Комментарий к Федеральному закону «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (постатейный) (Д. А. Вавулин, 2011)

В настоящем издании представлен полный текст и постатейный комментарий к Федеральному закону от 27 июля 2010 г. № 224-ФЗ «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком» – специальному законодательному акту, направленному на обеспечение справедливого ценообразования на активы организованных рынков, равенства инвесторов и укрепление доверия инвесторов путем создания правового механизма предотвращения, выявления и пресечения злоупотреблений на организованных торгах в форме неправомерного использования инсайдерской информации и (или) манипулирования рынком. В книге систематизированы и разъяснены основные положения Закона «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком», регулирующие отношения, связанные с активами, допущенными к торговле на организованных торгах на территории РФ, а также с активами, в отношении которых подана заявка о допуске к торговле на указанных торгах. При подготовке комментария авторы стремились показать, в чем заключается значение той или иной нормы, как понимать значение употребляемых в норме понятий, какие нормативные акты должны применяться в процессе реализации комментируемого законодательного акта. Издание адресовано широкому кругу читателей, в том числе представителям органов исполнительной власти различных уровней, Банка России, участникам финансового и товарного рынков, а также преподавателям, студентам и аспирантам юридических и экономических вузов, изучающим курсы «Гражданское право», «Рынок ценных бумаг», «Биржевое дело» и др.

Оглавление

  • Предисловие
  • Принятые сокращения
  • Комментарий. к Федеральному закону. от 27 июля 2010 г. № 224-ФЗ. «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Комментарий к Федеральному закону «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (постатейный) (Д. А. Вавулин, 2011) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Комментарий

к Федеральному закону

от 27 июля 2010 г. № 224-ФЗ

«О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»

Принят Государственной Думой 2 июля 2010 года

Одобрен Советом Федерации 14 июля 2010 года

Глава 1

Общие положения

Статья 1. Цель и сфера регулирования настоящего Федерального закона

1. Целью настоящего Федерального закона является обеспечение справедливого ценообразования на финансовые инструменты, иностранную валюту и (или) товары, равенства инвесторов и укрепление доверия инвесторов путем создания правового механизма предотвращения, выявления и пресечения злоупотреблений на организованных торгах в форме неправомерного использования инсайдерской информации и (или) манипулирования рынком.

2. Настоящий Федеральный закон регулирует отношения, связанные с финансовыми инструментами, иностранной валютой и (или) товарами, которые допущены к торговле на организованных торгах на территории Российской Федерации, и (или) с финансовыми инструментами, иностранной валютой и (или) товарами, в отношении которых подана заявка о допуске к торговле на указанных торгах, с финансовыми инструментами, цена которых зависит от финансовых инструментов, иностранной валюты и (или) товаров, допущенных к торговле на организованных торгах, и (или) с финансовыми инструментами, цена которых зависит от финансовых инструментов, иностранной валюты и (или) товаров, в отношении которых подана заявка о допуске к торговле на указанных торгах.

3. Настоящий Федеральный закон не применяется к отношениям, связанным:

1) с осуществлением Центральным банком Российской Федерации (Банком России) (далее – Банк России) и иными лицами, действующими от его имени, операций с финансовыми инструментами, иностранной валютой в целях реализации Банком России функций по осуществлению единой государственной денежно-кредитной политики, защите и обеспечению устойчивости рубля;

2) с осуществлением Правительством Российской Федерации либо уполномоченным им федеральным органом исполнительной власти, высшими исполнительными органами государственной власти субъектов Российской Федерации либо финансовыми органами субъектов Российской Федерации в соответствии с законами субъектов Российской Федерации операций с финансовыми инструментами в целях управления государственным долгом;

3) с осуществлением исполнительно-распорядительными органами муниципальных образований (местными администрациями) в соответствии с уставами муниципальных образований операций с финансовыми инструментами в целях управления муниципальным долгом.

4. Требования к порядку использования и защиты инсайдерской информации, относящейся к сведениям, составляющим государственную и налоговую тайну, а также ответственность за нарушение указанного порядка устанавливаются в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственной тайне и законодательством Российской Федерации о налогах и сборах.

1. Комментируемая статья определяет цель и сферу регулирования Закона № 224-ФЗ.

2. Перед рассмотрением цели Закона № 224-ФЗ, определенной в ч. 1 ст. 1, отметим, что вообще с точки зрения правил юридической техники описание цели федерального закона в его тексте не является строго обязательным.

Тем не менее указание конкретной цели федерального закона в его тексте достаточно широко распространено в отечественном законодательстве. Среди российских законов, имеющих определенную прописанную цель, можно назвать:

Закон «О страховании вкладов физических лиц в банках РФ»;

Закон «О выплатах Банка России по вкладам физических лиц в признанных банкротами банках, не участвующих в системе обязательного страхования вкладов физических лиц в банках Российской Федерации»;

Закон «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг»;

Закон «Об использовании государственных ценных бумаг Российской Федерации для повышения капитализации банков»; Закон «О кредитных историях» и др.

В качестве противоположного примера, когда в федеральном законе не оговаривается его цель, можно привести Закон «О рынке ценных бумаг», являющийся основным нормативно-правовым актом, регулирующим отечественный фондовый рынок. Нет указания на цель и в Законе «Об особенностях эмиссии и обращения государственных и муниципальных ценных бумаг», а также в целом ряде других федеральных законов.

Вместе с тем формулирование цели закона совершенно необходимо на стадии разработки законопроекта, так как это способствует уходу разработчиков закона от ложных целей.

Однако авторы многих законопроектов зачастую не придают целям будущих законов должного внимания и формулируют их без глубокого осмысления, что, по нашему мнению, произошло и в случае с Законом № 224-ФЗ. Иначе как можно объяснить, что в пояснительной записке к вносимому в ГД РФ законопроекту и в самом законопроекте содержатся разные цели. В пояснительной записке говорится, что целью законопроекта является совершенствование российского законодательства в сфере регулирования отношений, связанных с использованием инсайдерской информации и манипулированием на финансовых (включая валютный) и товарных рынках путем установления в законодательстве понятия «инсайдерская информация» и введения правового режима ее использования, а также в изменении существующего регулирования манипулирования рынком. Но в ст. 1 законопроекта в качестве его цели называется обеспечение рыночного механизма ценообразования на организованных рынках финансового инструмента или товара, укрепление доверия инвесторов, обеспечение эффективного развития указанных рынков и их международной конкурентоспособности.

В действительности же целью любого закона может быть только разрешение соответствующей общественно значимой проблемы.

Применительно к Закону № 224-ФЗ таковой, по нашему мнению, является использование на российских организованных рынках (финансовых и товарных) инсайдерской информации для совершения сделок, а также манипулирование ценами на активы (финансовые и товарные), которые обращаются на указанных рынках. Соответствующей должна была бы быть и цель Закона № 224-ФЗ, например, противодействие неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком.

Законодатель же пошел другим путем. В части 1 ст. 1 Закона № 224-ФЗ он установил даже не цель, а целую систему целей, в том числе: обеспечение справедливого ценообразования на активы финансового и товарного рынков; обеспечение равенства инвесторов; укрепление доверия инвесторов к организованным рынкам и их инструментам. Однако, по нашему мнению, она более напоминает не систему целей, а комплекс задач, решение которых призвана обеспечить реализация норм Закона № 224-ФЗ на практике.

В целом же можно признать, бесспорно, положительным тот факт, что в ч. 1 ст. 1 Закона № 224-ФЗ законодатель определяет цель этого законодательного акта. Это позволяет пользователю Закона № 224-ФЗ четко представлять направленность этого законодательного акта.

Заслуживает одобрения и сама цель Закона № 224-ФЗ. Дело в том, что во всем мире совершение сделок на организованных рынках с использованием инсайдерской информации и манипулирование рынком считается одним из наиболее серьезных правонарушений в сфере экономики. Опасность таких действий заключается в том, что они нарушают механизм рыночного ценообразования на организованных финансовых и товарных рынках. Это причиняет существенный вред интересам граждан и юридических лиц, интересам общества и экономики в целом, подрывая доверие инвесторов и участников торговли к организованным финансовым и товарным рынкам, ухудшая условия для инвестирования и торговли на них, препятствуя их эффективному развитию и укреплению их международной конкурентоспособности.

Поэтому не случайно, что в мировой практике вопросам создания правового механизма предотвращения, выявления и пресечения злоупотреблений в форме неправомерного использования инсайдерской информации и манипулирования рынком уделяется большое внимание. Пальма первенства в создании специфического законодательства, безусловно, принадлежит США, где данные нормы существуют с 30-х годов XX в. (Закон о фондовых биржах 1934 г. – Securities Act of 1934). В 1988 г. в США был принят специальный Закон о наказании за инсайдерскую торговлю и мошенничество в области ценных бумаг, где определены правила поведения инсайдеров. Общее правовое регулирование инсайдерской торговли на европейском уровне было установлено Директивой ЕС 1989 г. № 89/592. В январе 2003 г. Европейской комиссией были приняты Директива о проспекте, подлежащем опубликованию в случае публичной эмиссии ценных бумаг и их допуска к торгам, и Директива о злоупотреблениях на рынке. На сегодняшний день законодательство о противодействии инсайдерской торговле и манипулированию рынком действует более чем в 100 странах мира. Даже около 80% государств, рынки которых принято считать развивающимися, приняли соответствующие законы.

В России же, несмотря на то что по всеобщему признанию проблема инсайдерской торговли и манипулирования рынком всегда стояла достаточно остро, специальный законодательный акт, направленный на противодействие таким действиям, долгое время отсутствовал. О необходимости его разработки заговорили только в конце 90-х годов, когда после дефолта 1998 г. Генпрокуратура РФ обвинила некоторых банкиров в том, что они, зная о грядущей катастрофе, заранее избавились от большей части своих пакетов ГКО. Именно в тот период было разработано несколько вариантов соответствующего законопроекта. Однако до ГД РФ дошел только один, который так и не был принят даже в первом чтении. На тот момент против принятия законопроекта выступили МЭРТ РФ и Минфин РФ, которых не устраивало усиление полномочий ФСФР России (на тот момент ФКЦБ России).

На разработку нового варианта законопроекта, направленного на предотвращение инсайдерской торговли и манипулирования рынком, ушло более семи лет.

Начиная с 2000 г. инициативная группа депутатов во главе с Владимиром Тарачевым пыталась вынести на обсуждение в ГД РФ проект соответствующего законодательного акта. Однако все их попытки оказались безуспешными, и законопроект был отклонен. Также следует отметить, что ряд юристов и правоведов вообще не видели необходимости принятия отдельного законодательного акта, регулирующего отношения, связанные с неправомерным использованием инсайдерской информации и манипулированием рынком. Они не видели каких-либо существенных различий между понятием «служебная информация», изложенным, например, в Законе «О рынке ценных бумаг», и «инсайдерская информация», определение которой дано, например, в Директиве Евросоюза 2003/6/EC. При этом они предлагали осуществлять регулирование использования инсайдерской информации и манипулирования рынком в рамках действующего законодательства, внося в него необходимые изменения. Сторонники принятия отдельного федерального закона, регулирующего порядок использования инсайдерской информации, считают необходимым принять закон исходя из того, что закон должен предусматривать общие нормы как для финансового рынка (фондового, валютного, деривативов), так и для товарного.

Между тем в ноябре 2005 г. Межведомственная комиссия по безопасности в сфере экономики Совета Безопасности рекомендовала Правительству РФ разработать новую концепцию развития фондового рынка, предусматривающую среди прочего меры по противодействию негативным практикам использования инсайдерской информации, инсайдерской торговли, манипулированию ценами. Прямое указание на необходимость принятия специального закона об инсайдерской информации и манипулировании ценами содержалось и в Стратегии развития финансового рынка на 2006—2008 гг., утвержденной распоряжением Правительства РФ от 1 июня 2006 г. № 793-р[2]. В Концепции развития корпоративного законодательства на период до 2008 г., одобренной МЭРТ РФ, было указано, в частности, следующее: «Одним из наиболее явных пробелов в области корпоративного права является регулирование отношений между юридическим лицом и субъектами, составляющими его органы. Следствием правовых пробелов является невозможность разрешения конфликтов, возникающих между органами юридического лица. Регулирование конфликта интересов является одной из важнейших задач права. Оно применяется в том случае, когда одно лицо может иметь одновременно два противоречащих интереса. Принципиально важным вопросом является обеспечение гражданско-правовой ответственности директоров и менеджеров за убытки, причиненные ими компании».

В марте 2007 г. ФСФР России внесла новый законопроект «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком» в Правительство РФ. Минюст РФ в целом поддержал законопроект, но внес по его тексту ряд технических замечаний. Однако в ГД РФ законопроект был внесен Правительством РФ только в конце декабря 2008 г. В процессе его рассмотрения в российском парламенте возникало немало споров, касающихся как определения базовых понятий, так и круга лиц, причастных к распространению и использованию инсайдерской информации. Особенно бурные дискуссии развернулись вокруг норм законопроекта, затрагивающих работу СМИ. Много замечаний к законопроекту было высказано представителями Банка России. Больше 2,5 года потребовалось участникам законотворческого процесса для того, чтобы довести законопроект до компромиссного варианта. Только 2 июля 2010 г. законопроект был принят ГД РФ в третьем окончательном чтении, 14 июля 2010 г. его одобрил СФ, а 27 июля 2010 г. Закон № 224-ФЗ был подписан Президентом РФ. Закон № 224-ФЗ вступил в силу с 27 января 2011 г. (за исключением отдельных положений).

Закон № 224-ФЗ создал систему правовых норм, направленных на предотвращение использования инсайдерской информации и манипулирования рынком, поставив под контроль опасную для общества и экономики в целом деятельность недобросовестных участников рынка.

Закон № 224-ФЗ устанавливает следующие положения, касающиеся инсайдерской информации:

дает определение понятия инсайдерской информации, соответствующее подходам, закрепленным в директивах ЕС, относящихся к сделкам инсайдеров и манипулированию рынком;

устанавливает виды активов, обращающихся на организованных рынках, к которым может относиться инсайдерская информация и применительно к которым возможно ее неправомерное использование;

определяет круг инсайдеров – лиц, располагающих инсайдерской информацией;

устанавливает запреты на использование инсайдерской информации при совершении сделок, в том числе через третьих лиц, путем дачи рекомендаций на ее основе и т. д.;

устанавливает требования к раскрытию инсайдерской информации, а также требования по ведению списков инсайдеров и предоставлению сведений о совершенных ими сделках, которые являются необходимыми для предотвращения и выявления соответствующих правонарушений в этой сфере;

определяет круг полномочий федерального органа исполнительной власти в области финансовых рынков по выявлению и предотвращению правонарушений, связанных с использованием инсайдерской информации, включая право требовать предоставления документов и информации, право проводить проверки, получать объяснения, направлять предписания об устранении нарушений, приостанавливать действие или аннулировать лицензии на осуществление профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг и иной лицензируемой им деятельности (ст. 14). Для эффективного осуществления полномочий федерального органа исполнительной власти в области финансовых рынков вводятся нормы, устанавливающие особенности проведения проверок в отношении инсайдеров в органах государственной власти, органах местного самоуправления, а также в Банке России. В случае необходимости осуществления оперативно-розыскных мероприятий по выявлению правонарушений законопроект предусматривает механизм привлечения органов внутренних дел.

Относительно манипулирования рынком Закон № 224-ФЗ:

дает определение признаков действий, признаваемых манипулированием рынком, основанных на установленных директивами ЕС признаках манипулирования, таких как: совершение сделок, которые дают ложные или вводящие в заблуждение сигналы, касающиеся предложения финансовых инструментов, спроса на них или их цены или которые обеспечивают поддержание цены одного или нескольких финансовых инструментов на необычном или искусственном уровне; совершение сделок с использованием фиктивных средств или обмана или махинации в любой иной форме и т. д.;

устанавливает запрет на осуществление манипулирования рынком, не ограничивая его конкретным перечнем субъектов;

предусматривает указанные выше полномочия федерального органа исполнительной власти в области финансовых рынков, которые распространяются также и на выявление фактов манипулирования рынком.

Закон № 224-ФЗ устанавливает комплекс положений, закрепляющих основы механизма контроля за действиями инсайдеров и лиц, манипулирующих рынком. Помимо установления упомянутых выше обязанностей по ведению списков инсайдеров Закон № 224-ФЗ:

обязывает эмитентов, управляющие компании, организаторов торговли и других лиц принять правила доступа к инсайдерской информации в целях охраны ее конфиденциальности, а также назначить должностное лицо, отвечающее за осуществление такого контроля;

обязывает организаторов торговли и лиц, принимающих участие в торгах, принять ряд правил, обеспечивающих контроль за совершаемыми сделками с целью выявления инсайдерских нарушений и фактов манипулирования рынком. Закон № 224-ФЗ, восприняв практику зарубежного регулирования, вводит правило, обязывающее лиц, принимающих участие в торгах, сообщать о фактах использования инсайдерской информации или манипулирования рынком федеральному органу исполнительной власти в области финансовых рынков при условии сохранения последним анонимности такого сообщения;

обязывает федеральный орган исполнительной власти в области финансовых рынков раскрывать информацию о наложенных административных взысканиях, о направлении предписания об устранении нарушений требований Закона № 224-ФЗ и иных нормативных правовых актов об инсайдерской информации и манипулировании рынком и т. д.;

возлагает на саморегулируемые организации обязанности по контролю за соблюдением их членами требований законодательства об инсайдерской информации и манипулировании рынком.

Закон № 224-ФЗ устанавливает специальные правовые последствия совершения сделок с нарушением его требований, обеспечивая защиту интересов лиц, являющихся контрагентами инсайдеров, в частности, предусматривает взыскание в доход РФ с лица, совершившего сделку в нарушение требований закона, суммы незаконно полученной прибыли или убытка, которого этому лицу удалось избежать в связи с совершением такой сделки.

Также Закон № 224-ФЗ предусматривает внесение изменений в действующее законодательство РФ, в том числе:

Закон «О рынке ценных бумаг»;

Закон «О товарных биржах и биржевой торговле»;

Закон «О банках и банковской деятельности»;

Закон «Об инвестиционных фондах»;

Закон «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля»;

КоАП РФ;

УК РФ;

УПК РФ.

Также Закон № 224-ФЗ признает утратившими силу положения целого ряда законодательных актов РФ.

Закон № 224-ФЗ во многом основывается на зарубежных моделях контроля за инсайдерскими сделками и манипулированием, в том числе применяемой в США (и, с некоторыми особенностями, в Великобритании), а также европейской модели, закрепленной в директивах ЕС и четко разработанной в законодательстве Германии. Закон № 224-ФЗ во многом заимствует опыт регулирования вопросов использования инсайдерской информации и манипулирования рынком, закрепленный в директивах ЕС, относящихся к указанным вопросам: от 28 января 2003 г. № 2003/6/ЕС об инсайдерских сделках и манипулировании рынком (злоупотреблениях на рынке); от 22 декабря 2003 г. № 2003/124/ЕС во исполнение Директивы 2003/6/ЕС Европарламента и Евросовета относительно определения и публичного раскрытия инсайдерской информации и определения манипулирования рынком; от 22 декабря 2003 г. № 2003/125/ЕС во исполнение Директивы 2003/6/ЕС Европарламента и Евросовета относительно добросовестного представления инвестиционных рекомендаций и раскрытия конфликтов интересов; от 29 апреля 2004 г. № 2004/72/ЕС во исполнение Директивы 2003/6/ЕС относительно общепринятых рыночных практик, определения инсайдерской информации в отношении товарных производных, составления списков инсайдеров, уведомления о сделках, заключенных менеджерами, и подозрительных сделках; а также Положении Комиссии ЕС 2273/2003 от 22 декабря 2003 г. во исполнение Директивы 2003/6/ЕС относительно исключений для программ выкупа корпорациями собственных ценных бумаг и стабилизации финансовых инструментов. Указанные документы ЕС закрепляют наиболее передовой опыт регулирования рассматриваемых отношений, основаны на понятиях и институтах, свойственных континентальным системам права, что, в частности, делает их подходящей для России моделью регулирования.

В целом Закон № 224-ФЗ использует закрепленные в перечисленных выше документах подходы, которые положены в основу большинства его определений и конструкций. Это касается определений инсайдерской информации, инсайдеров, обязанностей инсайдеров, формулирования запретов на использование инсайдерской информации, правил раскрытия информации, установления признаков манипулирования рынком, закрепления круга полномочий государственного регулятора, а также полномочий саморегулируемых организаций и т. д. Вместе с тем Закон № 224-ФЗ имеет и свою специфику. В отличие от законодательства других стран Закон № 224-ФЗ призван противодействовать незаконным практикам, используемым как на финансовых рынках (фондовом, валютном, деривативов), так и на товарном. Помимо того, Закон № 224-ФЗ уделяет значительное внимание инсайдерам, представляющим органы контроля и надзора. Еще одним ноу-хау Закона № 224-ФЗ является то, что он одновременно регулирует использование инсайдерской информации и незаконное манипулирование рынком.

Реализация на практике цели Закона № 224-ФЗ будет способствовать укреплению доверия как отечественных, так и зарубежных инвесторов к российскому организованному финансовому и товарному рынку, обеспечивая его эффективное развитие и возможности конкурировать с развитыми зарубежными рынками, что создаст благоприятные условия для инвестирования и динамичного развития товарооборота.

Социально-экономическими последствиями реализации Закона № 224-ФЗ станут укрепление доверия населения к финансовым и товарному рынкам, расширение возможностей инвестирования на финансовых и товарном рынках, обеспечение справедливого ценообразования и укрепление принципа равенства возможностей для инвесторов, предотвращение злоупотреблений на финансовых рынках и тем самым создание благоприятных условий для инвестирования средств пенсионных накоплений. Это, в свою очередь, может привести к повышению объема налоговых поступлений в бюджеты различных уровней. В целом можно прогнозировать укрепление целостности финансового рынка, а также улучшение инвестиционного климата в РФ.

3. Во второй части ст. 1 Закона № 224-ФЗ определена сфера действия комментируемого законодательного акта. Ее анализ позволяет сделать вывод, что в сферу регулирования Закона № 224-ФЗ попадают отношения, связанные со следующими категориями активов:

1) финансовыми инструментами. В статье 2 Закона «О рынке ценных бумаг» к числу финансовых инструментов прежде всего отнесены ценные бумаги.

ГК РФ в части первой ст. 142 ценной бумагой признает документ, удостоверяющий с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов имущественные права, осуществление или передача которых возможны только при его предъявлении.

В статье 143 ГК РФ определены следующие виды ценных бумаг:

государственная облигация;

облигация;

вексель;

чек;

депозитный и сберегательный сертификаты;

банковская сберегательная книжка на предъявителя;

коносамент;

акция;

приватизационные ценные бумаги.

Перечень видов ценных бумаг, представленный выше, не является закрытым. Дело в том, что в ст. 143 ГК РФ содержится указание, согласно которому к ценным бумагам относятся и другие документы, которые законами о ценных бумагах или в установленном ими порядке отнесены к числу ценных бумаг.

В том же ГК РФ (ч. 3 ст. 912) к числу ценных бумаг отнесены:

простое складское свидетельство;

двойное складское свидетельство;

каждая из двух частей двойного складского свидетельства (складское свидетельство и залоговое свидетельство (варрант)).

Закон «О рынке ценных бумаг»[3] (ст. 2) в качестве ценных бумаг признает:

опцион эмитента;

российскую депозитарную расписку.

Закон «Об инвестиционных фондах»[4] (ч. 1 ст. 14) как ценную бумагу определяет инвестиционный пай. При этом выделяются следующие разновидности инвестиционных паев:

инвестиционный пай открытого паевого инвестиционного фонда;

инвестиционный пай интервального паевого инвестиционного фонда;

инвестиционный пай закрытого паевого инвестиционного фонда.

Законом «Об ипотеке (залоге недвижимости)»[5] (ч. 2 ст. 13) в отечественную практику введена такая ценная бумага, как закладная.

Законом «Об ипотечных ценных бумагах»[6] (ст. 2) определены две ипотечные ценные бумаги:

облигации с ипотечным покрытием;

ипотечный сертификат участия.

Указ Президента РФ от 10 июня 1994 г. № 1182 «О выпуске и обращении жилищных сертификатов»[7] в качестве ценной бумаги определил жилищный сертификат.

Помимо ценных бумаг ст. 2 Закона «О рынке ценных бумаг» в число финансовых инструментов включает производные финансовые инструменты (деривативы). В ней же приводится и их легальное определение. В качестве конкретных примеров производных финансовых инструментов, которые определены в российском законодательстве[8], можно привести:

фьючерсный контракт;

опционный контракт (опцион колл и опцион пут).

Следует отметить, что ст. 2 Закона «О рынке ценных бумаг» из числа производных финансовых инструментов прямо исключает договор РЕПО;

2) иностранной валютой. Пункт 1 ч. 1 Закона «О валютном регулировании и валютном контроле»[9] к иностранной валюте относит:

денежные знаки в виде банкнот, казначейских билетов, монеты, находящиеся в обращении и являющиеся законным средством наличного платежа на территории соответствующего иностранного государства (группы иностранных государств), а также изымаемые либо изъятые из обращения, но подлежащие обмену указанные денежные знаки;

средства на банковских счетах и в банковских вкладах в денежных единицах иностранных государств и международных денежных или расчетных единицах;

3) товаром. Из статьи 455 ГК РФ, где определены условия договора о товаре, следует, что товаром могут быть любые вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права, с соблюдением правил, предусмотренных ст. 129 ГК РФ. Определение понятия «товар» для целей Закона № 224-ФЗ дается в п. 6 ст. 2 Закона № 224-ФЗ (см. комментарий к ст. 2). Здесь же отметим, что в смысле Закона № 224-ФЗ товаром являются только активы, в число которых не входят ценные бумаги.

Сделки купли-продажи финансовых инструментов, валюты и товаров могут быть совершены как на неорганизованных, так и на организованных торгах. Однако отношения, связанные с ними, попадают в сферу регулирования Закона № 224-ФЗ прежде всего в том случае, если финансовые инструменты, валюта и товары обращаются на организованных торгах.

В этой связи отметим, что организованные торги, представляют собой торги, которые проводят организаторы торговли, в качестве которых прежде всего выступают биржи (на рынке ценных бумаг организацией торговли вправе заниматься и внебиржевые организаторы торговли). Таким образом, финансовые инструменты, валюта и товары, о которых идет речь в ч. 2 ст. 1 Закона № 224-ФЗ, фактически являются биржевым активом. Это существенно сужает круг отношений, которые попадают под действие Закона № 224-ФЗ.

Дело в том, что согласно ст. 14 Закона «О рынке ценных бумаг» к торгам на организованных рынках, в том числе на фондовых биржах, могут быть допущены прежде всего эмиссионные ценные бумаги, круг которых на сегодняшний день ограничен четырьмя видами ценных бумаг: акциями; облигациями, российскими депозитарными расписками; опционами эмитента. Также в указанной статье Закона «О рынке ценных бумаг» биржам разрешается допускать к обращению на своих торгах и иные ценные бумаги. Однако прямо выделяются только инвестиционные паи паевых инвестиционных фондов. Следует отметить, что к обращению на ведущих российских фондовых биржах (ММВБ и РТС) допущены к торгам исключительно указанные разновидности ценных бумаг. Иные ценные бумаги на отечественных фондовых биржах не обращаются.

Производные финансовые инструменты допускаются к торгам на организованных рынках после прохождения ряда процедур. Так, например, срочные контракты допускаются к торгам в Секции срочного рынка ММВБ после: утверждения Советом директоров ММВБ их спецификаций; согласования спецификаций с государственными регулирующими органами; введения Спецификаций в действие Правлением ММВБ. На сегодняшний день на срочном рынке ММВБ обращаются: расчетные фьючерсные контракты на фондовые индексы на индекс ММВБ; поставочные фьючерсные контракты на акции (на обыкновенные акции ОАО «Газпром», на обыкновенные акции ОАО «Сбербанк России», на обыкновенные акции ОАО «ЛУКОЙЛ»; на обыкновенные акции ОАО «ГМК «Норильский никель»).

Валюта допускается к торгам на организованных рынках по решению соответствующего организатора торговли. Так, на торгах ведущей российской валютной биржи (ММВБ) проходят ежедневные торги по следующим валютам:

доллару США;

евро;

украинской гривне;

казахскому тенге.

В качестве примеров типичного биржевого товара можно привести: мясо и мясопродукты, зерно, сахар, нефть и нефтепродукты, лес и лесоматериалы, хлопок, шерсть, черные и цветные металлы.

Вместе с тем следует отметить, что в сферу регулирования Закона № 224-ФЗ также попадают и отношения, связанные с финансовыми инструментами, валютой, товарами, активами, в отношении которых подана заявка об их допуске к торгам на организованных рынках, т. е. фактически с небиржевым товаром.

Таким образом, Закон № 224-ФЗ проблему защиты от злоупотреблений инсайдеров и лиц, манипулирующих рынком, решает комплексно: устанавливаемое им правовое регулирование распространяется в целом на организованный рынок, как финансовый (фондовый, деривативов и валютный), так и товарный, и отчасти на неорганизованный рынок. Однако при этом Закон № 224-ФЗ, хотя и предусматривает внесение ряда изменений в действующее законодательство РФ, все же вторгается в сферу действия многих других федеральных законов. Это не исключает возможность возникновения коллизии его некоторых положений с ними, а также с такими федеральными законами, как Закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», Закон «О защите конкуренции», Закон «О коммерческой тайне», Закон «Об акционерных обществах». Дело в том, что эти федеральные законы также содержат нормы, которые отчасти препятствуют неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком.

Так, например, сфера регулирования Закона № 224-ФЗ пересекается со сферой регулирования Закона «О защите конкуренции». В пункте 2 ст. 11 Закона «О защите конкуренции» установлен запрет на соглашения между хозяйствующими субъектами или согласованные действия хозяйствующих субъектов на товарном рынке, если такие соглашения или согласованные действия приводят или могут привести к повышению, снижению или поддержанию цен на торгах. Таким образом, эта норма фактически запрещает манипулирование на товарном рынке. Нарушение указанного запрета влечет наступление последствий, предусмотренных антимонопольным законодательством РФ, ст. 14.32 КоАП РФ, а также ст. 178 УК РФ. По смыслу Закона № 224-ФЗ в сферу его регулирования как раз входит недопущение одностороннего воздействия на ценообразование, т. е. манипулирование рынком. Таким образом, включение товара в сферу правового регулирования Закона № 224-ФЗ влечет коллизию правовых норм.

4. В части 3 ст. 1 установлены исключения из сферы регулирования Закона № 224-ФЗ.

Так, нормы Закона № 224-ФЗ выводят из сферы регулирования Закона № 224-ФЗ три блока отношений, в том числе:

операции с финансовыми инструментами, иностранной валютой, проводимые Банком России и иными лицами, действующими от его имени, в целях осуществления единой государственной денежно-кредитной политики, защиты и обеспечения устойчивости рубля;

операции с финансовыми инструментами, осуществляемые Правительством РФ либо уполномоченным им федеральным органом исполнительной власти, высшими исполнительными органами государственной власти субъектов РФ либо финансовыми органами субъектов РФ в соответствии с законами субъектов РФ, в целях управления государственным долгом;

операции с финансовыми инструментами, осуществляемые исполнительно-распорядительными органами муниципальных образований (местными администрациями) в соответствии с уставами муниципальных образований, в целях управления муниципальным долгом.

Следует отметить, что, по мнению ряда специалистов, выведение из сферы регулирования Закона № 224-ФЗ этих операций нарушает принцип юридического равенства участников гражданского оборота, в результате чего достаточно широкий круг операций, для которых также может быть характерно и неправомерное использование инсайдерской информации, и манипулирование рынком, остается вне сферы действия комментируемого законодательного акта.

5. Из части 4 ст. 1 Закона № 224-ФЗ следует, что требования к порядку использования и защиты инсайдерской информации, относящейся к сведениям, составляющим государственную и налоговую тайну, устанавливаются Законом «О государственной тайне»[10] и НК РФ, а также принятыми в соответствии с ними нормативно-правовыми актами РФ. Этот же массив законодательства РФ определяет и ответственность за нарушение порядка использования и защиты такой информации.

Статья 2. Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе

В настоящем Федеральном законе используются следующие основные понятия:

1) инсайдерская информация – точная и конкретная информация, которая не была распространена или предоставлена (в том числе сведения, составляющие коммерческую, служебную, банковскую тайну, тайну связи (в части информации о почтовых переводах денежных средств) и иную охраняемую законом тайну), распространение или предоставление которой может оказать существенное влияние на цены финансовых инструментов, иностранной валюты и (или) товаров (в том числе сведения, касающиеся одного или нескольких эмитентов эмиссионных ценных бумаг (далее – эмитент), одной или нескольких управляющих компаний инвестиционных фондов, паевых инвестиционных фондов и негосударственных пенсионных фондов (далее – управляющая компания), одного или нескольких хозяйствующих субъектов, указанных в пункте 2 статьи 4 настоящего Федерального закона, либо одного или нескольких финансовых инструментов, иностранной валюты и (или) товаров) и которая относится к информации, включенной в соответствующий перечень инсайдерской информации, указанный в статье 3 настоящего Федерального закона;

2) операции с финансовыми инструментами, иностранной валютой и (или) товарами (далее также – операции) – совершение сделок и иные действия, направленные на приобретение, отчуждение, иное изменение прав на финансовые инструменты, иностранную валюту и (или) товары, а также действия, связанные с принятием обязательств совершить указанные действия, в том числе выставление заявок (дача поручений);

3) организатор торговли – фондовая, валютная, товарная биржа, иная организация, которая в соответствии с федеральными законами осуществляет деятельность по организации торговли финансовыми инструментами, иностранной валютой и (или) товарами;

4) предоставление информации – действия, направленные на получение информации определенным кругом лиц в соответствии с законодательством Российской Федерации о ценных бумагах;

5) распространение информации – действия:

а) направленные на получение информации неопределенным кругом лиц или на передачу информации неопределенному кругу лиц, в том числе путем ее раскрытия в соответствии с законодательством Российской Федерации о ценных бумагах;

б) связанные с опубликованием информации в средствах массовой информации, в том числе в электронных, информационно-телекоммуникационных сетях общего пользования (включая сеть «Интернет»);

в) связанные с распространением информации через электронные, информационно-телекоммуникационные сети общего пользования (включая сеть «Интернет»);

6) товары – вещи, за исключением ценных бумаг, которые допущены к торговле на организованных торгах на территории Российской Федерации или в отношении которых подана заявка о допуске к торговле на указанных торгах.

1. Как следует из названия ст. 2 Закона № 224-ФЗ, в ней определен понятийный аппарат, который применяется для целей комментируемого законодательного акта.

2. Предваряя рассмотрение основных понятий, которые используются в Законе № 224-ФЗ, необходимо отметить, что по общему правилу юридической техники определения понятий (предписания-дефиниции) включаются в законодательные акты в следующих двух случаях:

1) юридический (правовой) термин сформирован с использованием специальных слов – редких либо малоупотребительных иностранных слов, а также переосмысленных общеупотребительных слов;

2) правовое понятие формируется из слов, позволяющих неоднозначно истолковывать его смысл, порождающих разнообразные смысловые ассоциации.

По этим двум основаниям в текст Закона № 224-ФЗ и была включена статья, определяющая его понятийный аппарат. Так, с одной стороны, Закон № 224-ФЗ оперирует понятием «инсайдерская информация», которое заимствовано из иностранной лексики и ранее не было представлено в российском законодательстве, а с другой стороны, в нем используются понятия «организатор торговли» и «товар», которые представлены в гражданском законодательстве.

3. Одним из ключевых терминов, который представлен в п. 1 ст. 2 Закона № 224-ФЗ, является «инсайдерская информация».

Закон № 224-ФЗ впервые дал легитимное определение термину «инсайдерская информация». В его отсутствие к нему с 1995 г. фактически был приравнен термин «служебная информация», режим которой регулировала ст. 139 ГК РФ, утратившая силу с 1 января 1998 г.

Закон «О рынке ценных бумаг» применительно к фондовому рынку в ст. 31 в качестве служебной информации признавал:

любую не являющуюся общедоступной информацию об эмитенте и выпущенных им эмиссионных ценных бумагах;

информацию, которая ставит лиц, обладающих в силу своего служебного положения, трудовых обязанностей или договора, заключенного с эмитентом, такой информацией, в преимущественное положение по сравнению с другими субъектами рынка ценных бумаг.

Именно на это определение опирались суды, когда перед ними вставала необходимость определения инсайдерской информации. В частности, такая позиция имеет место, в Постановлении Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 10 июня 2009 г. № 18АП-4063/2009 по делу № А07-20018/2008. Схожее понимание имело место и в целом ряде нормативно-правовых актов ФСФР России, например, в п. 6.4 Положения о раскрытии информации эмитентами эмиссионных ценных бумаг, утвержденного приказом ФСФР России от 10 октября 2006 г. № 06-117/пз-н. Да и в юридической литературе существовала точка зрения об отсутствии каких-либо существенных различий между понятием «служебная информация» в понимании Закона «О рынке ценных бумаг» и «инсайдерская информация», определение которой представлено в законодательстве развитых стран мира.

Однако вывод об идентичности служебной и инсайдерской информации авторам комментария к Закону № 224-ФЗ, как и многим другим специалистам, всегда представлялся недостаточно обоснованным.

В поддержку своей позиции прежде всего отметим, что термин «инсайдерская информация» (жарг. инсайд) заимствован из иностранной нормативной лексики. В экономическом англо-русском словаре термин «инсайдерская информация» (англ. inside information) на русский язык переводится как внутренняя информация (компании, банка и т. д.), недоступная широкой общественности. При этом в законодательстве зарубежных стран представлены следующие определения термина «инсайдерская информация»:

инсайдерская информация – не раскрытая публично информация, обладающая известной ценностью, относящаяся к одному или нескольким эмитентам финансовых инструментов либо к одному или нескольким таким инструментам, которая в случае раскрытия непременно окажет значительное влияние на котировки финансовых инструментов или соответствующих деривативов (п. 1 ст. 1 Директивы 2003/6/EC «Об инсайдерской деятельности и рыночном манипулировании, злоупотреблениях на рынке»);

инсайдерская информация – это информация, которая не является общедоступной для участников рынка и которую участники, если бы она была им доступна, вероятно, посчитали бы значимой для принятия решения о том, на каких именно условиях следует осуществлять сделки с соответствующим финансовым инструментом (ст. 118 (2) (a) Закона Великобритании «О финансовых услугах» 2001 г.);

инсайдерская информация – привилегированная неизвестная общественности информация о перспективах или положении эмитента, ценные бумаги которого обращаются на организованном рынке, или о перспективах эволюции финансового инструмента, допущенного к обращению на организованном рынке (ст. 10.1 Ордонанса Франции от 28 сентября 1967 г. № 67-833 (в ред. Ордонанса от 2 июля 1996 г. № 96-597);

инсайдерская информация – это точная и конфиденциальная информация о финансовых инструментах, эмитенте этих финансовых инструментов или других факторах, которые могут иметь существенное влияние на цену этих финансовых инструментов (ст. 2.1 Закона Норвегии «О торговле ценными бумагами» 1997 г.);

инсайдерская информация – информация, которая обычно недоступна, но если бы была доступна, то оказала бы существенное влияние на цену ценных бумаг компании (ст. 103 Закона Сингапура «О рынке ценных бумаг»);

инсайдерская информация – все факты об эмитенте (эмитентах) ценных бумаг или о ценных бумагах, к которым нет публичного доступа, а в случае их разглашения они могут повлиять на цену ценных бумаг (ст. 62 Закона Хорватии «Об эмиссии и продаже ценных бумаг»);

инсайдерская информация – факты, которые не являются публично известными, относятся к одному или нескольким эмитентам ценных бумаг и могут существенно повлиять на цену ценных бумаг в случае их раскрытия (ст. 13 Закона Германии «О торговле ценными бумагами» 1994 г.).

Во многом аналогичный правовой подход к определению понятия «инсайдерская информация» использован и в законодательстве других стран, в том числе США, Канады, Словении, Дании и т. д.

Таким образом, иностранное законодательство прямо закрепляет следующие основополагающие признаки инсайдерской информации. Она обладает определенной ценностью, является важной и существенной. При этом она не является общедоступной, а ее раскрытие, т. е. доведение до неограниченного круга заинтересованных лиц, способно оказать существенное влияние на цены биржевых активов, а соответственно и на принятие инвесторами решений в отношении тех или иных биржевых активов. Обладание такой информацией ставит ее владельцев в преимущественное положение по сравнению с другими участниками организованных рынков, поскольку позволяет на ее основе получить прибыль или избежать убытков.

Закон «О рынке ценных бумаг», определяя понятие «служебная информация», считавшееся в России идентичным понятию «инсайдерская информация», не раскрывал, в чем именно заключается преимущественное положение лиц, обладающих служебной информацией, и как это преимущество отражается на рыночной стоимости ценных бумаг. Также в нем не был представлен и основной признак инсайдерской информации, который является главной причиной введения государством запрета на совершение сделок с ее использованием: информация должна быть важной, существенной, а в случае ее раскрытия – оказывающей влияние на принятие инвесторами решения в отношении ценных бумаг эмитента и соответственно на их цену. И, наконец, понятие «служебная информация» могло быть применимо только к эмиссионным ценным бумагам (акциям, облигациям, российским депозитарным распискам, опционам эмитента). Применительно к иным финансовым инструментам, например, паям паевых инвестиционных фондов, фьючерсным и форвардным контрактам, инструментам денежного рынка и прочим финансовым инструментам это понятие не могло быть применено.

По сравнению с Законом «О рынке ценных бумаг» Кодекс корпоративного поведения, рекомендованный к применению российскими акционерными обществами распоряжением Правительства РФ от 4 апреля 2002 г. № 421/р[11], оперирует уже не только понятием «служебная информация», но и понятием «инсайдерская информация». В нем под инсайдерской информацией понимается существенная информация о деятельности акционерного общества, акциях и других ценных бумагах акционерного общества и сделках с ними, которая не является общедоступной и раскрытие которой может оказать существенное влияние на рыночную стоимость акций и других ценных бумаг акционерного общества. При этом установлено, что незаконное использование инсайдерской информации способно нанести существенный ущерб акционерам и повлечь за собой значительные негативные последствия для финансового состояния акционерного общества и его деловой репутации, а также нанести вред российскому фондовому рынку в целом. Таким образом, данное определение лишено упоминавшихся выше недостатков определения служебной информации, которое содержится в Законе «О рынке ценных бумаг».

Однако следует отметить, что Кодекс корпоративного поведения не является нормативно-правовым актом, а его положения всего лишь рекомендованы к применению. Соответственно и определение понятия «инсайдерская информация» нельзя было считать в полной мере легитимным, хотя его появление в российской юридической практике уже можно было считать большим шагом вперед. Тем более, что следовать положениям Кодекса корпоративного поведения было рекомендовано российским акционерным обществам и организаторам торговли, а фактически его рекомендации оказались обязательными для эмитентов, чьи ценные бумаги обращались на организованных рынках.

Как было отмечено выше, на законодательном уровне понятие «инсайдерская информация» впервые закрепил Закон № 224-ФЗ. Из пункта 1 ст. 2 Закона № 224-ФЗ следует, что инсайдерская информация характеризуется следующими признаками:

1) является точной и конкретной;

2) касается:

одного или нескольких эмитентов;

одной или нескольких управляющих компаний инвестиционных фондов, паевых инвестиционных фондов и негосударственных пенсионных фондов;

одного или нескольких хозяйствующих субъектов, указанных в п. 2 ст. 4 Закона № 224-ФЗ;

одного или нескольких финансовых инструментов, иностранной валюты и (или) товаров;

3) не является распространенной или предоставленной, т. е. в отношении информации не были совершены действия:

направленные на ее получение определенным кругом лиц в соответствии с законодательством РФ о ценных бумагах (предоставление информации);

направленные на ее получение неопределенным кругом лиц или на передачу информации неопределенному кругу лиц, в том числе путем ее раскрытия в соответствии с законодательством РФ о ценных бумагах (распространение информации);

связанные с опубликованием информации в средствах массовой информации, в том числе в электронных, информационно-телекоммуникационных сетях общего пользования, включая сеть «Интернет» (распространение информации);

4) ее распространение или предоставление способно оказать существенное влияние на цены финансовых инструментов, иностранной валюты и (или) товаров. Под информацией, способной оказать влияние на цены финансовых инструментов или товаров, следует понимать информацию, которую действующие разумно и добросовестно лицо или инвестор использовали бы для принятия решений об осуществлении операций с такими финансовыми инструментами или товарами. Существенным является влияние на цены, которое влечет значительное отклонение цен финансовых инструментов или товаров. Критерии значительного отклонения цен устанавливаются ФСФР России;

5) входит в перечень инсайдерской информации, указанный в ст. 3 Закона № 224-ФЗ, а также в нормативно-правовых актах ФСФР России.

Можно выделить еще один признак инсайдерской информации, имеющий факультативный характер, – такая информация может составлять коммерческую, служебную, банковскую тайну, тайну связи (в части информации о почтовых переводах денежных средств) и иную охраняемую законом тайну. При этом отметим, что понятие инсайдерской информации отличается от этих смежных понятий. Отличие инсайдерской информации, например, от банковской тайны, от коммерческой тайны состоит в том, что и банковская, и коммерческая, и иная тайна подлежит именно сохранению. Должны быть проведены все допускаемые законом действия для того, чтобы эта информация осталась тайной, чтобы она не стала достоянием неограниченного круга лиц. Инсайдерская же информация на финансовом и товарном рынках, напротив, – это та информация, которая должна сохраняться недоступной для третьих лиц достаточно короткое время. Но затем она подлежит обязательному раскрытию.

Как видно, российский законодатель при определении в Законе № 224-ФЗ понятия «инсайдерская информация» использовал тот же правовой подход, который ранее использовали для определения этого понятия законодатели других стран. Он даже заимствовал для целей Закона № 224-ФЗ слово из иностранной лексики. Это на всех этапах обсуждения законопроекта вызывало дискуссию о необходимости замены термина «инсайдерская информация» на русский аналог, например, «внутренние служебные сведения». Более того, авторы законопроекта многократно пытались найти адекватную замену этому термину. Однако найти в русском языке удачный эквивалент иностранному термину «инсайдерская информация», который устроил бы все заинтересованные стороны, все же не удалось. Поэтому для целей Закона № 224-ФЗ законодатель решил использовать именно иностранный термин «инсайдерская информация». Тем более, что именно термин «инсайдерская информация» является общепризнанным во всем мире применительно к отношениям, регулируемым Законом № 224-ФЗ. Однако в отличие от законодательства других стран, где понятие «инсайдерская информация» определяется применительно к финансовым рынкам, главным образом к фондовому, российское определение понятия «инсайдерская информация», представленное в Законе № 224-ФЗ, как и сам этот законодательный акт, является универсальным, поскольку применимо как для финансового рынка (фондового, валютного, деривативов), так и товарного рынков.

4. В пункте 2 ст. 2 Закона № 224-ФЗ приводится определение понятия «операции с финансовыми инструментами, иностранной валютой и (или) товарами» (далее – операции).

Для целей Закона № 224-ФЗ под операциями следует понимать:

совершение сделок и иные действия, направленные на приобретение, отчуждение, иное изменение прав на финансовые инструменты, иностранную валюту и (или) товары;

действия, связанные с принятием обязательств совершить действия, направленные на приобретение, отчуждение, иное изменение прав на финансовые инструменты, иностранную валюту и (или) товары, в том числе выставление заявок (дача поручений).

5. Пункт 3 ст. 2 Закона № 224-ФЗ определяет понятие «организатор торговли», из смысла которого прежде всего следует, что организатором торговли являются биржи, в том числе:

1) фондовая. В статье 11 Закона «О рынке ценных бумаг» установлено, что фондовой биржей признается организатор торговли на рынке ценных бумаг, т. е. профессиональный участник рынка ценных бумаг, осуществляющий деятельность по организации торговли на рынке ценных бумаг, отвечающий требованиям, установленным в гл. 11 Закона «О рынке ценных бумаг».

Отметим, что на сегодняшний день в России, по данным ФСФР России, действуют пять фондовых бирж, в том числе:




2) товарная биржа. В статье 2 Закона «О товарных биржах и биржевой торговле» под товарной биржей понимается организация с правами юридического лица, формирующая оптовый рынок путем организации и регулирования биржевой торговли, осуществляемой в форме гласных публичных торгов, проводимых в заранее определенном месте и в определенное время по установленным ею правилам.

Отметим, что, по данным ФСФР России, на сегодняшний день в России действуют 34 товарные биржи, в том числе:






3) валютная биржа. В статье 1 Закона «О валютном регулировании и валютном контроле» установлено, что валютные биржи – юридические лица, созданные в соответствии с законодательством РФ, одним из видов деятельности которых является организация биржевых торгов иностранной валютой в порядке и на условиях, которые установлены Банком РФ.

Ведущей российской валютной биржей является ЗАО «Московская межбанковская валютная биржа» (ММВБ). Торги иностранной валютой на ММВБ проходят в системе электронных торгов (СЭЛТ), которые объединяют в рамках единой торговой сессии (ЕТС) региональные валютные биржи. С 1992 г. Банк России устанавливает официальный курс российского рубля с учетом результатов валютных торгов на ММВБ. На бирже проходят ежедневные торги по доллару США, евро, украинской гривне, казахскому тенге, белорусскому рублю, а также проводятся сделки с валютными свопами.

Среди региональных валютных бирж можно выделить ЗАО «Санкт-Петербургская валютная биржа» (СПВБ).

Рассматривая определение понятия «организатор торговли», следует отметить, что, согласно п. 3 ст. 2 Закона № 224-ФЗ, помимо бирж организатором торговли могут быть и иные организации, которые в соответствии с законами осуществляют деятельность по организации торговли финансовыми инструментами, иностранной валютой и (или) товарами.

Так, например, Закон «О рынке ценных бумаг» позволяет осуществлять деятельность по организации торговли на рынке ценных бумаг не только фондовым биржам, но и профессиональным участникам рынка ценных бумаг, именуемым «организаторы торговли на рынке ценных бумаг» (ст. 9). Их деятельность во многом похожа на деятельность фондовых бирж. Принципиальных отличий не много. С одной стороны, ФСФР России к организаторам торговли на рынке ценных бумаг, не являющимся фондовыми биржами, предъявляет менее жесткие требования по сравнению с требованиями, предъявляемыми к фондовым биржам. С другой стороны, организаторы торговли на рынке ценных бумаг, не являющиеся фондовыми биржами, предъявляют к ценным бумагам, их эмитентам менее жесткие требования по сравнению с требованиями фондовых бирж.



6. Еще одним понятием, определенным в п. 4 ст. 2 Закона № 224-ФЗ, является понятие «предоставление информации».

Законодатель определяет его как действия, направленные на получение информации определенным кругом лиц в соответствии с законодательством РФ о ценных бумагах.

В этой связи следует отметить, что Закон «Об акционерных обществах, Закон «О рынке ценных бумаг», Закон «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг» и другие обязывают эмитентов ценных бумаг, профессиональных участников рынка ценных бумаг и других предоставлять заинтересованным лицам определенную информацию.

Также соответствующая обязанность предусматривается и нормативно-правовыми актами ФСФР России. Так, например, п. 1.9 Положения о раскрытии информации эмитентами эмиссионных ценных бумаг, утвержденного приказом ФСФР России от 10 октября 2006 г. № 06-117/пз-н, устанавливает, что эмитент ценных бумаг обязан предоставлять владельцам его ценных бумаг и иным заинтересованным лицам по их требованию:

копию каждого публикуемого им сообщения (сообщение о существенном факте и др.);

копию зарегистрированных решения о выпуске (дополнительном выпуске) ценных бумаг, проспекта ценных бумаг и изменений и (или) дополнений к ним, отчета об итогах выпуска (дополнительного выпуска) ценных бумаг;

копию уведомления об итогах выпуска (дополнительного выпуска) ценных бумаг;

копию ежеквартального отчета;

копию иных документов, обязательное раскрытие которых предусмотрено гл. VIII и X названного Положения о раскрытии информации.

Указанная выше информация предоставляется эмитентом ценных бумаг в срок не более 7 дней с даты предъявления соответствующего требования за плату, не превышающую расходы по изготовлению такой копии.

7. Пункт 5 ст. 2 Закона № 224-ФЗ определяет понятие «распространение информации», согласно которому в него включаются:

действия, направленные на получение информации неопределенным кругом лиц или на передачу информации неопределенному кругу лиц, в том числе путем ее раскрытия в соответствии с законодательством РФ о ценных бумагах;

действия, связанные с опубликованием информации в средствах массовой информации, в том числе в электронных, информационно-телекоммуникационных сетях общего пользования (включая сеть «Интернет»);

действия, связанные с распространением информации через электронные, информационно-телекоммуникационные сети общего пользования (включая сеть «Интернет»).

8. Пункт 6 ст. 2 Закона № 224-ФЗ определяет понятие «товары», которое следует применять для целей комментируемого законодательного акта.

Так, товарами признаются вещи, за исключением ценных бумаг, которые допущены к торговле на организованных торгах на территории РФ или в отношении которых подана заявка о допуске к торговле на указанных торгах.

Рассматривая это определение, прежде всего следует отметить, что товары являются вещами. Такой подход к определению понятия «товары» в целом соответствует тому, который использован в ч. 1 ст. 455 ГК РФ, где под товаром подразумеваются любые вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права. Однако из числа вещей, признаваемых товарами, ст. 224-ФЗ прямо исключены ценные бумаги. Таким образом, в целях Закона № 224-ФЗ под товаром следует понимать только вещи, являющиеся физическим товаром (нефть, зерно, валюту и т. д.). Это позволяет говорить о том, что определение понятия «товары», используемое в Законе № 224-ФЗ, несколько уже того, которое содержится в ГК РФ.

Из определения понятия «товары», представленного в п. 6 ст. 2 Закона № 224-ФЗ, следует, что товары в смысле комментируемого законодательного акта – это вещи, являющиеся предметом сделок, заключаемых на организованных рынках, в качестве которых прежде всего выступают биржи. Таким образом, фактически речь идет о биржевом товаре. Определение понятия «биржевой товар» представлено в Законе «О товарных биржах и биржевой торговле». В статье 6 названного законодательного акта под биржевым товаром понимается не изъятый из оборота товар определенного рода и качества, допущенный в установленном товарной биржей порядке к биржевой торговле, за исключением недвижимого имущества и объектов интеллектуальной собственности.

В качестве примеров типичного биржевого товара можно привести:

мясо и мясопродукты;

зерно;

сахар;

нефть и нефтепродукты;

лес и лесоматериалы;

хлопок;

шерсть;

черные и цветные металлы и др. (в мировой практике биржевой торговли насчитывается сейчас около 65 наименований биржевых товаров).

Отметим, что понятие «товары» в смысле Закона № 224-ФЗ охватывает не только товары, являющиеся товаром организованных рынков, но и те товары, в отношении которых еще только подана заявка о допуске к торговле на организованном рынке.

Статья 3. Сведения, относящиеся к инсайдерской информации

1. К инсайдерской информации лиц, указанных в пунктах 1—4, 11 и 12 статьи 4 настоящего Федерального закона, относится информация, исчерпывающий перечень которой утверждается нормативным правовым актом федерального органа исполнительной власти в области финансовых рынков. Лица, указанные в настоящей части, обязаны утвердить собственные перечни инсайдерской информации.

2. К инсайдерской информации органов и организаций, указанных в пункте 9 статьи 4 настоящего Федерального закона, Банка России относится:

1) информация о принятых ими решениях об итогах торгов (тендеров);

2) информация, полученная ими в ходе проводимых проверок, а также информация о результатах таких проверок;

3) информация о принятых ими решениях в отношении лиц, указанных в пунктах 1—4, 11 и 12 статьи 4 настоящего Федерального закона, о выдаче, приостановлении действия или об аннулировании (отзыве) лицензий (разрешений, аккредитаций) на осуществление определенных видов деятельности, а также иных разрешений;

4) информация о принятых ими решениях о привлечении к административной ответственности лиц, указанных в пунктах 1—4, 11—13 статьи 4 настоящего Федерального закона, а также о применении к указанным лицам иных санкций;

5) иная инсайдерская информация, определенная их нормативными актами.

3. Органы и организации, указанные в пункте 9 статьи 4 настоящего Федерального закона, Банк России обязаны утвердить нормативные акты, содержащие исчерпывающие перечни инсайдерской информации, в соответствии с методическими рекомендациями федерального органа исполнительной власти в области финансовых рынков.

4. Перечни инсайдерской информации лиц, указанных в пунктах 1—4, 11 и 12 статьи 4 настоящего Федерального закона, органов и организаций, указанных в пункте 9 статьи 4 настоящего Федерального закона, Банка России подлежат раскрытию в сети «Интернет» на их официальных сайтах.

5. К инсайдерской информации не относятся:

1) сведения, ставшие доступными неограниченному кругу лиц, в том числе в результате их распространения;

2) осуществленные на основе общедоступной информации исследования, прогнозы и оценки в отношении финансовых инструментов, иностранной валюты и (или) товаров, а также рекомендации и (или) предложения об осуществлении операций с финансовыми инструментами, иностранной валютой и (или) товарами.

1. Комментируемая статья Закона № 224-ФЗ устанавливает нормы, касающиеся сведений, относящихся к инсайдерской информации.

2. Как следует из названия ст. 3 Закона № 224-ФЗ, она призвана определить перечень сведений, относящихся к инсайдерской информации.

Однако анализ положений ст. 3 Закона № 224-ФЗ показал, что исчерпывающий перечень сведений, относящихся к инсайдерской информации, в ней не устанавливается. Ее нормы в большинстве своем имеют отсылочный характер, определяя, что исчерпывающий перечень инсайдерской информации устанавливается нормативно-правовыми актами ФСФР России, Банка России, а также другими органами и организациями, признаваемыми инсайдерами.

Также необходимо отметить, что перечни инсайдерской информации по своему составу неоднородны для различных групп инсайдеров.

3. В части 1 ст. 3 Закона № 224-ФЗ установлено, что исчерпывающий перечень инсайдерской информации первичных инсайдеров (1), (2), (3), (4), а также вторичных инсайдеров (5) и (6)[12] утверждается нормативно-правовым актом ФСФР России.

На момент подготовки комментария к Закону № 224-ФЗ такой перечень утвержден ФСФР России не был.

Однако можно предположить, что, например, для первичных инсайдеров (1), являющихся эмитентами эмиссионных ценных бумаг, в перечень инсайдерской информации прежде всего будут включены сведения, которые ст. 30 Закона «О рынке ценных бумаг» отнесены к так называемым существенным фактам, в том числе сведения:

1) о созыве и проведении общего собрания участников (акционеров) эмитента, а также о решениях, принятых общим собранием участников (акционеров) эмитента;

2) о проведении заседания совета директоров (наблюдательного совета) эмитента и его повестке дня, а также о следующих принятых советом директоров (наблюдательным советом) эмитента решениях:

о размещении эмиссионных ценных бумаг эмитента;

о приобретении эмитентом размещенных им ценных бумаг;

об образовании исполнительного органа эмитента и о досрочном прекращении (приостановлении) его полномочий;

о рекомендациях в отношении размеров дивидендов по акциям эмитента и порядка их выплаты;

об утверждении внутренних документов эмитента;

об одобрении сделок, признаваемых в соответствии с законодательством РФ крупными сделками и (или) сделками, в совершении которых имеется заинтересованность;

об иных решениях, перечень которых установлен нормативными правовыми актами ФСФР России;

3) о фактах непринятия советом директоров (наблюдательным советом) эмитента решений, которые должны быть приняты в соответствии с федеральными законами, а также решений, перечень которых установлен нормативными правовыми актами ФСФР России;

4) о направлении эмитентом заявления о внесении в ЕГРЮЛ записей, связанных с реорганизацией, прекращением деятельности или с ликвидацией эмитента, а в случае принятия органом, осуществляющим государственную регистрацию юридических лиц, решения об отказе во внесении указанных записей – сведения о принятии такого решения;

5) о появлении у эмитента подконтрольной ему организации[13], имеющей для него существенное значение, а также о прекращении оснований контроля над такой организацией;

6) о появлении лица, контролирующего эмитента[14], а также о прекращении оснований такого контроля;

7) о принятии решения о реорганизации или ликвидации организацией, контролирующей эмитента, подконтрольной эмитенту организацией, имеющей для него существенное значение, либо лицом, предоставившим обеспечение по облигациям этого эмитента;

8) о внесении в ЕГРЮЛ записей, связанных с реорганизацией, прекращением деятельности или с ликвидацией организации, контролирующей эмитента, подконтрольной эмитенту организации, имеющей для него существенное значение, либо лица, предоставившего обеспечение по облигациям этого эмитента;

9) о появлении у эмитента, контролирующего его лица, подконтрольной эмитенту организации, имеющей для него существенное значение, либо у лица, предоставившего обеспечение по облигациям этого эмитента, признаков несостоятельности (банкротства), предусмотренных законодательством РФ о несостоятельности (банкротстве);

10) о принятии арбитражным судом заявления о признании эмитента, контролирующего его лица, подконтрольной эмитенту организации, имеющей для него существенное значение, либо лица, предоставившего обеспечение по облигациям этого эмитента, банкротами, а также о принятии арбитражным судом решения о признании указанных лиц банкротами, введении в отношении них одной из процедур банкротства, прекращении в отношении них производства по делу о банкротстве;

11) о предъявлении эмитенту, контролирующей его организации, подконтрольной эмитенту организации, имеющей для него существенное значение, либо лицу, предоставившему обеспечение по облигациям эмитента, иска, размер требований по которому составляет 10 или более процентов балансовой стоимости активов указанных лиц на дату окончания отчетного периода (квартала, года), предшествующего предъявлению иска, в отношении которого истек установленный срок представления бухгалтерской (финансовой) отчетности, или иного иска, удовлетворение которого, по мнению эмитента, может существенным образом повлиять на финансово-хозяйственное положение эмитента или указанных лиц;

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • Предисловие
  • Принятые сокращения
  • Комментарий. к Федеральному закону. от 27 июля 2010 г. № 224-ФЗ. «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Комментарий к Федеральному закону «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (постатейный) (Д. А. Вавулин, 2011) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я