Последняя жертва

Вероника Трифонова, 2021

Бизнесмен Георгий Карасёв и его жена Ксения – автор красочных триллеров – терпят не лучшие финансовые времена. Супруги переезжают в маленький городок, который оказывается вовсе не безобидным. Сонный, окруженный непролазными лесами, он много лет страдает от боли, причиняемой неведомым злом: в мрачных дебрях то и дело пропадают девушки. Преступления с отсутствием улик и тел вводят в смятение всю полицию. В том числе и после того, как следующей жертвой становится Ксюша. Ее главная цель – остаться в живых. Поможет ли ее писательский опыт в общении с реальным серийным убийцей? Комментарий Редакции: Нарастающий саспенс и липкая тревога добавляют этому холодящему кровь триллеру еще больше чудовищных граней. Приходится невольно ассоциировать себя с жертвой – главной героиней, которая оказывается в жутких лапах безумного маньяка. Пока несчастная девушка судорожно придумывает план побега, есть время поразмышлять: а что бы сделали вы, оказавшись в страшном логове сумасшедшего?

Оглавление

Из серии: RED. Детективы и триллеры

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Последняя жертва предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Художественное оформление: Редакция Eksmo Digital (RED)

В коллаже на обложке использованы фотографии:

© ivan101, Lonely__ / iStock / Getty Images Plus / GettyImages.ru

* * *

Глава 1

Плотный белый туман душным змеем клубился среди чёрных стволов деревьев в ночном лесу, создавая жуткие иллюзии силуэтов существ, обитающих в нём.

Отрезая все пути к спасению.

Сквозь его глухую завесу едва различалось тяжёлое, прерывистое, свистящее дыхание, так сильно напоминающее дыхание зверя, бегущего от более крупного хищника или охотника.

Ещё не загнанного, но уже чувствующего ловушку. Всем своим существом источающего отчаяние и страх от запаха собственной приближающейся смерти в виде холодного, безликого, равнодушного существа.

Но равнодушного не ко всему. Есть одна вещь, что заставляет его душу взволнованно и возбужденно колыхаться, кружа голову, а сердце радостно подпрыгивать в предвкушении.

И это — запах крови своей жертвы.

Феромоны страха, выделяемые ею, ведут хищника даже сквозь этот непроглядный сырой туман, бесконечные деревья, вязкую тьму.

Тяжёлое, паническое дыхание принадлежало женщине, бегущей через ночной туманный лес от неизвестного преследователя. К груди она, что было сил, прижимала свою самую дорогую ношу — полуторагодовалого светловолосого сынишку, который, несмотря на ужасающую ситуацию, крепко спал. Но для него это было к лучшему, а для матери — тем более.

Отчаянно пытаясь не споткнуться о корни кустарника, женщина перебиралась по ним. Это было непросто, держа на руках ребёнка, но она старалась, как могла.

Выбравшись на относительно ровную землю возле болота, она, крепче прижав к себе сына, тревожно огляделась по сторонам.

Вроде никого нет.

Она перевела дух.

Лицо её блестело от пота. Стараясь не расплакаться, чтобы не поддаться панике и не разбудить ребёнка, она огляделась по сторонам, пытаясь понять, куда ей бежать дальше.

Справа болото, от которого поднимается мутный пар. Слева — гора, поросшая мхом. А впереди — такой же страшный чёрный лес. Но выход был один — двигаться вперёд, через чащу, и надеяться, что рано или поздно доберётся до дороги или ближайшего поселения.

Но сначала надо хоть немного отдышаться.

Внезапно где-то рядом заскрипели ветки кустарника.

Женщина подпрыгнула в ужасе и огляделась.

Это преследователь! Он шёл за ней!

За ними.

Срочно, найти, куда бежать! Пока это ещё возможно!

Но она понимала, что было поздно.

Внезапно она увидела за выступом в горе, на котором рос куст, небольшую выемку. Такую, в которую смог бы поместиться маленький ребёнок.

У неё осталось меньше минуты.

Дрожа и молясь изо всех сил, чтобы сын не проснулся, она осторожно поместила его в это отверстие. Мальчик, к счастью, продолжал спать. Оказавшись внутри, он даже сладко повернулся на другой бок.

Быстро посмотрев по сторонам, мать увидела неподалёку от болота крупный камень.

Треск кустов стал громче.

Она осторожно столкнула камень в болото. Тот мгновенно утонул, оставив о себе лишь напоминание в виде кругов, разошедшихся по мутной зелёной воде.

Монстр уже стоял перед кустами и смотрел на неё, на болото и круги в воде.

Она выпрямилась и решительно, с издевкой и вызовом, посмотрела ему в глаза. Она не опустила своего взгляда до самого последнего момента. Всё то время, пока он шёл к ней. Не издав не звука, чтобы не услышал ребёнок.

До тех пор, пока всё вокруг навсегда не погасло.

* * *

— Так, ну дальше потом досмотрим. Нам ещё осталось сложить вещи в спальне и не опоздать на ужин с дядей, — сказала Ксюша, ставя фильм на паузу и отворачиваясь от экрана компьютера. Она старалась казаться непринужденной, но глаза её всё равно возбужденно метались из стороны в сторону, а руки она и не знала, куда деть, чтобы не махать уже ими из стороны в сторону.

«Дальше там идёт разбор дела об убийстве Савелия в доме, Марии в лесу и пропаже их сына… Потом Андрей вырастает в приёмной семье, становится полицейским и расследует дело своей семьи, узнает в итоге, кто это всё подстроил и кто был сообщником».

Всё верно. Ксюша знала, что убийцей был тихий и забитый одноклассник Марии, одержимо влюблённый в неё. А наняла его бабушка, в целях избавиться от нелюбимой дочки и зятя ради наследства. А потом убила его, имитировав самоубийство — ведь на психически нестабильного можно повесить что угодно.

Ей пришлось вырезать из первоначального источника несколько сцен расследований плюс то, как влюблённая в Андрея потерпевшая по одному из его дел, Таня, едва не становится жертвой его бабушки — преступницы — властной дамы Анастасии Витальевны. Зато в фильме погибает его сослуживец и верный друг.

«Ладно, вот так вот».

— Ксюша? Ты ведь уже видела этот фильм целиком и полностью на премьере, — мягко, с улыбкой произнёс её муж. — А времени сейчас и на кино, и на последние сборы у нас достаточно.

Он всё ещё сидел на диване, но смотрел уже не на экран, а на неё.

Георгий, или, как его сокращённо все звали, Гоша, был симпатичным мужчиной тридцати четырёх лет. Да, она сама считала его таким — но всё же полагала, что такое утверждение будет объективным. Стройное сильное тело, блестящие тёмные волосы с каштановым отливом, прямой небольшой нос и красиво очерченные губы, волевой подбородок. А о его восхитительных туманно-серых глазах она могла говорить вечно. Уютные, тёплые, вселяющие доброту и спокойствие — вот что первым делом приходило ей на ум, когда она смотрела в их живой тёмный бархат. Но больше всего ей нравилось спокойное, уверенное и задумчивое выражение его лица — таким оно было у него практически всегда, и она смотрела бы на него вечно.

Ксюша смущенно улыбнулась ему.

Конечно, он не мог не заметить эти её волнения и размахивания руками. Он знал, что она никогда не могла беспристрастно относиться к своему творчеству, так сказать, «со стороны». Когда ей приходилось читать свою рукопись, даже после всех окончательных правок, ей всё время хотелось выискать, что можно исправить, как написать тот или иной абзац по-другому. Что касалось уже изданных книг, то в этом виде Ксения их не перечитывала — по той же причине она не могла сделать это как обычный независимый читатель. Уж такой она была, хотя мало кому об этом рассказывала.

А теперь ей приходилось смотреть одновременно и экранизацию своей книги, и на собственную сценарную работу. Ведь она сама добровольно согласилась адаптировать сюжет под сценарий, так как просто не могла допустить, чтобы некий другой сценарист переделал её произведение до невозможности, выкроив оттуда всё, что нужно и не нужно, добавив отсебятины и потеряв все основные идеи. Конечно, у неё до этого не было подобного опыта, и она волновалась — получится ли у неё перенести сюжет своей книги на экран? И достаточно ли хорошо, чтобы это было интересно смотреть? А главное, чтобы ей и в сценарии удалось передать все главные сюжетные линии и характеры героев. Но когда вышел фильм, Ксюша вздохнула с некоторым облегчением — он получил вполне нормальные оценки критиков и зрителей.

Она помнила, как, затаив дыхание от волнения, впервые смотрела его в кинотеатре. Это было так необычно и в новинку для неё — видеть всю историю где-то вне своего воображения, и произвело такое впечатление, что она ещё час после просмотра не могла связно говорить от переполняющих её эмоций удивления и восторга одновременно. Гоша, весь показ просидевший рядом с ней, то и дело понимающе улыбался, глядя, как она то и дело в зале подаётся вперёд и, выйдя из кинозала, словно в оглушении, что-то мямлит в ответ на вопросы коллег и приятелей. Кажется, тогда даже в основном он говорил со всеми, чтобы всё прошло по возможности адекватно.

Ксюша хихикнула, вспоминая это, и с улыбкой вздохнула, заправив за ухо выбившуюся из пучка её светлых волос непослушную прядь.

Вот двумя днями позже, сидя на конференции как один из создателей фильма, она, к счастью, находила нужные слова, отвечая спокойно, с улыбкой, и смеясь над шутками. Хотя и тогда это был её первый опыт выступления на мероприятиях подобного рода, она держалась уверенней.

После четырёх лет отношений, почти трёх лет совместной жизни и пяти лет работы Гоша достаточно хорошо изучил все её особенности и заскоки. Он понимает, когда она начинает теряться, не зная, что сказать. Когда она видит что-то новое и интересное для себя в каком-нибудь событии — даже таком незначительном, как проход мимо них в парке девочки с кошками чёрного и белого цвета в корзинках. Какими разными у неё могут быть состояния после написания очередной главы книги, обсуждения сюжета, или просто от очередной задумки или догадки. Когда она слишком уходит в собственные мысли и когда нуждается в одиночестве.

Георгий был не таким. Ксюша никогда не видела, чтобы он терялся при каком-либо вопросе — казалось, у него на каждый вопрос любого человека есть свой ответ. Он отлично умеет общаться с людьми — а она то и дело попадает в глупые ситуации, где либо её понимают не так (и тогда ей очень неловко), либо не так понимает она (и тогда неловко всем). Он обладает множеством самых различных знаний, а Ксюша считает, что ей ещё во многом предстоит расширять свой кругозор. Ещё она никогда бы не сказала, что обладает достаточной уверенностью в себе и лидерскими качествами — но зато о Гоше могла бы сказать такое запросто.

Но Ксюша никогда не завидовала ему и не комплексовала по этому поводу, что было бы крайне глупо — не собиралась же она соревноваться с собственным мужем. Наоборот, она очень его любила и гордилась тем, что ей есть, кем восхищаться и за кем стремиться. Гоша в свою очередь знал, в какой момент нужно поддержать её словами либо действиями. Он всегда мог рассказать или объяснить ей какие вещи. И ей только нравилось, как они во всем дополняли друг друга — начиная от профессий и заканчивая поведением.

Хотя было-таки одно обстоятельство, до сих пор смущавшее Ксюшу. Она никак не могла поверить, что издатель Карасёв Георгий Андреевич, к которому она, двадцатичетырёхлетняя девчонка, отчаявшаяся от постоянных отказов в издательствах, пришла со своей рукописью, полюбил именно её. Что он что-то разглядел в ней. Конечно, сначала как в писателе, а уж потом…

И ещё это было так невероятно, потому что до него у Ксении никогда не было длительных серьёзных отношений. Почему-то не складывалось.

Но с ним всё стало по-другому. Она была удивлена и счастлива, что Гоша смог принимать её такой, какая она есть, со всеми странностями и сложностями.

Как и она его. Он стал для неё первым близким человеком за пределами её семьи. Да что там — теперь он и влился в неё. Она уже не представляла, как они жили бы поодиночке, как каждого волновали бы только свои проблемы… Нет, нет и нет. Работая в одном издательстве, на одно дело, и живя одной семьёй, они привыкли всё решать вместе. Как и сейчас.

Ксюша оглядела зал, в котором больше почти не осталось их вещей — все они мирно перекочевали в сумки, пакеты, чемоданы и прочие тюки, занимающие сейчас половину соседней комнаты.

— Мы выезжаем завтра с утра, верно? И через максимум сорок минут будем на месте, — она решила ещё раз всё проговорить.

— Да, Ксюша, так и есть, — сказал Георгий. Он уже встал с дивана и направился к ней. — Мы будем ехать не так уж долго. Дорога идёт в основном через леса — я там и раньше бывал пару раз в гостях у Юры. Он, кстати, собирается зайти к нам завтра или послезавтра вечером. Как сможет.

Он подошёл к ней, обнял и поцеловал в макушку. Ксюша в ответ обняла его сильное тело и уткнулась в его тёплую широкую грудь, с пьянящим удовольствием вдыхая слабый запах его одеколона и белой домашней футболки. В такие моменты рядом с ним она чувствовала себя спокойно как никогда.

— А квартира действительно пригодная для обитания. Одна комната, конечно, и кухня небольшая, но зато там прилично, и район спокойный. Уж Юра-то знает такие вещи, — засмеялся он.

— Да всё в порядке, дорогой, мы это уже несколько раз обсуждали. И я всегда говорила тебе — мне всё равно. Правда. С тобой куда угодно, — она слегка отстранилась и шутливо провела рукой по его коротким волоскам каштанового оттенка. Она просто обожала их шелковистость. — Что, разве там будет сильно хуже, чем в нашей квартире? Да, она куда меньше. Ну и что? Пространства много нам двоим сейчас и не надо, а на моей работе это никак не скажется. Я же пишу где угодно и на чем угодно, ты в курсе, — засмеялась Ксюша и, положив руку ему на плечо, игриво взглянула в его тёмно-серые глаза, в которых на дне прекрасной темной глубины с россыпью сверкающей пыли кристаллов, как сквозь воду, сейчас отражалось тщательно скрываемое чувство обеспокоенности. За неё.

Она понимала — ему всё ещё неудобно перед ней за то, что придётся увезти её в более скромные условия и поэтому старалась убедить его, что это действительно не доставляет ей больших проблем.

— И посещать работу тебе каждый день не нужно, в случае чего ты просто поедешь со мной, — закончил за неё Гоша, тоже улыбнувшись и ласково прикоснувшись рукой к её щеке.

Его глаза посветлели. Ровный свет, поднимающийся из их глубин, на мгновение вспыхнул, словно искра, а потом заискрился ещё сильнее.

Ей вообще нравились его глаза. Таких она раньше не встречала нигде — необычный серый оттенок, который, если не присматриваться, так легко спутать с карим. Загадка такая вот интересная. Не говоря уже о том, какой уверенный, наполненный теплом и добротой от них исходил яркий, манящий свет.

— К тому же полгода — вообще ерунда вопрос, — протянула Ксюша, снова прижавшись к его груди. — А я всегда за получение новых впечатлений. И переезд в какой-то там… кхм… маленький городок тоже к этому относится.

И, возможно, ты найдёшь его достаточно мрачным для себя, — шутливо проговорил Гоша, обнимая её. — Всё, как ты любишь.

— А почему нет? Город действительно может оказаться достаточно мрачным. Кто знает? И даже настолько, что вдохновит меня на самый жуткий триллер в истории человечества! — театрально жутким шёпотом произнесла она и тут же расхохоталась, уткнувшись в него лбом. — Надеюсь, ты это выдержишь, — простонала она.

Ксения знала, что он имеет в виду её необъяснимый интерес к тёмным, запутанным местам и закоулкам, окутанными тайной невесёлого прошлого. Да что там — это относилось не только к неодушевленным предметам. Ведь сколько человеческих душ хранили в себе подобные закоулки… Сложные личности с тяжёлой судьбой. Эти два понятия идут рука об руку, и никак не может быть иначе — ведь трудные жизненные обстоятельства, с которыми сталкивается человек, всегда оставляют неизгладимые линии в структуре характера, а сам характер определяет поступки и его судьбу. Чем характер сложнее, тем многограннее, и изучать его глубинные омуты, пробираясь к ним по вырубленным жизнью линиям — рекам, с текущими в них мыслями и эмоциями, время о времени закручивающихся в водовороты кризисов и проблем, подобно воде, можно до бесконечности.

И пытаться, пытаться понять. Это изучение сложной психологии людей затягивало её. И, безусловно, о таких личностях действительно можно было поговорить. Рассказывать о них.

Таинственное, сложное и непонятное всегда интересно и манит своими таящимися глубоко внутри рискованными подводными водоворотами.

По крайней мере, Ксюша считала так. И эта её особенность позволяла ей вносить в свои книжные произведения элементы мрачности. А своих героев она всегда представляла многогранными и очень старалась отобразить это в сюжете.

Придумывать различные истории она начала с семи лет. К четырнадцати она была способна сочинить полноценный сюжет с продуманными персонажами и интересным развитием событий. По крайней мере, в то время так говорили все, кому она давала прочесть свои рассказы — мама, дядя, бабушка с дедушкой, двоюродный брат Лёша и две её подружки со школы, и ей очень хотелось им верить. Как и учительнице литературы, Маргарите Васильевне, хвалившей её сочинения за правильно подобранные слова, детальные описания и живое, уверенное изложение.

По окончанию школы Ксения поступила на филологический — потому что это было близко к её увлечению, а знания, которые там давали, помогли бы ей в нем. И никакого другого мотива больше. Немного странно было выбирать вуз и факультет только ради своего хобби, но ничего другого ей не хотелось.

Да, она вовсе не была уверена, что станет настоящей писательницей. Несмотря на то, что в девятнадцать лет, уже учась на третьем курсе университета, Ксюша начала не просто придумывать и писать отрывками, а составлять полноценные по объёму книги, она не могла для себя оценить, насколько её сюжеты являются оригинальными и достаточно ли они будут интересны для широкой публики. Может, она совсем посредственна? Нередко, сидя на литературных сайтах, где начинающие писатели и просто предпочитающие по разным причинам данные ресурсы для своей самореализации авторы с различным опытом выкладывают свои плоды творчества, она так и думала. Эти люди писали довольно-таки интересно и талантливо, но ничего, кроме этих сетевых публикаций, не добились. Чем она так лучше них, чтобы рассчитывать на большее?

Да и на своём курсе студентка Архипкина была не единственной, кто увлекался написанием художественной литературы и мечтал о карьере писателя. В чем, учитывая направление факультета, не было ничего странного. Особо активные и талантливые из этих ребят участвовали во всяких литературных конкурсах, занимали места и все прочили им успех на литературном поприще. Сама Ксюша так и не решалась проявлять себя в этом — хотя и не могла отрицать, что завидует этим студентам. Она старалась придерживаться своего мнения, что все эти достижения никак не влияют на твою дальнейшую жизнь. От участия и побед в них не зависит, станешь ты хорошим и успешным писателем, либо навсегда останешься работать в какой библиотеке, выдавая книги и хвастаясь каждому первому читателю о своих студенческих успехах, а потому участвовать в них совершенно бессмысленно. Правда, в глубине души Ксюша знала, что у неё была ещё другая причина никак не заявлять о себе. Это — проклятая нехватка уверенности в себе, из-за которой её мучила боязнь оказаться худшей и узнать, что она на самом деле ни к чему не способна. Вот пока ей и оставалось писать лишь для себя и ограниченного круга близких людей. Этим она занималась почти в каждую свободную минуту. Чаще всего она находила для этого время вечером, после того, как приходила с дневной подработки и заканчивала с домашними заданиями.

Ещё она слишком реалистично оценивала себя и свои произведения как объект интереса для издателей, потому что была наслышана о том, как не хотят работать с неизвестными авторами, независимо от того, насколько хороши их рукописи. А она была мало того, что неизвестной, но и слишком молодой — на момент окончательного написания первой книги ей исполнился двадцать один год.

После окончания университета, Ксения пошла преподавать русский язык и литературу в ту самую школу, где училась она сама и где трудилась учительницей младших классов вплоть до самой смерти её мама. Но через год Ксюша поняла, что это не для неё — она не сможет смириться с тем, что придётся работать учителем всю жизнь, как мама. Или просиживать штаны на какой ещё неинтересной работе. Потому она таки решилась.

Не став ничего публиковать в интернете, посчитав это бесперспективным путём, она начала свой трёхлетний путь скитания по книжным издательствам. Хотя она и не рассчитывала, что её как автора сразу примут с распростёртыми объятиями и готова была пытаться до последнего, каждая неудачная попытка вселяла в неё очередную свою малую толику неуверенности в себе и уныния.

В свободное от работы время продолжала писать другие книги, надеясь, что все они когда-нибудь увидят свет.

Её первая книга, вышедшая в две тысячи двенадцатом году, когда Ксюше исполнилось двадцать пять, на удивление ей, имела неплохой успех. Хотя она и не была первой задуманной ею книгой, но она была первой написанной — о молодой девушке, потерявшей мать. Ксюша не без горечи осознавала, что вдохновением для неё была собственная потеря — её мама, Елизавета Архипкина, умерла в сорок два года после двух лет болезни, когда дочери исполнилось восемнадцать.

Ксюша до сих пор помнила, как на презентации у неё от невероятности происходящего просто дух захватывало, и кружилась голова. А Гоша, тогда ещё Георгий Андреевич, её издатель, замечая это, старался подбодрить её и успокоить — как находя для неё правильные слова, так и время от времени говоря ей всякие шутки. После они ещё долго разговаривали в тот вечер, и именно тогда Ксюша начала подозревать, что она нравится ему не только как автор.

Ну всё. К чёрту стеснение.

— Пойдём уже досмотрим этот фильм, — прошептала Ксюша, улыбнулась, и, взяв его за руку, потянула за собой на диван. — Вещи потом дособираем.

— Правда? И даже каждые пять минут не будем ставить на паузу? Ну тогда всё успеем, — Георгий в шутку задумался.

— Да. Я схвачу тебя крепко — крепко, и ты от меня никуда не убежишь. Тогда я действительно выдержу. Обещаю! — с этими словами она подошла к компьютеру, включила воспроизведение и метнулась обратно на диван, прижавшись к мужу сбоку.

Экран оживился — на нем замелькали полицейские в форме, разбирающие дело.

— Ну смотри. Тогда у меня может быть встречное условие, — Гоша повернулся к ней, сделав загадочное выражение лица.

— Это какое же? — с деланной надменностью спросила Ксюша, подняв свои брови.

— От меня я сейчас тоже не дам тебе сбежать, — проговорил он, обняв её и склонившись к ней так близко, что почти коснулся её кончика носа своим.

Нежно погладив её по щеке (от этого Ксюша вздрогнула, почувствовав пробежавшую у неё по всему телу сладкую дрожь), он поцеловал её в приоткрытые губы. Она тут же ответила с горячностью, положив одну руку ему на спину, а другую на затылок и притянув его ближе к себе.

Закрыв глаза, она жадно вбирала все ощущения, которые она сейчас испытывала. Вкус его мягких, чувственных губ на её собственных. Его волосы и его тело под своими руками. Его прикосновения — одной рукой он обнимал её за спину, а другой уже гладил шею. Его тепло, через свою голубую рубашку. Его запах. Его дыхание, которое было совсем близко.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Последняя жертва предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я