На тропе Луны (А. Ю. Вологжанина, 2016)

Девушка-оборотень Карина находит дорогу в странный, полный магии мир, освещенный светом трех лун: четырехмерный мир, обитатели которого свободно проходят сквозь стены и общаются с эльфами. Кто ждет ее в этом мире – загадочные знаккеры или могущественные символьеры? Чего хочет от нее желтоглазый молодой человек на белоснежном драконоиде? Смертельная опасность грозит не только Карине – весь наш трехмерный земной мир в один миг может стать плоской картонной декорацией. Кто или что поможет Карине остановить злое колдовство?

Оглавление

Глава 5

Тайные встречи

Ратуша Третьего города луны была сложена из розовато-серого мрамора. Под действием влажного ветра камень давно потерял глянцевую гладкость, его шершавая поверхность казалась живой и теплой даже ночью. Свет двух полных лун окрашивал мрамор в золотистый цвет.

Аккуратное трехэтажное здание ратуши отличалось от остальных городских домов только (ага, всего-то-навсего!) высокой башней, увитой балконами-лестницами и увенчанной большим, чуть сплющенным шаром – залом Обсерватории. К городской ратуше вплотную прилегала Академия четырехмерников, даже сад у них был общий. Оно и понятно – отцам города уж никак не до отдыха и забав на лужайках, а у стадиентов всегда найдется желание (а когда есть желание, будет и время!).

Впрочем, человек, стоящий на балконе у самой обсерватории, на отца города не походил, разве что на мать. Невысокая рыжая женщина в брюках-галифе, сапогах и свободной блузе барабанила пальцами по перилам, напряженно всматриваясь в даль, туда, где на фоне чернильно-синего неба проступали контуры замка. Вьющиеся мелким бесом волосы то и дело падали ей на глаза, мешая смотреть, она нетерпеливо отбрасывала их, открывая симпатичное скуластое лицо с рваным шрамом на левой щеке. Время от времени она переставала барабанить пальцами по перилам, но тогда в волнении принималась теребить широкий кожаный пояс с металлическими бляхами. Услышав хлопанье крыльев, лязганье и скрежет, она всплеснула руками.

– Кру, наконец-то! Где тебя носило? – Женщина вытянула руки, и в них прямо-таки свалилась странная помесь вороны и птеродактиля с медным клювом.

– Крааа! Эррен! – проорало странное существо. – Там! Дерржал. Волк! Волк! Детеныш. Удррал!

– Детеныш? Ты уверен?

Медноклювое существо так и задохнулось от возмущения, забило кожистыми крыльями, теряя остатки перьев.

– Эррен! Не верришь, дурра? Прроверрь! Дерржал! Кррррыло! Тррравма!!! Где ррром? Прройдет.

– Верю, верю, – успокоила старую развалину женщина по имени Эррен. – Сейчас починю твое крыло. Если пожелаешь, мы тебе новое крыло сделаем. Хочешь?

– Дуррра! Крру не ррробот, Крру – тварррь! Не чини! Лечи Кррру!

– Хорошо, хорошо, лечить так лечить. Хотя, честно говоря, старик, у тебя столько железок во всех местах, что ты у меня больше робот, чем тварь. Один клюв чего стоит.

– Эррен! Не дрразни Крру! Лечи! Пррроверррь! Волк удрррал. А рррому дашь?

Рому ему, нахалу скрипучему… И Эррен, баюкая ворчуна Кру, как больного котенка (немаленького такого котеночка!), потащила его в одну из просторных круглых комнат башни, которую при необходимости использовали как мастерскую.

В месте, подобном Третьему городу луны, мастерская в городской ратуше – не роскошь, но необходимость. Где же еще испытывать и изучать всевозможные механические и магические приспособления, делающие жизнь города проще и краше? А уж таких горе-разведчиков, как Кру, то и дело приходилось лечить и даже заменять некоторые части тел на искусственные. Этим она и занялась. По столу, чуть скрежеща шестеренками, засновали с полдюжины ее крошечных помощников – механические четырехмерные лошадки потащили ей инструменты, затем вытянулись в строй на краю стола, ожидая дальнейших распоряжений. Эррен привычно нацепила огромные очки-маску и вооружилась тем, что помощники притащили. Ее инструменты походили на набор тонких крючков и в равной мере годились для ковыряния в поврежденных механизмах и живых существах.

Так… Сначала прижать нервные окончания, чтобы не мучить сердце старого друга обезболивающими зельями (сердце свое он и сам замучает – выпивкой и драками). Потом приступить к операции – пару хрупких птичьих косточек давно пора заменить на спицы из доброго сплава, не говоря уже о пострадавших в драке сухожилиях.

– Ну вот, твое крыло как новое, – сказала наконец Эррен. – Больно?

– Карраул! – радостно согласился распластанный на столе Кру. – Где рррром? Дай рррому – прройдет.

– Хватит тебе рому, старый ты пьяница. Сначала про волка расскажи.

– Эррен! Сама прроверрь! Зрррак прроверрь!

– Я с тобой с ума сойду, – пожаловалась женщина. – Давай сюда зрак. Я думала, он не работает…

– У Крру все рработает! – С этими словами он выпучил глаза, один из которых оказался черным как у всех ворон, а второй – серым. Серый «глаз» выкатился на ладонь Эррен подобно крошечныму стеклянному шарику, не причинив Кру никакого неудобства.

Эррен подышала на зрак (это было не обязательно, просто привычка) и подбросила его в воздух. Зрак завертелся, внутри его засиял крошечный огонек. Огонек разгорался все ярче и ярче. Наконец он словно вырвался из шарика. Вокруг зрака образовалась небольшая сфера, в которой проступило изображение той самой улицы, воздушных змеев на балконах, цветущих деревьев. Свет двух лун сплелся в лунную дорогу, и на нее из пустоты шагнул волк. Шагнул и продолжил свой путь, озираясь вокруг с абсолютно человечьим удивлением в глазах. Это был обычный серый волк, только огромного размера – больше полутора метров в холке.

– Невероятно, – сказала Эррен, досмотрев до конца весь «репортаж», включая потасовку и исчезновение волка, – это детеныш. Волк почти взрослый, но все же подросток. Даже странно, что он так легко прошел сюда и так легко вернулся.

– Кошмарр! Волк – тьфу. Крру геррой! Ррому быстррро!

– Герой, герой… ладно, вот тебе твой ром, а то ведь подумать спокойно не дашь.

Пока Кру, прикрываясь «травмой» и «героизмом», надирался ромом, Эррен гоняла одного из механических коньков по столу и терпеливо ждала, когда птероворон отключится. На обдумывание дальнейших действий у нее ушли считаные секунды. Остальное время – на то, чтобы решиться в очередной раз нарушить закон прямо посреди мастерской, принадлежащей ратуше, а значит – городскому Совету.

Разумеется, Эррен предпочла бы сделать это из собственных комнат в профессорском крыле Академии, но выбора у нее не было.

Прежде всего она проверила, надежно ли заперты двери и окна, – только случайных свидетелей ей и не хватало (хотя насколько случайным будет тот, кто заглянет в мастерскую городского Совета среди ночи?). А затем сунула конька в карман брюк (тот протестующе пискнул) и подошла вплотную к стене, которая выходила окнами на замок. Стена была сложена из крупных каменных плит. На одну из них Эррен и положила обе ладони. Вздохнула и решительно перенесла на них весь свой невеликий вес, словно желая вытолкнуть плиту из стены наружу, заставить с грохотом рухнуть на мощеную дорогу с высоты восьмого этажа. Но ничего подобного не произошло, вместо этого ее руки прошли сквозь плиту, как сквозь масло. Если быть точной (а Эррен предпочитала точность), то она погрузила руки в глубину плиты. И кто-то крепко сжал их там, в стене.

– Покажи глубину, – негромко попросила Эррен, и слова, сорвавшись с ее губ, на секунду обрели плотность и объем, но тут же растаяли золотистым облаком. – Ну же, прошу тебя. Пожалуйста.

И плита повиновалась. По ее поверхности пробежала рябь, шершавый камень стал гладким и прозрачным, как стекло. Но вместо ночного неба и замка на горизонте Эррен увидела другую комнату, гораздо меньше и скромнее мастерской. Каменные стены, но не теплый желто-розовый мрамор, а серые булыжники, узкая кровать в углу, стол со стулом и горы книг по всему свободному пространству. Эту комнату Эррен видела не в первый раз, как, впрочем, и ее обитателя, сидящего на груде книг, как на табурете, у стены и крепко сжимающего ее собственные руки.

– Привет, братец, – сказала она.

– Здравствуй, символьер Эррен, – ответил брат.

Он был такой же бешено-рыжий и проволочно-кудрявый, как она, очень высокий, худощавый, но широкоплечий и с крупными руками.

На нем было надето нечто вроде бесформенного свитера, не то черного, не то серого цвета, но он носил эту робу не без изящества.

Эррен несказанно злил тот факт, что тайную камеру устроили ни много ни мало в мастерской ратуши. Ее злило вдвойне то, что заключенным оказался ее же родной брат. Да еще и «тайным». Можно подумать, она не заметит глубинный тайник в мастерской, которую давно привыкла считать своей.

– Что привело мою хорошую сестричку на нелегальное свидание с братом-преступником? Расскажешь мне, что происходит в мире? Новое омертвение уничтожило город? Прекрасный народ элве вычислил День пилигримовых яблок этого года? Города луны перестали выходить из абсолютной глубины, и Высокий совет застрял на нашем пороге в полном составе? – насмешливо поинтересовался он.

– Не до шуток, Евгений, – отозвалась Эррен. – В городе видели волка.

Глаза Евгения превратились в две иглы, он так стиснул руки сестры, что она чуть не зашипела от боли.

– Когда? Где он сейчас?

– Кру засек его около часа назад. Не удержал, конечно же.

Брат рывком втащил Эррен в свою камеру и выпустил ее руки. Она присела на груду книг, как на табурет.

– Твой Кру – чертова развалина без мозга. Наверное, он все перепутал и кинулся на чью-нибудь собаку.

– При нем был зрак. Так что я сама все видела. Детеныш серого волка. Ты понимаешь, что это значит?

Евгений медленно кивнул:

– Гибель нашего перекрученного мира откладывается. Пока жив хотя бы один волк-оборотень, пока он бегает по лунным тропам между витками Земли и Трилунья, мир тоже будет жить. Я правильно излагаю, символьер Радова?

Та нетерпеливо дернула плечом.

– Не заговаривай мне зубы, – фыркнула она. – Для тебя это значит, что пора выбираться из застенка, собирать Охотничий клуб и продолжать заниматься мерзостями. Только я думаю, что на этот раз извлеченное бессмертие пойдет не на продажу. Ты разделишь его между своими э-э-э… собратьями по кругу, чтобы вы наверняка смогли пережить очередное и неизбежное омертвение.

– О, не волнуйся, у меня всегда найдется капля вечности для любимой сестры, – ухмыльнулся Евгений.

– Обойдусь и без нее, – парировала любимая сестра.

– Разумеется, – насмешливо протянул брат, – в остальном ты права. Пожалуй, я поохочусь. И не смотри на меня так. Мое дело порицают все кому не лень, но оно законно.

Эррен стиснула зубы.

– Законы писали люди, – процедила она наконец, – и эти люди заботились прежде всего о себе, а никак не о мире, в котором живут.

– Лишь у того, кому предстоит прожить вечность, будет достаточно времени, чтобы залечить раны, нанесенные миру. Поверь мне, я только для того и должен заполучить бессмертие, чтобы бороться с омертвениями.

– Ты в самом деле веришь в то, что говоришь? Тогда я… я просто помешаю тебе освободиться.

Брат откровенно расхохотался:

– Как? Сознаешься Высокому совету, что тайком навещала преступника в застенках? Да это будет твой последний день в Совете, на посту главы Академии… и вообще на свободе. По закону, дорогая моя. И какие бы гадкие, мерзкие люди ни писали этот закон, ты ему подчинишься. Ты жехорошая. Верно, символьер Радова?

– Не паясничай, – рассердилась сестра, – я просто забочусь о нашей семье.

– Семье?..

– Будем ворошить прошлое, милый брат. Какова вероятность того, что волчонок, прошедший сегодня в Трилунье, твоя дочь?

Евгений отшатнулся от сестры.

– О чем ты говоришь? – медленно, с расстановкой спросил он.

– Надоело прикидываться слепой, глухой и глупой. Да-да, я прекрасно знаю, что одна из сестер твоей законной жены родила тебе ребенка. Не простого, а детеныша. Сколько лет должно быть девочке? От двенадцати до четырнадцати?

– Именно так.

– Точнее не припомнишь, заботливый отец?

Брат в ответ только фыркнул.

– Если ты припоминаешь, она от меня сбежала и забрала ребенка, да еще и влепила мне знак забвения со всей своей немалой силой…

– Могу понять твою подругу. Так что, какова вероятность?

Евгений задумался.

– Очень высокая, – нехотя сказал он. – Если только не случайное совпадение.

Эррен медленно кивнула:

– Давай попробуем восстановить картину. Пятнадцать лет назад ты и твои… назовем их «друзья», с Земли и из Трилунья, взялись за возрождение практики охоты на бессмертие. Поживиться бесконечной жизнью оборотня за счет оборванной жизни детеныша, брр… Несмотря на то, что наш дед положил этому конец и даже уничтожил все сведения об охоте. Так?

– Признаю свою вину, сестрица. Но ты же не станешь отрицать, что охота принесла нашим предкам состояние, которым ты тоже пользуешься с полным правом.

– Не о том речь, братец, – не моргнула глазом Эррен. – Восемь лет назад захватили волчат, перебили всех взрослых. Очень хитро и продуманно. Но как вы узнали, сколько их? От Дирке?

Радов вскинул бровь:

– Нет… А сама ты не догадываешься?

– Волчья карта? Я-то думала, ее уничтожили. Роскошный артефакт. Показывает, где и когда рождались волки, где и когда погибали. Это же предмет-оборотень? Чем она тогда была?

– Глобусом, представь себе. Использовать – одно удовольствие. Двойной глобус Земли и Трилунья с учетом всех перегибов пространства и троп между городами луны. Мы легко рассчитали количество живущих оборотней и их возраст. Дальше – дело времени, магии и техники. Взяли в плен защитника детенышей, а их самих переправили в лабораторию Резанова, возле Третьего города луны.

– Почему не в Трилунье?

– Ритуал Иммари здесь утерян… Ну… я странно чувствую себя, рассказывая четырехмернику что Земля и Трилунье представляют собой единое пространство, просто… туго перекрученное. Земля это один виток, Трилунье – другой. Подобно тому как при «перекрутке» Трилунью достались несколько лун, а Земле одна, нашему витку так же досталась большая часть той энергии, которую мы называем магической. А Земле – лишь малая толика. Но прикладная наука с успехом заменяет там знаккерство. Местами они неплохо уживаются вместе… Все, что утрачено здесь, мы смогли повторить на Земле, соединив их технологии и наши знаки.

– Мебиус великий! Я поражена, не ожидала, что ты настолько ясно понимаешь соотношение витков…

– Спасибо, сестрица. Твой брат не идиот, какой сюрприз, да? Как бы то ни было, я лишь пытался восстановить охотничьи ритуалы. Вернее, получить те же результаты любой ценой. На подготовительном этапе несколько волчат погибли…

– Количество волков уменьшилось до критического. И начались первые за сотни лет омертвения.

– И эти идиоты из Высокого совета сами притащились к нам с белым флагом и мольбами пощадить детенышей. В обмен они были согласны предоставить нам неограниченные полномочия. Власть над миром, ты понимаешь?

– Ты уж не зарывайся, не над всем миром. Народ элве и жители Тающих островов всеобщей паники не разделяли и не собирались вас признавать…

– Но начало было положено! Да еще очень кстати обнаружились старые клиенты деда, которые жаждали бессмертия, как некогда их родичи. Все складывалось идеально, но… Ты знаешь, Волчья карта хранилась у Клары, и она узнала о моем детеныше.

– И решила сорвать эксперимент…

– Чтобы прижать меня к стенке и вынудить использовать девочку. Или просто поддалась эмоциям, с ней такое бывает. Не знаю, как мать детеныша узнала об этом, но к тому времени, как я усмирил Клару и вернулся к ней, она не просто уехала из Москвы. Она где-то осела и внушила ребенку, что они дома и в безопасности. Знак забвения плюс эффект логова сработал. Они обе скрыты от меня. Иначе я давно забрал бы в Трилунье и мою женщину, и моего детеныша. И был бы свободен.

Евгений повернул голову, словно приглашая Эррен полюбоваться на его жалкое жилище. Взгляд его стал хищным и злым. Всего на секунду Если сестра и заметила это, то не подала вида.

– И самое поганое, Эрр, – добавил брат, – что я предвижу твой следующий вопрос. У меня больше нет Волчьей карты. Эта дрянь украла не только ребенка, она украла артефакт.

Эррен разочарованно вздохнула.

– Я понимаю, ты рассчитывала притащить девочку в Трилунье, с помощью карты доказать, что она последний волк. Будучи отцом последнего волчонка и имея полное право распоряжаться ее жизнью, я могу диктовать свою волю Совету. Ну, разве не великолепно?

– Вообще-то, – задумчиво ответила сестра, – Высокий совет и без артефакта понимает, что еще одного омертвения мир не выдержит. А значит, Волчью карту искать пока не обязательно. Сколько сейчас может существовать волчат? Волчонок-другой рождаются примерно раз в тридцать лет. Жизнь любого детеныша сейчас бесценна.

– Ты можешь вытащить ее в Трилунье и использовать, чтобы освободить меня. Чего ты хочешь взамен?

– Кроме чувства счастья от того, что мой брат свободен? – горько усмехнулась Эррен. – Это моя родная племянница, Мебиус тебя перекрути! Я хочу участвовать в ее воспитании. Ты отправишь ее учиться в Академию четырехмерников, и она шагу не ступит в ваш чертов замок, где Кларисса правит бал и держит свою школу. Даже если по знаккерской направленности девочка окажется ритуалистом.

– Думаешь, Кларисса убьет детеныша? Сомневаюсь.

– Кларисса, хм. Твоего детеныша от другой женщины, возможно, обретя при этом бессмертие? Проверить хочешь? На собственном ребенке? – Эррен почти кокетливо повернулась к брату той частью лица, которую пересекал шрам.

– Не жеманничай, сестренка, ты разукрасила мою жену гораздо серьезнее. Она, в отличие от тебя, все силы бросила на то, чтобы избавиться от последствий вашей милой беседы. Правда, мало чего добилась, поверь мне… – Евгений замолчал на полуслове, словно понял, что сболтнул лишнего.

– Да не собираюсь я о твоей полоумной супруге сплетничать, – отозвалась Эррен. – И об ее сестрах тоже. Меня волнует детеныш. Ладно, мрак с ней, с Волчьей картой. Если не принимать в расчет тех волчат, которые, вероятно, родились за этот период, может ли твой детеныш действительно быть последним волком Трилунья?

Евгений пожал плечами:

– Если не считать Дирке Эрремара, то да, я полагаю. Как ты собираешься искать девчонку? Я же тебе говорил про эффект логова…

Эррен нетерпеливо дернула плечом.

– Плевала я на этот эффект. Мне незачем заходить в ее дом. Третий город луны связан тропой с одним-единственным местом. Это крошечный городишко, затерянный в лесах на Земле, возле которого твой идиот Резанов и разместил лабораторию. Лунные тропы сейчас закрыты, но если волк появился здесь, значит, он начал протаптывать их заново, случайно или намеренно. И если это первое появление волка у нас (а я уверена, что оно первое; что бы ты ни говорил о Кру, от него ничего не ускользнет), то волк мог прийти исключительно из этого города. Там и поищем. Да и вообще, как я ее найду – мои проблемы. А ты позволишь мне поселить ее в нашем родовом замке и заняться ее образованием, и дело с концом.

– Договорились.

– Как ее зовут?

– Карина. Имя, подходящее для обоих витков нашего мира. Как у всей их семейки. Ты же знаешь, они поколениями живут между Землей и Трилуньем. Точно так же, как земные маги свободно жили на два мира до полного закрытия троп.

– Евгений! Пока ты носился со своей романтической идеей мирового господства, «Сравнительную наукологию витков» Даниела Корамелла начали изучать в школе. Гм… В моей Академии, во всяком случае. Дети нынче грезят путешествиями в действительно иные миры, за пределы соседнего обитаемого витка.

– Эрр, мрак побери, я ритуалист и всегда им был. Если я и представляю, что мир несколько… просторнее, чем просто трехмерное пространство, то это еще не значит, что я готов развивать эти навыки, как крестьянин, надеющийся оторваться от плуга…

– Крестьяне давно не пашут плугами, чудо мое. Что еще ты помнишь о своей дочери?

– Она рыжая, как и мы. Вернее, красная, переливается от светло-желтого до багрового, почти черного. Как все прекрасные дамы семейства Радовых. Совсем на мать не похожа.

Эррен по-девчоночьи хихикнула, крутанула на палец локон, который из апельсинового стал коралловым.

– Надеюсь, от нашей семейки она унаследовала больше твоих черт, тогда будет красавицей.

Брат усмехнулся тоже:

– Тут бы мне и обидеться. Неуч, безумец… Неужели я, кроме всего прочего, похож на красивую девочку?

– Ты не в том положении, чтобы обижаться на сестренку. Вытащим тебя на свободу – с тебя пирушка. Потом можем и подраться. А сейчас, извини, мне пора. Отправлю за девочкой кого-нибудь из стадиентов, дети лучше смогут договориться между собой. Мне же надо присутствовать на Совете и начинать торговаться за твою свободу.

Евгений поцеловал сестру в лоб.

– Спасибо, что не оставляешь меня, Эрр, – тихо сказал он.

– Ты же мой единственный брат, – отозвалась та. Вынула из кармана конька, поставила его на вершину книжной пирамиды и сквозь каменную плиту вернулась в мастерскую.

В последний момент оглянулась.

– Не грусти, великолепный Евгений Радов! Мы еще станцуем наш коронный вальс на Празднике пилигримовых яблок.

Евгений посмотрел сестре вслед.

– Хватит прятаться, выходи, – бросил он куда-то в сторону. – Давно ты здесь?

От стены отделилась высокая тонкая фигура в темной накидке.

– Она «не собирается сплетничать о твоей полоумной супруге», – прошипела Кларисса. – С этого момента я здесь! Ты что, своей сестре не мог рот заткнуть, Евгений? Я ее убью однажды. Скормлю пустынным драконоидам, они вечно жрут всякую пакость. О Вечность, Евгений! У тебя точно одна сестра лишняя, и мне плевать, что она у тебя всего одна. Если ее послушать, я сплю и вижу, как убить этого ребенка. О нет, дорогой, я не в восторге от того, что мне придется воспитывать твою незаконную дочь. Но Эррен ее не получит. Прямо или косвенно, с помощью девчонки мы обретем бессмертие, и у нас будет запас времени, чтобы найти Волчью карту, дождаться рождения новых волчат… И править этим витком мира.

– Тихо, дорогая, – Евгений притянул к себе жену, поцеловал в макушку, – я не мог не подыграть сестре. Мне все еще нужна ее помощь.

Кларисса на секунду замерла в его объятиях, но затем нехотя отстранилась. Она была высока ростом и тонка, как плеть. Белокожая, с иссиня-черными волосами и редкого сиреневого оттенка глазами, – просто изумительная красавица. Впечатление портил только ее высокий, пронзительный голос, неожиданно срывающийся на хрип. К сожалению, она этого не осознавала, поэтому к молчанию была не склонна.

– В замке тебя ждут ванна, ужин и вино. Мой ученик весьма преуспел в строительстве глубинных коридоров внутри Трилунья, скоро сможет соединять нас с Однолунной Землей, – продолжила Кларисса. – К сожалению, ему приходится делить свое время между моей школой и Академией твоей невыносимой сестры.

Она поправила складку накидки, словно невзначай демонстрируя супругу воздушный наряд из лилового шелка. От Евгения этот жест не укрылся, но он решил не реагировать. Кларисса в таких случаях очень забавно злилась.

– Редкая печаль, дорогая, – насмешливо отозвался Евгений, – особенно если учесть, что строить глубинные коридоры его учит именно Эррен, да и первым предметом, годным для построения коридора из застенка, меня обеспечила именно она… Где мальчишка? Хочу лично проинформировать его, что все беды от женщин. Вернее, от их избытка в семействе.

– Он в Академии, – обиженно отозвалась Кларисса, – и у него нет семьи.

– Счастливчик, – невесело отозвался Евгений. – Моя старшая дочь, по крайней мере, в замке?

– Твоя единственная законная дочь в замковой школе. – Голос Клариссы задрожал от подступивших слез. – Но я не вижу смысла держать ее тут. Она полная бездарь в знаккерстве, к сожалению, и с годами это становится все заметнее. Скоро об этом узнают все. Я виновата, ведь одна из моих проклятых сестер тоже уродилась бездарной… прости меня.

– За что? – удивился Радов. – Таланты не выбирают. Слушай, дорогая, ужинать я не хочу. В Городе луны появился почти взрослый волк. Значит, мне недолго осталось притворяться арестантом, и наши самые смелые мечты могут сбыться. Отыщи-ка мне в библиотеке «Легендариум».

– Руководство к Волчьей карте? О, я тоже надеюсь, что мои сестры обучили своего твареныша языку, на котором составлен «Легендариум». Хочется верить, что девчонка принесет максимум пользы своей семье. Это продлевает жизнь.

Кларисса фыркнула и надменно вздернула нос. Пляшущее пламя свечи бросило тень на белоснежное лицо, и на секунду сквозь нежную кожу, как через маску, на лице проступили жуткие шрамы. Но ни женщина, ни мужчина этого не заметили, занятые своими мыслями и планами.

Кру мирно посапывал на столе, едва ли не обнимая когтистыми лапами опустевшую бутыль рома. Притворяется ведь, старый пройдоха. Все вокруг пройдохи. Братец тоже явно что-то темнил.

Кроме двери, ведущей наружу, на балконы, в стене круглой мастерской было еще несколько входов и выходов. Одним из таких и воспользовалась Эррен. Дверь привела ее внутрь каменной стены, но не в глубину камня, четвертое измерение тут было ни при чем. Просто стены были двойными, словно одну башню построили внутри другой – между внутренней стеной и внешней прекрасно помещались узкие лестницы. Таким образом, башня была опутана целой паутиной переходов – легких и воздушных ступенчатых балконов снаружи и романтических мрачноватых каменных «застенков» внутри.

– Михаэл, Роберт, Александр, Диймар, Рудо… – бормотала она себе под нос имена стадиентов, которым было вполне по силам сориентироваться в чужом, но вполне цивилизованном мире Земли и найти в маленьком городке нужного ей ребенка. – Может, Данни? Ладно, попробую наугад. – И она толкнула очередную тяжелую дверь, ведущую внутрь здания.

У Академии не только сад был общим с городской ратушей – здания соединялись через башню (и конечно, несколько переходов через глубины предметов), и Эррен оказалась на втором этаже учебного крыла. По правую руку высокие полукруглые двери вели в аудитории и мастерские, а по левую – выходила в сад прохладная открытая галерея. Несмотря на ночное время, в саду было полно стадиентов. Хотя почему «несмотря»? Испокон веков ночи полнолуний, да еще двойных, не считались временем сна в городах луны. Она и себя прекрасно помнила стадиенткой, готовой до рассвета сражаться, плясать и целоваться под волшебным сиянием спутников их планеты.

Эррен оперлась о перила и выглянула в сад.

На зеленой лужайке развернулся поединок, зрители вокруг подбадривали то высокого худощавого светловолосого Диймара, то смуглого крепыша Михаэла. Мальчишки лихо фехтовали легкими деревянными шестами. Миха был явно сильнее, но шест Диймара то и дело исчезал из вида – мальчишка запросто опускал его в глубину… Неужели прямо в глубину воздуха? И мгновение спустя шест появлялся не там, где его мог ожидать Михаэл, а чуточку в другом месте. И каждый раз Диймар внимательно следил за своим оружием, легкий и предельно собранный.

Михаэл оттеснил его вплотную к первому ряду зрителей. Диймар оборонялся правой рукой, но Миха без усилий нашел слабое место и сильно ткнул соперника концом шеста в плечо, «выключив» мышцу. Пальцы Диймара разжались, шест выпал. Зрители затаили дыхание – как только оружие коснется травы, бой закончится, а уронивший шест признает свое поражение. Но шест Диймара на землю не упал, а пропал из вида – мальчишка ловко направил его в глубину пространства. Видимо, глубина поляны, в отличие от немалых ее длины и ширины, была невелика, и в четвертом измерении между шестом, выпавшим из правой руки владельца, и его же левой рукой оказались считаные миллиметры. Шест тут же возник в левой руке Диймара и с неожиданной силой вонзился в колено противника. Миха взвыл от боли и рухнул, неловко подминая, прижимая к земле собственный шест. Диймар же увернулся.

– Да ладно тебе, – примиряюще сказал он, помогая Михе подняться, – ты сам-то мне по руке заехал, думаешь, щекотно?

Застывшие было зрители выдохнули и разразились аплодисментами, кто-то из девчонок даже завизжал.

Эррен тоже поаплодировала Диймару, правда мысленно. Молодец, умен. Михаэл прекрасный стадиент и сильный четырехмерник. Но слишком уж прост и открыт. А Диймар… одиночка, скрытный, изгой в собственной семье, но стойкий и, что важно, умный. Сочтем этот красивый бой знаком судьбы и впутаем одного из участников в свои дела.

Она провела рукой по кружевной ковке перил – прямо по гребню на спине дракона, – выдохнула заклинание эха. Металл отозвался нежной, но звонкой трелью, разлетевшейся над поляной. Стадиенты, как по команде, задрали головы. Гомон почти стих и тут же поднялся снова – стадиенты восклицали наперебой:

– Лунной ночи, символьер Радова! Вы видели бой?

– Я зрак активировал, будет репортаж!

– А ко мне родители завтра приедут, отец хочет с вами встретиться! А когда?

– Днем, ребята, все вопросы днем. Полнолунье полнолуньем, но завтрашних занятий никто не отменял, так что марш спать, – ответила Эррен, на ходу принимая решение. – Диймар Шепот…

Мальчишка вскинул голову, в глазах мелькнуло что-то такое… странное. Не ошибиться бы.

– Диймар Шепот, – решительно продолжила она, – поднимись-ка сюда.

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я