Осень жизни нашей (Е. В. Гаврилин, 2015)

В книге помещены рассказы последних двух лет и стихи, которые в значительной степени отражают настроение автора и его душевные переживания, связанные с превратностями судьбы и сложными событиями последних лет в его жизни.

Оглавление

Запах детства

Сколько живу на белом свете (а живу довольно долго!), не перестаю удивляться потрясающим возможностям хомо сапиенс. Вот сегодня в обед стал чистить мандарин, и перед глазами встало далекое-далекое детство. Вспомнил любимый запах детства: немножечко кисловатый, с примесью лимона. И сразу же вспомнились истоки любви к этому вообще-то, по современным понятиям, весьма распространенному и ничем особым не примечательному запаху.

История эта не является какой-то особо интригующей или остросюжетной. Обычная история маленькой, до удивления простой русской (в то время сказали бы – советской) семьи. Необычным было только время, в которое она происходила. Это было время войны и послевоенной разрухи, время страшного голода и лишений.

И вот в эту серую нищету неожиданно вторгался вопреки всякой логике маленький лучик света – Новый год. Загадочность русской души… Действительно, понять и объяснить ее порывы невозможно. Трудно представить, что на фоне ужасного голода и разрухи, когда невозможно свести «концы с концами», вдруг появляется в доме елка. Самая натуральная, пахнущая хвоей и с капельками влаги от растаявшего снега. В доме наступает тишина от предчувствия чего-то необыкновенного. Отец лезет на чердак и достает впдавитий виды маленький фанерный сундучок. Мы трое, мал мала меньше, затаив дыхание, следим за действиями отца. Ну, вот дверца сундучка распахнута, и оттуда появляются игрушки, настоящие стеклянные и картонные. От этой красоты дух захватывает, эмоции зашкаливают – откуда к нам такое счастье снизошло!

Процесс наряжания елки описать просто невозможно. Когда пять человек крутятся вокруг одного деревца, трое из которых делать ничего не могут, а только мешают взрослым своими советами! Как говорится, это конец света. А посему самая активная часть населения этого полуразвалившегося жилища отправляется на диван – наблюдать священное действо издалека.

В то время убранство елки дополнялось конфетами и мандаринами. И тех и других было по нескольку штучек. Для нас до сих пор остается загадкой, как и где родители умудрялись добывать такое «богатство». Это было действительно для нас огромное богатство. Мама оборачивала каждую конфетку и мандаринину в фольгу (тогда мы говорили – в «золотце») и вешала на елку, заставляя нас отвернуться, чтобы не видели, в какое место повешена сладость.

Позже нам платком завязывали глаза и предлагали наугад сорвать конфетку или мандарин. Это была самая интересная и веселая часть новогоднего торжества. Вот тогда, используя свой шанс, я впервые сорвал с елки мандарин и, очистив его, услышал (да именно услышал) запах этого фрукта, который на всю оставшуюся мою жизнь вошел как запах детства.

До сих пор описанная картина детства регулярно возникает у меня в памяти, когда я беру в руки и начинаю чистить мандарин. Более того, я замечаю, что с возрастом этот сюжет проявляется все чаще и чаще. Наверное, это было бы славно, ведь детство это лучшая пора в жизни человека. Но есть одно «но».

В последние годы наряду с благостными воспоминаниями, как правило, тут же возникают сцены страшных первых лет войны. Плачущая мама, суетливо одевающая нас троих, перебежки в бомбоубежище под грохот стрельбы зенитных орудий. Немецкие самолеты в перекрестии лучей наших прожекторов, взрывы бомб в нескольких сотнях метров. Сегодня понимаешь особенно остро, насколько страшно было нашим родителям, и понимаешь некогда не доходившее до тебя (и до сих пор не всеми разделяемое) и не потерявшее актуальности любимое выражение наших стариков: «Лишь бы не было войны!»

Вот так и живут, как близнецы-братья, в нашей стране светлое и темное, радость и печаль. Хотелось, чтобы радости у нашего народа было несравненно больше. Он это заслужил, несомненно!

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я