Скорпион (Евгений Гаглоев, 2014)

«Скорпион» – пятая книга серии «Зерцалия». Приключения Катерины и ее друзей продолжаются. Матвей и его сподвижники продолжают на Земле поиски зеркал от Трианона. В своей борьбе против Клуба Калиостро они обретают новых союзников и выходят на таинственного Скорпиона, который обещает им свою помощь. А Катерина и ее друзья по заданию Магистра отправляются в столицу Зерцалии и там попадают в ловушку. Девушка оказывается во власти всемогущего и жестокого Императора, но жизнь снова преподносит ей сюрприз: повелитель Зерцалии – не кто иной, как… Что же теперь ждет Катерину?

Оглавление

Глава шестая

СТАЛЬ И СТЕКЛО


Скипетр Макропулоса с громким щелчком раздвинулся в руках гадалки и превратился в некое подобие гарпуна. Серебряное острие почти коснулось лица Гертруды, и зеркальная ведьма испуганно отшатнулась, едва не свалившись с террасы. Но она тут же пришла в себя и взмахнула рукой: доски пола с треском вылетели из пазов и, высоко взлетев, понеслись в сторону Феофании. Но она отбила их скипетром и, замахнувшись для удара, ринулась на Гертруду. Ведьма ловко перехватила скипетр и попыталась вырвать его из рук Феофании. Та сжала руку в кулак и нанесла ей мощный удар по лицу. Но Гертруда лишь хихикнула, а вот Феофания вскрикнула от боли, казалось, что ее рука со всего размаху врезалась в каменную статую.

Матвей и Никита бросились на помощь гадалке, но в этот момент оконное стекло позади них с грохотом взорвалось.

В комнату ворвался Бест, держа в руках точно такой же скипетр, следом за ним в окно прыгнули еще двое мужчин в черной форменной одежде – охранники из имения дворянского собрания.

– Старые знакомые! – усмехнулся Бест, и из его скипетра выдвинулся клинок. – Пора положить конец нашим встречам!

Матвей, ухватившись рукой за край стола, резко поднял его и швырнул в сторону Иннокентия и его людей. Стол, как гигантский снаряд, понесся вперед, и лежащие на нем книги разлетелись в разные стороны.

Бест ударил по летящему столу скипетром, раздался громкий треск, и ветхий стол разлетелся в щепки. Ребята не успели опомниться, как Бест оказался между ними. Раскрутив в руках скипетр, он нанес удар Никите, и тот отлетел к стене. Бест резко повернулся к Матвею и вонзил клинок ему в живот. Раздался скрежет металла по стеклу, и Матвей громко вскрикнул. Острый клинок не причинил ему вреда, но сплав серебра и стали обжег, словно это был горячий расплавленный металл.

Фокусник довольно усмехнулся, замахнулся жезлом и нанес удар Матвею в челюсть. Тот рухнул на колени.

Охранники быстро подскочили к Никите и с двух сторон схватили его. Оборотень издал упреждающий рык. Матвей, сжав кулаки, вскочил на ноги, но Бест уже приставил острие скипетра к горлу Никиты. Послышалось тихое шипение, и тот вскрикнул от боли. Посеребренный клинок обжигал и его!

– Еще один шаг – и я снесу ему голову! – пообещал Бест. – К тебе это тоже относится, старуха!

Это было адресовано уже Феофании. Гадалка вошла в прихожую и послушно замерла. Гертруда на террасе завопила от ярости.

– Я не могу войти в эту проклятую развалюху! – крикнула она. – Может, кто-нибудь избавит меня от ее оберегов?!

– Эй, ты! – крикнул Бест Феофании. – Сделай, как она говорит!

– И не подумаю, – поджав губы, отрезала гадалка. – Иначе нам всем несдобровать.

– Убери свои метки! – рявкнула Гертруда.

– Или попрощайтесь с мальчишкой! – Бест еще сильнее кольнул клинком Никиту в горло.

– Мальчик может и сам за себя постоять, – возразила Феофания. – А вот нам совершенно не нужны неприятности, Иннокентий. Проваливайте отсюда, пока целы. Тогда никто не пострадает.

Бест злорадно расхохотался.

– Мы пришли за зеркалом, старуха! Неужели ты думаешь, что мы уйдем, не получив то, что нам нужно?

– Зеркала здесь нет.

– Где же оно?!

– Где ты его прячешь?! – прокричала Гертруда. – Вам не уйти, глупцы, так что отвечайте!

Феофания молча вынула из кармана куртки небольшой пистолет и направила его на Беста.

– Всегда держу его на крайний случай, – с усмешкой сказала она.

– У тебя не хватит духа выстрелить! – усмехнулся Бест.

– Плохо ты меня знаешь.

– Ты дружила с моим отцом!

– Дружила?! – Феофания брезгливо скривила рот. – О, нет. Я лишь многие годы терпела его безумные выходки и выслушивала бредовые идеи!

– Возможно, мы могли бы договориться, – вкрадчиво заговорил фокусник, убирая скипетр. – Ведь можно обойтись и без кровопролития. Отдайте нам зеркало и можете убираться на все четыре стороны. Вам не одолеть нас.

– А может, я хочу попытаться, – возразила Феофания, – остановить вас, пока вы не привели в наш мир нечто такое, чему здесь не место. Вы хотите стать всесильными, Бест. Но с этой силой в наш мир ворвутся подобные ей! – Она кивнула в сторону Гертруды. – И все вы навеки станете их рабами!

– Не слушай ее! – разозлилась зеркальная ведьма. – Не рабами, а представителями новой власти! Избранными, наместниками, которые будут править этим миром!

Феофания встретилась взглядом с Никитой и едва заметно ему кивнула. Матвей тоже внутренне собрался.

Юный оборотень резко пригнулся к полу, сделал стойку на руках и тут же резко ударил ногами в разные стороны. Охранники, не ожидавшие такого подвоха, разлетелись. Один врезался в стену, второй перевалился через низкий подоконник и исчез за окном.

– Бежим! – крикнула Феофания.

Матвей плечом ударил Беста и сбил его с ног. Никита взмыл к потолку и острыми когтями разодрал защитный символ над окном. Теперь путь для Матвея был свободен. Втроем они выбрались через окно и припустились к грузовичку Феофании, припаркованному неподалеку от дома.

– Нет! – выкрикнула Гертруда.

Позади вдруг раздался выстрел, и Феофания громко вскрикнула.

Матвей увидел рядом с домом машину Беста и его людей, за рулем сидел Артур – начальник службы безопасности Клуба Калиостро. Тот тоже их заметил и изменился в лице.

– Быстро в грузовик! – скомандовала Феофания.

Но тут дверца черного автомобиля открылась, и из него вылез Артур. В руках у него был дробовик.

Феофания нырнула в кабину и включила двигатель. Матвей и Никита едва успели усесться рядом, как Артур вскинул дробовик и выстрелил. Заряд картечи изрешетил дорожный знак рядом с грузовиком. Феофания резко нажала на педаль газа, машина сорвалась с места и помчалась прямо на Артура. Тот громко выругался и, отскочив в сторону, начал перезаряжать дробовик.

– Сзади! – крикнул Никита.

Феофания напряженно взглянула в зеркало заднего вида.

По заснеженной лужайке быстро бежала Гертруда, полы ее шубы развевались у нее за спиной. Ведьма вскинула руку: искореженный дорожный знак с силой выбросило из земли, и он полетел вслед за грузовиком.

Феофания выкрутила руль, и машина резко вильнула в сторону, а стойка дорожного знака врезалась в окно ближайшего дома и разнесла его вдребезги.

Бест, не выпуская из рук скипетр, и двое охранников бежали за Гертрудой. Иннокентий оказался хорошим бегуном. Он обогнал ведьму, поравнялся с грузовиком и прыгнул в его низенький кузов. Скипетр раздвинулся в его руке, Бест размахнулся и вонзил его в заднее окошко кабины. Клинок прошел между Матвеем и Феофанией.

Бест выдернул скипетр и собрался ударить еще раз, но Феофания резко свернула к обочине. Иннокентий вылетел из кузова и тяжело рухнул в сугроб. Гертруда, потрясая кулаками, что-то истошно закричала. Феофания нажала на педаль газа до упора, и вскоре преследователи остались позади.

Некоторое время они ехали молча. Феофания, не отрываясь, смотрела на дорогу, а Матвей и Никита то и дело оглядывались назад, опасаясь погони. Однако их никто не преследовал. Видимо, Гертруда, Бест и охранники решили обшарить каждый уголок в доме, надеясь отыскать черное зеркало.

Через несколько минут Феофания припарковала грузовик на стоянке крупного супермаркета. Вокруг сновали люди, увешанные пакетами с покупками, мимо то и дело проезжали машины.

Гадалка выпустила руль, ее руки заметно дрожали. Она расстегнула куртку и распахнула ее.

Никита потянул носом воздух и с изумлением вытаращил глаза.

– Вы ранены! – воскликнул он.

– Они подстрелили меня, – кивнула Феофания.

Из раны на ее плече, видимо, сочилась кровь, и в этом месте на свитере быстро расплывалось темное пятно.

– Вам нужно в больницу, – обеспокоенно сказал Матвей.

– Только врачей нам и не хватало, – возразила женщина. – Пуля прошла навылет. Нужно лишь обработать рану, а это я и сама могу сделать. Если мы заявимся в больницу с огнестрельным ранением, там тут же вызовут полицию!

– Но вы истечете кровью! – сказал Никита.

– Я бывала и не в таких переделках! – резко ответила Феофания.

Она приподняла свитер и оголила плечо. Затем вытащила из бардачка аптечку и отыскала в ней ватные тампоны. Смочив один спиртом из небольшого пузырька, она приложила его к ране и сморщилась от боли.

– Вы уверены, что вам не нужен врач? – спросил Матвей.

– У меня есть нужные знакомые, они помогут, не задавая лишних вопросов! Я сейчас же отправлюсь к ним. Однако мои опасения подтвердились! Они нашли нас.

– Интересно, как они на нас вышли? – недоумевал Никита.

– Может, все-таки проследили за нами? – предположил Матвей. – Мы старались не высовываться, постоянно осматривались…

– Нет, дело не в вас, – покачала головой Феофания. – Недавно я ходила на могилу Анатолия. Наверняка они поджидали меня на кладбище… Но я не могла не навестить старого друга. Мы столько пережили вместе, пока он не пал от лап Сухорукова… – Она печально вздохнула. – Ну да ничего. Мы оторвались, и это главное. У нас есть дела поважнее. Сейчас я поеду к одному приятелю и попытаюсь раздобыть схему расположения комнат в особняке Гольданской. Постараемся вычислить, где находится тайник, в котором она прячет Диоптру. А ваша задача – найти что-то из вещей Евдокии Державиной. Вечером созвонимся и обсудим дальнейший план действий.

– А Бест тем временем не найдет зеркало с кладбища? – спросил Матвей.

– Не думаю, – усмехнулась Феофания. – Я спрятала его в надежном месте.

– Как вы себя чувствуете? – нахмурился Матвей.

– Со мной все в порядке, не беспокойтесь!

– Но вы не можете вести машину в таком состоянии!

– Не говори глупостей?! – вскипела Феофания. – Небольшая царапина – только и всего! К тому же тут недалеко.

– Мы поедем с вами!

– Проваливайте из машины, пока я не рассердилась! – с недовольством сказала она. – Меньше всего я нуждаюсь в чьей-то опеке!

Они попрощались, и обескураженные Никита и Матвей вышли из машины, а Феофания снова включила двигатель. Вскоре она уже скрылась за поворотом.

– Какая суровая дамочка, однако! – сказал Никита.

– Она очень сильная, – с уважением произнес Матвей. – Но иногда даже самые сильные нуждаются в заботе. И участии.

– Ну, она была непреклонна, когда мы предлагали свою помощь.

– Лишь бы все обошлось.

– Думаю, с ней все будет в порядке, если она сама так уверена в этом. Ты сейчас домой? – спросил Легостаев.

– Домой?! – Матвей горько усмехнулся. – Особняк Державиных был мне домом, но с тех пор, как все это случилось, я не могу его так называть. Катерина исчезла, Аглая и Прохор теперь стоят в виде статуй в подвале Клуба Калиостро, а всех моих друзей грузят в полицейские фургоны, словно какие-то манекены… Когда я был там в последний раз, в особняке царил жуткий разгром, оставшийся после сражения Двуликого и деда Матвея. А ты говоришь «дом»…

– Я тебе сочувствую, – с грустью произнес Никита. – Но никогда не нужно отчаиваться. Все наладится, вот увидишь! Я всегда верю в лучший исход.

– Надеюсь, что ты прав. – Матвей расправил плечи и попытался улыбнуться. – Но я схожу туда. Поищу вещи старухи Державиной. Пойдешь со мной?

– Извини, сейчас не могу. – Никита показал Воронину на часы. – Мне на тренировку нужно! Если снова опоздаю, Михаил Федорович меня убьет!

– Ты еще и на тренировки ходишь? – удивился Матвей. – Для чего?

– А как же иначе? Вся школа видит, что на физкультуре я показываю отличные результаты. Оборотни куда сильнее и ловчее обычных людей. Вот и приходится ходить на легкую атлетику, чтобы никто не удивлялся моим способностям.

– И никто ничего не подозревает? Ты же можешь стену кулаком проломить!

– Мне приходится сдерживаться в присутствии других ребят, – улыбнулся Никита. – Ладно, увидимся!

Он пожал Матвею руку и зашагал к выходу со стоянки. Матвей озадаченно посмотрел ему вслед. Нелегко же ему приходится. Жить вот так, постоянно скрывая свою силу и способности от близких и друзей. Никите еще повезло, что у него есть Артем, с которым можно все обсудить и поделиться своими горестями. Будь он один, ему бы пришлось несладко. Все имеет свою цену.

Матвей был благодарен судьбе, что она свела его с ребятами из газеты. Ирина, Артем, Марина, а теперь еще и Никита. Они все знали и не оставили его одного. Помогали ему всем, чем могли. В одиночку он бы точно не справился. А с такими друзьями… Матвей не сомневался, что у них все получится.

И он направился к дому Державиных.


а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я