаг может потребовать вашего непосредственного участия. — Он начал доставать из папки перед собой все новые и новые листы бумаги и класть их на папку с вопросами и казалось им не будет конца.

Виктория закрыла глаза, слова секретаря поплыли мимо нее, смысл которых перестал пониматься ею.

Неожиданная тряска вывела ее из оцепенения. Она вздрогнула и открыла глаза, которые встретились с глазами замершего с полуоткрытым ртом секретаря.

— Мама, вставай. — Дочь усиленно трясла ее за руку. — Нам нужно идти.

Виктория механически поднялась.

— Прошу извинения, немного задумалась. Я могу видеть начальника колонии? — Она шагнула к столу.

— Нет! — Годен Ада отрицательно качнул головой. — Он все эти дни очень занят и поэтому ввел меня в курс дела. Может быть что-то не так? — Он поднялся из-за стола. — Я его должен сегодня увидеть и смогу передать вашу просьбу.

— Нет, нет! — Виктория поспешно помахала рукой. — Все хорошо, все правильно. Я благодарю вас. Но я хотела бы… — Она умолкла.

Секретарь, немного подождав, недоуменно пожал плечами и добавил.

— Через двое суток, в это же время, прошу вас зайти ко мне и забрать оставшиеся документы. Формальность, бюрократия себя наверное никогда не изживет. — Он натянуто улыбнулся, двигая к ней бумаги.

Виктория взяла бумаги и на ватных ногах вышла из кабинета.

Подойдя в коридоре к дивану около окна, она неожиданно покачнулась и, боясь упасть, ухватилась за его спинку, папка с бумагами выпала из ее рук и ее содержимое разлетелось во все стороны.

— Мама! Да что с тобой? — Леночка бросилась собирать бумаги.

— Все хорошо дочь. — Виктория покачала головой. — Только какая сложная вещь жизнь, прожил и ничего в ней не понял.

Елена подняла банковскую карточку.

— А можно посмотреть какой у нас уровень?

— Посмотри. — Виктория безразлично пожала плечами.

Елена подала папку с бумагами матери и начала осматриваться. В одном из углов она увидела банковский автомат и, побежав к нему, вставила карточку в автомат.

— Мама! — Вдруг позвала она. — Иди сюда. Я ничего не пойму.

Виктория засунула бумаги в сумку подошла к автомату.

— Что тебе не ясно, солнышко?

— Автомат не отдает карточку. — Девушка дергала за край карточки, пытаясь вытащить ее из автомата. — Он требует подтверждающую карточку. Что это такое?

— Я не знаю. — Виктория состроила гримасу.

— Может быть узнать у секретаря?

— Не стоит.

Виктория достала папку с бумагами и начала их перебирать.

— Может быть вот это. — Она сунула представительское удостоверение в щель автомата под мигающей стрелкой.

Стрелка погасла, но вспыхнула еще одна, над следующей щелью и на индикаторе вспыхнуло требование вставить банковскую карточку. Достав свою банкотку, Виктория сунула ее в щель автомата. На табло вспыхнули цифры. Брови Виктории круто изогнулись. Она пожалуй за всю свою жизнь еще не заработала столько денег. Но автомат не успокаивался, он требовал еще одну банковскую карточку. Она хотела вытащить свою банкотку и вставить ее в следующую щель, но попытка оказалась тщетной, карточка не вынималась.

— Но у меня больше нет карточки. — Виктория дернула плечами.

Мать и дочка в недоумении застыли около банковского автомата с ярко вспыхивающей стрелкой.

— Может быть мне вставить свою банкотку. — Проговорила Елена.

— Попробуй. — Мать еще раз дернула плечами.

Елена достала свою банковскую карточку и вставила в требуемое место. На табло вспыхнул еще один ряд цифр.

— Ничего не понимаю. — Виктория потерла лоб. — Ах да, это же… — Она умолкла.

— Что это, мама? — Дочь тронула мать за локоть.

— Подарок. — Машинально вырвалось у Виктории.

— О чем ты говоришь, мама?

— А? — Виктория встрепенулась. — Нет, ничего. Это я так, к слову. Вот это. — Она ткнула пальцем во второй ряд цифр. — Это твои деньги. Можешь ими распоряжаться по своему усмотрению.

— Мои деньги? — Сердце Елены заколотилось. — Так много? Что я с ними буду делать?

— Не знаю? — Виктория пожала плечами. — Ты можешь, например, купить себе космический корабль и отправиться в путешествие по Галактике со своими подругами, а еще лучше с другом. — Медленно закончила она фразу.

— Любой корабль?

— Любой не знаю, но вполне современный, это точно.

На табло горела надпись “Операция закончена”. Сумма на их банкотках возросла. Виктория вытащила все карточки и протянула Елене ее банковскую карточку.

— Пойдем в город, супер богач. Теперь ты можешь купить себе с полсотни женихов сразу.

Щеки Елены вспыхнули.

— Я в них не нуждаюсь. — Выпалила она и, выхватив из рук матери банкотку, быстро пошла к выходу…

Их путешествие к Земле прошло без особых приключений. Посол вестов Ю“Кнотт оказался человеком вежливым и внимательным. Он уже хорошо говорил на языке землян и много расспрашивал Викторию о ее жизни и особенно о событиях на “Хроно”.

Так как времени у них было предостаточно, то Виктория и Елена занялись изучением вестинианского языка, который был сложнее земного и требовал больших и длительных упражнений. Узнав об их увлечении, Ю“Кнотт с вежливой улыбкой, предложил им воспользоваться шлемом. Они согласились. Сеансы прошли успешно и к концу двухмесячного путешествия, они уже, вполне уверенно, могли говорить по-вестиниански.

Но все же Викторию, всю дорогу, не покидала мысль о предстоящей встрече с Марком. Как он? Узнает ли ее?

Узнав об истинной цели поездки Виктории на Землю, посол в середине их пути связался с Землею и попросил Костромина выяснить состояние Марка. Справившись у врачей, Костромин передал им, что физическое состояние Марка постепенно восстанавливается, но память практически не возвращается, он начинает узнавать мир, как бы заново. По всей видимости он перенес очень большое потрясение и напрочь забыл свою прежнюю жизнь.

По прибытии на Землю Виктория и Елена только лишь на короткое время забежали в представительство планеты Хрона на Земле, засвидетельствовать свое появление на планете, в представительстве, к ее неслыханному удивлению, оказались в курсе ее проблемы.

Посол Хроны на Земле, вызвал Викторию к себе и забрал себе все ее бумаги с вопросами, сказав, чтобы она занималась своим главным вопросом, а ее обязанности возьмет на себя технический советник представительства. От всей души поблагодарив посла, Виктория и Елена, словно на крыльях, понеслись в клинику, где находился Марк. Здесь их ждал еще один сюрприз. Восстановлением здоровья Марка руководил лично Карлсон Брег, лечивший некогда капитана “Хроно”.

— Рад, очень рад! — Брег, с широкой улыбкой поднялся навстречу вошедшим к нему в кабинет, Виктории и Елене. — Мне уже обо всем известно и я очень благодарен тебе Виктория, что ты сочла возможным посетить Марка, невзирая на затраты. — Он взял их под руки и проводил к стоявшему у него в кабинете диванчику.

Усевшись напротив них в кресло, Брег начал рассказывать историю Марка, предвидя все те вопросы, которые могла задать ему Виктория.

— Его обнаружили около двух лет назад в дальнем космосе на искореженном разведывательном корабле. Как он попал на этот корабль, пока остается загадкой. Этот корабль, кажется “Эклиптика”. — Медленно выговорил он. — И кто только дает им такие названия? — Брег сокрушенно качнул головой. — Он считался пропавшим, связь с ним была потеряна около пятнадцати лет назад, что соответствует и примерному исчезновению Марка. Экипаж корабля полностью отсутствовал, Марк же оказался в беспамятстве. Так называемый синдром “уснувшей памяти”. Пятнадцать лет с полной потерей памяти тяжело прожить, практически невозможно. Я не знаю такого случая, чтобы человек, без посторонней помощи, жил в таком состоянии столь долго. — Брег потряс головой и развел руками. — У меня создается впечатление, что трагедия с ним произошла не так уж давно. Анализ его мозга дает предварительный результат около трех-четырех лет.

Разведчик был как-то странно изуродован. Такое впечатление, что кто-то или что разрубил его на две части. Произошла резкая разгерметизация корабля и весь его экипаж по-видимому в этот момент погиб. Марк, скорее всего, корабль нашел уже мертвым. Передатчик в капсуле Марка имеет не большой радиус действия и он еще не доставал даже до станций внешнего космоса, а коммуникатор внешней связи разведчика был поврежден.

— А где же он жил, если разведывательный корабль был разгерметизирован? — Поинтересовалась Виктория.

— Разгерметизация разведчика прошла через зал управления и соответственно все управление кораблем было нарушено, так как генератор отключился, но Марк сумел подключить “Эклиптику” к интеру капсулы и смог загерметизировать неповрежденные отсеки корабля. У меня все вертится мысль, что он сошел с ума от одиночества, но симптомы не совсем те, хотя и очень схожи. Здесь есть какая-то не идущая мне на ум тайна. — Брег поднялся. — Я вас наверное утомил. — Пройдемте к нему. — Он указал рукой на дверь.

Виктория с Еленой тоже поднялись и пошли вслед за профессором. Попетляв по коридорам, они вскоре остановились около одной из дверей.

— Он здесь. — Брег внимательно посмотрел на Викторию.

Ее руки заметно подрагивали, губы были в постоянном движении. Врач взялся за ручку двери и, открыв ее, шагнул в палату. Виктория с дочерью последовали за ним и замерли, едва переступив порог. Это была отлично обставленная комната, больше похожая на гостиничный номер, чем на больничную палату. У окна, к ним спиной, стоял мужчина, совершенно не прореагировав на открывшуюся дверь.

— У вас везде так? — Непроизвольно вырвалось у Виктории.

— Практически да. — Механически ответил Брег. — Марк! — Громко произнес врач. — К тебе пришли гости.

— Гости? — Произнес мужчина не оглядываясь, явно раздраженным голосом. — Я не хочу гостей. Ты сказал, что больше никого приводить не будешь.

— Но это особенные гости. — Повысил голос Брег. — И все-таки нехорошо, быть таким неуважительным.

— Они постоянно задают глупые вопросы и пытаются дать мне еще более глупые подарки. Я уже немаленький. — Мужчина резко повернулся, дыхание Виктории замерло.

Перед ней был уже немолодой ребенок. Именно ребенок. Он уже не был похож на того худого мужчину с блестящими глазами, показанного по стерео несколько месяцев назад. Его лицо было полным, немного пухлые губы, сжаты в недовольную гримасу, по-детски выразительно-любопытные глаза. Руки энергично крутили пуговицу на пиджаке. Если бы не его большой рост, то по его лицу ему было лет шесть-семь. Виктория сделала шаг ему навстречу.

— Ты кто тетя? — Удивленным детским голосом произнес Марк. — Если ты принесла мне подарок, то я его не возьму. — Он категорично махнул ладонью перед собой. — Я уже взрослый и умею читать и писать.

— Марк, посмотри внимательно на меня? Может быть ты вспомнишь, кто я? — Виктория еще сделала несколько шагов к нему.

Марк наморщил лоб.

— Ты тетя. — Наконец произнес он.

Виктория повернула голову в сторону Брега. Врач отрицательно покачал головой. Виктория отвернулась от Марка, и, низко опустив голову, вышла из палаты. Через две-три минуты к ней присоединились Брег и Елена.

— Совсем нельзя ничего сделать? — Сдавленным голосом поинтересовалась Виктория у врача.

— Смотря что. — Брег пожал плечами.

— Вернуть ему память. Он же сейчас ребенок, шестилетний ребенок.

— Вы правы Виктория. — Брег тяжело вздохнул. — Сознание у него сейчас находится на уровне шести-семилетнего ребенка. — Он показал рукой перед собой и зашагал по коридору. — Пока наука не обладает способом — вернуть забытое. Вернее сказать так; искусственный способ есть. Можно с помощью магнитных полей внести ему в мозг нужную информацию в достаточном объеме и он почти не будет отличаться от прежнего. Почти. — Брег поднял вверх палец. — Мы можем внести в его мозг ведь только то, что, по нашему мнению, он должен знать, мог знать, но отнюдь не то, что он знал в самом деле.

— А ведь есть же способ искусственным путем считывать информацию из мозга человека. — Проговорила Елена. — Когда мы летели на Землю на корабле вестов, то выучили их язык с помощью шлема. Как сказал нам посол Ю“Кнотт, с его помощью можно не только вносить, но и считывать информацию.

— Да? я знаю. — Врач легко коснулся руки девушки. — Но я уже сказал, что мы имеем дело с “уснувшей памятью”, а сигналы от нее крайне слабые, намного слабее, чем от мозга спящего человека. И здесь нужна крайняя осторожность. — Брег помахал ладонью. — Ведь информация, хотя и спящая, занимает какой-то объем мозга и новую информацию нужно ввести в мозг так, чтобы она не наложилась на прежнюю и не уничтожила ее.

Мозг, своего рода компьютер. Пока он нормально работает, он знает, где и какая информация у него хранится. Стоит произойти какому-либо сбою и контроль над информацией частично или полностью теряется и может быть даже безвозвратно. А чтобы восстановить ее, порой требуются значительные усилия.

В данном случае аналогичная ситуация. Произошел сбой и потерян контроль над информацией. Мы знаем, какой участок мозга отвечает за какую информацию, но какое ее количество было в нем на момент сбоя и каково ее качество — это вопрос пока еще риторический и еще не вышел из стен лабораторий и дискуссионных залов.

Действовать нужно крайне аккуратно и осмотрительно, иначе, что мы тогда получим?

Виктория и Елена автоматически пожали плечами.

— Вот именно. — Врач начал жестикулировать руками. — Отдельные рваные кусочки его жизни в нашем восприятии. Будет ли это для него хорошо? — Он дернул плечами. — Я, честно говоря, сомневаюсь. Мне думается, что мы можем сделать непоправимое. Попытка вспомнить один из пропущенных эпизодов может свести его с ума и тогда клетки мозга претерпят такие изменения, что хранение какой бы то ни было информации в них вообще станет невозможным.

Конечно можно ввести в его мозг совершенно новую информацию, благо таких легенд у нас тьма, но тогда это будет абсолютно другой человек и неизвестно, захотите ли вы тогда не то чтобы жить с ним, а даже видеться.

— Может быть есть еще какой-либо путь? — Осторожно поинтересовалась Елена. — Я много слышала и читала, что потерянная память в стрессовых ситуациях восстанавливается полностью. Может быть я и мама что-то сможем сделать для него.

— Конечно сможете, если захотите. — Брег остановился и заглянул девушке в глаза. — Я настоял на том, чтобы память Марку вернулась естественным путем. Но сколько это будет длиться? — Он отрицательно покачал головой. — Год, десять, сто лет, может быть всю его жизнь. Этого еще не научились определять.

Какие обстоятельства повлекли потерю памяти, мы не знаем, мы можем только предполагать. Мы смоделировали несколько, на наш взгляд, имевших место событий, но безуспешно. По всей видимости, потрясение было очень сильным, на грани жизни и примерно таким должно быть смоделированное событие. Но это очень большой риск, громадный, можно сказать. Хотя так наверное и нужно поступить, но на это очень тяжело решиться.

В данное время он идет, как мы говорим, “путем новорожденного”, хотя и более быстрыми темпами. Года через четыре-пять он достигнет уровня развития двадцатипятилетнего юноши и, если ничего не вспомнит, то начнет жить нормальной, но совершенно другой жизнью. Вполне возможно, что когда-то он вспомнит то, что забыл. Может быть и наука сможет достичь таких высот, что сможет искусственным путем пробуждать воспоминания. Работы в этом направлении ведутся весьма интенсивно.

Они остановились около дверей кабинета Брега.

— Скажите господин Брег? — Виктория задумчиво взглянула в лицо врача. — А я могла бы забрать Марка из вашей клиники к себе домой?

Карлсон Брег усиленно потер лоб.

— В принципе такое возможно. Но буду откровенным. Это довольно обременительное занятие для вас. И потом у вас ведь дочь, и его присутствие в вашем доме, может некоторым способом сказаться на ее психике. Да и ваши соседи.

— Моя дочь уже достаточно взрослый человек, хотя она еще и учится. Но она практически дома бывает только лишь в выходные дни или каникулы. Дом у меня большой, живу я очень далеко от города, соседей у меня нет. Я занимаюсь специальными исследованиями, в основном наблюдательного характера. Дочь, если не захочет его видеть, то она его и не увидит. В доме достаточно места, чтобы разойтись по разным углам и не встречать друг друга.

— Что ж. — Врач пожал плечами. — В таком случае я не против. Физически Марк абсолютно здоров. Во врачебной помощи не нуждается. Ему нужен хороший и заботливый воспитатель. Мы снабдим вас необходимыми инструкциями и если вы изъявляете желание самой заняться его воспитанием, это даже лучше. Может быть, глядя на вас он и сможет восстановить свою память.

Только вам сейчас, хотя бы месяц, нужно пожить рядом с ним, чтобы он смог к вам привыкнуть. Сегодня, я думаю, уже не стоит идти к нему. Приходите завтра. Я дам необходимые распоряжения. Будете постепенно увеличивать время пребывания с ним и когда он станет в состоянии терпеть вас целый день, тогда вы можете и забрать его к себе.

Только, вы ведь прибыли с другой планеты и удобно ли будет вашей дочери с вами.

— Не беспокойтесь о ней. — Виктория едва заметно улыбнулась. — Леночка ведь родилась в космосе и никогда не видела Землю. Здесь она впервые. У меня есть родственники на Земле. Я сегодня же найду их и они побеспокоятся о ней. Я думаю, что время проведенное ею на Земле, пролетит для нее одним мгновением.

— Что ж, весьма рад. — Брег протянул руку Виктории. — До завтра.

Виктория и Елена, пожав руку врача, покинули клинику и направились на поиски своих родственников.

Поручив дочь своей тете, Виктория начала ежедневные посещения Марка в клинике Брега. Она поселилась в гостинице рядом с клиникой, Брег не захотел предоставить ей комнату в клинике, сказав, что здоровых он не лечит, а когда Марк привыкнет к ней, тогда можно будет жить в его комнате.

В первые дни Марк категорически отказывался ее видеть и старался уйти при ее появлении. Такое начало Викторию крайне раздосадовало. Она возвращалась в свой номер, зарывалась головой в подушку и предавалась безутешным рыданиям.

Но все же ее настойчивость, как-то незаметно стала давать свои плоды.

Поначалу он перестал пугаться ее появления и за что-либо прятаться. Потом начал односложно отвечать на ее вопросы, затем начал и сам задавать ей вопросы. Вскоре он разрешил ей дотронуться до себя. Виктория, с замершим сердцем, первый раз провела своей ладонью по его волосам, потрогала его щеку.

Она готова была порхать бабочкой вокруг него, слаться ковриком у его ног от счастья, что он ее не отверг и вместо неприятного — тетя, стал ее звать по имени, Виктория.

Затем, по требуемой методике, она начала обучать его и где-то к середине второго месяца перешла жить в его палату.

Карлсон Брег ею был весьма доволен и вот настал тот день, когда он разрешил Виктории забрать его из клиники.

На космодроме Виктория узнала, что через несколько дней с Земли на Весту пойдет грузовой лэйтэр, под названием “Фриз”, за генераторами для звездного флота Земли.

Грузовик не был приспособлен для перевозки пассажиров и управление космопорта не могло приказать пилоту — весту Э"Лидарру доставить их на Хрону и посоветовали договориться Виктории самой.

Хотя и с большим трудом ей это удалось. Выручило то, что пилот шел один и на лэйтэре были две свободные каюты, которые и заняли: одну Виктория с Марком, а другую Елена, которая еще не могла долго находиться в обществе Марка. Плату за их доставку пилот брать отказался, а сказал, чтобы они сами побеспокоились о своих продуктах и комфорте. Сделав необходимые покупки и согласовав все формальности, они в назначенный день были на борту грузового лэйтэра.

“Фриз” стартовал. Несмотря на свою первоначальную несговорчивость, Э“Лидарр, оказался общительным и добродушным вестом. Свою неуступчивость он объяснил неприспособленностью грузовика для перевозки пассажиров, его не совсем превосходной защитой и, что если с пассажирами, что-либо случится, его карьера пилота будет навсегда закончена, вне зависимости от того, будет он виноват в произошедшем или нет.

На что Виктория ему пообещала, что если с ними что-либо случиться, то она ему подарит космический корабль, да не такой дрянной грузовик, а настоящий, по его желанию, или военный или пассажирский корабль, чем Э“Лидарр был весьма удивлен.

— А почему бы вам тогда не купить себе корабль? — Поинтересовался он.

— А в самом деле, почему? — Неожиданно ответила Виктория, пожав плечами. — Я как-то не догадалась об этом. — Она потерла лоб. — Спасибо дорогой Э“Лидарр за подсказку. — Она тронула его локоть. — Я в будущем воспользуюсь твоим советом.

Шел уже четвертый месяц их путешествия, до Хроны еще было около месяца пути. В один из дней Виктория пыталась начать обучение Марка вестинианскому языку. Ее трудами Марк уже в своем развитии достиг уровня десятилетнего ребенка. Елена находилась в их каюте и с улыбкой наблюдала, как Марк надувал губы и гримасничал, отказываясь повторять за Викторией слова языка вестов.

Неожиданный толчок заставил всех податься вперед и ухватиться за первый попавшийся предмет, чтобы не оказаться на полу. Виктория включила коммуникатор. Над ним вспыхнуло изображение пилота.

— Э“Лидарр, что произошло? — Поинтересовалась она. — Почему ты начал торможение?

— Я сам ничего не понимаю. — Удивленно произнес он. — Я не включал торможение. Генератор выдает полную мощность, внешний сканер не отмечает никакой преграды впереди. Я в недоумении. Такое впечатление, что нас кто-то попытался придержать за хвост. Я попытаюсь сейчас все выяснить и вам доложу. А сейчас прошу меня извинить.

Его изображение исчезло. Легкое жужжание около противоположной стены каюты, заставило всех взглянуть в ту сторону. Воздух в том месте слегка переливался едва заметными сгустками плотности. Начали проскакивать крохотные фиолетовые молнии, запахло озоном. Все вскочили со своих мест, Марк плотно прижался к Виктории. Елена так же шагнула к ним и стала рядом. Виктория протянула руку к ящику стола, выдвинула его наполовину и освободив из защелки небольшой раппер, переложила его в удобное для руки положение.

Неожиданно, вспыхнувшее переливчатое и яркое мерцание, словно кто-то взорвал симпатичную хлопушку, заставило всех прижмуриться, Марк даже прикрыл глаза ладонью. Вдруг весь этот фейверк так же мгновенно прекратился, как и начался. Все непроизвольно и дружно ахнули, в пяти шагах перед ними на небольшой круглой платформе стояли две человеческие фигуры. Одна высокая, напоминающая обликом юношу, землянина и вторая, окутанная легкой прозрачной вуалью, через которую просматривалась фигура, напоминающая большого человекоподобного муравья.

Елена сделала шаг назад, ее глаза сделались круглыми и большими, губы подрагивали. Марк отпустил Викторию и с детской улыбкой на губах сделал шаг вперед и замер, впившись взглядом в человекоподобного муравья.

Виктория сложила руки перед лицом и начала потихонечку покачиваться, впившись взглядом в юношу.

— Бор! — Неожиданное слово самопроизвольно слетело с ее губ..

— Ма… — Начала говорить Елена, но увидев, как высоко взметнулись брови юноши, замолчала с открытым ртом.

Красивый, черноволосый, высокий юноша лет пятнадцати, вдруг сделал несколько шагов в направлении Елены и остановился в метре от нее. Елена попыталась сделать еще шаг назад, но дальше была стена и она спиной начала вжиматься в нее. Юноша внимательно ее рассматривал, слегка покачивая головой. Затем он протянул к ней руку и дотронулся до ее пышных каштановых волос. Девушка вздрогнула и, резко отшатнувшись, ударилась головой о стену.

Раздался громкий, напоминающий звук раздираемого железа толи возглас, толи прерывистый смех. Виктория вжала голову в плечи и перевела взгляд с юноши на человекоподобного муравья.

Неожиданное громкое хрипение заставило ее повернуть голову на его звуки, она содрогнулась. Марк, громко хрипя, усиленно тер руками по голове. Наконец он оторвал руки от головы и сердце Виктории остановилось. Перед ней стоял Марк, настоящий Марк, с осмысленным выражением лица взрослого человека, который медленно переводил взгляд с юноши на человекоподобного муравья.

— Ов Бор. — Произнес Марк спокойным, негромким голосом. — Как ты однако помолодел. Их цивилизация владеет тайной омоложения?

Неожиданно по его телу прошла судорога, лицо Марка исказилось до неузнаваемости.

— Йллу, со-ба-ка! — Прошипел Марк, не разжимая зубов.

Мышцы его лица дернулись и взгляд скользнул в сторону. Он увидел открытый ящик стола и раппер в нем. Его рука молниеносно метнулась к оружию и раздался свистящий хлопок. Вуаль, скрывавшая инопланетянина, превратилось в туманное облачко и исчезла. Перед землянами предстал абсолютно черный человекоподобный муравей полутора метров ростом. с далеко выкаченными сферическими глазами черного цвета, которые не мигая смотрели на Марка. В них разгорался зловещий пляшущий огонек.

Кровь застыла в жилах Виктории, она впилась взглядом в разгорающиеся огоньки глаз человекоподобного, не в силах отвернуться от них. Марк еще раз нажал на курок, человеко-муравей пошатнулся, его плечо задымилось.

— Получи отродье. — Прохрипел Марк.

Рука инопланетянина взметнулась вверх, из его ладони блеснул разряд молнии и вошел точно в грудь Марка. Марк плотно сжал губы, прищурился, пошатнулся и рухнул лицом вниз.

Викторию бросило в сторону, ее взгляд оторвался от глаз человекоподобного и упал на лежащего Марка, ноги ее подкосились и она опустилась на пол рядом с ним. Ничего не соображая, она автоматически перевернула Марка на спину и прижалась губами к его щеке. Глаза ее закрылись и ручьи слез брызнули из них, омывая оба лица.

Инопланетянин протянул руку в ее сторону.

— Не-т-т! — Вдруг на языке землян, громко выкрикнул юноша.

Он повернулся к человекоподобному и расставив руки в стороны загородил собою женщин. Человекоподобный молча опустил руку и кивнул юноше головой. Юноша быстро подошел к нему. Ярко вспыхнули блестки и их фигуры растворились в воздухе.

Елена застыла на месте, словно статуя. Вдруг дверь в каюту резко отворилась и в нее вошел Э“Лидарр. Он поморщился.

— Что у вас произошло? — Э”Лидарр втянул воздух в себя. — Такое впечатление, что была гроза.

Он подошел к Елене и дотронулся до нее.

— А-а-а! — Громко вскрикнула девушка и отпрянула от него.

Большие и круглые глаза веста сделались еще круглее. Он хмыкнул, но больше ее трогать не стал, а подошел к лежавшей на Марке и вздрагивающей Виктории и тронул ее за плечо.

— Что с тобой Вика?

Виктория выпрямилась и огляделась.

— Они ушли? — Она взглянула на Елену.

Та молча, без остановки, начала кивать головой.

Виктория, протянув руку к Марку, закрыла ему глаза и поднялась с пола. Вест же наоборот, наклонился еще ниже и посмотрел на грудь Марка. Затем он выпрямился и произнес.

— Он мертв. Он убит. Зачем вы… — Он умолк, увидев, как Виктория начала отрицательно мотать головой.

— Здесь были инопланетяне. — Хрипло выдавила она из себя.

— Инопланетяне? — Э“Лидарр поморщился. — Каким образом? — Он огляделся.

— Возможно телепортация. — Уже более спокойно произнесла Виктория и, подойдя к Елене, взяла ее за плечи и подталкивая, подвела к креслу и усадила в него.

Елена задрожала всем телом и два ручейка слез медленно покатились по ее щекам.

— Быстро расскажи, что здесь произошло? — Вест взял Викторию за плечи и резко повернул к себе лицом. Виктория поморщилась и хотела сбросить руки Э“Лидарра, но он держал ее крепко.

— Ты делаешь мне больно. — Произнесла она, взглянув ему в глаза.

Он убрал руки с ее плеч.

— Я жду. — Э“Лидарр сделал шаг назад.

Виктория подошла к креслу и усевшись на его краешек, провела рукой по лбу.

— Я пыталась Марка научить разговаривать на вашем языке. — Ее глаза мгновенно наполнились влагой и она их закрыла руками.

— Сядь удобнее и расслабься. — Произнес Э“Лидарр. — Ты должна все подробно рассказать. Я обязан все быстро передать на Весту и на Землю. Может быть есть угроза жизни нашим цивилизациям.

Виктория быстро вытерла глаза и заговорила.

— Раздалось легкое шипение. В комнате появился запах озона, словно перед грозой. Потом все замерцало и появились они.

— Кто?

— Двое инопланетян. Один похожий на землянина и какой-то мутант.

— Подробнее опиши их. — Вест тронул ее за плечо.

Один, молодой юноша, точная копия землянина, Ов Бора, только несколько моложе. Мне даже показалось, что он произнес одно слово на языке землян. — Она махнула рукой. — Кто второй не знаю. — Она отрицательно покачала головой. — Похож на человекоподобного муравья. Черное лицо, глаза на выкате, вытянутый рот. Есть ли у него нос и уши? — Она отрицательно покачала головой. — Не помню. Одет также во все черное с какими-то блестящими полосками. У него страшный взгляд. — Она вся передернулась. — Невозможно оторваться и в голову лезут всякие ужасные образы.

Она вдруг шумно вздохнула и громко, навзрыд заплакала. Э“Лидарр шагнул к автомату с тоном, наполнил стакан и поднес к Виктории. Виктория дрожащей рукой поднесла стакан к губам. Стекло зазвенело между ее зубами. Сделав глоток она, поставила стакан на стол.

— Спасибо Э“Лидарр. — Тихо произнесла она и, достав платочек, промокнула глаза.

— Он все вспомнил. Все, все. Милый Марк. — Она протянула руки в сторону лежащего на полу Марка. — Он схватил раппер и выстрелил в этого урода, а тот его убил разрядом молнии. — Виктория опустила руки на колени.

Э“Лидарр потер лоб.

— Мало понятно, но хоть что-то. Я понимаю ваше горе. Но случилось еще одна весьма неприятная вещь, мы перенеслись за сотни лью от своего пути и оказались далеко за Вестой. По-видимому корабль попал на участок пространства с неизвестными нам свойствами, весьма вероятно, что искусственного происхождения. Я уже определил наше местоположение и доложил на Весту. К нам навстречу высланы несколько корбоутов. Теперь ваш путь домой будет гораздо длиннее. — Он оглянулся на застывшую словно изваяние Елену. — Но вам сейчас необходимо воспользоваться шлемом. Ты сможешь это сделать немедленно? — Он наклонился и заглянул Виктории в глаза. — Это очень нужно.

— Я смогу. — Виктория кивнула головой. — Ты можешь сосредоточиться моя радость? — Она посмотрела на дочку.

Девушка молча начала кивать головой.

— Моя ты радость. — Виктория вскочила с кресла и, шагнув к дочери, прижала ее голову к себе и начала гладить по ее волосам. — Он тоже смотрел на тебя?

— Он дотронулся до меня. — Елена вся содрогнулась.

— Ты говоришь об этом юноше. — Виктория сдвинула брови. — Я его почти не рассмотрела. Он сделал тебе больно?

— Нет. — Елена отрицательно покачала головой. — Мне сделалось страшно.

Виктория пожала плечами и, взяв дочь под локоть, помогла ей подняться с кресла.

Воспроизведенная с помощью шлема картина из голов женщин, глубоко разочаровала и удивила Э“Лидарра. Образ Виктории состоял только лишь из сферических глаз на выкате с разгорающимся в них колеблющимися огоньками. Перед Еленой также стояли глаза, только внимательные и карие, неотрывно смотрящие на нее. Виктория могла словесно описать инопланетян, Елена описывала только лишь глаза юноши с протянутой к ней рукой. Черт его лица она не помнила. Крайне озадаченный вест передал все это на Весту и на Землю.

Через день Виктории стало плохо. У нее перед глазами вспыхнули пляшущие огненные змейки, которые она видела в течении полуминуты. После видения, крайне расстроенная и разбитая Виктория, попросила соединить ее с Карлсоном Брегом.

В беседе по сканеру связи с профессором, Виктория рассказала о своем видении и добавила, что при этом она полностью теряла контроль над собой и абсолютно ничего не помнила. Брег был крайне озадачен. Что-либо путного по этому поводу он сказать не мог и только лишь посоветовал, как можно меньше волноваться и больше отдыхать.

Через несколько дней видение повторилось. Потом оно начало приходить к Виктории регулярно, увеличиваясь в продолжительности. В такие минуты она превращалась в несмышленого ребенка, с мускулами взрослого человека и начинала творить детские шалости, от которых у Елены мурашки бегали по спине.

Э"Лидарр теперь постоянно держал Викторию рядом с собой и во время видений, старался пристегнуть ее к креслу, чтобы она ничего не натворила. Виктория начинала, как ребенок плакать и стараться вырваться из своего плена. Елена, в тихом ужасе зажимала уши руками и убегала в свою каюту…

Через три месяца"Фриз"встретили вестинианские корбоуты. Виктория наотрез отказалась сойти на Весте, а попросила доставить ее и тело Марка на Хрону, за любую плату. Ген переговорил с А”Горнном и ей пошли на встречу. Еще через четыре месяца она была на Хроне.

Викторию на Хроне встречал сам Вальтер Грюнфельд. Приступ видения у Виктории, длившийся уже несколько дней, прошел и она выглядела, хотя и уставшей, но соображающей.

— Я обо всем позаботился. — Без предисловий начал Грюнфельд. — Ты будешь жить здесь, под присмотром лучших специалистов города.

Виктория скорчила удивленную мину и, немного подумав, ответила, покрутив головой.

— Я буду жить там, где и жила. Марк будет покоиться рядом с моим домом. Я сама буду ухаживать за его могилой.

— Но Виктория. — Грюнфельд приложил руку к груди. — Это явление должно быть очень тщательно изучено. Ты не можешь так поступить, ради науки, ради будущего всего человечества.

— Я поступлю так, как считаю нужным и прошу больше об этом со мной не говорить. — Резко выговорила она и отвернулась от начальника колонии.

Марк был похоронен в тридцати шагах от ее дома в небольшом скверике. Когда гроб с его телом опускали в могилу у Виктории начался новый приступ. Она вдруг засмеялась тихим детским смехом и пошла прочь от места похорон. Грюнфельд срочно вызвал врачей. Пока врачи добирались до дома Виктории, она пришла в себя и попросила Вальтера зайти с нею в дом.

— Дорогая Виктория. — Грюнфельд с озабоченным видом вошел в холл. — Я очень обеспокоен твоим состоянием. Послушайся пожалуйста меня и пройди всестороннее обследование. Может быть болезнь еще не запущена и тебе удастся помочь.

— Хорошо. — Виктория погладила его по груди. — Я приму твое предложение, но с одним условием.

— Я выполню твое любое желание. — Вальтер остановил и прижал ее руку к своей груди.

— Ты обещай мне, что будешь заботиться о моей дочери.

— Я обещаю, что буду заботиться о твоей дочери, как о своей. — Он сжал ее руку.

— Нет, ты обещай кровью. — Глаза ее загорелись.

В душу Грюнфельда начал закрадываться страх.

— Как ты пожелаешь. — Поспешно согласился он.

Виктория быстро вскочила с кресла и, подбежав к столу, выдвинула ящик и достала лазерный нож. Подойдя к Вальтеру, она вдруг приподняла свою левую руку, выдвинула лезвие ножа и неожиданно полосонула ножом по запястью. Алый ручей мгновенно окрасил ее руку и побежал на пол.

— Руку. — Сквозь зубы прошептала она.

Как в тумане, Грюнфельд дернул вверх рукав курточки левой руки и протянул ей оголившуюся руку. Виктория сделала неглубокий надрез на его руке и, отшвырнув нож, прижала свою окровавленную руку к тонкой струйке крови выступившей на руке Вальтера.

— Клянусь! — Прошептала она.

— Клянусь! — Повторил Вальтер.

Вдруг она пошатнулась и побледнела. Грюнфельда бросило в пот, когда, взглянув ей под ноги, он увидел уже приличную лужу крови. Взглянув ей в глаза он увидел бешенный блеск ее зрачков.

— Я сейчас! Врача! — Он вырвал у нее свою руку и выбежал из дома.

Улыбнувшись детской улыбкой, Виктория, пошатываясь подошла к столу и выдвинув один из его ящиков, глубоко запустила в него правую руку и нащупала холодный металл раппера — ее губы плотно сжались.

5

Леонид Костромин окинул взглядом зал Высшего Совета. Практически все места были заняты — значит присутствовали все члены Совета и заседание обещало быть жарким. Так же присутствовала большая делегация вестов, что потребовало установить для них кислородные нагнетатели. Он поднялся с кресла.

— Уважаемые члены Высшего Совета! — Костромин оперся руками о стол. — Нам сегодня предстоит решить весьма непростую задачу, протягиваем ли мы руку дружбы цивилизации вестов в их разрастающемся конфликте с Союзом, либо будем сторонними наблюдателями. На нашем Совете присутствует представительство системы Кронны во главе с послом, господином Ю"Кноттом. Я сразу же предоставляю ему слово. Прошу вас господин Ю"Кнотт.

Костромин посмотрел влево от себя и протянул руку в сторону трибуны. С кресла поднялся высокорослый вест и направился к трибуне, Костромин сел. Зал захлопал в ладоши. Вест стал за трибуну и, подняв вверх руки сжатые в кулаки, помахал ими, приветствуя зал. Аплодисменты начали стихать и, вскоре, наступила тишина. Ю"Кнотт провел рукой по волосам и неторопливо заговорил, тщательно выговаривая слова. Он уже около десяти лет был послом системы Кронны на Земле и достаточно уверенно изъяснялся на языке землян.

— Уважаемый Совет Солнечной системы. — Ю"Кнотт на несколько секунд склонил голову и замер. — Лига Объединенных Планет, уполномочила меня обратиться к вам со следующим посланием. — Продолжил вест, высоко вскинув голову.

— Дорогие братья по разуму! Мы, жители системы Кронны, вынуждены обратиться к вам с предложением, надеясь на ваше понимание и поддержку. Уже прошло около пятнадцати лет, как наши цивилизации узнали друг о друге. Все эти годы, несмотря на значительное расстояние, разделяющее нас, мы старались расширять наши связи во всех направлениях нашей деятельности. Мы практически открыли все секреты и тайны друг другу и сделали их общим достоянием. Не должно быть тайн между друзьями, их у нас и нет. Мы объединили свои технологии и все передовые достижения науки и техники стали общими. Сейчас мы совместно обустраиваем планету Хрона, где уже ожидается прямое смешивание наших разумов в один новый и пока еще непонятный никому разум.

Но к нашему глубокому сожалению, на горизонте нашего мирного развития стали появляться небольшие тучи. Они еще очень маленькие, едва заметные, но их количество постепенно увеличивается и уже просматривается тенденция к их сливанию в одну большую грозную тучу.

Мы решили обратиться к вам с предложением не дать разразиться грозе, помешать объединению тучек, в крайнем случае, пусть прольется из них лишь теплый летний дождь, который смог бы послужить началу объединения уже трех цивилизаций. Мы ведем речь о цивилизации Союза.

Из чего мы исходим, испытывая тревогу в своих сердцах по отношению к Союзу.

Если вашу цивилизацию мы узнали сравнительно недавно, то цивилизацию Союза мы знаем столько, сколько помним себя. Но в этом знании есть странный факт, мы никогда не видели ни одного их индивидуума, мы не имеем представления о том, как они выглядят. Более того, они отгородились от нас абсолютно прозрачной силовой стеной, в которой нам еще не удалось найти ни одной дырочки, или как говорит ваш язык — бреши, которая бы позволила нам заглянуть за обратную сторону стены и узнать их жизнь. Как мы ни старались вступить с ними в контакт, нам это до сих пор не удалось, а они по-видимому, такого желания не испытывают.

Плохо ли хорошо ли, но мы как-то сосуществовали. Их космические корабли — секки или по земному — мечи, с периодичностью в пятнадцать-тридцать наших лет неожиданно появлялись около наших планет на год-два и так же неожиданно исчезали.

Что их интересует у нас — мы не представляем? Кто мы для них — мы не имеем понятия?

Новые странности в их поведении начались лет семь назад. Они начали появляться в границах нашей звездной системы каждый год на несколько месяцев. И совсем непонятно их поведение стало за последние три года, когда их космические корабли постоянно обосновались на орбите наших планет и начали, если можно так выразиться, охоту на нас. А случаи произошедшие за последний год, заставили нас очень глубоко задуматься, ими были атакованы и уничтожены несколько наших кораблей различного назначения.

Последний случай, к сожалению, вообще не поддается нашему осмыслению. Наш корбоут был атакован кораблем Союза, произошел взрыв громадной мощности. В район столкновения мы направили несколько научных и военных кораблей. Но прибывшие в тот район корабли не смогли определить достоверно место трагедии, словно там ничего и не произошло. Не удалось обнаружить ни одной, сколько ни будь известной частицы, подтверждающей о произошедшей катастрофе. Место катастрофы исследовал и ваш известный астрофизик Вит Дорот, после чего он поделился своими выводами с Советом Цивилизаций. Эти выводы так же подтверждают непонятные намерения Союза по отношению к системе Кронны.

Как я уже сказал, на некотором расстоянии от нас находится абсолютно прозрачная для всех известных нам типов излучений стена, но которая непрозрачна для материальных тел. Каковы ее свойства, мы, к сожалению не знаем? Какова ее протяженность, мы также не знаем. Оберегает она нас от Союза или Союз от нас, мы также не знаем. Все попытки изучить ее свойства до сих пор ничего не дали. Никакие приборы не фиксируют ее присутствие. Как можно изучить то, чего нет, а фактически есть? Пока что-либо вразумительное по этому поводу мы сказать не в состоянии. Самое поразительное заключается в том, что их корабли каким-то образом проникают сквозь эту стену, что неоднократно подтверждалось нашими наблюдателями, постоянно находящимися около нее. Нам даже однажды удалось снять небольшое видео о проникновении сквозь стену. Прошу вас посмотреть его.

Ю"Кнотт достал из кармана какой-то прибор и сойдя с трибуны положил его перед столом Совета, на пол. Через несколько секунд над прибором вспыхнул конический луч и растворился в воздухе. В зал заседаний начал вползать громадный фиолетовый мечевидный корабль. Сначала показался его фиолетовый кончик, потом неторопливо появился весь корабль, который начал постепенно зависать под куполом зала, заставив членов Совета непроизвольно вжиматься в спинки кресел. Корабль-меч начал медленно опускать свой нос прямо в зал, по которому пробежал легкий взволнованный шум. Изображение корабля замерло.

— Прошу обратить внимание. — Вновь раздался голос Ю"Кнотта. — Абсолютно гладкая фиолетовая поверхность. Нет и намека на какие-либо швы, указывающие на шлюзы, люки или другие двери, могущие служить, как для проникновения к нему вовнутрь, так служить выходом для его оружия. Более того…

Громадный меч так быстро повернулся у всех над головами, что многие члены Совета чуть ли не до затылка втянули головы в плечи. По залу пронеслись возгласы негодования. Как бы не слыша их, вест продолжил.

— Обратите внимание на его заднюю часть, где по-нашему предположению у него находится движитель. Весь корабль-меч фиолетового цвета, а его задний торец слегка розоватый. И прошу вновь заметить, ни единого шва, ни единой черточки раздела, просто однотонная розовая поверхность, за наружной границей которой никогда не было поймано ни единой частицы, могущей пролить свет на то, что является основой их движения, хотя в атмосфере Весты эти корабли часто издают довольно неприятный низкотональный вибрирующий звук.

Неожиданно меч растворился в зале. Ю"Кнотт подошел к голографическому проектору, поднял его с пола и вновь вернулся на трибуну.

— Вы думаете, я отключил изображение. — Он широко улыбнулся. — Отнюдь. Продемонстрировав себя, корабль-меч исчез. Куда? Я не знаю. Если кто-либо из сидящих в зале знает, пусть поделится этим с нашей цивилизацией. Мы сможем очень высоко оценить эти знания. Это я вам обещаю. Еще одно. Это может быть роботом по вашему или гидд-машиной по-вестиниански, а может быть и живой кристаллической структурой. Хотя размеры этого корабля примерно составляют, в земных единицах длин, длина — до тысячи метров, ширина — до двухсот метров, высота — до пятидесяти метров. Размеры достаточно широко варьируются, по непонятным причинам. Может быть они несут в себе разные по численности экипажи, возможно и имеют различные свойства.

Почему мы назвали эту цивилизацию Союзом?

К сожалению в фильме не было этого видно, но иногда корабль-меч, как бы переворачивается вверх днищем, если у него таковое имеется, и можно увидеть нечто похожее на эмблему, напоминающую стилистическое изображение рукопожатия. Отсюда и пошло — Союз.

Но это все, если говорить вашим образным выражением — цветочки, а теперь я скажу о ягодках.

Чуть более года назад, Вит Дорот приостановил свои исследования этой пресловутой стены и вернулся на Весту с довольно тревожным выводом: за обратной стороной стены регистрируется все возрастающая масса, которая находится в постоянном движении. Как он сумел это определить, он прямо не говорит, утверждая, что это весьма косвенные, хотя и достаточно проверенные методы. По земному, что-то на уровне шарлатанства, ведь корабль Союза можно увидеть только лишь в видимом спектре волн, а о регистрации его массы, пока говорить не приходится.

Что там за стеной может обладать такой массой, он однозначного ответа не дает. Толи это одна массивная установка, толи много небольших аппаратов, собираемых в небольшом пространстве. По некоторым косвенным признакам он предполагает, что это большая группа космических кораблей Союза, собираемая в одном месте с какой-то определенной целью. Примерный анализ Вита год назад давал пятьдесят-семьдесят кораблей. Сколько их уже сейчас на самом деле, сказать трудно.

Этот факт вселяет в нас очень большую тревогу. Мы склонны думать, что Союз концентрирует такое количество кораблей ни для чего иного, как для военных действий. И если это происходит около стены, которая расположена с нашей стороны, то мы имеем все основания думать, что агрессия будет направлена против нашей планетной системы.

Сможем ли мы оказать достойный отпор Союзу? Сможем и окажем. Только выживем ли мы после этого отпора, предугадать трудно.

Но разгромив нашу цивилизацию, они навряд ли остановятся на достигнутом, а могут повернуть свои взоры и в вашу сторону. О вашем существовании они уже наверняка знают, а расстояние между нашими цивилизациями для них кажется не имеет столь большого значения, как для нас или для вас.

В связи с вышеизложенным, Лига Объединенных Планет системы Кронны предлагает объединить наши усилия в борьбе за свое существование в нашей звездной системе — Галактике.

На данный момент мы имеем около четырехсот военных кораблей различных классов. Сейчас нами развернуто беспрецедентное строительство военных космических кораблей. В течении ближайших года-двух мы должны удвоить свой космический флот.

Мне поручено предложить жителям Земли слить наши космические флотилии в одну, под единым руководством и сообща оказать достойный отпор любому, позволившему себе посягнуть на наши свободы.

Если же никакого конфликта не произойдет, то в дальнейшем мы предлагаем использовать военный флот для более широко масштабного изучения своей звездной системы и для дальнейшего расселения наших цивилизаций по Галактике. У меня все.

Ю"Кнотт склонил голову и, постояв так с полминуты, сошел с трибуны, и занял свое место за столом Совета.

Зал зашумел. Костромин поднялся с кресла и поднял руку, успокаивая зал.

— Уважаемый Совет! Нам предстоит принять сейчас непростое решение. Решение, которое может придать развитию нашей цивилизации новое направление, может прочно и уверенно поставить нас на путь звездных войн, если мы примем предложение, оглашенное только что нам, более развитой и сильной цивилизацией.

Как нам поступить? Я затрудняюсь, что-либо посоветовать в данной ситуации. Нам не дано время на раздумье. Ситуация за сотни световых лет от нас начинает все сильнее раскручиваться, набирая обороты. Мы не можем тянуть с ответом.

Если мы скажем да, то должны незамедлительно перевести свою промышленность на военные рельсы и начать строить военный звездный флот, потому, что тех полсотни различных военных кораблей, которые есть у нас — не достаточно. Если скажем нет, тогда нам придется самим, в случае разрастания конфликта до границ нашей цивилизации, защищать свой мир, не надеясь на соседей.

Сможем ли мы это сделать? Я думаю, что сможем. Но какова будет цена? Предугадать невероятно сложно.

Вы видели тот мир, с которым нам предстоит столкнутся лицом к лицу. Сейчас даже не возможно сказать, кто они такие. Либо это кристаллические монстры, достигшие вершин своего развития, либо это гуманоиды, вроде нас с вами, но достигшие громадных высот технологии.

Мы не можем отказать в помощи только что приобретенным друзьям, это как-то не по-человечески. И в то же время мы не должны, сломя голову, бросаться поддерживать все их затеи, которые они считают нужными для себя проводить, тем более, если они носят авантюристическую направленность.

Вместе с тем, мы прекрасно помним с чем мы столкнулись три десятилетия назад, при колонизации планеты Хрона. Как бы мы вышли из возникшей тогда ситуации, не окажи нам помощь дружеская цивилизация? Ведь по планам тоор, они собирались, построив несколько кораблей-призраков, нанести первый удар по нашей цивилизации, а уже потом с нашей помощью, покорить и вестов.

Хотя тоор и являются порождением человеческого разума, но это лишь подтверждает то, с какой осторожностью нужно пользоваться плодами искусственного интеллекта.

Все это требует от нас принятия глубоко обдуманного и взвешенного решения, для которого у нас к сожалению нет времени. Мы должны принять решение уже сегодня, ввиду выше изложенных обстоятельств.

Сейчас на орбите Земли находится транспортный корабль вестов, с большой группой их ученых и конструкторов космических кораблей, которые, в случае нашего согласия, передадут нам свои новые разработки в двигателестроении, вооружении и защите кораблей. Они будут находиться здесь столько, сколько потребуется времени для освоения нами их передовых технологий. К сожалению их свободное перемещение по нашей планете весьма затруднено из-за того, что содержание кислорода в их атмосфере почти в два раза превышает земное и не все жители их планетной системы могут длительно находиться на Земле, без специальных защитных средств. Это все равно, если нас всех поместить на вершину Эвереста. Согласитесь, что не каждый сможет там нормально дышать. Конечно мы предпримем все необходимые меры для их нормальной работы. А работа предстоит громаднейшая, нам, за два-три года, нужно в несколько раз увеличить свой военный звездный флот, доведя его до семисот кораблей. Вестинианская делегация просит в объединенный флот четыреста пятьдесят кораблей, для своей охраны мы должны иметь около ста пятидесяти кораблей и хотя бы по полсотни для охраны наших колоний.

Все необходимое для такого громадного строительства у нас есть. Тем более, что вещество массы для генераторов кораблей объединенного флота полностью обязуется поставить цивилизация Кронны. Его более чем достаточно — планета Селе содержит в себе громадные залежи небулия. От нас требуются системы связи и установки для регистрации скрытых масс. Нам так же необходимо решить вопрос о командовании объединенным флотом. Либо мы полностью его доверяем вестам, либо участвуем наравне с ними.

В принципе это все, что я хотел сказать со своей стороны. Решение для себя я уже принял, но я не хочу его высказывать сейчас, чтобы как-то не повлиять на вас. Я его скажу несколько позднее. А сейчас прошу вас, уважаемые члены Совета, изложить свои суждения по этому вопросу.

Костромин сел. Мгновенно в зале поднялся невысокий худой, преклонного возраста человек. Опираясь на трость, он подошел к столу Совета и повернулся лицом к залу. Костромин внутренне напрягся, зная закостенелый консерватизм Декори.

— Господа Совет! — Декори высоко поднял голову и постучал тростью по полу. — Как вы хорошо знаете, я старый консерватор в вопросах колонизации. Не будь наши решения в этом вопросе столь необдуманны и торопливы, мы бы не стояли сейчас перед таким выбором, тяжелым выбором.

Мы очень долго искали космических братьев по разуму. И когда же наконец их нашли, то мгновенно стал вопрос о выживании наших цивилизаций. Кто они такие весты? — Его голос звучал спокойно и величаво, словно тихий плеск волн большой реки, бьющихся о ее берег, размеренно несущей свои воды по бескрайним степным просторам. — Они точно такие же как и мы, практически ни чем от нас не отличаются. Я, признаться, был в большой степени удивлен, когда увидел первого веста, об однообразии матушки-природы. Прекрасный народ, с древними традициями, хорошими манерами. Не смотря на свой более высокий уровень развития, они не загордились, не сделались заносчивыми, не сделали нас своими рабами, а разговаривают как с равными, как с друзьями и в свою минуту тревоги обращаются к нам за помощью. Хотя, если вдуматься, какая может быть помощь слону от Моськи? Я думаю, что наша цивилизация не может бросить своих братьев по разуму, своих друзей наконец, в трудную минуту. Мы должны, просто обязаны, оказать им посильную помощь.

Зал зашумел. Раздались громкие возгласы удивления. Брови Костромина подскочили вверх. Декори постучал тростью по полу.

— Я сказал только первую часть, вы рано радуетесь. — Он усмехнулся. — Вместе с тем я, как закоренелый консерватор, не могу поступиться своими принципами и сказать да, на предложение вестов. Сказать да, это значит ввергнуть нашу цивилизацию в пучину звездных войн, которые однажды начавшись, неизвестно, будут ли когда-либо иметь конец. И еще может случиться так, что нам придется забыть не только о колонизации космоса, но и ожесточенно бороться за право жить на родной планете.

Я уже стар и прожил долгую жизнь, но еще мог бы быть полезен своей цивилизации. Но в столь ответственный момент я решил уйти, чтобы освободить место для более молодого, еще не совсем обремененного тяжестью лет, жителя Земли. Пусть он принимает решение — ему дальше жить в этом мире и пусть он его строит для себя сам. Я же, как однажды предложил мне Оливер Купер, буду полезным советом, если вы пожелаете у меня спросить, стараться помогать, по мере сил своего ума.

Но чтобы вы не сочли меня трусом или подлецом, я все же скажу свое последнее слово. — Декори поднял трость и медленно обвел взглядом зал. — Да! — Его трость с громким стуком опустилась на пол.

Он повернулся и медленно пошел из зала. Костромин вскочил с кресла.

— Господин Декори! — Громко прокричал он. — Я прошу вас остаться.

Не оглядываясь, старейший член Высшего Совета закрыл за собой двери зала заседаний Высшего Совета.

Костромин пожал плечами и покрутил головой.

— Он сказал, да. — Негромко произнес он и вновь опустился в кресло.

В глубине зала поднялся достаточно молодой член Совета и высоко поднял руку над головой.

— Пожалуйста господин Эбенезер. — Костромин кивнул ему головой.

Джеймс Эбенезер не торопясь прошел к столу Совета и повернулся в сторону зала.

— Уважаемый Совет! — Его голос в отличие от голоса Декори зазвучал очень громко. — Мне, как самому молодому и по возрасту и по членству, трудно что-либо добавить к словам нашего старейшины. Если он сказал да, то у меня другое слово произнести не повернется язык. Да и как мы можем отказать в помощи цивилизации, протянувшей нам руку дружбы, отвернуться от своих братьев по разуму. Я думаю, что ответ должен быть однозначным. Да и только лишь да!

Но я сейчас в большей мере хотел бы высказаться по другому вопросу — о командующем объединенным флотом. У нас на Земле уже давно нет войн, лет наверное уж шестьсот и мы, к своему счастью, практически забыли военное искусство. И вот сейчас, когда мы вырвались из тисков своей звезды в безбрежный океан Вселенной, война вновь напомнила о себе. Только теперь она, разбуженная океаном энергий и запредельными скоростями, приобретает более зловещий и устрашающий характер. Ведь исчезать теперь будут не города и народы, а звездные цивилизации. Но на сколько мне известно, весты еще более продолжительное время не знают войн, ведь они более древняя цивилизация и прошли в своем развитии путь почти вдвое больший, чем мы. И если бы не этот случай с их киборгами, у них бы возможно и не было сейчас столь большого космического флота.

Но в этом неприятном конфликте участвовали обе наши цивилизации и теперь мы практически имеем одинаковый военный опыт звездных войн. К сожалению, я не знаю хорошо их историю и не могу сказать, какой опыт можно почерпнуть из их планетных войн, но у нас он более чем богатый. В таком случае почему бы представителю нашей цивилизации не возглавить объединенный флот? У нас достаточно звездных капитанов убеленных сединами опыта и знаний, чтобы справиться с такой задачей и они наверняка справятся с ней.

Но я предлагаю в адмиралы звездного флота все же еще достаточно молодого, по меркам нашего Совета, представителя нашей цивилизации, Ов Бора, который в данный момент является командующим небольшого звездного флота Земли, базирующегося в районе Хроны. У него уже есть некоторый опыт в звездной войне против тоор. Он так же неоднократно участвовал в отработке взаимодействий с флотом вестов. Его соединение недавно оказало помощь одной из разведывательной экспедиции, терпящей бедствие. Эта операция, должен я сказать, была проведена блестяще. Более достойной кандидатуры от нашей цивилизации мне трудно представить. Он так же находится в большом почете и у вестов, и мне кажется, что у них не будет достаточных оснований отвергнуть его.

Я бы сейчас предложил не ударяться в дискуссии, а выразить свои отношения по предложенным вопросам голосованием, тем более, что эти вопросы уже достаточно дискутировались.

Эбенезер развел руками и направился на свое место. Костромин поднялся с кресла и поднял руку навстречу зашумевшему залу.

— Господа Совет! Я поддерживаю предложение господина Эбенезера о незамедлительном голосовании. Если мы скажем нет нашим друзьям, тогда у нас будет неограниченное время для продолжения нашего заседания и мы сможем продлить его на сколь угодно долго, да и вопрос о командующем флотом отпадет сам собой. Если же скажем да, то нужно незамедлительно приступить к строительству звездного флота и нам уже будет не до заседаний.

Что касается кандидатуры Ов Бора на должность адмирала Галактики, я бы так назвал эту должность, то я только за, как и по первому вопросу. — Легкая улыбка тронула губы Костромина. — Я вскользь касался этого вопроса в беседе с Ю“Кноттом, они так же не имеют ничего против Ов Бора и утверждают, что народы их цивилизации будут только рады видеть во главе объединенного флота своего героя.

Так что я прошу вас, не откладывая, начать голосование по вопросу о создании совместного военного звездного флота.

Зал еще больше зашумел, но Костромин, не слыша шума, уставился на экран электронного Протокола.

— Решение принято положительное. — Громко произнес он через несколько. — Хотя оно далось нам и неоднозначно. — Костромин с сожалением покачал головой. — Видимо многие не понимают, что нас может ожидать. Теперь выскажитесь по вопросу о командующем объединенным флотом? — Он вновь уставился на экран Протокола.

В зале началась в некотором роде суматоха. Многие члены Совета повскакивали со своих мест и объединяясь в разнокалиберные группы, занялись обсуждениями. Костромин сел и. посмотрев в сторону Ю“Кнотта, развел руками. Тот в ответ только лишь пожал плечами.

Наконец зал начал успокаиваться и все разошлись по своим местам. Костромин, беспрерывно покачивая головой, не отрываясь, смотрел на экран электронного Протокола.

— Решение принято. — Наконец громко произнес он. — В конкурсе представленных вами кандидатур, если можно так выразиться, все же победил Ов Бор, хотя решение еще более не однозначное, чем по первому вопросу. Но это даже хорошо, что у нас есть такое количество достойных капитанов. Что ж, я немедленно оповещу посла Земли на Весте о нашем решении. Тоже самое, я думаю, сделает и господин Ю“Кнотт, по отношению к своему правительству.

Зал одобрительно загудел, будто разбуженный улей.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Цивилизации предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я