Миссия выполнима. Удары израильского спецназа (Александр Брасс, 2007)

Александр Брасс – выдающийся эксперт по теме террора, а также по истории ислама и европейского экстремизма, вице-президент Международной ассоциации ветеранов спецназа. За долгие годы им собран колоссальный архив по терроризму. Этот уникальный архив и литературное дарование позволили Александру Брассу написать глубокие аналитические книги, которые захватывают воображение и читаются на одном дыхании.

Оглавление

Глава 3. 1970 год. «Виктория» и «Тарнеголь-25»[9]

Нет ни малейшего сомнения в том, что в такой войне на истощение спецподразделения будут задействованы намного чаще, чем в обычных войнах…

Генерал-лейтенант Хаим Бар-Лев, начальник Генерального штаба Армии Обороны Израиля (1968–1972)

К лету 1970 года война на истощение достигла своего наибольшего накала. Вооруженные стычки и артиллерийские дуэли в районе Суэцкого канала происходили практически каждый день. Израильтяне и египтяне несли несопоставимые потери, тем не менее ни одна из сторон так и не могла добиться явного перевеса. Воспользовавшись численным преимуществом в районе вооруженного противостояния, египетская армия все чаще позволяла себе совершать вылазки на израильскую сторону канала, нанося противнику существенные потери. Если раньше египетские коммандос устраивали ночные засады на территории, контролируемой израильтянами, то сейчас вылазки все чаще совершались средь бела дня. Наиболее часто нападениям подвергались израильские патрули, состоявшие в большей своей части из резервистов.

В мае 1970 года египтяне решили устроить засаду на 12-м километре от Порт-Саида, в северной части Суэцкого канала. Здесь канал имел в ширину всего лишь несколько десятков метров, к тому же это место, с чисто стратегической точки зрения, как нельзя лучше подходило для организации засады. Высокая насыпь, тянущаяся вдоль канала, нависая над узкой грунтовой дорогой, по которой каждый день проезжал израильский патруль, предоставляла прекрасное укрытие для атакующих. Бронеколонна, подвергшаяся нападению в этом секторе, практически оказывалась в западне, не имея возможности для маневра.

В ночь с 29 на 30 мая 1970 года большой отряд египетских коммандос на резиновых лодках тайно пересек Суэцкий канал. Заложив на пути следования израильской бронеколонны несколько мощных взрывных устройств, египтяне окопались на южном склоне насыпи. Примерно в 12:00 четче стал доноситься шум приближающегося израильского патруля. Когда бронеколонна поравнялась с отметкой «12-й километр», сработало несколько мощных взрывных устройств. Прежде чем израильтяне успели понять, что произошло, египетские коммандос выбежали на вершину насыпи и произвели залп из противотанковых гранатометов. Несколько бронемашин тут же запылали. Любой, кто пытался выбраться наружу, сразу же попадал под шквальный автоматный огонь. Девять израильских солдат погибли в первые же минуты боя. Ожидать подкрепления было неоткуда. Уцелевшие бронемашины оказались совершенно бесполезными, поскольку подняться на крутую насыпь они не могли, а расстояние между враждующими сторонами составляли считаные метры. Нельзя было вызвать даже поддержку артиллерии, поскольку она неминуемо накрыла бы и собственную бронеколонну.

Бой продолжался не более десяти минут. Не имея возможности контратаковать, уцелевшие израильские солдаты покинули бронемашины, представлявшие собой слишком удобную мишень для египетских базук, и заняли глухую оборону, пресекая любую попытку египетских коммандос спуститься с насыпи и приблизиться к грунтовой дороге. Понимая, что далее атаку не удастся развить, египтяне приняли решение отойти. Под прикрытием артиллерии египетские коммандос спустились к резиновым лодкам и беспрепятственно пересекли Суэцкий канал, захватив с собой одного пленного израильского солдата.

Итогом успешно спланированной вылазки египетских коммандос стала гибель девяти израильских солдат. Четверо получили тяжелые ранения и один попал в плен. По всей видимости, египетские коммандос захватили его в первые же минуты боя, когда израильский солдат выбрался из горящей бронемашины и бросился в канал, чтобы сбить объявшее его пламя.

Обстрел египетской артиллерии продолжался около семи часов. В ответ израильские ВВС не прекращали наносить ракетно-бомбовые удары по египетским позициям. Тем не менее налеты не способны были нанести серьезный урон египетскому укрепрайону, растянувшемуся вдоль всего Суэцкого канала. Глубокие железобетонные бункеры были недосягаемы ни для артиллерийских снарядов, ни для израильской авиации.

Радио Каира, спустя короткое время после инцидента, сообщило о «крупной победе» над сионистским врагом и захваченном в плен израильском солдате, вовремя использовав в пропагандистских целях удачную вылазку египетских коммандос. Арабские радио и телеканалы тут же стали освещать в мельчайших подробностях все детали недавнего боя, называя его «…самой большой победой над израильской военщиной за последние годы…».

Засады египтян на территории, контролируемой израильской армией в районе Суэцкого канала, случались и раньше, однако столь существенных потерь израильтяне никогда еще не несли. Одной успешной вылазкой египтяне не ограничились. Вопреки тактической логике в тот же день египетские коммандос нанесли еще один болезненный удар, теперь уже в восточной части канала.

Вечером того же дня, примерно в 18:30, с наступлением первых сумерек большой отряд египетских коммандос вновь пересек канал, но уже на 29-м километре. Когда израильская бронеколонна приблизилась к месту засады, египтяне неожиданно дали залп из противотанковых гранатометов и закидали грунтовую дорогу осколочными гранатами. Четверо израильских солдат погибли в первые же секунды боя. Вторая вылазка египетских коммандос развивалась по тому же сценарию. Заставив израильтян занять глухую оборону, египетские коммандос под прикрытием артиллерии беспрепятственно отошли на свою сторону канала, прихватив еще одного пленного.

Таким образом, 30 мая 1970 года в результате двух успешных операций египетских коммандос израильтяне потеряли несколько бронемашин, 13 солдат и двух пленных. С окончания Шестидневной войны израильтяне еще никогда не получали от египтян такой позорной пощечины.

Как всегда, реакция Иерусалима не заставила себя долго ждать. На следующий же день ВВС Израиля нанесли точечные удары по позициям египетской армии вдоль всей линии вооруженного противостояния, а также по отдельно выбранным гражданским объектам. Однако эффект от авианалетов оказался не столь впечатляющим, как ожидалось. Железобетонные бункеры египтян вдоль всей линии Суэцкого канала уходили глубоко под землю и могли без особых проблем выдержать удары израильской авиации. Чтобы их уничтожить, следовало провести наземную операцию. Именно по этой причине израильским политическим руководством было принято решение о проведении спецоперации с тем, чтобы вновь заставить египетскую армию пережить «синдром острова Грин».

За две недели до описываемых событий, 22 мая 1970 года, группа палестинских террористов пересекла ливано-израильскую границу и расстреляла школьный автобус из противотанковых гранатометов. В результате этого чудовищного теракта погибли девять школьников, двое учителей и водитель автобуса. 24 школьника получили ранения. В качестве ответной меры Армия Обороны Израиля не ограничилась одними только авианалетами, а провела крупномасштабную военную операцию на юге Ливана.

Генерал Ариеэль Шарон (Ariel Sharon), командовавший в те годы Южным военным округом, уже тогда прозванный близким окружением «Арик-Бульдозер», только и ждал подходящего случая, чтобы провести подобную акцию на южных рубежах страны. Рассматривалось несколько вариантов, таких, как высадка спецназа в глубоком тылу египтян и проведение показательных диверсий. Однако в конечном итоге военное командование остановило свой выбор на высадке морского десанта. Предстояло захватить плацдарм в три километра укрепрайона вдоль Суэцкого канала, с которого совершили вылазку египетские коммандос. В Генштабе операция получила кодовое название «Виктория». Как и в случае с нападением на остров-крепость Грин, этот шаг должен был серьезно деморализовать египетскую армию.

Изначально планировалось задействовать или спецназ Генштаба «Сайерет Маткаль», или спецназ 35-й бригады ВДВ. Однако командующий Южным военным округом генерал Ариеэль Шарон настоял на том, чтобы основную роль в высадке морского десанта сыграли бойцы его спецназа, «Сайерет Шакед»[10]. В дополнение к спецназу штаба Южного военного округа было решено задействовать также 20 боевых пловцов спецподразделения «707» и подразделение резиновых лодок инженерных войск для переправки основных сил десанта численностью 77 человек. В общей сложности в операции должны были участвовать 167 военнослужащих (77 бойцов морского десанта, 16 бойцов резерва и 74 бойца из числа вспомогательных сил).

Египетский укрепрайон в зоне высадки морского десанта представлял собой цепь железобетонных бункеров и укрепленных огневых точек, соединенных между собой глубокими окопами. Чтобы к ним приблизиться, следовало преодолеть три заградительные полосы: кроме самого Суэцкого канала, крутой земляной вал, канал с пресной водой и железнодорожное полотно, которое легко простреливалось со всех египетских позиций. Прежде чем высадить основную часть морского десанта, необходимо было захватить первичный плацдарм шириной в 250 метров и глубиной в 50 метров. Все участники операции прекрасно понимали, что захват первичного плацдарма будет сопровождаться тяжелыми боями. Египтяне ни при каких условиях не позволят израильтянам свободно форсировать Суэцкий канал и обрушат на десантные лодки всю свою огневую мощь, включая тяжелые пулеметы, артиллерию и минометы. Именно по этой причине эта задача была возложена на 20 бойцов спецподразделения «707», которые должны были вплавь пересечь канал и зацепиться за укрепрайон, пока не подойдут основные силы морского десанта.

Параллельно с захватом укрепрайона военное командование решило провести еще одну спецоперацию, получившую кодовое название «Тарнеголь-25». Высадить небольшой отряд морских коммандос «Шайетет-13» в районе египетского города Рас-Гариб в западном секторе Суэцкого залива, уничтожить пограничный опорный пункт египетской береговой охраны и заминировать стратегически важную автотрассу, соединявшую города Рас-Гариб и Заафран.

Обе операции следовало подготовить и провести в крайне сжатые сроки, не позднее 11 июня 1970 года. Как всегда, времени на подготовку критически не хватало. Бойцы спецподразделения «707» узнали о планах Генштаба только за четыре дня до высадки морского десанта. Именно им предстояла самая ответственная часть работы, от которой зависел успех всей операции. Изучив снимки аэрофотосъемки египетского укрепрайона, спецназовцы наскоро возвели примерную копию заградительных сооружений и приступили к каждодневным учениям.

Незадолго до начала операции на выстроенной модели были проведены общие итоговые совместные учения «Сайерет Шакед» и спецподразделения «707». Прошлый не совсем удачный опыт высадки на египетском острове-крепости Грин в Суэцком заливе показал, насколько критическим может быть фактор взаимодействия двух волн морского десанта. Несмотря на то что второй волне десанта необходимо было преодолеть каких-то несколько сотен метров Суэцкого канала, задача чрезвычайно усложнялась тем, что переправу приходилось совершать под прямым обстрелом египетской артиллерии, минометов и тяжелых пулеметов. Не следовало исключать того, что вторая волна десанта могла бы быть полностью уничтожена еще до того, как лодки коснутся египетского берега, тогда шансы на выживание бойцов спецподразделения «707» выглядели более чем плачевно. По большому счету, захватить первичный плацдарм высадки было много проще, чем его удержать. Именно по этой причине вторая волна десанта должна была совершить высадку практически одновременно под прикрытием авиации, танков и артиллерии, как только бойцы спецподразделения «707» займут египетский укрепрайон.

В полдень 11 июня 1970 года сводный морской десант рассредоточился в районе канала, укрывшись за большим земляным валом. Чтобы не привлекать внимания египтян, на рубеж выдвигались постепенно, отдельными мелкими группами. Все приходилось нести на себе, включая легкие минометы, резиновые десантные лодки, ящики с боеприпасами, а также специальные осадные приспособления, необходимые для преодоления заградительных сооружений. Это было вдвойне тяжело делать, поскольку жара в тот день выдалась под сорок градусов и не было ни единого островка тени, где можно было укрыться от палящего африканского солнца. Облака мух досаждали спецназовцам, лезли прямо в глаза и за шиворот. Все только и ждали наступления вечера, хотя все отдавали себе отчет в том, что для многих он мог стать последним вечером в их жизни.

С наступлением сумерек, ровно в 19:00, ВВС Израиля приступили к бомбардировке египетских позиций вдоль всего Суэцкого канала, сконцентрировав главный удар в районе высадки. Полтора часа израильские боевые самолеты ни на минуту не прекращали утюжить укрепрайон. В 20:30 в дело вступили танки и артиллерия. Вкопанные в земляной вал почти по самую башню, израильские танки прямой наводкой стали расстреливать цели в районе переправы. Значительного вреда египетскому укрепрайону они не могли нанести. Основная задача заключалась в том, чтобы заставить египтян зарыться глубоко под землю и позволить первой волне десанта беспрепятственно пересечь канал.

Спустя четверть часа пошла первая волна морского десанта. Бойцы спецподразделения «707» во главе с майором Шаулем Селой в водолазных костюмах сбежали по земляному валу и погрузились под воду. Кроме захвата первичного плацдарма группа майора Шауля Селы должна была наладить прямую связь с израильским берегом. С этой целью к одному из водолазов был привязан нейлоновый шнур, за которым тянулся телефонный кабель.

Около 21:00 боевые пловцы спецподразделения «707» достигли египетского берега канала. В этот момент израильская артиллерия и танки прекратили обстрел укрепрайона, чтобы не накрыть своими же снарядами первую волну морского десанта. На смену артиллерийскому прикрытию к операции вновь подключились самолеты израильских ВВС, однако ракетно-бомбовые удары они наносили по обе стороны первичного плацдарма, не приближаясь к месту высадки более чем на полкилометра, что не позволило египтянам организовать контратаку. Лишь только майор Шауль Села установил командный пункт и закрепил телефонный кабель, египтяне обнаружили его группу и открыли массированный минометный огонь. Осколки мин буквально перепахивали землю в считаных метрах от боевых пловцов. Оставаться на крошечном пяточке у самой воды означало неминуемую смерть. Ничего иного, как запросить разрешение на развитие атаки и углубиться в укрепрайон, у майора Шауля Селы не оставалось.

Спустя несколько минут переправу через канал начала вторая волна морского десанта. Бойцы инженерных войск и спецназа, прижимаясь к земле, сбежали с вала и быстро спустили на воду резиновые лодки. Артиллерийские снаряды ложились настолько близко, что лодки едва удерживались на поверхности воды. Это выглядело как сущий кошмар. Воспользовавшись тем, что израильтяне прекратили артподготовку, египетские солдаты прямой наводкой стали расстреливать морской десант из тяжелых пулеметов. Двигаться быстро было невозможно, поскольку все лодки были перегружены боеприпасами. Бойца особого инженерного подразделения, управлявшего лодкой, просто снесло от прямого попадания артиллерийского снаряда. Несколько лодок перевернулись, и бойцам вплавь пришлось достигать египетского берега, таща на себе пулеметы и тяжелые гранатометы. Благо спасательные жилеты некоторое время могли их удерживать на воде. Тем не менее, пока они не достигли укрепрайона, они представляли собой удобную цель для египетских пулеметчиков.

Тем временем майор Шауль Села получил разрешение на развитие атаки. Оставив на первичном плацдарме шестерых бойцов, входивших в передвижной полевой штаб, бойцы спецподразделения «707» разделились на три группы и, освободившись от водолазной экипировки, бросились на египетские бункеры.

Во главе первой группы шел молодой лейтенант Ури Багон (Uri Bagon). Его бойцам предстояла наиболее трудновыполнимая задача: прорваться по центру, выйти к мостику через пресноводный канал и удерживать его до прибытия бойцов «Сайерет Шакед». Переход на этом участке укрепрайона был крайне сложным и изнурительным. Многочасовой обстрел превратил все вокруг в непроходимое болото. Огромные волны, вызванные авиабомбами, смешавшись с грязью, глиной и песком, заполнили пресноводный канал топкой жижей, через которую невозможно было переправиться. Мостик, который они должны были захватить, был уничтожен во время авианалета. Лейтенант Ури Багон принял решение попытаться вброд пересечь пресноводный канал, к счастью, он имел в ширину всего лишь несколько метров, а в глубину не превышал высоту среднего человеческого роста. Он первым спустился к каналу, но под тяжестью собственной экипировки поскользнулся и стал тонуть в вязкой глинистой жиже. Дно канала было усеяно скрытыми ямами, образовавшимися в результате разрывов авиабомб. Потребовалось приложить много времени и усилий, чтобы при помощи брошенного каната вытащить его из канала. Ничего иного не оставалось, как закрепиться на этом участке и дождаться прибытия второй волны морского десанта. В распоряжении бойцов «Сайерет Шакед» имелись большие противоминные матрацы, которые лейтенант Ури Багон решил использовать для переправы через образовавшуюся полосу болота.

Вторая группа под командованием лейтенанта Дуби Кешета (Dubi Keshet) должна была захватить укрепленную точку египтян севернее района высадки. Единственная возможность выйти к объекту, не подставляя себя под египетские пулеметы и минометы, представлялась, если двигаться по внутреннему связующему окопу, тянущемуся вдоль первой заградительной полосы. Во время авианалета он также серьезно пострадал, поэтому в кромешной темноте приходилось пробиваться через образовавшиеся завалы. Крайне сложно было определить, откуда египтяне вели огонь. Большинство бункеров и укрепленных точек были сверху частично разрушены и беспорядочно завалены мешками с песком. Прикрывая друг друга автоматным огнем, бойцы лейтенанта Дуби Кешета метр за метром вгрызались в египетскую оборону, перебегая от бункера к бункеру, забрасывая их ручными гранатами, большинство из которых вообще оказались неисправными. В конечном итоге им удалось выйти к заданной точке, так и не столкнувшись ни с одним из египетских солдат.

Третья группа лейтенанта Йосефа Рама (Joseph Ram) продвигалась в южном направлении. Наступившая ночь играла на руку израильтянам, так как египетские солдаты, отошедшие на дальний оборонительный рубеж, не видели направления атаки и вели стрельбу почти вслепую. Бойцы первой волны десанта намеренно не использовали трассирующие пули, чтобы не выдать места своего присутствия. Однако когда на половине пути к заданному объекту один из боевых пловцов случайно задел «растяжку», в небо взметнулась осветительная ракета. Бойцам группы лейтенанта Йосефа Рама, шедшим по пояс в глинистой жиже, пришлось буквально с головой нырнуть в образовавшееся болото, надолго задержав дыхание. Так или иначе, прилагая нечеловеческие усилия, им, все же, как и двум другим группам, удалось выйти к заданной точке, не встретив ни единого египетского солдата.

Вторая волна морского десанта наконец-то достигла египетской стороны канала. Многим из спецназовцев пришлось пересекать канал вплавь. Боевые порядки были нарушены. При высадке царила такая неразбериха, что после того, как бойцы пересекли насыпь и залегли среди полуразрушенных укреплений, командирам групп, срывая глотки, перекрикивая шум боя, пришлось носиться по всему занятому плацдарму, чтобы отыскать своих солдат.

Наскоро перегруппировавшись, бойцы «Сайерет Шакед» бросились расширять занятый плацдарм, зачищая уже захваченную территорию. У канала остались только 74 бойца особого инженерного подразделения и майор «Шайетет-13» Дов Бар, которому было поручено организовать эвакуацию раненых солдат, а также контролировать район переправы. Дышать было невозможно. Горячий воздух, пропитанный гарью и едким дымом, просто палил легкие и глаза. Порой казалось, что египтяне в обход всех международных конвенций в отчаянии устроили химическую атаку. Второй волне морского десанта пришлось преодолеть тот же путь, что и боевым пловцам майора Шауля Селы, неся на себе в несколько раз больше груза. С небольшой разницей во времени они наконец соединились с тремя группами спецподразделения «707», потеряв во время преодоления Суэцкого канала и первой заградительной полосы ранеными часть личного состава.

Первыми подкрепление «Сайерет Шакед» получила группа лейтенанта Ури Багона, пробивавшаяся на центральном направлении. Поскольку им не удалось форсировать пресноводный канал, для египетских солдат они представляли удобную мишень. Они не могли отойти назад, так как задача группы состояла в том, чтобы удерживать центральный сектор, также не могли они в случае необходимости перейти в контратаку. Поэтому, когда боевые пловцы соединились со спецназовцами Южного военного округа, лейтенант Ури Багон испытал некоторое облегчение.

Как он и рассчитывал, бойцы «Сайерет Шакед» принесли на себе широкие противоминные матрацы, которые тут же полетели в канал. Однако сразу же возникла новая проблема. Во-первых, матрацы оказались слишком мягкими, чтобы выдержать вес солдата в полной экипировке. Во-вторых, их было недостаточно, чтобы выложить несколько слоев импровизированного моста. Как только первый спецназовец ступил на переправу, она прогнулась, и в образовавшийся излом стала затекать вязкая глинистая жижа. Два-три перехода – и матрацы полностью исчезли бы в болоте. Тогда решили попробовать укрепить переправу носилками. Их осторожно сбросили поверх матрацев, а для еще большей верности освободили ящики из-под боеприпасов, которые нашли то же самое применение. Таким образом, бойцы спецподразделения «707» и спецназовцы «Сайерет Шакед» преодолели канал и залегли у железнодорожного полотна, тянущегося вдоль всей линии укреплений, ожидая общей команды на дальнейшее развитие наступления.

В это время две другие группы спецподразделения «707» соединились со второй волной морского десанта. К счастью, бомбардировка на флангах не была такой плотной, как в центральном секторе, и спецназовцам, правда с трудом, удалось найти несколько сохранившихся мостиков. Они значительно пострадали во время артподготовки, но вполне могли выдержать переход.

После того, как все группы преодолели пресноводный канал, поступил приказ к захвату второго оборонительного рубежа западного сектора укрепрайона Суэцкого канала. Лишь только сводный морской десант пересек железнодорожное полотно, египтяне оказали еще более яростное сопротивление, открыв ураганный огонь по наступающим. Могло сложиться впечатление, что египетское командование намеренно дало прорваться в глубь укрепрайона, чтобы у израильтян в тылу осталось непроходимое болото, лишавшее их возможности тылового маневра или в случае необходимости быстрого отхода.

За железнодорожным полотном в низине оказалась грунтовая дорога, которая также значительно пострадала от бомбежки, однако вода до нее не добралась, и по ней вполне сносно можно было передвигаться. Вдоль нее находились десятки глубоко уходящих под землю железобетонных бункеров. В каждом из них находилось не менее четырех египетских солдат с пулеметами и гранатометами. В некоторых бункерах были оборудованы трехствольные зенитные установки, доставлявшие немало неприятностей израильским ВВС. Одна из основных задач, поставленных Генштабом перед сводным морским десантом, был розыск и уничтожение зенитных батарей. Однако чтобы к ним приблизиться, следовало подавить пулеметные точки египтян, которые были недосягаемы для авиабомб и артиллерии противника.

Воспользовавшись низиной как естественным прикрытием, сводный морской десант растянулся по всей линии занятого плацдарма. Идти приходилось в лобовую атаку, прямо на пулеметы. Вернее, ползти, поскольку египетская артиллерия и автоматно-пулеметный огонь косили все, что находилось выше полуметра над поверхностью земли. Уже в первые минуты второй атаки израильтяне потеряли ранеными более десяти процентов личного состава. Трое спецназовцев погибли, еще пересекая железнодорожное полотно. Без сомнения, и с другой стороны были большие потери, однако у египтян было главное преимущество: они могли отойти в глубь своей обороны, израильтянам же некуда было отступать. Позади было болото и Суэцкий канал. Наладить планомерный отход можно было, только уничтожив египетский гарнизон на этом участке канала.

Поскольку египтяне даже предположить не могли, что израильтяне смогут прорвать линию обороны и зайти в тыл, бойницы и орудия были направлены по фронту. Поэтому, захватив один из бункеров, морской десант стал развивать атаку вдоль флангов укрепрайона, таким образом, египетская оборона не смогла в полной мере использовать всю свою огневую мощь. Перебегая от бункера к бункеру, от одной укрепленной точки к другой, израильские спецназовцы забрасывали амбразуры дотов противотанковыми, а также фосфорными гранатами.

Следует отметить самоотверженность египетского гарнизона. Даже когда была прорвана оборона, ни один из египетских солдат не попытался сдаться в плен или отступить. По-всякому можно это объяснить. Вероятно, они боялись выйти за пределы железобетонных укрытий, понимая, что в горячке боя, нередко переходящего в рукопашную схватку, на пощаду рассчитывать не приходилось. Однако факт остается фактом. Гарнизон держался до последнего солдата.

Только после того, как все бункеры египетского укрепрайона на участке шириной в два километра оказались под контролем сводного морского десанта, из штаба операции поступил приказ к отходу. Прежде чем отступить на исходные позиции, бойцы «Сайерет Шакед» привели в действие мощные взрывные устройства. Многие из железобетонных конструкций просто провалились вовнутрь, похоронив под собой укрывавшихся внутри египетских солдат.

Отходили тем же порядком, как и происходил захват плацдарма. Первыми египетский укрепрайон покинули спецназовцы штаба Южного военного округа. Пока спецподразделение «707» удерживало плацдарм, «Сайерет Шакед» стал проводить зачистку района в поиске раненых и убитых. Командиры групп сообщали о том, что недосчитались многих солдат. Однако после более тщательной проверки выяснилось, что по ходу боя большую часть раненых эвакуировали на израильскую сторону канала. В общей сложности сводный морской десант потерял убитыми четырех человек: один боец особого инженерного подразделения и трое спецназовцев «Сайерет Шакед», а также около двух десятков раненых. Египетский же гарнизон потерял убитыми более 20 солдат, обнаруженных на месте боя. О том, сколько же погибло под развалинами бункеров, можно было лишь гадать.

Только после того, как большинство бойцов «Сайерет Шакед» пересекли Суэцкий канал, спецподразделение «707» получило приказ к отходу. Прежде чем оставить плацдарм, боевые пловцы провели дополнительную зачистку района, опасаясь оставить на вражеской территории убитых или, что более страшно, раненых товарищей. Затем они спустились к каналу и вплавь достигли израильских позиций.

В целом высадка сводного морского десанта на египетской стороне Суэцкого канала себя оправдала. Несмотря на то что Генштаб ставил задачу захватить укрепрайон протяженностью в три километра, что не удалось выполнить на все сто процентов, результаты операции «Виктория» впечатляли. Отрезок египетского укрепрайона протяженностью в два километра практически перестал существовать. Зенитные и пулеметные точки были уничтожены, а железобетонные бункеры превратились в бесформенные груды битого бетона и арматуры. Тем не менее пресс-атташе египетского военного командования совершенно иначе оценил результаты ночной вылазки израильтян. Средиземноморское агентство новостей из Каира на следующее утро сообщило о том, что египетская армия отразила две ночные попытки израильтян захватить Суэцкий канал севернее города Кантара. По словам пресс-атташе, также переданным Египетским агентством новостей, во время двух неудачных попыток захватить укрепрайон рядом с городом Кантара израильский морской десант потерял более 25 человек, большинство из которых утонули еще при переправе через Суэцкий канал.

На следующее утро в штабе Южного военного округа состоялось совещание, на котором, кроме офицеров – участников ночной вылазки, а также генерала Ариеэля Шарона, присутствовали начальник Генерального штаба Армии Обороны Израиля генерал-лейтенант Хаим Бар-Лев и министр обороны Израиля Моше Даян. Командир спецподразделения «707» майор Шауль Села негодовал. Большинство ручных гранат израильского производства оказались абсолютно негерметичными, и во время пересечения Суэцкого канала в них попала вода. Точно такая же проблема возникла еще при прошлогодней высадке на египетском острове-крепости Грин. Более половины ручных гранат, имевшихся у бойцов «Шайетет-13», не разорвались, тем не менее никто не позаботился уведомить офицеров спецподразделения «707» о том, что большинство гранат израильского производства в условиях морской высадки ничем не отличаются от самых обычных металлических болванок.

В армии и до этого знали о нездоровом соперничестве спецподразделений 35-бригады ВДВ, «Шайетет-13», «Сайерет Маткаль» и спецподразделения боевых пловцов «707», каждое из которых стремилось взять на себя выполнение наиболее сложных операций. Однако если ранее это сказывалось только на личных отношениях командиров элитных подразделений и вызывало напряженность между бойцами, то нынешняя операция показала, что такая конкуренция негативно сказывается на оперативной стороне вопроса. Шел 1970 год, многому приходилось учиться прямо на поле боя, платя за ошибки и просчеты человеческими жизнями. Представьте себе фронт, на котором одна часть проводит разведку боем и не сообщает о результатах соседним частям. Казалось бы, спецподразделения должны были делиться друг с другом накопленным опытом, тем не менее практика доказывала обратное. Методы ведения специальной войны элитные подразделения израильской армии хранили как нечто бесценное, будто утечка информации могла поставить под угрозу жизни бойцов. Во многом это объяснялось непомерными амбициями, которые зачастую перевешивали общегосударственные интересы и обычное боевое братство спецназа.

Ярким примером нездорового соперничества среди спецназа явилась болезненная ревность морских коммандос «Шайетет-13» в отношении соседнего, в какой то мере «дочернего», спецподразделения ВМС. Спецподразделение боевых пловцов «707» изначально создавалось в 60-х годах исключительно для охраны портов. Их так и называли – «оборонительные пловцы». В задачу спецподразделения «707» входила проверка днищ морских судов от подводных мин, а также противостояние арабским морским коммандос, регулярно пытавшимся проникнуть в акваторию баз ВМС Израиля, а также на гражданские морские объекты для проведения диверсий. Однако с течением времени боевых пловцов «707» все чаще стали использовать для проведения особых военных операций, традиционно входивших в компетенцию морских коммандос «Шайетет-13». В этом морские коммандос «Шайетет-13» видели неприкрытую угрозу своей «независимости» и обособленности. Боевые пловцы вторгались в «исконную вотчину» морских коммандос. Если ранее им приходилось отстаивать свою монополию на проведение морских спецопераций у спецназа Генштаба «Сайерет Маткаль», то сейчас «угроза» исходила непосредственно «из дома», от недавно созданного спецподразделения ВМС Израиля.

Еще одна из причин того, что выводы просчетов операции «Страсть-6» при высадке на острове-крепости Грин не вышли за пределы «Шайетет-13», заключалась в том, что командир морских коммандос подполковник Зеэв Альмог пообещал выгнать каждого виновного в утечке информации. Командир «Шайетет-13» полагал, что если явно выраженные упущения просочатся за пределы подразделения, Генштаб существенно ограничит активность морских коммандос и запретит проведение подобного рода операций (см. вклейку).


Параллельно с захватом двух километров укрепрайона Суэцкого канала спецподразделением боевых пловцов «707» и спецназом штаба Южного военного округа «Сайерет Шакед» морские коммандос «Шайетет-13» осуществили вторую высадку, на этот раз в западном секторе Суэцкого залива, в 14 километрах севернее города Рас-Гариб и 140 километрах южнее города Суэц.

Генштаб Армии Обороны Израиля поставил перед морскими коммандос задачу уничтожить опорный пункт египетской береговой охраны, а также заложить мощные фугасы вдоль имевшей важное стратегическое значение автотрассы, соединявшей города Рас-Гариб и Заафран. Как и в случае с операцией «Виктория», уровень секретности был настолько высоким, что поначалу о планах операции «Тарнеголь-25» знал лишь узкий круг посвященных, включая командира морских коммандос подполковника Зеэва Альмога. Только за шесть дней до начала операции, 5 июня 1970 года, Альмогу было позволено посвятить в планы Генштаба своих бойцов и офицеров.

Изучив аэрофотоснимки района Рас-Гариб, сделанные накануне израильским самолетом-разведчиком, командир «Шайетет-13» пришел к выводу, что в принципе нет ничего, что могло бы помешать его морским коммандос провести незаметную высадку, обнаружить и уничтожить объект, предварительно заминировав автотрассу Рас-Гариб – Заафран. Как всегда, успех подобного рода операций на девяносто процентов зависел от неожиданности нанесения удара, учитывая тот факт, что действовать приходилось на вражеской территории, далеко от собственных границ, возможно, против значительно превосходящих сил противника. Пограничный опорный пункт египетской береговой охраны находился в нескольких сотнях метров от кромки моря. Он представлял собой небольшой полевой лагерь, окруженный укрепленными огневыми точками, в центре которого располагалось каменное строение. Поскольку израильтянам уже не раз приходилось высаживаться в этом районе, они хорошо были знакомы с местным береговым ландшафтом. Почти под прямым углом от кромки моря уходило неглубокое ущелье. Морские коммандос рассчитывали по горной тропе зайти в тыл опорного пункта египетской береговой охраны, миновав наблюдательные точки противника. Однако вышеупомянутое ущелье могло послужить не только удобным, скрытым от чужих глаз проходом, но и опасной ловушкой, местом, как нельзя лучше подходящим для организации засады. Даже в случае незначительной утечки информации ни у одного бойца «Шайетет-13», ступившего на побережье Рас-Гариба, не оставалось ни единого шанса на выживание. Именно по этой причине все хоть как-то связанное с подготовкой высадки было окутано непроницаемой завесой секретности.

Опять же, если в Средиземном море бойцы «Шайетет-13» могли воспользоваться ракетными катерами, чтобы вплотную подойти к ливанскому берегу, а затем спустить резиновые десантные лодки или вплавь достичь береговой полосы, то в Суэцком заливе суда даже таких незначительных размеров непременно были бы обнаружены египтянами. Вследствие этого подполковник Зеэв Альмог принял решение отказаться от помощи ВМФ и достичь зоны высадки на резиновых моторных лодках. Поскольку на прикрытие кораблей ВМФ рассчитывать не приходилось, было решено сразу после высадки избавиться от резиновых лодок, которые, в случае если бы ситуация вышла из-под контроля, оказались бы совершенно бесполезными. Для отхода было решено воспользоваться вертолетами ВВС – после выполнения задания они должны были забрать морских коммандос с египетской территории.

За три дня до начала операций «Виктория» и «Тарнеголь-25» морские коммандос покинули свою базу в Атлите, на севере Израиля, и двинулись в сторону Синайского полуострова. К точке общего сбора бойцы «Шайетет-13» выдвигались мелкими группами, на обычных гражданских машинах, внутри которых были уложены боеприпасы, морская экипировка и сдутые резиновые моторные лодки. Даже одеты морские коммандос были в обычные брюки и футболки. Поскольку у египетских спецслужб на территории Синая среди местного бедуинского населения было полно своих «глаз» и «ушей», пришлось прибегнуть к исключительным мерам предосторожности. Появление здесь израильских военных непременно привело бы всю египетскую армию в районе Суэцкого залива в состояние повышенной боевой готовности, что поставило бы под угрозу не только выполнение операции «Тарнеголь-25», но и жизни самих морских коммандос.

После мучительных сомнений подполковник Зеэв Альмог все же поручил командовать высадкой морского десанта своему заместителю майору Шаулю Зиву. Изначально его участие в операции вообще не рассматривалось. Во время прошлогоднего захвата египетского острова-крепости Грин майор Шауль Зив получил серьезное ранение ступни. Врачи даже подумывали о том, чтобы ампутировать ему часть ноги. Почти год тяжелого лечения, сопровождавшегося мучительными процедурами, пришлось потратить ему, чтобы вернуться назад в свое подразделение. Только после долгих споров на повышенных тонах и уговоров майору Шаулю Зиву наконец-то удалось убедить командира «Шайетет-13» не только разрешить ему участие в операции, но и позволить руководить высадкой морских коммандос.

11 июня 1970 года, с наступлением сумерек, в 20:00 восемь резиновых моторных лодок вышли в Суэцкий залив, взяв курс в направлении египетского побережья в районе Рас-Гариб. К счастью, море было спокойным и не создавало дополнительных сложностей легким десантным лодкам, на которых разместились бойцы «Шайетет-13». По мере приближения к району высадки лодки все более отдалялись друг от друга, чтобы избежать обнаружения локаторами береговой охраны, продолжая движение, растянувшись на одной линии широким фронтом.

Достигнув суши, морские коммандос покинули лодки и, выгрузив амуницию, залегли у самой кромки воды. Судя по последней информации, поступавшей по каналам «Амана», египтяне объявили береговую полосу закрытой военной зоной. Не исключалась возможность того, что весь этот район был заминирован. Во всяком случае, майор Шауль Зив решил не рисковать. Собрав своих бойцов в одну группу, он, прежде чем начать движение к объекту, выслал нескольких человек вперед, проверить наличие мин в районе прохода к ущелью. Только после того, как рассеялись все подозрения относительно мин, морские коммандос вступили в основную стадию операции.

Поначалу колонну возглавил сам Шауль Зив. Он шел в окружении трех бойцов, входивших в состав полевого передвижного штаба. За ним, на расстоянии нескольких метров, следовала группа лейтенанта Ханины Амишава. Кроме автоматов Калашникова и стандартного боекомплекта, они несли за плечами ручные противотанковые гранатометы. Ханина Амишав со своими людьми должен был захватить главное здание опорного пункта египетской береговой охраны, собрать найденные в нем документы и подготовить его к взрыву. За ними шла группа молодого лейтенанта Коби Гиносара (Kobi Ginosar). В задачу этой группы входил захват укрепленных точек, рассредоточенных вокруг египетского опорного пункта береговой охраны, и их полное уничтожение. С этой целью в своих рюкзаках бойцы этой группы несли достаточно мощные взрывные устройства. И завершали колонну «Шайетет-13» две группы, в задачу которых входило минирование стратегически важной автотрассы Рас-Гариб – Заафран.

Несмотря на относительно небольшие расстояния, которые необходимо было преодолеть морскому десанту на пути к объекту, переход оказался долгим и достаточно сложным. Поскольку видимость в ущелье была крайне ограниченна, так как лунный свет сюда практически не доходил, несколько бойцов передового дозора сразу отделились от основной группы и выдвинулись вперед. Кругом стояла пугающая тишина. В любой момент нависшие склоны могли взорваться автоматными очередями. Следовало идти как можно тише, поскольку любой, даже самый незначительный шум в ночных горах усиливался в несколько раз и разносился на многие километры. Согласно полевым картам израильского Генштаба и данным аэрофотосъемки, где-то рядом находилась автотрасса Рас-Гариб – Заафран. Ущелье выходило прямо на нее и расширялось, словно устье реки. Ошибиться было невозможно. Если бы египтяне не объявили этот район закрытой военной зоной, была бы вероятность встретить на пути к объекту на горной дороге местных рыбаков или крестьян.

Постепенно склоны расступались, и ущелье плавно влилось в долину. Выйдя к центральной автотрассе, отряд морских коммандос тут же разделился. Две группы минеров залегли недалеко от обочины дороги, чтобы по условному сигналу заложить мощные фугасы, после чего выйти к точке общего сбора. А штурмовые группы лейтенанта Коби Гиносара и лейтенанта Ханины Амишава вместе с передвижным полевым штабом майора Шауля Зива ушли на запад, в направлении опорного пункта египетской береговой охраны. Пришлось сделать довольно большой круг, чтобы зайти с западной стороны, откуда египетские пограничники совсем не ожидали нападения израильтян.

Когда до опорного пункта египетской береговой охраны оставалось не более двухсот метров, майор Шауль Зив приказал отряду остановиться и залечь, выслав вперед несколько бойцов передового дозора. Вернувшись через несколько минут, разведчики доложили, что, тщательно исследовав опорный пункт через приборы ночного видения, они не заметили следов египетских пограничников ни возле каменного здания, ни на укрепленных точках. Все словно вымерло.

Обычно египтяне даже в глубоком тылу имели обыкновение выставлять ночных часовых, после того как израильские десантники начали совершать глубокие рейды. Со стороны это выглядело весьма странно. Видимая простота наводила на тяжкие сомнения. Что, если египтяне обнаружили группу еще на подходе и решили устроить засаду, отрезав морским коммандос подступы к ущелью? С одной стороны, почему египтяне не устроили засаду в ущелье? С другой стороны, засада могла предназначаться вертолетам, которые обязательно прибудут на место, если морские коммандос окажутся в западне. Так или иначе, но поставленную задачу следовало выполнять. Майор Шауль Зив рассудил логично: если и суждено было нарваться на засаду, то какая разница где? Тут или на обратном пути в ущелье, если он решит отменить операцию?

Две группы морских коммандос стали ползком продвигаться в направлении объекта. Когда до опорного пункта египетской береговой охраны оставалось несколько десятков метров, майор Шауль Зив условным жестом приказал всем остановиться и приготовиться к атаке. Затем приподнялся на колено и, дав длинную автоматную очередь, первым бросился вперед, ведя за собой остальных бойцов.

Лейтенант Ханина Амишав на бегу приказал гранатометчикам произвести залп по центральному зданию. Несколько снарядов «базуки» ударили в стену, вызвав возгорание и серьезные внешние повреждения. Прикрываясь густым дымом, группа лейтенанта Коби Гиносара вплотную приблизилась к укрепленным пулеметным точкам египтян и забросала их ручными гранатами. Однако, как оказалось, разведчики не ошибались – в них не было ни одного египетского пограничника. Параллельно группа лейтенанта Ханины Амишава прорвалась в центр опорного пункта и прижалась к стене каменного здания.

Лейтенант Эли Марик (Eli Marik), участвовавший в операции в составе группы Ханины Амишава, со всего разгона попытался вышибить ногой входную дверь. Однако она не поддалась. Мощная деревянная дверь плотно сидела на петлях и к тому же открывалась не вовнутрь, а наружу. Тогда он решил не тратить понапрасну времени и, забежав за угол, метнул через окно фосфорную гранату. Но и тут его ждала неудача. Граната влетела вовнутрь и, покатившись по полу, так и не разорвалась. Лейтенант Эли Марик попросил еще одну фосфорную гранату у стоявшего поблизости командира группы. Вновь забежав за угол, он сорвал предохранительную чеку, но не успел ее метнуть. Фосфорная граната сразу же разорвалась у него прямо в руке, выпрыснув на верхнюю часть его тела свою страшную химическую начинку. Объятый пламенем, обезумевший от невыносимой боли лейтенант Эли Марик побежал не разбирая дороги, сшибая все на своем пути. В первые секунды остальные бойцы приняли его за египетского пограничника, выпрыгнувшего из окна, и чуть было не дали по нему автоматную очередь. Спасло его только то, что следом за ним сразу же бросился лейтенант Ханина Амишав. Нагнав Эли Марика, он сбил его на землю и стал тушить пламя, ножом соскабливая с его тела горящий фосфорный состав.

Как позже выяснилось, у лейтенанта Эли Марика серьезно пострадала рука, верхняя часть туловища и лицо. Однако ожоги не были столь глубокими, как показалось вначале. Своевременно оказанная помощь не только спасла Эли Марика от смерти и инвалидности, но и позволила уже в скором времени вернуться в строй.

На то, чтобы полностью уничтожить опорный пункт египетской береговой охраны, морским коммандос понадобилось не более пяти минут. Как выяснилось, на его территории в ту ночь находились двое египетских пограничников, спавших в момент нападения внутри здания. Приведя в действие мощные взрывные устройства, отряд майора Шауля Зива отошел к точке общего сбора, где их уже ожидали вертолет и две группы «Шайетет-13», заложившие восемь фугасов на центральной автотрассе, соединявшей Рас-Гариб с городом Заафран.

На следующий день в израильских средствах массовой информации было опубликовано лишь короткое заявление пресс-атташе Армии Обороны Израиля:

«Силы Армии Обороны Израиля захватили ночью египетский укрепрайон в западном секторе Суэцкого канала севернее города Кантара, а также опорный пункт египетской береговой охраны севернее города Рас-Гариб западного сектора Суэцкого залива в 140 километрах южнее города Суэц.

Силы, высадившиеся в египетском укрепрайоне в западном секторе Суэцкого канала, форсировали водную преграду, захватив большое количество бункеров и долговременных укрепленных точек на участке протяженностью в два километра. После этого бункеры были взорваны вместе с находившимися внутри египетскими солдатами. Во время высадки были уничтожены по меньшей мере 20 египетских солдат вне бункеров, а также неопределенное количество погребены под развалинами взорванного укрепрайона. Во время этой операции погибли 4 солдата Армии Обороны Израиля, 15 получили ранения, 7 из них легкие.

Силы, высадившиеся в западном секторе Суэцкого залива и уничтожившие опорный пункт береговой охраны египетской армии, расположенный в 14 километрах севернее города Рас-Гариб, вернулись на свою базу без потерь».

В период между Шестидневной войной 1967 года и войной Судного дня 1973 года спецподразделения Армии Обороны Израиля провели больше всего спецопераций в глубоком тылу египтян. Нежелание признать результаты Шестидневной войны подтолкнуло арабские страны, и в первую очередь Египет, к развязыванию войны на истощение, вошедшей в мировую историю как Тысячедневная война. Это не была война в обычном понимании, а постоянные провокации вдоль границ, обстрелы приграничных поселений, прорывы террористических банд в глубь территории Израиля. В качестве ответной меры ВВС Израиля не прекращали авианалеты на военные и гражданские объекты египтян в районе Суэцкого канала. Практически все египетские города вдоль линии военного противостояния опустели, превратившись в города-призраки. Миллионы египтян, вынужденные искать убежища от налетов израильской авиации в других, более спокойных районах страны, лишились крова. Параллельно с этим спецподразделения Армии Обороны Израиля не прекращали диверсионные акции в глубоком тылу египтян. Основная задача спецопераций состояла в том, чтобы ослабить египетское давление главным образом в районе Суэцкого канала. В конечном итоге это было достигнуто за счет психологического и физического воздействия на все египетское общество и его политическую систему. Проводя диверсии в глубоком тылу египтян, израильтяне давали ясно понять: «То, что вы можете делать, мы можем сделать намного лучше вас, поэтому не стоит с нами связываться». В общей сложности в спецоперациях Израиля было задействовано от 500 до 800 бойцов. Тем не менее они смогли посеять в многомиллионной египетской армии страх, панику, неразбериху. Вместо того чтобы сконцентрировать армию в единый кулак в районе Суэцкого канала, египтяне были вынуждены рассеять свои подразделения практически по всей территории страны для охраны своих объектов. Все это сковало египетские вооруженные силы, существенно ограничив их активность в районе Суэцкого канала.

Война на истощение не только не принесла результатов, но и вызвала в египетском обществе глубокий политический кризис. Синайский полуостров, захваченный Израилем в Шестидневной войне, выступал своего рода буферной зоной между египетскими вооруженными силами и израильским гражданским населением. Египетские города стали заложниками вооруженного противостояния. Все это подтолкнуло президента Насера запросить о прекращении огня. Соглашение было подписано 7 августа 1970 года, спустя 1000 дней после начала войны на истощение, при посредничестве министра иностранных дел США Вильяма Роджерса (William Rodgers). Согласно официальным израильским источникам, в годы вооруженного противостояния Армия Обороны Израиля потеряла 721 человека убитыми и 1500 ранеными. Египетская сторона потеряла убитыми более 10 000 человек.

Подводя итоги 1000-дневной войны, мне хотелось бы привести выводы и замечания одного из бывших руководителей израильских спецслужб, глубокоуважаемого мною Якова Кедми.

Египетские вооруженные силы вдоль канала состояли из пяти пехотных, двух механизированных и двух бронетанковых дивизий. Кроме того, несколько полков охраны и обслуживания.

С израильской стороны была неполная бронетанковая дивизия.

Что же касается спецназа, то Израиль мог задействовать всего не более 3–4 рот, а с египетской стороны было несколько бригад коммандос, бригада ВДВ и бригада морской пехоты.

Так что растягивание линии фронта и позиционная война были выгодны Египетской армии, а не Армии Обороны Израиля. Количественный состав Египетской армии в несколько раз превосходил израильскую. Основное преимущество Армии Обороны Израиля – маневренность и способность к эффективным маневренным боям – свелась на нет позиционной войной. Более 700 убитых и постоянная мобилизация резервистов и огромные военные расходы были не по силам Израилю, что нельзя было сказать о Египте.

Данные о 10 000 убитых со стороны Египта вымышленные. Египтяне потеряли убитыми раза в три меньше.

Соглашение о прекращении огня было принято после того, как поставленные СССР полки ракет ПВО: САМ2, САМ3, САМ6, которые создали эшелонированную систему ПВО, нейтрализовали израильские ВВС и сделали невозможными воздушные атаки Израилем объектов в глубине Египта.

Кроме того, египтяне рассчитывали под прикрытием соглашения о прекращении огня продвинуть систему ПВО к самому каналу и нейтрализовать действия израильских ВВС на расстоянии в 10–15 км к востоку от канала. Что и произошло.

Прибытие летчиков советских ВВС имело целью осуществление разведывательных полетов МиГ-25 над 6-м флотом США и всем Ближним Востоком. Истребительные подразделения прибыли для охраны советских сил, а не для боев с израильской армией. Два воздушных боя были незапланированными и случайными, по инициативе местного командования.

Война на истощение только подняла мораль и боеспособность Египетской армии, полностью деморализованной после Шестидневной войны. Наоборот, мораль израильских солдат и общества была угнетена в результате войны на истощение из-за ее продолжительности и постоянных потерь. Операции спецназа не оказали никакого влияния на развитие событий и в лучшем случае служили поднятию морали и престижа отдельных воинских подразделений и командования.

Оглавление

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Миссия выполнима. Удары израильского спецназа (Александр Брасс, 2007) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я