Творцы столпотворения
Борис Долинго, 2008

Вторая книга цикла «Игра в Вавилон» (ранее роман выходил под названием «Чужие игры»). Мир Земли после катастрофы, разделившей поверхность планеты на участки, вроде бы не имеющие между собой никакой связи. Никто не знает, что там, за невидимой гранью, отделяющей родную планету от Внеземелья, кто может появиться с «той стороны»? Герои второй часть цикла «Игра в Вавилон», Валентин и Николай, бросаются в погоню за инопланетянами, устроившими бойню в мирной земной деревушке – и оказываются втянутыми в интригу, сплетаемую таинственным незнакомцем, называющим себя «другом» и обещающим землянам помощь. Но очень скоро становится ясно, что их руками готовят вселенское столпотворение, не менее серьёзное, чем всё, что происходило ранее. Они даже не подозревают, насколько более серьёзное…

Оглавление

Из серии: Игра в Вавилон

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Творцы столпотворения предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Глава 5

Вездеход накренился и принялся резво сбегать с холма прямо на островерхие скалы. Тан-хан грубо схватил водителя за плечо.

— Что с тобой опять, Нок-аха? — прокричал он. — Совсем ополоумел?!

— Виноват, ваша милость… — По перепачканному, ссохшемуся лицу подчиненного тек обильный пот, унося с собой бесценную влагу. — Но я больше… больше…

— Что больше?! Что?

Машина, наконец, выровнялась, и скорость её несколько увеличилась. До первой груды камней оставалось совсем немного, а Нок-аха, казалось, и не собирался менять курс.

— Я не могу… — почти теряя сознание, прошептал он.

— Ничтожество! — командир оттолкнул его и взялся за рычаги. — Как это делается, покажи!

Водитель издал нечленораздельный звук и вяло махнул рукой.

— С-сволочь… — с ненавистью процедил Тан-хан.

Ему самому было очень плохо — жара на этой планете стояла невыносимая. Раскалённый воздух, проникающий в отсеки шагающей машины, с каждой минутой забирал у них последние остатки жизненной энергии. Если они не выберутся из этого чёртового места до вечера, то шансов на спасение не останется — они просто высохнут, как капля воды на сковородке. Но он-то терпит, он-то еще сохранил силы и трезвый рассудок! Почему же эти проклятые рядовые уже практически сдались, почему?! Вот что значит его благородное происхождение! И пусть не болтают эти проклятые либералы, будто все равны — не равны, не равны…

Командир буквально вырвал водителя из кресла, уселся сам и принялся дергать за рычаги и жать на педали. Вездеход сначала занесло, потом он замедлил скорость, повернулся и понёсся вдоль линии скал. В иллюминаторах мелькали лапы, на которых передвигалась машина.

Тан-хан дрожащей рукой вытер со лба пот. Кажется, пока пронесло. Ему захотелось снять шлем, но он снова сдержал это малодушное желание. Снять шлем офицера в боевой обстановке?! Ни за что!

— Па-тола, ко мне! — позвал он своего заместителя.

— Иду, главный… — донеслось из пассажирского отсека.

— Скорее! — нетерпеливо топнул ногой Тан-хан. — Садись сюда и веди машину, а то этот придурок совсем уже не в состоянии… — Он в гневе посмотрел на скрючившегося в углу рубки Нок-аху.

— Слушаюсь, — промямлил Па-тола, сменяя командира. — Но я не уверен, что мы движемся в правильном…

— Заткнись! — устало произнес Тан-хан. — Переход должен быть где-то здесь. Следи за местностью!

Шатаясь от усталости и истощения, Па-тола отвернулся к экрану, уставившись в него невидящими глазами. «Мы все сегодня умрём, — отстраненно подумал он. — Скорее бы уж — нет сил больше терпеть…»

Тан-хан некоторое время изучал карту, полученную от пришельца. Черт знает, что получается! То ли они всё не так сделали, то ли его намерено ввели в заблуждение. Хотя, с другой стороны, какой смысл ему обманывать? Наверное, с горечью констатировал Тан-хан, верно первое предположение — они перепутали эти чёртовы Переходы и пошли не по тому маршруту. Ах, это катастрофическое невезение! Чувствовал он — не стоило доверяться проклятому инопланетянину! К чёрту его технологии, его машину и фантастическое оружие! Теперь живыми бы домой добраться или хотя бы до местности, где много чистой, освежающей, дающей силы воды. О, эта животворная вода, субстанция, давшая всему сущему право на существование, вода-Мать, вода, которая…

— Пить… Дайте пить… — донеслось до начавшего грезить Тан-хана. Он открыл сами собой сомкнувшиеся глаза. Па-тола, не выдержав, улёгся на пульте управления и в беспамятстве бредил.

Стиснув зубы, командир стащил его с кресла и снова взялся за рычаги. Они должны найти вторую Арку, должны. Она же где-то совсем рядом, вон, может быть, за той скалой, а, может быть, за этой…

Впереди показалось русло высохшей реки. Точно — ориентир!

— Нет, мы выберемся отсюда, выберемся! — с надрывом прошептал Тан-хан. — Нас оберегает Святой Тха-Тлана, а он не позволит сгинуть нам на чужой и враждебной планете…

Он кое-как выровнял вездеход и повел машину вдоль канала, когда-то, наверное, наполненного живительной водой. Скоро в струящемся мареве раскалённого воздуха показалась характерная гряда скал.

Тан-хан хрипло засмеялся. Па-тола при этом застонал и открыл глаза.

— Очнись же, идиот! — крикнул командир. — Мы уже почти у цели!

— У цели… — тупо повторил Па-тола. — Вчера мы уже были у цели… Были…

Тан-хан промолчал. Ему нечего было сказать — его группа застряла в этом преддверии Ада. С самого начала инструкции пришельца были нарушены по независящим от командира причинам, и все пошло наперекосяк… Но этот Переход должен работать, просто обязан!

— Когда инопланетянин снова появится, я убью его, — процедил Тан-хан, всматриваясь иссыхающими глазами в проносящийся мимо унылый пейзаж. — Я отдам его на растерзание Болотному Дьяволу!..

Па-тола трясущимся пальцем ткнул в боковой иллюминатор.

— Птица, — сказал он и громко икнул.

— Что? — не понял командир. — Ты о чём?

— Там летит большая птица…

— Ты бредишь! — Тан-хан повернул голову.

В колышущемся мареве невысоко над горизонтом была видна чёрная точка. Галлюцинация? До сих пор они не встретили тут ни одной птицы. Командир прищурился. Точка мигнула, но не исчезла.

— Это Великий Тха-Тлана, — сказал заместитель. — Он пришёл, чтобы забрать наши грешные души…

— Дурак! — скривился Тан-хан, протирая глаза.

Точка всё увеличивалась в размерах, а потом превратилась в дискообразный аппарат, с большой скоростью приближающийся к ним.

— Встань к пушке! — приказал командир. — Это летающая машина!

Цепляясь за поручни, Па-тола кое-как вскарабкался в башенку стрелка.

— Тревога, тревога! — Тан-хан обернулся, вглядываясь в полутьму общего отсека. — Боевой расчёт, приготовиться!

Однако ответом ему тишина — остатки экипажа давно валялись без сознания.

Какая отвратительная смерть! Настоящий воин умирает в бою, а не в песках от жажды! Тан-хан зарычал от бессильной злобы. Если это тот самый пришелец, то он найдёт в себе силы открутить ему голову вместе с его чудесным говорящим шлемом!

Послышался тоненький свист, а потом резкий хлопок.

— Я выстрелил, командир, — сообщил заплетающимся языком заместитель. — Мимо…

— Идиот! — захрипел Тан-хан. — Рано!

Летающий агрегат вмиг нагнал вездеход и пропал из виду, видимо, зависнув сверху. Тан-хан резко ударил по педалям, воинов с силой бросило вперед, немилосердно ударив о переднюю стенку, и машина встала как вкопанная. Па-тола что-то завопил, а потом снова выстрелил.

И тут вездеход будто подбросило в воздух. Потом он накренился под углом и завалился на бок, беспомощно выпростав по бокам свои механические ноги. Чертыхаясь, заместитель вылетел из башенки и, ударившись головой о поручень, потерял сознание. Остро запахло удушающим дымом.

«Это конец», — мелькнуло в голове у Тан-хана. Перед его глазами плыли цветные пятна, а по лбу текла кровь. Он с кряхтением добрался до люка и распахнул его. Летающая машина медленно опускалась на красный песок.

Тан-хан презрительно сплюнул и сжал рукоять именного автомата, лично подаренного ему Командующим Северного Архипелага. Он, высокорожденный, не собирается словно червь гореть тут в чужом вездеходе, и в последнем бою ему не нужно чужое оружие. Он встретит смерть лицом к лицу, как и подобает настоящему воину.

— Выходи! — слабо крикнул командир и неуклюже спустился по лесенке на землю. — Выходи же, дай я посмотрю на тебя! — Он щелкнул предохранителем.

Сбоку аппарата ярко сверкнуло, и рядом с Тан-ханом песок, забурлив, превратился в кипящую лужицу.

— Я не боюсь! — пробормотал сам для себя Тан-хан. — Я больше не боюсь!

Шатаясь, он побрёл к незнакомой машине, стараясь навести на нее ствол автомата. Оружие как никогда казалось тяжёлым, и Тан-нан приложил немалые усилия, чтобы поймать в прицел внезапно появившуюся фигуру, которая ловко спрыгнула на песок и неторопливо направилась навстречу.

— Я узнаю тебя, — прохрипел командир. — Хотя ты в костюме, и шлем твой чёрен, я узнал бы тебя из тысячи. Это из-за тебя всё!

Он нажал на курок. Автомат рявкнул, и пули прочертили замысловатый пунктир вокруг пришельца, не причиняя ему время. Тан-хан выстрелил ещё раз, ещё и ещё — в конце-концов, магазин опустел…

Пришелец не спеша приближался, но в руках его ничего не было.

Ничего, я буду бить прикладом, решил Тан-хан. Буду бить, пока из этого урода не потечет его богомерзкая красная кровь! А когда он запросит пощаду, которой ни за что не получит, то…

Пришелец вытащил из кармана маленький пистолет и весело помахал им перед собой.

— Я разочаровался в вас, лягушечки, хотя свою задачу вы, в основном выполнили, — громко сказал он. — И теперь мне вы уже не нужны, вас придётся пустить в расход, ребята, ничего не поделаешь!…

— Попробуй, — просипел Тан-хан, еле держась на ногах.

Инопланетянин хохотнул.

— Извини, — сказал он, — не получится. Вас погубила ваша тупость, вы купились на дешёвую уловку. Кроме того, вы, мараты, мало где можете существовать, кроме своего мира. Вы биологически несовершенны!

— Мы биологически несовершенны?! — взвился Тан-хан. — Ты же сам говорил…

Он собрал последние силы и бросился на соперника.

Тот, хмыкнув и, легко увернувшись, ударил налетевшего Тан-хана в грудь. У марата подкосились ноги, автомат выпал из рук, и он осел на песок.

— Прощай, ошибка эволюции, — весело произнес пришелец и, опрокинув командира отряда маратов навзничь, наступил сапогом ему на шею.

— Ты… пожалеешь… — просипел Тан-хан. — Твоя смерть будет страшной…

— Тоже мне, пророк выискался, — скривился инопланетянин и резко надавил.

Послышался хруст шейных позвонков, тело дернулось и застыло.

— Готов, — довольно констатировал пришелец. — А вон и еще кто-то вылез. Ну-ну, повеселимся сейчас!..

И он направился к Па-тола.

* * *

Остапенко и Шорин побрели по красноватому суглинку вслед за машиной таинственных Чёрных. Валентин шёл с «молниевиком», поскольку Николай попросил оставить ему более привычный автомат.

Следы «жука» постепенно приближались к каменистой гряде, из чрева которой выбрались люди. Желтый, плотный, казалось, осязаемый свет, радовавший сначала после мрака подземелья, скоро начал действовать на нервы. Однако солнце уже клонилось к каменистой гряде, тени вытянулись, став почти чёрными, и раздражающее сияние постепенно меркло.

Пройдя всего пару километров, люди как по команде пригнулись — впереди у скал маячила ненавистная чёрная машина.

— «Жук»! — прошептал Николай.

Они залегли и принялись внимательно рассматривать вражескую технику. Аппарат Чёрных лежал, накренившись прямо на брюхе, раскорячив в стороны лапы. Рядом никого не было.

— Думаешь, это тот же самый? — прошептал старшина.

— Кто знает, — отозвался Валентин. — Но чего это пучеглазые решили погреться на солнышке?…

— Ты же думал, что они Арку искали, — напомнил Шорин. — Может, нашли, а в машине горючка кончилась. Вот они и бросили её.

— Может и так, — задумчиво протянул Валентин. — Странно, что люк оставили открытым… Смотри, а вон там, видишь, левее, кто-то лежит. Не-ет, тут что-то случилось.

— Может, на них самих напали?

— Похоже на то. — Остапенко скривился. — Давай подберёмся и посмотрим!

До «жука» было с полкилометра, и они порядком измучились, подбираясь к нему — Валентин заходил справа, а Николай слева. Они залегли с обеих сторон шагах в пятидесяти от аппарата и долго ждали, но по-прежнему ничего не происходило. Солнце к этому времени уже закатилось и небо приняло лиловый оттенок.

В конце концов, Валентин перебежками подобрался к телу, которое они заметили ещё издали. Инопланетянин был мёртв и выглядел совершенно высохшим, словно мумия. Остапенко сделал знак рукой и одновременно с Николаем вскочил и бросился к «жуку» с оружием наизготовку.

Уже подбегая к машине, Валентин заметил краем глаза справа от себя второго Чёрного, недвижно лежащего на спине, но тот признаков жизни не подавал, и капитан проскочил мимо.

Земляне одновременно подбежали к инопланетной машине и с противоположных сторон вскарабкались на нее по лесенкам. Остапенко сразу же увидел люк и просунул внутрь ствол «молниевика». Шорин притаился за выступом на борту аппарата. Снова ничего не произошло.

«Странно», — подумал Валентин и осторожно заглянул внутрь.

Его взору открылся небольшой отсек, по-видимому, рубка управления. Впереди находились различные механизмы, приборная доска, рычаги и пара широких кресел. Значительная часть панели оказалась оплавлена, а один рычаг под действием высокой температуры даже согнулся пополам. Сзади виднелся проход во внутренние отсеки машины, а в углу притулился ещё один мёртвый Чёрный.

— Видал? — Шорин подобрался к капитану и посмотрел через его плечо. — Сухой!

Чёрный действительно был сухим. Та же комичная физиономия лягушки, но… как будто каким-то насосом из существа выкачали всю кровь — оно выглядело словно спущенный детский воздушный шарик. «Действительно, натуральная мумия», — мелькнуло у Остапенко.

Он прошёл внутрь машины. «Жук» лежал под углом, и стоять на наклоненном полу было не слишком удобно.

— Я прикрою, — пообещал Николай, осторожно двигаясь следом.

Остапенко заглянул во внутренний отсек. Там находилось пассажирское отделение: ряд кресел и узкий проход, вдоль которого лежала парочка высохших инопланетян. У одного, кроме этого, был снесен череп, а на стенках отчётливо просматривались высохшие брызги.

Ясно было, что кто-то расправился с Чёрными. Сожалений о гибели своих противников люде не испытывали, но из такого развития событий логически вытекала возможность, что тот, кто уничтожил созданий, напавших на Крюковку, может с такой же лёгкостью заинтересоваться и людьми. По всему, стоило уносить отсюда ноги и искать вторую Арку, о чём и напомнил Шорин, но Валентин не мог упустить возможность поближе познакомиться с инопланетной техникой.

Приказав Николаю стоять на стрёме, капитан снова залез внутрь и внимательно осмотрел пульт управления машиной. Там, где поверхность панели не была изуродована, имелись разнообразные рычажки, дисплеи, судя по всему, жидкокристаллические, две педали и нечто вроде перископа. «Да так сразу и не разберешься», — подумал Остапенко и задерживаться не стал. Было ясно, что познакомиться настолько, чтобы при случаи можно было управлять работоспособным «жуком», не получится.

Выбравшись наружу, он немного постоял, а потом присел на камень чуть в стороне от машины Чёрных.

— Ну, что-нибудь понял? — без тени иронии спросил Шорин, протягивая уже подсохшую сигарету.

Валентин благодарно кивнул.

— Сложно что-то понять, — признался он, прикуривая. — Всё разбито.

— Знаешь, Валя, — заметил Николай, — я тут на трупик этот посмотрел… Ну и рожа у него, я тебе скажу!

— Да, эти ребята в фотомодельный бизнес абсолютно негодные… — усмехнулся Остапенко.

— Нет, он вообще странно выглядит…

— В смысле?

— Ну, ссохшийся он, как мумия! — сообщил Николай.

— Ты мумию хоть раз видел?

— Нет, — смутился старшина, — только в кино… Просто, знаешь, мне кажется, он здесь уже долго лежит.

— Думаешь?…

Они ещё раз внимательно осмотрели трупы. Действительно, создавалось впечатление. Что с момента, когда эти существа лишились жизни в этом сухом и жарком климате, прошёл не один месяц. Вполне возможно, что это мог быть другой, не их «жук».

Странность заключалась только в том, что разрушения в кабине и следы вокруг выглядели свежими. Причём следы на песке имелись двух типов — одни явно принадлежали Чёрным, вторые напоминали обычные следы человека, обутого в тяжёлые десантные ботинки. Правда, след от протектора был очень оригинальным — глубокие, словно в косичку заплетённые отпечатки.

Шорин первым обратил внимание на что оставлены они явно не «лягушками», и сказал об этом вслух, но ответить ему Валентин не успел. Его опередил громкий голос, раздавшийся из-за ближайшей скалы:

— Да, всё правильно, это мои следы.

От неожиданности земляне дёрнулись, как ужаленные, и вскинули оружие.

— Не стреляйте! — попросил голос. — Я друг. Это я убил маратов, напавших на одну из зон вашего мира маратов.

— Маратов?.. — машинально переспросил Остапенко. — Да кто тут, чёрт возьми? Свои, что ли? Вы где?

Невидимый пока собеседник говорил по-русски!

— Не стреляйте, — ещё раз попросил голос, — я здесь.

Из-за скалы выдвинулась человеческая фигура в странном костюме и в шлеме, похожем на мотоциклетный. Лицо незнакомца скрывал матовый чёрный щиток. Валентин вытаращил глаза — на плече незнакомца висело оружие, которое он уже наблюдали у Чёрных — именно такое осталось лежать в кузове УАЗа!

Но не только это удивило Остапенко. Наверное сейчас его меньше бы поразило появление Чёрного или ещё какой инопланетной каракатицы, чем вполне обычного на первый взгляд человека. Тем не менее, он держал незнакомца под прицелом «молниевика», а Николай прицелился из «калашникова».

— Мараты — это они! — Человек в шлеме кивнул на трупы «лягушек» и повторил: — А я их перестрелял. Я ваш друг, опустите оружие! Нам нужно поговорить. Видите, я кладу деструктор на землю.

Он осторожно снял с плеча своё оружие, опустил на землю и сделал несколько шагов по направлению к людям. Незнакомец оказался довольно высоким, лишь чуть-чуть ниже Николая.

Валентин с сомнением посмотрел на пришельца, продолжая сжимать «молниевик». Он прекрасно понимал, что этот, неизвестно откуда взявшийся человек, мог легко пристрелить из укрытия его и Николая, если действительно что-то замышлял, но замешательство, вызванное неожиданным развитием событий, путало мысли и не давало сосредоточиться.

Шорин растеряно переводил глаза с незнакомца на капитана, тоже не опуская автомат. Валентин откашлялся и спросил:

— Вы кто? Землянин или вы с этой планеты?

— Я присяду с вашего позволения? — поинтересовался незнакомец.

Не дожидаясь ответа, он прошёл мимо напарников, присел на порог открытого люка «жука» и пояснил спокойно и дружелюбно:

— Так удобнее разговаривать, а у нас есть немного времени для беседы.

Валентин ещё раз переглянулся с напарником и опустил оружие.

— Так кто вы такой? — повторил он, продолжая стоять.

Незнакомец чуть качнул шлемом из стороны в сторону.

— Надеюсь, мы подружимся, нам предстоит многое сделать вместе. Поэтому предлагаю общаться, как и подобает друзьям, запросто, на «ты».

Земляне снова переглянулись — подобная манера разговора у незнакомца в необычном одеянии, встреченного в каком-то, неизвестно где находящемся мире, совершенно выбивала из колеи.

— Хорошо, — после короткой паузы не слишком уверенно кивнул Остапенко, — давай на «ты»…. Значит, ты тоже с Земли?

Незнакомец фыркнул:

— Разумеется, я не землянин, я с другой планеты. Но я человек, почти такой же, как и вы. Меня зовут Авван Колсоов — у нас даже также как и у вас, есть имена и фамилии. За вами я наблюдаю с момента, когда вы погнались за этой мразью, за маратами. Вы молодцы, я восхищён вами — оказались в незнакомом мире, но достойно выпутались из всех передряг. Признаться, я испугался за вас, когда вы пропали из виду в заброшенном городе, но всё обошлось. Я приблизительно представляю направления русла подземной реки и повадки тех существ, что живут в подземных пещерах, и очень надеялся, что вы выберетесь как раз не слишком далеко от места, где мы сейчас находимся. В общем, я могу вам помочь, но и мне потребуется ваша помощь. Думаю, это будет выгодно всем.

Валентин проглотил сухой комок в горле и откашлялся, ощущая почему-то как немного подрагивают от напряжения колени. Он кивнул Николаю, чтобы тот садился и тоже сел на камень, с которого незадолго до этого вскочил.

— Я представился, давайте уж познакомимся и с вами, — с несколько ироничной обидой заметил незнакомец.

— Да уж, — хрипловато сказал Валентин, — согласитесь, весьма неожиданная встреча… Ну, я — Валентин, а напарника зовут Николай. И, прежде всего, мы хотим знать, что происходит. Расскажи, пожалуйста, всё!

Лица незнакомца видно не было, но люди услышали, как он фыркнул, усмехаясь:

— Всё рассказать невозможно в принципе. У вас будет слишком много вопросов, а времени на массу ответов пока нет. Я постараюсь объяснить, что нужно мне, а потом узнаю, чего хотели бы вы. Но на некоторые вопросы я ответить сейчас не смогу. Начнём с того, что вас интересует в первую очередь?

— А почему у тебя лицо закрыто? — выпалил Шорин, опередив Валентина, уже готовившегося задать вопрос.

Авван кивнул:

— Я понимаю, что это может вас удивлять и даже раздражать. Но таков уж обычай моего народа: мы не показываем лица при первой встрече. Только познакомившись поближе, мы смотрим в глаза друг друга.

— Надо же, ну извините… — смутившись, протянул Николай все своим видом показывая, что дальше он будет хранить молчание.

Остапенко махнул рукой, выражая недовольство за не самый важный в данной ситуации вопрос, и поинтересовался, что случилось с Землёй.

Пришелец горько вздохнул, как показалось людям, и начал торопливо говорить. Как выяснилось из кратких пояснений Аввана и его ответов на достаточно сумбурные вопросы Валентин, на различные миры словно наползала некая «Сеть», соединяющая их, но одновременно полностью дробившая поверхности планет на замкнутые Зоны. Границы Зон со всех сторон фиксировало силовое поле неизвестной структуры, пробить которое не представлялось возможным.

Самые горькие опасения Остапенко подтвердились — вся поверхность Земли, как и остальных соединяемых Сетью миров, оказалась раздробленной. Зоны соединялись при помощи пространственных переходов, отмеченных уже знакомыми людям Арками. Количество Арок в разных зонах было не одинаково. Все переходы были односторонними и вели не в Зоны одного и того же мира, а соединяли миры в некой последовательности. В принципе, пройдя такую цепочку миров, можно было снова оказаться в одной из Зон собственного мира, но с первого раза точно не в то же самой, откуда ушёл. Поэтому попасть на Землю вообще, пусть даже не в район Воронежа, через Арки данной Зоны Остапенко и Шорину рассчитывать не стоило.

Включались Арки, как выразился Авван, рандомизированным образом — при этих словах Николай озадаченно крякнул, а Валентин пояснил, что это означает «случайно», как они уже и сами стали догадываться. Сеанс работы Арки продолжался по земному времени в среднем от шести до двадцати одной минуты — у Аввана имелся прибор, показывающий, когда должны включаться Арки в соответствующей Зоне и сколько они проработают.

Мир Аввана, планета Тарлана, оказался раздробленным на Зоны намного раньше Земли. Пришелец рассказал, что странную установку, оставленную на спутнике их планеты неизвестной сверхцивилизацией, нашли и включили некие личности — Тигурд Китаан и Коулл Цансиин. Ныне первый являлся формальным правителем части сохранивших наиболее высокие технологии тарлан, а второй возглавлял так называемый Комитет Безопасности, призванный следить за порядком в обществе. Более того, в установке Предтечей, прозванной тарланами Пирамидой, нашлись образцы техники и оружия, которым новые наследники успешно пользовались. В частности, именно автопереводчик костюма, надетого сейчас на тарланине, переводил его речь на русский язык. Эти автопереводчики удивительным образом работали на всех языках миров, включаемых в Сеть.

В рассказе Аввана и его ответах оставалось много не ясного и тёмного, но Валентин, несмотря на жгучее любопытство, понимал, что сейчас давить с подробными объяснениями не стоит — они и так уже узнали то, чего на Земле пока никто не знал. Следовало выяснить главное для землян в данный момент.

— Но зачем эти ваши Главнокомандующий и его пристебаи включили эту систему? — спросил Валентин.

— Это известно только им.

— Ёжкин кот, — не выдержал Николай. — Валя, да нам же мозги пудрят!

— Погоди, Коля! — с досадой махнул рукой Остапенко и поинтересовался у Аввана: — Но это значит, что этот, хм, Тигурд — и как ты назвал второго? — наши враги?

— Тигурд Китаан и Коулл Цансиин, напомнил инопланетятнин и поднял указательный палец: — Вот! Мы подошли к самому главному. Давайте я кое-что расскажу чуть подробнее. Можно сказать, что нашим миром, который тоже пережил такую же катастрофу, как и ваша планета, управляют Главнокомандующий и Администратор Комитета. А наша задача — скинуть их и восстановить всё, как было. То есть, выключить дробление миров, понятно?..

Валентин многозначительно переглянулся с Николаем, словно говоря: «А вот это, похоже, как раз то, что нам надо!»

–…Таким образом, — продолжал Авван, — те, кто устроил всё это — ваши враги, и мы должны действовать сообща.

— Прости, — поспешно вставил Валентин, — получается, что эти самые Главнокомандующий и Администратор — и твои враги?

— Я об этом и говорю! Сейчас нам нужно спешить, так как если вас схватят люди Тигурда или Коулла, то, скорее всего, просто уничтожат. Поэтому поговорим о конкретных делах — как я уже сказал, это и в ваших интересах.

— Но ты сможешь дать нам ещё какую-то более подробную информацию и поможешь вернуться домой?

— Конечно, должна восторжествовать справедливость.

— Хорошо, если так. И что мы должны сделать?

— Вот! — Авван снова погрозил кому-то пальцем и, встав, начал коротко прохаживаться перед землянами, делая вверх и вниз движения рукой с выставленный указательным пальцем, словно производя отсчёт пунктам намечаемой программы.

Из его слов следовало, что для начала землянам потребуется попасть в мир Маратов и разместить там несколько устройств, называемых активаторами. После этого они должны будут пройти в соседний мир неких баори и захватить в плен некого Резидента Тотселла. Его нужно будет доставить в целости и сохранности лично к Авваану. Остальные инструкции инопланетянин обещал выдать после успешного выполнения вышеуказанных заданий.

Земляне переглянулись и задумались — выполнить подобные задания вдвоём в совершенно незнакомых мирах представлялось невиданной авантюрой.

Авван возразил, что он же не предлагает делать эту работу голыми руками. Он предоставит соответствующее оборудование и подробные инструкции, и на стороне землян будет внезапность и мощное оружие, а, кроме того, ещё и другие союзники.

Он подобрал свой деструктор и снова повесил его себе на плечо.

— Оружие я вам дам куда эффективнее этого. Мы победим!

Валентин пожевал губами.

— Как-то всё выглядит так… словно у нас и выбора-то особого нет? — заметил он.

— Действительно, и выбора у вас, по большому счёту, нет, — как-то весело подтвердил Авван. — Всё должно идти по моему плану, иначе вам на Землю не попасть. Нужно спешить — время, пока на вашей Земле, как и во многих других мирах, ещё можно восстановить нормальную жизнь после выключения Зон, катастрофически уходит. Ещё десять-пятнадцать лет, и в большинстве Зон наступить полная деградация, ибо цивилизация не может нормально развиваться на таком клочке территории.

— Да уж, это точно, — согласился Валентин, вспоминая, как развивались все процессы в той Зоне, где он оказался.

— А Китаан намеревается и дальше экспериментировать с разными Зонами и мирами. Цансиин в этом смысле ничем не лучше, хотя они и конкурируют друг с другом за власть. Это благодаря их попустительству к маратам попало оружие и вездеход Предтечей — они собирались посмотреть, что из этого выйдет!

— Ага! — снова влез Николай. — Я почти ни хрена не понял, но этих мудаков, как их там, я уже ненавижу!

Авван одобрительно покивал:

— Это самое правильное к ним чувство, уверяю вас.

Остапенко пожал плечами.

— Ну, похоже, нам не остаётся ничего другого, как действовать по твоим планам. Хотя… — Он замолчал, лихорадочно соображая.

Всё произошло настолько быстро и неожиданно — вызов в Крюковку, переход через таинственную Арку, преследование «жука», путешествие по поземной реке, а теперь вот ещё и встреча с инопланетянином, похожим на человека, как две капли воды (по крайней мере, по фигуре), который втягивает их в какую-то вселенскую авантюру. Да ещё и имечко у него — Авван, почти как «авантюра»… Но если отказаться, то что делать? И дальше плутать по Пыльному миру, выискивая Арки и пытаясь пройти в какие-то другие миры? Долго ли они с Колей так пропутешествуют — без еды и питья, без серьёзного снаряжения? Получалось, что выбора вообще нет никакого — только соглашаться.

Авван некоторое время смотрел на землянина, ожидая продолжения, а потом не выдержал:

— О чём вам ещё думать? Я же говорю, что снабжу вас всем необходимым и дам подробные инструкции. Вы можете мне не верить, но мы действительно союзники. Вам, можно сказать, повезло, что мы встретились — вы теперь сможете повлиять на судьбу своего мира. Неужели хотите остаться пассивными наблюдателями, как всё катится там у вас в тартарары?..

— Да нет, не хотим, — медленно ответил Валентин.

— Ну и отлично, а то я бы других помощников нашёл, скрывать не буду, — быстро сказал инопланетянин. — Теперь слушайте внимательно. Ещё раз: я дам вам средства защиты, оружие и провиант — я всё припрятал здесь рядом. Вон, видите небольшое скопление растений? — Авван показал рукой в сторону, где в паре километров виднелась чахлая рощица высоких кактусов. — Там всё и найдёте.

— А подробные инструкции?

— Они будут в электронной записной книжке вместе с остальным оборудованием. Приступайте к действиям, а мне уже пора!

— Погоди! — запротестовал Валентин, приподнимаясь с камня. — Нам бы хотелось ещё много чего узнать! Когда ты нам что-то ещё расскажешь?

— Когда вы выполните первые задания, — жёстко отрезал Авван. — А сейчас — ступайте за снаряжением и инструкциями.

— Но как мы выберемся из этого мира, чтобы выполнять задания?! — почти воскликнул Валентин.

Инопланетянин секунду пялился на него непрозрачным щитком своего шлема, а потом сказал подчёркнуто спокойно, почти по слогам:

— Всё будет подробно описано в инструкциях. Там указано место расположения ближайшей Арки, как раз той, которая вам сейчас нужна, и отмечена схема её включения. В общем, встретимся после выполнения указанных заданий, желаю удачи.

Он махнул рукой, повернулся и стал пробираться между валунов куда-то к вершине гряды. Отойдя метров двадцать, Авван обернулся и, так как земляне стояли и смотрели ему вслед, сделал отгоняющее движение рукой — мол, идите, идите!

Земляне снова переглянулись и молча двинулись в направлении, указанном их неожиданным работодателем и союзником. Впрочем, союзником ли — что они знали про этого незнакомца, поразительно похожего на людей пропорциями тела?

Некоторое время они шли молча, а потом Николай сказал:

— Знаешь, Валя, а он же ни хрена толком нам не сказал! Ввязываемся мы в какое-то дерьмо, ей богу! А что будет, если мы откажемся участвовать в местных разборках, а?

Остапенко выдержал паузу, поглядывая то себе под ноги, то на маячившую впереди рощицу местных убогих деревьев.

— Уверен, что для нас персонально точно ничего хорошего не будет, — сказал он наконец. — Конечно, Коля, влипли мы с тобой капитально. Не только мы — все влипли, судя по всему, и не только на Земле. Тут творятся какие-то тёмные дела, идёт борьба за власть. Не понятно, кого с кем, но нам от этого не легче. Скорее всего, если мы откажемся, этот Авван нас ликвидирует — зачем ему лишние свидетели? А пока у нас хоть какой-то шанс появился. Маленький, но все-таки шанс.

— Но… ты уверен, что он выполнит свое обещание и отправит нас домой?

— Откровенно? — Валентин горько усмехнулся. — Не знаю! Но что нам делать?

Шорин поджал губы и покачал головой:

— Работать на незнакомого дядю, хрен знает, с какой планеты? Ничего практически не понимая? Весело, блин!

— Согласен, для веселья оснований маловато. Но мы попробуем выполнить, что ему надо, а уж потом постараемся выбрать момент и возьмём Аввана за горло. Нам нужны будут объяснения — полные, исчерпывающие. И кто знает, вдруг мы сумеем вернуть всё, как было прежде? Ведь, если кто-то включил какую-то штуковину, которая творит всё это, значит, можно её и выключить, верно?!

Старшина пожал плечами и махнул рукой:

— Ты прав! Была, ни была!..

Солнце почти спряталось за край горизонта, но было ещё достаточно светло, когда они добрались до края рощицы, на которую указал таинственный Авван Колсоов. Отсюда они заметили чуть в глубине раскидистый куст с длинными шипами вместо листьев, за которым виднелось нечто, явно искусственного происхождения. Подойдя вплотную, люди поняли, что это несколько больших тёмно-серых сумок или тюков, аккуратно уложенных друг на друга.

Поняв, где располагаются застёжки, они принялись распаковывать приготовленный для них груз. В первом тюке, застёгивавшемся как огромный баул, лежали разнообразные предметы, назначение которых земляне пока даже представить себе не могли. В первую очередь в глаза бросился объёмный иссиня-чёрный цилиндр, напоминавший воздушный фильтр для двигателя грузовика. Затем на свет было извлечено устройство в виде гантели, потом продолговатая штуковина с откидными лапами-опорами, а также несколько матово поблёскивающих полусфер.

Посозерцав и пощупав непонятный груз, Валентин решил до поры до времени не ворошить его и прочитать инструкцию.

В двух последующих тюках обнаружилось то, что Авван назвал «защитными средствами», хотя Остапенко тоже не сразу догадался, что тут есть что. Но потом сообразил, что на их неожиданном то ли союзнике, то ли нанимателе для тёмных делишек был надет как раз такой же. Конечно, в традиционном понимании назвать это «бронекостюмами» язык не поворачивался — что-то подобное, наверное, можно было увидеть до катастрофы разве что в низкопробных фантастических фильмах. Нагрудники и наспинники, наколенники и накладки на руки, соединявшиеся эластичными креплениями, производили абсолютно не серьёзное впечатление. Правда, в комплект входил вполне вызывающий доверие шлем с закрывающимся тёмным забралом.

— Маскарад какой-то, — проворчал старшина. — Вот вспомни наши жилетики — броня так броня, автоматную пулю держит со ста метров без вопросов! А это что? Фуфло, резина какая-то…

— Не спеши с выводами! Авван был одет так же — значит, штука непростая. Разберёмся, в общем…

Оставив пока и «бронекостюмы», Валентин распаковал еще один тюк. В нем навалом лежало множество каких-то пакетов и жестянок. Николай обрадовался — кажется, это была еда! Остапенко осадил его радость — неизвестно, как земные желудки смогут переварить инопланетную пищу. Хотя, конечно, судя по внешней схожести с Авваном, вряд ли метаболизм тарлан сильно отличался. На все эти рассуждения Шорин заметил, что голод — не тётка, и он уже готов есть даже инопланетную «тушёнку».

Тем временем Остапенко расстегнул последний баул и присвистнул, расплываясь в довольной усмешке — с первого взгляда было понятно, что там хранилось оружие — даже если бы они уже и не видели подобного у Аввана.

Валентин извлек два предмета, которые в разговоре инопланетянин назвал «деструкторами». Внешне при большом желании эти устройства можно было назвать «автоматами» — они напоминали полуметровые угловатые и словно воронёные бруски сечением где-то десять на десять сантиметров, с разными выступами и двумя рукоятками, одна из которых смахивала на пистолетную. Имелась вполне узнаваемое подобие спусковых скобы и крючка. С одного конца оружия выдвигался приклад, а с другого торчал короткий стержень со спирально закрученным концом, видимо, аналог «ствола».

Покопавшись в мешке, Остапенко извлёк из него ещё маленькую плоскую коробочку — как легко было догадаться, именно ту самую «записную книжку», о которой говорил Авван. В ней, видимо, находились все пресловутые инструкции, карты и тому подобное. Валентин решил ознакомиться с этими материалами позже, а пока поскорее примерить амуницию: время работало против них — небо быстро темнело.

Комплект защитного костюма состоял из множества накладок на торс, ноги и руки, широкого пояса с кармашками и несуразной на вид обуви, похожей на уродливые угловатые чуни. Правда, сунув туда ноги, стало ясно, что данная обувь удивительным образом меняет размер и форму, превращаясь в высокие удобные и, судя по всему, безразмерные ботинки. Все детали костюма соединялось гибкими полосами упругого даже на вид материала.

— Оригинально, оригинально, — приговаривал Валентин.

— А это что за штука? — поинтересовался Николай, щупая продолговатую коробочку, крепящуюся на поясе.

— Судя по всему, источник энергии — как тут без этого? — предположил Остапенко.

— Может и никак, только он мешается, этот источник, — пожаловался Николай, прилаживая «аккумулятор» на боку.

— Ничего, привыкнешь. Подожди, он же подвижный — перемести по поясу, куда хочешь. Ну, а шлем выглядит симпатично, верно?… — Валентин повертел в руках шлем, внешне совершенно аналогичный тому, который был на Авване, а затем осторожно надел его.

Шорин посмотрел на приятеля — ничего страшного с тем не произошло, и тоже напялил шлем.

Щиток перед глазами оказался чем-то вроде экрана — на него выводилось яркое, сочное изображение. По углам мелькали значки, смысл которых, к сожалению, был Николаю совершенно непонятен.

— Тут изображение приближать можно, — услышал Шорин в шлеме голос своего напарника, который манипулировал с устройством. — Великолепное увеличение, я тебе скажу. Смотри, вот так… А ещё можно видеть в разных частях спектра!

Николай попробовал и вздохнул:

— Такую бы штуку, когда я в армии служил… И, между прочим, в этой одежке совсем не жарко, чувствуешь?

Действительно, Валентин только сейчас сам осознал, что защитный костюм работает как кондиционер — в данный момент он охлаждал разгоряченное за день тело. Это было странно — при том, что костюм не являлся полностью изолирующим своего носителя от окружающей среды!

— Слушай, как думаешь, а тут радио есть или что-то наподобие? — спросил старшина.

— Должно быть, — отозвался Остапенко. — При такой-то технике!.. Ладно, посмотрим теперь эти пукалки. Согласись, одного «калаша» нам надолго не хватит. У тебя, например, сколько осталось патронов?

— Где-то полтора магазина.

— Вот, так что сейчас, хошь не хошь, будем осваивать инопланетное вооружение.

Чтобы испробовать деструктор, Валентин в качестве цели избрал отстоящий шагов на тридцать крупный валун, весь покрытый трещинами. Поначалу спусковой крючок никак не хотел реагировать, но потом капитан разобрался в принципе его разблокировки, из «ствола» оружия с треском ударил какой-то «мохнатый» шнур сине-красного огня, и метрах в пятидесяти брызнул фонтан каменного крошев — изрядного куска огромного валуна просто не стало.

— Эффектно! — уважительно пробормотал Остапенко.

Шорин уважительно кивнул и тоже разнёс в клочья одинокий кактус, приютившийся на далеком холме и поинтересовался у лучше разбирающегося во всяких технических премудростях напарника, как на этом оружии определяется ёмкость магазина или чего там у него имелось.

Валентин продолжил внимательно осматривать оружие. На верхней панели там оказался индикатор, светившийся зелёным — не сложно было догадаться, что это как-то указывает на степень зарядки, так как оружие являлось энергетическим. Рядом с индикатором располагался небольшой переключатель на несколько положений. Валентин предположил, что это установка мощности оружия и экспериментальная проверка из нескольких выстрелов показала, что так оно и есть.

Валентин ткнул другую кнопку рядом с «индикатором» — и из деструктора в верхней части его торца, противоположного стволу, выскочила тёмная плитка — капитан успел подхватить её на лету.

— Тоже понятно! — удовлетворённо констатировал он. — В мешке десятка полтора таких же, наверно, это запасные обоймы.

Он повесил деструктор на плечо Аввана и взял в руки оружие Чёрных.

— А вот эта штуковина, как я помню, стреляет маленькими шаровыми молниями. Я её успел ещё в заброшенном городе опробовать.

Он отошёл в сторонку и направил на кактус, стоящий в сторонке, раструб «молниевика». Шорин при этом благоразумно отступил назад.

Вспышка — мелькнуло что-то яркое, и грубо срезанное пополам растение завалилось набок. Остапенко покрутил регулятор и снова выстрелил. Из раструба с шипением вылетел крошечный шарик и ударил в раскидистый колючий куст. Растение вспыхнуло ярким пламенем. По всем показателям это оружие существенно уступало деструктору.

Немного постреляв, они поняли, что система наведения оружия связана с экраном в шлеме: особый дальномер позволял прицеливаться очень точно на дистанциях до 300–400 метров, но на больших расстояниях имела место уже сильная расфокусировка луча. Таким образом, как ни крути, деструкторы являлись оружием относительно близкого боя, хотя и очень мощным — тут они, безусловно, превосходили на порядок родные АК.

— Сойдет, — заключил довольный Шорин. — А теперь давай, ей богу, что-нибудь на зуб кинем, а то желудок уже к хребту прирастает.

— Это я тоже с удовольствием, — кивнул Остапенко. — Я, кстати, всегда мечтал попробовать инопланетную тушёнку.

Инопланетные консервы оказались совсем неплохими, мясо было сочным и приятным на вкус, а каша, хотя и непонятно из чего приготовленная, тоже пришлась по душе. В рацион входило ароматное желе и сок — кисловатый, хорошо утоляющий жажду.

— Я думал, будет хуже, — признался Валентин.

Шорин цыкнул зубом и вздохнул:

— Но насколько нам хватит всего этого?

— Дней на шесть-семь, я думаю, если не слишком обжираться.

— И то ладно. Ну а потом?

— Успокойся, Коля. Загадывать пока так далеко не будем.

Шорин тяжело вздохнул.

— Не будем о грустном, — Капитан похлопал его по плечу. — Давай набьем этим барахлом наш вещмешок, да инструкции господина Аввана изучим. Пора приниматься за дело.

Он начал рассматривать «наладонник». С виду коробочка оправдывала название, которое ей дал Авван — она и размером, и формой походила на не слишком большую записную книжку. Остапенко раскрыл её и увидел несколько сенсорных кнопок. Почти одновременно с раскрыванием устройства в воздухе возник голографический экран, оказавшийся раз в пять больше самой «книжки».

— Хорошая техника, — довольно проговорил Валентин. — Всегда о таком вот мечтал.

— А ты точно разберёшься, что к чему? — с сомнением спросил Николай и почему-то оглянулся по сторонам.

Остапенко пожал плечами:

— Принципы, в общем, везде одни и те же, главное, чтобы интерфейс был интуитивно понятным и дружественным, как говорится.

— Ты о чём? — не понял Шорин.

— Об удобстве работы с этой штукой. — Капитан нажал центральную кнопку, и на экране возник плотный текст, написанный знакомыми буквами.

— Читай вслух, — попросил Николай, которому некрупный шрифт был не слишком хорошо виден под углом.

— Ты бы лучше за местностью поглядел, — покачал головой Валентин. — Мы и так тут как на пикнике расположились и светим с сумерках ещё.

Пожав плечами, Шорин отошёл в сторону, взяв на изготовку деструктор Аввана.

— Только я потом сам почитаю, что нам этот чёрт предлагает сделать, — крикнул он.

— Само собой… — успокоил Остапенко.

Оглавление

Из серии: Игра в Вавилон

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Творцы столпотворения предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Купить и скачать полную версию книги в форматах FB2, ePub, MOBI, TXT, HTML, RTF и других

Смотрите также

а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч ш щ э ю я