Русская сага. Брак. Книга вторая (Тина Вальен)

«Русская сага» – это народный роман о трёх поколениях простой семьи. Они не претендуют на спасение мира, но мужественно держат его на своих плечах. Не все – мужественно… и – держат, но чего только в жизни не случается. Главная героиня Ина вышла замуж. Не по любви, не по расчёту, а по велению свыше: «Чтобы вместе, в болезни и здравии…» Но! Об этом «но» автор расскажет не без юмора и даже сарказма, ибо в каждом браке есть свои нюансы, свои святые и грешники, своя школа сопротивления материалов.

Оглавление

Новая профессия

Работа избавляет от трёх зол: скуки, порока и

нужды.

(Вольтер)

Найти педагогическую работу в их городке было невозможно. Но были нюансы… Родственница Пугачёвых, работавшая в ЖКУ огромного тепловозостроительного завода, взяла Ину к себе на работу в домоуправление с перспективой: должно было освободиться место педагога-организатора по работе с детьми.

Ина узнала, что высвечивалась и другая перспектива – стать заведующей и получить малогабаритную квартиру в новеньком общежитии для молодых специалистов, строительство которого заканчивалось. Это был её тайный план – переехать с семьёй в своё жильё.

Перевод из одного ведомства в другое дался с превеликим трудом (обычно заставляли брать расчёт, после чего терялся непрерывный стаж, чем очень дорожили в те годы). Через полгода её назначили заведовать этим самым новеньким общежитием. Воз пришлось везти нелёгкий, и заселившиеся молодые спецы особым воспитанием не отличались, чем очень удивили. Они дрались за одеяла, просили поменять мебель, комнаты. На кухнях рвали друг другу волосы за свободные конфорки, ругались за очерёдность уборки и прочую дребедень. Напрягала материальная ответственность: вдруг не хватало пяток одеял или стульев. Ина руководила штатом вахтерш и уборщиц и своими силами оформляла вестибюль. У неё всё получилось: одеяла и стулья находились, цветы в горшках цвели, офорты, доска объявлений, противопожарная и прочая информация висела, после чего можно было и отдохнуть.

Тут и начались проблемы: выявились семьи алкоголиков, пришлось переселять их на первый этаж и следить за тем, чтобы порядок не нарушался. Постепенно первый этаж был заселён только семьями рабочих, одна из которых пила по-чёрному. Молодая мать ходила беременная, и, что удивительно, родила без проблем, видимо была полностью расслаблена. Все решили, что пьянки после родов прекратятся, но горько ошиблись. Женщина все пила наравне с мужем, за дитём не смотрела, из комнаты постоянно слышался плач. Вахтерши бдили и однажды просто спасли малютку.

– Ина Ивановна, вчера вечером после вашего ухода малышка кричала больше час! Я не выдержала, и мы с их соседом взломали дверь. Эта сучка, простите, мертвецки пьяная заснула на диване, малышка свесилась с него вниз головой, только её рука, лежащая на ножках, не давала упасть. Малышка посинела от крика, а ей хоть бы хны!

Угрозы и беседы не помогли. Пришлось идти к наркологу и ставить семью на учёт. Такого надзора мать не выдержала и сбежала с ребёнком куда-то в деревню, даже мужу адрес не оставила.

Каждый раз перед сном Ина с ужасом думала, что будет с малышкой? Милиция обещала найти беглянку, но так и не нашла, а над её переживаниями посмеивалась. Их, мол, таких мамаш, целое стадо! Рожают, чтобы не работать, шастают с живыми кульками по городу, а дети до двух лет головку не могут держать. И нет на них закона!

Ина знала, что он есть: лишение родительских прав, но никто не хотел с таким муторным делом связываться. Она свяжется, но чуть позже, иначе её работа теряла смысл. После побега мамы-алкашки в общежитии наступили относительно спокойные времена с мелкими пакостями и ссорами на общих кухнях.

Лето. У Ины появился симпатичный интеллигентный поклонник, имеющий личный автомобиль. По тем временам – круто. Познакомились они в милом маленьком кафе в обеденное время. Он стал заходить к ней в кабинет, дарить цветочки. На улице солнышко припекает. «Поедем, красотка кататься…» И Ина решилась поехать с ним на реку искупаться, естественно, в обеденный перерыв. Пришлось заехать домой за купальником.

Дома был муж, который почему-то именно в этот день забежал с работы перекусить. Посмотрел он на неё и всё понял: давненько он не видел такой сияющей и несколько возбуждённой жёнушки. Подозрение о наличии у жены любовника потрясло его так основательно, что заставило даже измениться: с работы стал приходить вовремя, дочку из садика забирать, ужин готовить, в постели сама нежность. После таких перемен исчез повод переехать с дочкой в общежитие, да и идея переселиться в него всей семьёй показалась сомнительной, хотя она придерживала для себя малогабаритную квартирку. Изменить мужу она так и не решилась. Случай или судьба, но они не разошлись.

Через год Ину перевели на освободившееся место педагога-организатора по месту жительства при ЖКУ. Были такие профессии при советской власти, одно из неглупых её достижений. Лет пять назад МВД возглавил Щёлоков и сделал упор на профилактику правонарушений. Усилили работу при детских комнатах милиции, неблагополучные семьи и подростки ставились под жёсткий контроль, предупреждавший нарушение закона, и его на своём участке должна была вести Ина.

Жилищное управление огромного завода имело пять домоуправлений, и при каждом из них была детская комната и педагог, организующий и контролирующий детский досуг: экскурсии по «Золотому кольцу», праздничные концерты, всевозможные кружки, спортивные секции по теннису, хоккею. С началом зимы заливались катки и начиналась подготовка команд к соревнованиям на приз «Золотая шайба».

Ина утонула в работе, которая нравилась всё больше. Её хоккейная команда занимала всегда первое место среди пяти домоуправлений, потому что капитаном команды был мальчик из состава молодёжной сборной Воскресенского «Химика». Она влюбилась в его силу воли, настрой на победу.

Ина сама себя не узнавала. Кажется, нашлось то место в жизни, где можно было раскрыть свои дарования. Детская непосредственность малышей, ершистость подростков, их заразительная беззаботность и веселье вытащили её из мрака семейного колодца наверх к небу и солнцу. Ина не была «над» ними, была среди них. В ней открылись не только способности организатора, но и способность вызывать доверие в детях. Она сама удивлялась сему факту.

До рождения дочери Ина вообще не замечала детей, если и замечала, то они больше раздражали криками, беготней, капризами. После родов перед ней вновь раскрылся забытый мир детства, в котором её душа распахнулась навстречу детской чистоте, наивности и полюбила материнской любовью.

При общении с чужими детьми она никогда не выжимала из них симпатии к себе, просто сама превращалась во взрослого ребёнка, оставаясь Иной Ивановной, оставаясь собой. Такого опыта у неё никогда не было, он пришёл сам собой. Играют они в шашки с дочкой разбитной бабёнки, торгующей квасом.

– Катерина! Ты мухлюешь, – констатирует Ина.

– Уж такое я ге, – притворно вздыхает маленькая оторва. – Простите за плохое слово, но его из анекдота не выкинешь.

– Если уж произнесла его, то расскажи подробности, – просит Ина.

Анекдот Ине нравится, как и самоирония подростка.

Проблемы создавали только неблагополучные семьи и трудные подростки. Приходилось контролировать пьющих и гулящих одиноких мамаш, или опустившиеся на дно порока семьи с детьми. Чего только Ина не насмотрелась в их квартирах, превращённых в клоаку, каких только непристойных историй не наслушалась от соседей. Все хором просили вмешаться и спасти деток.

Ине приходилось вмешиваться, чтобы защитить права детей, настойчиво привлекать трудных подростков во все мероприятия, устраиваемые при домоуправлении. За время её работы только две семьи были лишены родительских прав, потому что были безнадёжны.

На совещаниях по профилактике в отделе МВД Ина с гордостью могла сказать, что делала всё возможное, чтобы родители не теряли своих детей, а неуправляемые мальчишки занимались во всех организованных ею кружках и секциях и не искали в других местах приключений на свою голову.

В её собственной семье было всё хорошо. Игорь делился с Иной заводскими новостями, гордился тем, что делает станки на экспорт. Станки были надёжны, их закупали с удовольствием, но сразу выбрасывали из них электронику, заменяя на более совершенную.

Однажды он достал для укрепления здоровья Ины жутко дефицитное мумие, сам сделал настойку на водке и заставлял её пить по пять капель с молоком. Её желудок после приёма даже такой дозы сворачивался в трубочку, и через пару недель она перестала над ним издеваться.

Игорь осерчал. Как-то к нему забежал очень пьющий знакомый, чтобы разжиться денежкой «на опохмел». Лишних денег у Игоря не водилось, кроме тех, что брал на обед в рабочей столовой, поэтому он подарил ему целую бутылку этой настойки! На следующий день знакомого увезли на скорой помощи в больницу, о чём мужу поведали соратники умирающего. Муж только посмеялся и успокоил Ину:

– Теперь забудет ко мне дорогу. Надоел!

– А если умрёт? – ужасалась она.

– Не умрёт. Они живучие. Помнишь первые заморозки? Идём с мужиками после второй смены, смотрим, один из них лежит в луже, почти вмёрз в неё. Оттащили домой, думали воспаление лёгких обеспечено, а он на другой день снова возле водочного магазина с дружками собирает копейки на бутылку. И набирают, и к вечеру ползут домой.

– Значит, не зря выдвинули лозунг «Пьянству – бой!»

– Как выдвинули, так и задвинут, потому что рискуют потерять треть бюджета страны, как говорят на заводе знающие люди. Запретили продавать водку после семи вечера! И что? Наши мужики всё равно после смены успевают её закупить.

– Короче, «Курить мы будем, но пить не бросим!» Бюджет в безопасности, – подвела итог Ина.

– Ина, ты зря не стала лечиться настойкой, о целебных свойствах мумиё говорят на каждом углу! Я так старался…

– Спасибо, оценила. Настойка мощная, но к ней надо прилагать инструкцию: живот не болит – не успевает!

– Ина, я её приготовил по правилам! – возмутился Игорь.

– Но, исследования данного лекарства на подопытных людях дали отрицательные результаты, – возразила Ина. – У меня было такое предчувствие, когда я увидела, что от нескольких капель этой панацеи молоко начинало зеленеть. Игорь, я знаю, что ты хотел, как лучше, но второй шарик мумиё можешь продать желающим. С инструкцией!

Ина работала с двенадцати дня до восьми вечера, что было одним из преимуществ её работы. До обеда она успевала сделать все домашние дела, а вечером оставалось накормить мужа с дочкой ужином и приготовить чистую одежду обоим на завтра.

На зимние каникулы Ина с коллегами организовали для детей экскурсию в Ленинград, за участие в которой взрослые чуть не передрались. В результате поехали представители завкома и ЖКУ со своими детьми. Ине осталось дождаться, когда Алёнки подрастёт, чтобы тоже брать её с собой.

В Ленинграде Ина была впервые. Эрмитаж, Петропавловская крепость… всё бегом, на улице мороз. На ночёвку повезли в приграничный с Финляндией городок, до которого четыре часа пути. Никто даже не роптал.

Утром в маленьком магазинчике Ина обнаружила много импортной одежды и купила себе модный длинный красный приталенный плащ с погончиками, в котором выглядела идеально. Ина вспомнила больницу, разговор с Дарьей. Она тогда мечтала вернуть себе здоровье, привлекательность и уверенность в себе. Кажется, что это у неё получилось. Она уже привыкла к тому, что на работе к ней обращаются по имени и отчеству, и даже муж иногда с усмешкой называет её Иной Ивановной. За успехи в работе её в мае наградили путёвкой в санаторий Пярну.

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я