Земля в зените (В. В. Выставной, 2014)

Он спустился в ад, имя которому Земля. Города выжжены ядерным огнем, пустоши заселены нелюдями. Все, чего он хочет, – спасти друзей, захваченных безумными убийцами, и вернуться домой. Но здесь он – нежданный гость. Пилоту-стажеру Лео, выжившему в катастрофе у Мертвых холмов, придется отстоять свое право на жизнь. А для этого – отправиться туда, откуда нет возврата. В страшный Железный город. Плечо друга, автомат и мощный мотор – положись на них, и они поведут тебя к цели.

Оглавление

Из серии: Земля в зените

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Земля в зените (В. В. Выставной, 2014) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 2

Поселок

Вблизи огромного сюрреалистического сооружения стало еще очевиднее: все это – не обман зрения. Танкер действительно был давно и прочно обжит. Корабль был не просто жилищем, а настоящей крепостью. К опоясывающей корпус галерее вела крепкая деревянная лестница, судя по всему, подъемная. Можно было предположить, что, подняв ее, жители превращали необычный поселок в неприступную цитадель. Видимо, у местных были для этого веские основания. Иначе трудно найти причину, чтобы поселиться в таком неприспособленном для существования месте. Оторванный от цивилизации островок жизни необъяснимой аномалией возвышался посреди выжженной солнцем пустыни. Правда, железную крепость окружали многочисленные поля и огороды, где под капельным орошением худо-бедно росли какие-то съедобные культуры. Почва бывшего морского дна была не слишком плодородна. Но люди почему-то упорно цеплялись за этот клочок земли.

Лео ждал, что их поведут вверх по единственной лестнице. Но пленников вместе с Вестой провели мимо и затолкали в крепкую клетку, сваренную из металлических уголков. Над головой заскрипело, затрещало, и клетка, качаясь и вздрагивая, медленно поползла вверх вдоль рыжего от окислов борта. Надо полагать, это был лифт.

Кабина остановилась на уровне палубы. Здесь уже ждали вооруженные люди. Но не только: за их спинами собралась целая толпа любопытных. Зрелище было впечатляющее и яркое. Такой живописной толпы оборванцев Лео не видел даже в исторических фильмах. Видимо, фантазия режиссеров никогда не поспевает за реальностью. Изношенная до крайности одежда, нечесаные волосы, грязь и пыль всюду, куда падал взгляд, свидетельствовали о нужде и нелегкой жизни. При этом люди выглядели вполне здоровыми, энергичными, подтянутыми. Вспомнился естественный отбор: в экстремальных условиях выживают самые сильные, оттого-то не видать здесь ни дряхлых, ни больных.

На широкой палубе, теснясь и наползая друг на друга, высились самые настоящие дома: неказистые, построенные из самого разнообразного материала – от бетонных плит и разношерстных кирпичей до кусков дряхлой фанеры. Здания лезли вверх на два, три и больше этажей, опасно кренясь и грозя обрушиться за борт с высоты десятка метров. Архитектору этого великолепия стоило бы хорошенько пролечиться в психиатрической клинике – настолько безумно все выглядело.

Пленников повели по некоему подобию улицы. Здесь были улицы – сравнительно широкие, что шли вдоль бортов, и узенькие «авеню» с проулками и тупиками, через которые едва мог протиснуться человек. На «улицах» царило оживление: здесь было полно не только пешеходов, но и повозок, – как на пешей человеческой тяге, так и со скрипучим велосипедным приводом. Особенно поражала канатная дорога, протянувшаяся через всю палубу. Высоко над головой на неказистых воздушных «тротуарах» располагались подобия станций, возле которых утлые вагончики застывали, выбрасывая и принимая пассажиров.

Жизнь здесь просто кипела. Центральный «проспект» был самым широким и протянулся от самого носа к кормовой надстройке. Видимо, в силу каких-то ассоциаций надстройка сразу же показалась Лео настоящим дворцом, вознесшимся над хижинами бедняков. Тем более что у «дворца» была неплохая охрана: высоко над головой на железном мостике стояли вооруженные люди. Один из них, с биноклем у глаз, оглядывал горизонт. Другие взирали на толпу под ногами с отрешенным видом небожителей.

Видимо, надстройка и называлась у местных «ратушей». Пленников подвели к ее основанию. Теперь уже Лео почувствовал себя в зверинце. Местное население рассматривало их с любопытством, как экзотических животных.

– Это какое-то безумие, – оглядываясь, произнес Тесей. – Что за чертовщина здесь творится?

– Все на этой планете – сумасшедшие, – тихо сказал Ясон. Он ослаб еще больше: сказывалась потеря крови и чужеродная инфекция. Если бы не «умная» ткань полетного сьюта, что противодействовала заражению и критической потере крови, пилот давно бы погиб. Но и сейчас он нуждался в срочной медицинской помощи.

Их протолкнули в широкий корабельный люк с запыленным иллюминатором. Поднявшись на несколько уровней по путаным железным трапам, вышли в просторное светлое помещение, застекленное с одной стороны. Помещение резко контрастировало со всем встреченным до этого на Земле. Здесь все блистало чистотой и порядком. Многочисленные приборы, рычаги и поверхности были начищены до блеска, как перед адмиральским смотром. Заметив небольшой, архаичного вида штурвал, Лео понял: их привели на капитанский мостик. Когда-то отсюда управляли этой плавучей громадой. Теперь мостик больше напоминал зал приемов, правда, изрядно обветшалый. Всюду были выцветшие ковры, ветхая мебель, канделябры с оплывшими свечами, какие-то темные картины в рамах и книги, множество книг, – на полках вдоль стен, сложенных штабелями, лежащих на столе. Лео забыл, когда в последний раз видел бумажную книгу: на Селене они стали редкостью, уступив место легким и дешевым электронным носителям. Сейчас же дико захотелось взять в руку настоящий бумажный том, полистать страницы, ощутить настоящую вещь, живой, не требующий батареек носитель информации.

Полюбоваться экзотической обстановкой не дали. Сопровождающие вытолкнули пришельцев в центр помещения, застыв вокруг с оружием наизготовку.

Только теперь Лео заметил хозяев. В глубоких креслах сидели трое довольно пожилых мужчин, видимо, тех самых старейшин. Двое были незнакомы и поглядывали на пришельцев равнодушно, не отрываясь от своих занятий. Один, в массивных очках, съехавших на нос, был покружен в чтение толстой книги в потрепанной обложке. Время от времени, не поднимая взгляда, он нашаривал рукой стакан в потемневшем подстаканнике и отхлебывал из него бурую жидкость. Занятие другого было более экзотичным: он рисовал. Точнее, писал густыми красками на холсте, установленном на небольшом мольберте. Видна была только оборотная сторона мольберта, и Лео вдруг снова одолело любопытство – что же там малюет этот местный Да Винчи, однофамильцу которого он был обязан своим полным именем – Леонардо? Неизвестно, почему мать дала ему это имя, тем более что особых художественных способностей Лео за собой не замечал.

Странно, что сейчас в голову лезли отвлеченные мысли. Ведь эти люди должны были решить их судьбу. Тот седоголовый, которого именовали отцом Никоном, был единственным, кто проявил интерес к вошедшим.

– А, лунные гости, – сдержанно улыбнувшись, сказал он. – Что же вы стоите? Присаживайтесь, в ногах правды нет.

Селениты огляделись. Ничего, кроме рифленой металлической палубы, рядом не было. На нее и указал ружейным стволом ближайший охранник. Ничего не оставалось, кроме как сесть на жесткую поверхность. Веста, независимо сложив на груди руки, осталась стоять в стороне. Ясон тут же лег и уткнулся лицом в прохладный металл.

– Ему нужна помощь! – сказал Тесей. – Он потерял много крови.

– Чего вы его притащили сюда? – не отрываясь от чтения, недовольно бросил тот, что был с книгой. – В лазарет его!

Двое охранников тут же подхватили бесчувственное тело пилота и утащили за дверь. Седовласый проводил его взглядом и многозначительно посмотрел на Весту.

– Доставила ж ты нам хлопот, Хранительница, – сказал он. – Притащила чужаков, поссорилась с охотниками…

– А что я должна была делать? – устало спросила она.

– Не показываться чужакам на глаза и сразу же сообщить мне, – наставительно сказал седовласый. – Ты же знаешь о запрете.

– Раньше не было повода для его соблюдения, – вступился за девушку «художник». – Гостей сверху у нас еще не было.

– Как не появлялось связанных с ними проблем, – заметил седой.

– Мы требуем объяснений! – вмешался Тесей. Он глядел на старейшин исподлобья, насупившись. Лео впервые видел, как тренированный пилот начинает терять самообладание. – Кто вы такие и почему с нами так обращаются?

Все трое хозяев разом уставились на пленников.

– Они – непосвященные, – негромко сказал тот, что был с книгой.

– И не наше дело их посвящать, – непонятно ответил «художник».

– Все так, – отозвался седой. Наверное, он был главой этого небольшого совета. Он обратился к пленникам – подчеркнуто вежливо, даже официально: – Произошло недоразумение. Впрочем, для вас это не имеет никакого значения. Мы сообщим вашим, что вы находитесь здесь, под нашей защитой. В самое ближайшее время за вами прибудут, и инцидент можно считать исчерпанным. Прошу прощения за наших людей. Они действительно не знали, как себя вести в данной ситуации.

– И все-таки нам непонятно… – произнес Лео и запнулся. – Почему ваши люди хотели нас убить?

Седой замялся, оглянулся, ища поддержки, но его коллеги словно нарочно углубились в свои отвлеченные занятия. Седой поморщился, отвел взгляд, поерзал в кресле.

– Все вопросы задавайте своим землякам. Я же не спрашиваю, кто послал вас на наши земли.

– Так тут нет никакого секрета, – Лео недоуменно пожал плечами. – Мы сразу сказали вашей… Хранительнице: произошла катастрофа, мы – уцелевшая часть экипажа рейдера «Олимп». Спасательная капсула упала на ваших землях – мы просто не могли повлиять на траекторию и совершить мягкую посадку…

– Не надо подробностей! – седой протестующе вскинул руку. – Нам не положено этого знать, как вам не положено здесь находиться. Информация о вашем местонахождении уже отправлена представителям Селены, и вам остается просто немного подождать. Я гарантирую вам безопасность при условии соблюдения простых правил: не покидать пределы отведенного вам помещения и не общаться ни с кем из местных. Договорились?

– И все же странно… – начал было Персей.

Но его оборвал резкий звук захлопнувшейся книги.

– Давайте прекратим этот разговор, – дребезжащим голосом произнес любитель чтения, нервно поправляя очки. – И без того мы вышли за все дозволенные рамки.

– Ведь вам тоже не нужны неприятности, верно? – примирительно добавил «художник». – Вот и ведите себя тихо и не задавайте ненужных вопросов.

– Тем более что ответы на них никому не понравятся, – непонятно добавил очкастый.

– Это касается и тебя, Хранительница, – сказал седой Весте. – Просто забудь об этой истории.

– Мне все равно, – подчеркнуто равнодушно сказала девушка. И отчего-то Лео ей не поверил.

В полнейшем недоумении селениты покинули мостик. Их долго вели узкими переходами, спускаясь все ниже, пока за очередной железной дверью не открылось обширное, но мрачное и грязное пространство машинного отделения.

Дверь с грохотом закрылась. Пространственники остались во мраке.

– Кто-нибудь может объяснить, что происходит? – глухо проговорил Персей.

– Не имеет значения, – отозвался Тесей. – Тебе же сказали: скоро прибудут спасатели и заберут нас.

– И все же, – упрямо повторил Персей. – Что это за чертовщина? Почему одни хотели нас убить, а другие принялись любезничать и приносить извинения? Они явно не хотят ничего объяснять, будто чего-то боятся.

– И кто такие «посвященные»? – тихо добавил Лео.

– Я предлагаю не забивать голову вопросами, на которые сейчас нет ответа, – сказал Тесей. – Меня больше волнует, что с Ясоном.

– Эта дикарка подстрелила его не раздумывая, безо всякой причины, – мрачно проговорил Персей. – Вы заметили, что ее совершенно не волнует, что станет с тем, кого она ранила?

– Такие уж здесь нравы, – сказал Лео, понимая, что неоправданно защищает девушку. И сам себе удивился: с чего бы это? Ведь он не одобряет ее действий. Даже стыдно стало за свои мысли. Да еще за то, что жестокая девушка нравилась ему все сильней. В этой жестокости не было порочности. Не назовешь ведь жестоким котенка, съевшего мышь.

– Но его же отправили в местный лазарет, – виновато добавил он.

– Уморят они его, – сказал Персей. – Это я вам как врач заявляю. Никого здесь не волнуют наши жизни.

– Я выясню, что с ним, – заявил Лео. Он развернулся и заколотил в дверь. – Эй, проводите меня в лазарет – я хочу проведать товарища!

Ответом была тишина. Он колотил снова и снова, пока с той стороны ни донесся злобный голос:

– Сидите там тихо! Не то грохну вас при попытке к бегству! Старейшины у нас шибко добрые, а я с вами, кровососами, нянчиться не стану! Всех перебью, твари!

Под таким напором Лео аж подался назад.

В полумраке, разбиваемом только одинокой тусклой лампочкой где-то над головой, едва виднелись силуэты товарищей. Лео поглядел на них, затем на эту лампочку в вышине. И вдруг сказал:

– А может, здесь есть еще какой-нибудь выход?

– Это глупо, – ответил Тесей. – Если эти трое не соврали, за нами скоро прибудут. Хотелось бы сразу убраться отсюда, а не искать тебя и выяснять отношения с местными.

– Я быстро, – уже сверху, ловко взбираясь по металлическим конструкциям, отозвался Лео. – Только Ясона проведаю – и назад!

Стыдно признаться, но он лгал сам себе. Конечно, хотелось проведать раненого товарища. Но еще больше тянуло поглазеть на этот удивительный мир, который они вскоре покинут навсегда. Второго такого шанса не будет.

Правда, в какой-то момент показалось, что он был слишком самонадеян: второго выхода из этого железного мешка не было. Он излазил пространство вокруг громоздкой туши старого дизеля, сложной системы шатунов и валов, словно сошедших с картинки старинного кино, – но не нашел ни единой лазейки. Единственный дополнительный люк, который он обнаружил, был наглухо заварен. Когда стало казаться, что попытка окончательно провалилась, взгляд упал на широкую трубу, шедшую вдоль железного помоста под верхней палубой и уходившую сквозь нее вертикально вверх. Наверно, эта железная кишка была связана с вентиляцией. Оставалось только найти хоть какой-то лаз внутрь. Обшарив трубу, Лео не смог сдержать довольного смешка: в трубе обнаружился насквозь проржавевший участок – видимо, здесь сверху годами капало что-то едкое. По резкому запаху можно было догадаться, что именно. Любопытство оказалось сильнее брезгливости, и, разбив ботинком трухлявый металл, стажер ловко нырнул в трубу.

Лезть по узкой и душной железной кишке было тяжело и страшно. Спасибо пространственной подготовке, учившей ориентироваться в замкнутом пространстве космических аппаратов и преодолевать самые неожиданные препятствия. Главное – не застрять в душной тесноте и не дать волю панике. К этому парень был близок, когда преодолевал вертикальный изгиб железной норы. Он несколько раз поднимался и, не удержавшись, съезжал обратно, чувствуя себя крысой, загнанной в смертельную ловушку. Наконец, ему удалось ухватиться за край какого-то бокового отверстия. Насквозь мокрый, смертельно уставший, он вывалился на палубу. Даже этот земной, пропитанный железом воздух показался сладким. Лео лежал на спине, раскинув руки, и не мог надышаться. Он долго бы еще валялся на ржавом железе, воображая его ромашковым полем, если бы поблизости не послышались голоса.

Попадаться было нельзя. Все еще не представляя толком, что происходит на этой негостеприимной планете, Лео прекрасно понимал, чем может обернуться расправа «при попытке к бегству», как выразился охранник. Парень быстро перекатился, вскочил на ноги и нырнул за какой-то железный ящик. Здесь были горы разного хлама; сразу же вспомнилась история Ноева ковчега, собравшего на борт все, что тот был в состоянии поднять. Непонятно только, куда собирался плыть по пескам этот корабль-призрак.

Голоса тем временем приблизились, и Лео из своего укрытия увидел пару вооруженных людей – похоже, патруль.

– …Говорю тебе, это добром не кончится, – бубнил один. – Кровососы теперь нас достанут.

– Да на черта мы им сдались? – отмахивался другой. – Что им с нас взять? Я больше стервятников опасаюсь.

– А что – стервятники? Сколько они уже здесь не появлялись…

– Ты этот «бах» слышал, огонь в небе видел? Это же самая для них приманка!

– Ну уж и приманка. Подумаешь – огонь в небе!

– Помяни мое слово: стервятники добычу за дневной переход чуют. Как бы не пришлось снова пережить осаду.

– Типун тебе на язык… Давай про осаду не будем.

– Да, хреново тогда было. Вот я и говорю: зря с кровососами связались. Дурной это знак.

– Это точно. Дурной…

Лео мало что понял из сказанного, не понравилось только упоминание каких-то «кровососов». И без того жизнь на Земле не выглядела благополучной, только «кровососов» еще не хватало.

Оглядевшись, Лео прокрался к ближайшему трапу, стремительно взлетел на уровень выше и осторожно двинулся вдоль надстройки. Отсюда, с высоты, он мог получше разглядеть поселок. Теперь его вид вызывал еще большее недоумение. Конечно, было известно, что Земля сильно отстала в развитии, над землянами было принято беззлобно шутить, но история их цивилизации не могла не вызывать уважение. Ведь именно отсюда пошел человеческий род. Более того, именно отсюда человечество устремилось в космос, исследовало планеты Солнечной системы и заселило Селену. Как тогда можно объяснить подобный упадок? Возможно, конечно, картина страшного бедствия наблюдается лишь в этом уголке планеты. Но куда, скажите на милость, ушло море? Не мог же уровень океана понизиться на отдельно взятом участке акватории? Или здесь было всего лишь большое озеро? Возможно. Но отчего погиб город вместе со всеми жителями? Вопросов много. Особенно странным кажется то, что все это стало для пространственников сюрпризом. Ведь на Селене даже в школах преподают историю и географию планеты-прародительницы…

Все эти мысли враз будто ветром сдуло: взгляд зацепился за крохотную фигурку внизу, на сухой, потрескавшейся земле. Она направлялась в сторону подсвеченного вечерним солнцем мертвого города, куда, по словам Весты, ходить было никак нельзя. Но этот запрет, видимо, имел свои исключения. Даже на таком расстоянии стажер без труда узнал маленького Пашку. Снова подивившись его смелости и подвижности, Лео собрался было отправиться на поиски Ясона, когда заметил на палубе еще одну фигуру – на этот раз женскую.

Весту было трудно спутать с другими местными женщинами: она выделялась легкой, пружинящей походкой, была вооружена, да и одета получше. Сейчас она быстро направлялась к трапу, ведущему к земле. У самого спуска сцепилась с вооруженным громилой, который почему-то попытался ее остановить, но вырвалась и быстро сбежала по трапу вниз. Теперь тонкая фигурка направлялась в противоположном от города направлении – в сторону Мертвых холмов. Что-то подсказало: девушка снова отправилась искать брата, но идет она явно не туда. Это настолько взволновало Лео, что он мигом слетел с надстройки до уровня палубы, умудрившись не наткнуться ни на кого из местных. Его не остановила даже высота борта. На ходу сдернув какую-то веревку, стряхнув с нее влажное тряпье и закрепив прочным узлом, стажер, не раздумывая, сиганул за борт.

Подумать все-таки стоило. Узел не подвел, подвела сама веревка. Нельзя было забывать про земную гравитацию. На Селене такой бечевой можно поднять грузовик. Здесь же она лопнула, не дав преодолеть даже половину пути.

Спасла удача и большая куча мусора у борта. Ошалевший стажер на четвереньках выбрался из нее и, стряхивая с себя какие-то растительные ошметки, бросился за Вестой. Нагнать ее удалось лишь через пару километров: девушка двигалась быстро, у Лео же сил почти не осталось.

– Эй! – задыхаясь от бега, позвал он.

И даже не удивился реакции на свой окрик: хищным прыжком Веста ушла в сторону, и через секунду Лео снова оказался у нее на прицеле. Сердце екнуло: трудно привыкнуть к тому, что в тебя целятся из настоящего смертоносного оружия. На Селене такое невозможно даже представить. Убить человека – нечто немыслимое для селенита. Видимо, на Земле ценность человеческой жизни была не столь очевидна.

– Это я! – Лео попытался придать лицу все обаяние, на которое был способен. Трудно сказать, насколько удачно это получилось, но Веста опустила оружие.

– Чего надо? – нетерпеливо спросила она, опуская дробовик.

– Да ничего… – Лео растерялся. Действительно, чего он бежал за малознакомой дикаркой, не проявлявшей особого дружелюбия и к тому же ранившей его товарища? – Просто смотрю – ты в город идешь. А я никогда в таких городах не был. Можно с тобой? Я мешать не буду…

– Пашка пропал, – неожиданно сказала Веста, глядя в сторону Мертвых холмов.

– Знаю, – сказал Лео. – Только он не туда пошел.

Девушка недоверчиво глянула на него.

– Я видел, – пояснил Лео. – Он пошел в сторону города.

– Что?! – и без того упругая фигура напряглась, как кошка перед прыжком. – Это правда?

– Я помогу тебе его найти, – с готовностью сказал Лео. – Он ведь вроде как спас меня – разогнал этих ночных тварей. Так что я, можно сказать, его должник.

Веста с сомнением оглядела парня и, отвернувшись, молча продолжила путь. Лео воспринял это как знак согласия. Так, вместе, они и двинулись в сторону покинутого города.

– А название у города есть? – спросил стажер, когда пауза слишком затянулась.

– Есть, – ответила Веста. – Но мы его не произносим вслух. Плохая примета.

– А-а… – отозвался Лео. Он в приметы не верил.

– Надо поторопиться, – озабоченно сказала Веста. – Скоро стемнеет.

– Я подсвечу, – Лео показал ладонь в перчатке со встроенным фонарем.

– Ты не понимаешь, – Веста пронзительно глянула на него. – Ночью там – смерть.

Лео молча посмотрел в сторону городских кварталов. В свете заката город надвигался на них мрачной громадой. Вблизи он выглядел еще более мертвым, страшным остовом былой жизни. Дома предстали голыми бетонными скелетами с полностью облетевшими стеклами, осыпавшейся краской. Это странным образом контрастировало с обильной зеленью, разросшейся в тени стен. Словно городская черта была проведена травой, мхом и кустарником, отделявшими город от окружавшей его степи.

– Тут прямо лес какой-то, – заметил Лео. – Неудивительно, что мальчишку тянет сюда из пустыни.

– Это злой лес, – глухо отозвалась Веста. – Здесь пропадают люди.

– Он не пропадет, – уверенно сказал парень. – Мне кажется, он знает, что делает.

– Он всего лишь мальчишка, – возразила Веста.

– Но ведь и ты… – Лео хотел сказать, что она – всего лишь хрупкая девушка, но вспомнил простреленную ногу Ясона и прикусил язык. – Ведь он не впервые сюда пошел?

– Это точно, не впервые. Сколько бы я ему ни запрещала, он продолжает сюда лазить и таскать разные вещи.

– Вещи-то хоть нужные?

– Дело не в том, нужные они или нет, а в том, что они убивают.

Стажера осенило. Он бросил взгляд на полоску дозиметра и увидел, как та налилась оранжевой краской. Эти улицы здорово фонили.

– Жители, наверное, погибли от радиации? – спросил Лео.

– Все как раз наоборот, – Веста криво усмехнулась. – Радиацией пытались их спасти. Убить вирус.

– Эпидемия?

– Это долгая история.

– Так я никуда не тороплюсь.

– Я вижу, ты любишь задавать вопросы.

– Конечно. Любопытство – лучшая черта человека.

– Может, это так там, у вас. Здесь любопытство ведет в могилу.

– Здесь тоже есть хищники, вроде тех гиен?

– Есть и хищники. А есть кое-что и похуже.

– Что именно?

Веста бросила на него сердитый взгляд:

– Тебя не учили не кликать беду, отправляясь в опасное место?

– Нет, – Лео встретил ее взгляд спокойно, пожал плечами. – Меня учили заранее выяснять обстановку. Так все-таки – что произошло в этом городе?

– Не только в этом городе. Бунт генов.

– Как ты сказала? – непонимающе поморщился Лео.

– С ума сойти… – Веста изумленно посмотрела на спутника. – Ты даже про это не слышал. Что ты вообще знаешь?

Лео пожал плечами:

– Звездную навигацию, пилотирование космических аппаратов, основы планетологии. На любительском уровне – историю Земли…

– Ни черта ты не знаешь про историю Земли, – отрезала Веста, отвернувшись.

– Что-то могу не знать, – немного растерялся Лео. – Так что это за бунт генов?

– Есть разные версии, – нехотя сказала Веста. – Некоторые считают, что ученые напортачили – хотели вывести универсальную вакцину от всех болезней. Создали специальный ген, подсадили в вирус и стали проводить опыты на крысах. А одна крыса возьми да и сбеги. И началось: вирус распространился, мутировал и вместо того, чтобы улучшать генофонд, стал его уродовать.

– И люди стали умирать?

– Лучше бы они умирали. Они стали превращаться в монстров.

Лео недоверчиво глянул на спутницу. Ему показалось, что он ослышался:

– В монстров?

– В мутантов. Злобных, агрессивных тварей. Вроде зомби, только умнее и опаснее.

– Зомби – это же вроде ходячие мертвецы?

– Наверное. Мутанты – вполне себе живые и к тому же способны к размножению. Если бы вовремя не спохватились – мутанты быстро бы расправились с нами.

– Зачем это им?

– Ну, какой же ты тупой… – Веста обреченно покачала головой. – Да потому что человечество – конкурирующий вид. Эти мутанты уже не были людьми. У них другие чувства, мысли, мораль и абсолютная ненависть к нам. Нелюди, понимаешь?

Лео слушал в каком-то оцепенении. Он просто не мог поверить в услышанное.

– Есть и еще одна версия, – глядя в сторону, сказала Веста. – Все это устроили кровососы.

– Я как раз хотел узнать про кровососов, – подхватил Лео. – Я уже слышал про них. Кто это?

– Вы, – просто сказал Веста.

Лео остановился как вкопанный:

– Кто – «мы»?!

– Те, кто там, – она указала в небо.

– Но почему?

– Не прикидывайся, что и этого не знаешь.

– Я не…

– Ладно, хватит болтать, – оборвала его Веста. – Смотри лучше по сторонам. Заметишь что – сразу скажи.

– А что я должен заметить? – растерянно спросил Лео.

– Любое движение, все, что покажется странным.

– Да тут все для меня странное… – пробормотал стажер.

И принялся глазеть по сторонам, как указала Веста. Они уже двигались между высоких бетонных зданий, нависающих над ними в багровой подсветке заката. Во многих местах бетон был изъеден коррозией, и из серой массы торчали неряшливые ржавые прутья, словно эти стены глодали гигантские чудовища. Ощущение было не из приятных. Еще неприятнее были звуки, наполнявшие этот бетонный каньон. Вокруг была жизнь – незнакомая, чужая и, вероятно, враждебная.

– Ты вообще представляешь, где его здесь искать? – растерянно озираясь, спросил парень.

– Есть одно место, – сказала девушка. – Мы уже близко.

Они прошли еще пару кварталов. Под ногами хрустел полопавшийся асфальт, из трещин пробивались неряшливые пучки травы. Стены домов ближе к фундаменту заросли вьющимися растениями и лишайником. Было влажно и душно. Становилось понятно, отчего люди сторонятся этих мест: эта дикая жизнь своим напором попросту вытесняла цивилизацию, словно забирая у нее все, что было отобрано у природы раньше.

Щелкнул затвор. Теперь Веста продвигалась с дробовиком, поднятым на уровень глаз, направляя ствол на каждый шорох. Впервые Лео ощутил себя неуютно без привычного на этих землях оружия. Сам он и стрелял-то всего несколько раз, в тире, в рамках общей подготовки. И даже подумать не мог, что когда-то окажется в местах, где оружие действительно необходимо. Общество Селены почти не знало насилия. И становилось понятно, почему селениты не особо стремились к общению с родительской планетой. Нравы здесь отстали так же безнадежно, как и технологии.

– Сюда! – позвала Веста, и Лео понял, что опасно отдалился от нее. Случай с гиенами жестко указал ему место в этом мире: он не больше чем пища для тех, кто сильнее. Чтобы успешно выживать здесь, наверное, надо вырасти в такой же агрессивной среде.

Догнав девушку, Лео прошел вслед за ней через разбитые стеклянные двери и оказался в большом мрачном зале. Солнце почти село, и на город быстро накатывали сумерки. Некоторое время Лео не мог сориентироваться, но вдруг на какие-то секунды помещение осветили последние лучи заката, и все встало на свои места.

Это был магазин игрушек. Большой, яркий, наполненный когда-то шумом детских голосов, звуками забавных механизмов. Лео даже оторопел от такого изобилия: на Селене подобного он не видел. Во-первых, в силу новой теории воспитания, в которой игрушкам отводилось более скромное место. А во-вторых, в силу отсутствия магазинов как таковых: в них не нуждается мир, полностью отказавшийся от денег. Все необходимое заказывают по Сети, и мест подобной концентрации товаров просто нет.

Лео даже представить не мог, что изобилие так потрясет его. Сотни ярких, удивительных, исполненных эмоциональности фигур всевозможных размеров, фантастические машины, кукольные дома и замки, – все это гипнотизировало, словно он сам вдруг стал ребенком, будто извилистая и опасная тропа завела в нереальный, почти сказочный мир. Правда, это была мрачная сказка: запыленные, местами обрушившиеся стеллажи, жутковатые россыпи плюшевых игрушек и кукол, навязчиво напоминающих братские могилы, – все это несколько смазывало впечатление.

Но становилось понятно, отчего мальчишка повадился посещать это место. Его, выросшего в убогих условиях железного поселка, подобное должно завораживать: ведь, несмотря на повадки ловкого охотника, он все же оставался ребенком.

Взгляд Лео остановился на широком столе, где выстроилось множество небольших металлических фигурок. Это были невероятно достоверно исполненные модели древнеримских воинов – целые легионы, аккуратно выстроенные, во главе с орлоносцами и центурионами. Стройным рядам крохотных воинов противостояла беспорядочная, но многочисленная орда не менее тщательно выполненных фигурок варваров. Получившаяся картина казалась символичной: так в этом мире островок цивилизации противостоит надвигающемуся хаосу. Еще было заметно, что, в отличие от прочих игрушек, эти фигурки недавно побывали в чьих-то руках, были тщательно очищены от пыли и многократно передвигались по исцарапанной поверхности стола.

Рука сама потянулась к фигурке варварского всадника, исполненной экспрессии и силы.

– Не трогай! – крикнула Веста.

Лео отдернул руку. Тут же погасли последние лучи заката, и зал окончательно погрузился в сумрак.

– Подхватишь какую-нибудь заразу, – уже спокойнее сказала девушка, подходя ближе. – Тогда тебя точно пристрелят, чтобы эпидемию не вызвал.

– Это в них твой Пашка играет? – поинтересовался парень.

Присел, разглядывая несколько фигурок на полу, поборов соблазн все-таки взять одну на память.

– Он у меня доиграется, – помрачнев, сказала Веста. – Ничего нельзя выносить из города.

– Но ведь он уже бывал здесь? – возразил Лео. – И без последствий, как я понимаю. Может, болезнь ушла?

– А может, не ушла? – сердито ответила девушка. – Запрет есть запрет. Отцу Никону лучше знать – он у нас из ученых.

Лео с интересом посмотрел на Весту. Может, стоит подробнее поговорить с этим отцом Никоном? Здесь происходит много такого, о чем на Селене почему-то не слышали. Может, дело в недостатке информации? Тогда его долг – сообщить об этом. Как-никак, родительская планета. Может, местному населению нужна помощь?

Тем временем Веста внимательно оглядывала зал, хотя и непонятно было, что здесь можно найти, кроме множества разномастных игрушек. Обаяние ярких витрин быстро прошло, и теперь Лео чувствовал себя неуютно, как на кладбище давно сгинувшей жизни. Чтобы развеять гнетущую тишину, он спросил:

– Так, значит, ты присматриваешь за братом? А как же родители?

– Нет их, – глухо отозвалась Веста. – Погибли пять лет назад во время нашествия стервятников.

– А-а… – протянул Лео.

Вытягивать из девушки подробности показалось неловко. Да и стало не до того: Веста вдруг замерла, вытянулась, как ищейка, – и бросилась к ближайшему прилавку, перекинулась через него, нырнув в темноту по ту сторону:

– А, вот ты где! – раздался ее приглушенный вскрик. – Я тебе покажу – прятаться!

Тут же из-за прилавка донеслось невнятное поскуливание вперемешку с каким-то звериным шипением и тихой руганью. Похоже, там кого-то активно тузили, но вытащить наверх никак не могли. Лео топтался в нерешительности, не представляя, как может помочь девушке с этим маленьким зверенышем. Наверное, он и дальше бы стоял и дожидался, чем кончится возня этих ближайших родственников, как вдруг включился инстинкт – тщательно натренированное ощущение угрозы.

Рядом с головой пролетело что-то быстрое, тяжелое, свистнувшее странным механическим звуком. Лео успел уйти в сторону – и только после этого оглянулся.

В сгущавшемся мраке взгляду предстал высокий угловатый силуэт – настолько жуткого вида, что стажер едва не потерял остатки самообладания. Все-таки в пространственной подготовке оказался заметный пробел: подобные ситуации даже не моделировались. Зато их учили хладнокровно воспринимать любые, самые невероятные неожиданности. И сейчас это было как нельзя кстати.

То, что подкралось и напало на Лео, было быстрее и определенно сильнее человека. Потому действовать следовало нестандартно. Стажер бросился не назад, а прямиком на эту тварь – чтобы в прыжке оттолкнуться от высокого торса. Это сработало: он отлетел назад, на сравнительно безопасное расстояние, попутно оттолкнув неожиданного врага. Тот, впрочем, лишь покачнулся. Даже подошвой ботинка Лео ощутил, насколько крепким было это нечто. Только рухнув на спину и проехав по инерции до стены, он нашел в себе силы активировать фонарь и крикнуть:

– Что это такое?!

Крик слился с грохотом выстрелов. Свет, слетевший с ладони, выхватил часть тела неведомого существа, отпрянувшего в сторону под градом пуль: Веста почти мгновенно высадила в это существо весь боезапас. Сидя на полу, прижавшись спиной к прилавку, она судорожно загоняла патрон за патроном в трубчатый магазин дробовика. Девушка торопилась – и не зря.

Тварь возникла снова – теперь уже с противоположной стороны прилавка. В слабеющем свете севших осветительных элементов удалось рассмотреть нападавшего. С изумлением стажер узнал устаревшего андроида пятого поколения – такие давно не использовались ни на Селене, ни на осваиваемых ею небесных телах. Лео даже представить не мог, что где-то еще разгуливают эти музейные редкости. И тем более не мог вообразить, что они могут нападать на людей, – ведь в прошивке у них каленым железом выжжено: «Не навреди человеку».

Андроид мгновенно среагировал на свет, с электрическим визгом повернув башку в сторону его источника. Уродливая голова с тремя объективами, один из которых треснул, сетка динамика разговорного устройства, шишка радара – все это можно увидеть разве что на картинках в школьном учебнике. И вот теперь этот «трудолюбивый помощник человека» угрожающе надвигается на Лео, и вряд ли для того, чтобы поинтересоваться его самочувствием. Облупившаяся окраска металлических частей, истертые до блеска сочленения, мощные клешни гидравлических захватов – все это теперь нависало над головой, как в кошмарном сне, и благополучно проснуться не было никаких шансов.

За спиной андроида вдруг хрустнуло, и в сторону двери рванул еще один силуэт – маленький и шустрый. Это подействовало на робота, как красная тряпка на быка. Машина резко развернулась на сто восемьдесят градусов – словно вывернулась наизнанку. Пригнувшись, как спринтер на старте, едва не припав на все четыре конечности, андроид бросился следом за мальчишкой.

Тут же с диким воплем Веста выпрыгнула из своего укрытия и, открыто приближаясь к роботу, с бедра выпустила в него все шесть патронов.

На робота эти выстрелы произвели слабое впечатление. Пули с визгом рикошетили от прочного легкосплавного корпуса, лишь замедляя его движение и немного сбивая равновесие. Рикошеты угрожали больше людям, чем грозной машине. Андроид выпрямился, постоял, чуть пошатываясь, – то ли приводил в порядок системы после встряски, то ли принимая решение.

Решение его оказалось простым. Оставив попытку догнать мальчишку, успевшего раствориться в темноте, андроид бросился к ближайшей цели – Весте. Девушка успела отскочить – и уперлась спиной в стену. Андроиду потребовалось полсекунды, чтобы оказаться с ней лицом к лицу – если можно считать лицом жуткую морду с крутящимися и повизгивающими объективами. Гидравлический захват манипулятора больно сжал руку девушки чуть выше локтя, заставив ее застонать. Мощные кусачки, установленные на второй манипулятор, примерились к шее с недвусмысленным намерением отхватить голову.

Затея взбесившегося робота не понравилась Лео. Хотя подобное и не входит в стандартную подготовку, он успел использовать имевшиеся в его распоряжении секунды. В отчаянном прыжке он настиг андроида и сумел дотянуться до оптоволоконного кабеля у того на затылке. Все, что требовалось, – это сунуть под него два скрюченных пальца и дернуть что есть сил. Правда, для этого необходимо было знать про существование кабеля, а стало быть, пройти курс прикладной кибернетики. Да и сама попытка не предусматривала повтора в случае промаха: андроид засек поползновение Лео и, не поворачивая корпуса, развернул манипуляторы навстречу.

Он только не успел повернуть голову. И эти полсекунды решили все.

– А, черт! – вырубившаяся машина потеряла равновесие и повалилась прямо на стажера, едва не впечатав его в пол своей массой.

Лео, отдуваясь, выбрался из-под металлического трупа, с отвращением попытался оттолкнуть от себя корпус левой ногой – правую все-таки придавило.

– Ты как? – спросила Веста, помогая ему высвободиться.

– В норме, – просто ответил Лео, поднимаясь и отряхиваясь. – Что это было?

– Чистильщик, – ответила Веста. – Когда-то их сбросили на город с самолетов, чтобы очистить город от мутантов.

– Мертвые холмы – их рук дело?

– В том числе. Город они зачистили, да так здесь и остались. Ядерных батарей на тридцать лет хватает. Говорят, у них программа – уничтожать все, что движется. Они не различают – здоровый ты или зараженный…

– Я заметил, – Лео скосился на неподвижное металлическое тело. – Много их тут еще?

– Кто знает. Большая часть давно вышла из строя, но иногда встречаются. Точно этого не знает никто, нормальные люди в город не ходят. Поэтому лучше убираться отсюда поскорее.

– А как же твой Пашка?

– Теперь, думаю, нормально. Наверняка домой рванул.

– Тогда пошли. У меня батарея на исходе – скоро без фонаря останемся. И вторую такую встречу я могу просто не пережить. Что-то я у вас становлюсь впечатлительным, – Лео с улыбкой подмигнул Весте.

Та слабо улыбнулась в ответ. И на том спасибо.

Они уже вышли на окраину брошенного города, когда Веста сказала:

– Ты спас мне жизнь.

Лео подождал, ожидая продолжения, но не дождался, и ответил просто:

– Всегда пожалуйста.

Так они и пошли дальше – под черным земным небом.

Уже над невысокой дюной впереди Лео заметил дрожащее зарево. Глянул на Весту и вдруг ощутил, как та побледнела – хоть этого и нельзя было увидеть в темноте. В глазах девушки мелькали слабые отблески далекого огня, и парень вдруг понял: пришла беда. Сорвавшись на бег, задыхаясь, они взобрались на дюну и замерли, потрясенные увиденным.

Поселок горел. Пылал, как настоящий, подбитый врагом корабль. У подножия ржавого корпуса происходило какое-то движение, и Лео бросился было вперед, но Веста вдруг сбила его с ног, вдавила в землю и прокричала в ухо:

– Не высовывайся! Заметят – убьют!

Он все еще не понимал, что имеет в виду девушка, что происходит там, у корабля. Но, осторожно приподняв голову и вглядевшись в мешанину тьмы и света, начал осознавать весь ужас творившегося.

Это был не случайный пожар. Вокруг корабля с ревом и грохотом носились какие-то уродливые машины и мотоциклы, набитые вооруженными людьми. У многих в руках были факелы. Другие обливали железные борта горючей жидкостью из цистерны, и вверх лезли языки пламени, окруженные клубами черного дыма. Некоторые тащили за спинами большие баллоны. Из коротких труб в руках с ревом вырывались жирные струи пламени, добавляя огня в огромный костер.

В поселке царил хаос. Даже здесь были слышны крики вперемешку с выстрелами. Было видно, как жители прыгают с пылающей палубы, многие – в горящей и дымящейся одежде. Многих сгоняли по трапу – действом руководили все те же вооруженные головорезы.

Самое страшное царило у основания корабля. Там происходила массовая расправа. Одних расстреливали на месте, других заталкивали в здоровенные железные клетки на колесах, пристыкованные к приземистым тягачам. Глядя на грязноватое месиво под ногами жестоких незнакомцев, Лео сначала не поверил своим глазам.

Это были тела. Несколько крепких вооруженных мужчин прохаживались вдоль них и добивали раненых.

Дикими глазами Лео посмотрел на Весту. Та наблюдала за происходящим неподвижно, сжав зубы. Лицо ее изменилось, будто в один миг постарело. Она сжимала дробовик, словно хотела переломить его пополам; было видно, что девушка готова броситься вперед и драться – но усилием воли сдерживает порыв. Наверное, она многое знала о том, что творилось. Сам Лео просто не мог поверить в то, что люди способны творить такое с себе подобными. Это просто выходило за пределы его понимания. Он вдруг остро захотел одного – вернуться на Селену и навсегда забыть увиденное. Но четко понимал: он не сможет забыть этого. Никогда.

Все кончилось так же внезапно, как и предстало взгляду. Машины взревели моторами и стали отползать, выстраиваясь жуткой железной змеей. Вооруженные люди запрыгивали в них прямо на ходу, и колонна поползла прочь. Словно почувствовав это, стал стихать и пожар. Наверное, выгорела та воспламеняющаяся жидкость, сами же строения содержали не так много горючих материалов. Оставалось немного подождать – и можно отправиться к поселку, чтобы отыскать выживших.

И тут они увидели Пашку. Наверное, так же, как они, мальчишка выжидал в укрытии. Ему не хватило терпения. Теперь он бежал в сторону горящего корабля, не слыша отчаянных криков сестры, вскочившей во весь рост.

Бегущего заметили не только Веста и Лео. От колонны отделилась небольшая, но юркая и быстрая машина. Что-то вроде багги – корпус из металлических труб и железных сеток, открытый мотор, широко расставленные шипастые колеса. В свете целой гирлянды фар, подпрыгивая на кочках и пыля, машина с высоким воем неслась в сторону мальчишки. Пашка заметался, как заяц, пытаясь уйти от погони, но тщетно. Преследователи свое дело знали. Они даже не стали утруждаться повторением петель, которые накручивал бегущий. Тот, что сидел рядом с водителем, свесился за борт, удерживая в руках какое-то массивное оружие. Глухо бахнуло – и мальчишка кубарем покатился по земле, запутавшись в мелкоячеистой сетке. Багги резко развернулся и направился вслед за уходящей колонной, волоча за собой на тросе болтающийся сетчатый тюк с мальчишкой внутри.

Этого Веста не выдержала. С отчаянным криком она бросилась вслед за бандитами, будто могла догнать уходящие машины. Вскинув дробовик, она выстрелила им след раз, другой, бросила оружие и снова побежала.

Стажер нагнал ее примерно через километр. Змейка тусклых автомобильных огней скрылась за холмом. Веста стояла на коленях, тяжело дыша и склонив голову. Лео опустился рядом, откашлялся от пыли, спросил:

– Кто это был? Что здесь произошло?

– Стервятники, – не поднимая головы, сказала Веста. Потом вдруг вскочила, сжала кулаки и завыла – страшно и злобно, как волчица.

Лео не понял, как оказался на земле, чувствуя, как тонкие пальцы впиваются в его горло. Сбросить с себя, придавить к земле и обездвижить взбешенную дикарку стоило Лео последних остатков сил. Придавленная к земле коленом, девушка пыталась вырваться и рычала:

– Это все вы, кровососы! Сволочи, зачем вы пришли на нашу землю?! Это вы, вы приманили стервятников!

– Никого мы не приманивали! – продолжая удерживать Весту, бормотал Лео. – Там ведь были и мои товарищи!

Он вдруг осознал, что так и есть: он остался один во враждебном, чужом мире. От этой мысли его хватка ослабла, и девушка, сбросив его, вырвалась. Вскочила и быстрым шагом направилась в сторону догоравшего корабля.

Лео плелся сзади. Они миновали страшное поле, словно засеянное мертвыми телами, и остановились у сгоревшего трапа. Рядом лежала разбитая кабина «лифта».

– Надо как-то подняться туда, – сказал парень. – Может, кто выжил.

Веста не ответила. Вместо этого она быстро пошла вдоль борта, и стажер последовал за ней. Им повезло. В десятке шагов от уничтоженного трапа лежал труп «стервятника». То, что это один из нападавших, не вызывало сомнения: рослый, крепкий, в бронежилете с многочисленными карманами, из которых торчали гранаты и автоматные магазины, он разительно отличался от местных охранников и охотников. Оголенные мускулистые руки были сплошь покрыты замысловатыми татуировками, выбритые виски контрастировали с длинной, грязной копной волос, стянутой в тугой «хвост». Татуировки были даже на голове убитого, придавая ему жутковатый, отталкивающий вид. Не было только оружия – наверное, его успели забрать подельники. Похоже, его подстрелили сверху, при попытке взобраться по крепкому тросу, все еще свисавшему с борта.

Лео коротко глянул на девушку – и полез первым. Он уже успел освоиться с земной силой тяжести, но это восхождение стало настоящим испытанием. Трос был слишком тонким и скользким, чтобы надежно держаться, помогала лишь возможность упереться в борт ногами. На самом верху стажер едва не сорвался, но успел ухватиться за стойку фальшборта и тяжело перевалился на палубу. Распростершись на горячей поверхности, хватая ртом воздух, он так и лежал, пока вслед за ним на палубу не взобралась девушка. Сразу же, не сговариваясь, они направились в сторону надстройки – она меньше всего пострадала от огня.

От поселка почти ничего не осталось. Здесь царило страшное разрушение – что не было уничтожено огнем, то смело взрывами и изрешетило пулями. Большинство домов успело выгореть, всюду валялись разбитые тележки и велосипеды, покрытые ворохами так и не досушенного тряпья. Лопасти ветряков, что недавно еще крутились, снабжая поселок энергией, тлели неподвижными обгоревшими каркасами. Вагонетка канатной дороги, которая так поразила Лео, догорала посреди центральной «улицы». Из нее торчала жуткая обгоревшая нога. Несколько раз попадались тела вооруженных защитников поселка. Неожиданно для себя Лео ощутил сочувствие и жалось к тем, кто еще недавно хотел убить его вместе с товарищами. Может, они действительно принесли этим людям беду?

Он мотнул головой, прогоняя глупые мысли. Здесь нет вины – ни его, ни его товарищей. Виноваты обстоятельства и фатальный сбой систем пространственного рейдера «Олимп». Всего лишь статистика – один случай на миллион. Сухие цифры, что привели к этим страшным последствиям… Да и кто сказал, что именно катастрофа привела сюда этих проклятых стервятников?! В этом свихнувшемся мире такое, наверное, в порядке вещей…

Лео поймал себя на мысли, что пытается оправдаться. Он чувствовал себя причастным к гибели и несчастьям множества незнакомых людей – и это было новое, болезненное и тяжелое чувство.

– Что будет с теми, кого посадили в клетки? – тихо спросил он.

– Их продадут в рабство, – глухо отозвалась Веста.

– В рабство? – Лео был потрясен. – Не может быть! Рабство – это же было сотни лет назад!

Веста промолчала, и это стало самым красноречивым ответом. Сейчас нельзя было тратить время и силы на разговоры. Они подошли к надстройке. Из-под ног метнулась в сторону серая тень. Лео шарахнулся назад – но это была всего лишь чудом уцелевшая, перепуганная собака. Главный вход в надстройку разворотило взрывом – металл в центре большого пятна копоти загнулся внутрь рваными клочьями. Поднявшись по трапам, усыпанным телами защитников «ратуши», они вышли на капитанский мостик.

В тусклом свете плафонов, питавшихся непонятно от какого источника, предстала картина, разительно отличавшаяся от увиденной несколько часов назад. От роскоши не осталось и следа. Все было разграблено, разбито, испорчено. Захватчики унесли все ценное – не позарились только на книги. В грудах старых томов лежали тела старейшин. Стажер с девушкой быстро осмотрели их. Двое были безнадежно мертвы.

Но перевернув отца Никона, Лео услышал слабый болезненный стон. Из живота старика торчало оперение увесистого арбалетного болта.

– Он жив! – крикнул Лео. – Здесь есть какие-нибудь лекарства?

– Не знаю, – растерянно произнесла склонившаяся рядом Веста.

– Не надо лекарств… – слабо произнес отец Никон. – Мне уже не поможешь…

Он зашелся в хриплом кашле. Из уголка рта побежала темная струйка крови. Веста вдруг бросилась ему на грудь, обняла, тихо всхлипнула.

– Они Пашку забрали… – прорыдала она.

– Не плачь, дочка… – отец Никон указал в потолок слабой рукой. – Он все видит…

– Стервятники… – произнесла Веста и не смогла продолжить. – Они пришли за упавшими с небес?

– Да… Они забрали их с собой, – старик перевел взгляд на Лео. Это мой грех… – прошептал он. – Я предал гостей, и пришла расплата.

– Почему? – растерянно спросил Лео. – Вы спасли нас от расправы. Ведь вы сообщили нашим о том, что мы здесь?

– В том-то и дело, – старик горько улыбнулся. – Ты совсем ничего не знаешь, наивный мальчик. Я не солгал – я действительно сообщил вашим. Они придут и заберут тебя…

– Я и говорю…

– Ты не понимаешь. Заберут – чтобы убить.

– Что вы такое говорите? – не понял Лео. – Почему – убить?

– Потому что ты видел все это, – отец Никон обвел помещение взглядом. – Непосвященный не должен знать…

Он замолчал, и взгляд его стал тускнеть.

– Не должен знать чего? – спросил Лео, с тяжелым чувством наблюдая, как жизнь покидает этого человека.

– Тебя будут искать. И твоих друзей будут искать. Они не остановятся, пока не найдут вас… Спаси их… Спаси себя… Спаси всех, кого сможешь…

Старик затих.

Лео опустошенно смотрел на остывающее тело. Из бессвязной речи, больше похожей на предсмертный бред, Лео понял только одно: его товарищи все еще живы. Наверное, их угнали, как и всех, кому повезло оказаться в клетке, а не застыть в неподвижности на земле.

Странными показались другие слова – о том, что их разыскивают с тем, чтобы уничтожить. Кого Никон имел в виду? Спасателей? Спасатели собираются ликвидировать спасаемых? Звучит бессмысленно и нелепо. Воистину, все сошли с ума в этом мире.

– Надо дождаться спасателей, – тихо сказал Лео, наблюдая за девушкой, продолжавшей обнимать тело старика. – Они помогут разыскать моих товарищей и выручить твоего Пашку.

– Ты что, не слышал, что сказал отец Никон? – глухо отозвалась Веста. – Твои спасатели хуже стервятников.

– Старик бредил, – не очень уверенно возразил Лео.

– Даже в бреду его мысли яснее твоих, – отрезала Веста. Закрыла глаза погибшему, поднялась. Глянула на парня тяжело, исподлобья. – Поступай как знаешь.

– Я должен дождаться своих, – сказал Лео. – Это мой единственный шанс вернуться домой и спасти товарищей.

– Дело твое, – сказал Веста. – Я не могу ждать. Я отправляюсь за Пашкой.

* * *

Сидя на вершине дюны, Лео отрешенно всматривался в горизонт. Последние сутки вместили в себя больше событий, чем долгие месяцы подготовки перед стартом к Юпитеру. Он уже не был уверен, что хочет побыстрее убраться с этой планеты. Земля начала вызывать в нем странные, противоречивые чувства, которые не успели еще сформироваться в четкие определения и здорово сбивали с толку. У него накопилось немало вопросов, которые он в первую очередь задаст при встрече спасателям.

Спасательную команду же пришлось дожидаться долго. Вряд ли для них было проблемой долететь до места крушения. Скорее, гонцы погибших старейшин долго добирались туда, откуда можно было связаться с Селеной.

Лео вообще слабо представлял себе, каким образом происходит общение с бывшей метрополией. На Земле вроде бы существует какое-то представительство Селены и точки для экстренной связи с соседями. Но, как рассказывали еще в школе, Земля сама прекратила общение с бывшей колонией, ликвидировав большинство миссий Селены на своей поверхности. Настолько велика была ревность отсталой планеты к независимому и успешному соседу.

Насмотревшись на местные реалии, Лео был готов в это поверить. Непонятно было только – отчего высокоразвитая Селена не предложит Земле необходимую помощь? Видимо, земляне настолько прониклись ненавистью к чужим успехам, что не хотят принимать ее. Это казалось не слишком логичным, но у Лео не было сил и желания вдумываться. Все мысли были заняты судьбой товарищей, захваченных механизированными варварами, и в еще большей степени – Вестой, которая в одиночку отправилась вызволять брата. Появилось даже неприятное чувство – будто он предал ее. И сколько стажер ни убеждал себя, что это не так, что он дождется своих и придет ей на помощь – ощущение не проходило.

За какие-то недолгие часы он успел проникнуться к сильной и не особо приветливой девушке целым набором незнакомых раньше эмоций. И был готов уже оставить ожидание, отправившись вслед за ней, когда в небе раздался свист реактивных двигателей, и на сухую траву перед кораблем легла широкая тень.

Лео поднял голову. На посадку заходил универсальный транспортный корабль с символикой спасательных сил Селены.

– Ну, наконец-то, – пробормотал Лео, собираясь встать и отправиться в сторону корабля.

Что-то его остановило. Может, странные речи отца Никона, а может, какое-то новое чутье, успевшее развиться на этой враждебной планете. Он задал себе вопросы, которые раньше просто не пришли бы в голову.

К примеру: если даже у отца Никона, лидера богом забытого поселка, была связь с селенитами, – выходит, они не столь уж редкие гости на Земле. Как же тогда быть с утверждением о полной потере связи с материнской планетой? Или старейшина поселка – избранный, имеющий связи с единственным на Земле представительством Селены? Маловероятно и странно, особенно учитывая бедственное положение этого клочка цивилизации. И что имел в виду отец Никон, упоминая неких «посвященных» и «непосвященных»?

Замешкавшись с этими мыслями, Лео решил не торопиться и понаблюдать.

Корабль приземлился, пружинисто качнувшись на широко расставленных опорах. С тихим свистом распахнулся кормовой погрузочный люк, из которого посыпались на землю хорошо экипированные люди. Стажер уже готов был подняться им навстречу, когда понял, что их форма отличается от знакомой формы пространственных спасателей. У тех были ярко-оранжевые мерцающие комбезы, за что пространственники прозвали их «светлячками». Стандартное оборудование спасателя – роботизированный экзоскелет со сменным набором манипуляторов, чтобы оперативно справляться с любыми препятствиями, продираясь к пострадавшим даже сквозь металл. Но чего у них отродясь не было – так это оружия. Максимум – электрошокеры на случай непредвиденной живности или потерпевшего, спятившего от стресса.

Эти же были вооружены – и вооружены основательно. Лео понятия не имел о таком оружии и уж точно ничего не слышал о вооруженных подразделениях Селены. Считалось, что безопасность ее пространства контролируется автоматическими орбитальными системами, за порядок же на поверхности Селены отвечали чисто символические полицейские силы.

Эти же больше походили… на солдат. Которых у Селены, разумеется, не было.

В других обстоятельствах Лео пропустил бы все это мимо внимания: мало ли как формируются спасательные группы для визитов на Землю? Тем более что он даже не слышал про случаи, хоть сколько-то схожие с катастрофой «Олимпа». Но теперь Лео четко видел: эти ребята не просто спасатели, по случаю, в целях безопасности взявшие в руки оружие. Они держались уверенно, словно визит на чужую планету был для них самым обычным делом. Это поразило стажера: он просто не мог взять в толк, отчего при подготовке в Академии пространственной навигации до их сведения не доводились столь важные факты.

Но действительно потрясло его то, что произошло дальше. Группа вооруженных людей быстро оцепила корабль, и вскоре несколько фигур показались наверху. Раздалась пара приглушенный выстрелов и жалобный собачий вой. Один из «спасателей» показался на краю палубы; он волочил за хвост подстреленную собаку – та все еще слабо подергивалась. Стрелок поднял ее за хвост, продемонстрировал стоящим внизу и под общий смех сбросил вниз. Собака взвизгнула и затихла.

В этот момент Лео четко понял: он не покажется на глаза этим людям – будь они спасатели или кто угодно. Такое жестокое убийство беспомощного животного на Селене – столь же невероятное и редкое преступление, как и убийство человека. Селенит просто не способен на подобное. И тем более – он не найдет одобрения среди соотечественников. А эти – знай себе ржут. Нет, они просто не могут быть селенитами. Это самозванцы, и от них следует держаться подальше.

Тем временем прибывшие принялись осматривать лежащие тела. И, похоже, нашли кого-то, все еще живого. Лео изо всех сил напрягал зрение, пытаясь понять, что происходит. Принесли реанимационный аппарат – знакомая штука, однозначно произведенная на Селене. Быстро подключили сенсоры к нервной системе, и надо же – человек пришел в себя. Его посадили в тень, прислонив спиной к корпусу корабля, и, видимо, принялись допрашивать. По крайней мере, тот, кто выглядел старшим в группе, привстал перед раненым на одно колено и начал задавать вопросы. Выживший слабо отвечал что-то – ясное дело, под воздействием реанимационной машины заговорит даже труп. Судя по всему, ответы не устраивали старшего, во всяком случае, выглядел он недовольным.

Все-таки это селениты, хоть и ведут себя странно, решил Лео. Откуда у местных такое оборудование и навыки? Он уже собрался перебороть свои сомнения и показаться, как тот, кто допрашивал выжившего, вдруг поднялся на ноги, вынул из набедренной кобуры пистолет и, не глядя, снес раненому голову. Снес буквально – голова будто вздулась кровавым пузырем и лопнула, забрызгав стоявших по соседству ошметками костей и мозгов. Тело повалилось на бок, а «спасатели» принялись энергично отряхиваться, перебрасываясь репликами и посмеиваясь.

Будто в дурном сне, Лео теперь не мог ни бежать, ни оторваться от этой ужасающей картины. Привычное мироощущение рассыпалось и отказывалось стыковаться в цельную картину.

Страшна была не сама смерть – чего только не бывает в космосе: и встреча с метеоритом, и разгерметизация, и пожар. И даже не убийство – Лео уже понял цену человеческой жизни на этой планете. Не укладывалось в голове то, что убийство совершили селениты – самые лучшие, самые развитые и гуманные существа.

Все-таки это самозванцы. А раз так – ловить здесь больше нечего. Нужно быстро уходить и искать Весту.

Он понаблюдал еще, как пара «спасателей» установила какую-то штуковину на треноге и направила ее на борт ржавого корабля. Тут же по ушам ударило ультразвуком, в глазах помутилось, но было отчетливо видно, как громада корабля вдруг стала оплывать и складываться внутрь, как раздавленная картонная игрушка. В небо ударил белый столб раскаленного пара, и через несколько минут от корабля и поселка осталась лишь обширная грязная лужа.

«Спасатели» закончили свою работу. Стажеру тоже больше нечего было здесь делать. Развернувшись, Лео направился прочь.

И замер, будто налетев на стену.

Перед ним, шагах в десяти, стоял «спасатель» в полной экипировке, с массивным темным предметом в руках, несомненно, опасным и смертоносным. Теперь стало видно, что форма «спасателя» выполнена из камуфляжной ткани типа «хамелеон», принимавшей любую необходимую на местности расцветку, на голове же был универсальный шлем с возможностью герметизации, но тоже непривычно камуфлированный. «Спасатель» скосился на мерцавшее на уровне глаз изображение, в котором Лео узнал свое фото.

– Леонардо? – ровным голосом поинтересовался человек.

– Да… – безвольно выдавил Лео.

– Объект «три» обнаружен, – доложил кому-то «спасатель», прислушиваясь к невидимому собеседнику. Лицо его изменилось, стало жестче. – Понял!

Что там понял этот псевдоспасатель, Лео выяснять не стал. Просто нырнул в сторону, за удачно стоявший булыжник. И вовремя: камень подпрыгнул, раскололся, расплевывая осколки. Следующая пуля, или чем там стреляло незнакомое оружие, прошла над самым ухом, оставив в нем болезненный звон. Лео скатился в небольшой овраг, уже понимая, что далеко ему не уйти. Но какой-то инстинкт заставлял бежать изо всех сил, не оглядываясь и не тратя времени на раздумья и страх.

Сбежать не удалось. Споткнувшись о торчащий из земли кусок ржавого железа, стажер кубарем полетел на песок. Рывком бросив тело на спину, он встретил взгляд своего убийцы. Преследователь неторопливо поднял ствол и, чуть склонив набок голову, бросил своему неведомому собеседнику:

– Зачистку подтверждаю!

Палец в черной перчатке коснулся спускового крючка, и Лео успел попрощаться с этим миром.

Два выстрела слились в один: тот, что предназначался беглецу и прошел мимо; и тот, что заставил дрогнуть руку стрелка, превратив лицо последнего в бесформенное месиво.

Лео не успел прийти в себя и даже не удивился Весте, спрыгнувшей в овраг откуда-то сверху.

– Живой? – глядя ему в глаза, быстро спросила она. – Уходим!

– Возьму на всякий случай! – потянувшись к оружию убитого, Лео сам подивился своей реакции.

– Брось! – отрезала девушка. – Оно действует только в руках хозяина, и в нем маячок, по которому нас выследят.

В шлеме убитого о чем-то заголосила радиосвязь, перед остатками мертвого лица запрыгали картинки. Больше не споря, стажер последовал за спасительницей. Бежали быстро и долго. Лео успел потерять счет времени и остатки ориентации, спасала только хорошая физическая подготовка. Если бы в школе пространственников он похвастался, что выдержит такие нагрузки при земной гравитации, ему бы никто не поверил. Он и сам не верил, что все еще жив, а не корчится на песке с сердечным приступом.

Веста, наконец, сжалилась над ним. А может, просто устала сама. Так или иначе, в каких-то бетонных руинах устроили привал. Долго молчали, приводя в порядок дыхание и вяло отплевываясь от пыли.

– Ты вернулась за мной, – произнес, наконец, Лео. – Почему?

– Почувствовала, что так и будет, – неохотно отозвалась Веста.

– Ведь ты считаешь меня «кровососом», – усмехнулся парень. – А?

– Кровосос и есть, – бросила в ответ девушка. – Только ведь кровососы и за тебя взялись. А значит, ты чем-то лучше, чем они.

– Странная логика, – Лео покачал головой. – Но спасибо. Если ты каждый раз будешь меня спасать, зови хоть… Какое у вас самое плохое слово?

Веста сказала.

– Хм… Вот так и зови.

Они тихо рассмеялись. Это было нервное.

– А вообще, – сказал Лео, – это какое-то недоразумение. Или обман. Те, в транспортнике, не могут быть нашими. Они не с Селены.

– Даже не сомневайся, – прищурившись, сказал Веста. – Они именно ваши.

Лео нервно пожал плечами:

– Или я чего-то не знаю, или…

– Первое, – оборвала Веста. – Не знаешь. Ты вообще цыпленок какой-то…

– Это еще почему? – обиделся Лео.

– Потому что несмышленый. Доверчивый и глупый.

Лео хотел возразить, но счел лучшим промолчать. В словах Весты была досадная доля правды. Он действительно ни черта не понимал в том, что творится, он запутался и совершенно растерял ориентиры. Требовалось собраться с мыслями и решить, как действовать в сложившейся обстановке.

– Что будем делать? – спросил он, глядя на девушку.

Та ответила ему удивительно ясным и твердым взглядом, сказав просто:

– Я буду искать Пашку. Ты – как знаешь.

– У меня тоже выбор невелик, – примирительно сказал Лео. – Мне надо искать товарищей и уже вместе с ними решать, как выбираться с вашей странной планеты…

Девушка неопределенно фыркнула, и Лео смутился. Его слова и вправду могли показаться ей обидными. Потому он торопливо спросил, уводя разговор в сторону:

– Ты знаешь, где их искать?

Веста помрачнела, сказала:

– Если мы не успеем догнать табор до пролива, тогда – на Человечьем рынке.

– Что это такое?

– Потом узнаешь, – подымаясь, сказала девушка. – Сейчас у нас мало времени. Нужно найти транспорт.

– Зачем? – тупо спросил парень.

Веста посмотрела на него снисходительно, как смотрят на убогих:

– Колонну машин ты на своих двоих догонять собрался?

– А, понял… – Лео ощутил, что краснеет. Он все больше чувствовал себя идиотом, не приспособленным к выживанию в этом мире. – И где мы добудем транспорт?

– Выбора нет, – с какой-то угрюмой решительностью сказала Веста. Видимо, решение, которое она сейчас принимала, не доставляло ей особой радости. – Пойдем к Королям пустошей.

– Королям? – недоуменно повторил Лео. Недоверчиво поглядел на Весту.

– Это они себя так называют, – усмехнулась девушка, загоняя в дробовик последний оставшийся патрон. – И имеют, в общем, на это право. Идем – сам все увидишь.

Оглавление

Из серии: Земля в зените

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Земля в зените (В. В. Выставной, 2014) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я