Волкодав Белый Клык. Фэнтези, приключения, юмор (Ю. Н. Васильев)

Волкодав против мистического волка-оборотня. Есть ли у собаки шанс победить? Разве что пес тоже не совсем обычный, а цена победы – спасение человечества и… всего рода собак.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Волкодав Белый Клык. Фэнтези, приключения, юмор (Ю. Н. Васильев) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

© Юрий Васильев, 2016


ISBN 978-5-4483-1883-2

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Возможно, вам доводилось слышать предположение, будто люди и животные на нашей земле – это пришельцы с других планет? И более того, предполагается, что не только люди, но животные, как домашние, так дикие, первоначально были разумными существами и обладали даром речи. Потом эта способность у животных вроде как бы отнялась, словно была заблокирована, и мыслящими остались только люди. Если эту гипотезу принять, согласится с таким предположением, то вполне вероятно, что в какой-то момент эта блокировка может быть снята и животные снова приобретут дар речи и возможность стать разумными. Ну, а коли так, то историю нашу можно считать вполне правдоподобной, и случиться это могло в самом недалеком будущем.


Неожиданный вопрос кого угодно может поставить в тупик. Если бы вас вдруг спросили о вещах не только необычных, но даже с вашей точки зрения странных, например: охотятся ли волки на страусов? Или, случалось ли когда-нибудь такое, чтобы волк задрал страуса, пробравшись ночью в его обиталище? Найдете вы, что ответить сразу? Наверное, нет. А ведь именно такие вопросы с некоторых пор озадачили нашего героя, молодого волкодава по кличке Белый Клык, и вот почему.

Началось все в одно погожее утро, когда на обширном дворе страусиной фермы проходил футбольный матч, товарищеская встреча между командами ближнего и дальнего страусятников. Белый Клык, доедал свой большой завтрак, одновременно поглядывая на игру. Судил матч мул по кличке Булан. Болельщиками были тоже страусы. Они бурно откликались на перипетии игры, а группы поддержки из молодых страусих (кому нравится страусыни, может называть их так) выкрикивали «кричалки» в поддержку своих команд.

Матч закончился с ничейным счетом, страусы разбрелись, обсуждая острые моменты игры, а Белый Клык, осоловевший от обильной пищи, побрел в поисках места, где бы вздремнуть. После плотной еды на него всегда нападала сонливость, и, засыпая на ходу, место, где приклонить голову, он находил уже в спящим, действуя как сомнамбула.

Вот и сейчас он, словно лунатик, брел с закрытыми глазами к небольшой конюшне и чуть не наступил на кота, который успел отскочить в сторону из-под его массивных лап. Этот кот был дворовым пакостником-неудачником, которого никто не замечал и это сильно портило его характер. Он страстно полюбил пакости, и постоянно пытался их кому-то учинить, но без особых успехов. Надо заметить, что с пакостями ему ужасно не везло, и это еще больше вызывало в нем желание их совершать. Теперь, наблюдая за бредущим в полусне волкодавом, он раздумывал над тем, что бы такое сотворить пакостное, после чего, наконец, его бы заметили окружающие и зауважали.

А сонный Белый Клык вошел в конюшню, забрел в стойло Булана, и растянулся на мягкой сенной подстилке. Заснул он, как уже было сказано, еще по дороге.

План у кота созрел мгновенно. Он подбежал к спящему псу и полностью с головой закидал его сверху сеном.

Вскоре в конюшню вошел Булан. Он стал в свое стойло, и по обыкновению погрузился в задумчивость, в которой мог пребывать часами, так ничего и не придумав. Ценные мысли, если и посещали его, то никогда не заставали на месте.

Белому Клыку, тем временем, снился его постоянный и страшный сон. Об этом нужно рассказать особо, но только по секрету, потому что сам он содержание этого сна ото всех тщательно скрывал. Дело в том, что наш герой, хотя и был волкодавом, но понятия не имел о волках. Он даже не представлял, как эти самые волки выглядят, и мог воспроизвести их облик только с помощью фантазии, а во сне его фантазия разыгрывалась необычайно. Вот и сейчас ему снилось, что он пятится от подножья высокого холма, а по склону на него несутся три гигантских волка: каждый размером с лошадь, шерсть вздыблена, острые клыки огромны. Объятый страхом он пускается наутек, то и дело оглядываясь на бегу. Двое волков-монстров обходят его справа и слева, берут в «клещи», третий мчится прямо на него…

Подстилка из сена между задними ногами мула зашевелилась, появились собачьи лапы. Они двигались как при беге, все быстрее и быстрее. Это во сне Белый Клык спасался бегством от чудовищ-волков, которые преследовали его по пятам.

Волки раскрыли ужасные пасти, но вместо злобного воя раздалось громкое журчание и мощная водяная сила ударила в Белого Клыка.

Упругая струя лилась между задними ногами мула. Из вороха сена появляется сонная голова Белого Клыка. Струя била ему прямо в лоб. Он мгновенно проснулся и выскочил из-под Булана. Кот, наблюдая из приоткрытых дверей, просто упал со смеху.

– Булан, глупый осел! Что ты делаешь, животное? – закричал Белый Клык, отплевываясь и фыркая.

– А, это ты, – прервал свою задумчивость Булан. – Опять зарылся в мою подстилку? И сколько раз тебе говорить, что я мул, а не осел. Мы мулы – сыны быстроногих как вихрь кобылиц!

– Вот только кто у вас мулов по отцовской линии?

– Это не твое собачье дело! – отрезал Булан. Он терпеть не мог упоминаний об отцовской линии, по которой у него были сплошь ослы.

– Ну, ты… Смотреть же надо, куда!.. – возмущался Белый Клык

– Смотреть, говоришь? И где, по-твоему, у меня глаза? Ну, я расслабился… извини. Да, и здесь мое стойло!

В открытую дверь с любопытством заглянули три страуса.

– Поглядите, Булан его пометил, – сказал первый страус.

– Теперь Белый Клык, как бы его территория, – рассуждал второй.

– Причем особая. Для личных нужд, – сказал третий.

Белый Клык бросился к выходу, неуклюже задел плечом край стойла и разрушил угол.

Когда он выскочил из конюшни, то оказался рядом с котом. С силой отряхнувшись, он обдал кота брызгами с ног до головы, и забуксовал на гладком бетоне. Кот, ослепленный неожиданным спреем, не успел отскочить в сторону, попал под одну из буксующих задних лап волкодава, и был отброшен к забору. Ударившись о забор, он сполз на землю, грозя вслед убегающему псу.

Белый Клык стремглав мчал к реке.

– Стойло его там! – возмущался он мысленно. – Все нормальные делают это на прогулке под столбики, деревца, в крайнем случае, на какой-нибудь угол. А эта скотина… видите ли он расслабился!

Пробегая мимо Страусов, играющих в крести-нулики на комбикорм, он вызвал у них ехидные хихиканья и реплики.

– Эй, Белый Клык! Опять во сне охотился на волков?

Страусихи, разучивающие танец маленьких лебедей, даже приостановились.

– Он с ними сражался! Это так романтично!

– Да, нет же! Он сидел в засаде. Отлично замаскировался! Булан его не заметил.

Страусы демонстративно затыкали носы.

– Это он нарочно подставился Булану, чтобы отбить запах волкодава. Так волки его не почуют и подойдут поближе. Тут он с ними и разделается!

Вблизи фермы протекала небольшая река. Белый Клык бросился в воду, нырнул, поплыл под водой, пытаясь схватить зубами проплывающую рыбешку. Плавал он хорошо и с удовольствием. Вынырнув, он поплыл к берегу.

На берегу его поджидала пятерка страусов и когда он вышел из воды, страусы подошли к нему. Он отряхнулся, обдав их брызгами. Страусы сразу же воткнули головы в песок, но их испуг длился не долго, и вскоре они вновь подняли головы и уставились на него, мигая широко расставленными глазенками.

– Что за ужасная привычка отряхиваться? – сказал передний страус. – Неужели без этого нельзя?

– Нельзя, – резко ответил им Белый Клык. Это вроде как… почесаться. Ну? Чего надо?

– Э… У нас возник вопрос, – сказал передний страус, после чего вдруг смутился.

– Нас одолевают сомнения, – продолжил страус, стоящий за передним. – Говорят, ты ошибаешься, насчет своей породы.

– И что ты вовсе не волкодав, – это сказал третий страус, выглянув из-за второго.

– Ну, и кто же я, по-вашему, если не волкодав? – Белый Клык осматривался по сторонам в поисках подстрекателя. И у него были вполне сложившиеся подозрения насчет такового.

– Мы недавно узнали, – снова заговорил передний, – что кличку Белый Клык дают тому, кто наполовину собака, а наполовину волк.

– И это нас сильно пугает, – сказал второй.

– Мы боимся твоей второй половины, – срывающимся от страха голосом выпалил третий.

– Забудь! – твердо ответил Белый Клык. – Я волкодав и это звучит гордо! А вот чего ты добился в жизни?

– Я? – как-то потерялся третий. – Я экологически чистый продукт! И тоже горжусь этим.

– Вот именно! – усмехнулся Белый Клык. – Потому что безмозглый.

– Ну, уж нет! Раз у нас есть головы, то должны быть и мозги. Иначе, зачем нам голова? – пустился в рассуждения передний.

– Как зачем? Мы ею едим! – вступил в спор четвертый

– Вернемся к теме разговора, – заговорил передний, – допустим, что ты не волк, но из этого вовсе не следует, что ты волкодав.

– Да, не факт, не факт! – подал голос пятый.

– Может быть я такса, по-вашему? – Белый Клык терял терпение.

– Ну, есть и другие породы крупных собак – водолаз, например.

– Да, точно! Вода так и льнет к тебе. Даже под сеном находит.

Тут Белый Клык разглядел хитрую морду Булана в густой листве высокого куста.

– Говорят? И кто же это говорит? Сами бы вы не додумались. Знаю, это один ехидный мул вас науськивает! Все оттачивает плоскости своих шуток.

Булан вышел из-за куста.

– А что я могу поделать, если у всех в голове шарики, а у меня смешарики?

Он попытался захохотать, но его ржание, сорвалось на громкий ослиный крик.

– Если мул тебя лягнул, глупо отвечать ему тем же, – ледяным тоном сказал Белый Клык.

Это был камень в огород Булана и тот понял.

– Прекрати! Эта ослиная поговорка! – с обидой выкрикнул он.

– Ладно, сказал Белый Клык, – замнем. Однако, вам страусам, что за дело до моей породы.

Передний откашлялся.

– Мы боимся, – искренне признался он.

– Это ваше обычное состояние, – Белый Клык пожал плечами.

– Согласен. У нас фобии. Но сейчас нам страшнее страшного!

– Если ты, Белый Клык, числишься у нас волкодавом, значит… могут быть и волки! – плаксиво предположил второй.

– Да! И если вместо волкодава у нас какой-то водолаз… – третий вложил некоторую долю презрения в слово «водолаз»

Белый Клык возмущенно хмыкнул.

– Не бери в голову, страус, там у тебя и так мало места. Заклинит клюв – есть не сможешь. Запомните все: в наших краях не осталось ни одного волка.

В разговор вступила подошедшая страусиха.

– Это твоя работа? Слышали? Он со всеми разделался. Как это романтично!

Однако передний не успокаивался.

– Но вдруг они все же появятся… ну, эти самые волки. Кто будет их тогда э… давить? Булан, что ли?

– А почему нет? – Булан принял позу культуриста, – Если есть ездовые собаки, то почему мулу нельзя быть волкодавом? Между прочим, мулы очень сильны. Косая сажень…

– … в ушах, – закончил его фразу Белый Клык

Передний страус не унимался.

– Но ведь и вправду, тебе нечем подтвердить свою волкодавскую… эту…

– … идентичность, – просуфлировал Булан.

– Да. Точно. И что если мы беззащитны?

В испуге страусы снова вонзили головы в песок.

Белый Клык покачал головой.

– Всем саечки за испуг.

С этими словами он направился во двор, на ходу шлепая страусов по торчащим задам.

– Идентичность им подтверди! Волки вдруг появятся!

Вот после этого, незначительного, казалось бы, происшествия у него и возникли вопросы о разных несуразностях, типа охотятся ли волки на страусов и прочих абсурдных вещах. Сам он много раз слышал о том, что волков в этих краях раньше никогда и не было. «Так откуда же им взяться теперь?» – рассуждал он, беседуя сам с собой.


Накануне в городе, близ которого находилась наша страусиная ферма, открылся зоопарк, и в зоопарке этом произошли странные события. Ну а поскольку события эти в дальнейшем получат связь с нашей историей, давайте понаблюдаем за происходящим.

Полная луна освещала клетки со спящими зверями. И только в одной клетке не спали четыре волка. Их клички были Тупой, Одноглазый, Черпак и Дикий. У одноглазого был всего один глаз: другой он потерял во дни своей ранней буйной и беспутной молодости. Тупой, глядя на луну, набрал полные легкие воздуха, и совсем собрался было завыть, но Одноглазый зажал ему пасть.

– Ты что, забыл? – сказал он громким шепотом, – Наш босс-оборотень запретил нам выть. Даже на луну. Знаешь ведь, что от этого бывает…

– Бва – бву – бвы – бво, – ответил Тупой.

– Чего? – переспросил Одноглазый и отпустил стиснутую пасть Тупого.

– Я говорю, наш босс легок на помине.

Щелкнул замок, раздался лязг засова и в открытой двери возник силуэт крупного волка.

– Привет, босс! Что, скоро ли на дело? – спросил Одноглазый. – А то засиделись.

– Ничего, сейчас разомнетесь, – сказал босс, – Пошли.

Вытянувшись цепочкой, волки перебежали в дальний конец зоопарка, где стена была увита густым плющом. По одному они нырнули в скрытый листвой лаз и оказались на улице.

Здесь, задрав головы, они издали протяжный вой, после чего все пятеро превратились… в людей. Они поднялись с четверенек и, отряхнув пыль с колен, направились к микроавтобусу стоящему неподалеку. Вид все четверо имели довольно-таки криминальный, а у типа по кличке Одноглазый на лице была черная повязка, прикрывавшая отсутствие левого глаза. Забравшись в микроавтобус, они проспали до утра и в назначенное боссом время отправились «на дело».

Когда микроавтобус достиг центра города, босс повернулся к остальным. Этих четверых своих помощников он только недавно сделал оборотнями с помощью небольшого укуса. Новообращенные еще не вполне освоились с пребыванием в человеческом обличии: прежние волчьи повадки проявлялись у них частенько и непроизвольно.

– Внимание, подъезжаем к банку, – объявил оборотень и четверо грабителей надели полумаски овец.

В это время в хранилище банка, который волки наметили для ограбления, администратор заканчивал осмотр. Пачки банкнот, перетянутые бумажными лентами, и аккуратно сложенные в специальные мешки, ожидали клиентов. Довольный результатами осмотра, Администратор вышел в операционный зал, запер дверь хранилища, и, обернувшись, посмотрел на стенные часы. До открытия оставалась одна минута. Все сотрудники были на своих местах.

– Открываемся, – объявил администратор, как только на циферблате часов обозначилось девять.

Упитанный охранник вперевалку подошел к стеклянной двери и перевернул табличку с «ЗАКРЫТО» на «ОТКРЫТО». Ему хорошо было видно, как напротив банка остановился микроавтобус, из которого выскочили четверо в полумасках овец (сам оборотень остался за рулем) и побежали через дорогу в сторону банка, на ходу доставая пистолеты.

Охранник резко обернулся. Гамма выражений его лица бегло менялась от удивления до ужаса и когда отражение эмоций достигло наивысшей точки, он что есть мочи завопил: «Нас грабят! Ограбление! Тревога!». С этими криками он бросился к кнопке тревоги на стене, нажал ее, выхватывает револьвер, и укрывшись за выступ стены, изготовился для стрельбы.

Второй охранник спрятался за стойку с противоположной стороны, тоже достал револьвер и направил его на дверь. Служащие застыли на своих местах, словно в столбняке.

Грабители добежали до тротуара и вдруг остановились. Рядом с банком находился магазин, над входом которого красовалась яркая вывеска «КОРМ ДЛЯ СОБАК», а из приоткрытых дверей распространялся густой запах собачьих разносолов. Немного посомневавшись, глядя то на банк, то на магазин, они наконец определились с выбором и дружно бросились в магазин.

Грабители ворвались в магазин, жадно нюхая воздух. У троих в руках были пистолеты у Тупого пистолет за поясом. Кроме продавца в магазине было только два покупателя: толстая дама с болонкой на поводке и высокий худой гражданин в очках. Все они с недоумением смотрели на вторгшихся отымальщиков.

– Эй, все! Это… обрамление! – закричал Тупой и для пущей острастки оскалился, зарычал и защелкал зубами.

– Да, ограбление это! Всем на пол! Лицом вниз! – объяснил Одноглазый и в подтверждение выстрелил вверх. Продавец и посетители поспешно упали на пол. Болонка спряталась под юбку хозяйки. Одноглазый запрыгнул на прилавок, глянул вниз: продавец на полу пытался заползти под прилавок.

Тупой тоже запрыгнул на прилавок, достал пистолет, и выстрелил вверх. Одноглазый дал ему подзатыльник, столкнул вниз к разложенным на стеллажах товарам и спрыгнул сам. Они стали хватать большие пакеты с собачьим кормом и перебрасывать через прилавок, где Черпак и Дикий ловили добычу на лету и собирали в охапку. В разгар ограбления в магазин вбежал оборотень.

– Куда вы вломились, балбесы? Банк рядом! – сердито закричал он.

Грабители в недоумении замерли.

– Но, босс! Посмотри! Здесь тоже есть чем поживиться! – начал оправдываться Одноглазый.

Тут послышался отдаленный звук полицейских сирен.

– Болваны! Полиция! Уходим! В машину все! – скомандовал оборотень.

Грабители с полными охапками бросились вон из магазина. Перебежав через дорогу, они забросили пакеты с собачьим кормом в микроавтобус. Звуки полицейских сирен приближались. Оборотень, вскочив за руль, оглянулся. Из-за угла показались полицейские машины; четверо в масках уже закончили погрузку и запрыгнули в салон. Микроавтобус сорвался с места и помчался, лавируя среди машин и стараясь уйти от погони. Три полицейские машины преследовали его.

Оборотень включил приемник и настроился на волну полиции. Сквозь треск помех из динамика послышалось: «Всем машинам прекратить преследование. Похищено несколько пакетов собачьего корма. Ущерб незначителен». Полицейские машины стали останавливаться, затем развернулись и покатили назад.

Проехав еще несколько кварталов, микроавтобус остановился. Оборотень вышел из кабины, открыл боковую дверцу салона. Четверо грабителей сидели, держа в охапках надорванные пакеты, и сосредоточено жевали собачий корм. Под свирепым взглядом босса оборотни прекратили жевать, а Одноглазый начал оправдываться.

– Извини, босс. Ошибка вышла. Ноги сами понесли…

Его поддержал Тупой.

– Пошли на дело, не позавтракав… поэтому, наверное, – он протянул оборотню пригоршню корма. – Попробуй, босс. Со вкусом ягнятины…

Оборотень махнул рукой.

– Ладно. Они теперь не ждут нас. А мы повторим.


Перерыв в банке заканчивался. Администратор посмотрел на стенные часы.

– Перерыв окончен, – объявил он, – открываемся.

Охранник направился к стеклянной двери. Напротив банка остановился микроавтобус. Из него выскочили пятеро (четверо в полумасках овец) и побежали через дорогу, на ходу доставая оружие. Это увидел и продавец магазина «КОРМ ДЛЯ СОБАК», у которого еще не прошел испуг от предыдущего ограбления.

– О, нет! Они снова здесь! – воскликнул он и нажал на кнопку тревоги.

А в банке охранник, переворачивая табличку на двери, увидел грабителей, но посчитал это очередной выходкой хулиганов.

– Вы не поверите, хохотнув, объявил он, – эти сумасшедшие вновь приехали за собачьим кормом!

Охранник неторопливо повернулся, чтобы отойти от двери. Дверь распахнулась, ударила его в спину, и он, упав, заскользил по гладкому полу. Пятеро грабителей ворвались в банк.

– Это ограбление! – крикнул Одноглазый. – Всем на пол! Лицом вниз!

Одноглазый выстрелил вверх. Посетители и Второй охранник поспешно упали на пол.

Сотрудники банка, сидя за своими столами, испуганно глядели на грабителей.

Одноглазый запрыгнул на стойку. Тупой, подражая ему, тоже запрыгнул на стойку, взгляд его упал на большой пакет с собачьим кормом, стоящий под одним из столов. Очкарик, который сидел за этим столом, попытался протянуть руку к кнопке тревоги на боковине стола. Заметив это движение Тупой, которому показалось, что тот тянется за пакетом с кормом, сделал предупредительный окрик, и очкарик отдернул руку.

– Эй! А вы что, не расслышали? – крикнул Одноглазый. Поднять вверх руки?

Сотрудники банка поспешно подняли руки.

Оборотень, угрожая администратору револьвером, заставил его открыть дверь хранилища. Черпак и Дикий вбежали в хранилище, и стали выносить оттуда в зал мешки с деньгами. Раздался отдаленный звук полицейских сирен.

– Полиция! Уходим! В машину все! Быстро!

Босс, Черпак и Дикий схватили по два мешка с деньгами и выбежали из банка.

Одноглазый спрыгнул со стойки в зал, тоже схватил пару мешков и побежал к выходу. Еще два мешка дожидались Тупого.

Тупой, по примеру одноглазого намеревался спрыгнуть в зал, но вместо этого вдруг прыгнул на служебную половину, схватил зубами пакет с собачьим кормом, перемахнул через стойку обратно в зал, сгреб мешки с деньгами и выбежал из банка.


Грабители торопливо забрасывали мешки с деньгами в микроавтобус, прислушиваясь к приближающимся звукам полицейских сирен. Оборотень, усевшись за руль, оглянулся. На дальнем конце улицы показались полицейские машины. Трое грабителей уже запрыгнули в микроавтобус.

Наконец из банка показался Тупой, кроме мешков с деньгами он тащил в зубах пакет с собачьим кормом. Тупой едва успел вскочить в микроавтобус, как тот сорвался с места и помчался вдоль улицы.

Под визг колес три полицейские машины преследовали микроавтобус, который делал неожиданные повороты и даже один раз свернул на дорогу со встречным движением. Это вызвало небольшую аварию: встречный автомобиль, уходя от столкновения, ударился в столб, вылетел на дорогу и перегородил ее.

Получив преимущество, микроавтобус свернул в боковую улицу, остановился над канализационным люком. В днище машины открылась дверца, Черпак и Дикий приоткрыли канализационный люк, двое других сбросили туда мешки с деньгами. Люк закрыли, и микроавтобус помчался дальше.

Грабители в салоне сняли маски.

– А почему маски овец? – спросил Одноглазый, – Кто это выдумал?

– Ну, я, – ответил Тупой, – а что такое?

– Это чтоб никто не догадался, кто мы на самом деле, – подмигнув остальным, сказал Дикий. – Прослыви сначала ягненком, потом становись волком, – с хохотом сказал Черпак.

– Ну, Тупой! Ты бы еще овечьи шкуры припас! – засмеялся Одноглазый

Черпак ткнул пальцем в пакет собачьего корма, который Тупой прижимал к животу.

– Смотрите, самое ценное стащил Тупой. Слышь, Тупой, поделись.

Закатай губу, Черпак, – угрюмо сказал Тупой. – Мой куш!

– А, если куш хорош, да плох дележ? – спросил Черпак, смерив Тупого недобрым взглядом.

– А если у кого-то зубам тесно? – ответил Тупой и зарычал.

Черпак попытался вырвать пакет из рук Тупого, но получил от него тумака. Дал сдачи, увернулся от ответного удара, который достался Дикому. Тот ответил и тоже ввязался в драку.

Микроавтобус останавливается у заросшей плющом высокой ограды. Босс выскочил из кабины, открыл боковую дверцу. Четверо грабителей прекратили драку и уставились на него.

– Скорее все из машины! Возвращаетесь на место! – приказал оборотень.

Грабители стали выпрыгивать из микроавтобуса, Черпак при этом слегка поранил руку об острую заусеницу и на двери осталось небольшое кровавое пятно.

На земле грабители задрали головы, издали вой и… превратились в волков.

Волки побежали к ограде, Тупой тащил за собой пакет с собачьим кормом. Продираясь сквозь заросли плюща, они по одному проскользнули в небольшой лаз в заборе. Тупой задел острый сук и оставил на нем клок шерсти. Он был последним и упорно тащил за собой пакет с собачьим кормом.

– До скорого, босс! – крикнул он обернувшись.

Оборотень сел за руль, оглянулся назад. Три полицейские машины выехали на перекресток и перегородили дорогу. Впереди появились еще две полицейские машины и тоже перекрыли дорогу. Из машин выскакивали полицейские и бежали к микроавтобусу, на ходу доставая оружие.

– Ну, Тупой, накаркал! – ругнулся оборотень. Он выскочил из кабины, подбежал к изгороди, забрался в заросли плюща, задрал голову, издал вой, превратился в волка и проворно нырнул в лаз.

Подбежавшие полицейские принялись обшаривать заросли плюща.

К брошенному микроавтобусу подъехала полицейская машина. Из машины вышел детектив. Он достал лупу, и стал тщательно осматривать микроавтобус; нашел пятно крови на дверце и взял образец ватным тампоном и засунул его в пробирку. После этого детектив обследовал заросли плюща и перед лазом нашел клок волчьей шерсти на суку, который тоже приобщил к уликам, затолкав в полиэтиленовый пакетик. Затем он стал осматривать лаз.

– В эту дыру человек не пролезет, – сказал сопровождающий полицейский, – разве что какое-нибудь животное.

– Животное? – в раздумье произнес детектив. Что там по ту сторону забора, зоопарк? А давайте-ка наведаемся туда прямо сейчас.


У ворот полицейских встретил директор зоопарка.

– О, полиция! Наконец-то. Я директор зоопарка.

– Ворота закрыты, посетителей нет. У вас что, выходной день? – спросил детектив, окидывая взглядом длинные ряды клеток.

– Но… у нас пропали волки. Да, да, все до одного! Я заявил об этом в полицию. Ведь вы поэтому здесь?

– Давайте пройдемся немного, – сказал детектив, и пошел вдоль клеток. Все остальные двинулись за ним.

– Но только недавно мы слышали вой и довольно громкий! – удивленно заметил один из полицейских.

– Может, это смотрители, которых я уволил за недосмотр? – пожал плечами директор.

– Мы преследуем грабителей, – сухо сказал детектив. – Они могли проникнуть в зоопарк и…

– Да вот они ваши волки. Куда им деться! – вдруг сказал полицейский, который шел сзади.

Все обернулись и увидели волков, дремлющих за железными прутьями клетки.

– Удивительно! – воскликнул директор зоопарка, – Но готов поклясться, еще несколько минут назад их там не было.

Тупой приоткрыл глаз и задней ногой отодвинул вглубь клетки пакет с собачьим кормом.

Детектив бросил быстрый взгляд на клетку и пошел дальше. Когда они дошли до конца ряда, детектив обернулся и спросил.

– Кто-нибудь заметил что-либо подозрительное?

– Пожалуй, да. Я кое-что заметил, – неуверенно сказал директор зоопарка.

– Что же? – резко спросил детектив.

– Волки… – растерянно ответил тот. – Их было четверо, а стало пять.

Директор был явно озадачен. Полицейские повернулись и быстрыми шагами направились к клетке с волками. За ними, еле поспевая, семенил директор. Подходя они увидели, как дверца клетки приоткрылась, из нее выскочил волк и помчался к ограде.

Директор от неожиданности так и ахнул.

– Волк убегает! Держите его! – закричал он срывающимся голосом.

Полицейские бросились в погоню за волком, но тот достиг забора и нырнул в лаз; вскоре с улицы донесся протяжный вой, а затем громкое пение: «Эх, никто не загородит дорогу молодца». Это был голос оборотня.


Чтобы развеять страхи, которые могли дурно повлиять на яйценоскость и стать причиной снижения продуктивности страусиного стада, решено было безотлагательно начать тренировки на специальном тренажере, созданном для Белого Клыка его хозяином, владельцем страусиной фермы Виктором. С ним мы познакомимся немного позже. Создавался этот тренажер не столько для того, чтобы волкодав оттачивал свое боевое мастерство на случай нападения волков (их действительно никогда не водилось в этих краях), а скорее для тренировочной игры, чтобы необычайная физическая сила и мощь молодого волкодава могла находить себе хоть какой-то выход. Тренажер представлял собой специальные желоба, спускающиеся с крыш строений, с высоких деревьев, по которым… Но, впрочем, лучше за всем этим понаблюдать, самим увидеть, как это происходило.

Тем утром Булан не спеша подошел к птичнику, поправил свою любимую соломенную шляпу, и открыл ворота страусятника.

– Страусы, заходи. Тренировка начинается! – громко крикнул он, и все страусы поспешно помчались в свое убежище. Им пришлось однажды наблюдать испытательный запуск тренажера и это нагнало на них немало страху, а когда они, зарыв голову в песок, стояли кверху задами, то и без синяков не обошлось. Кстати, песок был специально привезен и рассыпан по земле слоем, достаточным для погружения головы страусов, поскольку они довольно часто пугались и пользовались таким способом, чтобы спрятаться от угроз.

Белый Клык делал разминочные движения, наблюдая за разбегающимися птицами и Буланом, который суетился перед системой рычагов проверяя их готовность.

– Ну вот, – сказал, наконец, Булан, – я готов и все готово.

Белый Клык закончил разминку и глубоко вздохнув, дал отмашку.

– Давай! – крикнул он.

– Внимание! Воооооооооооооолкииииииииииииииии!» – телевизионно объявил Булан и сдвинул рычаги.

Со всех сторон на Белого Клыка устремились деревянные «волки». Нападающие, словно из засады появлялись в самых неожиданных местах и атаковали с крыш строений, из-за стога сена, или прямо из-под земли. Кроме того, Булан изощренно использовал пиротехнические эффекты. На месте сражения то и дело происходили вспышки, взрывы, то тут, то там вырывались языки пламени и струи дыма. Белый Клык ловко лавировал между этими огневыми ловушками и успешно отбивался от деревянных волков. «Волки» ударялись о мощную грудь волкодава и разлетались на куски.

Наконец атака иссякла. Белый Клык усталый, но довольный подошел к корыту с водой, и принялся с удовольствием лакать. Булан открыл ворота птичника, выпустил страусов, после чего и сам подошел к корыту.

– Отличная работа, Булан, – похвалил Белый Клык, – Вот только эти взрывы… Я не к тому, что хвост опалил, но разве настоящие волки применяют пиротехнику?

– Вполне могут, – стараясь быть убедительным, отвечал Булан, – если они ниндзя. Ну, такие японские волки.

– Не забудь, сегодня твоя очередь чистить птичники, – Белый Клык вручил Булану большую метлу и скребок.

Большого энтузиазма у длинноухого это не вызвало.

– Чистить, блистить…. Где-то в глубине души я чувствую, – это не мое. Не для того я пришел в этот мир в образе благородного скакуна…

Но дальнейших слов Белый Клык уже не слышал. Он широко зевал, глаза его закрывались, его одолевал сон. Рядом стояло пустое корыто, на дне которого лежал старый тулуп. Белый Клык улегся туда и мгновенно заснул.

Булан, недолго думая, подозвал группу страусов, играющих в футбол живым кротом вместо мяча. Страусы остановили игру, и подошли.

– Берите его, – сказал Булан, указав на корыто. – Несите за мной.

Страусы обступили корыто, подняли его и понесли. Когда они подошли к подъемнику и взошли на него, Булан нажал стартовую кнопку и подъемник пополз на островерхую крышу страусятника. Здесь страусы поставили корыто на конек крыши, а сами спустились на подъемнике вниз.

Забравшийся по водосточной трубе Кот подкрался, чтобы столкнуть корыто с конька, но, поскользнувшись, покатился по крутому склону крыши прямо в воронку водосточной трубы, полетел по ней вниз, тормозя когтями, и вывалился наружу из отверстия водостока. Здесь на земле его нашли игравшие в футбол страусы, у которых, пока они поднимали корыто, сбежал крот. Судья страус схватил кота за шиворот и мощным голеностопным ударом вбросил его в игру. Матч продолжился.

Булан нашел пожарную сирену и, наблюдая за корытом, покрутил рукоятку. Раздался пронзительный вой. Спящий Белый Клык, которому по обыкновению снился все тот же сон с гигантскими волками, задвигал лапами, словно при беге, равновесие нарушилось, корыто наклонилось и поехало по склону крыши. Словно бобслейный снаряд набравший скорость, корыто слетело с крыши. Белый Клык проснулся от странного ощущения полета. Он тут же вскочил на ноги, растерянно глядя по сторонам. Корыто перелетело через забор и плюхнулось в реку, подняв тучу брызг. По инерции оно продолжило плыть и вскоре достигло противоположного берега.

Белый Клык выпрыгнул на сушу, пробежал сотню метров по заросшему травой лугу и, достигнув опушки, направился по лесной тропинке в лес.

Сначала тропинка вела прямо, потом сворачивала за поворот, и здесь Белый Клык нос к носу столкнулся с довольно крупным волком. Это был босс-оборотень, только уже в волчьем обличии.

– Ничего себе, волкодав! – струхнул оборотень, ощутив неприятный холодок животного страха.

– Какая странная собака, – подумал Белый Клык, – который, что уже упоминалось, не знал, как на самом деле выглядят волки.

– Эй, приятель! Ты что-то ищешь? – спросил Белый Клык в своей обычной дружелюбной манере.

– Да… Я тут ищу… одну ферму. Нет ли тут поблизости фермы? – спросил волк, удивленный незлобивым тоном волкодава.

– Ферма? Да, есть. Я живу как раз на ферме, – наивно продолжал Белый Клык, – Побежали, покажу. Тут рядом.

Они побежали в сторону фермы, и Белый Клык, которому изрядно поднадоел фермерский круг общения, с удовольствием поддерживал беседу с незнакомцем.

– Я таких собак как ты раньше не видел, – сказал он, оглядывая волка, – Ты какой породы?

Вопрос застал оборотня врасплох

– Породы? Ну…

– Да. Я, например, среднеазиатская овчарка, волкодав. Зовут Белый Клык.

– Я… охотничьей породы, – нашелся оборотень. – А ты, значит, волкодав? И многих волков ты… это…? Да ты их видел ли вообще когда-нибудь?

– Ты что, не веришь?

– Да нет же, я верю, что ты волкодав. Ты такой крупный и сильный. Пожалуй, ты смог бы справится с волком. Ну, так, с некоторыми из них.

– Ты думаешь? А сам ты встречал когда-нибудь настоящего волка?

– Да, случалось, представь себе.

– Ух, ты! Наверное, до смерти испугался? Ведь… ты же не волкодав.

– Да…, то есть, нет. Я …видел его в зоопарке. Он был в прочной клетке, за стальной решеткой.

Они вышли к краю леса. Впереди за рекой показалась ферма, окруженная оградой.

– Расскажи, какие они эти волки?

– Ну, они такие серые…

– Как ты?

– Почти. Очень злобные, дикие животные.

– Вот это да! А они очень большие?

– Это твоя ферма?

– Да. Вон там я живу со своим другом Виктором.

Высоко над ними возникли две наэлектризованные сферы. Если бы небо затягивали грозовые тучи, то неискушенные в метеорологии могли бы принять их за две шаровые молнии. Однако день был солнечный без единого облачка. Из сфер начали формироваться два светящихся звериных образа.

Один был похож на огромного доисторического волка, покрытого длинной, густой, темно-серой шерстью, торчащей дыбом от загривка до хвоста. У него были мощные, как у льва лапы и хищная пасть с огромными клыками. Его заостренные, покрытые шерстью уши сидели гораздо ближе друг к другу, чем у обычных волков, а расположенные под узким покатым лбом глаза горели, словно два раскаленных угля.

Второй зверь – мохнатый доисторический пес-великан. С огромной, точно львиной черной гривой, косматой густой шерстью, мощными челюстями. Был он похож на древнего тибетского мастифа, но превосходил его размерами и грозным видом. Это были призраки прародителей волков и собак Древний волк и Древний пес.

Призрак древнего волка завис над оборотнем-волком. Призрак древнего пса остановился над Белым Клыком.

В этот момент Белому Клыку показалось, что запах его странного спутника вызывает в его воображении образ гигантских волков из его сновидений. Но поскольку все происходило наяву, то он лишь встряхнул головой и отогнал ненавистные образы.

А зависшие над ними обоими призраки Древнего пса и Древнего волка опускались все ниже и ниже и, казалось, готовились войти в стоящих под ними собаку и волка.

Неожиданно, где-то неподалеку раздался лай охотничьих собак и голоса людей. Оба призрака взметнулись вверх и растворились в воздухе.

Оборотень-волк испуганно прижал уши.

– Да, это охотники из соседней деревни, – стал успокаивать его Белый Клык, – Они тут дичь гоняют.

– Кажется, единственная дичь здесь, это я, – подумал оборотень.

Он резко прыгнул через куст и бросился наутек по тропинке, уходящей в лес.

– Вот чудак! И чего испугался? – подумал Белый Клык. Он спокойно направился к реке, чтобы вплавь вернуться на ферму.


Пробежав несколько десятков метров, Оборотень остановился на небольшой поляне, поднял голову, издал протяжный вой и… превратился в человека.

– Вот же, дурацкий процесс! – досадовал он, – Ну почему обязательно надо так выть?

Едва он поднялся на ноги, как из зарослей выбежала пара охотничьих собак. Они остановились в метре от оборотня и принялись яростно лаять. Следом из лесной чащи вышли два охотника. Свистом они подозвали собак, те отбежали к хозяевам, но продолжали свирепо рычать.

– Вы бы держали собак на поводке! – раздраженно сказал Оборотень, стряхивая сухие травинки с одежды, – Не видите, на людей бросаются!

С этими словами он быстрыми шагами направился в чащу леса, собаки лаяли ему вслед.

Он достаточно далеко ушел от охотников, и, найдя подходящую поляну, опять превратился в волка. Раздался негромкий электрический треск и перед ним возник призрак его далекого предка.

– Ты нашел его, – взволнованно сказал Древний волк, – наконец-то ты его нашел! – Древний волк и издал грозный боевой рык. – Этот волкодав и есть избранный.

– Что? Белый Клык? Сразу и не скажешь, такой добродушный пес…

Древний волк издал еще более грозный рык.

– Вы не могли бы потише выражать свои эмоции? – попросил осторожный оборотень. В лесу полно охотников.

– Час нашей схватки недалек, – не обращая внимания на слова оборотня, продолжил Древний волк. – Ты знаешь, что делать. Место должно быть уединенное, скрытое от посторонних глаз.

С этими словами он взмыл в вышину и словно растворился.


Вернувшись на ферму, Белый Клык решил проучить распоясавшуюся дворовую живность и в особенности мула, который по его соображениям состряпал против него наибольшее количество козней. Придя на двор, он направился к ангару, который был пристроен к тыльной стороне дома, приоткрыл ворота и проскальзывает внутрь.

В ангаре находилась различная техника, принадлежащая хозяину фермы Виктору. Помимо нескольких сельскохозяйственных машин, здесь был джип Хаммер с откидным верхом, а в дальнем углу ангара – двухместный мотодельтаплан. Белый Клык забрался в кабину мотодельтаплана и включил зажигание. Двигатель завелся, ворота автоматически открылись.

Конечно, не могло здесь обойтись без кота. Он подобрался к шасси мотодельтаплана и зацепил его крюком на веревке. Другой конец веревки был привязан к скобе на стене. Белый Клык отпустил тормоз, тронулся с места, веревка натянулась, и аппарат приостановился. Кот злорадствовал, но недолго. Веревка порвалась, конец ее намотался на ногу кота.

Мотодельтаплан выкатился из ангара, разогнался, волоча кота по земле, и взлетел. В воздухе кот, наконец отцепился и полетел в низ. На его счастье приземлился он в небольшой стог сена.

Набирая высоту, Мотодельтаплан сделал несколько кругов над двором.

Внизу гуляли страусы, и Булан в окружении любимчиков, что-то им рассказывал, возможно сообщал планы новых козней. Услышав стрекот мотора, все они задрали головы.

– Эй, волкодав! – крикнул Булан, – Разве волки витают в облаках?

Мул выстроил в цепочку четверых страусов, сам стал впереди и они побежали по-волчьи, ступая след в след. Каждый в силу своих способностей изображал волчий вой.

– Представь, что мы волки. Что? Видит око, да зуб неймет! Попробуй! Если возьмешь нас, я съем свою шляпу.

Белый Клык снял прикрепленное к боковой стенке кабины ружье, прицелился в деревянного волка на дереве и выстрелил. Из ружья вылетела сложенная в пучок сеть, развернулась и опутала волка.

– О, это то, что нужно, – решил Белый Клык

Он взял на прицел заднего страуса и выстрелил. Вылетевшая сеть развернулась и опутала долговязую птицу. Пойманный страус свалился на землю. Настроение Булана резко изменилось, он замотал головой и перешел на ослиный крик

– Что это? Он выстрелил! Эй, ну все. Твоя взяла. Не стрелять! Nicht schießen!!! Don’t shoot! Мы сдаемся! Капитулирен!

Белый Клык прицелился в следующего страуса и выстрелил. Попадание было точным, и второй страус, спутанный сетью, упал, как подкошенный. Из ячейки высунулась его голова на длинной шее.

– О! Я теперь стреляный страус! – объявил он.

Остальные две птицы разбежались в разные стороны. Булан со всех ног помчался к конюшне, в надежде укрыться там от грозящего унижения. За ним неотступно следовал дельтаплан. Белый Клык, свесившись за борт, тщательно прицеливался в него.

– Прекрати! – кричал мул, – Нет, ты этого не сделаешь!

– А теперь, по бегущему кабану! – выкрикнул Белый Клык, взводя курок.

– Брось! Какой я кабан? Я вьючный мул! Сдаюсь! Вот смотри…

Булан на бегу снял с головы соломенную шляпу, сунул целиком в рот и начал жевать ее показными движениями челюстей.

Но Белый Клык был неумолим, словно рок и выстрелил. Сеть настигла Булана у ворот, спутала его по ногам и копытам и он рухнул на землю.

Белый Клык посадил мотодельтаплан, и въехал на нем в ангар. Потом он неторопливо отправился к страусам, выпустил из сети сначала одного, потом второго, после чего подошел к Булану.

– Так, так. Кто у нас тут?

Со двора донесся голос Виктора

– Белый Клык! Где ты? Ко мне!

– Нет! Сначала выпусти меня, – Булан даже запел какую-то нелепую песенку: «Отпустите погулять, развяжите сети», – У меня клаустрофобия! Даю слово вести себя хорошо. Ну, послушай… признаю… я осел! И… я же съел свою шляпу!

– Ну, ты конечно мул, – сказал Белый Клык, смягчаясь, – но запомни: каждый мул в течение всей своей жизни должен по капле выдавливать из себя осла.

После этого небольшого, но емкого внушения он снисходительно дернул шнур, сеть спала и Булан получил желанную свободу.


Виктор стоял неподалеку от дома. На нем ладно сидели камуфляжный комбинезон и такого же цвета куртка со стилизованными погончиками, под один из которых был просунут сложенный голубой берет. На его глазах были черные очки, какие носят незрячие, а в руках полосатая трость. Виктор подошел к турнику, воткнул трость в землю, собираясь прыгнуть на перекладину, и по обыкновению подтянуться несколько раз. Но стоял он несколько дальше от перекладины, чем следовало. Белый Клык подбежал к нему сзади, подтолкнул немного вперед. Виктор подвинулся, прыгнул, ухватился за перекладину и начал подтягиваться. Эта сцена, как вы понимаете, выявила основную роль Белого Клыка на этой ферме. Он был собакой-поводырем своего друга Виктора.

Виктор закончил упражнение и соскочил на землю; Белый Клык подбежал и коснулся головой его руки. Они вместе пошли к ангару. Виктор достал из кармана пульт и открыл ворота.

Они подошли к джипу, Виктор занял пассажирское место а, Белый Клык уселся за руль.

– Послушай, – сказал Белый Клык, – Там у стены без дела простаивает летательный аппарат. Ты мог бы научить меня летать на той красивой штуке. Ведь выучился я водить машину.

– Многие собаки умеют водить машину, – ответил Виктор, – но летать еще никто из них не пытался. Разве нет?

– Конечно, нет! Никто и никогда, – поспешил согласиться Белый Клык. – Я просто подумал… вдруг нам с тобой понадобиться слетать куда-нибудь по-быстрому.

– Вряд ли. Нам некуда больше спешить. И не забывай – я запретил тебе лазить в эту штуку. Поехали!

– Ладно. А куда мы поедем?

– В город

– Ураа-а-а-а-а-а-а! – обрадовался Белый Клык, – А зачем?

– Сюрприз. Узнаешь, когда приедем.

– Обожаю сюрпризы! Ну, ладно, скажи.

– Не приставай.

К ним подошел Булан и зашептал Белому Клыку на ухо:

– Для любителей сюрпризов сообщаю: хозяин слушал объявление о выставке собак сегодня утром. И еще звонил в зоопарк, узнавал часы работы.

– Понятно. Для любителей обломов сообщаю: сюрпризов – терпеть не могу! – сказал Белый Клык.

И без того длинная морда Булана при этом вытянулась еще больше.

А внизу под машиной кот попытался осуществить очередную пакость. Он подобрался к выхлопной трубе, вставил деревянную пробку в выхлопное отверстие, и принялся заталкивать ее туда собственным задом. Завелся мотор, пробка вылетела вместе с котом и шлепнулась в стену. Это была еще одна неудачная попытка.


Джип ехал по трассе, урча мощным двигателем, верх салона опущен. Виктор получал явное удовольствие от езды. Ветер трепал его волосы, в темных стеклах очков отражались окрестные пейзажи. Белый Клык, сидя за рулем, был на седьмом небе от счастья: от того разнообразия, которое поездка вносила в его жизнь, от предстоящих визитов на выставку и в зоопарк.

Поглядев на своего друга и хозяина, Белый Клык наконец решился задать вопрос, томивший его последнее время.

– Давно хочу спросить тебя… Почему ты назвал меня Белый клык? Я слышал, такую кличку дают наполовину волку, наполовину собаке.

– В детстве у меня была любимая книга про верного друга-пса. Он и вправду был наполовину собакой, наполовину волком и так его звали – Белый Клык.

– Но, разве я не волкодав?

– Ты волкодав и от волка в тебе ничего нет. Секрет твоего имени в том, как ты был найден.

– Что? Ты меня нашел и усыновил? Выходит, ты не мой папа?!

– Белый Клык!

– Шучу. Значит, ты меня просто нашел и…

– Не совсем просто. На охоте.

– Ух ты! А охота была на волков?

– Угадал. Мы охотились с мотодельтапланов. Волков ловили живьем для зоопарков. Сетями. Выстреливали их из специальных ружей.

– Такое ружье как я видел в кабине мотодельтаплана? Из него ты стрелял сетью по волкам?

– Ты все же лазил туда?

– Нет. Отвечаю! Ну, может один единственный раз… Показалось, что там крыса. Ну, давай, рассказывай дальше! Итак, ты охотился на волков…

– Мы тогда переловили всю стаю. Только вожаку удалось ускользнуть.

– Вожак он и должен быть хитрее других.

– Возвращаясь, мы заметили его. Он бежал по степи и нес что-то в зубах. Мы стали его настигать. Волк мчался по степи, держа в зубах пушистый комочек, тень мотодельтапланов преследовала его. Впереди была небольшая роща. Волк уронил на землю то, что нес, а сам бросился в рощу. Мотодельтапланы приземлились. В роще раздался вой. Я с другими охотниками направился туда. Из-за деревьев вышел человек. Он прошел мимо нас и скрылся за холмами. Мы прочесали всю рощу, волка там не оказалось. Тогда мы вернулись к брошенному волком пушистому комочку. То, что волк оставил на земле, оказалось маленьким детенышем.

Белый Клык слушал, как зачарованный.

– То был волчонок? – нетерпеливо спросил он

– Поначалу и я так подумал, потому и решил назвать тебя Белый Клык.

– Так это был я? Тем, кого нес волк, был я?

– Да.

Белый Клык притих.

– Так вот откуда эти огромны волки в моих снах, – думал он.

В памяти Белого Клыка возник гигантский волк, который схватил его за загривок, и все вокруг замелькало, как при быстром беге.

Шум автомобиля, донесшийся сзади, вернул Белого Клыка к реальности. По параллельной полосе дороги их догонял пикап. Увидев собаку за рулем, водитель сбавил скорость, и о чем-то заговорил с сидящим рядом пассажиром, иногда показывая рукой на джип.

В кузове пикапа стояли два ящика, накрытые брезентом. Неожиданно порыв ветра задрал край брезента. Под брезентом оказались клетки с двумя кавказскими овчарками.

Белый Клык, высунулся из окна и крикнул собакам.

– Привет, ребята! Тоже на выставку? Как насчет того, чтобы подружится? Я Белый клык. Волкодав Белый клык.

Ему ответил пес по имени Аскер.

– У тебя, наверное, хороший хозяин, раз везет тебя на выставку. А насчет подружиться, так нам лучше не заводить дружбы.

– Эй, ты это о чем? – удивился Белый Клык.

– Может случиться, – встретитесь на ринге, – ответила вторая собака по кличке Манга, – Брат говорит о собачьих боях. Наш хозяин везет нас туда.

– Как это здорово… что он твой брат. А, собачьи бои… Это как, с волками?

– Да ты, я вижу, ничего не знаешь об этом, – с грустью сказал Аскер, – Тогда тебе и вовсе не стоит знаться с такими как мы. Нет, мы деремся не с волками, а с другими собаками.

– Правда?! А зачем? – удивился Белый Клык

– Так наш хозяин зарабатывает деньги, – сказала Манга

Аскер принялся зализывать рану у себя на боку.

– Скажите, хотя бы, как вас зовут?

– Брата зовут Аскер, а я Манга. Мы кавказские овчарки. Волкодавы, как и ты.

– Да, похожи. Только прическа другая. Знаешь, Манга… красивое имя. И еще, я хочу сказать, что… у тебя красивая шерсть и еще…

Водитель пикапа дал газ и понесся вперед.

– … и еще глаза, – прокричал ей вслед Белый Клык и нажал на газ, но Виктор сразу же его осадил.

– Двадцать километров в час, не больше.

Белый Клык горестно вздохнул, сбавляя скорость.

– Что, завел подружку? – спросил Виктор после некоторой паузы.

– А знаешь, ты мог бы на мне делать неплохие деньги, – сказал Белый Клык.

– Но нам с тобой и так хватает.

– Как говорят люди: денег много не бывает. Я только что узнал, есть такие собачьи бои.

– Этих собачек везут туда? Бедные животные! А тебе что, захотелось подраться?

– Там я мог бы снова встретить Мангу, спросить, почему она такая грустная.

– Потому и грустная, что или их там убьют, или они должны будут убивать других собак. Такие там жестокие правила. И ты хочешь, чтобы я позволил тебе в этом участвовать? Да никогда в жизни!

– Значит никогда в жизни я больше не встречу Мангу? – Белый Клык тяжело вздохнул.

– Мир тесен. Может еще и встретишь, – сказал Виктор и ласково потрепал его по загривку.


Едва джип свернул с трассы на дорогу, ведущую к городу, как из кювета выскочили бродячие собаки. Их была целая стая, и они с громким лаем погнались за машиной

– Кажется, им не нравятся наши колеса, – сказал Белый Клык, выглядывая в окно. – Эй, ребята! К чему весь этот шум?

– Оставь их. Бродячие собаки всегда гоняются за машинами. Они скоро уймутся, – сказал Виктор.

И вправду, пробежав сотню метров, собаки остановились и довольной трусцой вернулись к исходному рубежу своей атаки. А джип продолжил свой путь и вскоре они въехали в город,

Следуя маршрутом, который определял Виктор, джип миновал несколько оживленных перекрестков и свернул на широкую улицу.

Увидев монтера, карабкающегося на фонарный столб, Белый Клык удивился.

– Я думал, только коты карабкаются на деревья при виде собак, – сказал он Виктору, и, высунувшись из окна, закричал, – Эй, парень! Слезай, не бойся. Я очень уверенно вожу машину. Человек на столбе помахал им рукой.

– Наверное, это монтер, – сказал Виктор. – Теперь слушай: посередине этой улицы, справа будут большие ворота. Там остановишься.

Перед большими воротами джип остановился.

– Да это же зоопарк! – радостно крикнул Белый Клык.

– Первый сюрприз, – сказал Виктор.

– Ты не представляешь, как я мечтал хотя бы одним глазком взглянуть на моих исторических противников, на этих самых волков. А то ведь, встреть я волка – даже не узнаю… наверное.

– Поэтому мы здесь.

Они вышли из машины и направились к воротам.

В зоопарке, когда они ходили между рядами клеток и вольеров, Белый Клык с удивлением разглядывал диковинных животных, которых никогда раньше не видел. Когда они проходили мимо бегемотов, те широко разевали пасти.

– Ну и пасть! – удивлялся Белый Клык, – Вот бы их лаять научить.

Возле клетки с жирафом, он отметил, что тот ужасно вымахал и похож на страуса-мутанта.

Зебры навели его на мысль о том, что Булан смотрелся бы прикольно в такой пижаме. Не удержался он и проходя мимо вольера со слоном.

– А этот толстяк, кажется, любит приврать, – высказал он догадку, – Привет, Пиноккио! Не думал сесть на диету?

У клетки с медведем он присмирел.

– Так вот он какой, волк!

– Ты что, псина, читать не умеешь? – возмутился медведь, который и сам был не очень-то грамотным и знал написание одного единственного слова, что красовалось на дощечке в верхней части его клетки – «Медведь»

– Да, все как-то времени не было… научиться, небрежно бросил Белый Клык, кривя душой: времени у него было предостаточно, но карабкаться по острокаменным тропам науки ему было просто лень.

– Протри глаза! – рявкнул медведь, но затем смягчился, вспомнив, что с посетителями нужно быть вежливым. – Волки на другой стороне. Как раз напротив.

Белый Клык обернулся и оказался перед клеткой с волками. Серые хищники при виде волкодава испуганно жались к земле, заискивающе скулили, показывая, что признают его превосходство. Так велел им инстинкт, против которого они ничего не могли поделать.

– Только это, наверное, щенки? – засомневался Белый Клык. – А где взрослые хищники? —

К клетке с волками подошел оборотень и подмигнул Белому Клыку. Он был в человеческом обличии, которое скрывала от волкодава его истинную волчью сущность.

– Это взрослые и довольно крупные волки, – сказал он.

– Эти вот дрожащие существа взрослые волки? – удивился Белый Клык, – И этого я так долго боялся, – вслух думал он, – Но как же мои сны? Огромные чудовища из моих снов… Видимо тогда я был очень мал, едва открыл глаза…

– Малышей всегда пугают волками: «Придет серенький волчок, схватит Клыка за бочек…», – пропел себе под нос оборотень.

– Но, кажется, я уже встречал такое животное совсем недавно в нашем лесу. И этот запах… – сказал Белый Клык Виктору, но тут же смущенно осекся, усиленно нюхая воздух.

– Не сочиняй. В наших местах не может быть волков, – возразил Виктор.

– Ну, возможно я ошибся… Принял кого-то другого, обознался…

Белый Клык снова и снова нюхал воздух. Эти запахи, исходящие от волков, вызывали в нем неясное беспокойство.

– Эй, пошли. Тебя ждет второй сюрприз, – позвал его Виктор и они направились к выходу.


Дальнейшие события полностью вытеснили из головы Белого Клыка смутное беспокойство, вызванное свиданием с его историческими противниками в зоопарке, потому что он и Виктор отправились на выставку собак.

Здесь царила наэлектризованная атмосфера подъема и конкурентной борьбы. На специальных площадках шли тренировки участников всех собачьих мастей и пород. Вид всей этой суеты и такого множества различных собак, вызывали у Белого Клыка такой неописуемый восторг, что он потерял дар речи и лишь время от времени издавал характерные собачьи междометия.

– Я услышал в новостях о выставке собак, – сказал Виктор, – Тебе ведь не помешает медаль «Чемпион породы»?

– Не помешает? – словно очнулся Белый Клык, – Да она мне просто необходима, чтобы подтвердить мою эту самую… волкодавскую идентичность. А то ведь некоторые из наших сомневаются в том, что я настоящий волкодав.

На полосе препятствий собаки полицейских пород (доберманы, немецкие овчарки, ротвейлеры) бегали по узкому бревну, карабкались по лестницам, с разбегу преодолевали высокие стены.

– Постой, я должен попробовать сделать то же, что и остальные, – сказал Белый Клык.

Он легко стал взбираться по лестнице, почти достиг верха, но ступенька под ним сломалась и он, обрушивая остальные ступеньки, съехал вниз.

От лестницы он перешел к двухметровому барьеру. К этому барьеру как раз во весь опор неслась немецкая овчарка. Белый Клык отступил в сторону, давая ей дорогу. Овчарка прыгнула на барьер, и едва зацепилась за верхний край передними лапами. Пытаясь перелезть на другую сторону, она скребла по барьеру когтями задних ног, оставляя на досках длинные светлые борозды. Белый Клык подтолкнул собаку снизу, и та перевалилась через барьер.

– Вот как это делается! Смотрите! – объявил Белый Клык. Он отбежал назад, со всей силой разогнался, прыгнул и проломил верхнюю часть барьера.

На следующей площадке собаки работали по задержанию нарушителей. Они набрасывались на «дразнил» в толстых ватных костюмах и, вцепившись в рукава, трепали их из стороны в сторону. Белый Клык вбежал на площадку.

– Долго возятся ребята. Сейчас покажу, как надо.

Он схватил «дразнилу» зубами за руку и мощным движением головы оторвал рукав.

После этого он подбежал к Виктору, и гордо вручил оторванный рукав ему.

К ним подошел «дразнила».

– Эта ваш пес? – спросил он, – Лихо он разделался с моим ватником.

Виктор протянул рукав «дразниле».

– Держи, приятель. Кажется, нитки были тонковаты.

– Как-то не ловко у меня все получилось, – сказал Белый Клык, когда «дразнила» отошел. – Наверное, не дотяну я до чемпиона породы.

– Не беспокойся, Белый Клык, – ободрил пса Виктор, – здесь тренируются собаки других пород. Они и предназначены для другого. А ты – волкодав.

– Значит, я буду драться с волками? Это я запросто. Отделаю так – мало не покажется!

– Драться тебе ни с кем не придется. Тебе достаточно будет показать судьям свой экстерьер.

– Показать… что? Знаешь, я вообще-то стеснительный. Может лучше через барьер сигану? Или оторву еще парочку рукавов, а то могу и целую штанину.

– Экстерьер – это внешний вид, – пояснил Виктор, – Судьи просто посмотрят на тебя, оценят, и этого будет достаточно.

– Правда? Ну, это совсем легко.

Виктор и Белый Клык остановились у площадки, где пастушеские собаки бордер-колли демонстрировали искусство управления стадом овец. Они перестраивали животных в различные порядки: то разделяли стадо на несколько частей, то сгоняли вместе. Иногда они отделяли одну или нескольких овец от стада. Белый Клык восхищенно наблюдал за их работой.

– Вот это да! – изумлялся он, – Что выделывают пастушеские собаки! С нашими страусами я бы так не смог.

Рядом с Виктором за работой бордер-колли наблюдала Анна, молодая симпатичная женщина.

– Вы, кажется, фермер? – обратилась она к Виктору.

Белый Клык слегка подтолкнул Виктора к ней, давая понять, что это ему она задала вопрос.

– А это заметно? – ответил Виктор. Он быстро сориентировался.

– Тоже собираетесь приобрести таких собачек? Эти бордер-колли просто чудеса творят! – восхищалась Анна.

– У меня несколько иное стадо. Страусы. Представляете себе?

– Ну, вообще-то, с трудом. У меня из птиц только несколько куриц.

– Страус – то же самое, что и курица, только большая, долговязая, с длинными ногами, – объяснил Белый Клык

– А собаки мне хватает и одной. Знакомьтесь, Белый Клык.

– Я Анна.

– Я Виктор.

– Вот что бы он без меня делал? – с тихой радостью подумал Белый Клык. – А с моей помощью Виктору познакомиться с девушкой, пара пустяков.

– Хочу взять четырех таких собачек, – сказала Анна. – Получила в наследство ферму. Большое стадо. Ничего пока не смыслю в этом.

– Это правильный выбор. Бордер-колли самые умные собаки в мире.

– После волкодавов, конечно, – вставил Белый Клык

– Хотите побольше узнать о них? Мы могли бы поужинать сегодня…

Белый Клык, который почти с умилением наблюдал за развитием отношений своего друга и приятной молодой особой, неожиданно почувствовал какую-то напряженность. Сначала он не понял почему, но вдруг явно почувствовал этот острый запах, тот самый запах, который он учуял в зоопарке возле клетки с волками, и еще раньше в лесу при встрече с волком. Да, теперь он был уверен в том, что разговаривал тогда с волком. Какой позор! Ведь не узнал. Но, откуда этот запах здесь? Разве волки участвуют в собачьих выставках? Он оглянулся по сторонам.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • ***

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Волкодав Белый Клык. Фэнтези, приключения, юмор (Ю. Н. Васильев) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я